Христианство в Армении

Вы не можете больше оставаться здесь или следовать по западной части побережья.

Переведено вокруг разрываются пули, гильзы сыплются сплошняком, и ты думаешь про себя: "Куда смотрит этот Бог? Ты думаешь в этот момент о своем доме, о вкусе сигареты, о всякой чепухе.

Наш фильм об уродстве, об идиотизме человеческом, о человеческой природе О ненависти. О том, что когда ты думаешь, тебе конец. Только тогда понимаешь, как прекрасна жизнь. Существует 2 типа людей: те, которые сталкивались с войной лицом к лицу, и те, которые не знают, что это такое. Энди Макдауелл Элиас Котеас Брендон Глисон Эдриен Броуди и другие В фильме Эйли Чураки СПАСТИ ХАРРИСОНА В бывшей Югославии в период с 1991 по 1995 год при исполнении их профессионального долга было убито 40 журналистов. Нью-Джерси 9 октября 1991 года Цезарь, если ты чего-то не понимаешь, спроси учителя. А как это сделать? Он все время занят. Я боюсь его отвлекать. -Ну, кто доел? -Все или почти все? -Правда, все. А какой сюрприз? Это папочка? Папа! Папа! Ну, ты что, Цезарь? Ах, ты моя маленькая морковка! Ну-ка, молодой человек, иди-ка сюда! Как же я рад вас видеть! Дай-ка посмотреть. Счастливо, мои дорогие, удачи вам. -Что здесь случилось, Фредди? -Снова ограбили магазин. Уже в четвертый раз. Что возьмут в следующий раз? Апельсиновый сок? У них было оружие? Зачем красивой женщине думать о страшных вещах? Оператор: Никола Пекорини Художник: Жантито Бурчиелларо Композитор: Бруно Куле На юге Судана продолжаются ожесточенные бои. Поток беженцев не прекращается, и лагеря, способные их принять, уже невероятно переполнены. Эта проблема обсуждается в международных кругах, но, похоже, решение ее.

По мотивам романа Изабель Эльсен Сценарий: Эйли Чураки, Изабель Эльсен Продюсер: Альберт Коен Харрисон! Харрисон! Режиссер: Эйли Чураки Харрисон! Привет, любимая! Господи, какое счастье! Я так опоздаю. Я сам все объясню Брюбеку. Он поймет. Даже не вздумай!

-Доброе утро. -Здравствуйте. У тебя измотанный вид.

Ты не заболела? Или какие-то проблемы Господи, что с тобой? Ты ужасно выглядишь! Может, тебе взять больничный? -Харрисон вернулся? -Да отстаньте вы! Мне пришлось уехать оттуда и вернуться на свою ферму. Этот мир не для меня. Я дружил с Харрисоном. Он всегда заворачивал свои пленки в записку для нее. Это были всегда очень точные фразы. Из Южного Судана. Прямо с самолета. Однажды он написал: "Они все с ума посходили". Я подумал тогда: "Ну дает парень!" Я всегда обедал в еврейском ресторане, где и Харрисон. Я сам слышал, как они общались с Брюбеком. Брюбек вечно молол всякую чушь. -Ее зовут Марго, Сэм. -Марго вот именно. Звонила 15 раз. Все про таблицу умножения спрашивала: "Дважды два четыре". Ты делаешь успехи в математике. Дэвид сделал неплохие Сюжетности не хватает, но в целом неплохо. -Пиво будешь? Я решил завязать. -С пивом? -Я за этим и пришел. -Прямо сейчас? -Ты же со скуки помрешь. -Но ты же бросил. У меня не было твоего таланта. Почему сейчас? Похоже, мой запас удачи исчерпан. Ты же знаешь, мне всегда было наплевать на склоки. Я снимал ужасы, оставаясь при этом безучастным. И я гордился этим. И чем опасней была обстановка, тем больше я гордился тем, что сохраняю спокойствие. -Я ничего не боялся. -И что теперь? Я не могу думать ни о чем, кроме Сары и детей. -Я с ума схожу. -Я тоже. Ты думаешь об этом, и я думаю о том же. Но мы не можем все бросить. Ни ты, ни я! Это наш журнал, черт подери! Дай мне время. Потерпи немного. Я подыщу тебе что-нибудь спокойное и хорошо оплачиваемое. Ладно, Сэм. Я подожду с решением только ради тебя. -Но только недолго. -Конечно. Только не забывай, что у тебя контракт. Ну, и негодяй же ты! -Папочка, смотри! -Что ты хочешь? Я подводная лодка! Я опаздываю, дорогуша. Прости, я не могу играть. -Ну, всего разочек! -Ладно, только недолго. Ну-ка, кто это здесь у нас? Это же самая лучшая подводная лодка в мире! -Что случилось? -Ничего. -Да что с тобой, Харрисон? -Это из-за Цезаря.

Каждый раз, когда я заговариваю с ним, он замыкается, я не знаю, Тебя всегда нет дома, он не привык к тебе. -Что значит " нет дома"? -Давай не будем. Нет уж, раз начала, договаривай. Если бы ты проявил хоть каплю заинтересованности. Да что ты говоришь! Я стараюсь быть внимательным ко всем вам. А для чего я работаю? Для кого я это делаю?! Черт побери! Ты думаешь, что твои отношения с сыном станут лучше, если ты 40 раз скажешь " черт"?! Этот кадр стал символом как силы свободы борются с тиранией. Телеканалы всего мира освещают военные события, но именно этот кадр стал синонимом разразившегося конфликта. Этот волшебный момент был схвачен камерой Йигера Поллака. Подождите! Подождите! Сегодня у нас в гостях его друг и коллега, лауреат Пулитцеровской премии 1989 года Харрисон Ллойд. В нашей жизни есть некоторые вещи, в которых мы никогда не будем сомневаться, сколько бы жизней у нас ни было. И я счастлив. Это большая честь для меня поделиться с вами моей уверенностью в том, что Йигер Поллак несомненно лучший из нас. Спасибо, друг. Спасибо вам. Я много сделал ошибок в этой жизни, но главной моей ошибкой, было родиться в одно время с Харрисоном Ллойдом. Мы всегда были с ним конкурентами во всем. И, когда я узнал, что он получил эту премию, я поставил цель тоже добиться ее. Если серьезно, то я счастлив этой награде, потому что получаю ее благодаря ему. Благодаря его работам, я понял, что фотография может быть памятником действительности. И к этому я стремлюсь. Спасибо вам большое. Это огромная честь. Спасибо. Через 2 или З года мы развелись. Йигер не был создан для брака. Он был создан для работы. И не секрет, что он был влюблен в Сару. Это довольно странно, потому что Харрисон был его лучшим другом. И когда Саре пришлось все это пережить, он доказал свою дружбу. Но в глубине души, я думаю, он хотел, чтобы Харрисон умер. -Я, как услышал твой голос. -Я сейчас в штаны наложу. -Да подожди ты! -Оставь его. Кайл! У нас будет вечеринка в честь Йигера. Я бы очень хотела, чтобы ты пришел. Спасибо, конечно, но. Я рассчитываю на тебя, хотя знаю, что ты не любишь разговоров про войну. Спасибо, Сара. -Хорошее выступление. -Спасибо. "Хорошее выступление"! "Знаешь, сколько там парней полегло, Кайл? "А ты тут чем занимаешься?" -Я тебе что-нибудь сказал? Я знаю, как люди умирают. Вчера мой друг Лерой подорвался на мине в Югославии. -Да, я знаю. Но всем на это наплевать, потому что это был маленький фотограф, который снимал в маленькой стране, в которой идет маленькая война. Вы на высоте! Вы работаете на "Лайф", "Таймс", " Ньюсуик". Вы путешествуете первым классом. У вас по 25 камер. Вы снимаете из дорогих гостиничных номеров. А потом раздаете друг другу награды. Да не трогай ты меня! Лерою было 25, Харрисон! И он был в дерьме. -Ты знаешь, как это? Серьезно? Никто его туда не отправлял, он поехал туда на свои деньги. Он отправился туда сам. И все равно его фотографии никому не нужны, даже теперь, когда он мертв.

Мне очень жаль, Кайл. -Тебе жаль? -Да, но такое случается. Ты успокойся, ладно? -Да пошел ты! -Подожди. Что, помахаемся? А ну-ка, кто на новенького? Сара, посмотри. Иди сюда. Взгляни. Единственное, что я не могу снимать на пленку это цветы. -И тебя, конечно. -Тебе просто не хочется. -Это Питер попросил? Вот продажный сукин сын. Собирает цветочки, когда люди убивают друг друга. Он их не собирает, он их спасает, это его работа. И ботанический сад Сент-Луиса просто без ума от него. Твой брат на самом деле очень мудрый человек. -Так что это? -Роза катарантус. Редкий вид с Мадагаскара. Я таких никогда не видел. Обладает целебными свойствами. Даже лечит от редких видов лейкемии. Дарит красоту людям и спасает жизнь, как ты. Я употребил все свое красноречие. -Что с тобой? -Нет, ничего. Черт! Тебя же Брюбек ждет на телефоне.

Привет, Сэм, что ты хотел! В Югославию? -Что там в Югославии? -Гражданская война. Ничего серьезного, никаких репортажей даже по Си Эн Эн. Брюбек хочет, чтобы я съездил на недельку. "Таймс" нужно отправить кого-то. Дорогая, ты не подашь мне вон ту карту? Йигер рвет и мечет, что не может поехать. Ему будут оперировать -Ты ведь присмотришь за ним? -Конечно. -Обещаешь? -Обещаю. Так, значит, Грац. Выясни, у них там есть аэропорт. Слушаюсь, повелитель. Цезарь расстроится. Я обещала ему, что ты будешь дома в его день рожденья. Привет, Лиза. Это Сара Ллойд. Я звоню по поручению Харрисона. Ему нужен билет на Грац. Да, думаю, там есть аэропорт. В Австралии? Нет. В Австрии! Ты меня любишь? Во сколько? В 2:45 из Цюриха. Мама сейчас там. -Пообедаешь с ней? -Конечно. Спасибо. "День рождения Цезаря. Обещаю." Привет, Лиза. Спасибо. Я пошла за кофе. -Тебе принести? -Да, с молоком и ванилью. И за работу. "Они все с ума посходили. Харрисон." -Потом он нажал на курок. -Он просто хотел ее напугать. -Старуху? Зачем? У Харрисона 1З5-й объектив. Парень не видел, что его снимают. Уверена, он убил ее. -Что происходит? -1-й репортаж из Югославии. В результате атаки сербскими войсками хорватских укреплений 800 человек погибло и около З00 ранено. Это же еще один Бейрут. Кто его знает. Возможно, Югославское телевидение преувеличивает. Старые конкуренты сводят Добавьте щепотку религии и получится настоящая война.

Вряд ли. А что это по-вашему, местные разборки? Так, религиозные дрязги.

Европейцы не допустят там ничего серьезного. Это же прямо у них на задворках. Что это? Фотографии религиозных передряг. Немецкий журналист Карл Либб был убит вчера в районе Карловак. Эти съемки именно из того места. Харрисон? Харрисон? Харрисон? Харрисон? Я тебя не слышу. Ты слышишь меня? Я скучаю по тебе, знай это. Последнее время я только и думаю о тебе. Я вижу тебя во сне. Ты знаешь, о чем эти сны. В них я вижу твои руки, твои губы.

Как досадно, что это всего лишь сны. Ты смеешься надо мной?

Знаешь, как бы я хотела включить телевизор и не думать о том, как то, что там показывают, касается меня лично. Надеюсь, ты слышишь меня. Доброе утро. -Мне что-нибудь есть? -Сара. -Нет. Нет! Сара! Подожди! Сара, дорогая. -Сара, дорогая. -Не говори ничего, пожалуйста. Не надо! Нам сообщил Красный Крест Мы не хотели говорить, пока не пришло подтверждение. Вместе с фотографом пропал журналист. Выпейте, вам будет легче. -В маленьком городке. Я точно не знаю. Около Осиека. Когда привезут тело? Не сразу. Его не привезут, Сара. Он был в доме. Дом рухнул сразу. Трупы похоронили сразу, чтобы предотвратить эпидемию. Он поехал туда налегке. Всю аппаратуру он оставил нашему коллеге в Загребе. Значит, я больше не увижу его?

Это все война виновата. Мы ошибались, там война. Настоящая война. А не религиозные дрязги. Мы все ошибались. Я отвезу тебя домой. -Сара, я отвезу тебя. Подожди, я отвезу тебя. Я обещала ей, что ничего не скажу детям. И больше не говорила потом ничего.

Кажется, это было утром в среду. Приехала ее мама. Мистер Брюбек очень переживал за нее. Сара! Дорогая! Она не плакала и не давала это делать другим. Сара такая. Через несколько дней привезли сумки. Сумки мистера Ллойда. Слава Богу, дети были тогда в школе. Открой дверь! Сара, ты должна взять себя в руки. Си Эн Эн ведет репортаж из горячей точки Югославии. Сербские войска продвигаются по восточной части страны. Волна беженцев движется по направлению к Загребу. В плену у сербов сейчас не менее 100 человек, которых они могут выдать хорватам в обмен на своих. Что здесь происходит? Что вы здесь делаете? -Мы читаем каддиш. -Здесь никто не умер! Зачем читать молитву? Где мои дети?! Сара, подожди! Убери руки! Здесь никто не умер! Он жив, Петер. И скажи им, чтобы они все ушли. Он не умер. Сара, я хочу взять Цезаря и Марго завтра в Сент-Луис, чтобы они повидались со своими кузенами. Ты не против? -Привет, Петер. -Привет, дорогая. Нина останется здесь. Мама тоже хочет остаться. Если она будет лезть к тебе, позвони. Я бы почувствовала, если бы он умер. Иначе и быть не может. Понимаешь? Я знаю, что понимаешь. Делай так, как считаешь А когда скажешь, я привезу детей обратно. Или ты сама приедешь за ними. Спасибо.

У тебя замечательные дети. Тысячи беженцев пытаются покинуть страну. Они ищут убежище в лагерях беженцев. Сербы не остановятся и пройдут через Винковчи, Вуковар, Осиек. Винковчи -Я верну его домой. -Понятно. -Присмотри за Марго. Я тебя так люблю. Очень люблю. Аэропорт Грац, Австрия, 7 ноября 1991 года -Вы журналистка? Но вы же не в Югославию -Тогда куда? -У меня дела в Граце. Просто некоторые возвращали машины с дырами от пуль. -Да что вы?! -Правда. Машина стоит вон там. -Вы не подвезете меня? -Вам нужно в Грац? Возьмите меня туда, куда вы едете. -Очень прошу. -Я не понимаю. Вы куда едете? -Вы куда? -В Вуковар. Я знаю туда дорогу. Я покажу вам, если вы возьмете меня. Я студент, учусь в Париже. Сам из Хорватии. Еду искать свою семью. Жену и ребенка. Ему 5 месяцев. У меня есть фотография. Красавица! Я хочу забрать их с собой во Францию. -А у вас есть дети? -Да, двое, Цезарь и Марго. Что это? Раздел. Граница. Остановите здесь. Она оказалась прямо в гуще военных действий. До этого она видела войну только в фильмах Оливера Стоуна или на фотографиях в газетах. Она даже не знала, что в ста метрах от места, где льется кровь, жизнь может спокойно продолжаться дальше. Сначала поедем в Насиз. Там посмотрим обстановку. -Вас как зовут? -Красивое имя. -Спасибо. -Меня зовут Штиомак. -Стомак? Не Стомак, а Штиомак. -А я разве не так сказала? -Нет, вы сказали Стомак. Это как " стоматолог". -Скажите: " Штиомак". -Штиомак. Молодчина! -Что вы изучаете в Париже? -Хочу быть учителем. Я уже преподавал в Хорватии. Вуковар очень далеко. Будем проезжать Осиек. Уходим! Скорее! Я журналистка! Пресса. Он не военный! Пожалуйста! Мне здесь не нравится. Почему? Здесь так спокойно и тихо. Эй! Она живая! Ей повезло. У них не было времени ее изнасиловать. Вы сербка? Хорватка? Скажите что-нибудь. Мы отвезем вас в Осиек. Вы меня понимаете? Они убили его просто так. Англичанка? Американка? Что вы здесь делаете? Она фотограф. Вы фотограф? Если честно, я там по-настоящему струхнул. Первый раз за всю мою карьеру. Я побывал на многих и я знаю, что это такое, но там был просто Я видел снайперов, которые убивали детей и ставили отметку на стене. Этого еще не хватало! Льет как из ведра! А ты-то, Кайл, как здесь оказался? Мимо проходил. Дай, думаю, загляну на вечеринку. Вот только выпить у вас не подают. Ты что, с ума сошла? Ты точно рехнулась! С ума сошла! -Ты точно с ума сошла. -Ты это уже говорил!

Ты ее знаешь? -Где вы ее нашли? -Рядом с машиной. С ней был парень. Он мертв. Кто она такая? Сара Ллойд. -Я еду в Вуковар. -Даже не вздумай! Ты не можешь здесь оставаться.

Никто не понимает, что происходит в этой гребаной стране. Тебе надо выбираться отсюда и побыстрее! Я ни у кого не прошу -У меня есть карточка прессы. -Плевать они хотели на прессу! На белые флаги и на собственных матерей. Сербы, католики, хорваты и прочие кто их разберет? Здесь нет ни плохих, ни хороших. Они сначала пристрелят тебя, а потом подумают. Для них все одинаковы. Это не место для тебя. Они тут все сумасшедшие! Успокойся, Кайл. Тогда сама объясни ей. Ты не можешь ехать в Вуковар.

Сербы стерегут все Туда невозможно попасть, даже если очень захотеть. -Сара, Харрисон мертв. -Харрисон жив! И я поеду за ним. Он звонил мне уже после того, как все решили, что он мертв. Вы только скажите мне, где Осиек, Винковчи, Вуковар. Я обойду все больницы в Вуковаре.

Ты глухая или просто не слушаешь? Это невозможно! Или ты думаешь поймать "Подвезите до Вуковара"? Здесь идет война. Настоящая война с настоящей кровью, смерть, настоящими бомбами, пулями и настоящими извращенцами, которые рады выпустить тебе кишки. Это война. Твой муж не сказал тебе об этом? Подъем! Быстрее! Надо уходить! Они бомбят хорватское телевидение. Какая разница, что обстреливают! Уходим! Вон там видите? Это надо снять! Ну-ка, подвинься, Рембо! -Так что, Харрисон жив? -Так же, как и Элвис. Я сам видел, как здание взорвалось. -Ты видел его труп? -Говорю, здание взорвалось! А как же этот звонок? Если ты что-то знаешь, скажи ей Кайл. Это я ей звонил! Это был я! Я хотел сказать ей, но она меня не слышала на том конце провода. Они захватили гостиницу! Сара! Ты где?! Вылезай, не бойся. Надо выбираться отсюда. Пойдем, пожалуйста, пойдем! Отпусти меня! Ты что, черт побери, делаешь?! Давай быстрее! В подвал, скорее! Чтоб нас там всех укокошили?! Мы там будем, как в мышеловке! -А винного погреба тут нет? -Надо выбираться отсюда! Вот черт! Да садись же ты! В таком дерьме я еще ни разу не был! -А куда мы едем?! -В чертов Вуковар! Ты с ума сошел?! Говорю же, мы едем в Вуковар! Меня туда посылает эта леди. Наверное, он пытался проехать через Осиек. А потом хотел подобраться как можно ближе к Вуковару. Или он шел через Винковчи. Ты бы также поступил, если бы перекрыли дороги? Ты бы тоже туда ринулся в погоне за кадрами? А из Вуковара можно с кем-то связаться? -А если он ранен? -Тихо, пограничный пункт. -Мы под прицелом. -Фары вруби. Ты фотограф, не забудь. -У вас есть что-нибудь белое? Езжай медленнее! Не разговаривай с ними. -Ни слова не говори. Как дела? -По-английски говорите? -Немного. -Что нового? Это точно. -А в чьих руках город? -На западе наши. А на востоке все еще идут бои. А эта дорога безопасна? Через километр сербские снайперы, а что дальше, не знаю. Ты понял, Кайл? Рискуй своей шкурой, а я не хочу. Пожалуйста, я ищу вот этого человека. Вы не видели его? Он был здесь. Он фотограф. Надо увезти ее, Кайл. Посадим ее на самолет в Граце. Ведь Ллойд погиб. И пошло все к черту! А ты видел его тело? Видел? Я нет. Если она думает, что он жив, может, и правда жив? -Все это чушь. -Это не чушь! Как ты туда доберешься? Зачем тебе это? Оглянись вокруг.

Люди убивают друг друга. Если я сдохну, какая разница где в Вуковаре или здесь? А ее-то зачем тащишь? Слушай, Стивенсон, проваливай отсюда. Езжай к маме под юбку. Черт! Это было бы хорошо! Посмотри на нее. Посмотри. Если ты такой храбрый, подойди к ней и скажи: "Поехали отсюда на хрен. Твой муж погиб". Я не могу. Вы не видели здесь этого человека? Он фотограф из Америки. Возможно, он ранен. У тебя пленка кончилась. Этим еще повезло. У них есть глаза.

Говорят, некоторые экстремисты-четники входя в город, не только пытают и убивают, но и вырывают глаза и хвастаются, у кого больше. Ты хочешь ехать туда? -Ты уверена? Они могут предупредить своих снайперов, но, может, те заметят знак ТВ на машине. В общем, надежда умирает последней. Короче, если мы проедем хоть четверть пути, значит, мы все счастливчики. Держи руку на ручке двери. Услышишь выстрел, выпрыгивай и в кусты. Поехали. Кажется, прорвались! Не прыгайте! Подождите! Живей! Живей! Внутрь!

Помоги мне, Кайл! Мы тут ничего не сможем сделать. -Что она говорит? -Она молится. Это еще что такое? Это танки! Моя машина! К стене! Сюда, быстрее! Да отойди ты от окна! -Я весь дрожу. -Отойди к стене! Нас всех прикончат! Здесь отчет о встрече Буша с Вацлавом Гавелом. Нельсон, что такое? -Что это? -Взгляните на имя, сэр. Харрисон Ллойд Прошу прощения. Алло! Что случилось? И никакой записки? -Ничего? То есть записка была, но очень коротенькая. Все в порядке. Ничего особенного там не происходит. Бои временно прекратились. Сейчас там относительно спокойно. Да, да, я знаю. Думаю, не о чем волноваться. Да, конечно. Спасибо. -Сколько дней шла пленка? -Три дня. Там все хуже и хуже. Это Кайл. -Для кого он снимает? -Эй Эф Пи. -Ты говорил с Симоном? Но он ничего не знает. Только получает от него Похоже Кайл выехал из города под названием Винковчи и направился в сторону линии фронта. С тех пор его пленки приходят вместе с Сариными. -Он ищет там Харрисона. -Да ты что?! Я-то думал, она на курорт поехала. -Хорошие фотографии. -Ты на нее посмотри. Вот здесь. Дети здесь такие хорошенькие.

Я бы вывез их всех подальше отсюда. Надо было покупать автобус. Вон они, мать их! Пропусти и давай поехали! Вот улица на Вуковар, направо! Ну, теперь прорвемся! -Сколько осталось? Между минами и постами будем ехать часа три. Мы прорвемся! Последний рывок. Вот дерьмо! Уходи вправо. Что это? Вам лучше уходить Мы вернулись с дороги на Вуковар. Эти сволочи скоро будут -Что здесь происходит? -Я уже объяснил.

-Кайл, наверно, он прав. -Садитесь в машину. -Мы едем в Вуковар. -Очнись! Послушай свою подружку. Там море крови, говорю тебе. Лучше поедем все отсюда подальше. Будем прикрывать друг друга. -Я сказал, мы едем в Вуковар. -Значит, ты уже мертв. Лишь бы тебе хорошо Возвращаемся в машину. Может, хочешь остаться? Забирай сумку и вали в Загреб. Примешь там теплый душ и дело с концом. Думаешь, я отдам тебе самые лакомые кадры? Это я и хотел услышать. Черт, что там застряло?! Блин, да я понять не могу, сейчас-то кто стреляет?! -Куда вы?! -Вон туда в подвал. Пошли, Марк! -Ты в порядке? Мне тоже страшно. Всем страшно. Я, признаться, не очень люблю мертвецов. Они знают, что эти фотографии расскажут о войне всему миру. Они понимают, что для этого мы здесь. Если мы не покажем их, никто не узнает. Мы должны делать свое дело. Может, увидев это, люди поймут, как мелки их страдания о потерянном кошельке или штрафе.

Твой муж знает, что делает. Он молодец. Почему ты едешь со мной? Просто так. Я ничего доброго не сделал в своей жизни. А сам всегда мечтал быть героем. Просто повода не было. Ты что хочешь покоя или бодряков? -Фенобарбитал или эфедрин? -Не хочу. Ты чего? Давай! Лучшего оправдания наркотикам и не придумаешь. К тому же, когда спишь забываешь про голод. Я умираю, есть хочу. -Я тоже. Значит, тебе надо поспать. Когда вручали премию, мы с Харрисоном чуть не подрались. -Он тебе рассказал? Сейчас я об этом жалею. Это было просто глупо. Не волнуйся, я ему все объясню. Спокойной ночи. Ты все-таки не веришь, что он жив? Харрисон бессмертен. А, знакомые все лица! Тупой и еще тупее. Привет, Марк. -Как дела? -Ничего. -А где твоя тень?

-Спит праведным сном. Привет, Марк. Я знал, что вы здесь. Я видел вашу машину. Извините, но там нельзя парковаться, придется заплатить штрафик. Добрый вечер, мадам. -Вы путешествуете? -Еще как! -А где Кати? -Она мертва. Вчера снайперская пуля попала ей прямо в голову. Она даже ахнуть не успела. Где это было? По дороге в Вуковар. Что это? Черт побери! -Какой запах! -Закрой лицо. Это же та девочка в желтом платье. Эти скоты изнасиловали ее. Подонки! Ты в порядке? Поехали! -Ты куда так гонишь? -Все нормально. Это еще что такое? -Притормози. Боже, что ж это такое? Пресса. Пресса. Вроде проехали. Кажется, нам здесь не очень рады.

Если они не отобьют Вуковар, они проиграют войну. Эта война не на жизнь, а на смерть. Посмотрите на эту собаку. Кажется, мы здесь не первые. Сам Йигер, черт его дери, Видать, эта война становится популярной. Ты чудом осталась жива! Давай поблагодарим Бога и вернемся в Загреб. -Кто скажет мне спасибо? -Спасибо, Кайл. -За заботу о Саре? -Именно за это. За то, что позаботился Более вежливо: "Спасибо, Моррисон, что позаботился о Саре Ллойд". А разве того, что я сказал, недостаточно? И что теперь? "До свидания, Вуковар"? Может, она сама решит? Вокруг сербские снайперы, засранец! Очень скоро здесь будет война. Как, по-твоему, к чему готовятся эти солдаты? К вечеринке? Ты можешь допереть, что здесь будет? -Я все равно поеду. -Ты не доедешь туда. Никого не впустят и не выпустят оттуда. -Ты найдешь там смерть. -Ты-то откуда знаешь? Ты-то сюда на самолете добрался. Да что с тобой?! Я же пытаюсь помочь! -Мне нужно кое-что отснять. -А кто тебе не дает? -Надо снимать снимай! -Да пошел ты! -Она-то тут при чем? -Я все равно поеду.

Если есть хоть полшанса, что он жив. Он погиб! Он погиб, пойми! Чтоб у тебя там пленка кончилась! Что ты здесь делаешь, Йигер? Ехал бы ты отсюда. Напиши книгу или что-нибудь Какую книгу? Я знаю, зачем ты приехал. Ты приехал к ней. Но тебе ее не переубедить. Пока она не увидит тело Харрисона. Так что, делай, как я. Помоги ей. Лучше мы оба будем молиться, чтобы кто-нибудь полюбил нас так, как она любит его. Тут был один наемник, француз. Он сказал, что 7-8 дней назад видел в госпитале одного американского фотографа. Он тяжело ранен, но жив. Возможно, это Харрисон. Следующая остановка Вуковар. Командир войск дал нам разрешение на выезд. Нас раздирал страх. Мы прекрасно знали, какой ужас ждет нас впереди. Если бы она засомневалась хоть на секунду, думаю, мы бы повернули Но она не сомневалась. И мы собрались. Мы разделимся. Выступаем с интервалом в 10 секунд. Дорога по лесу примерно с километр.

Бежим одну минуту, остановка тоже на минуту. Если стреляют, останавливаемся и отсчитываем интервал Если кто-то кого-то догоняет, останавливаемся и возобновляем дистанцию. Если кого-то ранят, не возвращаться. О нем позаботится тот, кто идет следом. А если ранят последнего? Ты пойдешь первым, потом Кайл, потом Сара, а я буду последним. -Я пойду первой. -Сара, пожалуйста. Ну, Стивенсон. Иди, как только будешь Ну, давай. Все нормально. Сними это. -Ты в порядке? Улыбайтесь. Они поражены, как мы прорвались через снайперов. Они уважают силу и ненавидят слабость. Выше голову. -Ты сам-то как? -Все нормально. Ну-ну, все хорошо. Расслабьтесь. Они нами восхищаются. Думают, что мы герои. Никто до нас не решался на такое. Мы так и шли, все вперед, не знаю, как долго. И вдруг оказались на улицах Вуковара. Здесь шли не просто бои. Позже это назвали "расовой зачисткой".

Мы в ужасе смотрели Повсюду трупы, части тел, убитые дети.

Там была женщина. У нее на шее была табличка: "Я вынашиваю сербского ребенка". И я подумал: "Что мы тут делаем?" Ублюдки! Сволочи! Это было невероятно. Я подумал: может, мы сошли с ума или нам это приснилось? Мы шли туда, откуда не было шансов вернуться. Мы фотографы! Мы фотографы! Черт, это же больница! Пойдемте быстрее! Давайте резче! Давайте, давайте! Это те ублюдки. Марк! Иди сюда! Давай, давай! Я больше не хочу здесь оставаться. Моя сумка! Моя сумка! Давай же, иди! Она воняет. Воняет смертью. Надо выбираться отсюда. Здесь нельзя оставаться! Я уйду! Они нас всех убьют! Да успокойся ты! -Все в порядке!

Господи, вы ищете мертвеца! -Тут тысячи мертвецов! -Я знаю, знаю.

Ну, хватит. Все нормально, они ушли. Сейчас я тебя вынесу. Я держу тебя. Все нормально, живой! Прости меня. Прости меня. Уже почти ночь. Если сербы нападут, они захватят больницу. Если мы хотим найти Харрисона, надо двигаться сейчас. Мы ведь за этим пришли? Так ведь? Черт побери! -Прости меня! -Все нормально. Прости меня. Нельзя, Сара, слишком -Простите, я ищу Харрисона. -Оставьте вы! -Помогите. -Пустите! Снимайте все это! Пусть все знают! Харрисон! Харрисон! Харрисон! О Господи! Харрисон! Это я, Сара. Это я, Сара! Харрисон! Что с тобой?! Неизвестно, как он попал в больницу. У него была тяжелая контузия. Рядом с ним взорвалась Харрисон был в бреду. Сара сняла с него окровавленные бинты. Почти все тело было обожжено. Он невыносимо страдал, но не произносил ни слова. Он ничего не говорил. Он был где-то далеко. Есть он не мог. Сара кормила его кусочками хлеба, смоченного в воде, как какую-то раненую Это было так прекрасно! Она все время разговаривала с ним, успокаивала. Она казалась такой умиротворенной. Я знаю, это звучит глупо, но она выглядела в тот момент счастливой. 18 ноября 1991 года прогремел гром. С тех пор я знаю, что мир это тишина. После 87 дней осады хорватские войска сдались. Вуковар был сломлен. Милошевич одержал В сражении за Вуковар погибло 15 тысяч человек. Цезарь так вырос! Дети в этом возрасте так быстро меняются. За последние месяцы он очень повзрослел. Прямо уже молодой человек. Я думаю, правильно, что я не водила детей к тебе в больницу. Не хотела, чтобы они видели, как ты страдаешь. Папочка! Папочка! Привет, папа! Идем, детка. Посмотри, папочка! Я подводная лодка! Папочка! Иди сюда. Сядь, ну сядь. Я подводная лодка. Я ухаживал за твоими цветами. Ни один из них не завял. Ну, я пошел заниматься. Хочешь, опять покажу Нью-Джерси, 14 декабря 1992, год спустя. Харрисон! Харрисон! Привет, Сара. Цезарь ухаживал за моими цветами. Все это время он заботился о моих цветах. Мой сыночек ухаживал за цветами! Что со мной произошло?

Они живут в Сент-Луисе. У них там дом рядом с ботаническим садом. Харрисон поправился, слава богу.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но я знаю, что хочу новую ногу и нового ребенка.

И что же мне было делать? >>>