Христианство в Армении

Чиркает одну головкой, как учил его отец.

Перевел специально для вас Карпов Сергей, Выпейте за мое здоровье не надменного, но уверенного в себе. Человека, у которого есть деньги и друзья. Я силен и здоров. Друзья говорят, у меня грубое выражение лица, дарованное легкими успехами, такими, как спортивный талант или умение зарабатывать деньги. Я не занимаюсь спортом, но с деньгами у меня все складывается хорошо. Я женат уже 10 лет. Моя жена из очень хорошей семьи, хорошо воспитана, умна. Думаю, дома ей было скучно. Ее характер не мог там развернуться. Мне показалось, что она прекрасно соответствует моим идеалам, поэтому, не сомневаясь ни секунды, я подпал под ее чары. В то время мои друзья говорили мне, что я по уши влюбился. Но я первый заявил об этом. Я думаю, что каждый мужчина влюбляется минимум раз в жизни. И это был мой действительно первый раз. До этого любовь была лишь нудной идеей, которую я гнал от себя. После нашей свадьбы круг нашего общения расширился. Как минимум 50 человек узнали о нашем существовании. Еще около 30 с удовольствием стали приглашать нас к себе, и мы приглашаем их к себе в ответ. Наши приемы почетны, естественно, они не так знамениты, как другие, но многие их ценят очень высоко. Мы не стремимся развеяться, забыться, утратив здравый смысл. Отнюдь. Все, кто оказывает честь с нами отужинать, подобны нам. Это мужчины и женщины, которые опасаются эмоций, энтузиазма и неуспеха много больше, чем пожара, войны или смертельного заболевания. Я составлю вам полный список, в нем есть все: обманутый муж убивает жену, жена травит своего любовника, отец умерщвляет своих детей, дети убивают отца, изнасилованные девственницы, кровь, слезы, всюду смерть! Вот что мы видим в современном театре! Какая страсть! Это отвратительные истории, с учетом реальных несчастий, возникающих в жизни, словно стены. Я смотрю на свою жену, ее спокойный взгляд, ее гладкий лоб. Возможно, сегодня Габриэль бледнее обычного, но эта бледность всегда придавала ей очарования. Должен сказать вам, я горд, что она столь незыблема. 10 лет назад она уже была такой. В ней была та же невозмутимость, та же улыбка. Вам это понравится! Это ужас! Как будто провести два часа в худшем из кошмаров. А мне никогда ничего такого не снится, наоборот снится что-то очень спокойное, прекрасные незнакомки, которые от меня без ума. Он очарователен. Я полностью доверяю Габриэль. Она не врет, не изменяет. Я знаю ее мысли, даже самые потаенные. Я знаю ее сны. Нет. Я никогда не повторяю то, что мне рассказал человек, которого я не знаю!

Я храню это в себе. Потому что изначально это было сказано мне не для того, чтобы я все повторяла. А что, есть кто-то, кого вы не знаете? Естественно. К слову, что это вообще значит "знать кого-то"? Кто знает кого? Если вы заговорили об этом, то я знаю Мадлен и вы, естественно, тоже.

Это другие являются для нас загадками, потому что сомнения, которые бесконечно усугубляют их тайны, очень утомляют. Возьмем, к примеру, Жана. Взгляните на него это ведь человек-крепость. Но не Габриэль. Нет. Не Габриэль. А что не так с Габриэль? Вы можете возразить, но я не считаю необходимым хорошо знать человека, чтобы наслаждаться его обществом, разве нет? У меня нет ни доли страсти к тем секретам, которых жаждет Мадлен. ни к такого рода признаниям вообще. Жан единственный, кого я познала, и этого достаточно, чтобы насытить мое существование. А встречаться с вами мне очень приятно, и вы должны этим удовлетвориться. Иначе нам придется держать вас на расстоянии. Вы одновременно идеалистичны, сентиментальны и неистовы.

Не много ли для одного? Вот это в точку! Однажды, чтобы дать волю своей индивидуальности, Габриэль занялась благотворительностью. Я в свою очередь очень активно занялся политикой.

Благодаря одному литератору, с которым я познакомился, и который, к тому же, состоял в родстве с графом, я начал финансировать газету, которая в скорости должна была обанкротиться. Газету, совершенно лишенную убеждений. Со временем эта газета начала приносить большую прибыль. Выяснилось, что это была очень выгодная инвестиция. Нет-нет. Он сказал что-то такое. Кто, Франсис? Франсис, разве ему не стоит прекратить играть? Никого не заставляют играть, можно просто смотреть. Но если откровенно, разве не играют во всех порядочных домах? Он вам такого не говорил? Нет. Он со мной лично не разговаривает. Он, видимо, боится, что в беседе с глазу на глаз изольет кому-нибудь душу. Я считаю, что однажды он тут выболтал свой секрет, и теперь об этом жалеет. Художники, которые описывают вас для публики, стали часто к нам наведываться. Наши четверги стали знамениты. Газетчики присоединились к нам. Ну почему вы хотите, чтобы поведение Франсиса зависело от вас и вашего круга, в конце концов, от этого дома? Главный редактор, к примеру. Необходимо, чтобы я вам рассказал о нем, об этом главном редакторе. Начистоту, мне не нравится, что вы уделяете этому столько внимания. Я не люблю его. Мы часто принимаем его, он засиживается в гостиной и говорит часами, с улыбкой на своих пухлых губах. Мне говорили, что он еще пишет стихи. Он идиот. Я не хочу обвинять его. Он не один такой. Нет-нет. Это еще не все, что сказал Франсис. Он сказал, что игра кончена. Теперь я вспомнил. "Теперь все кончено!" Это его слова. Он словно стоит у меня перед глазами. Он сказал, что хочет, чтобы болезнь… свела его в могилу, но не очень быстро. Он хочет быть уверен, что неизлечим, но иметь время, чтобы осмыслить ошибки, которые совершил. Он хочет сделать своеобразную опись. как я понял. Как, разве святые грешат? Следовательно, он не святой. "Опись"! Думаю, он не преувеличивает. Очень сомневаюсь, что он провел хоть один вечер у себя за последние 20 лет. К слову, это то, чего я никогда не понимала. Если вы столь проницательны, как же вы можете так часто выходить в свет? Его ведь можно было увидеть везде. Смею откланяться. Прощайте! Если взять во внимание, что каждый выход в свет это повод для совершения проступка. Простите, меня ждут у Мартино. Да? И как у них, хорошо? Что вы имеете в виду? Это светские люди. А разве мы все не светские люди? Но одни больше, чем другие. У Мартино вас, скорее всего, никогда бы не приняли. Если они принимают вас, то и мы можем к ним пойти. Не беспокойтесь. Но Франсис вначале перестал ходить к вам или к Кастель-Бланшам? Я не припоминаю. Я бы расстроился, если бы не был первым. Но это никуда не годится, приходить через раз. Нужно быть последовательным. Или он не вполне уверен, что разлюбил нас. Я считаю, что Франсис никогда никого не любил. Так много легче быть святым. Да, но все же именно любовь творит из нас тех, кем мы действительно являемся. Как вообще возможно никого не любить? Это прямой путь к сумасшествию. Да, не понимать, что говорит тебе сердце. Сегодня да, а завтра нет, никогда не быть уверенным. Это ужасно. Вы будете смеяться, но мне кажется, что он просто прячется. Даже его важность и непреклонность, качества, из-за которых некоторые перед ним благоговеют. Все эта фразы про любовь Франсиса и путь к святости. Я думаю, что он тратил очень много сил, чтобы замаскировать себя в глазах светского общества. Верно, а теперь позолота сходит. Никогда не стоит прятать свое истинное лицо, иначе. земля начинает гореть под ногами. Слава Богу, мы все прекрасно это знаем. Думаю, всем нам отмерено совершить определенное количество поступков за жизнь. Некоторые совершают их быстрее других. А потом падают. Рассказывал ли я вам, как познакомился с Габриэль? Прошли годы, но я помню все очень четко. Мы поднимались по пологой лужайке.

Группы приглашенных прятались от солнца, прохаживаясь под цветными зонтами меж деревьев. Стоял, что называется, погожий день. Все было правильным и безукоризненным. Женщины были в очень светлых летних нарядах. Мужчины в строгих темных костюмах улыбались. Этот день напоминал сказку: радостный сад, в котором живые цветы улыбаются околдованным рыцарям. Мадам еще не вернулась. Атмосфера величественной безмятежности ширилась по всей площадке. И в этой исключительной безопасности я понял, что. счастье принадлежит всему человечеству, и что я тоже хочу обладать долей этого великолепия. В этот день Габриэль проходила по лугу.

Я увидел ее и сразу же сказал, что у меня все получится в этом мире, если в нем существует такая красота и исключительность. Я был горд, я хотел завоевать этот получить от него все возможное удовлетворение. Этот взрыв животной страсти внезапно показался мне наиболее благородным из всех побуждений. Я быстро оглянулся, чтобы посмотреть не наблюдают ли за нами, и внезапно на меня нахлынуло вдохновение. Я заговорил с ней, попросил ее руки. И взял ее в жены. Это случилось 10 лет назад. Габриэль не рядовая женщина. И я люблю ее так, как коллекционер обхаживает наиболее драгоценный. экспонат своей коллекции, находка и приобретение которого являлись исключительным смыслом его существования.

Думаю, со временем мы достаточно глубоко познали друг друга, чтобы избегать бытовых проблем. Это важно. Мы не близки физически, но и не испытываем в этом потребности. Моя страсть умиротворилась. Она стала привычкой. Мы спим в одной комнате. Я требую этого. Я не испытываю нужды в интрижках, либо отдельной, своей территории. Отнюдь. Мне нужно всего лишь две смежные кровати с двумя ночными столиками. И чтобы Габриэль спала в соседней кровати. И чтобы после нашей смерти она покоилась в могиле рядом. Что за мысль, написать мне, когда она знает, что я приду к ужину. Это несколько смешно, не так ли? "Жан, через час я уйду из дома. Я больше не буду жить здесь. ".ухожу к мужчине, который. ".больше не могу от вас скрывать. ".это может показаться ужасным и диким. ".это ужасно и правильно. "Простите. Прощайте. Габриэль." Я НИКОГО НЕ ХОЧУ ВИДЕТЬ! ЗАВТРА! У вас тут грязь. Страшно смотреть. Что означает это молчание? Угрызения совести? И что значит это письмо? Это ошибка. Ошибка? Такая безделица на 3 строчки. Дойти до того, чтобы уйти, написав при этом, чтобы, как я понимаю, уже никогда не вернуться и вместе с тем вернуться. Вам никогда не говорят, что делать. Вы всегда знаете, как поступать, в любых обстоятельствах. Но тут, вы пишете, а потом возвращаетесь, только что оставив свое послание. Я едва успел собраться с мыслями, прийти в себя, чтобы понять, что сказать! Вы не приучили меня к такому безрассудству, Габриэль. Мне больше нечего сказать. Я была честна. Но где во всем этом честность, где она? Когда вы начали быть честной? Почему вы здесь? И кто вы сейчас? Снова честная, возможно? Я уже сказала, вам ни к чему это знать. Я к нему не доехала. В любом случае, закон на моей стороне.

Если бы вы умерли, я, по крайней мере, выслушивал бы соболезнования, я знал бы что ответить. Никто бы ни к чему не придирался. Это всем понятная ситуация. Но нет, вы возвращаетесь. Это очень унизительно, Габриэль. Правда. И только. С какой стати моя жена, моя жена. воспитанная особа, госпожа дома, супруга, бросила меня, покинула все? Уважение, комфорт, умиротворенность, приличия, все! И почему? Из любви? Какой фарс. В этом нет любви, только страсть. Завтра все узнают, что вы ушли, и, естественно, узнают почему. Прислуга будет знать это сегодня вечером. Моя жена чудовище, и все будут думать, что я идиот. По правде, я ничего не знаю о вас.

Какая ужасная банальность. Однако же, это я ее произношу. Я ничего не знаю о вас, но в то же время думаю, что мог бы помочь вам. Потому что готов вас выслушать. Не будет ли это слишком некомфортным, если мы с вами поговорим? Если мы поговорим о нем? Мой Бог! Сюрприз за сюрпризом. Представьте себе, только что я был смертельно ранен в нашей уборной. Но когда я вижу вас, я понимаю, что со мной еще все в порядке. Вы должно быть очень страдаете. Мне больно на это смотреть. Хотите глоток воды? Я тут подумал, Габриэль. Быть может, мы устраиваем слишком много приемов? Эта мысль только что возникла в моем сознании. Это идиотизм. Мы должны давать званые ужины и ходить на них. Как иначе? То есть, я хочу сказать, у нас есть привычки, выглядящие непропорциональными относительно образа жизни других людей нашего круга. И все эти мужчины, которые волочатся за вашей юбкой. Нет? Нет, едва задавшись вопросом, я уже знал ответ. Мы просто должны делать то, что мы должны делать. Подойдите. Поговорим. Думаю, необходимо, чтобы вы мне сказали, что вы действительно сделали сегодня. Не говорите мне, кто он, естественно. Не говорите этого, просто скажите. где был каждый из вас. Что вы говорили. Такие вещи важны. В этом нет ничего нездорового. Я вам написала для того, чтобы с вами не разговаривать. Я не умею говорить с вами.

Нет, вы говорите, и сами не верите в свои слова. Естественно вы умеете говорить. Вот вы уже и задумываетесь о ситуации. О вашей сегодняшней встрече. И, возможно, стыд уже начинает прорастать в вас. Поскольку, вне всякого сомнения, между вами что-то уже было. Иначе вы не могли броситься к нему сломя голову. Нет. Это на вас не похоже. Вернитесь к тому моменту и обстоятельствам. Где был каждый из вас? Кто что предложил? Кто что придумал? Вспомните день, когда вам пришла эта мысль. Что это был за день. Какой день? Вы спешили на свидание? Или решили это прощаясь, захваченные любовью, которая пронзила ваше тело? Да, вот что я хочу знать. Это результат долгих раздумий или просто так, внезапная идея, возникшая из ниоткуда? Он сказал вам нечто ужасное, восхитительное, и вы сдались, разве нет? Или вы открыли дверь, а он забыл, что вы должны прийти, он вам улыбнулся, это не было предусмотрено, но ладно, он был счастлив вас видеть. И тут он увидел ваше лицо, которое внезапно стало просительным. Вы не будете первой, с кем случается такое болезненное недоразумение. Я думал, вы более хитры. Я смотрю на вашу шею, которая так мило розовеет, когда вы нервничаете. Ваша кожа точно отражает каждую вашу мысль. По вашим крохотным голубым венам можно проследить вашу жизнь. Временами она видна очень четко. Даже пульсация крови может быть удивительной.

Есть женщины, которые никогда не бледнеют. Вы замечали, их кожа ничего не отражает, даже света. Даже не знаю, кто из ваших подружек столь же бледен, как вы, как отвратительная свеча. Говорил ли я вам, сколько эта кровь в свое время мне стоила? А что я должен говорить? И вы будете прощены?! Это вас интересует? Мы сейчас здесь, и я располагаю временем для того, чтобы следить за ходом ваших мыслей и действий! Господи, как далеко вы зашли? Что вы сделали? Что заставило вас вернуться? Я не знаю. А он, чего он ожидал? Он? Когда я решила пойти к нему, я написала вам. Значит, вы часто у него бывали? И это письмо не самое ужасное, что вы совершили. Самое ужасное, что я вернулась. Соблазн, Габриэль, это не оправдание. Есть слабые люди, а еще завистники и идиоты. Я ни при чем в этой ужасной ситуации. Я скажу, что нет ничего непоправимого. В общем, я прощаю вас. Прекратите, вы сошли с ума? Вас услышат! Хватит! Выпейте! Давайте! Пейте! Вы сошли с ума.

Пожалуйста, пойдемте ужинать, и ляжем спать. А завтра переговорим. Завтра столь же далеко, как и вчера. Сейчас вам нужно прилечь, а потом вам необходимо хорошо проплакаться. Я жду вас за ужином. Никто не должен ничего заподозрить, даже прислуга. Мы договорились? Габриэль! Габриэль! Я буду ждать вас. Вы знаете, уже поздно. Простите. Вы должны ограничиться прислуживанием, знаете, просто прислуживайте нам. Вы преданны, но вы не должны вторгаться в мою жизнь. Я не буду вас больше любить из-за этого. Почему вы хотите войти в нее? Разве вы видели хоть чуть-чуть протянутую к вам руку? Давайте! Поторопитесь. Что вы думаете о господах, которые часто приходят в наш дом, которые так часто нас окружают? Нас окружают? Вы заметили? Они приходят, обращают на нас свой взор, и нам нужно смотреть на них. Отдавая им их взгляды. Не улыбаться, ни в коем случае. Надеюсь, вы не улыбаетесь. Какая в вас мягкость. Почему во мне ее нет? Вернее она проявляется, но лишь когда я слишком утомлена. Когда хочешь меньшего, легче быть мягкой. Разве нет? Дайте мне вашу руку. Как он только мог смотреть на меня? Меня, которая всегда стремилась избегать таких людей, как он, людей с теплыми руками, с голосами, которые их выдают с головой. Постоянно переполненных эмоциями.

Людей, которые ведут себя так, словно их все действительно беспокоит. Почему я увидела его? Я была очень счастлива, однажды. Я это знаю, потому что я была счастлива во второй раз. И поняла, что в первый раз не разглядела этого. Вы уже были счастливы, Ивонн? Естественно, мадам. Вы должны рассказать мне об этом. Кто подарил вам его, ваше счастье? Вы уже были у нас? Я его знаю? Я не знаю. Счастливая, благодаря любви мужчины? Если мы говорим об этом, то я не уверена. То есть, если кто-то еще не давал этого счастья, я не знаю. Возможно, я подарила его больше, чем получила, так мне кажется. Но я не собираюсь подсчитывать, кто кому дал больше. Я не хотела бы быть таким человеком, понимаете, нет. Да. Вы думаете, что никто не знает, что он делает, так? Это неплохо, такой туман. Это хитро. Никто не говорит «спасибо», никто не говорит «хватит». Ни слова с каждой стороны. Да. Это хорошо. С вами приятно говорить, Ивонн. Мне нужно было делать это раньше. Такая близкая, такая ценная, а я об этом даже не догадывалась. Простите, но я думала, что Мадам действительно задала вопрос. Возможно, вы надо мной подсмеиваетесь. Да, конечно. Я подсмеиваюсь. В точку. Вы думаете точно так же, как и господин.

Вы читаете в его мыслях, возможно. Именно поэтому временами у вас такой отсутствующий взгляд, когда вы стоите перед ним. В нем слишком много можно прочитать, Признайте. В первый раз, когда я была счастлива. я не смогла взять извозчика, иначе просто ничего бы не произошло. Но тут у меня было время. И я его встретила. Помогите мне. Я очень голодна, очень. Мучительно есть перед тем, кто совершенно этого не хочет. Возможно, он мог бы себя заставить. Предложите ему бульон. Я поем вместе с ним, за компанию. Мадам говорит о том, что она сделала, очень странно. Да, и что же мадам сделала? Говорите, Ивонн. Вперед. Ивонн, какое красивое имя для столь скудной души. Вот, никто никогда не знает, как все может обернуться. Ивонн, в итоге, не превращается в цветок, а просто в маленькую грязную шпионку. А мадам Эрвей не идет до конца, нет. Она резко останавливается. Думала ли о чем-то сегодня мадам Эрвей? Но уже в следующую секунду она шла по бульвару в обратном направлении. Как быстро мы всегда возвращаемся из места, в которое шли. Вы не замечали? Когда я ушла? В половине четвертого, Мадам. Да, в половине четвертого. Точное время. А когда я вернулась? В семь. Сделайте мне ванну, если повезет, это отобьет мне аппетит. Мадам, вы живете в доме полном людьми, которые вас любят.

Ваша жизнь важна нам, а вы говорите как кто-то, кого больше здесь нет.

Неужели Мадам думает, что все это происходило, и мы ничего не замечали? Мы знаем обо всем, что происходит. И что же происходит? Господин был слишком благожелателен, открывая двери своего дома для всякого рода людей. Мне кажется, господин не заметил, для чего он должен закрыть свои двери. Теперь, конечно же, он их закроет. Потому что нашелся господин, который, придя сюда, не последовал правилам. Мадам ни в чем не виновата. Этот господин сыграл в свою игру. Это в его характере. Я его встретила, возвращаясь из церкви. До этого, по правде, я никогда с ним даже не разговаривала. Он со мной тоже. Со мной ему было неуютно. Мне нравилось видеть его растерянным. Я начала страдать, когда заметила, что он никогда ни над чем не смеется. Почему однажды я заметила, что он никогда не смеется? Тогда, а не раньше? Это страдание стало началом моей любви. Но я еще этого не знала. Все забирает у меня столько времени. Мне дольше становится больно… Я также дольше становлюсь счастливей. Странно, когда я вспоминаю, сколько у меня это заняло времени.

Семь месяцев. Две поры года. А за сегодня уход и возвращение.

Возвращаться, это то, что я умею делать очень быстро. Я бежала. Я бежала. Вы должны думать о том другом разе, когда вы были счастливы, мадам. О другом разе, да. Хорошая мысль. Но этот раз не для вас. Кто, Мадам? Я его не слышу. Посмотрите. Посмотрите сейчас же. Оставьте меня, оставьте меня. Удивление, а также смятение ослепили меня давеча, когда вы вернулись. Я не буду возвращаться к тому, что сказал. Кто угодно отреагировал бы подобным образом. Но вот, все кончено. Сегодня утром, за этим же столом, мы вместе завтракали, а теперь за ним же мы вместе ужинаем. То, что произошло между, должно быть забыто, как все те события, которые случаются лишь единожды, как смерть, например. Представьте себе, я пытался отыскать момент в своей жизни, который походил бы на этот. Это довольно занятно. Вы меня слушаете, Габриэль? Соберитесь с мыслями. Сегодня вы достаточно испытали наши А также, простите меня, но есть другой, этот мужчина, который теперь нас связывает. Что делает он сейчас? О чем думает? Кому открывает свою душу? Видите, я даже не спрашиваю вас, кто он. Нет, вопрос состоит лишь в том, умолчим ли мы абсолютно об этом господине, или он сделает вам больно перед вашими друзьями? Честно говоря, я думаю, что этот человек, если он из светского общества, будет молчать. Но все эти девчушки, которые порхают вокруг вас и живут крохами вашей жизни, мыслишка проскочит в их голове. Я не знаю, как вы набирали этих девушек, но я уверен, что они с удовольствием все выболтают тем парням, которые ждут их за дверями нашего дома. Как мы должны подать этот деликатный случай? Выпейте немного вина. Мне не нравится цвет ваших щек. Припоминаете? Вы были столь уверенны в себе, когда меня выбирали. У вас был вид человека, который все продумал. Я была благодарна. Я помню. Я сказала себе, что со мной ничего не может случиться. Поскольку вы были уверенны, была и я. А потом вы оставили меня одну, почти сразу после нашей свадьбы. Мне потребовалось время, чтобы осознать, что я одна. И вы никогда не вернулись ко мне. И что, вы изменили мне из разочарования? Какое разочарование, ну и время вы нашли, чтобы о нем сказать! А этот мужчина об этом хоть знает? Естественно, разве нет? В итоге все даже лучше, чем планировалось. Вот рождается новая Габриэль и раз бросается в объятья первого встречного! Нет, но если откровенно, разве та, что страдала в тиши, не была самой красивой, самой выдающейся? Честно. Посмотрите на себя. От перемен не выигрывают. Разве нет? Когда я поняла, каков вы, почему я не стала такой же? Я должна была. И, правда, почему вы меня не приучили отказаться от всего вместе с вами? Почему вы действительно меня не отравили? Почему вы действительно меня не убили? Говорите! Говорите! Значит ли это, что теперь каждый из нас будет жить под одной крышей вместе с врагом? Нет. Я вполне могу жить вместе с вами. Вы не будете моим врагом. Вы не сделаете мне больно. Я знаю это. Иначе я не смогла бы вернуться. Я не жалею жизни, прожитой с вами, Жан.

Это она привела меня к нему. Без вас этого мужчины не существовало бы. Словно моя жизнь с вами указала на него. Я даже думала, что он делает все по вашей указке. Я все передумала. Даже представляла себе, что это вы выбрали его. Это ваш главный редактор. Прошу прощения? Я голоден, вы не голодны? нет, немного? Впервые, когда я по-настоящему с ним заговорила, я думала так же, как вы.

В моей голове были те же слова. Два ваших слова. Да, и какие же. Жирный, например?! Жирный и мстительный. Те слова, которые вы сказали, когда он впервые пришел к нам. Вот видите, мы оба их прекрасно помним. Думаю, его жизнь была несчастливой. И. Да, он постоянно вытирает свой лоб, даже в частной обстановке. Но иногда это прекращается. И его руки не дрожат, когда они тянутся ко мне. Его рот здоров и крепок, и я хотела бы, чтобы он вобрал меня всю. И я хотела бы течь в нем, вместо крови. Нет. Оставьте. Спасибо. Нужно ли решить, что мы будем говорить нашим друзьям? Завтра четверг. Помните об этом, Габриэль? Не должны ли мы подготовить общее заявление? Да, решить, что будет допущено до ушей общества. Вы правы. Нужно это предусмотреть. Мы можем сделать это вместе, определиться. Мои вены практически невидимы, вы заметили? Вместе с тем очень видны у манжет, и больше нигде. Без сомнения именно поэтому я так люблю ваши. Естественно, вопрос стоит так: что он любил в вас? Он, конечно. Постойте, постойте. Я сам догадаюсь. Вашу твердость в отношениях с людьми. Эту твердость, в которой у вас на самом деле нет необходимости. Кто вам действительно нужен? Кто действительно нужен мадам Эрвей? Никто. Должно было пройти время, прежде чем вы заметили его. Как это занимательно. Только представьте, он дергается словно чертик из коробочки в моей гостиной, а вы повернулись к нему спиной, или в профиль, но никогда лицом к лицу. Никогда не смотрите на него. И так месяцами. Да, нет? Как восхитительно упорство этого человека! Можем ли мы действительно понять его? Все же, так изощряться! А потом напасть на вас, мою жену, предпочтя ее всем другим. Каково! Мне отвратительно думать о нем, как о злом человеке, скорее, как глупом, но я обескуражен этой ситуацией. Почему вы? Вы сами знаете? Вы мне не поможете? Не беспокойтесь. Я найду ответ.

Но поможете ли вы мне? Скажете, когда я подберусь очень близко, если будет "горячо"? Это бессмысленно, Габриэль! Я хочу верить, что вы мне не врете, когда говорите об этом человеке. Чертовом редакторе, этом жирном и женственном идиоте. Вы не защищаете кого-то другого? Значит это он? Да? Нет? Знаете ли, думать о его лице можно лишь при помутнении рассудка. Его шея, его глаза, которые слезятся, когда он смеется. И это, если честно, я думаю о его позитивных качествах. Это он, и никто другой. И уже давно. Неделей ранее я случайно встретила его в городе. Теперь это было уже неслучайно. Я хотела, чтобы он обнял меня. Я. Это я его попросила. Я уговорила его. А потом я захотела большего. Хорошо. Мы продвигаемся. Что дальше? Мы разделись каждый на своей стороне кровати. Его тело было в точности таким, каким я его представляла. Это ведь редкость? Тяжелое, немного пухлое тело, с очень белой и нежной кожей. На ней тоже можно разглядеть вены. Его комната очень мала. В первый раз он плакал. Да, этот человек прожил несчастливую жизнь. Вне сомнения он потерял самоуважение, ощущение ситуации. Иногда несчастливая любовь приводит к таким результатам. К тоске, связанной с непониманием, что делать дальше. И тогда, словно прожорливые дети, эти люди хватают. Протягивают свои руки. И даже не зная, голодны ли они, едят без аппетита. Я сказала, что имею право познать любовь раз в жизни. Естественно. Поскольку вам отвратительно оголяться передо мной. Я не понимаю. Почему же вы столь давно отказываете мне? Потому что сама мысль о вашей сперме во мне невыносима. Но не его? Я с восхищением наблюдаю за тем, как страсть, охватившая ваше сердце, страсть абсурдная и глубоко печальная, по новому и восхитительно освещает все то, что нас связывает. Ваша сердечная привязанность напоминает переезд. Необходимо обдумать абсолютно все. Возможно, эта наша новая жизнь не так уж и сложна. Я уверен, что ваше страдание, меня успокоит, умиротворит. Я знаю это. А потом вы перестанете страдать. Да. Каждый день, каждое утро я буду проверять, насколько вам плохо. А потом, знаете ли, все рассеется. Я увижу, как эти хмурые тучи исчезают, в конце-концов. И я предупрежу вас, возможно, о времени окончания ваших мучений. Кто знает? А? Представьте, как я и сам несколько удивленный, произношу: "Габриэль, это снова вы!" Я понимаю, что моя грусть интересует вас. Я не удивляюсь. Но не думайте, что она исчезнет. И даже если она исчезнет, я не покажу вам этого. Отныне вы будете видеть лишь мое страдание. Мое сегодняшнее лицо вы будете видеть всегда. Достаточно, что я так решила. Видите ли вы состояние моего сердца на моем лице? С другой стороны, в вашем письме вы постоянно "якали"! Но он то там! Вас теперь я знаю. Разве теперь мне не стоит поговорить с ним! Моя жена пристрастилась к трамвайным кондукторам! Да! Потому что. Я спрашиваю себя, кто эта женщина, кто живет в моем доме, чтобы такой человек. Нет, собственно. Это он осведомит меня о вас. Давайте. Заговорите с ним. Не портите мне удовольствие, я обожаю музыку! Он вас выслушает. И он вам ответит. Я это знаю. Должен сказать, что сегодня мы присутствовали на настоящем концерте. На что вы недавно наткнулись, что вызвало в вас отвращение? Знаете, нам очень нравятся ваши бесценные истерики. И, откровенно, мы ведь не всегда говорим, что вы неправы. Очень мило. Скажем. Нет, ничего, почти ничего. Одна абсурдная история с наследством, совершеннейшая скука. К сожалению, на этот раз без гнева. Но знаете, четкость взгляда на эти опасности всегда казалась мне предпочтительней существованию. в котором, как говорится, все расставлено по своим местам. Некоторые обещания столь расплывчаты, А другие, когда мы пытаемся сдержать их, лишь ранят нас самих. Нужно уметь отказываться от некоторых блюд, которые нам предлагают. Умеренность это добродетель, которую я почитаю и которой твердо следую. Вы ей не следуете. Нет. Я хочу так думать. Я знаю, да. Вы так говорите, словно только сейчас у вас на все открылись глаза, но я всегда знала, что в вас была эта четкость взгляда. Разве нет? Почти. Да, почти. Из ваших слов следует, что вы терзаете сами себя? Естественно, я больше никому не доверю этой задачи. Вы правы, так лучше. Это гарантия спокойствия. Все в порядке, Ивонн? У меня тоже. Слушайте, у меня есть для вас нечто, над чем вы с удовольствием будете ломать голову целыми днями. Во второй раз я была счастлива, и очень счастлива, когда я писала свое письмо. Вы знаете о том, что было письмо? Так вот, тогда. Вчера или когда это было. Разве невероятно?

Время не важно. Я поняла. Он делает, что хочет. Как каждый из нас. Друзья мои! Друзья мои! Верные дорогие друзья. Спасибо за то, что вы здесь, за то, что никогда не пропускаете наши встречи. Мы сопровождаем друг друга уже долгие годы, и мы охраняем друг друга от самых ужасных несчастий. И лично я никогда не желал другой жизни. Вот так. Мне хорошо. Мне хорошо с вами.

Я просто хотел вам это сказать. Мне хорошо. Я подтверждаю это.

Кстати, Мадлен может вам сказать, что я хорошо себя чувствую. У меня все хорошо. Вот. Вот мой секрет. Ах, да. Габриэль хотела.

хочет. вам что-то сказать.

Или, возможно, сейчас уже не хочет. Да? Нет? Она больше не знает, да? Нет? Да, она знает. Ей ранее представилась для этого возможность, но сейчас это не к месту. Как мне кажется. И я не рискну обращаться ко всем, когда, по сути, мои слова будут важны лишь двоим из вас. Не сердитесь на меня. И вы, Жан, в первую очередь. Хорошо, тогда мы подождем. Так? Ваша племянница выходила замуж зимой? Я никогда этого не понимал. Ведь зимой хуже. Все так замкнуто. Церковь, гостиные, бесконечные обеды. Да. В мае, июне, июле лучше. Лучше. В особенности в июне, Я не знаю. Ведь холод всех красит. Спасибо, дорогой друг. Нет! Куда вы бежите?! Я ухожу. К нему? Нет. Одна! Останьтесь! Это так не закончится. Оставьте меня. ОСТАНЬТЕСЬ! Я вас любил. Я вас люблю. Я вас люблю прямо сейчас. Вы никогда меня не любили. Вам нужна была просто женщина, супруга, любая. Просто вы взяли в жены женщину, которой я не являюсь. Собственно, вот так. И я жалею об этом. Иногда. Да что вы знаете о моих мыслях? Позавчера, после вашего возвращения, вы выглядели растерянной, Однако, как хорошо вы слушали. А что это у вас сейчас за тон, постоянно? Если бы я верила в то, что вы меня любите… если бы я верила в это хотя бы секунду, я бы не вернулась. Если бы я думала, что это будет иметь для вас хотя бы малейшее значение, я бы никогда не вернулась. Когда ни на что не рассчитываешь, можно уходить и возвращаться. Будто бы ничего не происходило. Ничего. Все очень просто. Мы одиноки, Жан. Вы не находите? Вы пытаетесь ободрить себя. Прекратите. В глубине души я сознавала, что наша совместная жизнь была нашим спасением. Я знала, что у нас была гарантия жизни без обид. И без драм. Я знала. что мы спим вместе общим сном. И я хотела этого, естественно, также как и вы. Никто не знает насколько хорошо мы друг другу подходили. Намного больше чем многие другие. Почему вы вернулись? Я вернулась, потому что. эта другая жизнь, эта жизнь и этот мужчина. столь приятный, привлекают меня. Эта другая жизнь, там, слишком многого от меня требует, Жан. Мне не хватает ни рук, ни ног, чтобы все это вобрать. Мое тело не настолько велико. Какой стиль! Какой стиль! Мой Бог, откуда вы этого набрались? Должен признать, что звучит это приятно.

По крайней мере, он вас не заразил. Мелкий никчемный тип. То о чем вы говорите, никак не связано с любовью! Любовь это не водоворот, что перемалывает ваши мечты и делает вас столь странной. Нет, нет. Вы не затянете меня с собой! Я все еще в состоянии отличить истинное чувство от худшего из заблуждений! Это да! Я пойду наверх. Спокойной ночи. Спокойной ночи, Жан. Спокойной ночи. Габриэль. Мне нужно кое-что сделать. Габриэль. Вы получили с ним удовольствие? Большее удовольствие, чем со мной? Естественно. А со мной вы никогда не получали удовольствия? Для нас ведь это не было столь важно, да? Габриэль. 10 лет совместной жизни, тут, в моем доме. в этом доме. Я столько всего вспоминаю. То, как вы ходите… то, как вы называете меня по имени… как вздымается ваша грудь. 10 лет. Они должны были успокоить мою страсть. Уже давно. Конечно, у меня В общем. Это было. первые пять месяцев. Потом я привык. Привык к вам. К вашим повадкам, голосу. Я прошу, нет! Вашему молчанию. Это принадлежит мне, все это принадлежало мне. Это мое! Прекратите! Это все принадлежало лично мне! Мадам, это Ивонн. Нет, Ивонн. Оставьте. НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО Нет, нет, нет, нет. ВЫ ДОЛЖНЫ МНЕ ПОМОЧЬ ВЫ ВСЕГДА ПОМОГАЛИ. Вы должны мне помочь, мне необходимо. Вы бросили меня, а потом вернулись. Я не понимаю. Но я пойму… Я сам себе отвратителен. Чувства это. отвратительно. Вы любили меня, или нет? Скажите. Хоть немного. Ответьте. Давным-давно. Да. Я вам говорила. Но это в прошлом, это прошло. Я не злюсь на вас из-за того, что больше вас не люблю. Одно время злилась, но теперь это прошло. Я больше не злюсь на вас. Подойдите. Подойдите. Ложитесь. Если вы будете со мной сейчас, возможно. я смогу. Подойдите. Любви нет, ведь так? И любви не будет никогда? И вы можете принять это? А я нет!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но мы не будем здесь об этом говорить.

Весь двор уже знает. >>>