Христианство в Армении

Вам нельзя здесь садиться.

A Tribute to Michael Jackson By: Aleksa_Kaulitz_@mail.ru & NataShok до сего дня. Вам еще не страшно? Мы хотели сделать фильм очень страшный, но в то же время смешной, знаете, чтобы вы могли посмеяться и испугаться одновременно. Это весело, когда страшно. И у нас был именно такой подход чтобы было весело от того, что тебе страшно. Как на "американских горках" подъёмы и падения. Весь набор эмоций.

Лучше бы прийти как-нибудь потом… Да, лучше бы днём… Знаете, есть здесь грустная сторона, и я настоял на этом.

Вот этот парень, который я сам, которого я играю, он ведь. на самом деле не хочет причинять вред, он не хочет никого обидеть, но его считают странным и эксцентричным, ненормальным. Так считают те, кто старше, взрослые, потому что они довольно нетерпимы. Возвращайся в цирк, уродец. И сделай это сам, о‘кей? Не заставляй применять силу. И когда они бросают мне вызов, они указывают мне моё место, и я бросаю им вызов в ответ. И я делаю все эти удивительные вещи, волшебные, потому что я стараюсь напугать этого мэра, он отвратительный, просто отвратительный, он мне не нравится. Режиссёр. Прямо как в большом кино прожектора, я в таком восторге, просто сил нет. Мы с Майклом очень долго говорили о том, чтобы сделать нечто совершенно уникальное, чтобы показать публике нечто такое, чего они никогда раньше не видели. Вот почему нам нужно это здесь, в этом всё дело, ты начинаешь. Помолчи, Стэн, пожалуйста. Не затыкай меня, Майкл. Я пожилой человек, прояви хоть немного уважения. Седые волосы видишь?.. Я знаю Стэна Уинстона с тех пор, как мне было 16 лет. Он делал все спецэффекты для фильма, в котором я снимался, под названием The Wiz, где я играл Пугало. Если вдруг вы не знали я режиссёр. И у нас неприятности. Я сказал Стэну я не хочу сделать просто очередной страшный фильм, я хочу показать нечто такое, чего еще никогда не видели. Если есть какой-то спецэффект, то он должен быть совершенно новым, использоваться впервые. Я предложил идею, чтобы Майкл предстал таким, каким мы никогда его не видели, я сказал "я хочу, чтобы ты играл все роли. Ты будешь танцевать так, как еще не танцевал прежде, ты будешь присутствовать в каждом кадре с помощью цифровой обработки, ты будешь вставать рано утром и делать сложный грим, танцевать в тяжёлых костюмах" и он моментально ответил: "Я сделаю это". Множество лиц Майкла. Я играю самого себя, конечно. Майкл играет роль Маэстро, властелина призраков. Хороших людей он пугает слегка, для развлечения, а скверных людей он пугает. немного сильнее. Именно это он и делает с Мэром. Я играю Скелета. Майкл Маэстро наклоняется, стягивает с себя одежды и полностью открывает скелет. Скелет танцует так, как только Майкл умеет танцевать. А из этого скелета это Майкл танцует выходит Супер-Призрак, которого тоже играет Майкл. Я играю этого толстого, гротескного, нелепого Мэра. Я вижу его таким, потому что такие люди очень упрямы, они не видят внутреннюю красоту человека. Он Мистер "Правое крыло", мистер Истеблишмент, мистер "Если ты не такой, как я, ты ничего не стоишь". Это человек, которого извините никто из нас не любит. Превращения. Вот это шея Мэра, и мы её наденем, натянем Майклу через голову. Из чего она сделана? Из пенорезины. Она очень мягкая, гибкая, почти как кожа. Давай наденем. Сделаем из меня толстого, шестидесятилетнего. Пятидесятилетнего. Среднего американца? Сколько времени занимает весь грим? Примерно три часа. Три часа.

Ну, может, всего час сегодня. Шучу, шучу. Стэн надо мной смеётся. Мой новый бой-френд! Правда же, он милашка? Супер-призрак трансформируется в эктоплазму и втягивается в тело Мэра.

Это сцена, когда я танцую из-за того, что в меня вселяется призрак. Его дух вынуждает меня двигаться определённым образом, но когда я двигаюсь, я пытаюсь снова найти самого себя, и я говорю горожанам всё нормально, я Мэр, всё в порядке. Неважно, что в меня вселилось что-то, я остаюсь самим собой. И тут снова. Мэр неплохо умеет двигаться! Мэр умеет делать лунную походку! И. стоп! Клёво с ним работать, просто супер. Так классно смотреть, как он танцует. И лунная походка. Это здорово. Пневматический живот готов?

Здесь система надувных баллонов, шестнадцать воздуховодов, все они собраны здесь, в центре, и управляются электронным сигналом через пульт управления, шнур от которого мы выведем по твоей ноге. Майкл играет Мэра, в которого вселился Супер-Призрак. И он. Становится вот таким. Смотреть на себя в зеркало психологически сложно, потому что. видеть это в каком-то смысле верить, и когда смотришь на это гротескное существо, начинаешь верить в него, становишься им. А это довольно противно. Кто теперь странный? Кто теперь уродец? Стоп! Спасибо всем, спасибо! За маской. А ты Майкл Джексон? Видеть вот это другое лицо словно оптическая иллюзия, какой-то фокус, так странно. Смотрю в зеркало Господи, это так странно. Хотя мне нравится быть Мэром. Я бы хотел быть Мэром, а не мной. То есть, внешне, а не таким, какой он по характеру. Мне нравится делать те вещи, которые теперь я не могу делать. Я возил свою мать на машине, когда мне было 18 лет, ехал на переднем сиденье до самого дома, и никто не глазел на меня. Я не могу больше делать это. В гриме я могу выйти из машины, ходить вокруг, никому нет дела. А если я сейчас так делаю, за мной кортеж машин, люди машут. А так на меня никто не смотрел, и мне это очень нравилось, я поехал в Диснейленд, сидел на лавочке, смотрел на людей, ходил на аттракционы, здорово было. Всё ориентировано на спецэффекты, и они должны быть самими лучшими в Голливуде. Он всегда хочет, чтобы всё было совершенно по-новому. Мне нравится быть первопроходцем. Меня увлекают новые идеи. Показывать что-то свежее, новаторское, вот что я хочу делать. Мне не нравится повторяться. Всё, что мы создаём, будет настолько же интересно, как то, что мы видели раньше, и мы еще открываем что-то новое, создаём новые иллюзии, новые образы. Мне даже не нравится выражение "музыкальный клип", у нас это табу. Мы говорим, что это короткий фильм. Спецэффекты. Я с самого начала хотел привлечь Стэна Уинстона, потому что здесь много спецэффектов, а он лучший в Голливуде. Я позвонил Майклу и сказал если мы не сможем сделать такое, чего еще никто не видел, то я вообще не хочу этого делать. Если же мы делаем что-то особенное я за.

Есть сцена, где я бьюсь головой об пол, и когда я поднимаю голову, она начинает рассыпаться. Мы взяли фигуру лежащего Майкла, потом выложили её из порошка, и делали анимацию этого движения. Съёмки невозможного. У нас танцоры ходят по колоннам, по стенам, по потолку этого дома. Мы видим, как они идут по полу, а потом сразу по колонне, это невозможный кадр. Это самая сложная сцена из всех, в которых я снималась в жизни. Но это классно. Мы снимаем на фоне зелёного экрана, как прогноз погоды снимают потом к человеку добавляют карту на заднем плане. Есть кадр на фоне зелёного экрана, и еще вверх ногами, и все танцуют потрясающая работа. Просто волшебство. Цифровые танцы. Майкл играет Скелета. У нас есть возможность заснять исполнение артиста и передать это исполнение цифровому персонажу. Мы закрепляем маркеры на его теле, и так мы можем запечатлеть основу движений, жестов персонажа, которые он делает во время танца. Персонажу передаётся работа актёра. Этот череп был создан по снимкам Майкла, по форме его головы, и это буквально череп Майкла Джексона. Мир эктоплазмы. В какой-то момент танца все эти чудесные призраки выходят из стен, из пола, в виде такой эктоплазмы. Эктоплазма полупрозрачная, почти как медуза. Вот в этом конкретном кадре мы совершаем путешествие в мир эктоплазмы, и вот он поднимается, словно из огня. Мы видим не очередной прозрачный силуэт привидения, мы хотели, чтобы призраки трансформировались, становились материальными, чтобы мы могли снимать их как танцоров, как актёров, чтобы они ходили по стенам, и чтобы спецэффекты выглядели естественно. Включаясь в танец. Танец это, в основном, интерпретация звучания музыкальной композиции движениями тела. Человек двигается в соответствии со звуком. Если взять Billie Jean, бас звучит так. и тело двигается в соответствии с этим звуком, звучанием инструмента. Он всегда хочет, чтобы всё было совершенно по-новому. Для этого нужны самые странные вещи. Это всегда настоящее сотрудничество. Иногда мы передаём это с помощью видеозаписи, он снимает какие-то свои идеи для нас, мы делаем то же самое, у нас так неплохо получается. Он использует множество уровней хореографии, типов и подходов, но пока не получится правильно, он не останавливается, и мы не останавливаемся тоже. Мы работали по 12 часов в день пять дней в неделю. Иногда и шесть дней в неделю. Иногда и по семь дней в неделю, я думаю. Но. это всё окупилось. Майкл хотел, чтобы я всё учитывал и использовал его идеи по мере их появления. Майкл следит за всем за всем, что мы делаем. Дело по большей части в том, чтобы знать, что ты хочешь сделать, и иметь волю творца. Это огромнейшее напряжение, вы можете подумать, что это легко, но это не так. Его не так легко удовлетворить, он очень требовательный. Он не даёт нам расслабиться. Если мы придумываем какой-то танец и нам он кажется очень сильным, классным, он всегда спросит "вы точно уверены, что это лучшее, что вы можете сделать?" Дьявол кроется в мелочах. Это больше, чем новаторство это стремление к неожиданному, желание сделать то, чего еще никто не делал раньше. И он не знает слова "нет", он не понимает этого слова. Я уверен, что увижу всё таким, как описывал, как оно должно быть сделано и снято. Если всё правильно, то я даю добро и мы снимаем. Майкл следит за всем за всем, что мы делаем. Он добавляет что-то, вот эту плесень на призраках, чтобы они выглядели еще более древними, разлагающимися. Майкл очень придирчив в том, чего он хочет. Мы должны были придумать монстров, но не просто монстров у них был характер, очень много индивидуального в их облике. Мы решили, что все эти призраки умерли в разные времена. У нас было всё, и такой важный, чопорный британский парень с моноклем, и несколько человек с безумными причёсками, самые разные эпохи в преувеличенном, карикатурном виде. Собирая всё воедино. Мы наполняем зал этими феноменальными призраками, и они танцуют такие танцы, каких мы еще не видели. То, что сегодня передний край, то завтра классика. Дело по большей части в том, чтобы знать, что ты хочешь сделать, и иметь волю творца. Если весь мир говорит "нет", ты говоришь "да". Надеюсь, вам понравится. Надеюсь, это будет вдохновением для многих людей.

Надеюсь, это страшно, это заставит вас смеяться и плакать. Это всё, что я хочу создавать по-настоящему интересное развлечение. И это конец съёмок!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Поговори с ней, и она услышит тебя.

Читай со мной стихи. >>>