Христианство в Армении

Ну так вот, я всё подготовила.

Автор сценария и режиссёр Дэвид Эйр Продюсеры Андреа Сперлинг, Дэвид Эйр Оператор Стив Мэсон Художник-постановщик Девора Герберт Композитор Грэм Ривелл "Крэйв Филмз" представляет Производство Андреа Сперлинг Фильм Дэвида Эйра Кристиан Бэйл Фредди Родригес ТЯЖЁЛЫЕ ВРЕМЕНА Ева Лонгория Терри Крюс Ноэль Гильельми Чака Форман и другие Бельгия, 14 декабря 1944 года на другом конце света войска Союзников с неослабевающей силой наносят Германии тяжёлые удары. Мы не ожидаем временного затишья этой зимой в Европе. Мы готовы сражаться. Штаб батальона Пятого корпуса Декабрь 1944. Я сидел в милях от фронта и ничего толком не знал о войне. Войска, топливные склады, подразделения противника. Всё это было лишь точками и линиями на карте. Шампанское? Пытаетесь выслужиться? Просто помогаю нашим войскам, Харт. Капитана надо отвезти назад, в 106-ю. Найдёте ему шофёра? Я могу взять его с собой, сэр. Забавно. Я так и думал. Сегодня не очень напряжённое движение, сэр. Понятно. Капитан. Да, ещё одно, сэр. Вы собирались отослать со мной ещё и часть этого шампанского. Точно. Спасибо за напоминание, Том. Генерал ему очень обрадуется. .теперь сражаются по всей длине 500-километрового фронта в Северной Франции и Германии. За 10 недель после начала операции в июне 1943, союзники высадили почти 2 миллиона человек. Знаете, что пригодилось армии, сэр? Снегоуборочные части. Нам лучше воспользоваться полумиллионом галлонов бензина и парой дорог, что не вымощены прыгающими минами. Немецкие С-мины. Да, сэр. Вам как-нибудь стоит провести ночь на передовой, лейтенант. Я знаю, сэр. Подозреваю, это вряд ли случится, не так ли? Полковник говорил, ваш отец сенатор. Думаю, вам не придётся провести так уж много ночей в окопах, да? Не нужно стыдиться, сынок. У тебя отличный отец.

Сэр, куда? Сен-Ви. Похоже, вы не туда свернули, сэр. Сен-Ви к западу. Но я уверен, что Сен-Ви точно на восток, сержант. Прямо. Можно мне посмотреть, сэр? Я вчера тут ехал, сержант. Руки вверх! Посмотри, что в ящике. Заколочено гвоздями. Похоже, там вино или шампанское. Вам очень больно? Лейтенант Томас Харт. Личный номер. 1841287. Вы не возражаете, если я закурю? До вашего поезда придётся идти 8 километров. Разумеется, в обуви дойти будет проще. Лейтенант Томас Харт. Личный номер 1841287. Благодарю вас, лейтенант. Но мы оба знаем, что это совсем не всё. Покажите мне расположения топливных складов. Просто покажите, и всё сразу закончится. Возьмите униформу лейтенанта. Я сразу верну вам вашу одежду. А когда вы оденетесь, мы ещё немного поболтаем. В последний раз. Улыбайся, Джо. Для тебя война закончилась. Теренс Ховарт Коул Хаузер Марсель Жюрес Лайнус Роуч и другие Лейтенант, вам понадобится защита от холода. Нет, спасибо, солдат. Со мной всё в порядке. Нет, нельзя. Давайте же, возьмите. Пока не согреетесь. Возьмите, сэр.

Композитор Рэчел Портман Эй, капитан, кто-нибудь сообщает близким военнопленных? Немцы передают список командованию, командование оповещает семьи. Это добровольно, сэр? В смысле, лейтенант? В смысле, я могу попросить этого не делать? Не думаю. Оператор-постановщик Алар Кивило Надо натолкать в них соломы. Солому. В ботинки. Чтобы не отморозить ноги. Продюсеры Дэвид Лэдд, Дэвид Фостер Грегори Хоблит, Арнольд Рифкин Сценарий Билли Рэй и Терри Джордж Режиссер Грегори Хоблит Ещё один эшелон рабочих, сэр. Эй, девчонки. Чтобы следующая партия снарядов совсем-совсем не взрывалась, договорились? Нихт бум-бум, да? Капитан! П-51 на подлёте! Ложитесь все! Вниз, вниз! Не высовывайтесь! Капитан, почему они стреляют в нас? Не видят надписи на крыше. Отцепить паровоз! Открывайте двери! Все открывайте двери! Харт, помоги! К остальным вагонам! Выводите людей! Мы подадим знак! Так, вы встаньте в круг! Мы им напишем! Сейчас скажем им! Харт! Убери его отсюда! Так, встали в линию! Собрались вокруг меня! Шевелись! Шевелись! Мы им пишем! Хорошо! Давайте снова в линию! Не вздумай тут умирать. О Боже. Военнопленные Господи Иисусе. Ладно, смотри на меня. Смотри мне в глаза. Смотри. Чёрт. Чёрт. Он меня не слышит, сэр. Всё в порядке. Всё хорошо. Стать смирно! Полегче, сынок. Легче. Они приказывают идти. Наверное, вам лучше забрать его ботинки, лейтенант. Лейтенант. Заберите его ботинки. Или вы, или немцы. Возьмите их, сэр. Пока у вас есть ещё ноги. И носки тоже. Они ему больше не нужны. Становимся по 6 в ряд. Так, давайте выполнять, что приказано. Прости меня. Лагерь военнопленных 6А, Аугсбург, Германия Ещё раз, я вынужден напомнить, побег это не игры. Подумайте вот о чём. У этих русских был шанс счастливо встретить Новый Год. Вы отдаёте честь зверям, полковник. Животные. Недочеловеки. Моя страна не делает таких различий, полковник. Они не делают таких различий Они наши союзники, полковник. А, да, вы и ваши союзники. Позволь мне кое-что сказать о вас и ваших союзниках. Военное министерство распространило данные о потерях в Арденнах. 200,000 человек из союзнических войск убито или захвачено. Ваша Третья армия, Паттон, бежит. И Вермахт сумел захватить достаточно топлива, чтобы снова войти в Париж, а может, и отбросить ваши войска назад к морю. Тут может быть многолюдно этой зимой. Майор Фуссель? В вошебойку их. Повернись, Джо. Ага. Поворачивайся. Росс? Харт?

Росс и Харт? Капитан Росс. Майор Клэри. Лейтенант Харт. Лейтенант. Допрос, джентльмены. Офицерский барак. Бегом.

Продолжается германское наступление на американском фронте.

Весь фронт, длиной около 50 километров к югу от Моншау, пришёл в движение.

Принимаются контрмеры. Есть пачка "Честерфилда". Готов меняться. Конечно. Это важнейшее направление для немцев. В прорыве участвуют некоторые отборные части немецкой армии. Вольно, солдат. Садитесь. Благодарю, сэр. Так расскажите мне, лейтенант, почему вы до сих пор живы? Сначала вы выжили в том джипе, потом Ганс и Фриц забрали ваши ботинки. У вас в кармане кроличья лапка? Две подковы и 4-листный клевер, сэр. Хорошо ответили. Кстати, не стоит налегать на этот кусок хлеба. Вы давно не ели твёрдой пищи. Можете оказаться в санчасти. Не знаю, сэр. После того перехода, что был, санчасть выглядит дорогим отелем. Ну, желудок мог и уменьшиться маленько за 17 дней. Я же прав? 17? На поезде 6 дней, ещё 6 пешком. А сколько вас держали? Пять дней допросов? Нет, сэр.

Три дня. В любом случае, умеренность не повредит. Слушаюсь, сэр. Спасибо. А тот, что вас допрашивал. Шуман, так? Нет, сэр. Шуман та ещё сволочь. Чуть не порвал меня пополам. Не так уж и много для небольшого разговора. И вы это ещё оцените. Курите, лейтенант? Не возражаете, если я закурю? И я снова вынужден вас спросить, лейтенант. Склады горючего? Спасибо. Этот капитан Лутц знал всё, что происходит в Шато? Он знал всё, сэр. Расположение топливных складов? Перемещения войск? Сэр, он знал, что я ел на завтрак в то утро, когда меня схватили. Покажите и мы со всем этим покончим. Только имя, звание и личный номер. Достаточно. Вы свободны, лейтенант. К сожалению, мы не можем разместить вас тут. Всё занято. Придётся вам жить в 27-м бараке. Разве 27 барак не для рядовых, сэр? Да, но как вы могли заметить, нынче немцы развернули бурную деятельность. Вам там будет удобно. Слушаюсь, сэр. Лейтенант. Покажите! Покажите! Или остаток жизни будете курить окурки!

Донни, ты как? Я в игре. Сам подумай, Джо. Похоже, целый дивизион просто сдался. Кто тут за старшего? Хорошо. Что тут у нас? Три милых дамочки, большая удача. Простите, я ищу главного. Если вдуматься, то главный сейчас Адольф Гитлер. Я лейтенант Том Харт. Всё в порядке, ребята. Старшина Вик Бедфорд. Рад познакомиться. Только что из Арденн? Да. Полковник послал меня сюда. Офицерский барак полон. Ну, тогда добро пожаловать в Рио. У нас свободна только эта средняя койка, надеюсь, вы не будете возражать. Средняя так средняя. Спорю, вы курите "Лаки Страйк". Вы правы. Хотите выпить? Держим для Нового Года. Нет, спасибо. В основном, это ферментированный изюм. И немного скипидара для запаха. Я в порядке. У нас хоть кто-то остался на передовой, сэр? Как вы, лейтенант? Охрана только об этом и говорит. Что там, чёрт возьми, случилось? Так, оставьте его в покое. Он только что пришёл. Берегите, как зеницу ока. Они тут вместо денег, особенно для охраны. Спасибо, старшина. Я на минутку. Слушайте, все! С нами некоторое время поживёт лейтенант Харт. Скажите, а что нужно сделать, чтобы присоединиться к покеру? Думаю, мы что-нибудь сообразим. Отлично. Сэр, у вас примерно 42-й размер обуви? А что? Неужто тут большой супермаркет где-то за бараками? Всякое может быть. Мочитесь прямо на него, сэр.

Единственный способ заставить их уйти. Счастливого Нового Года. Всем выйти! С Новым Годом! С Новым Годом! Смог достать только 42,5. Праздники, подарки, вы же понимаете. Вы только поглядите, как он сияет.

И носки. В таких можно даже в Хюртгенском лесу повоевать. Неужто тебе не нравятся отмороженные ноги? Безумно. У меня как-то почернели ногти на ногах, так я не смог подобрать к ним сумочку. Майор Фуссель. Постройте всех, майор. Слушаюсь, сэр. Бараки, внимание! Поглядите-ка. Эти несчастные ублюдки маршируют теперь целый день. Видите завод за южной вышкой? Немцы делают бомбы прямо у нас под носом. Там предполагалась обувная фабрика. А теперь там русские делают минометные снаряды. А это ещё что такое? Лётчики. Теперь у них ниггеры летают? 332-й эскадрон истребителей. Читал о них в журнале Янк. Чёрт меня побери. Надо же, у нас теперь есть офицеры-ниггеры. Чёртов немчура прав. Похоже, мы проигрываем войну. пять, шесть, семь, восемь. Подняли. Тяните ногу. Лейтенант. Похоже, получится неплохое зрелище. Надеюсь. Ставки высоки, сэр. Вы о чём? Половина сигарет в лагере поставлена на то, куда вы разместите новичков. И куда, по-вашему, я их должен поместить? Думаю, я выделил бы им отдельную палатку, сэр. Мы не можем это сделать. Я подумывал, чтобы поместить их в 27-й, к вам. Нет, сэр, разве им будет не лучше в офицерском бараке? Не такие они важные персоны, чтобы из-за них выселять двоих из 22-го. И нельзя, чтобы они были единственными офицерами в бараке рядовых. Вы в 27-м. Думаю, вы сможете присмотреть за ними. Сэр, я и сам ещё новичок там. И пока не пользуюсь особым авторитетом. У вас на плечах погоны, лейтенант. Это авторитетно само по себе. Что у тебя там? Открывай. Две пары. По вкусу куриный, да? Скорее мотыль. Это протеин. Ешьте. Ты в игре? А у тебя что? Три пары. Нужно освободить немного места, мужики. Заходите. У нас ещё двое гостей. Младшие лейтенанты Ламар Арчер и Линкольн Скотт. Вы шутите, сэр. Они будут жить тут? Два офицера только что вошли в барак. Почему вы не отдаёте честь? Прекрасная идея, сэр? У нас тут и так всё переполнено. Уже нет. Крауч? Краснер?

Да, сэр? Вас переселяют. Барак 28. Полковник хочет, чтобы вы перешли до отбоя. На чём вы летаете? Эскорт бомбардировщика, П-51. Наверное, по всей Европе толстым слоем валяются мёртвые экипажи бомбардировщиков. Видите эти нашивки, старшина? Их не хватит, чтобы белые приняли вас за своих, мальчики. Бедфорд! Эти мальчики лейтенанты. Запомнил? Называй себя, как придётся. Для меня ты останешься ниггером. Что-то я тебя не понял, старшина. Так, всё! Хватит. Примерно так, ясно? Сделаешь "остановился-побежал". Понял? Мяч в игре! Отлично, Джонни! Отлично! Готов? Пошёл. Ой. За линию. Лейтенант! Не подашь, малыш? Идём, не обращай внимания. Кромин? Идите сюда. Делай. Делай-делай. Я возьму. Стой, криги! Стой! Неплохо, сэр. Эй, парень! Ещё хлеба, ещё! Это запрещено! Прямое попадание! Это запрещено, Бедфорд! Приятного аппетита! Сукин сын. Замерли все. Сильно, старшина? Просто царапина. Выживу.

Вы в порядке? Джо, сюда! Да плевать на них. Идите, пусть вашу руку посмотрят. Слушаюсь, сэр. Эй, Бедфорд. Сигареты? Вы тут главный банкир, Вик. Как рука? А что вас на самом деле интересует? Да ничего. Майор Клэри сказал, что вы ходили с протестом. О лейтенантах Арчере и Скотте. Я уверен, что они сразу обсудят этот вопрос с Эйзенхауэром, как только смогут. Им тут не место. Тут никому не место. Но сюда их прислал полковник. Ага. Спорю, что вы мечтаете, чтобы полковник отдал вам хорошую кровать в офицерском бараке прямо сегодня, а, лейтенант? Это не отель "Уолдорф". Разве не так? У нас не будет из-за этого проблем, ясно? Что вы делали до войны? Чем зарабатывали? Учился в юридической школе. Второкурсник. Гарвард? А цветные у вас там были? Несколько человек. Так вот, я с ними сталкивался. Я два года служил в полиции в восточном Сент-Луисе, и я знаю их. И давайте не прикидываться, что мы добрые соседи. Закончили, старшина? Нет, не закончил. Мы не обсуждали, что я хочу за эти ботинки и носки? Тут может быть холодно, как на Северном полюсе, но я не Санта-Клаус. И чего вы хотите? Я возьму ваши часы. Это подарок моего отца. Готов спорить, ваш папочка может купить ещё одни. И за них вы будете немного повежливее, старшина? Намного. О, это было прекрасно. О, детка. Неувлекательный фильм, да? Ну, нас явно ввели в заблуждение, сэр. Охрана сказала, что будут показывать "Жизнь и время Джесси Оуэнса". Знаете, а вы ведь можете сидеть впереди, вместе со всеми. Нам и тут неплохо, сэр. Никто вас не тронет. Я ж сказал, что нам и тут неплохо, сэр. Все по местам! Бараки, внимание! Отлично, Ди-Дабл-Ю. 45 сантиметров. Да ладно, Джо. Как минимум 60. Да в любом случае, мой рекорд не побит. Встать! Встать! Все встали! Всем покинуть кровати! Выходите! Выходите! Выходите! Встать! Внимание по койкам! Внимание! Быстро! Быстро! Кто тут старший по званию? Лейтенант Томас Харт. Один из ваших людей был сегодня за оградой, лейтенант. Его заметили в восточной зоне выдёргивающим колок из крепления палатки. Вы все знаете правила этого лагеря, касающиеся хранения и укрывания оружия, не так ли? Майор, никто не покидал барак. Минутку, минутку. Что за. Молчать! Мне подкинули! Кто-то подложил. Молчать. Молчать! Идёмте со мной! Мерзавец. Я слышал, как ты выходил! Я подозревал, что так и будет! Куда вы его ведёте? Иногда нужны уроки, лейтенант. Мы серьёзно относимся к безопасности. Куда вы его ведёте? Что он делает?! Я убью тебя. Я точно убью тебя, Бедфорд! Это ты подкинул! Следи за языком, ниггер! Это он подкинул! Убирайся от меня! Линкольн. Смотри на меня, Линкольн. Не трогайте меня. Я могу тебя отпустить? Линкольн? Это было лёгкое нарушение, полковник. Ему полагалось 15 дней карцера. Не казнь. Он пытался сбежать. Чушь. Вы вывели его полуголого. А потом ваши люди выстроились и застрелили его. Он не пытался сбежать, не больше, чем те русские, которых вы недавно повесили. Он, что, собака? Низшая раса?

Вы, американцы, используете другое слово, как я знаю. Но, разумеется, в вашей стране вы не делаете различия. Да и вы тоже, я уверен. Он был офицером. Лейтенантом ВВС. И поэтому вы с такой радостью приняли его в офицерском бараке. Глядите, полковник. Мы имели все права обвинить его в сокрытии опасного оружия. У него тоже были права. Женевская Конвенция прямо запрещает. Обернитесь, полковник. У нас тут не Женева. Куда это вы? Проверю своих людей. Разумеется, проверьте. А я пока загляну в ваш барак, послушаю, что там на Би-Би-Си сегодня говорят. Теперь. можете идти к своим людям, полковник. Спокойной ночи. Разве ты не в курсе, Фюрера любят трусы. И мы скажем Хайль! Хайль! Прямо ему в харю. Разве это не первый класс? Супермены арийской расы? Да, мы арийской расы, супер-пупер прекрасной расы. Разве эта вся земля. Оставьте нас, капитан. Как держится Скотт? Трудно сказать. Он почти не говорит. Он спросил, что будет с телом. Ну, и про личные вещи. Давайте! Достань его! Ну же, ребята! Как тебе это, ублюдок? Осторожнее, Бедфорд. В том самолёте ниггер. Хвост выкрашен красным. Значит, он из 99-й. Выпускник колледжа для чёрных в Таскиги. Прочь от бараков! Ну же! Уносим его отсюда! Забираем его отсюда! Театр! На крышу театра! Отнесите его к врачу, быстро! Сюда! Мне нужны люди! Возьмите это! Давайте! Ну же! Сверху. Не останавливайтесь! Нужны ещё вёдра! Быстро! Несите! Давайте! Быстрее! Заверните это за угол. Слушаюсь, сэр. Знаешь, где бы мне никогда не хотелось оказаться? В чёртовом "Уолдорфе".

Ничего личного. Просто он не выносит, когда ему лгут. Я никогда ему не лгал. Ты попал на крючок при первом же разговоре. Этот Лутц, который тебя допрашивал? Он следователь первого уровня. Он допрашивал и МакНамару. Когда кто-то молчит, его просто пропускают дальше по лестнице. Второй уровень, третий. Неделями продолжается. Он там был месяц. А ты разговаривал только с Лутцем. И тот вышвырнул тебя через 3 дня. Всё, что я сказал, было имя, звание. Полковник нас обоих не любит. Он из Вест-Пойнта, четвёртое поколение военных. Он рос в этом всём. И такой волк поймал младшего офицера на явной лжи. Всё это показывает, как далеко он от настоящей войны. От той, на которой должен был сражаться.

Нарываешься, а? Что, чёрт побери, он делает? Что вы делаете, лейтенант? Чёрт возьми, Линкольн. Мы должны были продавать билеты на это. Стоять, криги! Руки вверх! Стоять! Наружу! Наружу! Шевелись. Двое ваших людей умерло за два дня, полковник. Похоже, вы потеряли над ними контроль. Будет ли лейтенанту Скотту предоставлено право на судебное расследование? Майор Фуссель видел его рядом с телом. Похоже, это и есть приговор суда. Каждый заключённый, обвиняемый в преступлении против другого, имеет право на суд. Если бы его поймали в Алабаме, не было бы никакого суда. Не так ли? Возможно, вы и правы, полковник. Наверное, стоит забыть о суде. Давайте просто выведем его и сделаем пару дырочек в груди, как лейтенанту Арчеру. Военно-полевой, как в американских фильмах? Да, что-то подобное. Будет весело. Хорошо, полковник. Можете провести его в театре. Уведите его. Полковник, мои люди в этом театре каждый день. Мы бы хотели поставить палатку для проведения суда. Нет. Театр отлично подойдёт. У вас время до конца недели. Но это тяжёлое преступление. Суд займёт больше, чем несколько дней. 1000 пленных американцев из Арденн прибудут в эти выходные, и я размещу их в вашем театре. Полковник, я объяснил. Полковник! В субботу ваш театр станет моим. Отнесите тело в морг. Постойте, полковник! Это место преступления. Прошу прощения, лейтенант? Я сказал, что это место преступления. Тело и всё вокруг улики. Тут нельзя ничего трогать, пока всё не будет сфотографировано. Разумеется. Оставьте тут все как есть. Я назначаю вас защитником лейтенанта Скотта. Сэр, я не адвокат. Минуту назад вы были вполне убедительны. Я могу быть свидетелем. То есть, я слышал, как лейтенант вышел. Лейтенанту нужна наша помощь. И я назначаю вас адвокатом. Понятно? Слушаюсь, сэр. Свободны, лейтенант. А этот капитан Сиск, что будет моим прокурором. Он настоящий юрист? Что ж, всё правильно. Думаю, нам надо всё представить, как драку, Скотт. И всё. Просто драка, зашедшая слишком далеко. Вы, наверное, должны были меня спросить, я ли это сделал.

Я попал сюда для того, чтобы убивать нацистов. Если бы я хотел убивать белых босяков, я бы остался в Мэйконе. Фуссель видел вас стоящим над телом! Фуссель нацист! Нет, Фуссель свидетель. Его одного достаточно, чтобы вас повесили. Послушайте, всё, что я пытаюсь сказать, это то, что драка не убийство. Непредумышленное убийство. Понимаете? О Боже. Я могу вас уволить? Да послушайте же, Скотт, я просто пытаюсь. Если в суде цветной, а жертва белый, то никаких непредумышленных убийств не бывает. Разве вы не знали? Разве вас этому не учили на третьем курсе юридической школы? А чего вы от меня ждали-то? Да, сэр, босс! Спасибо, начальник, вы очень добры. Так в ваших местах ведут себя цветные, которых ложно обвиняют? Никто вас ложно не обвиняет. Единственный настоящий юрист мой обвинитель, а от вашей защиты мне не отделаться! Этого полковник и хотел.

Да, и меня никто не обвиняет зря. Бараки, отбой! Встретимся у бараков. Слушаюсь, сэр.

Ну, лейтенант? Мне понадобится кое-что, сэр. У кого сейчас личные вещи Бедфорда? У нас. Мне нужно их увидеть. И те фотографии, что были сделаны. И, разумеется, тело. Что Скотт сказал вам? Вы провёли с ним целый день. Что он сказал? Прошу прощения, сэр. Я не могу рассказать. Всё вы можете. По праву отношений адвокат-клиент, сэр. Такое право есть только у адвокатов. Я должен знать обо всём, что Скотт собирается говорить в суде. Сэр, вы председатель военно-полевого суда. Как я могу обсуждать с вами дело? Вы намекаете, что я могу предать лейтенанта Скотта? Что я поделюсь деталями дела с обвинителем? Нет, сэр. Скотт последовал за Бедфордом и вышел через уборную. Если он это скажет, немцы узнают, как мы выходим из бараков после отбоя. И каждый в лагере окажется под подозрением. Понимаете? Да, сэр. Хорошо.

Скотт покажет, что он вышел наружу через дыру под печкой. И вы проследите, чтобы он это хорошенько запомнил. Мы друг друга поняли? Безусловно, сэр. Свободны. Разрешите обратиться, сэр? Можете говорить. Скотт считает, что всё это просто показуха. Он думает, что вы вынесли приговор, едва тело коснулось земли. Он прав? Личные вещи Бедфорда в моём бараке. Я прослежу, чтобы вы их увидели. Не самое интересное зрелище, правда? Вы его знали? Не лично. А вот моя охрана, похоже, знала хорошо. Это вам. Спасибо. Насколько хорошо? Ваша охрана. Вы сказали, что они его знали. Хорошо ли? Ну, вы должны сами у них спросить. Похоже, это тоже ваше. Мы нашли это у него на запястье. Но по гравировке и по тому, что на вас новые ботинки, я сделал предположение. Это сложно представить себе, полковник. Охранников, дающих показания. Я могу это устроить. Я могу устроить всё, что вам угодно.

Это будет правильно, после того, с чем ваш полковник бросил вас волкам. Я не очень хорошо вас понимаю. Да ну? В Йельский университет никогда не брали глупцов. По крайней мере, когда я там учился. Самый взрослый студент в классе 28 года. Однокурсники прозвали меня зубрилой. Но мы, пожалуй, будем делиться воспоминаниями в другой раз. Прямо сейчас вам надо готовиться к суду. Это откровенное предложение, лейтенант. Любая моя помощь. Где вы находились, майор Фуссель, в интересующую нас ночь? Я обходил территорию за театром и бараками австралийцев. Я обходил территорию за театром и бараками австралийцев. В какое время? Примерно в час ночи. Вы можете рассказать суду, что вы видели? Чёрный лейтенант Скотт стоял на коленях возле тела. Мне показалось, что он проверяет, был ли человек мёртв. Я засвистел в свисток, и он побежал. И что вы сделали? Да, я бы выстрелил, но было темно. И он был таким же. Насколько хорошо вы знали старшину Бедфорда? Совсем немного. У вас были торговые отношения. "Торговля"? Обмен. Сигареты на пару ботинок. Шоколад на запасные детали. Нет, я никогда этого не делал. Криги, торгующий с немецким солдатом? Никогда такого не видел. Могу я повторить, что он сказал, капитан? Разумеется, рядовой. Лейтенант Скотт сказал: "Я убью тебя. Я точно убью тебя, Бедфорд". Капрал, вы когда-нибудь слышали, как другие солдаты угрожают сослуживцам? "Если прикоснёшься к моим сигаретам, я тебя убью". Ну, что-нибудь такое? Да, сэр. Бьюсь об заклад, вы тоже это говорили. Думаю, да. И вы кого-нибудь убили? Из тех, кому угрожали? Нет, сэр. Но я не цветной. Я умею себя контролировать. Значит, вы тоже слышали, как обвиняемый угрожал старшине Бедфорду? Ваша честь, это уже четвёртый свидетель, вызванный по этому поводу. Если обвинение строится на угрозах, которые прозвучали в адрес старшины Бедфорда, мы могли бы обойтись без дальнейших свидетельств по этому поводу. Сержант Уэбб вызван, как свидетель самого преступления. Как кто? Это так, сержант? Да, сэр. Сэр, это ложь! Ваша честь, сержант будет давать показания о том, что он видел через окно 27 барака, как лейтенант Скотт пристал к старшине Бедфорду возле театра и сломал ему шею. Ваша честь, я был рядом с сержантом Уэббом во время убийства и утверждаю, что он ничего не видел. Конечно видел! Вы не знаете, что я видел. Сэр, я настаиваю на вынесении недоверия свидетелю вследствие лжесвидетельства! Он положил руку на Библию и поклялся говорить правду. Ваша Честь, я протестую! Сядьте, лейтенант. Одна его предвзятость требует. Лейтенант! Сядьте, пожалуйста. Я вас догоню. Уэбб? Вы просто брехливая куча дерьма. Вы в курсе? Занимайтесь своим делом. Это не касается вас, Уэст. И вас. Джордж Паттон явился пред наши очи. Возвращайтесь в барак, капрал. И заберите своих друзей с собой. Всё в порядке. Так что это было, Уэбб? Вон там, сегодня? Думаете, вы отдаёте дань памяти Вику? Почему вас так заботит этот летающий коридорный? Он солдат. Вик Бедфорд был солдатом. Он воевал. Он был смелым. Но вы об этом ничего не знаете, правда, лейтенант? Вы солгали нам сегодня. Вы видели не больше, чем я. Я не видел. Но я это знаю. Этого недостаточно. Для МакНамары вполне.

Простите за произошедшее, Линкольн.

Я был не в курсе. Вы впервые видели, как человек с трудом лжёт, держа руку на Библии? Я пишу письмо отцу. Подумал, что лучше я ему первый скажу. Во время Первой мировой он служил в пехоте, в 369-м. Бывшие пятнадцатые. Они были первым отрядом темнокожих, высаженным во Франции. А ваш отец служил? Мой отец служил при штабе. У него на погонах тоже было по 4 нашивки. Его отец позаботился об этом. В нашей семье дела делаются именно так. Такой позор. Мне надо готовиться к твоим показаниям. Полковник Виссер хочет вас видеть. Лейтенант. Как вы? Похоже, не слишком хорошо. Поднимайтесь. Сегодня вам пришлось пережить настоящий удар. Тут внутри тепло. Вы читали Марка Твена? Прекрасный автор. Полковник, мне нужно готовиться к допросу. Да, я знаю. Поэтому и хотел с вами встретиться. Руководство по организации военно-полевых трибуналов У нас есть все американские военные наставления. Думаю, эта книга вам особенно пригодится. Я не могу её принять. У нас есть процедура. Лейтенант, без неё ваш клиент посмотрит в глаза расстрельной команде. Так будет лучше? Ваш сын? Где он сражается? Уже нигде. Русский фронт. Новгород. Ужасное место. Простите. В ответ я убил достаточно англичан и французов, надеюсь. В Первой войне. У них тоже были отцы. Это запрещено, понимаете? Негритянский джаз. Возможно, единственная пластинка во всём Рейхе. Но мне очень нравится. Что ж, приятного чтения. Снова чувствую себя человеком. Садитесь. Спасибо вам, полковник. Лейтенант.

Наслаждайтесь руководством. К порядку, джентльмены. Капитан Сиск, обвинение готово вызвать следующего свидетеля? Готовы, Ваша Честь. Я прошу прощения у суда, сэр. Слушаем, лейтенант? Прежде, чем мы продолжим, Ваша Честь, мы должны обсудить кое-какие процедурные дела, упущенные вчера.

В соответствии с Наставлением по военно-полевым судам Армии США, глава 12, разделы 57 и 58. Переходите к делу. В соответствии с этими разделами, суд должен спросить обвиняемого, нет ли у него возражений и отводов к членам суда до начала разбирательства. А не поздновато ли вы спохватились? Тем не менее, это право гарантируется обвиняемому. Великолепно. Есть ли у обвиняемого отводы к какому-либо члену суда? Да, Ваша Честь. Вы, сэр. Требование отклонено. Продолжайте, капитан Сиск. Сэр, в соответствии с главой 12, раздел 58-д, защите разрешён один отвод, вне зависимости от мнения суда. Запрос отклонён, лейтенант. Тогда суд должен руководствоваться разделом 58-е, утверждающим, что защита может дисквалифицировать члена суда в случае, если тот продемонстрировал предубеждение против обвиняемого. Этот суд не демонстрировал предубеждённости. Этот суд демонстрировал в обсуждениях с одной участвующей в деле стороной перед началом слушания явное предубеждение против обвиняемого, его дела. и его адвоката, сэр. Хорошо, суд удаляется на короткое совещание для рассмотрения заявления. Лейтенант Харт? Могу я с вами переговорить? Слушайте меня, вы, маленькое напыщенное дерьмо.

Я не позволю над собой насмехаться. Сэр, я просто пытаюсь защитить моего клиента. Ваш клиент вот-вот останется без адвоката, лейтенант. Глава 32, неуважение к суду. Глава 70, умышленное затягивание. Я тоже знаю эту книгу. Вдоль и поперёк. Ну, тогда вы должны знать, сэр, что. Заткнитесь и слушайте, лейтенант. Вы ничего больше не возьмёте у коменданта. Ясно? Вы не позволите ему участвовать в судопроизводстве. Это ясно? И без моего разрешения вашей ноги не будет у него в кабинете. Мы друг друга поняли? .и пропаганда, передаваемая немцами в эфир по поводу Страсбурга.

То сам Гиммлер заявляет, что он будет в Страсбурге к 30 января, годовщине прихода нацистов к власти в Германии.

То нацисты утверждают, что две новых дивизии подходят к Страсбургу и что американцы полностью выбиты из Эльзаса. Чем ближе они подходят, тем безумнее угрозы нацистов и тем слаще их обещания. Заходите, присаживайтесь. Мы атаковали германские войска у реки Модер. Они, безусловно, вернутся, но теперь у города появилась надежда. Выпьете? Конечно. Вы поможете мне расшифровать часть той шифровки, что пришла сегодня по Би-Би-Си? Не думаю, что вам понадобится моя помощь, полковник. Всё вполне откровенно.

Это только так выглядит. Или, возможно, это чистая пропаганда. Как насчёт этого? Горожане не могут добиться многого с помощью пистолетов и винтовок. но они начали сопротивление, и выиграли другую важную войну. Странная вещь эти военные шрамы. Чем ты старше, тем меньше ими гордишься. У вас есть ещё один тут? Конечно.

Хорошо. Может, возьмём да выйдем из лагеря, чтобы устроить старую добрую дуэль? Это подходящий метод, правда? Но вы точно сможете придумать более благоразумный способ выбраться из лагеря, нет? Вы думаете, война вас подождёт? Так, полковник? Вы знаете, что нет. Война никогда не ждёт. Вы пьяны. Но я всё очень чётко понимаю. Знаете, иногда мне кажется, что вашему лейтенанту Скотту было бы проще в Алабаме. Линчевание дело пары минут. А это подобие правосудия куда более жестокая штука. Вы поэтому дали лейтенанту Харту книгу? Я просто пытался помочь мальчишке. У него хватает проблем и без того, чтобы вас развлекать. И ему надо волноваться из-за вас, не так ли? Держитесь от нас подальше. Простите, полковник, но вы не в том положении, чтобы отдавать приказы. Особенно мне. Если, конечно, вы не думаете, что это сейчас пропаганда падает с небес. Ну, идея была в том, чтобы пойти за Бедфордом и поймать его во дворе. Я хотел затащить его под барак и мокнуть лицом в грязь. Но когда я его нашёл за театром, он был уже мёртв. У него была сломана шея. А потом всё завертелось. Ну, собаки, "Руки вверх!" и всё это.

Лейтенант, вы чем-нибудь намазали лицо и руки перед тем, как выйти? Гуталин? Сажа? Первое вещественное доказательство, Ваша Честь. Фотографии трупа, сделанные в морге лагеря. Суд может увидеть чёрные пятна на правой щеке Бедфорда. Ваша честь, какое отношение это имеет к делу?

Это показывает, что кто бы ни убил Вика Бедфорда, этот человек был белым. Я хочу просить суд разрешить демонстрацию. Я хочу также попросить прокурора встать, если можно.

Продолжайте. Основываясь на повреждениях Бедфорда и на том, что никто не слышал его криков, мы можем предположить, что убийца либо был его приятелем, либо убивший его подошёл сзади, примерно таким образом. Капитан, вас не затруднит схватить меня за лицо, чтобы остановить. Безусловно, у убийцы был выигрыш в положении и неожиданности.

Поэтому он сломал шею, и Бедфорд упал. И на его теле остались пятна. Как и на его пальцах. Капитан? Я хочу, чтобы суд отметил следующее: кто бы ни убил Вика Бедфорда, он имел на лице подобную субстанцию в день убийства. И возникает два вопроса. Первый: какую цель мог бы преследовать Линкольн Скотт, измазав своё лицо? Выглядеть ещё темнее? Второй: если он это и сделал, то когда успел стереть? Ваша Честь, вы стояли рядом с ним, когда его схватили. Его лицо было чистым. Я думаю, что можно заключить, что тот, кто убил Вика Бедфорда, был не только белым, но и ждал возле театра, с измазанным чем-то чёрным лицом, чтобы его не заметила охрана. Ваша Честь, у меня всё. Лейтенант, вы сказали, что старшина Бедфорд вылез наружу через неплотную заднюю стенку печи в бараке. Это так? Да, сэр. И вы вышли тем же путём за ним в ту ночь? Да, сэр. И что вы там нашли? Прошу прощения, сэр? Что там было на земле? Грязь, так?

Вы заявили, что намеревались макать жертву лицом в грязь, пока он не запросит пощады. И там была грязь. Я прав, лейтенант? Я намеревался. А ещё изрядное количество сажи из печи.

И возможно, что старшина Бедфорд, пробираясь через щель, измазался сажей, а потом измазался в грязи, когда полз под бараком. И на его лице оказались грязь и сажа. У меня всё, Ваша Честь. Благодарю вас, капитан Сиск. Вы можете продолжать, лейтенант. Лейтенант Скотт? Если бы вы знали, как старательно нас выживали из авиашколы! Цветные лётчики? Ваши показания приобщены к делу, лейтенант. Вы можете успокоиться. Экзамен за экзаменом. Всё, что они только могли придумать, чтобы превратить нас в поваров, шоферов или чистильщиков клозетов. Ваша честь, необязательно. Но я отказался выметаться. И Арчер тоже. Огонь или потоп вокруг мы сидели за учебниками. Мы просто решили, что не хотим провести всю войну будучи какими-то ниггерами. Достаточно. Займите своё место. При всём уважении, сэр, я хочу воспользоваться правом обратиться к суду. Я "занимал своё место" с момента, как сюда попал. Я должен был что-нибудь сказать ещё тогда, когда вы вышвырнули меня к рядовым, вместо того, чтобы разместить нас, как полагается. Но это ничего. Цветной должен попрыгать через обручи в Этой Армии. Арчер это знал. Мы все знали. Прямо под Мэйконом, откуда я, есть лагерь. И. армия присылает туда немецких военнопленных. На работы по уборке хлопка. Но вот что странно: иногда они появляются в городе, обедают, ходят в кино. Но если я захочу пойти в тот же кинотеатр, мне придётся сидеть на галёрке. И даже когда я в форме, я не могу зайти пообедать в те же места. А немецкие военнопленные могут там сидеть и есть. И это происходит, как минимум, с половиной народа из Таскиги. Но дело в том, что сколько бы это не продолжалось, мы продолжаем говорить себе, что оно того стоит, пока мы делаем нашу работу. Потому что, слушайте, война же закончится, и мы вернёмся домой, и сможем пройтись по любой улице в Америке, с гордо поднятой головой, как мужчины. И мы делали своё дело. Мы служили своей стране, сэр. Арчер и я. А то, что с ним произошло, то, чему вы позволили произойти. это ужасно. И это всё тоже. Не надо, лейтенант. Как они к вам относятся? Не хуже, чем люди в том бараке, сэр. Я могу достать вам ещё одно одеяло. Не нужно, спасибо. Новый Завет Порядок в зале.

Прежде, чем продолжить, Ваша Честь, защита просит вызвать ещё одного, последнего свидетеля. Защита вызывает полковника Вернера Виссера. Это, что, шутка, лейтенант? Он важный свидетель, сэр. Разумеется, если полковник не откажется дать показания. Не откажется. Полковник, расскажите о своих отношениях с Виком Бедфордом. С радостью. Но у меня их не было. А у охраны, полковник? Майор Фуссель, например. Вы знали о его делах с Виком Бедфордом? По ночам? После отбоя?

Это было бы невозможно в нашем лагере, лейтенант. Строго запрещено. Вы припоминаете наш разговор в морге 4 дня назад? С трудом. Я спросил, знали ли вы Вика Бедфорда, и вы ответили: Нет, но моя охрана, безусловно, знает. Возможно. Итак, по вашим словам, никто из охраны не торговал с Виком Бедфордом, и всё же он смог добыть зимние ботинки, тёплые носки, свежее молоко и запчасти для радио. Разве это не так?

Лейтенант, я сижу тут в порядке любезности. И если вы пытаетесь выставить меня лжецом. Нет, полковник. Я пытаюсь установить, что Вик Бедфорд выстроил достаточно тесные отношения с майорами Виртцем и Фусселем, чтобы подставить Ламара Арчера. Что он вошёл с ними в сговор относительно инцидента с колышком от палатки, приведшего к смерти Арчера. Лейтенант Арчер был застрелен при попытке к бегству. Нет, полковник. Лейтенант Арчер был казнён. в обмен на информацию. Арчер погибает. А через 5 минут полковник Виссер и майор Виртц пришли в 22 барак и уничтожили спрятанный приёмник, который они пытались найти несколько месяцев. Вы можете рассказать суду что-нибудь об этих предметах, сэр? Документы, немного денег. Что с ними такое? Превосходные немецкие документы. И рейхсмарки. 2000 марок. Вполне достаточно, чтобы пересечь страну. Бедфорд держал их возле своей койки. Расскажите суду о природе своих отношений с Виком Бедфордом. У меня не было с ним отношений. Тогда не расскажете, откуда у него всё это, сэр? Если их передали ему не вы, и если он никогда не имел дел с охраной. На самом деле Бедфорд регулярно торговал с вами и вашими людьми. Протестую, Ваша Честь! Он всегда выходил сухим из воды, и его убили. Лейтенант Харт, я думал, вы старательно пытались доказать, что убийца измазал лицо сажей. Но если моя охрана или даже я захотим убить одного из заключённых, скажем, Вика Бедфорда, нам вовсе не понадобится мазать лицо чёрным. Не так ли? Подвинься. В угол, Уэбб. Капитан? Немецкие формы. Взрывчатка. Да, капитан, вижу. Суд не имеет ничего общего с делом Линкольна Скотта, да? Нам пришлось это сделать. У нас мало времени, Харт. Завтра мы потеряем театр. И я отвлекаю внимание Виссера и его людей, пока половина лагеря не сбежит? Так, капитан? Я спрашиваю не того человека. Я видел тоннель, полковник. Сюда, лейтенант. Всё в этом месте сплошная ложь. Всё. Господи Иисусе. Сначала он сказал немцам о радио.

Это был вопрос времени, когда он сказал бы о тоннеле. Вы убили Бедфорда. И если вы как-нибудь помешаете операции, я убью и вас. Вы будете сидеть в зале суда, пока капитан Сиск будет произносить обвинительную речь. Делайте любые заключения, какие вам нравятся. И всё. А когда суд удалится на совещание, 35 человек пройдут под колючей проволокой. И Линкольн Скотт будет мёртв. Это война. Война на фронте. А мы не на нём. За себя говорите! Вы знаете русских, что ходят тут туда-сюда? Знаете, куда они ходят? На завод, выпускающий боеприпасы. Армия думает, что тут чёртова обувная фабрика. Слушайте, я не больше вашего хочу увидеть, как убьют Линкольна Скотта. Но если кто-то должен быть принесён в жертву, чтобы убрать завод, так тому и быть. Совершенно согласен, сэр. Хорошо. Но думаю, что этим человеком должны быть вы. Не беспокойтесь, я сыграю свою роль. Но в конце заседания, вы ударите своим маленьким молоточком, вы встанете и признаетесь в убийстве. Это ваш долг! Чёрт тебя побери, Харт! Что ты знаешь о долге? Увидимся в суде, сэр. Что случилось? "Что случилось"? У меня есть вопрос получше. Что было в том чёртовом супе вчера? У меня 20 человек отравилось. Полковник! Помедленнее, полковник. Вы не можете проводить суд, сэр. Всё в порядке. Я в порядке.

Собираемся по расписанию, после построения. Постройте всех. Бараки! Внимание! К порядку, господа. Капитан Сиск, обвинение готово к заключительной речи? Да, Ваша Честь. Прекрасно. Прошу прощения, господа. Суд удаляется на 5-минутный перерыв перед речами. Полковник? Полковник? Давайте отведём его в барак. Возьмите его шинель. Вам нужно отдохнуть, сэр. Хорошо. Идёмте. В барак. Нам нужно ещё время. Он очень болен. Договор был до конца недели. Это вопрос уважения, полковник! Договор был сегодня! Мне нужно с вами поговорить. Вы хорошо играете в покер, Линкольн? Сегодня после обеда состоится побег. Побег? Как? По тоннелю, через сгоревшее крыло театра. Пока суд будет принимать решение. То есть, всё это просто шутка? Но Арчер и Бедфорд умерли по-настоящему. А это тоже часть большой шутки? Послушайте, у нас нет сейчас времени. Во время заседания суда вы выйдете через тоннель с остальными. А МакНамара? Да, и МакНамара. Смешно. Я только что писал своему сыну. И в письме пытался объяснить, что значит слово "честь". Чёртова штука, правда? Обнаружить, что твой отец помог сбежать 35 людям из места вроде этого. Вы пойдёте с ними. Понятно? Я не могу, Томми. Представьте, что суд вернётся и обнаружит, что обвиняемый пропал. Это не важно. Вы будете уже снаружи. Их бросятся искать. У них не будет ни малейшего шанса. Линкольн, если вы останетесь, вас засудят. Если я останусь, у них может получиться. И вас казнят. Линкольн, послушайте. Пожалуйста. Всё хорошо, Томми. Всё и вправду хорошо. Пока он знает, что тут произошло. Пока есть ещё тот, кто ему может всё рассказать. Да и куда бы я мог сбежать? Цветной, бегущий по германской земле. Это будет учебная цель. Всё начиналось с благородной идеи. Позволим цветным сражаться. Но кто из командования ВВС никогда не думал, что случится, если выпускника Таскиги собьют. Никто никогда не спрашивал, что будет, если цветной офицер будет захвачен и окажется в лагере вроде этого. Но Линкольна Скотта сбили, и он оказался в лагере. Оказавшись тут, он не просто был вышвырнут в барак к рядовым, он жил с ними. С людьми, вроде старшины Вика Бедфорда. Бедфорда, настоящего Бедфорда, мы толком и не знали. Полный ненависти, мстительный, с глубоко укоренившимися предрассудками. Человек, не могущий допустить мысль о жизни в одной комнате с цветным офицером.

И он травил Скотта, подзуживал, даже отказывался уважать его звание, потом устроил заговор и убил единственного друга Скотта в лагере. Поэтому Скотт пошёл за Бедфордом в ту ночь, подобрался сзади и сломал ему шею. Члены суда, нам не доставляет удовольствия преследование лейтенанта Скотта. Но обвинение в предумышленном убийстве требует, чтобы отбросить привязанности и симпатии, и обратить свой взор исключительно к истине. И она такова: Лейтенант Скотт был без сомнения и ошибок найден на месте преступления.

У него был мотив, у него была возможность и неприязнь к жертве, что он и подтвердил собственными показаниями. Линкольн Скотт офицер. Он солдат. Но ещё он и убийца. С самого первого дня в армии мы руководствуемся одним принципом. Иногда один человек должен быть принесён в жертву, чтобы спасти других. Кто-то первым высаживается на берег, кто-то падает на гранату, или отвлекает вражеский огонь на себя, помогая другим точнее прицелиться. Вик Бедфорд тоже запомнил этот принцип. Только вывернул его наизнанку. Вик думал, что иногда сотни жизней надо принести в жертву ради одной. Его. Девизом Вика была выгода. Однажды он обменял у наших охранников радиочасти и получил благосклонность командования. Потом он рассказал немцам, где найти радио, в обмен на убийство Ламара Арчера. В армии полно трусов. И Вик Бедфорд был одним из них. А ещё в ней есть герои. Солдаты, вроде Линкольна Скотта, кто хочет всего лишь служить своей стране. И он служил. 9 сбитых германских истребителя. 30 вылетов. Пока одна из операций не закончилась приземлением тут, в лагере 6А. Где его ждали, затаившись, Вик Бедфорд и болваны, которых он называл друзьями. Скотт был мишенью с момента, когда сюда попал. Он выносил оскорбления, угрозы. Но не мстил. Он не убивал Вика Бедфорда. Кто-то его опередил. Множество народа могло это сделать. Охранник, решивший, что Бедфорд его обманул. Такой же криги, открывший его предательство.

Даже кто-нибудь из офицеров, в наказание за выданный приёмник. Так вот какова наша жертва. Фанатик. Предатель. Враг каждого криги в лагере. Вопрос только, кто ненавидел его достаточно, чтобы убить? Полковник. Я его убил. Что вы сказали, лейтенант? Я убил Вика Бедфорда, сэр. Идёмте, полковник. Идёмте. Я требую, чтобы все заключённые присутствовали на казни лейтенанта Харта.

Очень смело, дружок. Действительно, очень храбро. Полковник, у него есть права. Больше нет. Этот суд должен рассмотреть. Теперь я тут суд! Наружу! Поднять всех! Поднять! Выходите, выходите. Господин полковник! У нас проблемы с количеством пленных. Сколько человек отсутствует? По предварительным подсчетам. 35. Приготовиться к казни. Макнамары нет в его бараке. Господин полковник! Я хочу, чтобы каждого, участвовавшего в суде, вывели из строя. Полковник, я требую. Молчать! Выстройте их для казни! Стройся! Быстро! Они ничего не знают, полковник! Это меня очень успокоило. Благодарю. Выстроить их! Вы первый! Они ничего не знают. Вы будете первым! Полковник, они ничего не знают! Расстрелять их всех! Расстрелять их всех! А этого первым! Господин комендант! Так это был ещё и саботаж. Нет, полковник. Они просто солдаты. И выполняли мои приказы. Вся ответственность лежит на мне. Как благородно. Похоже, вы выиграли-таки нашу дуэль, полковник. Мы оба проиграли. И теперь вы хотите обменять свою жизнь на их? Ну что ж. Мы похоронили полковника за лагерем и оставили знак на его могиле. Через 3 месяца немецкая армия сдалась. наш лагерь освободили. Война закончилась. Мы вернулись домой, в Америку, к нашим семьям. И у Линкольна Скотта появился шанс объяснить сыну, что значит "честь". Честь и мужество. Долг. Самопожертвование. Сын Линкольна понял эти слова. И я.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Надо над этим месяц поработать.

Оправдывайте себя, как хотите! >>>