Христианство в Армении

Я сказала ему, что ты собираешься двигаться в другом направлении.

Checked with Subtitle Workshop 20.04.2007 героиня прошлогоднего гамбургского процесса, за которым следила вся Германия. Чего расстучались? Нет начальства, нечего стучать. Минуточку, господа. Мария, Надежду мне быстро. Айн момент, господа. Я прошу не снимать. К сожалению, господа ошиблись. Никакой сестры Ксении в нашей обители нет, и не было. И никакой сестры с другим именем, похожей на эти фотографии. Тихо, девки, тихо. Вась, цыган с выходом, ядрен батон! Ты, а любовь-то как? Ты слышишь, нет? Деревня новгородская! Что ж ты меня сюда затащил-то? Лимита проклятая! Нина, ты куда? Ниночка, ты чокнулась? Времени-то уже сколько? Автобус на Питер давно ушел.

К утру отойдет. Отойдет. В мир иной. В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром 14 числа весеннего месяца нисана. в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Понтий Пилат, Понтий Пилат, Понтий Пилат. Один до Питера. Девушка, у нас здесь не курят. О, Господи. Не упоминайте Господа всуе. А вы чего, поп, что ли? А я тоже креститься собралась. По "ящику" всё уговаривают. Я иеромонах. Иеро чего? Так это вам чего, это. ну, это самое, нельзя, что ли, запрещено? А чего вы не смотрите-то?

Соблазниться боитесь, или и смотреть запрещено? Бедненький! А вот мне, если бы запретили, или, там, болезнь какая, я бы и жить не стала. Тьфу-тьфу-тьфу, не дай Бог. А когда кончаешь. небо размыкается, свет, и ни смерти нет. ни одиночества. Ты чего, совсем дикий, что ли? Уважаемые пассажиры, с площадки номер один производится посадка на автобус, следующий маршрутом Новгород Санкт-Петербург. Отправление из Новгорода в час сорок пять. Раз уж просят, останови, надо быть вежливым. Остальным сидеть спокойно. Приехали, святой отец. Не надо здесь шуметь, люди спят. Ну вы, фавны вонючие! Они же его сейчас убьют! Куда, дура? У них свои разборки. Монах-то переодетый. Да иди ты! Остановись! Да останови же ты! Да катись отсюда! Вы чего, чокнутые? Вы чего делаете-то? Линяем. Да ты что? Она тебе что-нибудь сделала? Смотри, пробросаешься. Монах, ты живой? Ты слышишь? Ну, и хорошо. Ты пока потерпи, а я пойду, машину поймаю. В Питер, на Ржевку, во как надо. Ржевка это где? Я покажу. Я. не одна. Не пущу! Мы же здесь подохнем. Человеку плохо, вдруг помрет? Ну, езжай до первого мента. Номер-то твой я запомнила. Нажретесь, а потом. 20 штук, не меньше. Где ж я тебе эти штуки возьму? А что, за так? Годится? Стоит 20-и штук? Пошел вон. Довезешь, там рассчитаемся. Ну, и как предпочитаешь? Или, или. Ты чего? Ничего. Портки снимай. Про портки мы не договаривались. А, черт! А у тебя резинка есть? Резинка, презерватив называется. Я не пользуюсь. Ну что, отец Сергуний? Посчитаем? Ты все-таки в университете учился. Шесть человек. Три по восемь. Два по семь. Один пять. Ну, я тебя, падла, спрашиваю. Три по восемь, два по семь, один пять. Хорошо считаешь. Если пенсию и детский сад отбросить, получается одна жизнь. А один вообще не вернулся. Итого две жизни. Давай. Помог бы. Сейчас всё брошу и помогу. Ты ведь спишь, правда? А я вот возьму и поцелую тебя пока ты спишь. Ты ведь во сне за себя не ответчик. А Богу твоему если надо, пусть он тебя разбудит. Я же не виновата, что я влюбилась. Развратная я, да. Наверное, если Бог твой и впрямь есть, в аду гореть буду. А и ладно, рая-то он на всех не напасется. А ты не бойся, ты будешь в раю, потому что ты спишь. Уйдите, прошу вас. Я прошу вас, уйдите. Что я вам такого сделала? Я прошу вас, уйдите. Ну уйдите. Прости меня. Храни Вас Господь! Он же адреса мне не оставил. А я и как звать его не знаю. Какой масти попы, этого я не знаю, поскольку на попов ни разу не гадала. Он не поп, он монах. А! Значит, не женатый. Значит, трефовый. Так вот. В голове у него ты с каким-то своим интересом. На сердце у него тоска. В ногах он топчет дальнюю дорогу. А к нему валет с каким-то известием. Ты со своей любовью. Вот это мать. Вот она-то всё и портит. Люська, а вот скажи, карты, они только вообще говорят? Как это вообще? Ну вот, могут они рассказать?. Я позавчера домой еду, в метро народищу, а на той стороне, на платформе, вижу он стоит. Я ему: "Монах, монах!" А его и след простыл. Так вот, могут сказать твои карты, видел он меня или нет? Потому что если видел, я его искать не буду. Не хочет, и пусть. Так вот. Другого монастыря у нас тут нет, так что счастливо тебе найти. Только все ж ты чоканутая какая-то. Может, пойдем? Ты меня когда просишь, я тебе хоть раз отказывала? Тут совсем другое дело. Чтоб я к этим попам. Боишься? Да мне противно просто! Да и не настоящие они какие-то, особенно теперь стали. Так что я бы не советовала тебе. Нин, смотри. Радуга значит, к счастью. Рыжему привет, который в тельнике. Здравствуйте. Здравствуйте. Послушай. Простите, а ты. Вы монах? Послушник. А это как называется? Вы только это хотели узнать? Нет, я хотела спросить, а где живут монахи? Вы ищете кого-то конкретно? Нет, просто хотела узнать. Вот проходная. Извините. Эй, ты куда? Здравствуйте. Приветствую. А что, туда нельзя? Завтра с девяти до шести. Поздно уже. А я из Петербурга приехала. Из Петербурга! Да к нам и из дальше ездят. Да мне, вообще, туда не обязательно. Просто монаха ищу. Вот завтра и приходи. А как звать-то твоего монаха? Не знаю А в чине он каком? Тоже не знаю. Ой, вы знаете, его недавно сильно избили. А, Агафан, что ли? Так бы сразу и сказала.

Как его зовут? Отец Агафангел. Агафангел. Подожди, он сегодня в соборе служит, старца отпевает. У нас старец преставился, Филарет. Часа два. Старец, все-таки. Здравствуйте. Здравствуйте. Я Нина. У вас неприятности будут, что я пришла? Не будут. Что вы хотели, Нина? Прощения попросить. И вот, вы забыли. Не надо. Оставьте его себе. Мне это теперь носить нельзя. Почему? Это аметист, символ целомудрия. Так вы что, правда ни с кем никогда? А у нас с вами ничего и не было. Для вас не было. Я дура, что пришла. Вы здесь все так на виду. Это не тюрьма, я могу уйти отсюда когда захочу. Я поняла. Я не приду к вам больше. Никогда. Считай себя хуже демонов, отец Агафангел, ибо демоны нас побеждают. Нил Сорский. Старец. Я ему исповедуюсь. Ты что, всё ему рассказал про нас? Не могу ему рассказать ничего. Не могу. А мне и некому рассказывать. У меня родители погибли. В Африке нефть искали. Мне тогда еще и шести лет не было. Покойник. Ну и что. что покойник? Живых. страшно. Не простишь ведь себе. Я себе уже столько простил. Дождь кончился. Я пойду. Господи, прости. Прости меня, Господи. Прости. Я вам напишу! Куда же ты напишешь? Ты даже фамилии моей не знаешь. Сергей Ланской. Ты делаешь вид, что тебе наплевать на 400-летний род твоего отца, который иначе чем через тебя уже никому не продолжить. Также делаешь вид, что тебе плевать на мой род, гораздо более старый. Ради удовольствия видеть меня виноватой ты готов блудить с пьяными потаскухами последнего разбора. Только бы не сбросить эту черную тряпку и не зажить, как тебя обязывает твое происхождение. Так женись на ней тогда. Женись, дурачок. Плюнь на всех и женись. Уедете к Отто в Гамбург. А монах-то твой уехал. Не знаю. Может, к матери. Вызов ему пришел. А где у него мать? Не знаю. Да, вот, постой-ка. Это мне? Нет, ему. Это от матери. Здесь и адрес. Может, и найдешь. Спасибо. Ну вот и встретились. В Питер собралась? Подвезти? Нет уж, спасибо, я автобусом. Да, сбежал, значит, Сергуня. И куда, ты не знаешь? А может, знаешь? Адресок-то списала. Пощупать найдем. Найдем, Колюнь? Легко. Только боюсь, по этому адресу ты его. не найдешь. Адресок-то мамашин. А мы с ним однокашники. Так что адрес мамаши я знаю. И он знает, что я знаю. В общем так, подружка. Хоть и вряд ли, но если увидишь его раньше, чем мы, передай убьем, обязательно убьем. У нас сегодня встреча была назначена, а он не пришел. Этим он сам подписал себе приговор, так и передай. Вы мама Сережи. Здравствуйте. Здравствуйте. Ну что ж, пошли. Входите, не стесняйтесь. Вообще-то, вы меня удачно застали. Летом мы обычно с Отто живем на даче. Ох ты, черт! Ну вы смотрите! Разбила. Понаставила. Любимая чашка Отто. Ну, теперь скандала не оберешься. Ну да ладно. Работа великого русского художника Иванова. Если вы располагаете временем, можете присоединиться к нам. Вернетесь электричкой. А Сережа там? Где там? На даче? Милочка, Сережа в Иерусалиме, и, судя по всему, пробудет там не один год. А вы его скандальная любовь? Наверное. И вы беременны? Да нет, вроде. Ладно, там разберемся. Как вас зовут? Ну что ж, пошли.

Бери сумки, Нина. Только я в этом виновата. Он потом, когда постриг принял, простил меня. Но я-то знаю, что не простил. Не простил. А после какого суда? Приятели его затащили туда, напоили. А я в то время разводилась с его отцом. А он страшно переживал. Я всё забросила, дачу забросила, его забросила. А он переживал. Давай выпьем. Хочешь еще? Нет, мне хватит. А я не откажусь. Девица с ними была, из окна выбросилась. А я так понимаю, если ты такая недотрога, так зачем сюда приехала? Голая выбросилась, стекло. Порезалась вся. Зима, холод, в лес пошла. Кому-то что-то рассказала. Ногу ей ампутировали. Нельзя на человеке показывать. Почему? Бабуля говорит, плохая примета. Ну и что? Сережа всех заложил? Как ты нехорошо говоришь. Где ты научилась таким словам заложил! Он был потрясен. А я, я во всём этом одна виновата. Ты понимаешь? Дорогая, пора спать. Да пошел ты. Я знаю, ты меня хочешь в постель затащить, а потом. Ты скажи честно. Я Сережу люблю. Сережу. Пойдем, пойдем. Пойдем, дорогая. Комната для гостей наверху. Располагайтесь.

Ну и что, что Иерусалим? Поеду в Иерусалим. Иерусалим. Иерусалим. Я оплачиваю два эконом класса до Тель-Авива. Два эконом класса. И на обратно. Две недели по 300 марок в день. Вам ведь достаточно двух недель? Видишь ли, девочка, мы. старинного и очень хорошего рода. Я не хочу, чтобы он по моей вине прекратился. Если тебе удастся перетащить Сережу, ты станешь для меня гораздо больше, чем жена моего сына.

Сейчас я еду в Санкт-Петербург. Вы едете со мной. Сфотографируетесь на паспорт. Дождетесь снимков. И привезете их мне в бюро по этому адресу. У вас достаточно денег? Навалом! Очень хорошо. До свидания, дорогая. Нина, девочка моя, выслушай меня внимательно. Тебе почему-то отказали в оформлении паспорта. Не волнуйся, не волнуйся.

Я потому и не звонила, что это всё выясняла. Слушай меня внимательно. Это вообще первый раз за 8 лет. Хорошо, успокойся. Иди, возьми карандаш. Николай Арсеньевич Ланской. 203-83-89.

Да, это Сережин отец, он работает в МИДе. Да уж, конечно, не здесь, в Москве. Ехать туда надо. А сейчас бери такси и дуй ко мне. Потому, потому. Я дам тебе денег. Я купила тебе платье, да. Я знаю, ты в Москве должна хорошо выглядеть. Давай, дуй. Это тебе всё очень пригодится. Обещай мне только, что сейчас возьмешь машину, сию минуту. Потому что я сказала, сию минуту. И у меня. Обещаешь? Что ж, поговорим. Добрый день. Беда в том, что я не смогу помочь вам с документами. А честнее так. Не мне вам помогать.

Потому что как раз я приложил все усилия, чтобы разрешения на выезд вам дано не было. И буду прикладывать впредь. В истерике, по-мальчишески, но Сергей несколько лет назад выбрал, на мой взгляд, одну из самых удачных возможных карьер. И я, как отец, просто обязан был ему помочь не сорваться. Когда из-за вас в монастыре начался скандал, я предпринял всё возможное, чтобы удалить Сергея в нашу православную миссию в Иерусалиме. Не надо смотреть на меня с ненавистью. Сергей попросил сам. Бежал от вас он, я ему только помог. Простите, я, вероятно, не точно выразился. Не от вас, от себя. И я его теперь понимаю. Но согласитесь, нелепо было бы сейчас ему вдогонку. Соглашаюсь. Вы, конечно, ни в чем не виноваты. Я готов компенсировать вам вашу неудачу чем смогу. Я еду сейчас в Барвиху. Если у вас есть время, вы могли бы меня сопроводить. Мы обсудили бы. У меня нет времени. Я должна добывать себе паспорт. Надумаете, мой телефон у вас есть. Смею заверить, что Париж, Лондон, на худой конец, Гамбург не менее увлекательнее Иерусалима. Вы меня, конечно, извините, но помните, когда вы меня в Питер племянницу встречать гоняли? Так вот эта, с позволения сказать, телка у меня прямо за Новгородом. Всего за 20 штук. Вы меня, конечно, извините. Вы отец Сергея. И все-таки, вы знаете кто? Вы фавён. Старый, вонючий фавён. 40 долларов. 45! 45 долларов. Благодарю вас. 45 долларов, раз. 45 долларов.

50 долларов, раз! 50 долларов, два! 55 долларов! 55 долларов! Левая запонка именинника! Меня включили в группу паломников, едущих в Иерусалим! 55 долларов! Пришлось наврать про чудесное исцеление, что обет, мол, дала. 55 долларов, два. 55 долларов, три! Продано. Им всё равно, главное, чтобы была валюта. Сколько? На торги выставляется правая запонка юбиляра. Долларов. 55 долларов. 55 долларов, раз. 55 долларов, два. 200 % сверху чересчур. Это против моих правил. Значит, нет? Галстук юбиляра. 5 тысяч, цена в рублях. Пять пятьсот. Господин Зауэр, пять пятьсот. Пять пятьсот, раз. Шесть тысяч в рублях. Шесть тысяч, раз. Шесть сто. Хотите, я вас выставлю на аукцион? Может, и соберете. Стартовую цену назначим три с половиной тысячи. Долларов? Согласитесь, что цена несколько завышена. На Риппербан вы максимально получили бы 200 марок. Но здесь собрались люди горячие, азартные.

Они пока не знают настоящей цены деньгам. И что я должна буду делать с тем, кто меня купит? Шесть двести, три. Продано! Если купят. Могу обещать, что я вас приобретать не стану. И что все вырученные деньги перейдут к вам. Согласны? Валяйте. На аукцион выставляется лот номер 6 барышня юбиляра. Даму на подиум. Свет на барышню. Стартовая цена три с половиной тысячи. Долларов. Надо бы раздеть, посмотреть товар. Обойдемся без хамства. Я пошутил. 4000, раз. 4000, два. 4500, господин Сланимский, раз! 5000, раз. 5000, два. тысяч.

Шесть тысяч, господин Сланимский, раз. Шесть тысяч, два.

Шесть тысяч долларов. Продано! Минутку. Господин Карпов жертвует эту сумму на благотворительность. Отныне распоряжаться ею будет бывшая барышня господина Карпова. Неужели ж я столько стою? Столько стою я. И что вы намерены со мной делать? А если не подойду? Перепродам. Или убью. Заканчивается посадка в самолет "Аэрофлота", вылетающий рейсом 41. Пассажиров просят пройти на посадку, выход 1 1. Рейс 299 прибыл из Москвы. Спасибо. Это наш автобус. Пожалуйста, вещи в багаж. Прошу вас. Пожалуйста, прошу вас. Рассаживайтесь, прошу. Прошу. Добро пожаловать на Святую землю. Я иеромонах, сотрудник русской православной миссии. Зовут меня Агафангел. Я буду сопровождать вас в вашем паломничестве. Сейчас мы приедем в гостиницу, у вас будет немного времени. А потом мы пойдем поклониться Гробу Господню. А вечером. А вечером же в храме состоится полуночное бдение. Извините. Знакомый, что ли? Ты смотри у меня! Вам-то какое дело? Ты позыркай, позыркай, блудница! Прости, Господи. В какие места приехали. Христос здесь мучения принял. Господи. Срам-то прикрой! Сестра. Что угодно, батюшка? Прикройся. Извините. Господи, прости. Я люблю тебя больше жизни. Возвращайся в отель. Сергей. Я зря не скажу. Конечно, я никогда не уехал бы из России. Но их оказалось пятеро. Моя мадам, ее дочь взрослая, муж дочери, их дети, внуки. Ну, и естественно, это перевесило. Я знал, что мне нужна будет обязательно какая-то подпитка. И она должна оказаться. в России. Думаю, что весной наверняка. Просто. Непременно. А там посмотрим. Знаете, у Сартра есть забавная пьеса "Затворники Альтоны". А что такое Альтона? Это в Германии, портовый пригород Гамбурга.

Один джентльмен сказал, что за меня в Гамбурге на Риппербане дали бы 200 марок максимум. Вы, наверное, знаете, что такое Риппербан? Джентльмен этот Отто? Что-то вроде Сен-Дени в Париже. Улица древнейшего женского ремесла. Все-таки ваш джентльмен ошибся. Такие, как вы, на Риппербан не попадают. Я спросил, это Отто? Спасибо. Отто, не Отто. Теперь я понял. Тебя мама с Отто командировали, чтобы ты меня к жизни вернула. А я, дурак, думал. Нет, любимый, я сама. Извините, а на какие шиши ты сюда приехала? А деньги я на нашей Риппербан заработала, у "Националя". Ты "Интердевочку" смотрел? А, в монастыре такие фильмы не показывают. А я вас, кстати, по "Трем толстякам" узнала. Да. еще помнят. Фавён это что-то производное от фавна, да? Нет, от козла. До свидания. Фавён. Забавно. Что же вы ждете? Догоняйте. Простите. И не ссорьтесь! Это Масличная гора. А вон, видишь, Гефсиманский сад. Фантастика. А вон купола. Это храм Марии Магдалины. А это. храм Гроба Господня. В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром 14 числа весеннего месяца нисана. Ого, ты даешь! А ты думал. А я раньше никогда не была на море. А меня старики в Гурзуф летом возили. Ну хочешь, поедем в Гамбург. С чего ты решил, что я хочу в Гамбург? И потом, если бы они послали меня действительно, то разве бы я сказала тебе первым делом, когда увидела, чтобы ты никогда не возвращался? Черт с ним, убьют, так убьют. Ты хочешь оставить меня вдовой? Собираешься замуж? А возьмешь? Сереженька. Пошла!.. Пошла. Давай, на колени. Давай, давай, давай.

А что, перед шофером можешь, а передо мной нет? Прости меня. Прости меня. Я не знаю, что со мной. Я люблю тебя. Сколько это? Русская? Отойдем? Ну что, работа нужна? Может, вернемся в Россию? Ненавидишь меня? Сереженька, а где ряса? В шкафу. Платье себе сошью.

Ну нет у меня денег! Я нищий! Всё, всё, всё. Даже вида на жительство нет! Ну что ты? У нас всё наладится, я ведь люблю тебя. Ты меня обманываешь. Никакая ты не ночная сиделка. Ты ходишь на Риппербан. Ну откуда ты это взял? Ну что ты себе напридумывал? Если ты меня обманешь, я тебя убью. Я хочу тебе кое-что сказать. Перед смертью. Перед чьей смертью? Я же тебя предупреждал. А, вот ты про что. Ну, хочешь, я тебе помогу. Ты хотел рассказать мне о том, как я тебя соблазнила, развратила, о том, как я поссорила тебя с Богом, про то, как я втоптала в грязь твою чистую любовь, про сосуд мерзости, в который я превратила свое тело. Всё-таки, ты фавён, Сереженька. Я и не думала, что ты сможешь выстрелить в человека. Что, что покойник? Живых страшно. В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. вышел прокуратор Иудеи. Извини, раньше не мог. На помин. Благодарствую. Во вчерашней. Ябов привез. Всё же черт знает какое они раздули дело. "Убийство в стиле Достоевского. Русские стреляют посреди Гамбурга". Вот, послушай. "Адвокат настаивает, что его подзащитная не преступила границ достаточной обороны". Какой, к дьяволу, обороны? Пять пуль. И все смертельные. Смиритесь с неизбежным, не озлобляйте души. Бог простит.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< У этих ворот мой отец сделал предложение моей маме.

Если вы просто вынесли приговор, то факт убийства исчез? >>>