Христианство в Армении

Я пойду погуляю, мама.

Ее целью было привезти их в Америку, в безопасный приют. Именно здесь Рут и тысяче беженцев пришлось вести свою битву. Стоять. Стоять! Прекратите! Прекратите! Мы должны что-то сделать. Мы должны остановить их! Ты тоже хочешь? Мы отправляемся в приятную поездку за город. Мы едем на воды. Никто не поможет тебе, Мисс Америка. Даже твоя страна. Им наплевать. Всему миру наплевать. Это был тот же сон, что и всегда, воспоминание о том времени, когда я могла лишь наблюдать со стороны. Когда весь мир лишь наблюдал со стороны. Я пообещала себе никогда не позволить этому случиться вновь. Покупайте! Сегодняшние новости! Военное вторжение! Американские войска захватывают берега Нормандии! Держите, сэр. Спасибо. Прохладно, не так ли? Покупайте! Сегодняшние новости! Военное вторжение! Американские войска захватывают берега Нормандии! Простите. Видел утреннюю газету? Тысяча еврейских беженцев приезжает, любезность американского правительства. Рузвельт питает слабость к евреям. Всегда питал. Это не новое соглашение, это еврейское соглашение. Доброе утро. Он очень занят сегодня утром, Рут.

Сейчас у него поприбавится забот. А я-то гадал, как скоро ты сюда доберешься. Вы видели это? Не было нужды. Я узнал об этом вчера поздно вечером. Никто мне ничего не сказал.

Эта нация в ужасе от систематического преследования нацистами, от беспомощности своего национального меньшинства. Почему бы ему просто не сказать "евреи"? И эта нация готова действовать. Подпись: "Франклин Делано Рузвельт". Переслав за океан 1000 еврейских беженцев? Ого! Где же нам столько разместить? Рузвельт гуманист, Рут. Поверь. Но он также и политик до мозга костей. Поверь в это тоже. Хорошо, это начало. Нам следует убедиться, что все было истолковано верно и прессой, и публикой. Мы департамент внутренних дел, Это обязанность департамента по военным беженцам. Кстати, у тебя была назначена встреча со мной? Конечно, нет. Напомни мне уволить Элен. Она всех сюда впускает. Сэр, вы знаете, что там происходит. Мы слышали о концентрационных на протяжении двух лет, и мы ничего не сделали. Что вы ищете? Мои очки. Никогда не помню, куда их положил.

Это сводит меня с ума. Мистер Икис, я хочу, чтобы вы отправили меня туда. В Европу. Чтобы встретить беженцев. Я хочу привезти их сюда. Рут, пожалуйста. Ты мой особый помощник, а не дипломат. Эти люди прошли через ад. Они понятия не имеют, что это за страна, куда они направляются. Я говорю на их языке, я знаю их культуру. Это слишком далеко. Слишком далеко? Я была на Северном полюсе. Я была в. Я знаю, где ты была, но это другое. Это война. Это слишком опасно. Я не могу послать тебя туда. Кроме того, ты очень нужна мне И если ты думаешь, что туда легко попасть. Но кто-то же должен быть с ними. Кто-то, кому они смогут доверять. Кто-то. Еврейской крови? Мужчины, как вы могли заметить, все ушли на войну. В моей спальне перекати-поле. Да, зато слышим о стольких военных романах. О, вот почему Рути хочет поехать в Европу! Забудь о Европе. Прекрати попытки спасти мир. Найди мужчину, выйди замуж, заведи детей. Вы с моей мамой пообщались?

Как бы то ни было, у тебя нет надежды. Ты занимаешься внутренними делами. Государству мало дела до внутренних работников. Совершенно очевидно. Они не дадут тебе эту работу, Рути. Вашингтон полон умных женщин, которые занимаются тем, что подают кофе. Департамент по военным беженцам. Вон тот, с самодовольным видом, Джексон Конноли. Рядом с ним Арлен Ллойд. Не сиди близко к нему, а то простудишься. Мистер, пьющий кофе вон там, это Виллард Миллар. Все они часть департамента по военным беженцам, но каждый из них убьет другого, как только представится возможность карьерного роста. Очаровательно. Да уж. Просто запомни. Они могут учуять страх. Тогда я открою форточку. "Во имя гуманизма". Вот для чего эта миссия, по словам Рузвельта. Он создал этот департамент, чтобы спасать евреев в Европе. И вот почему мы должны убедиться, что с этой группой беженцев обращаются правильным образом, так, чтобы американские люди увидели, как важно спасать сотни тысяч других, которые все еще под угрозой. Мисс Грубер, мы высоко ценим ваш энтузиазм, но вынуждены поинтересоваться, есть ли у вас опыт в. Мой пол здесь ни при чем. Следует надеяться. Прекрати! Она не бесполезное приложение к министерству, каким был ты, Виллард. Она утрет нос тебе и любому из твоих кадров. Подведем итог. Она говорит по-немецки, по-русски, по-польски и на идише. Она путешествовала по миру больше, чем все мы вместе взятые. Она понимает этих людей.

А понимает ли она риск, Гарольд? Она летит в зону войны. Мы не можем защитить ее. Извините! Я здесь, в одной с вами комнате. Так что вполне можно обращаться прямо ко мне. Вы желаете рисковать жизнью, мисс Грубер?

Мой брат сражается в Европе, мистер Конноли. Но ему никто не задавал этого вопроса. Господа, пожалуйста. У меня менее двух недель, чтобы добраться туда. Сара, тебе обязательно использовать мое лучшее виски? А в чем я должна мариновать чернослив? В воде? Сейчас война, знаешь ли. В чем дело, Рути? Твои мысли витают где-то далеко. Я. М-м-м. Я должна вам кое-что сказать. О! Ты встретила мужчину? Отлично! Когда ты нас с ним познакомишь? Я еду в Европу. Это шутка? Совсем не смешно. Это моя работа. Ты сошла с ума? Давид, ты слышишь это? Мало того, что мой сын на войне, сражается на побережье или в какой-то маленькой деревушке с высокими домами и с нацистами в каждом окне? Теперь и ты тоже? Забудь об этом. Я должна поехать. Со мной все будет в порядке. Скажи что-нибудь своей дочери. Рути. Что за необходимость вынуждает тебя ехать? Я не могу говорить об этом. О! Она шпионка. Моя дочь секретный агент. Забудь об этом. Ты никуда не едешь!.. Я забыла подливку. Я сказала! И точка! Я скучаю по таким посиделкам с тобой. Я тоже, пап. Ты же понимаешь, твоя мать волнуется. Я не ребенок. Нет, но. когда-нибудь у тебя будет свой, и ты поймешь, что мы чувствуем. Можешь рассказать мне об этой Это совершенно секретно, пап. О, моя удивительная дочь. Ну, мисс Совершенно Секретно, ты должна вернуться невредимой, слышишь меня? Она женщина, она молода и не слишком опытна. Она намерена попытаться расшевелить американцев, потребовать, чтобы мы впустили больше евреев. Ее попытка будет абсолютно бесплодна, вот почему она получает мое горячее одобрение. Одна тысяча евреев это ровно на тысячу больше, чем нужно. Милая девушка. Я чувствую себя подушечкой для иголок. От тифа, от столбняка, от оспы, от чумы. Рут. На руках, на заднице, в желудке. А задницу я упомянула? Да. Рут. Не могу поверить, что через три часа я буду на самолете, летящем в Европу. Рут, твоя мать здесь. Что?! Где?

С мистером Икисом. Ну и вот, звонит она из Висконсинского Университета. Она говорит, что у нее важные новости, такие важные, что она может говорить об этом только лично. Я говорю мужу: "Она беременна!" Вместо этого она заявляет мне, что едет учиться в Германию. А я говорю: "Лучше бы ты была беременна". Мама, что ты здесь делаешь? Что это за девушка, которая носится по всему миру? А теперь еще и это. Едет в Европу. В военную зону. Что с ней? И что с вами, мистер Гарольд? Мам, прекрати. И к тому же это мистер Икис. Мистер Икис, мистер Гарольд. Она никуда не поедет. Простите, мистер Икис. Не знаю, что с вашей дочерью, и уж точно не знаю, что со мной. Это вопрос, которым я часто задаюсь. Ну, когда найдете ответ, дайте мне знать. С моими детьми то же самое. Им ничего нельзя сказать. Уж я-то знаю. Ага, в одно ухо влетает, в другое вылетает. Видишь? Он знает. Не волнуйтесь. Рут выполняет важную работу. Иначе я бы не дал своего одобрения. Вот что я вам скажу. Я сделаю ее тем, кого мы называем "подставной генерал".

Таким образом, если она окажется в плену (а я сомневаюсь, что она окажется), ее звание и Женевская Конвенция защитят ее от беды. А нацисты. они вообще знают о Женевской Конвенции? Мама, в последний раз, когда я была в Германии, Беата была на шаг впереди нацистов, а сейчас я не знаю, где она и жива ли она еще. Где они, мама? Папа Штерн, мой друг Генри, наша семья в Польше. Может, они все умерли. Мама, это, может быть, самая важная вещь, которую я когда-либо сделаю в своей жизни. Я должна ехать. Ты думаешь, что они не пристрелят тебя только потому что ты что-то вроде генерала? Ты думаешь, что они не пристрелят тебя потому что ты американка? Они пристрелят тебя потому, что ты еврейка! Вот. Тебе это понадобится. Они не будут кормить тебя, когда ты уедешь. У нас будет чертовски забавный Немного пения, немного танцев. Покажешь нам свои ножки, дорогуша? Генерал Грубер? Я генерал Грубер. Вы точно генерал. Кто еще так питается? У генерала есть мама. Надеюсь, они не оставят ни одного здания. Разбомбить к черту Германию. Блицкриг! Берлин, Гамбург, Франкфурт сравнять с землей! Вот и мы, немец! Ой. Извините. Проходите. Извините, пожалуйста. Доброго вечера. Рут Грубер! Здравствуйте. Беата Штерн. Рада познакомиться. А это мой отец. Добро пожаловать, добро пожаловать. А это Генри. Он тоже студент, который живет с нами. Вы здесь, чтобы усердно учиться и вести себя, как приличествует молодой леди, да? Ну, как мы себя чувствуем? Нормально. Это были неуловимые движения буги-вуги. Не о чем беспокоиться. Мы собираемся идти на посадку. Генерал. Можете поторопиться? Судно отчаливает через два часа. Постойте. Постойте. Вшивая немчура! Они весь этот чертов город заминировали. Порядок, проезжайте. Давайте же, проезжайте. Смотрите под ноги. Помогите мне! Пожалуйста! Помогите! Отказано. Все, все. хватит. Уберите их отсюда. Уберите их. Рут Грубер? Сержант Дрисколл. Назад, назад, отойдите назад. Почему вы отказали им? Никаких беременных женщин, никаких мужчин призывного возраста, никаких коммунистов или газетчиков. И не я отказываю им. Отказывает американское правительство. Вот еще те, кому я отказал. Назад! Назад! Их так много. Я никогда не представляла себе. Сейчас предпочтение отдается и уцелевшим в гитлеровских лагерях. Я должен выбрать тысячу из тридцати шести тысяч, и я сыт по горло ролью Бога. Могу себе представить. Что станется с тысячами других по ту сторону Альп, которые не смогли добраться сюда? Знаете, чем занимается Гитлер? Он отводит войска с передовых, чтобы пополнить ряды евреев, которых отправляет в лагеря. Ну, вам лучше идти. Судно отправится с вами или без вас. Эй, давайте выпустим ее отсюда. Выводите их. Берегите себя. Солдат. вы забыли ее. Кто, черт возьми, это сказал? Генерал Грубер, вот кто, черт возьми, это сказал. Да, сэр. Двигайтесь. Увозите. Квота заполнена. Расходитесь. Квота заполнена. Расходитесь. Держите неподвижно. Держите лестницу. Один пошел. Нам тут понадобится пара штанов.

Поднимайтесь на борт. Держитесь, мэм. Это Элеонора Рузвельт. Спасибо. Отличное восхождение, миссис Рузвельт. Рут Грубер. Министерство внутренних дел. Я здесь, чтобы сопровождать беженцев. Я тоже. Лоуренс Диксон, госдепартамент США. Мне никто не говорил. Ну, я не удивлен. Мы далеко от Вашингтона. Как бы то ни было, мы тут, опекаем наших 982 беженца. 982? Но предполагалось, что будет 1000. Это число, которое я слышал. 1000 беженцев. Это была квота. Где капитан? Мы должны вернуться. Я не согласна отчалить, оставив хоть одно свободное место. Я думаю, мы как раз только что отчалили. Мужчины, женщины и дети бегут в отчаянной попытке уклониться от захвата нацистами, которые, пока отчаянные бои свирепствовали в Анцио и Кассино, подчинялись приказам своего Фюрера, собирая в одном месте гражданское население. Беженцев в носовой трюм. Солдатов, включая раненных, в кормовой. Они не должны контактировать друг с другом. Я не привык отвечать на вопросы по поводу моих приказов, мисс. Никаких братаний. Вам следует знать, что солдаты в кормовой части ветераны Анцио и Кассино, и, чтобы освободить место для евреев, нам пришлось оставить 1000 раненых солдат. Люди на борту судна не очень рады этому. Почему вас прислали сюда? Государственное ведомство здесь, чтобы помочь, мисс Грубер. О, и мы, эээ, заменяем министерство внутренних дел, пока мы в пути. Я бы хотела вашего внимания. Меня зовут Рут Грубер, и я специальный помощник министра внутренних дел. Вы! Полиция? Нет. Найн. Кем бы вы ни были, я недовольна.

Мне говорили, что здесь будет уединенность. Она думает, что она откуда? Из Вены? Я и есть из Вены. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вы чувствовали себя уютно, но это военное судно. Первый призыв, обед в столовой. Первый призыв, обед в столовой. В столовой. Мы хотим, чтобы вы построились в колонну когда я. Эй! Тише! Тише! Спокойно! Пожалуйста, осторожно! Еды достаточно для всех! Не толкайтесь! Остановитесь! Кто-то может пострадать! Остановитесь! Уборка столовой заняла у моих людей два часа. Они думают, что еда может закончиться. Некоторые из них едва живы от голода.

Я не имел удовольствия перевозить беженцев прежде, мисс Грубер. Я не был в восторге от этой идеи, и теперь видно почему. Предлагаю вам, двум бюрократам, ознакомиться с этим и заняться поведением людей. Корабельные правила. Заставьте их придерживаться. Конечно. Вы зачитаете им правила, мисс Грубер. Вы говорите на их языке. "Дорогой мистер Сэккаберри. Я напала на обширную Мэри Гоблин". "Дорогой мистер Министр, я пишу вам, находясь на борту судна "Генри Гиббонс". Несмотря на ужасные условия, военные беженцы были вывезены, они хорошо адаптируются к своей новой среде". А я-то гадал, кто вы такая. Модная дамочка, появившаяся на борту прямо из Вашингтона. Это вы решили, что будет нормальным оставить тысячу раненых солдат лежать на пристани и вместо них перевезти евреев? Просто отправьте это. О, я бы умерла. Я бы просто умерла, если бы он был ненастоящим. О!.. О! Джимми Стюарт? Кажется, я где-то читала, что он ждет тебя. Вот видишь? О! А как насчет шляпок? Они все еще носят те. те причудливые маленькие коктейльные шляпки с вуалью?.. О! Та-дам! Рути, уж ты-то знаешь, как одеваться на войну. Смотри! Говорили, что немцы могут взять меня в плен. Итак, ты бросила свою вашингтонскую работу и рисковала жизнью, перелетая через Атлантический океан? Тебе следовало остаться дома. А почему ты уехала? О, однажды утром красотка проснулась и обнаружила, что половину мужского населения вывезли из Джорджии. Прекрати говорить глупости! Это правда. А как насчет тебя? Ты точно приехала не для того, чтобы повидаться с парнем? Ну, значит, тогда он дома? Парень, который подарил тебе это кольцо? "Будь, человек, благороден! Будь сострадателен, добр!" Я люблю Гете. Я тоже. Люблю все немецкое. А я люблю все американское. музыку, кино, ковбоев. Вы их встречали когда-нибудь? Ковбоев? Нет. Американцев. Ну, я надеюсь с одной из них сейчас познакомиться. Рут Грубер. Иоганн Риттер. Рад с вами познакомиться. Так вы любите Гете? И Рилке? А как насчет Шницлера? И белого вина и долгих прогулок у реки?

На закате. На закате, да. И вы путешествуете по свету, получаете права на стипендии, и собираетесь стать кандидатом наук. Чего вы еще не сделали? Мою мать счастливой. А! Ну, а я, с другой стороны, делаю свою мать счастливой. Живу дома и собираюсь стать учителем, как мой покойный отец. Я обратила внимание на ваше кольцо. Оно очень необычное. Это старинное семейное украшение. Предание очень интересно. Оно включает в себя легенду о немецком мальчике, замечательном и очень симпатичном, который однажды встречает красивую американскую девушку из Бруклина. Вы попались! Доброе утро. Надеюсь, вам спалось хорошо. На борту "Генри Гиббонса" приблизительно. две тысячи человек беженцев, моряков и солдат, и мы все товарищи по плаванию. Товарищи по плаванию подчиняются судовым правилам, вот они: Необходимо держать свои койки в чистоте и порядке. Нужны добровольцы для уборки уборных и душевых. Эй! Эй!

Вам следует выходить на палубу к 9 часам каждое утро для проверки, вслед за которой будут проводиться воздушные учения.

Вам запрещается находиться на палубе после наступления темноты. но вам позволено находиться на палубе в любое другое время. в частности, для ежедневных уроков английского языка. которые начинаются прямо сейчас. Доброе. утро. Можете это повторить? "Доброе утро"? Доброе утро. Очень хорошо. Отлично. Еще разок. Доброе утро. Хорошо. Прекрасно. Уроки английского? Эээ, мы даем им временный приют, не так ли? Не гражданство. Министерство внутренних дел провело совещание при закрытых дверях в моей каюте прошлым вечером и единогласно проголосовало в пользу уроков английского языка. Госдепартамент не получил право голоса. Это наши самолеты! Скажите им, пожалуйста, что они настроены дружелюбно! Это самолеты Соединенных Штатов! Это НАШИ самолеты! Это американцы! Не паникуйте, это наши самолеты. Как хорошо увидеть наших ребят. Да. Но не все они наши ребята.

Видишь вон тот корабль? Полный военнопленных. Хотелось бы верить. Они называют себя нацистами. Тебе бы не понравилось слышать, как называю их я. Это. Ну, ты понимаешь. Они убивают наших ребят, а мы отправляем их в Америку, восполняя потери. Их, должно быть, тысячи на том корабле. Тысячи. Боже милосердный! Где мой спасательный жилет?! Возьми мой. Я остаюсь в постели. Лучше умереть спящей, чем бодрствующей. Рути, ты куда?! Нужно проверить, как там беженцы. Все целы?! А мы должны умереть? После всего, что мы сделали, чтобы выжить?! Все будет в порядке. Все будет хорошо. Достаньте их! Подстрелите нацистов! Вы в порядке? Все в порядке? Она в порядке? Коронер должен доставить отчет в лазарет, немедленно. Что случилось? Немецкие самолеты.

Мы сбили один. Вам лучше вернуться вниз, ладно? На случай, если они вернутся. Это будет происходить, пока мы не достигнем Средиземного моря. Идите. Это из-за них! Из-за них! Фрицы бомбят евреев! Вы привели их сюда! Помогите убрать этого парня! Евреи на этом проклятом корабле! Уведите его вниз! Вы слышите меня?! Евреи на этом чертовом корабле! Отпустите меня! Отпустите! Все в порядке! Отпустите. Все. Все в порядке. Ладно, я закончил. Это евреи, Джимми. Евреи на этом судне, вот в кого целят фрицы. Из-за них началась эта война. Из-за жидов. Никому они не нужны. Ни здесь, ни, черт возьми, дома! Выкинуть их за борт! Мы здесь легкая добыча! Анцио. Отвага и выдающаяся храбрость наших ребят, сражающихся в аду Анцио, вырывающих Италию из рук нацистских вооруженных сил. Они говорят, что это все по вине евреев. Это недопустимо, это следует остановить. И что вы предлагаете, мисс Грубер? Чтобы мы запретили свободу слова? Это не свобода слова. Это невежество и ненависть. Вы не можете заставить людей любить евреев. Не в этом суть, и вы это знаете. Беженцы это ваша обязанность. Моя привести это судно в воды Соединенных Штатов, пока мы не очутились на том свете! Эй, красотка, где ты была всю мою жизнь? Как дела? Я слышала. что некоторые из вас говорили о евреях на этом корабле. Мы должны это слушать? Вы их видели? Они не имели нормальной еды годами. Не спали в кроватях. Не знали ничего, кроме боли и. Война это ад. Верно, война это ад. Так в чем же дело? Мы бились с врагом, но враг это мы сами. вот здесь. Если в нас нет ни капли человеколюбия. Отличная речь, дамочка. Отличная речь. Вы разбили мне сердце! Да, а я вот хотел бы знать. какой лживый воришка-жид стащил мой аккордеон? Внимание. Внимание. Энсин Грэй. Энсин Грэй, представьте отчет на мостик. Эй, что вы делаете? Вам нельзя быть на палубе. Вам нельзя быть на палубе после наступления темноты. Вы понимаете? Вы понимаете? Вы понимаете по-английски? Нет, не очень. Я не могу. Умоляю вас. Шшш! Ничего не говорите. Вы меня не видели. Ты мой солнечный свет, Мое единственное солнце. Ты радуешь меня, Когда небеса серые. Ты никогда не узнаешь, Как сильно я люблю тебя. Только не отнимай у меня солнечный свет. Отлично! Мисс, мисс. Я так много слышал об Эмпайр Стейт Билдинг. А я хочу увидеть Статую Свободы. Вы увидите ее, и когда это случится, она скажет: "Дайте мне. усталый ваш народ. всех жаждущих вздохнуть свободно. брошенных в нужде. Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот. Так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне, Я поднимаю факел мой у золотых ворот!" Эти слова были написаны молодой еврейской женщиной по имени Эмма Лазарус, и они говорят все о моей стране. Чикаго! Аль Капоне! Ну, он вдохновил нас на некоторые замечательные фильмы, но давайте считать его исключением. Вы, американцы. нечистокровная нация. То слово, верно? Мы, немцы, знаем, кто мы. Мы не испорчены низшими расами. А кто есть "низшие расы"? Бельгийцы? Они едят, фу, брюссельскую капусту. Это достаточная причина. Ну-ка, кто еще? Шотландцы?

Их килты определенно выбор низших рас. "Грубер".

Это еврейское имя, да? Да, я еврейка. Гениальность. Гениальность Соединенных. Гениальность Соединенных Штатов Америки состоит в том, что они открыли двери всему миру. Иногда это сумасшедшая мешанина, но мы все американцы и гордимся этим! Мисс Груб. Рут! Эти люди, они ничто. Нацисты. У них есть имя и глупое приветствие, и больше ничего. Обычные немцы не такие. Я должна идти. Уже поздно. Рут, я. Я обижаю вас? Обижаю я вас? Это потому что я христианин, а? Только представьте иудей и христианин идут рядом! Куда катится мир? Боже мой! Куда катится мир?! Ну, вы еврейка. И я не могу сказать, что знаю о вас все, но я думаю, что вы видите мир так же, как это делаю я, и говорите: "Это правильно. Это неправильно". И что может быть проще, чем увидеть, что, не смотря на все различия, мы люди. Люди, способные на самые ужасные поступки, но также и на. поэзию, и красоту, и любовь, и. Вы. и я. можем ли мы быть еще более схожими? Подождите, подождите. Я не в лучшем виде. Отлично. Зачем вы фотографируете? Потому что я хочу, чтобы американцы узнали вас. Чтобы поняли, через что вы прошли. Чтобы знали вашу историю. Зачем вам наша история? Я расскажу вам, мисс Грубер, историю лишений. Что я потеряла. Мой прекрасный дом. Мои красивые платья. Мой фарфор. Мое серебро. Закрой рот. Потеря вещей. это не страдания. Некоторые люди на этом корабле. Спускайся, спускайся. Нет, пожалуйста! Ты должен. Давай.

Пожалуйста! Оставьте его здесь. Это всего лишь учения. Таковы судовые правила. Давай, давай, двигайся. Я не хочу причинять тебе боль. Давай, давай, пошли. Пожалуйста! Пожалуйста! Туда его. Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Это недолго. Это всего лишь учения. Чего вы боитесь?

Они отвели нас в лес. Заставили нас копать канаву. Я посмотрел на отца. Он понимал, что это означает. Они начали стрелять. Мужчины и мальчики, один за другим. Я упал. в канаву. Я чувствовал кровь. на своих руках. Это была кровь других. Я слышал крики. крики их смерти. И мой отец. умирая. звал меня. И земля. падала на нас. погребая нас под собой. Мертвых и умирающих. Живого. Живого! Под землей. Все чисто. Все чисто. Все чисто. Все чисто. О, вам понравилась история, мисс Грубер? Поможет она американцам любить евреев, а? Кто украл мой аккордеон? Не прикасайся ко мне. Эй, оставь ее в покое. Заткнись, жид. Ну? Ты его взяла? Эй, отвали! Оттащите его назад в нору, из которой он вылез. Не трогай ее! Не трогай ее!! Она тебе ничего не сделала! Солдаты и моряки на этом судне не лучше и не хуже, чем американцы, которых ты встретишь в Соединенных Штатах. Они не ненавидят вас.

Как можно ненавидеть людей, которых даже не знаешь? Я люблю свою страну. Она несовершенна. Но я верю, что однажды американцы узнают вас, они откроют вам свои сердца. Но мне нужна ваша помощь. Нужно, чтобы вы рассказали им, через что вы прошли. что вы пережили. Я поругалась с матерью. Я убежала в лес возле дома. Я услышала выстрелы. Когда я вернулась. все они были мертвы. Их всех сожгли. В синагоге. Сначала они застрелили моего четырехлетнего внука. на моих глазах.

Затем принялись за моего шестилетнего внука. Его повесили с остальными Их тельца были слишком легкие. Поэтому задыхались они медленно. Нацисты преследовали нас по пятам. сотни нас. бежали из города.

Я потерял их. Мою жену. Мою дочь. Я родила. Нацисты забрали его у меня. Моего дорогого мальчика. Я попросил у них пистолет, чтобы застрелиться. Мистер министр, когда я слушала их истории, Я хотела убежать. Ощутить дождь на лице, увидеть детей, играющих в Центральном парке. Мне хотелось услышать красивую музыку. Мне хотелось говорить с Богом.

Не говорить. Кричать. Мы знали, что происходят ужасные вещи. И что мы сделали? Нас преследует подводная лодка. Вам лучше идти на нижнюю палубу. Немецкая подводная лодка в зоне! Аварийный полный вперед. Начинаем вилять. Комбинация один. Комбинация один. Нас преследует подводная лодка. Но мы не военное судно, у нас нет защиты.

Вот почему мы под конвоем миноносцев. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Не паникуйте. Она рожает? Как она скрыла беременность? Беременных женщин не пускали. Обманула. Не торопи, не выталкивай. Просто дыши. Они атакуют глубинными бомбами. Посмотри на меня. Посмотри на меня. Теперь толкай, тужься. Ну, вот. Ну, вот. Она выходит, выходит. О! Вот и она! Еще один беженец, мистер Диксон. Да, очень умный ход со стороны матери, солгать, чтобы попасть на борт, думая, что родит гражданина Америки. А на самом деле ребенок гражданства не имеет. Я уверена, это доставляет ему удовольствие. Решать такие дела моя работа, мисс Грубер. И знаете что? Наш президент не избирался на должность, поэтому он мог открыть двери всей восточной Европе. Но не сделал этого. Кстати, беженец. Броер. Ему придется извиниться перед тем солдатом. За что? За то, что он еврей? Он может выразить свои извинения как ему будет угодно. Итак, вам нравится наше немецкое пиво, мисс Грубер? Большое спасибо.

Спасибо. Пожалуйста. За Соединенные Штаты Америки. За Соединенные Штаты Америки. За Германию. Две великих нации. Две великих нации. Ммм. И долой евреев, а? Вы, хм. не поднимете тост со мной, мисс.? Мисс Грубер.

О, чрезвычайно с вами согласна. У них все деньги, не так ли? И откуда они берут эти деньги? Они держат лучшие рестораны, лучшие магазины, владеют самыми большими банками.

это скандал. Они заставляют остальных выглядеть хуже. Давайте избавимся от них. Давайте избавимся от евреев, и тогда, может быть, заурядные немцы вознесутся на вершину. Извинись. Я не извиняюсь за то, что я еврейка. Ты гостья нашей страны. Извиняйся. А ты, хм. имеешь вкус к еврейской плоти? Иоганн.

Вы сошли с ума?! Остановитесь! Остановитесь! Нет! О-хо-хо! Иди-ка сюда, ну, иди, иди. Генри, сделай что-нибудь. Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Хайль Гитлер! Я не такой, как они. Я никогда не буду таким, как они. Все будет хорошо. Да. Спасибо вам. Я сражался, мисс Грубер, в войсках Сопротивления. Мне не всегда легко держать себя в руках. Я сожалею, если мои действия бросили тень на других. Драка с солдатом. Я не сожалею. Девушка, Маня. Если он тронет ее еще раз, я убью его. Пойдем со мной. Здесь достаточно еды для двух с половиной тысяч человек. То, что остается не съеденным в конце каждого дня, должно быть выброшено за борт. И многое действительно выбрасывается. Маня, ты можешь есть все, что хочешь, когда хочешь. Понимаешь? Позади нашего дома. был курятник.

Моя маленькая сестренка. ее обязанностью было собирать их Ей было 14. Мы отпраздновали ее день рождения одним яйцом. Одним украденным яйцом. в нацистском лагере. Ее поймали.

Они закрыли ее в ящике и заколотили крышку. И она сидела там. пока не умерла. Это праздничный день для жителей Сан Винченцо. Армия Соединенных Штатов занимает позицию! Прощайте, силы угнетения! Люди признательны! Извините меня. Я сожалею. Я. Я увидел его на полке. Я думал, не будет ничего страшного, если я позаимствую его. Я умею играть. Хотите послушать, как я играю? Еще раз тронешь его, и ты покойник. Нет! Не нужно! Что вы делаете?! Не трогай меня! Извините. Простите. Что происходит? Он назвал этого мальчика поляком! Нет, он бежал! Он мог ушибиться! Ты оскорбил мальчика, ты оскорбил меня! На моем языке "полако" означает "медленнее". Я пытался заставить его снизить скорость! Вы не в курсе, что Натан Югослав, а Йозеф поляк. Но вы оба евреи. Разница в том, что. Поляки крестьяне! А югославы свиньи! Вот почему немецкие евреи не связываются ни с кем из них! С ними невозможно жить. Я настаиваю на изоляции. В этом я с ним согласен! И в Америке. Тысячи миль мало для достаточной изолированности! Послушайте, пожалуйста. Пожалуйста. Натан Леви. Он был известным тенором в Белградском Государственном Оперном театре. Затем его пытали в Гестапо. И теперь. у него пропал голос. А Йозеф. он фармацевт. Он едва вступил во владение отцовской аптекой в Лодзи, в Польше, а теперь. Певец и танцор из Берлина. Я пользовался. умеренным успехом. Я бы хотела как-нибудь увидеть ваше выступление. Я больше этим не занимаюсь. Мне так одиноко. Ты никогда не простишь меня? Возьмите это. Спасибо. Уступи дорогу. Смотри кто идет. Это вы мне? Это вы мне? Я вам нравлюсь? Давай, покажи мне, большой мальчик. Потанцуем, а? Я не хочу танцевать. О, ну, тогда, может, ты со мной потанцуешь? Он слишком застенчив. Давай, давай. Кто следующий? Давай. Я хочу потанцевать со всеми. Давайте, мальчики. О, ты танцор.

Давайте, не слышу вас, мальчики. Давайте. Хорошо. О, да! Эй! Эй! Отстань! Эй! Оставь его в покое! Пусти меня. Убирайся отсюда. Давай, давай. Теперь ты хочешь потанцевать, еврейчик? Зиг хайль! Зиг хайль! Зиг хайль! Когда Фюрер говорит: "Мы главная раса", Мы салютуем, салютуем прямо ему в лицо.

Не любить Фюрера это большой позор, поэтому мы салютуем, салютуем прямо ему в лицо. Когда герр Геббельс говорит: "Берлин в нашей власти", Мы салютуем, салютуем прямо ему в лицо. Когда герр Геринг говорит: "Они никогда не разбомбят это Мы салютуем, салютуем прямо ему в лицо. Не мы ли супермены? Арийские, чистокровные супермены. Да, мы супермены. супермены. Папа Штерн, вам нужно уехать из Германии. Гитлер так говорит о евреях. вам нужно уезжать.

Пять поколений мы были немцами. Вы еврей, папа Штерн. Вот все, что имеет значение сейчас. Позвоните в американское консульство. Обратитесь за визами прямо сейчас. Мы пытались, Рут. Они говорят нам начинать заново. Всегда что-то не так с бумагами. Беата, я поеду в консульство с тобой. Не имеет смысла. Рути, Америка огородилась высоким забором. Они не хотят, чтобы мы преодолели его. Не обращайте внимания на Гитлера. Это лишь разговоры. Это как раз то, чего он добивается чтобы все евреи уехали. Но ты же видел его, ты слышал, что он говорил. Но Германия их дом. В такой же мере, как и мой. И если евреи покинут ее, этот жалкий маленький позер победит. Убирайтесь из моего дома! Папа Штерн? Убирайтесь! Он мой друг. Не знаю кто он такой. Йоган, Йоган. Он не ведает что говорит. Он не знает тебя. Он испуган. Ну, тебя я не боюсь. Ты не знаешь меня. Я один из них. Я в любой момент могу донести. Вот, что он думает. И что думаешь ты. Как я могу? Я думал у нас есть будущее. Что мы чувствуем друг друга, что сможем преодолеть все трудности. Но мы можем. Нет, Рут. Мы приведем мир в порядок. Приведем хайль-гитлеровский мир к порядку каждого инородной расы. Мы любим лик Фюрера. Когда мы приведем мир к этому порядку, когда Фюрер скажет: "Мы главная раса", мы отсалютуем, отсалютуем прямо ему в лицо. Не любить Фюрера это большой позор. Ух! Ух! Ух! Поэтому. салютуем, салютуем Прямо ему в лицо. Шербург на Нормандском побережье. Американские военные силы продвигаются вперед дюйм за дюймом, немецкий штурм отбрасывает их назад. Но ненадолго. Дружественное вмешательство Франции стало рекламационным проектом. Она передает свое веское послание Гитлеру. Шербург! Мы взяли Шербург! Шербург! Затем Париж.

Как вы думаете? Берлин следующий? Не так быстро. Знаете, каким количеством пострадавших мы заплатили за взятие этого куска пляжа? Займет месяцы. может быть годы. Вы когда-нибудь занимались чистописанием в школе? Неудачно. Знаете, эээ. Я читал некоторые истории из тех, что вы записывали со слов евреев. Я не знал. Я и помыслить не мог. Ну, что ж. "Дорогой мистер Икис. Не могу дождаться того момента, когда американские люди встретятся с беженцами и услышат их истории. Предлагаю собрать пресс-конференцию как только мы причалим. Очень жду вашего ответа. С наилучшими пожеланиями. Рут". Я высоко ценю то, что вы сделали. Представьте себе, каких высот вы могли бы достигнуть в Нью-Йорке, если вы пользовались умеренным успехом в Берлине. В Берлине очереди выстраивались по периметру квартала. Все знали Бруно. даже начальник лагеря. Представьте себе его восторг, когда он обнаружил меня вылезающим из вагона для перевозки скота. Меня заставили петь и танцевать для него. Конечно, на моем шоу должны были присутствовать и другие. Так что мне пришлось подождать на железнодорожных путях прибытия поездов. Я обнаружил знакомых: музыкантов. певцов. Я устроил пробы другим, кто мог подавать надежды. Тех, кому я не мог найти применения. увезли для уничтожения.

Простите, я. Я не должен был ничего говорить. Рут, иди скорее. Маленькая девочка Софии, она больна. Что говорит доктор? Все плохо. Когда она родилась. мы столько придумали для нее. И все время. когда мы бежали. когда голодали. Я говорила ей: "Америка. Придет день и мы будем свободны, в Америке". Ты мой. солнечный свет, Мое единственное солнце, Ты радуешь меня Когда небеса серые. Ты никогда не узнаешь, Как сильно я люблю тебя. Только не отнимай у меня Мой солнечный свет. Нет! Нет! Нет! О, Боже, почему ты так со мной поступаешь? Почему ты всех у меня забрал? "Они поймали мою сестру и заколотили в ящике". "Взяли моего новорожденного, похоронили заживо с телами мужчин из моей деревни". Я говорил вам. Не следовало позволять ей ехать. Она хочет пресс-конференцию. мрачные истории, которые лишь увеличат запросы евреев. В этом случае. Убедитесь, чтобы она не произошла. Войдите. О, привет, Коди. Похоже, мы дома. Практически. Я лишь хотел улучить шанс попрощаться. А ведь я поначалу не понравилась тебе. И продолжаешь не нравиться. Ты не отдала мне мои штаны. Твои штаны? Когда ты впервые поднималась на борт, как думаешь, кто сбросил для тебя пару штанов, чтобы ты могла подняться? Я не знала, что это был ты. Хм, мне не следовало бы говорить тебе, но. ну, знаешь, пресс-конференция, которую ты хотела провести. Ну, Диксон получил сообщение из Вашингтона о том, что она отменена. Спасибо. Смотрите! Я вижу ее! Я вижу ее! Репортеры ожидают прибытия "Генри Гиббонса". На борту 982 беженца. Америка бросает первый взгляд на невинных жертв гитлеровских истреблений. Но все внимание принадлежит нашим ребятам. Тысяча наших мужчин. солдат, раненных в Анцио и Кассино. каждый из них герой. Хорошо играешь? А я бы не смог сыграть даже под угрозой смерти. Он принадлежал моему младшему братишке. Он погиб в Анцио. Он хотел бы, чтобы аккордеон принадлежал тебе. Спасибо. Счастливчик! Не забыла билеты? Попрощайся с Генри за меня. А с Иоганом? Ну, если увидишь его.

А ты не виделась с ним? Он знает, что так лучше. Я вернусь. Нет, Рут. Не возвращайся. Никогда не возвращайся. Вот тебе в дорогу немецкие конфеты. Знаешь, швейцарцы, они говорят, что делают лучший шоколад, но для меня, хм. Как только доберусь домой, я сделаю все, что в моих силах, чтобы выбить вам визы. Всего наилучшего. Увидимся. в Бруклине. Да, да, в Бруклине. Я не мог оставаться в стороне. Но ты это делал. Раньше ты верил, что никто не сможет нам помешать. Даже твои друзья, Рут, даже они против нас.

Даже когда мы говорили, что людям нужна смелость, чтобы любить друг друга. Ты сбежал от меня! Потому что думаешь, что я потеряю веру в нас? Ты думаешь, я не могу защитить тебя, как защищал меня ты? Я хотел оградить тебя от этого. Даже от меня. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Мисс Грубер? Мисс Грубер? Эээ, есть кое-что, что вы должны знать. Пресс-конференция была отменена? Это вопрос, эээ, национальной безопасности. Некоторых беженцев нужно будет допросить. У них может быть информация, полезная для военной обороны, так что. Я знаю настоящую причину. Вы хотите защитить беженцев. Они через многое прошли и так слабы, и мы все знаем, что такое пресса. свора диких собак. Поэтому спасибо вам за ваше сочувствие и сострадание. Вы делаете честь Государственному Департаменту. Но в этом нет нужды. Беженцы сами добровольно хотят рассказать американцам, через что они прошли. Так что я телеграфировала нескольким друзьям из газеты. Вы знали, что я когда-то работала в газете? Вы говорите по-английски? Расскажите о своем страшном Расскажите о своем страшном Расскажите что-нибудь. Мы хотим познакомить других с вашей историей! Это Модечай. Модечай. Мы вынуждены вас прервать. Просто расскажите им вашу историю, как вы рассказывали мне. Давайте же! Расскажите! Расскажите нам! Меня зовут Модечай.

Я из. Говорите громче, я не слышу. Мы не слышим. Можно послушать кого-то другого? Я был в Дахау! Это лагерь, концентрационный лагерь для евреев. У нас нет на это времени! Нет времени! Я ответственный за транспортировку этих беженцев. Я генерал Грубер, и эта конференция продолжится, как и планировалось. Не забудьте упомянуть, что вы подставной генерал, мисс Грубер. Это может сработать для врагов, не для нас.

У вас есть ордер. Вот он. Убирайте этих людей отсюда! Мы хотим услышать историю здесь. Дайте ей сказать! Я сделала отчеты о зверствах. мужчины и женщины, разлученные, и их дети, к которым относятся по-зверски и бьют. Отчеты о тысячах убитых. Люди, которых вы видите, потеряли свои семьи, все, что имели. Уведите репортеров, пожалуйста! Отчеты о сотнях тысяч, нуждающихся в убежище. И мы можем его предоставить. Поведайте людям. Мы можем. Мы можем спасти тысячи. Остановите это. Идите, идите! Это может стать величайшим гуманным спасением, которое. Идите, давайте. Давайте, давайте, двигайтесь. Маня, послушай. Послушай меня. Все будет хорошо. Я буду с тобой. Верь мне. Все будет в порядке. Что это значит? Багажный чек: "Из Италии в Нью-Йорк, судно "Генри Гиббонс"" Это значит, что ты очень важная личность. Это временно. Военная база, где вы будете размещены, пока не будет улажено все необходимое. Что необходимое? Они не дадут мне поговорить с братом. Нет. Я видел его. Моего брата. На пристани. Они не дадут мне поговорить У вас все будет в порядке. Все будет хорошо. Теперь вы в Америке. Давайте, проходите. Давайте, проходите, проходите. Двигайтесь. Стройтесь, проходите. Давайте, идите, идите. Смотри под ноги, мам. Сюда, сюда. Вы находитесь на правительственной территории. Вы направляетесь в лагерь, пятый уровень. Не разговаривать с охраной. Не разговаривать друг с другом. Эй, эй, эй! Нет, Маня! Эй, эй, отпустите ее! Эй! Не трогайте ее! Не двигаться! В продолжении фильма "Тихая гавань" вы увидите. Держите ее! Маня! Эй, эй, отпустите ее! Эй! Не трогайте ее! Не двигаться! Отпустите! Что вы делаете? Это не концентрационный лагерь. Беженцы подвергаются карантину, 30 дней в соответствии с порядком, установленным правительством. И как вышло, что мы на карантине? Вы пытались остановить прессконференцию, и теперь вы думаете, что можете запереть их здесь, чтобы американцы забыли о них? Даже не рассчитывайте.

Я считаю, что приют в Освего для беженцев не более, чем откровенная возможность для нелегальной иммиграции. Президент не имел ни юридического, ни морального права обходить американские иммиграционные законы. Президент имеет моральное право спасать жизни евреев.

Их кормят на наши налоговые средства. Они здесь потому что наш президент друг евреев.

Куда-то направляешься? Мисс Грубер, ваша мама никогда не говорила вам, что мух можно привлечь скорее медом, чем уксусом? Вы не знаете мою мать. Это твое дело, если ты хочешь проснуться однажды и обнаружить, что все мальчики вернулись с войны, а ты все еще одинока, и все они женились на забавных девочках, пока ты спасала мир. "Беженцы приглашают всех и каждого, чтобы выразить благодарность и дружбу". Спасибо, но нет. Вы хотели правды, и вы ее заслужили. Почему наше правительство идет на такие меры? Кто там? Это Эрнест. Что случилось? Маня. Она здесь? Что случилось? Она исчезла. Почему нас должны волновать их проблемы? Они принесли проблемы с собой, а теперь ждут, что мы будем расплачиваться за них жизнями наших детей. Рут! Рут! Война закончилась! Она наконец закончилась! Конгресс проголосовал за то, чтобы отослать беженцев из Освего обратно домой. Если я не смогу решить их вопрос сейчас, у них не останется ни единого Вы очень нетерпеливая молодая леди, мисс Грубер. Когда я впервые увидела беженцев, мистер президент, они были похожи на призраков, а теперь они похожи на. американцев. Они так много страдали. Я умоляю вас, сэр, дать им постоянный приют.

В предыдущей серии: Переслать за океан тысячу еврейских беженцев? Это начало. Кто-то должен быть с ними. Кто-то. Еврейской крови? Я еду в Европу. Это шутка? Совсем не смешно. О, моя удивительная дочь. Ну, мисс Совершенно Секретно, ты должна вернуться невредимой, слышишь? Отказано! Почему вы отказали им? Никаких беременных женщин, никаких мужчин призывного возраста, никаких коммунистов или газетчиков. Лоуренс Диксон, госдепартамент США. Как бы то ни было, мы тут, опекаем наших 982 беженца. Предполагалось, что будет 1000. Это число, которое я слышал. Они думают, что еда может закончиться. Некоторые из них едва живы от голода. Доброе. утро. Можете повторить? Уроки английского? Мы даем им временный приют, не так ли? Не гражданство. Из-за них началась эта война. Из-за жидов. Никому они не нужны. Ни здесь, ни, черт возьми, дома! Они говорят, что это все по вине евреев. Это недопустимо! Я люблю все американское. А у вас есть знакомые американцы? С одной из них надеюсь познакомиться. Иоганн Риттер. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы выбить вам визы. Я вернусь. Нет, Рут! Не возвращайся. Никогда не возвращайся. Теперь вы в Америке, все будет хорошо. Расскажите о своем опыте. Я был в Дахау. Это концентрационный лагерь для евреев. У нас нет на это времени. Мы хотим услышать историю здесь.

Уберите беженцев. Уберите репортеров. Вы находитесь на правительственной территории. Вы направляетесь в лагерь, пятый уровень. Не разговаривать с охраной. Не разговаривать друг с другом. Вы находитесь на правительственной территории. Вы направляетесь в лагерь, пятый уровень. Не разговаривать с охраной. Не разговаривать друг с другом. Сохранять спокойствие. Эй, эй, держите! Нет, Маня, нет! Отпустите ее! Эй! Не трогайте ее! Не двигаться! Все в порядке, отпустите ее! Что вы делаете? Это не концентрационный лагерь. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Что вы делаете? Опустите оружие. Сержант, что за задержка? Он подчиняется не вашим приказам, Теперь беженцы под ответственностью министерства внутренних дел, и я приказываю вам опустить и выключить прожекторы. Они не военнопленные. Это военная база. Это временный приют. Вам не причинят вреда. Вы можете мне верить. Вы в безопасности. Вы в Америке. Сюда, сюда. Одинокие мужчины, отряд G. Отряд G. Сюда, сюда. Семьи с детьми. Отряд H. Отряд H. Семьи с детьми. Отряд H. Двигайтесь. Сюда! Одинокие женщины. Отряд I. Отряд I. Двигайтесь, двигайтесь. Одинокие женщины. Отряд I. Сюда. Отряд I.

Одинокие женщины. Двигайтесь.

Все хорошо, иди сюда. Вот свободная кровать. Если спишь возле двери, умираешь возле двери. От холода. Вы не будете здесь долго. Это лишь временный приют. Именно так это называли нацисты. Все в порядке? Простыни. Мой ребенок не видел простыней c тех пор, как началась война. В нашем доме в Вене у нас были шелковые. И занавеси на окнах. На юге Франции седьмая американская армия продолжает наступление. Огромные орудия союзнических военных судов пробили внутреннюю оборону противника, в то время, как сотни судов окружали французское побережье. Реакция Адольфа Гитлера была предсказуемой. Войдите. Я не знал. Я не был уверен, что ты вернулась. Я должна была снова тебя увидеть. Это небезопасно для тебя. Я знаю. Все готовятся к войне. Я знаю. Я скучал по тебе. О, Боже, как я по тебе скучал. Ябликовы? Семья Ябликовых? Генрих Данцнер? Есть кто-нибудь из семьи Данцнер? Ябликовы? Есть здесь кто-нибудь из Ябликовых? Я выжил, я выжил. Останешься жить у меня. Я позабочусь о тебе. Я потеряла свою девочку, ее нет. Ева, все в порядке. Ты жива, Ева. Все хорошо. О, Ева! Я хочу пойти учиться в школу. Все, что пожелаешь. Мы так рады, что ты жив. Это моя семья! Привет. Что происходит? Почему они не выпускают нас?

Он увидел мое имя в газете. Почему они заперли ворота? Беженцы подвергаются карантину. 30 дней в соответствии с порядком, установленным правительством. Я не болен. Я чувствую себя хорошо. Мой брат Саул жив, и я тоже! Почему мы не можем уйти? Моя кузина может забрать нас. Она хочет нам помочь. Мой дядя, он пообещал, что я пойду в школу. Я знаю, я знаю. Я сделаю объявление. И как вышло, что мы на карантине? Вы пытались остановить прессконференцию. Теперь вы думаете, что можете запереть их здесь, чтобы американцы забыли о них? Даже не рассчитывайте. Сигарету? Мисс Грубер, вы можете приходить и уходить, когда вам вздумается. Полагаю, вас не относят к "грязным евреям", как нас. Их загнали в поезда, как скот, и когда они прибыли в форт Онтарио, они были встречены вооруженной охраной и прожекторами. И я могу понять, почему им показалось, что они вернулись в Третий Рейх! Мисс Грубер, не могли бы вы коротко ознакомить нас с тем, что вы узнали от беженцев? Да, сэр. Кхм. Они подтвердили: то, что мы слышали о нацистских лагерях смерти, является правдой. Анекдотичные показания. Сэр, их истории подтверждают, что нацисты убивают евреев. Президент опубликовал угрозу возмездия за все военные преступления. Поверьте мне, когда война кончится, нацисты получат по заслугам. Это мало может утешить убитых и миллионы тех, кто все еще находится в опасности. Сенатор, эти люди умрут, если департамент по военным беженцам будет бездействовать. Мы могли бы организовать приюты для них в каждом штате. Я считаю, что приют в Освего для беженцев не более чем откровенная возможность для нелегальной иммиграции. Сенатор, мы занимаемся вывозом беженцев из Европы. Мы создаем для них убежища на Средиземноморском побережье. Президент не имел ни юридического, ни морального права обходить американские иммиграционные законы. Президент имеет моральное право спасать жизни евреев. Есть основания полагать, что некоторые беженцы ведут подрывную деятельность. Подрывную деятельность? Здесь пишется, что среди беженцев из группы Освего есть мужчины? годные к военной службе, несмотря на запрет для мужчин призывного возраста. Сэр, эти мужчины физически и эмоционально разбиты. Все они тщательно проверены разведывательной службой. Джентльмены, давайте условимся, что карантин. даст возможность беженцам восстановить свое здоровье. А по истечении 30 дней я предлагаю позволить тем, у кого есть семьи в США (а таких более трети) присоединиться к своим семьям. Я не согласен. Мы не можем просто отклониться от правил. Вы имеете в виду, что они не смогут покинуть лагерь даже после карантина?

Они не покинут лагерь, пока не закончится война, а тогда они вернутся по домам. Они согласились с этим, подписав документ перед отъездом из Европы. Они бы подписали все, что угодно, лишь бы уехать. Они не давали согласия быть заключенными в тюрьму до окончания войны. Все изменилось, когда вы отплыли из Европы. Вы читали колонку в утренней Там говорится, что мотивы Рузвельта для приглашения евреев в страну это заговор, чтобы впустить всех европейских коммунистов. Коммунистов? Да бросьте! Рут, послушайте меня. Если беженцам позволят жить за пределами лагеря, враги Рузвельта пойдут на убийство. Беженцы не являются и никогда не должны были стать иммигрантами. Это политика. Конечно, это политика. Это Вашингтон. Это игра. Это жизни людей. Я знаю, как много это значит для вас. Мы добьемся для них однодневных отпусков. Это неплохое начало. Но выпустить их оттуда. Это иная игра. Боюсь, что так. ".Тулон против слабого сопротивления немецких войск. С обеих сторон были пострадавшие." Клюнула меня в щеку. А своего отца только посмотри. Я работала тридцать шесть часов. А он курил сигару. Итак, мисс Рут Грубер. чье лицо во всех газетах. Ты бы слышала соседей. Даже китайца, который сжег лучшую рубашку твоего отца, спрашивая: "Когда вернется Рути?" А вот она и вернулась. Дорис Левин? Вышла замуж, пока тебя не было. И это Дорис Левин, которая в школе была объявлена наименее вероятной кандидаткой в невесты. У нее доброе сердце, но лицо. И теперь она беременна. Вот так. Ну, а почему нет? Она все еще молода. А кого я встретила на свадьбе? Сэма, твоего бывшего парня. Он никогда не был моим парнем. Ну. он мог им быть. Он положил на тебя глаз. Только он потерял его. На войне. И руку тоже.

Однорукий и одноглазый. Зато одинокий. Мам, не начинай.

Хотя что это я говорю? Ты уже начала. Хорошо, как насчет остановиться? Остановиться? Ты знаешь, что я имею в виду. Это твое дело, если ты хочешь проснуться однажды и обнаружить, что все мальчики вернулись с войны, а ты все еще одинока, и все они женились на забавных девочках, пока ты спасала мир. Ну, хватит. Пойдем, Рути. Поможешь мне накрыть на стол. Куда-то направляетесь? Что? Я наслаждаюсь вечерним воздухом. Я могу делать это в Америке. Это свободная страна, по крайней мере так они говорят. Ты преследуешь меня. Я пытаюсь уберечь тебя от неприятностей, которые могут случиться в столь позднее время, ведь тебе нельзя покидать лагерь, а ты можешь вcтретить патруль на улицах Америки. Столик на двоих? Разумеется. Загадочная Маня. Долгое время я считал, что ты не умеешь разговаривать. Что мы делаем здесь. без денег? У нас есть деньги. Эти стэйки толще, чем вы оба вместе взятые. Нет. За счет заведения. За мой счет. Бесплатно. Спасибо. Я, эээ. Я никогда прежде не встречал беженцев войны. Война ад. Не так ли? Да, Первую я пропустил был слишком молод. А потом я был слишком стар для Второй. Не повезло, а? Да, не повезло. Ну, ешьте. Я слышал, ты выходишь замуж. Я тоже слышала. За Сэма. Хороший парень. Твоя мать любит тебя. Тогда почему бы ей просто не принять то, чего хочется мне? Она хочет, чтобы ты была счастлива. А ты счастлива? с самого детства ты всегда решала проблемы других людей. Может, пришло время заняться своими собственными? В Америке все большое. Техас очень большой. Ниагарский водопад большой. Но в Канаде он больше. Я делал успехи в географии. Когда я был ребенком, мой отец. мы. говорили о многих вещах. Я помню, как он рассказывал мне о женщинах: что есть любовь, а что ею не является. И как бывает хорошо, когда но намного лучше. когда она есть. Если бы твой отец был здесь, я бы сказал ему: "Позвольте, сэр, встречаться с вашей красивой, красивой дочерью". Его здесь нет. И меня тоже. Не трать на меня время.

Этот район ходатайствовал о том, чтобы правительство открыло форт, потому что армия это хорошо для Освего.

Эти парни знают, на что тратить деньги. Но вместо этого у нас беженцы. Они не могут покинуть форт, у них нет денег. Их кормят на наши налоговые средства. Я слышала, что они едят мясо, в то время как мы ограничены в продуктах. Они заслуживают хорошего питания после всего, через что они прошли. Тем не менее, что мы о них знаем? Может, они коммунисты. Я встречал двоих. Они ничего. Что они делали в вашем заведении? Вдруг они заразные или что-то вроде того. Извините. Кхм. Меня зовут Рут Грубер. Я работаю в министерстве внутренних дел, и я буду рада ответить на все ваши вопросы, и заверить вас, что. Объясните, почему они здесь, а не у себя дома. Если бы у нас здесь была война, мы бы не сбежали. Эй, они беженцы, а не солдаты. Они здесь, потому что наш президент друг евреев.

Мне плевать, кто они. Я не хочу, чтобы они кормились за мой счет. Они бы с большей охотой работали, чем принимали благотворительность. Нет! Занять наши рабочие места? Я учла все ваши замечания, и, с вашего одобрения, отправлю их нашему сенатору. А теперь. Мы все знаем и уважаем семью Биллингсли. И мы знаем, что им придется сегодня сказать мучительное "прощай" одному очень дорогому им человеку, который отправляется сегодня воевать с врагами демократии. А вот и он, рядовой Освего Майлз Биллингсли младший. Боже, благослови Америку, Страну, которую я люблю, Береги и защищай ее Ночью лучом света с небес. От гор до прерий, До пенящихся океанов, Боже, благослови Америку, Наш дом родной. Победа в Тулоне, в то время как Седьмая Американская Армия штурмует восемь миль слабого немецкого сопротивления, в то время, как тысячи самолетов высаживают десант, чтобы помешать врагу на пути отступления к территории плацдарма высадки. Среди пострадавших еврейские семьи, расстрелянные отступающими нацистскими силами. Мы евреи! Евреи! Прекратите! Мы евреи! Закрой рот! За работу! Большое спасибо. Хайль Гитлер! Когда нас освободят, я найду тебя! Не заставляй меня повторять, фриц! Прекрати! Правительство решило, что вы должны оставаться в лагере даже после истечения срока карантина, до конца войны. За какое преступление нас держат здесь узниками? Даже нацисты не смогли удержать меня в лагере. Мы напишем вашему президенту. Мы скажем ему, что мы в замешательстве. Я не в замешательстве! Я зол! Зол! Они думают, что мы преступники? Я понимаю, что вы чувствуете. Вы привезли нас сюда и посадили в тюрьму. Мы были более свободны, убегая от нацистов. Папа Штерн! Кто-нибудь! Что случилось?! Беате удалось бежать до того, как они пришли, а папа Штерн. его забрали. Я не знаю куда. Но неужели визы не пришли? Я была в Вашингтоне. Они уверяли меня. Что ты делаешь здесь? Почему ты вернулась из Америки? Ты. ты сошла с ума? Я люблю его. Больше, чем жизнь? Рут, это конец. Конец всего. Спасибо. О, вы покидаете нас, Лоуренс? Теперь, когда вы провели дело с беженцами, заперев их. Мисс Грубер, ваша мама никогда не говорила вам, что мух можно привлечь скорее медом, чем уксусом? Вы не знаете мою мать. Она высказывается, как Элеонора Рузвельт. Кстати, что касается Первой Леди, я думаю, ей интересно будет узнать, что правительство держит детей в тюрьме, без образования. С другой стороны, может быть, их следует держать за решеткой. Они могут иметь коммунистические стремления. Кстати, я думаю, журнал "Лайф" захочет осветить это дело в прессе. Правительство не возражало против получения ими образования. О, отлично. Вы позволите? Спасибо.

Вы слышали о военных беженцах, прибывающих в наш город. Теперь они будут учиться вместе с нами. Давайте поприветствуем одного из них. Почему бы тебе не рассказать, как ты попал сюда? Нам сказали. Нацисты. Сказали нам. Моей семье. что мы должны покинуть дом до полуночи. Все евреи нашей деревни должны были сделать это. Пошли отсюда. Они собирались увезти нас. Мы не знали куда. Мой отец. сопротивлялся. и они застрелили его. Они застрелили мою мать. моих двоих сестер. Я видел, как они упали. Я видел глаза матери. Она уставилась на меня. и сказала. Американские пилигримы прибыли сюда? одетые в черные костюмы и шляпы. Вот. Дай-ка сюда. Вы хотите посетителей, после того, как показали, на чьей вы стороне?

"Беженцы приглашают всех и каждого, чтобы выразить благодарность и дружбу". Спасибо, но нет. Ты чужак здесь. Грубый мальчик, грубый. Ты когда-нибудь убивал человека? А я да. После этого я закурила сигарету. Премьера, на которую никто не приходит. Мой худший кошмар. После Адольфа Гитлера. Ты повесил все плакаты? Да. Но они определенно не пользовались успехом. Добро пожаловать!

Добро пожаловать! Спасибо. Так мило с вашей стороны прийти. Спасибо, что пришли. Не за что. Вы храбрый человек. Мой отец приехал в эту страну из Германии с пустыми руками. Генри Форд дал ему работу. Все в Америке приезжие. Только некоторые из нас это забыли. Как вы добились разрешения выпускать детей из лагеря в школу? Я получила разрешение дать им образование. Я просто не уточнила где. Насколько я понимаю историю пилигримов, они спаслись бегством от гонений в другой стране. С большим риском они попали в этот Новый Мир, где они открыли для себя новую еду, и ели ее в больших количествах. Гонение и еда. это очень еврейская история. Поэтому мы празднуем с нашими американскими друзьями/ Ле хаим! Ле хаим! Это мое. Оно твое, пока мышь не добралась до него. Ты знаешь, что нравишься ему, Эрнесту? Ему нравятся тощие девушки. Ему нравится тощая девушка, которая не меняет рубашку. Это рубашка моего отца. Моя мама умерла в лагере.

Моя сестра. Мой брат. Но папа. Мы сбежали. Мы перешли через Альпы. Поднимаясь так высоко. чтобы попасть в Италию. и к союзникам.

И я замерзала, а папа. он дал мне эту рубашку. И затем мы услышали. так близко. мы услышали выстрелы, и мы услышали: "Стоять!" И папа повернул назад. Он повернул назад, чтобы они схватили его. Его, но не меня.

И у меня осталась рубашка. Мой папа сказал мне однажды. что нужно хранить свои воспоминания. но нельзя жить прошлым. Великолепно! Прошу прощения. Мы только что узнали, что 100-й Американский батальон освобождает от немцев горы Вогезы. Они капитулируют тысячами! Если бы мой отец был здесь. и. ты все еще просил бы у него разрешения встречаться с его дочерью. он бы ответил. да. Ты так красива. Я уже столько раз это слышала. Евреи отчаялись покинуть Европу до начала войны. Документы таинственным образом исчезли в консульстве США. И нужно было начинать все сначала. Их визы задерживались или в них было отказано. И каков ваш вопрос? Почему во все времена евреям отказывали во въезде в эту страну? Это решение госдепартамента? Это очень пылко. Даже для вас. Я намереваюсь доказать это. И к чему прийти, мисс Грубер? Были ли еще до войны прошения от американского населения изменить иммиграционный лимит и впустить всех евреев, которые не были нужны Гитлеру? А сейчас вы слышите требования спасти всех евреев? Я нет. Как вы знаете. Ответственный генерал Биддл отклонил нашу просьбу оставить лагерь беженцам. Тем не менее, есть смягчающие обстоятельства, которых ответственному генералу не следовало опасаться. Господа, содержание беженцев в лагере дорого обходится. И это не останется без внимания критиков, которые скажут (и будут иметь оправдание), что беженцы обирают наших налогоплательщиков. Также были критические замечания от жителей Освего, которые утверждают, что беженцы должны сами зарабатывать себе на пропитание. Поэтому, чтобы избежать критики, мы предлагаем дать им работу. Местному заводу-изготовителю нужно 100 работников. Табачная фабрика ищет работников. Вы думаете, они наймут беженцев? Они уже пользуются услугами немецких военнопленных. Конечно, беженцам придется выходить за пределы лагеря. Как бы к их пальцам чего не приклеилось. Эй, эй, эй. Нет, нет. Ничего не трогай. Мою ткань прислали? Не могу поверить, что их выпустили гулять по улицам. Мисс Терри, как приятно видеть вас снова. Бен. Терри, ты была там. Что плохого в тому, чтобы быть с ними в хороших отношениях? С кем конкретно ты была в хороших отношениях? Я лишь думаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь им. Я видел, как ты смотрела на него. На него? Ты имеешь в виду Давида? К нему это не имеет отношения. Знаешь что? Хочешь быть с Давидом, иди и будь с Давидом. Мой сын! Мой сын! Победа над Германией! Не сегодня, не завтра, но скоро! Об этом свидетельствует разрушение ее городов! Вот тебе, Адольф! И еще раз! Холодно. Трубы в лагере замерзли. Мистер Биллингсли, я пришел выразить вам мои глубочайшие соболезнования вашей ужасной потере. Если вам когда-либо нужно будет с кем-то поговорить. Я тоже потерял сына. Ну, что ж. Вы знаете, где меня найти. Соединенные Штаты не должны были участвовать в этой войне. Война в Тихом океане, но не в Европе. Это была ваша возня, людишки. Сражаться с теми, о ком мы и не слыхали. И ему пришлось поехать туда. Ему пришлось. поехать туда и. Почему вы выжили? Мой сын мертв, а вы живы. Вы здесь, вы в безопасности. И все, что вы можете делать жаловаться. Отлично. Привет. Привет. Мне звонили из Вашингтона. Вам не позволят пожениться.

Правительство говорит, что беженцам запрещено это делать. Я сделаю все, что смогу, чтобы это осуществилось, просто это займет некоторое время. Ты знаешь, Рут. Я думаю, что в жизни. есть одно мгновение. Одно мгновение. когда ты. счастлив. И остаток жизни ты проводишь, вспоминая это мгновение. Ты сказала им? Родителям? Что возвращаешься ко мне. Моя мать кричала, что я ранила ее в самое сердце. Они не хотят, чтобы ты вышла замуж за нациста. Было так легко, когда мы впервые встретились. Только ты и я, и долгие прогулки вечером у реки. Покоя нет. Душа скорбит. Ничто его не возвратит. Где нет его, там все мертво, Там счастья нет, не красен свет. Я и раньше знала, что я еврейка. И что с того? Люди всегда кого-нибудь ненавидят. Если не меня, то. итальянского ребенка на улице. Я думала, что смогу быть просто собой. Но я больше не могу. Больше не могу. Триумф нацистов в битве в Арденнах празднуется по всей Германии. Кто там? Это Эрнест! Что случилось? Маня! Она здесь? Это моя вина. Я был ужасен. Я не разговаривал с ней. Что случилось? Она. ушла. Я ничем не могу помочь. Этим людям нельзя выходить в темное время суток. Там где-то снаружи женщина, которая может погибнуть.

Я пойду на поиски с помощником. Вдвоем? А нас сотни. Мы пойдем. Что вы сделаете?

Пристрелите нас? Извините. Давайте, все на улицу! Я не знал, какое окно твое. Бросал наугад. Что случилось? Маня пропала. Нам нужна помощь. Что, ради всего святого, происходит? Я хочу, чтобы ты помнила, кто ты. У нас есть положение в этом городе? и люди берут с нашей семьи пример. Тогда подай им пример, мама. Прекрати настраивать всех против них только потому, что они евреи. Ты будешь обращаться к матери с уважением, юная леди. Я не уважаю тебя, мама. Миссис Биллингсли, мне так жаль. Пап, там поисковая группа. Пропала женщина из лагеря. Мне нужен грузовик. Пап, она может умереть. Вот почему умер Майлз. Я просила его не беспокоить тебя. Я говорила, что ты откажешь. Почему нас должны волновать их проблемы? Они принесли проблемы с собой, а теперь ждут, что мы будем расплачиваться за них жизнями наших детей. Давид. Терри. Мы хотим помочь. Спасибо. Спасибо, что пришли. Мне следовало знать, как это на нее подействует. Она захотела выйти замуж, она впервые поверила в будущее. Спасибо, что пришли, мистер Биллингсли. Дамы, наши следопыты захотят сэндвичей и кофе. Много кофе. На кухню! Маня! Маня! Люди ищут вас. Они думают, вы мертвы. И вам следовало умереть. как умерла я. Позовите Йозефа. Кто-нибудь, позовите Йозефа. Маня! Маня! О, Эрнест! Она не простила себе. смерть нашего ребенка в лагере.

А я не простил ее. за то, что она отдалась нацистам. чтобы спасти меня. Я не простил ее. И не дал ей забыть. Прости меня. Пожалуйста, прости меня. Здравствуйте. Здравствуйте. Спасибо. А вот место, где будет поставлен военный мемориал нашим сыновьям. Знаете, я думал над надписью, которую следует вырезать на камне, но я. не знаю. Может, не на камне? Может, на чем-то не таком холодном? Бронза, бронза подойдет. Мой сын любил бронзу. Металлы привлекали его. Он все о них знал. Каким он был? Рассеянным. Очки с толстыми стеклами всегда соскальзывали с носа, и он думал, все время размышлял, и всегда о металлах. "Папа, ты знал, что у вольфрама температура плавления выше, чем у стали? А платина может выдерживать высочайшие температуры". Они застрелили его прямо у меня на глазах, моего сына. Он был не так крепок, как металл, лишь плоть и кровь, лишь мальчик. Это очень впечатляюще, мисс Грубер, и трогательно. Думаю, я знаю, о чем вы хотите спросить меня. Когда мы впустим больше беженцев? Когда мы впустим больше беженцев? К сожалению, Конгресс против. Вопреки поддержке жителей Освего. Извините. Это политика. Вы принимаете меня за дуру, мистер Коннолли? Госдепартамент подавляет информацию, и правление, которое поставило целью спасти еврейских военных беженцев, ничего не делает? Это не политика, мистер Коннолли. Это антисемитизм. Твоя семья разыскивает тебя. Твоему отцу плохо. Спи, папа. А когда проснешься, все будет как прежде. Ты будешь сидеть на кухне, читать газету. а мама будет рассказывать мне, как мимо меня проходит жизнь. А потом ты и я будем сидеть на ступеньках. И ты будешь так мудр. Рути, у тебя такие грустные глаза. Я теряю всех, кого люблю. У тебя есть мама. Она любит тебя. хотя иногда в это тяжело поверить. Ты все еще думаешь о том парне? Жаль, что я не могу забыть. Сожалеть плохо. Не так ли? Как же я смогу жить без тебя? Моя Рут. Моя удивительная дочь. которая не перестает меня поражать. Найди Эрнеста. Вы поженитесь. Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Мисс Грубер. они не дадут нам разрешение на брак. Лицензию. Вашингтон говорит: "Нет".. Просто ответьте на вопросы честно. Все будет хорошо. Разрешение на брак, пожалуйста. Вы проживаете в штате Нью-Йорк? Да, конечно. Хорошо. Заполните бланки.

Вашингтон далеко от северной части штата Нью-Йорк. И я хочу свежие белые полотенца каждое утро. Убедитесь, что они чистые. И я хочу вентилятор в комнату. Два, если мне будет нужно. Что ты здесь делаешь? Что-то случилось? Конечно случилось. Идет война, твой отец умер, я вдова. Поэтому я решила навестить свою дочь. Ну-ка, обними меня. Есть письма от Ирвинга? Ни слова. Думаешь, американская армия позволяет сыновьям писать письма матерям? Если бы с ним что-то случилось, они сообщили бы нам.

Я еду в Вашингтон завтра. У меня встреча с президентом. Передавай ему мои наилучшие пожелания. Ты уверена, что не соскучишься? Здесь мало развлечений. А отчего скучать? Здесь устраивают свадьбу. Это как раз по моей линии. Вы займетесь волосами Мани за два часа до свадьбы. Один час на укладку, и один час, чтобы понервничать и решить переделать прическу. Нам нужна музыка в течение застолья. что-нибудь легкое для ушей, пожалуйста. Свадебный торт. Молодожены должны разрезать его вместе. Они превратят его в месиво. Но это традиция, американская традиция. Леди, следите, чтобы детей кормили отдельно, иначе буфетная стойка будет похожа на последствия взрыва бомбы. До свидания, дорогая. Я занята. твоя мама, она как вторая мать мне. Ты еще пожалеешь об этом. 12 апреля 1945 года Франклин Делано Рузвельт умирает внезапно от кровоизлияния в мозг.

Он оставил историческое наследие. Начиная с системы мероприятий для жителей Америки и заканчивая руководством во время Второй Мировой Войны.

Этот великий человек оставил утрату в сердцах людей. О, нет, спасибо. Возьмите. Это поднимет вам настроение.

Для этого потребуется больше одного стакана. Я могу это устроить. Теперь все зависит от Трумэна. Какова его позиция? Сомневаюсь, что у него есть позиция. Трумэн не станет повторять ошибки покойного президента. Когда закончится война, а это случится со дня на день, их отошлют обратно. Конгресс посовещался. Отошлют их куда? К людям, которые хотят убить их? Рут. Вы сделали для беженцев больше, чем кто-либо мог себе представить. Гордитесь этим. Пришло время проигрывать. Все очень просто. Вы хорошо сражались. А теперь битва окончена. Фанни, хватит кудряшек. Два завитка. Два зачесанных наверх завитка, Фанни. Ну-ка, посмотрим, насколько она элегантна. Я хочу быть похожей на себя. Ты невеста, тебя не спрашивают. Уже лучше.

О, мама. Ты так красива, Маня. Она как с обложки журнала.

И это свадебное платье. наконец-то проветрится, а? Но ты всегда можешь вывести его на прогулку снова. Моего папы нет, чтобы выдать меня замуж. Рут и мама Грубер, не сделаете ли это вы? Вы, обе? Ну, конечно. Нервничаешь? Так и должно быть. Ты же замуж выходишь. Ты в курсе? Прежде, чем мы начнем, я хотел бы всем вам напомнить: никогда нельзя верить тому, что говорят о нас нацисты. Что мы породили зло на земле. Мы этого не делали. Где бы мы ни странствовали, мы несли благословение Торы. Страны, которые пытались уничтожить нас, сами себе причинили зло. Я заменю его обручальным кольцом. А это мне придется вернуть? Мы не можем пожениться, Иоган. Твои родители? Не только в них дело. Все изменилось. Моих друзей нет. Города, который я любила, нет. Меня в любой момент могут забрать только за то, что я. Генри прав. Я сошла с ума. Мы оба сошли с ума, поверив в то, что у нас есть шанс. У нас все еще есть шанс. Мы можем уехать. Мы можем начать все сначала где-нибудь в другом месте. Это ничего не значит, ничего не значит. Всем пришлось. пришлось вступить. Я вступил в тот день, когда понял, что больше не хочу учить, в тот день, когда я понял, что не смогу заботиться о собственной матери или содержать наш дом. Я сделал это для нас. Сделал, чтобы выжить. У меня не было выбора! У меня не было выбора. У меня не было выбора! Остановите их! Сделайте что-нибудь! Хайль Гитлер. Хайль Гитлер! Рут! Рут! Отстань от меня! Тише, я спасаю твою жизнь. Все в порядке. Я люблю тебя, Рут, и всегда буду любить. Ты все еще думаешь о нем?

Что ж, папы нет, чтобы сказать это, тогда скажу я. Когда-нибудь ты найдешь свое счастье. Только не жди слишком долго. Ты уже не девочка. Папа бы не сказал этого. про то, что я уже не молода. Я скучаю по нему. И я тоже. Рут! Рут! Война закончилась! Она наконец закончилась! Война закончилась! Она наконец закончилась! Ирвинг. Он вернется домой. Эй! Идите все сюда! Война в Европе окончена. Но миллионы беженцев все еще не знают покоя. Города и деревни разрушены. Мирное население голодает. И жестокость везде продолжается. Вот убийственное нападение на евреев, вернувшихся домой в Польшу. Беженцы, проживающие в Освего, ни сейчас, ни когда-либо ранее не подразумевались иммигрантами. Они были привезены в эту страну как гости американского правительства, им предложили временный приют. Рузвельт четко сказал: Они вернутся домой после войны. В какие дома они вернутся? Кто-нибудь из вас смотрел кинохронику? Конгресс проголосовал за то, чтобы отослать беженцев из Освего обратно. Не могу поверить. Господа. Мы ввезли в страну около четырехсот тысяч пленных нацистов, и не можем спасти тысячу евреев? Поздравляю. Хорошо сработано. Война была в Европе. Мой брат сражался там, и там погиб. Но он погиб не напрасно. Я не знал вас. И не хотел знать. Но благодаря вам я узнал, в чем был не прав. Я узнал, что из-за ненависти к вам я становлюсь менее человечен. Итак, сегодня. сегодня мы отмечаем то, чему мы научились в нашем городе, в нашей школе и в наших сердцах. И если есть на свете справедливость. Конгресс, слышишь?.. Семья, которой мы стали, не должна быть разлучена! О. Лили. Как эффектно! Какой бы бизнес я имела. останься я в Америке. Леди и джентльмены, в отличие от нашего дорогого Бруно, мастера всяческих церемоний, я буду. как вы это называете?.. От лица всех нас в этом лагере я хочу поздравить всех наших выпускников. Молодцы! Поздравляю. В Америке я узнал о Дне Благодарения. И сегодня я хотел бы поблагодарить Америку. за то, что она сражалась до конца этой ужасной войны. и вашего великого лидера Франклина Делано Рузвельта, за то, что спас нас от, мм. от наших страданий. мою прекрасную жену Маню, за то, что поверила в любовь. И всем вам, Американцы, сегодня за то, что стали нам семьей. когда мы потеряли свои собственные. Мы одна большая семья. Большое спасибо. Что вы делаете? Летом 1942 года немецкий промышленник, посетивший Швейцарию, сообщил, что нацисты убивают евреев. Сообщение было телеграфировано в наш Госдепартамент, но сообщение было утаено.

Вскоре пришло другое сообщение. Сообщение 482. Оно разоблачало нацистский план под названием "Фернихтунг". Аннигиляция. Полное истребление евреев в Европе. Это сообщение также не было предано огласке. Почему? Возвращаясь в 30-е годы, до войны, Госдепартамент уведомлял все американские посольства в Европе задерживать и всячески препятствовать евреям в получении виз. К 1941 году еврейская иммиграция в Соединенные Штаты была фактически приостановлена. Почему вы рассказываете мне все это? Вы хотели правды, и вы ее заслуживаете. Я работал в министерстве финансов, когда Всемирный Еврейский Конгресс собрал деньги на подкуп иностранных представителей, чтобы вырвать евреев из лап нацистов. Министерство финансов утвердило платное разрешение в течение 24 часов, но Госдепартамент тянул с ответом. Тысячи еврейских жизней могли быть спасены. Мой департамент написал доклад, озаглавленный "Согласие правительства на убийство евреев". И этот доклад тоже не увидел света. Почему наше правительство пошло на такие меры? Евреи никому не нужны. Разумеется, я буду отрицать, что этот разговор когда-либо имел место.

Дамы и господа, я решил, что не буду сопротивляться возвращению назад. Я охотно поеду домой в Югославию. Я попытаю судьбу. Быть может, там снова безопасно для евреев. Пойте. Пойте! Со мной! Мы встретимся снова, Не знаю где, Не знаю когда. Но я знаю, что мы снова Встретимся солнечным днем. Продолжай улыбаться, Что бы ни случилось, Как улыбался ты всегда, Пока голубые небеса Не прогонят тьму. Не передавай привет Моим друзьям, Лишь скажи, что я скоро вернусь. Они будут рады узнать, Что когда ты встретил меня, Я пел эту песню. Мы встретимся снова, Не знаю где, Не знаю когда, Но я знаю, что мы снова Встретимся солнечным днем. Я завидовала твоему отцу. Когда вы двое сидели здесь, делились секретами. У тебя встревоженный вид, Рути. Я доверяла правительству, мама. когда оно обещало спасти евреев. Но все было ложью. А теперь они хотят отослать ту малую долю, что мы спасли, назад, в страны, где им не рады. Я проиграла, мама. Меня победила моя страна. Рути, я хочу, чтобы ты выслушала меня сейчас, потому что тебе нужно это запомнить. Моя семья. твоя семья сбежала от погромов в Польше, чтобы найти безопасность здесь, в Америке. Эта страна дала нам защиту и свободу. Эта страна позволила нам быть евреями. И что ты собираешься делать? Ждать, пока кто-то сделает все за тебя? Есть одна вещь, которую мы, американцы, знаем как сражаться за то, чего мы хотим. Я хочу спасти тех немногих, которых мы можем спасти. Ну, тогда. поговори с тем человеком наверху. Его зовут Трумэн. Твой отец называл тебя своей удивительной дочерью. Ему так легко было говорить тебе, что он тебя любит. Что до меня. Я выражаю свою любовь, сводя тебя с ума. Но, надеюсь, ты знаешь, как сильно я люблю тебя. И как я тобой горжусь. Мне понравилось в этой стране. Здесь я полюбила тебя. Здесь, как я думала, родится наш ребенок. Я беременна. Где он родится? Эрнест, где родится наш ребенок? Я не знаю. Пожалуйста, становитесь в очередь, соответствующую первой букве вашей фамилии. Место рождения и гражданство? Это место, где соседи донесли на меня в гестапо, чтобы забрать мой дом. Они смеялись и аплодировали, когда меня и моих сыновей забрали и отправили в Бухенвальд. Вы думаете, это то место, куда мне хочется вернуться? Где вы родились? Это письмо. из Гарвардского университета, который принимает меня на медицинский факультет. Предъявите его по месту рождения. Будет хороший сувенир. Страна вашего последнего местожительства Франция. А вы гражданин Венгрии. Мы не можете разлучить нас. Мы женаты. Она беременна. О чем может быть речь? Это решение правительства США. Вот свидетельство. Следующий. Почему так долго? Я следующий. Моя фамилия Биллингсли. Майлз Биллингсли. Это английское имя, поэтому, я думаю, вы должны отослать меня обратно. Извините. Меня зовут Элеанора Морроу Сайлс. Моя семья из Ирландии. Отошлите меня назад. Фил Лафонтэн. Происхождением из Франции. Отошлите меня назад. Мари Мануччи. Имя говорит само за себя Италия. Лучше и меня отослать тоже. В списке нет Биллингсли. Что все это значит? Как ваша фамилия? Моя фамилия? Лепчинский. Ну, это звучит не по-американски, на мой взгляд. Это украинская фамилия. Что с того? Я скажу вам что. Если они вам не нужны, я тоже не нужен. Каждый в этой стране приехал откуда-то. Включая и вас. И если вы отошлете их, вам придется отослать всех нас обратно. Вы пытаетесь задержать неизбежное. Рут Грубер. Распишитесь здесь. Он занят допоздна. Нам придется перенести встречу. Но их уже отправляют. Мне жаль. Если я не смогу решить их вопрос сейчас, у них не останется ни единого шанса. Я видела ваши снимки. в журнале. Спасибо. Мистер Президент. Спасибо вам. Вы очень нетерпеливая молодая леди, мисс Грубер. Да, сэр. Да. Мистер Президент. Вы здесь по вопросу Освего? Да, сэр, именно так. Когда я впервые увидела беженцев, они. они были похожи на призраков, а теперь они похожи на. американцев. Эта страна стала им домом.

Они столько выстрадали. Я умоляю вас, сэр, дать им постоянный приют. Обернитесь, мисс Грубер. Это первый фильм, снятый армией. нацистского концентрационного лагеря. Этот называется. Бухенвальд. В Европе кризис. И мир должен выступить в защиту тех многих, кого война выгнала из родных мест. В свете этих обстоятельств, было бы негуманным требовать от беженцев из Освего возвратиться в Европу лишь для того, чтобы попросить там иммиграционные визы. Следовательно, я прошу министра иностранных дел и министра юстиции привести в порядок иммиграционный статус тех членов группы, кто может пожелать остаться здесь в соответствии с существующими законами и требованиями. Хочу персонально. поприветствовать наших новых граждан и надеюсь, что они будут жить в мире и здравии. Форт Онтарио вскоре был закрыт. Беженцы и их семьи, насчитывающие сейчас 5000 человек, продолжают жить плодотворной жизнью на территории всех Соединенных Штатов Америки. Они регулярно видятся на встречах друзей. Рут Грубер вернулась на должность иностранного корреспондента, вышла замуж, у нее двое детей и четверо внуков. Она написала пятнадцать книг, и все еще поддерживает отношения со своей обширной иммигрантской семьей. Перевод субтитров: Дивчина.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты меня напугал до усрачки, чувак!

Как ты можешь такое говорить? >>>