Христианство в Армении

Это было о разочаровании.

ХЭЛЛОУИН ХЭЛЛОУИН Продюсер ДЕБРА ХИЛЛ В ролях: ДЖЕМИ ЛИ КЕРТИС НЭНСИ ЛУМИС ПИ ДЖЕЙ СОУЛС а также ЧАРЛЬЗ САЙФЕРС КАЙЛ РИЧАРДС и БРАЙАН ЭНДРЮС Авторы сценария ДЖОН КАРПЕНТЕР и ДЕБРА ХИЛЛ Оператор ДИН КАНДИ Композитор ДЖОН КАРПЕНТЕР Продюсер ДЕБРА ХИЛЛ Режиссер ДЖОН КАРПЕНТЕР ХЭДДОНФИЛД, ШТАТ ИЛЛИНОЙС ВЕЧЕР ХЭЛЛОУИН, 1963 год Кто не хочет на тот свет, насыпайте нам конфет! – Мы здесь одни? – Майкл где-то бегает. Убери, не надо! – Пойдем наверх. – Пойдем. Уже поздно. Мне пора. – Позвонишь мне завтра? – Конечно, позвоню. СМИТС ГРОУВ, ШТАТ ИЛЛИНОЙС 30 октября 1978 года – У вас уже есть подобный опыт? – Только с общим режимом. Понимаю. Въезд – направо метров двести. Одно меня пугает – их бессвязная речь. Они бредят и не могут остановиться. Можете быть спокойны. За 15 лет он не произнес ни слова. Вы не хотите ничего добавить? Просто попытайтесь понять, с кем мы имеем дело. – Это нельзя недооценивать. – Может быть, не стоит называть его «это»? – Как скажете. – Вы добры невероятно, доктор. – Что ему дать перед судом? – Аминазин. – Он сидеть-то нормально не сможет.

– Оно и хорошо. КЛУБ «КРАСНЫЙ КРОЛИК» – Вы это все серьезно? Вы хотите, чтобы он никогда отсюда не вышел? Именно, что никогда. Никогда. Тогда зачем нам тащить его в окружной суд, если мы можем… Потому что таков закон. Приехали. С каких это пор они их выпускают одних гулять? – Подрулите к воротам. – Но ведь мы… Быстрее! Остановите здесь. Мы же собирались сначала доехать до больницы, чтобы… Подождите! – Вы целы? Не ушиблись? – Вроде нет. Он ушел! Он на свободе, Мэрион! Зло на свободе! Что же делать? ХЭДДОНФИЛД ХЭЛЛОУИН – Не забудь оставить у Майерсов ключи. – Я помню. Они приедут в пол-одиннадцатого посмотреть наш дом. – Положи им ключи под коврик. – Обещаю! – Привет, Томми. – Ты к нам придешь сегодня? – Конечно, как обычно.

– Мы поделаем фонарики из тыквы? – Конечно. – А мы посмотрим фильм про монстров? – Конечно. А ты мне почитаешь? А мы поделаем попкорн? Конечно, конечно. Пойдем скорее. – А почему ты так странно идешь в школу? – Меня попросили. – Зачем? – Я должна оставить ключи. – Зачем? – Мы продаем дом. – Зачем? – Так родители решили. – А кому? – Майерсам. Майерсам?!

– Не надо туда ходить! – Нет, надо! – Там привидения. – Вот, смотри! Лонни Элам говорит, что туда нельзя ходить. Там водятся привидения. И там произошло что-то ужасное. Лонни Элама не переведут в седьмой класс. – Я побежал. До вечера. «Хочу остаться наедине с тобой. Хочу остаться с тобой…» – Сэм, я не виноват! – А кто виноват?

– Я говорил им, что он опасен! – Опасен?! Полицейские патрули не испугают даже младенца. Он ваш пациент. Почему вы не говорили нам о своих опасениях? – Я говорил, никто не слушал! – Что делать? Взять в руки телефон, позвонить им и объяснить, кого мы потеряли вчера ночью, и куда он едет. – Да откуда мне знать? – Мы теряем время. Хэддонфилд в 150 милях отсюда, а он даже водить не умеет! Вчера отлично умел!

Здесь, видимо, научили. …и книга на этом кончается… Но более всего Сэмьюэлса интересует проблема судьбы. Мы видим, что судьба настигла здесь сразу нескольких людей. Очевидно, что как бы Коллинз ни повел себя в этой ситуации, он уже был приговорен к своей судьбе. К тому дню, когда ему придется рассчитаться за все… Идея состоит в том, что судьба – вещь конкретная и осязаемая, и человек не может ее игнорировать. Вопрос: как различается восприятие судьбы у Сэмьюэлса и у Костэйна? – Да, мэм? Я задала вопрос. Для Костэйна вопрос судьбы тесно переплетается с религией, а для Сэмьюэлса судьба – одна из стихий, как земля, воздух, вода и огонь. Вы правы, Сэмьюэлс рассматривал судьбу именно таким образом. В его произведениях судьба предстает неподвижной, как гора. Судьба стоит там, где человек идет. И она неотвратима. – Отстаньте от меня! – Оно придет к тебе! – Оно придет к тебе! Оно придет к тебе! – К тебе придет чудовище! Отстаньте от меня! Он нам не верит! Ты что, не знаешь, что бывает на Хэллоуин? Знаю. Горы конфет. Приходит чудовище, чудовище, чудовище! ХЭДДОНФИЛД, 73 мили Он в дороге. Поверьте мне, он едет в Хэддонфилд. Потому что я его знаю. Я его врач. Будьте готовы ко всему. Тогда это ваш последний день. КЛУБ «КРАСНЫЙ КРОЛИК» Это вообще что-то! Утром нам надо выучить три новых песни, днем у нас игра, в пять надо к парикмахеру, а восемь у меня танцы. – Я вообще так устану! – Но тебе это нравится. Это вообще просто! – А мне как обычно нечего делать. – Сама виновата, и мне тебя не жалко. Линда! Лори! Вы меня не подождали? – Ждали 15 минут. Ты вообще не пришла! – Неправда, теперь пришла! – Энни, почему ты не улыбаешься? – Хватит уже. Пол затащил меня в мужскую раздевалку, чтобы сообщить мне… – Ты ищешь экзотики? – Для них это давно не экзотика! – Мы просто поговорили. – Ну, конечно, конечно. Он кидался в чей-то дом тухлыми яйцами. Родителям сказали, они взбесились и не отпускают его сегодня вечером. – Ты же сидишь с детьми… – Она сидит с детьми, чтобы ей было где… – Что там у тебя случилось? – Я забыла учебник по химии. – И что дальше? Я все время забываю учебник по химии, и по математике, и по английскому, и по французскому, да кому они вообще нужны? Мне не нужны. Какая разница – есть учебники, нет учебников? Слушай, а это не Дэвон Грэм? – Не похоже. – Он прикольный. Эй, козел! Дальше пешком! Он что, шуток не понимает? Знаешь, когда-нибудь кто-нибудь из-за тебя сильно влипнет! Вообще просто! Ненавижу парней на тачках, но без чувства юмора. Ну, так как у нас сегодня вечером? Не хочу, чтобы ты из-за меня влипла, Линда. Хватит тебе. Мы с Бобом всю неделю обсуждали этот вечер.

Уоллесы уезжают в семь вечера. А я сижу с ребенком Дойлсов, это через три дома. Будем ходить друг к другу в гости. Потрясающе. У меня шикарный выбор: или смотреть, как дрыхнут дети, или слушать стоны Линды, или разговаривать с тобой. Во сколько договариваемся? Не знаю, мне еще предстоит бегать за конфетами со своим дурацким младшим. – За конфетами для Боба? – Как смешно! Пока. – Смотри. – За кустом. – Я ничего не вижу. Помнишь того типа в машине, ты на него еще крикнула? Этого дистрофика? Эй ты, урод! Лори, дорогая… Он хочет с тобой познакомиться… он хочет с тобой встретиться сегодня вечером. – Здесь точно кто-то стоял. – Бедная Лори. Еще одного спугнула. Это ужасно, ты ни с кем не встречаешься. Ты себе уже целое состояние сбила на этих детях. – Парни считают меня слишком умной. – А я – нет. Я думаю, у тебя крыша поехала. Тебе мужики в кустах чудятся. – Вот я и дома. До скорого! – Извини, Лори. – Мистер Брэкет, это вы меня извините. – Ты аж подпрыгнула… – Извините. Ну, на то он и Хэллоуин, в конце концов.

Да, сэр. Рада была вас увидеть, сэр. Конфеты или жизнь! Ну и ну… я думала, ты выросла из детских страхов. Кто звонит? – Ты чего трубки бросаешь? – Энни? Это ты была? – Ну, конечно. Почему ты молчала? Напугала меня до смерти. – Я жую, разве не слышно? – Я думала, кто-то так шутит. – Поесть нельзя… У тебя крыша едет. – Уже съехала. Нет, еще едет. Послушай, мать разрешила мне взять ее машину. – Я тебя заберу в полседьмого. – Хорошо. Успокойся. Это смешно. – Давай скорей! – Привет. Давай раскурим. Джудит Майерс, Майерс. Восемнадцатый ряд, двадцатая могила. Знаешь, в каждом городке что-нибудь такое хоть раз, да происходит. Помню, в Расселвилле был такой Чарли Боулс. Как-то вечером, лет 15 назад, он закончил ужинать, извинился и встал из-за стола, пошел в гараж и достал ножовку, вернулся, поцеловал жену и обоих детей и приступил к… Куда нам? Почти пришли… И я помню Джудит Майерс. Я ее знал. С ума сойти – такой маленький мальчик и… Заблудились? Зачем они это делают? Проклятая детвора! – Что угодно сделают на Хэллоуин! – Чья это могила? Посмотрим… 18, 19… Джудит Майерс. Он вернулся. – Ты все еще трусишь? – Я не трусила. – Врушка! – Честно! Просто кто-то стоял во дворе у мистера Риддла. – Думаю, мистер Риддл. – И он смотрел на меня. – Смотрел на тебя? Ему 87 лет. – Это не мешает ему смотреть. Да ему все равно. – А тыква зачем? – Для Томми. Пусть вырезает фонарик, чтобы не скучать. Я всегда говорила – ты стала бы великим гёрл-скаутом. Спасибо. Правда, сегодня я тоже в гёрл-скауты записалась. Буду делать поп-корн и смотреть «Безумного доктора» – шестичасовой ужастик. Малышка Линдзи Уоллес будет седая как лунь. Мой отец! Спрячь куда-нибудь! Лори, хватит кашлять, ты с ума сошла? Веди себя естественно, а то он заметит. – Привет, Энни… Лори… – Привет, пап! Что случилось?

– Что случилось? Кто-то вломился в магазин, – дети, наверное. Ты всегда все сваливаешь на детей. Пропали хэллоуиновские маски, веревка, несколько ножей. – Кто, по-твоему, их украл? – Тяжело расти с таким ироничным отцом. – Ты не опоздаешь? – Я говорю, ты не опоздаешь? – И вопит к тому же. – Пока, девочки. – Пока, папа. – Меня зовут Лумис, доктор Сэм Лумис. – Ли Брэкет. Я хотел бы поговорить с вами, если позволите. – Может быть, через какое-то время… – Это очень важно. – 10 минут. – Я буду здесь. – Что с тобой? – Он почувствовал запах. – Да! У него на лице было написано! Оно у него всегда такое. Что ты завтра наденешь на школьный бал? Никогда бы не подумала, что тебя волнуют такие вещи. – Можешь кого-нибудь пригласить. – Не могу. А почему нет? Надо просто подойти к кому-нибудь и сказать: «Пойдем со мной на бал?» Это ты так можешь, а я нет. Пригласи Дика Бэкстера, он бы с тобой пошел. Я бы лучше пригласила Бена Трэймера. Бена Трэймера? Так я и думала! – Смотри-ка на нее, в тихом омуте… – Перестань… Вот это да! Бен Трэймер! – Увидимся. – До скорого. Кто не хочет прямо в ад, насыпай нам шоколад! – Привет. – Привет, заходи. – Как поживаете? – Отлично. – Вернемся к девяти. – Хорошо. – Линдзи, веди себя хорошо. – Всего доброго. Шериф. Здесь живет кто-нибудь? Дом пустует с 1963 года, когда это произошло. Все местные дети считают, что это дом с привидениями. В каком-то смысле они правы. – Смотрите… – Что? Что такое? Там собака. – Еще теплая. – Он проголодался. – Вряд ли. Может, ее задрал скунс? – Может быть. – Человек такого не сделает. – Он не человек. Это произошло здесь. Вот здесь она и сидела. Он мог увидеть нас в этом окне. Когда стоишь на лужайке, видно, что тут внутри. Я, наверное, довольно зловещ для доктора. Да, кстати, вот лицензия на пистолет. Я бы сказал скорее, что вы просто боитесь. Да, я боюсь. Я впервые встретил его 15 лет назад. Мне сказали, что в нем не осталось уже ничего: ни совести, ни разума, ни понимания, хотя бы самого рудиментарного, хотя бы главных полюсов существования: жизнь – смерть, истина – ложь, добро – зло. Я увидел 6-летнего мальчика с пустым, холодным бесчувственным лицом и черными-черными глазами, глазами дьявола. Восемь лет я пытался раскрыть его, и еще семь – запереть как можно крепче, потому что понял вдруг, что таит в себе его взгляд – абсолютное зло. Что будем делать? Он был здесь сегодня вечером и еще вернется. Я буду ждать его. Я все думаю, может, мне позвонить на радио и в ТВ… Тогда его начнут встречать на каждом углу и в каждом доме. Просто скажите своим людям, чтобы они закрыли рты и открыли глаза. Я зайду сюда через час. И Артур вскричал: «Никто не пройдет этой дорогой, не сразившись со мной!». – «Я готов!» – ответил рыцарь. – Мне не нравится эта книжка. – Ты же всегда любил про короля Артура. – Разлюбил. – От кого ты их там прячешь? – Мама не разрешает их читать. «Человек-нейтрон», «Человек-лазер»… Да, ее можно понять… «Человек-тарантула»… Лори, кто такой человек-чудовище? – Я слушаю. – Это я. – Привет, что делаешь? – Делаю попкорн. Как у тебя дела? Впрочем, я сама знаю хорошо. У меня для тебя есть отличная новость! Ой, подожди минутку. Привет, Лестер. Меня сейчас разорвет на кусочки домашний пес. Линдзи! Немедленно уведи эту псину из кухни! Ненавижу эту собаку. Он лает только на меня, и больше ни на кого. Ну, так что у тебя там за новости? Что бы ты подумала, если бы я тебе сказала, сказала, что завтра ты идешь на школьный бал? Я бы подумала, что ты ошиблась номером. Ну, я только что говорила с Беном Трэймером, и он дико обрадовался, когда я ему сказала, что ты к нему неравнодушна. Энни, ты этого не сделала… Ты ведь пошутила, правда? Я тебе серьезно говорю! Мне так стыдно! Какой ужас! – Лори, там стоит чудовище! Он там! – Подожди минутку. Чудовище пришло! Посмотри сама! Милый, там никого нет. Иди посмотри телевизор. Это просто Томми. Все очень просто. Он тебе нравится, ты ему тоже, кто-то просто должен сделать первый шаг… Ничего тут ужасного нет, боже мой! Черт! Нет, просто я вся испачкалась, я перезвоню! Какая пакость! Линдзи! Я возьму что-нибудь надеть! Линдзи! Лестер опять гавкает и действует мне на нервы! Хотя нет. Кажется, нашел себе пару. ВИНЧЕСТЕР ПИКЧЕРЗ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ХОВАРД ХОКС ПРОДАКШН – А как же фонарик из тыквы? – После фильма. – А еще комиксы? – После фонарика. – А чудовище? – Его нет. Ричи сказал, что оно придет ко мне сегодня. – Ты веришь всему, что он тебе говорит? В Хэллоуин люди друг друга разыгрывают и пугают. Ричи хотел тебя напугать. Но я видел чудовище. Оно было на улице. – Там никого не было. – На что оно похоже? – На чудовище. Поговорили… Смотри, Томми. Чудовище приходит только на Хэллоуин, так? – Но сегодня я с тобой и я тебя защищу. – Обещаешь? – Обещаю. – А можно теперь фонарик? – Пойдем. Замечательно. Привет… Кто там? Пол, опять твои дурацкие шуточки? Надо же, нет. Что-то он ко мне не торопится. Линдзи! Линдзи, иди сюда! Линдзи, дверь захлопнулась! Разойдись пошире! Нам надо понять, какой формы была эта летающая тарелка… Вот это да! Линдзи, возьми трубку, это Пол! Линдзи! Что здесь происходит? – Привет, это Пол, Энни у вас? – Да, у нас. – Можешь ее позвать? – Она стирает одежду. – Ничего, скажи, что это я. – Энни, тебя Пол! – Иди сюда! – Ты сама себя заперла. – Я уже поняла. Потяни меня за ноги, я застряла. Обещай, что никому не расскажешь. Она застряла в окне, я ее вытащила. – Алло. Привет, Пол. – Ты застряла? – Это может произойти с кем угодно. – Да, окно плохое. – Ты и не в таких позах застревал. – Мои родители уехали. – Потрясающе! Когда они уехали? – Полчаса назад. Фантастика! Приходи сюда. – Заедь за мной на машине. – Не могу, мои вещи стираются. – Ты голая? – Отстань, осел. Я надела рубашку. – Вечно одно и то же на уме. – Я думал, это у тебя одно и то же на уме. Это неправда, я думаю о разных вещах. Может, вместо того, чтобы стоять о них трепаться, займемся ими? – Мне страшно. – А почему ты тогда свет не включила? – Ну, не знаю. – Одевайся, пойдем. Заедем за Полом. – Не хочу. – Линдзи, я думала, мы нашли общий язык. Я хочу смотреть телевизор. А хочешь смотреть телевизор с Томми Дойлом? Я могу устроить! – Пойдем. – Привет, Томми. – Привет, заходите. – Мы делаем фонарик из тыквы. – Я хочу смотреть телевизор. Садись сюда. – Вот это вещь! – Ужасный вечер! Мои вещи стираются, я пролила на них масло и вдобавок застряла в окне… Я прошу тебя позвонить Бену Трэймеру и сказать, что ты пошутила. – Не могу. – Можешь! Нет, он пошел пить пиво с Майком Гадфри и вернется поздно. Ты сама ему завтра позвонишь. К тому же, я еду за Полом. Подожди-ка… Если ты посмотришь за ней, я может быть поговорю с Беном завтра утром. Договорились. А Пола же родители не пускают. Не пускали, а он придумал, как выбраться. – Я тебе позвоню через час, ладно? – Ладно. Герлскаут возвращается… О, Пол! Я отдам тебе все! Ключей нет, жди меня, мой Пол! О, Пол! Я не могу больше ждать! Внимание! Включаю обратную полярность. После приземления не теряйте бдительности и ждите моих дальнейших указаний. Искусственная гравитация включена. – Линдзи! Линдзи! – Где ты? – Лори! Там чудовище! Он опять там! – Что случилось? – Там чудовище, смотри! Он нес кого-то! – Томми, перестань. Ты Линдзи напугал! – Я его видел! – Я сказала, перестань! Никакого чудовища нет! Никого там нет, и если ты не перестанешь, мне придется выключить телевизор и уложить вас спать. – Мне никто не верит. – Я тебе верю, Томми. – Я не боюсь! – Ври больше! – А чего бояться? – Тогда зайди. – Иди смелей, Лонни. Заходи! Эй, Лонни, убирайся подальше отсюда. – Боже мой! Вы в порядке? – Конечно. Там ничего не происходит. Дети веселятся, ходят за конфетами, все выпивают, курят марихуану… – Мне кажется, вы все преувеличиваете. – Вам неправильно кажется. – Но реальность подтверждает мои ощущения. – Что должно произойти, чтобы вы поверили?

Ну, что-нибудь помимо ваших страшных сказок.

Я 15 лет наблюдал, как он сидел в комнате и смотрел в стену, но не видел ее. Он смотрел сквозь стену и вглядывался в эту ночь, с нечеловеческим терпением. Он ждал какого-то беззвучного, непонятного сигнала к действию. В ваш городок, шериф, пришла смерть. Можете не обращать на нее внимания, но лучше помогите мне ее остановить. Опять сказки… Знаете, что такое Хэддонфилд? Это семьи с детьми, выстроившиеся в ряд вдоль городских улиц. Вы хотите мне сказать, что они выстроились для убийства. Не исключено. Я останусь с вами, доктор, на тот случай, если вы правы. И если это так, то будьте вы прокляты, что выпустили его. Короче, мы заходим, немного говорим с ними, потом Энни отвлекает Линдзи, и мы идем на второй этаж, первая спальня слева, понял? Да, сначала я срываю с тебя одежду… Только аккуратно там с моей дорогущей блузкой, придурок! Потом ты срываешь с меня одежду, потом мы срываем одежду с Линдзи… – Да, я все понял. – Это вообще просто! Боб, отпусти меня. Отпусти, хватит дурачиться. Отпусти! – Ой, здесь темно… – Энни! Энни, мы пришли! – Куда они ушли? Энни наверно повела Линдзи гулять. – Давай поищем записку. – Давай потом. – Он придет к тебе. – Нет, не придет. Эй, никто никуда не придет, хватит пугать друг друга. Все развлекаются кто как хочет… Что будем делать, ребята? – Давай сделаем еще попкорна. – Нет, хватит. Пойдемте фильм досмотрим. – Точно! – Пойдемте. – Я слушаю. – Привет, Лори, как дела? – Первый раз присела за весь вечер. – Энни далеко там? А разве она не дома? Она поехала за Полом. – Здесь вообще пусто. – Наверное, задержалась где-то. Придет – пусть позвонит мне, я не знаю, во сколько Линдзи укладывать спать. Ладно. Пока. – Желаю хорошо провести время. – Можешь не сомневаться. – Линдзи не будет всю ночь. – Отлично! – Опять 25! – Они с ума посходили! – А ты думай обо мне! – Ты можешь взять наконец трубку? Не могу! А если это Уоллесы? Энни влетит! Я сниму трубку, пусть будет занято. – Фантастика! Вообще просто! – Точно. – Хочешь пива? – Можно. – Это все, что ты хочешь сказать? – Сходи мне за пивом. – Я думал, ты мне хочешь сходить! Я скоро приду… Не одевайся… Энни? Пол? Линда, ах, ты зараза! Ну, ладно. Выходи! Ну что, пиво принес? Милашка, Боб. Просто милашка. Я тебе нравлюсь?

В чем дело, ты ко мне не хочешь? Ну, давай, где пиво-то? Чего ты молчишь? Ладно, помолчим. Странный ты все-таки. Я позвоню Лори, спрошу где Энни и Пол. Мне скучно. Наконец-то.

Сначала жуешь мне в трубку, потом стонешь? Энни, ты в порядке? Опять меня разыгрываешь? Я тебе устрою! Энни! Энни! Спокойной ночи, ребята. Боб? Линда? Ладно вам! Хватит ваших шуточек! Энни, выходи! Уже совсем не смешно, перестаньте! Я вам устрою! Помогите! Помогите, кто-нибудь! На помощь! Помогите! Пожалуйста, помогите! На помощь! Кто-нибудь! Люди! Помогите! Откройте дверь! Умоляю, помогите мне! Помогите! Помогите, умоляю! Ключи… ключи… Томми открой! – Кто там? – Томми, открой скорее! Ну что такое! Томми, умоляю тебя! Скорее! Скорее! Томми, скорее! – Иди наверх! – Что случилось? – Иди наверх и запри дверь! – Мне страшно… – Это чудовище? Боже, спаси меня. – Где вы были? – Я поехал к дому Майерсов, но… – Я нашел машину! Он здесь! В трех кварталах отсюда! Посмотрите со стороны другой улицы, а я подойду с фасада! Скорей! Томми, Линдзи… Милые мои… Мне надо пойти прогуляться. – Это было чудовище? – Я боюсь. – Нам теперь нечего бояться. – Ты уверена? – Почему? – Я его убила. Его нельзя убить. Заходите и запритесь! Запритесь! Томми. Открой. Выходи. Послушай меня. Спуститесь по лестнице и выйдите через парадную дверь. Подойдите к дому МакКензи и постучитесь к ним в дверь. Попросите их вызвать полицию и пришлите всех сюда. – Вы меня поняли? Бегом марш! Это было чудовище. Да, чудовище… Ты права.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты поймёшь со временем.

Но знай, что сегодня я чувствую себя совсем не так, как вчера. >>>