Христианство в Армении

Извини, что нарушаю твои воспоминания.

Автор сценария и режиссер: Алейо Мо-Сан В ролях: Вес Бентли Ангус Макфадиен Лаура Рамсей Джессика Шорц Джулиан Сандс и другие Продюссеры: Брэхтон Попэ и Алейо Мо-Сан Композитор: Джон Пэизано ЭМАНУЭЛЬ РИВА, ЭЙДЖИ ОКАДА в фильме "ХИРОСИМА ЛЮБОВЬ МОЯ" Режиссер АЛЕН РЕНЕ Автор сценария МАРГАРИТА ДЮРА СТЕЛЛА ДАСА, ПЬЕР БАРБО, БЕРНАР ФРЕЗОН Операторы САША ВЕРНИ, ТАКАШИ МИШИО Композиторы ЖОРЖ ДЕЛЕРЮ, ДЖОВАННИ ФУСКО Продюсер СЭМИ ХАЛФОН Ты ничего не видела в Хиросиме. Я всё видела. Всё. Я видела больницу, я уверена в этом. В Хиросиме существует больница. Как я могла не пойти туда? Ты не видела больницу в Хиросиме. Ты ничего не видела в Хиросиме. Четыре раза в музее. Что за музей в Хиросиме? Четыре раза в музее в Хиросиме. Я видела, как гуляют люди. Люди гуляли, задумчивые, среди фотографий, манекены, лишённые чего-то. Фотографии, aфтографии, манекены, лишённые чего-то. Экспонаты, лишённые чего-то. Четыре раза в музее Хиросимы. Я смотрела на людей. Я видела саму себя, задумчивую смотрящую на металл. Обугленный металл, исковерканный металл. Металл, ставший тонким, как стрела. Я видела букет из пробок. Кто его сотворил? Человеческие органы, плавающие, как будто живые, ещё дышащие своими муками. Неизвестно кому принадлежащие волосы, которые, проснувшись, женщины Хиросимы обнаружили выпавшими. Я видела жару на Площади Мира. 10 тысяч градусов на Площади Мира. Я знаю это. Температура нашего Солнца на Площади Мира. Как можно этого не знать? Трава. Это так просто. Ты ничего не видела в Хиросиме. Всё было восстановлено до мельчайших подробностей. Фильмы, которые показывали, всё до мельчайших подробностей. Была создана такая точная иллюзия, что туристы плакали при виде этого. Можно было конечно насмехаться, но что могли ещё сделать туристы, кроме как плакать? Я всегда оплакивала судьбу Хиросимы. Всегда. Нет. Для чего? Зачем тебе это оплакивать? Я видела новости. На второй день, как говорит история, я это не выдумала, я это не выдумала, на второй день, различные виды животных выползли из глубин земли и пепла. Были сняты бегающие собаки, повсюду. Я видела это. Я видела новости. Я это видела. Первый день, второй день, третий день. Ты ничего не видела, ничего. И пятнадцатый день тоже. Хиросима была покрыта цветами. Повсюду были васильки которые выросли из пепла с быстротой, неизвестной ранее среди цветов.

Я ничего не выдумываю. Ты всё выдумала. Ничего. Так же, как и в любви, когда возникает иллюзия, которую вы никогда не забудете, так и у меня сложилось представление о Хиросиме, которое я не забуду. Так же, как и в любви. Я видела также выживших, тех, кто был в животах женщин в Хиросиме.

Я видела терпение, невинность, явную нежность, с которой временно выжившие в Хиросиме, приспосабливались к своей несправедливой участи, перед которой воображение, обычно столь живое, умолкало. Слушай. Я знаю. Я всё знаю. Как это происходило. Ничего. Ты ничего не знаешь. Женщины могли родить чудовищ, но жизнь продолжалась. Мужчины могли стать стерильными, но жизнь продолжалась. Дождь наводил страх, дождь с пеплом падал на воду Тихого океана. Воды Тихого Океана стали смертельны, рыбаки стали умирать. Еда стала опасной. Пищу выбрасывали за черту города. Пищу хоронили за пределами города. А внутри города нарастала ярость. Весь город пропитался гневом. Против кого был направлен гнев всего города? Гнев всего города, признаём мы это или нет, направлен против основных принципов неравенства одного народа к другому. Против основных принципов неравенства одной расы к другой. Против принципов неравенства одного класса к другому классу. Послушай меня. Как и ты, я знаю, что значит забыть. Нет, ты не можешь знать, что значит забыть. Как и ты, я способна вспоминать, так что я знаю, что значит забыть. Нет, ты не способна вспоминать. Как и ты, я способна изо всех сил бороться с забвением. Как и ты, я забыла. Как и ты, я хотела бы обладать памятью без сожалений, памятью теней и камней. Я сражалась за свою судьбу каждый день, изо всех сил, против ужаса быть непонятым, за право на память. Как и ты, я забыла. Зачем отрицать очевидную необходимость всё помнить? Послушай. Я ещё многое знаю. Это снова началось. 200 тысяч погибших и 80 тысяч раненых за 8 секунд. Это лишь официальные цифры. Потом все началось с начала. Земля раскалилась до 10 тысяч градусов, десять тысяч Солнц. Асфальт плавился. Повсюду царил хаос. Целый город взлетел на воздух, а потом осыпался в виде пепла. Новая растительность появилась сквозь песок. Четыре студента ждали вместе братской и легендарной смерти. Семь ветвей, составляющих устье реки Ота, мелеют и снова наполняются водой в свой обычный срок. Точно в свой обычный час, неся воды, богатые рыбой, серые или синие, в зависимости от сезона и времени. Люди больше не обращают внимание на болотистые берега, на медленные воды прилива семи что составляют устье реки Ота. Я встретила тебя. Я помню тебя. Ты меня разрушаешь. Ты принёс мне радость. Как можно было сомневаться, что этот город сшит по лекалам любви. Как можно было сомневаться, что ты сделан по размерам моего тела. Ты мне нравишься. Какое событие. Ты мне нравишься. Какое внезапное торможение. Какая мягкость. Ты сам не знаешь. Ты меня разрушаешь. Ты принёс мне радость. Ты меня разрушаешь. Ты принёс мне радость. У меня есть время. Прошу тебя, поглоти меня. Измени меня до самого основания. Почему бы не ты? Почему бы не ты в этом городе и этой ночью, похожем на другие города и ночи. Прошу тебя. У тебя прекрасная кожа. Да, я. Удивлена? Ты полностью японец? Или ты не совсем японец? Полностью. Я японец. У тебя зеленые глаза, верно? Да, думаю, что они зеленые. В тебе как будто тысяча женщин. Это из-за того, что ты меня не Мне нравится соединять в себе тысячу женщин для тебя. Слышишь? Уже четыре часа. Почему? Я не знаю, кто это. Он приходит каждый день в 4 часа и кашляет. Ты жил в Хиросиме? Нет, конечно, нет. Конечно. Я сглупила. Но моя семья жила в Хиросиме. А я сражался на войне. Тебе повезло, да? Мне тоже повезло. Как ты оказалась в Хиросиме? Из-за фильма. Фильма? Я снимаюсь в кино. А где ты была до Хиросимы? В Париже. А до Парижа? А до Парижа я была в Невере. Это провинция Ньевр, ты не знаешь. Почему ты хотела всё увидеть в Хиросиме? Мне было интересно. У меня свои мысли об этом. Например, ты видишь что-то сохранившееся, это чему-то учит. Кофе хочешь? Что тебе снилось? Я не помню. А что? Я смотрела на твои руки. Они шевелились, пока ты спал. Может, мне, что и снилось, не знаю, возможно. Ты красивая женщина. Ты знаешь? Ты так думаешь? Я так думаю. Немного уставшая, да? Немного уродливая. Это не страшно. Это я заметил ещё вчера в кафе. Насколько ты уродлива, а потом. А потом, какая ты заскучавшая. Скажи ещё что-нибудь. Ты скучала с таким видом, что мужчина сразу же хочет познакомиться. Ты хорошо говоришь по-французски. Я рад, что ты, наконец, заметила, как я хорошо говорю по-французски. Я даже не заметил, что ты не говоришь по-японски. Ты обратила внимание, что люди, думающие об одном и том же, многого не замечают? Нет. Тебя я заметила. Вот и всё. Познакомиться в Хи-ро-си-ме. Такое не часто встретишь. Что значила для тебя Хиросима во Франции? Конец войны. Полный, хочу сказать. Удивление, что они осмелились сделать это и оттого, что им это удалось. И, кроме того, это было началом нового страха. А потом, безразличие. И страх этого безразличия тоже. А где была ты? Я только что уехала из Невера. Я была в Париже. На улице. Какое красивое французское слово Невер. Такое же, как остальные слова. Название города. Ты встречалась со многими японцами в Хиросиме? Кое-кого знаю, да. Но не так, как тебя. Я первый японец в твоей жизни? Хиросима. Все в мире веселились, и ты веселилась вместе со всеми Это был красивый летний день в Париже? Этот день. Я слышал об этом. Верно? Да, было хорошо. Сколько тебе было лет? Двадцать. А тебе? Двадцать два. Такой же возраст. Это верно. Чем ты вообще занимаешься? Архитектурой. А, кроме того. политикой. Вот почему ты так хорошо говоришь. Именно так. Чтобы читать о Великой Французской Революции. О чём фильм, в котором ты снимаешься? Какой ещё фильм можно снимать в Хиросиме? Я хочу ещё раз с тобой встретиться.

В это же время, завтра, я улечу обратно во Францию. Правда? А ты мне не сказала. Это правда. Мне не хотелось тебе говорить. Вот почему ты разрешила подняться мне в твою комнату. Потому что это твой последний день в Хиросиме. Вовсе нет. Я об этом даже и не Когда ты говоришь, я пытаюсь понять, ты врёшь, или говоришь правду? Я вру. И говорю правду. Но мне нет смысла тебе врать. Скажи мне, с тобой часто происходят такие истории? Не так уж часто. Но такое со мной случается. Мне нравятся парни. У меня сомнительная мораль, видишь ли. Что это означает сомнительная мораль?

То, что я сомневаюсь в моральности других. Я хочу снова тебя увидеть. Даже несмотря на то, что ты улетаешь. Почему? Не хочешь больше со мной говорить? Я хочу ещё раз с тобой встретиться. Куда ты поедешь? В Невер? Нет, в Париж. В Невер я никогда больше не вернусь. Никогда. Только в Невере я была молодой. Молодость в Невере. Да. Молодость в Невере. А, кроме того, я была. сумасшедшей в Невере. Знаешь, Невер, это такой город и вообще такая вещь, о которой я всегда вспоминаю по ночам. а в то же время, это то, о чём я меньше всего на свете думаю. Что за сумасшествие у тебя было в Невере? Знаешь, безумие это, как и ум. Это невозможно объяснить, так же, как и то, что такое ум. Оно приходит снизу, заполняет вас и тогда ты это понимаешь. Но когда оно тебя покидает, ты ничего не можешь понять. Ты была злой? Это и было моё безумие. Я сходила с ума от злости. Мне казалось, что я могу сделать карьеру на злости. Я заботилась только о своей злости. Ты понимаешь? Это верно. Ты тоже должен это понять. А потом с тобой это ещё случалось? Нет. Всё кончилось. Во время войны? Сразу после неё. Было очень трудно с этим жить во Франции после войны?

Да. Можно и так сказать. Что значило для тебя это безумие? Понемногу оно прошло, а когда у меня будут дети, вообще исчезнет. Что ты сказала? Я сказала, что понемногу оно прошло, а когда у меня будут дети, вообще исчезнет. Я бы хотел ещё остаться с тобой, где-нибудь, когда-нибудь, хоть на пару дней. Увидеть тебя ещё раз сегодня это не значит, увидиться снова. Короткие перерывы не в счёт. Я этого очень хочу. Это из-за того, что ты знаешь, что я улетаю завтра. Возможно это и является причиной. Но ведь могут быть и другие, верно? Мысль о том, что я тебя не увижу, никогда. Через несколько часов. Тебя очень легко найти в Хиросиме. Это французский фильм? Нет, международный. О мире. Уже закончили? Для меня да. Осталось снять сцены с толпой. Там будет даже реклама мыла. Возможно, это несколько фальшиво. Да, фальшиво. Здесь, в Хиросиме мы не смеемся над фильмами о мире. Ты устала? Также, как и ты. Я думал о Невере во Франции. И я думал о тебе. У тебя самолет улетает завтра? Как и раньше. Это обязательно? Да. Съемки несколько задержались.

Меня уже целый месяц ждут в Париже. Ты пробудила во мне желание Как всегда. Любовь на бегу. И у меня тоже. Всё не так грубо, ты это знаешь. Говорят, что будет непогода. Вечером. Если одна атомная бомба равна двадцать тысячам обычных бомб. Если одна водородная бомба в полторы тысячи раз сильнее атомной. Чему равны сорок тысяч атомных и водородных бомб, существующих в мире? Этот результат делает честь всем учёным мира. Но как жаль, что мудрость политика в сто раз меньше мудрости учёного. Вот поэтому мы потеряли право восхищаться человеком. Прекратите испытания термоядерной Нет другим Хиросимам! Я не хочу думать о твоем отъезде Я думаю, что люблю тебя. Тебе нужно пойти со мной ещё раз.

Ответь мне. Ты боишься? Присаживайся. Ты живешь один в Хиросиме? Где твоя жена? Она в Ундзине, в горах. Сейчас я один. А когда она вернется? Через пару дней. Как выглядит твоя жена? Она красива. Я тот мужчина, который счастлив со своей женой. Я тоже. Я та жена, что счастлива жить со своим мужем. Это самое простое. Ты работаешь после полудня? Да, много работаю. Особенно после полудня. Какая глупая история. Ты из-за меня пропускаешь работу после полудня? Скажи мне. Это ничего не изменит. Мужчина, которого ты любила во время войны, он француз? Он не был французом. Да. Это было в Невере. Первый раз мы встретились у кустарника. А потом в руинах. А потом в комнате. И в других местах. А потом он умер. Мне было 18 лет. Ему было 23 года. Зачем нам говорить о нём, а не о чём-то другом? Почему бы и нет? Почему? Из-за Невера. Я только сейчас начинаю тебя узнавать. Среди всех других вещей в твоей жизни, я выбрал Невер. Тебе это нравится? Нет, это не случайно. Скажи мне, Там, мне кажется. Я начал понимать, что ты такая юная, такая юная.

Ты ещё не принадлежишь кому-то определенному, мне это нравится. Нет, всё не так.

Мне кажется, я понял, что потеряю И боюсь, что никогда, никогда тебя больше не встречу. Там, мне кажется, я понял, что ты начинаешь становится такой, как сейчас. Я не хочу уезжать отсюда! Нам сейчас остается только одно, убить часы, остающиеся до твоего отъезда. Ещё 16 часов до твоего самолета. Как много! Нет. Не нужно бояться. Во французском языке слово Невер что-нибудь означает?

Тебе было бы холодно в этом подвале в Невере, если бы мы занимались любовью? Мне было бы холодно. Зимой в подвале в Невере холодно, так же, как и летом. Город стоит на берегу реки, которая называется Луара. Не могу представить себе Невер. Невер. 40 тысяч жителей. Был построен основательно. Ребенок может обойти этот город. Я родилась в Невере. Я выросла в Невере. Я научилась читать в Невере. И там мне исполнилось 20 лет. А Луара? На этой реке нет навигации. Всегда пустынна. Из-за своего своенравного течения и зыбучих песков. Во Франции Луару считают очень красивой рекой. Из-за своего сияния. Такого мягкого. Если бы ты только знал. Когда ты сидела в подвале, я уже умер? Ты был мертв. Как можно выдержать такую боль? Подвал был маленький. Очень маленький. Звуки Марсельезы звучали у меня в голове. Невыносимо! В подвале руки становятся ненужными. Они скребут, цепляются за стены, кровоточат. Это всё, что можно сделать там для того, чтобы помочь себе и помнить. Я полюбила кровь с тех пор, как попробовала твою. Общество топталось над моей головой вместо неба, я полагаю. Я смотрела, как ходит это общество. Вскоре, через неделю пришли выходные. Никто не знал, что я сижу в подвале. Они сочли меня мёртвой. Мёртвой и вдалеке от Невера. Мой отец предпочел это, потому что я была обесчещена. Мой отец предпочел. Ты кричала? В начале, нет, я не кричала. Я тихо звала тебя. Но я же был мёртв. Тем не менее, я звала. А однажды, я закричала. Я закричала так сильно, как будто я глухая. И тогда они меня поместили в подвал. Чтобы наказать. Что ты кричала? Твоё имя по-немецки. Просто твоё имя. Это единственное, что осталось у меня в памяти. Твоё имя. Я пообещала больше не кричать, тогда они меня вернули в комнату. Я не могла больше скучать о тебе. Ты боялась? Всегда. В подвале, в комнате. Никогда тебя больше не увидеть. Никогда. А потом мне исполнилось 20 лет. Это было в подвале. Пришла мать и сказала, что мне 20 лет. Моя мать плакала. Ты увидела их на лице своей А потом я ничего не помню. Ничего не помню. Этот подвал в Невере был очень влажный и старый, ты так говорила? Да. Полон соленых камней. Иногда входил кот и смотрел на меня. Мне это не мешало. Я ничего не помню. Я не помню, что случилось потом. Как долго? Вечность. Какой же я была молодой и веселой! Иногда ночью мать выводила меня в сад. Она смотрела на мою голову. Каждую ночь она смотрела на мою голову. Она старалась не приближаться Ночью я могла рассмотреть площадь. И я разглядывала. Она была огромной. Выгнутая посередине. На рассвете приходит сон. Было холодно? Шёл дождь? Вытянувшись вдоль стен. Я думала о тебе. Но вслух это не говорила. Сумасшедшая. Я сходила с ума от любви к тебе. Мои волосы отросли. Каждый день я трогала их руками. Мне было все равно. Но, тем не менее, волосы отрасли. Ты кричала прежде, чем спустилась в подвал? Нет. Я ничего не чувствовала. Они были молоды. Они остригли мне волосы до основания. Они верили, что исполняют свой долг. Ты стыдилась их, любовь моя? Нет. Ты был мёртв. Я была погружена в свои страдания. Наступила ночь.

Я чувствовала, как ножницы кромсали мои волосы. Это немного сняло мою боль от твоей смерти, как и. Надо же, не могу тебе объяснить. Как мои ногти, стены, мой гнев. Какая боль! Какая боль в моём сердце! Повсюду в городе распевали Марсельезу. Пришла ночь. Мой возлюбленный погиб врагом Франции.

Кто-то сказал, что меня нужно провести по всему городу. Мой отец закрыл свою аптеку из-за моего бесчестья. Я была одна. Кто-то смеялся. Ночью я вернулась домой. А потом, однажды, любовь моя, твоя вечность подошла к концу. Долго. Мне сказали, что это продолжалось долго. В 6 часов вечера звучали колокола Собора Сэнт-Этьен. Летом и зимой. Но однажды я их услышала. Я вспомнила, что я слышала их раньше. Раньше, когда мы любили друг друга, когда мы были счастливы. Я вспомнила, что раньше тоже умела видеть. Раньше, когда мы любили друг друга, когда мы были счастливы. Я увидела чернила. Увидела дневной свет. Я увидела свою жизнь. Твою смерть. Моя жизнь продолжалась, твоя смерть продолжалась. Увидела тень, длинную, которая проникала в уголки комнаты. И тень проникала во все уголки моего подвала. Было пол-седьмого. Зима закончилась. Это ужасно! Я начала вспоминать тебя всё ясней и ясней. Дай мне попить. Я начала забывать тебя. Я дрожала, потому я забывала такую любовь. Мы должны были встретиться в полдень на берегу Луары. Я должна была уехать вместе с ним. Когда я прибежала в полдень на берег Луары, он ещё не умер. Кто-то выстрелил в него из сада. Я провела у его тела весь а потом всю следующую ночь. А утром за ним пришли и положили его тело в грузовик. Этой ночью Невер был освобождён. А колокола собора Сэнт-Этьен звонили, звонили. Он потихоньку становился холодным подо мной. Как он долго умирал! Я сейчас не помню точно. Я лежала на нём. Но я не заметила сам момент смерти.

Потому, потому, что именно в этот момент, и после этого, да, после этого, признаю, я не могла найти разницу между его мёртвым телом и мной. Я не могла найти разницу между его телом и мной. Никакой разницы. Крик! Ты понимаешь? Это была моя первая любовь! А потом, однажды, я снова закричала, и они меня поместили в подвал. Было тепло. Думаю, что как раз в этот момент я избавилась от ярости. Больше я не кричала. Я стала разумной. Они сказали: "Она стала разумной". Однажды ночью, в праздник, они меня выпустили. Я стояла на берегу Луары. Светало. Люди шли по мосту, их становилось всё больше и больше со временем. А потом никого не стало. Вскоре после этого, моя мать сказала, что мне нужно ночью уехать в Париж. Она дала мне денег. Я поехала в Париж ночью, на велосипеде. Это было летом, ночи были теплые. Когда я приехала в Париж два дня спустя, название Хиросима было во всех газетах. Мои волосы достаточно отрасли. Я шла по улицам. Вместе с людьми. Прошло 14 лет. Я даже плохо помню его руки. И свою боль я едва помню. Сегодня? Да, сегодня я это вспомнила. Но, однажды, я забуду всё это. Завтра, в это же время я буду в тысячах километрах от тебя. А твой муж знает эту историю? Значит, только я знаю? Только я это знаю! Только я! Замолчи. Как же хорошо быть когда-нибудь с кем-нибудь! Поговорим ещё. Поговорим.

Через несколько лет, когда я забуду тебя, и истории, подобные этой, когда почувствую, что жизнь стала однажды, я вспомню тебя, как пример забвения самой любви. Я буду думать об этой истории, как об ужасе забвения. Я уже знаю это. В Хиросиме никогда не кончается Нет, она никогда не кончается. Как мне это нравится. Города, где люди всегда просыпаются, днём или ночью. Надо избавиться от мыслей о тех проблемах, что творятся в мире Без них можно вздохнуть свободно. Отойди от меня. Солнце ещё не взошло. Возможно, мы умрём, так и не увидев ещё раз друг друга. Да, возможно. Хотя, возможно, однажды. Да. Война. Думаешь, что знаешь, а потом нет. Никогда. Когда она была молодой, в Невере, она влюбилась в немца. Мы поедем в Баварию, любовь моя, и там поженимся. Она никогда не поедет в Баварию. Кто не поедет в Баварию, пусть не говорит о любви! Ты умер не совсем. Я рассказала нашу историю. Я изменила тебе сегодня с одним незнакомцем. Я рассказала нашу историю. Как видишь, её можно рассказать. Уже 14 лет я не пробовала вкус невозможной любви! С Невера. Смотри, как я тебя забыла. Смотри, какая я забывчивая. Посмотри на меня. Я хочу остаться в Хиросиме. С ним. Каждую ночь. В Хиросиме. Я хочу остаться здесь. Здесь. Останься в Хиросиме. Конечно. Я хочу остаться в Хиросиме. С тобой. Как я несчастна. Я не жду ничего от этого, понимаешь? Тебя невозможно покинуть. Останься со мной в Хиросиме. Он вернется ко мне. Он возьмёт меня за плечи. Он меня поцелует. Он меня поцелует, и я пропала. Площадь республики Я встретила тебя. Я помню тебя. Этот город пошит по лекалам любви. Ты сшит по размерам моего тела. Ты меня убиваешь. Я голодна. Голодна от неверности, измен, лжи и смерти. Так было всегда. Я не сомневаюсь, что однажды ты найдёшь меня. Я буду ждать тебя с безграничным нетерпением. Спокойная. Поглоти меня. Измени меня по своем разумению, чтобы никто после тебя не смог понять, откуда во мне столько желания. Мы останемся одни, любовь моя. Ночь никогда не кончится. Больше ни для кого не наступит день. Никогда. Больше никогда. Навсегда. Ты снова убиваешь меня. С тобой мне хорошо. Мы будем оплакивать день отъезда в добром здравии и трезвой памяти. Нам нечем больше заняться, нечем, кроме как оплакивать день отъезда. Время пройдёт. Только время. А потом время вернется. Время вернется, когда мы не сможем назвать то, что нас соединило. Имена потихоньку сотрутся из нашей памяти. А потом они совсем исчезнут. Возможно, ты всё же останешься. Ты же знаешь. Это так же невозможно, как и мой отъезд. На неделю. На три дня. Зачем столько времени? Прожить? Умереть? Чтобы узнать. Его не существует. Ни времени, чтобы жить, ни времени, чтобы умереть. Катись оно всё. Я бы предпочёл, чтобы ты умерла в Невере. Но я не умерла в Невере. Невер, который я почти забыла, я хочу увидеть тебя сегодня. Я сжигала тебя день и ночь, в то время как моё тело сжигало мою память Пока моё тело сжигало память о тебе, я снова захотела увидеть Невер. Очаровательные тополя Ньевра. Я дарю вам забвение. Дешевая романтическая история, я дарю тебе забвение. Всего одна ночь без тебя, и я жду дня, как избавления. Один день без его глаз и она умерла, молоденькая девчушка из Невера. Молоденькая беглянка из Невера. Один день без его рук и она познала боль любви. Никчемная молоденькая девчушка, которая умерла от любви в Невере. Молоденькая девчушка из Невера, я дарю тебе забвение. Сегодня. Дешевая романтическая история. Пока я с ним, забвение появляется в твоих глазах. И в моих. Пока я с ним, забвение заполняет твой голос. Пока я с ним, он вытесняет тебя понемногу. Ты становишься песней. Кто эта женщина? Француженка. Что-то случилось? Она недолго прожила в Японии. Мы грустим, что теперь придется жить друг без друга. Вы одна? Могу я немного поговорить с вами? Уже очень поздно, чтобы быть одной. Могу я присесть? Вы впервые приехали в Хиросиму? Вам понравилась Япония? Вы живёте в Париже? Я не мог не прийти. Я забыла тебя! Я совсем забыла тебя! Посмотри, как я тебя забыла! Хиросима. Хиросима. Это твоё имя. Да, это моё имя. А твоё имя Невер. Невер во Франции.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Кто жалеет розгу, тот портит ребенка, мама.

Я сделаю всё для того, чтобы вас повесили! >>>