Христианство в Армении

Я уже многие годы интересуюсь вашими работами.

И вопреки всем ожиданиям, любовь возвращается, возвращается жизнь. Они быстро берут верх, < / I> и смерть оказывается в проигрыше. У Анны и Жожо будет ребёнок Макса. Я думаю, они просто любят друг друга, или вроде того. Филипп оставил ресторан своим тётушкам на попечение и вернулся в Испанию делать музыку там, Плюнув, таким образом, на группу. Я теперь независимая женщина, которая всё больше принимает решений, а плачет всё меньше. Жан-Жак и я развелись год назад. Иногда я встречаюсь с кем-нибудь. Думаю, что я красивая. Селеста в прекрасной форме. Сегодня опять суббота. Пройдут май, июнь и июль. Макс по-прежнему будет мёртвым. Хотя его решение об изменении пути встряхнуло каждого из нас, его смерть заставила нас взять на себя ответственность за свои жизни. Я не знаю, почему он был лучшим и самым красивым. Конечно, это аура, харизма. Называйте это как хотите. Я уже не влюблена, вы знаете. Я просто хочу, чтобы он был здесь. я его люблю. Перевод Григорий Войнервот тут. Прошу прощения. Тут люди машут руками. Обычно оно. Обычно дым стелется по полу, а я прохожу сквозь него под музыку. Как все эти ваши молодые комики Расселы. Он почему-то поднимается наверх. но я-то не наверху, я здесь внизу. Я, пожалуй, уйду и выйду заново. Если Ваш комик слишком крепкий, требуйте замены и встречайте Стюарта Ли! Спасибо, Глазго. Я Стюарт Ли. У вас, как и у меня, наверняка есть любимая сеть кофеен. У вас какая? Любимая сеть кофеен? «Коста»? Почему? Первое что пришло в голову? Первое что пришло в голову и вы растерялись. Обычно как все происходит: я выхожу на сцену. и спрашиваю кого-нибудь: какая ваша любимая кофейня? мне отвечают какая, потом я спрашиваю: почему. и обычно называют причину. основанную на каких-то фактах. от которых я могу оттолкнуться. Вы не виноваты, вы же не знали. Обычно я отталкиваюсь от этого. и устраиваю небольшую полузаготовленную импровизацию. а потом постепенно перехожу к тому, о чем хочу рассказать: о кафе «Нерон». Я хочу поговорить о кафе «Нерон». Вот у меня карточка кафе «Нерон». Но я хотел создать видимость, будто это продолжение разговора. Потому что мне недавно пришло в голову, что стандартное начало выступления у комика всегда немного искусственно. Выходишь и вдруг ни с того ни с сего высказываешь свое мнение о чем-то. В обычной жизни это выглядело бы. Допустим, встречаете друга, говорите ему: привет, – а он: привет, я не люблю шерсть. Поэтому я хотел. Но вы, жители Глазго, вы не хотите. помогать. Теперь вот дым рассеялся, а я даже. Я, пожалуй, уйду. Выйду заново и сразу перейду к делу. Забудьте обо всем этом. Он это и снимать-то не должен был. Время только зря потратил. Глазго, если Ваш комик слишком крепкий, требуйте замены и поприветствуйте Стюарта Ли! Привет, Глазго, театр Ситизенс! Я Стюарт Ли, и моя любимая сеть кофеен. называется «Нерон». На то есть две причины, Глазго. И надо сказать, это признание еще нигде не встречали так тепло. Очевидно, в Глазго существует жесткое разделение между фанатами разных кофеен. Здесь – фанаты кафе «Нерон», там – поклонники «Коста». Им вместе не сойтись. Я люблю кафе «Нерон» по двум причинам. Во-первых, я часто хожу туда вместе с двухлетним мальчиком, и там мне ни разу не отказались погреть ему молоко. В этом месте мне стоит уточнить, Глазго, что двухлетний мальчик – мой сын. Я не хожу на свидания. с двухлетним мальчиком. А если бы и ходил, то уж точно не в кафе «Нерон».

Мальчикам такие вещи не интересны: кофе, хлеб, салфетки и прочее. Двухлетние мальчики предпочитают места с названиями типа «Пиратский замок приключений». или «Пиратский парк культуры и приключений». Места, связанные со всякими пиратскими штуками, которые так любят мальчики. Всякие пиратские штуки, как например, такелаж, по которому можно лазать, как у пиратов. Мачты, по которым можно скользить вниз, как у пиратов. Резервуары, заполненные синими пластиковыми шариками, как у пиратов. Как в пиратские времена в испанских владениях. ящики с синими пластиковыми шариками. И наоборот, пиратский парк культуры и приключений – совсем неподходящее место, Глазго, для свидания. с пиратом. Казалось бы, ему должно понравиться, но на самом деле для пирата визит в «Пиратский парк культуры и приключений». это как приехал в отпуск, а вокруг станки-станки. О чем я с огорчением узнал, получив следующее возмущенное письмо. «Дорогой Стюарт». «Я думал, мы подружимся, но видно не судьба». «Ты решил сводить меня, пирата.» «.в пиратский парк культуры и приключений на нашем первом свидании». «Поверить не могу». «Ты ненормальный?» «Стал бы ты приглашать негра в музей рабовладения?» «Может, ты так пошутить решил?» «Пиратский парк культуры и приключений, молодец, Стюарт Ли». «И я в этом парке, стою перед картиной с изображением одноглазого одноногого человека, похищающего сокровища». «Это моментально напомнило мне.» «.о моей деревянной ноге.» «.повязке на глазу.» «.и карманах, набитых награбленными дублонами». «Пиратский парк культуры и приключений, мать твою за ногу». Обычно люди реагируют быстрее. А тут получилась пауза. некоторые засмеялись. и только через несколько секунд засмеялись остальные. Я записываю этот концерт. для выпуска на DVD. и я буду благодарен, если вы попытаетесь сконцентрироваться. и смеяться побыстрее. Смейтесь поживее.

А то тут все нормально, а вот остальные. Давайте посмотрим еще раз. что вам непонятно. «Пиратский парк культуры и приключений, мать твою за ногу». «Мать твою за ногу» – это такое выражение, все его используют, так? Но почему это смешно в данном случае. потому что в предыдущем абзаце письма. которое я написал – оно не настоящее. Ненастоящее письмо. пират, то есть я, пишет, что у него деревянная нога. И «мать твою за ногу» – это отсылка. Это шутка в духе Гарри Хилла. Она, может, не такая уж смешная, но все же заслуживает большего, чем несколько смешков и реакция зала после паузы. Что меня здесь беспокоит – и вас это тоже должно беспокоить. это пиратское письмо – это развлекательная часть концерта. Концерт длится 80–90 минут, и последние 45 минут будут идти тяжело. Ни я, ни кто-либо из критиков не в курсе, задумано ли это вообще как комедия.

Я обеспокоен, ведь если вам не нравится это смешное письмо. Вот здесь есть люди с хорошей реакцией, ориентируйтесь на них. Я не обижаюсь. Я рад, что так много людей пришло. Ко мне в Глазго никогда так много людей еще не приходило, наверное, много новых людей, поэтому смех такой жидкий. Это мои старые поклонники, они все понимают. Остальные в недоумении. Я вас понимаю, сейчас 2010 год, трудные времена для стэндапа. Вот вы все сидите дома, смотрите Майкла Макинтайра по телевизору. кормящего вас с ложечки своим теплым поносом. Я этого делать не собираюсь. Я не собираюсь шутить о вашей жизни. Она мне не интересна. У меня тут письмо от пирата. Я не собираюсь шутить про магазины. Слушайте, я не смогу вам и дальше так подробно все разжевывать. Сейчас я закончу с этим. Тут еще немного осталось, я закончу, а потом мы вернемся к кофе. «Пиратский парк культуры и приключений, мать твою за ногу». Да что уж теперь. «Будучи пиратом я всю сознательную жизнь лазаю по мачтам.» «.и прыгаю в резервуары с синими пластиковыми шариками». «И у меня нет желания посвящать этому еще и свободное время». «Разрази меня гром.» «.твой Ч. Борода». Ну, теперь все.

Вторая причина, почему я люблю.

Черная Борода, поняли? Второе, что мне нравится в кафе «Нерон», это их бонусные карточки. Вот такие, здесь девять отметок, она заполнена. Но когда я предъявил эту карточку в кафе на Оксфорд-стрит в Лондоне прошлым летом, ее забраковали. Может, вы поможете мне понять, почему так получилось. Обычно это много времени не занимает. «Нет», и отдал назад. Я выступал с этой программой 120 раз, иногда людям приходилось попотеть, но никто еще не сдавался сразу. Посмотри еще, лентяй! То есть как не заполнена? Я же сказал, здесь девять отметок. Я не думал, что придется. Тут две стертые. Да ничего не стертые. Это не отметки. Это отметки! Слушайте, это никогда еще не занимало столько времени. Да какие семь отметок? Обычно я просто даю человеку карточку. А это что, по-твоему? – Это не отметка. – Отметка! – Здесь семь отметок. – Красных семь и вот эти – какого цвета? – Это не отметки. – Да как же не отметки? Вот же синие. Ага, на синем фоне. Да какая разница, на каком фоне? – Нет здесь отметок. – Да есть! Стал бы я давать тебе карточку без отметок? Я же специально это задумал, чтобы перевести разговор на нужную тему. Я не стал бы давать тебе бракованную карточку, когда от нее зависит следующий час выступления! Вы не получили бесплатный кофе, потому что у вас только семь отметок. Я возмущен. У меня всего один шанс записать концерт, а ты. – Вам двух отметок не хватает. – Неправда! Просто они синие! – На синем фоне. – Да неважно, на каком фоне. – Это просто отметки в форме буквы N. – Да какая разница, какая у них форма? – Они не напечатаны чернилами. – Да как же, вот синие чернила! – Синие чернила на синем фоне? – Ты же только что сказал, что чернил нет, а теперь – что синие на синем фоне. Я не знаю, какого цвета был фон до печати. Синий и был! Ну вот – синий фон, семь красных. две пустых. Они не пустые, они синие! Лично я считаю. что двух отметок не хватает. Как обычно все происходит: я показываю карточку. в любом другом городе. кроме Глазго, который я выбрал для съемок. Показываю карточку, мне говорят: семь красных, две синих. А этот пускается в философскую дискуссию о том, что синие отметки на синем фоне не считаются. Какая разница? И теперь всю аудиторию терзают сомнения. Это вообще не должно быть проблемой, это просто сценический прием. Он, конечно, молодец. Ну вот вам увеличенная копия, видите? Все равно не верят мне скептики Глазго. Это максимальный размер моего сканера. Видите теперь две. Да, синие. Я нарисовал картинку. Вот это отказались принимать в кафе «Нерон». Да не это! Вы что, думаете, я пришел с этим и сказал. «Можно мне бесплатный кофе?» Забраковали не это. Вот это. Хотя это то же самое, только в большем масштабе. Насколько я понимаю, проблема в том, что первые три N красные: N 1-3. далее две N: N 4 и 5, – что бы тут некоторые ни говорили. синие. и последние четыре N: N 6-9. Что такое? Что вас рассмешило, шорох? Аудитория Глазго, которая просидела с каменными лицами. во время отсылки к деревянной ноге. «Мы в понедельник ходили в театр Ситизенс на комика».

«На сцену вышел человек.» «.это было кошмарно». «Говорил какие-то слова.» «.их надо было слушать.» «.определять цвета». «Ужасно, мы уже собрались уходить.» «.но вдруг минут через десять.» «.он провел микрофоном по куску ватмана». «Это было чудесно.» «Совсем как Гарри Лодер делал.» «.в этом же зале.» «.тысячу лет назад». Проблема, Глазго, в том, что эти две отметки синие, и меня заподозрили в том, что я их подделал. Что подразумевает, если вдуматься. что я добыл первые три N честным путем. потом потерял терпение. решил: не могу дождаться, когда можно будет получить кофе со скидкой. взял кабачок или окру. или картошку фри, как обычно делаете вы. вырезал на нем букву N. потом использовал его как штамп, чтобы напечатать две отметки, причем, почему-то неправильным цветом. а потом вдруг струсил. встал на путь исправления. «Нет, украсть 2/9 чашки кофе – этого достаточно». «Я же не профессиональный аферист». решил набрать остальные четыре. Что, нравится? Знаете, я пожалуй, дам вам то, что вы хотите. Добавлю еще шарканья. Меня это разозлило, потому что получается, мало того что я мошенник, так еще и трус. которому не хватило решимости довести преступление до конца. Еще мне стало неловко, потому что. это может прозвучать как бахвальство. Но это все произошло в прошлом июне. а в апреле-марте у меня вышло собственное телешоу на ВВС-2. Впервые за десять лет меня показали по телику. И я боялся, что кто-нибудь из посетителей меня узнает. и скажет: смотрите, это же чувак из телика. пытается украсть. две девятых чашки кофе. Но, как оказалось, я зря волновался, поскольку рейтинги были такими низкими. что меня скорее приняли бы за другого, нежели за меня самого. «Смотрите, как Терри Кристиан опустился». «Смотрите, как Моррисси опустился». «Смотрите, как Эдвин Коллинз опустился». «Смотрите, как Рэй Лиотта опустился». «Смотрите, как Тодд Карти опустился». «Смотрите, как Леонардо ДиКаприо опустился». «Смотрите, как кей-ди лэнг опустился». «Смотрите, как Хэтти Джейкс опустился». «Смотрите, как солист UB40 опустился». «Смотрите, как Тарзан из газетных комиксов 1930-х годов опустился». В конце концов, я потерял терпение и сказал то, что обычно говорят в таких случаях стареющие обеспеченные либералы. Я сказал: какое безобразие. Я сказал: это просто какое-то. корпоративное. очковтирательство. И ушел, хлопнув дверью. Вернее как хлопнув, я застрял в дверях с коляской. Я хотел хлопнуть дверью, но мне пришлось ее придержать, и тут старушка сказала: вам помочь? Я сказал: «Я хочу хлопнуть дверью». Она сказала: «И я тоже не верю». Я прошел по улице метров пятьсот и вдруг вспомнил, что оставил молоко в микроволновке в кафе «Нерон». Нельзя уйти откуда-то, хлопнув дверью, выражая свой гнев по поводу корпоративной гомогенизации розничной торговли. и тут же вернуться назад выпрашивать молоко. Что я сделал, Глазго: я подождал полчаса и вернулся. Говорю: «Здрасте.» Она мне: «Да?» Я говорю: «Это я». Она: «А, человек с поддельными N-ками». А я: «Это не я их проставил, а другое ваше кафе». Она спрашивает: «Что вам?» Я ей: «У вас мое молоко». А она: «Оно уже остыло». Я говорю: «Верните его, пожалуйста». Я подумал: не буду просить погреть еще раз, это будет слишком унизительно. Я пошел. я перешел улицу. там был «Старбакс». Я зашел туда и сказал: «Тут такая ерунда случилась.» А они мне: «Ну да. вот вам.» Дали мне. стакан кипятка. я пошел в туалет и. В общем. если помните, я зашел. в кафе «Нерон». и там. произошел конфликт. из-за бонусной карты. и я подумал, что можно написать об этом номер. Вам ведь такое нравится, да? Я видел в «Live at the Apollo». где все шутят про магазины. Но я так и не смог придумать концовку. Мне 41 год. Я занимаюсь этим 20 с лишним лет. и я уже не могу просто взять и сменить жанр. Мне 41 и пять месяцев назад я прочитал интервью с 38-летним комиком Фрэнки Бойлом. и он сказал, что после сорока со стэндапом надо завязывать. Он сказал. «Большинство комиков после сорока никуда не годятся, потому что у них пропадает злость». Посмотрите! Посмотрите на размах мазков! Это дело рук человека в ярости! Я был просто в бешенстве, когда рисовал эту. сатиру на административную ошибку в системе бонусных карт кафе «Нерон». Смотрите! Есть у Фрэнки Бойла картина. бонусной карты кафе «Нерон»? Нарисованная им самим? Которую он таскает с собой на каждый свой корпоратив за 30 тысяч, размахивая перед лицами руководства «Теско»? Под Рождество? Посмотрите. 38 лет ему. Молодой совсем юноша. В нем все еще кипит злость. Фрэнки Бойл имеет на своей стороне праведный гнев юности. И я ему завидую. Я видел его в какой-то передаче, не помню, как называется. Там собираются все молодые злобные комики. А меня не приглашают. Там посреди сцены стоит микрофон. И они все бегут к нему. Кто первый подбежит, тот самый злой. Не знаю, как называется, там Фрэнки Бойл. и еще один, лысый с усами, похож на мушкетера. или испанского дворянина. или бандита с большой дороги. Есть там еще один, молодой, наверно, чей-то племянник. который просто радуется, что его позвали. думает, что попал в сказку. моргает под светом софитов. Они все были злые, а Фрэнки Бойл – самый злой. Он подбежал к микрофону, все остальные. только хотели заговорить, но сообразили, что он самый злой, и пропустили его вперед. Он подбежал к микрофону, не знаю, видели ли вы. В данном случае его гнев вызвала вагина королевы. Вагина королевы совершенно вывела его из себя. Он аж покраснел от злости. Я думал, у него будет инфаркт. Особенно его взбесил ее возраст. Возраст королевской вагины довел старину Фрэнки Бойла до истерики. Но сквозь пелену гнева Фрэнки Бойл сумел высказать предположение. что вагина королевы такая старая, что там наверняка водятся привидения. Это его особенно расстроило: мысль о том, что в вагине королевы водятся привидения, довела Фрэнки Бойла до исступления. Знаете. я, конечно, не эксперт по паранормальным явлениям. но согласно моим представлениям о привидениях. возраст конструкции не имеет значения. и они, как правило, появляются на месте ужасной трагедии. Это была лучшая шутка концерта. А здесь все еще смеются быстрее. Все остальные думают: ой, ничего не понимаю. Соберитесь, ради DVD, соберитесь. Это команда А. Кто-то хлопает в одиночестве. Хорошего мало. Слушайте их. Он был просто в ярости из-за королевской вагины, Фрэнки Бойл. Мне вот 41, и королевская вагина меня мало беспокоит. В мои годы. если я думаю о королевской вагине, я в худшем случае испытываю смешанные чувства. 18 месяцев назад, когда я был молод, она довела бы меня до срыва. 18 месяцев назад, Глазго, когда я был молод. если бы я подумал о королевской вагине хотя бы наносекунду. я бы так разозлился, что с радостью набил бы морду каждому из вас. Сейчас же – нет. Мне 41. Я стар. Я сорокалетний отец маленького ребенка. Я провожу большую часть времени с другими сорокалетними родителями маленьких детей. Нас не бесит королевская вагина. О ней и разговор-то редко заходит. Нас беспокоят взрослые проблемы. Беспокоит разрушение городской инфраструктуры. Беспокоит плохое качество образования в лондонских школах. У моего друга дочка, которой поставили диагноз «дислексия». Ее родители боялись, что ей будет тяжело в переполненной лондонской школе.

Они продали квартиру и переехали в деревню, и девочка пошла там в школу. и выросла расисткой. Причем грамотной. Самый опасный вид расиста. Я сам думал переехать в деревню. У меня трехкомнатная квартира в Хэкни, я думал продать ее и купить дом в Северном Уэльсе или Херефордшире. Я видел объявление о продаже дома в Херефордшире. там было написано, что у дома есть сад. У меня вот нету сада. Было написано, что через сад течет река. У меня река через сад не течет, да и сада-то нет. А в самом низу риэлтор добавил: «Из окна кухни можно увидеть выдр». Совсем другой уровень, правда? «Мы готовы предложить вам очень хороший дом, мистер Ли». «А там есть.» «.выдры в пределах видимости?» «Нет? Ну вот».

«Я ведь ясно дал понять, когда обратился к вам, что.» «.у меня аллергия на.» «.на все, что не выдра». «У меня аллергия на все вещи, которые не выдры». «Так что можете представить, как это важно для меня, чтобы.» «Нет, существует». «А не слышали вы про нее потому, что все, у кого она есть, сразу умирают». «Это же была моя.

моя последняя надежда». «Три-четыре, говорите? Ну, уже неплохо для начала». «А? Говорите, учитывая важность концерта, который к тому же начался с не слишком удачного номера с бонусной картой.» «.с моей стороны не очень благоразумно пускаться сейчас в незапланированную импровизацию?» «Интересно. что вы об этом заговорили». «Но тут одному очень нравится, не знаю, слышали ли вы его». «Проблема в том, что теперь.» «.теперь реакция такая, что жалко останавливаться.» «На моем месте вы бы остановились после фразы про выдр в пределах видимости?» «Ну, спасибо. До свидания». Где я живу, выдры. Там где я живу, в Хэкни, в северо-восточной части Лондона, из окна кухни можно увидеть крыс. Они бегают по центральной улице, забегают в пожарную часть. Проблема с крысами вышла из-под контроля в большинстве крупных городов. У вас, наверно, тоже. Там где я живу есть старый парк, через который я хожу каждый день. Я проходил там в сентябре и увидел – это чистая правда. Я увидел прилично одетую женщину с трехлетней дочкой. и девочка кидала кусочки хлеба смешанной стае уток, голубей и крыс. Штук восемь крыс бегало вокруг, говоря: «А что, теперь так можно?» Я сказал женщине: «Вы что делаете?» А она мне: «А что? Я не хочу, чтобы она боялась крыс». Но ведь крыс надо бояться, разве нет? У человека это прописано в ДНК: увидел крысу – беги. пока она не накезала тебе в лицо болезнью Вейля.

По всему парку стоят таблички с надписью: «Пожалуйста, не кормите уток и голубей, так как это привлекает крыс». Надо полагать. это подразумевает. в том числе и: «Не кормите крыс.» «.так как это привлекает крыс». Это же крысы. Крысы есть крысы. В общем, я съездил в Херефордшир посмотреть дом с выдрами, и он мне понравился. Но я подумал, что надо бы зайти посмотреть местный паб, потому что чем еще заняться в деревне, кроме как сидеть в пабе? И я сходил в деревенский паб и понял, что никогда не смогу жить в деревне.

потому что деревенский паб был забит мужчинами, каждый из которых выглядел и говорил в точности, как Джереми Кларксон. Я понял, что не смогу жить в деревне, потому что жить в деревне это все равно что жить в бесконечном выпуске «Top Gear». А я «Top Gear» терпеть не могу. Один человек меня поддерживает. Слышали? В этом зале, наверно, есть несколько либеральных ненавистников «Top Gear». Но все остальные, большинство, думают: а нам нравится «Top Gear», смешная передача, чего это он? Но я ненавижу «Top Gear». И всех, кто их любит. И я объясню почему. в течение следующих 45 минут. Потом будет немножко про сидр, а потом конец. Так что постарайтесь. Почему я ненавижу «Top Gear». и если вы все их фанаты, даже вы меня поймете. Я ненавижу «Top Gear», потому что они сознательно и намеренно неполиткорректны. Я вырос во времена политкорректности, и в 80-х, когда я был студентом и начинал карьеру в качестве альтернативного комика. это было время движения за разоружение и тому подобных вещей. Я за политкорректность. Поэтому я против «Top Gear». Но, может, эта передача на меня и не рассчитана. Она рассчитана на другую целевую аудиторию. Она нацелена на испуганных людей, которые сидят дома и боятся. Боятся изменений, которые происходят в мире, и политкорректности, которая совсем распоясалась. и вы смотрите «Top Gear», да? Потому что им совершенно наплевать на политкорректность и на права женщин и на права геев и на экологические проблемы. Они любят смотреть «Top Gear», эти люди. Они любят, когда Джереми Кларксон насмехается над сикхами вместо них. Мне это чуждо. И вам кажется, что вы любите «Top Gear», потому что они такие неполиткорректные. Но на самом вы их любите не поэтому. На самом деле вы любите «Top Gear» потому, зрители «Top Gear». на самом деле вы любите «Top Gear» потому, что отношения между тремя ведущими. Джереми Кларксоном, Джеймсом Мэем и Ричардом Хэммондом по кличке Хомяк. он не настоящий хомяк, кстати. на самом деле они вам нравятся потому, что отношения между ведущими полностью повторяют структуру властных отношений. между тремя медведями.

Наверно, вас это умиляет, да, зрители «Top Gear»? Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк (ненастоящий хомяк) – он маленький медвежонок. Моет ушки. На лапках маленькие красные туфельки. С блестящими пряжками. И вот сидит он за столом с другими медведями. Когда его старшие пускают. Сидит и лакает молочко. «Вкусное молочко». «Лакаю молочко». «Вкусное, теплое, жирное молочко.» «.из магазина Моррисонс». А Джереми Кларксон. вы наверно думаете, что он папа-медведь, альфа-самец. со своими вопиющими неполиткорректными заявлениями, которые он делает за деньги. Из них троих Джеймс Мэй – альфа-самец, а вовсе не Джереми Кларксон. Джеймс Мэй, сильный, молчаливый. Если бы он захотел, то смог бы разорвать Джереми Кларксону лицо. одним махом своей огромной лапы. Моя проблема, типичная для любого фрустированного, озлобленного политкорректного 40-летнего либерала. состоит в том, что я никак не могу решить, которого из ведущих «Top Gear» презирать больше. Казалось бы, первый кандидат – Джереми Кларксон со своими возмутительно неполиткорректными взглядами. которые он излагает каждую неделю в колонке Санди Таймс, словно по заказу. почти как если бы он их выдумывал на ходу. С Джереми Кларксоном дело такое. мне кажется, что он либо идиот, либо гений. Либо он идиот, который принимает собственные невежественные, лживые, возмутительные высеры за чистую монету. либо он гений, который придумал самый эффективный способ раздражать меня. В каковом случае надо признать, он молодец. ваш бог. В общем, нет, это не он. Ведущий «Top Gear», которого я ненавижу больше других. и, пожалуй, я ненавижу его больше, чем любого человека в истории. это Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк. Я ненавижу его больше всех, кто когда-либо существовал, включая вымышленных персонажей. Вроде Скелетора. помните такого?

Ненавижу его. Я ненавижу Ричарда Хэммонда по прозвищу Хомяк, потому что он не настоящий хомяк. Он человек, который умудрился построить успешную литературную карьеру. за счет собственной неспособности осторожно водить машину. Он попал в аварию на том дрэгстере, написал книгу об этом, и она разошлась многомиллионным тиражом. И мне кажется, есть что-то циничное в том, как знаменитости зарабатывают на всяких неприятностях, которые с ними случились. Есть в этом какая-то запредельная степень цинизма. И я, пожалуй, не удивился бы, если бы после той аварии, вися вниз головой и ожидая, когда его вытащат из машины. он думал: надеюсь, я неслабо пострадал. ведь тогда можно будет написать про это бестселлер. Я не утверждаю, что он так думал. Я просто хочу сказать, что есть в этом что-то циничное.

И я, пожалуй, не удивился бы, если бы вися вниз головой в ожидании, когда его спасут. он думал: надеюсь, у меня будет повреждение мозга. и я забуду половину своей жизни. тогда моя красивая жена придет на телепередачу, чтобы помочь мне вспомнить все, красивая будет сцена. Я не утверждаю, что он так думал. Я просто хочу сказать, что есть в этих книгах что-то циничное. И что хуже всего, эта его книга, которая разошлась многомиллионными тиражами, вышла в издательстве «Вейденфелд и Николсон».

А надо было, чтобы эту историю освещали на ВВС World, коммерческом отделении ВВС. Потому что мы с вами, налогоплательщики, профинансировали ту аварию. И стало быть, нам полагается процент от прибыли. И Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк знает об этом. И тем не менее, он решил написать книгу, и я считаю, что это цинизм, и я ненавижу его за это. И я жалею, что он не погиб в той аварии. Лучше бы он погиб. и ему отрезало голову. и в следующем сезоне «Top Gear» ведущими были бы. Джереми Кларксон, Джеймс Мэй и голова Ричарда Хэммонда на палке. И если зрителям «Top Gear» кажется, что это перебор. так это шутка, как на «Top Gear». Вам ведь нравится, как они шутят, правда? «Это просто шутка» – главное оправдание Джереми Кларксона. Так что когда я говорю, что хотел бы, чтобы Ричарду Хэммонду отрезало голову, это просто шутка, как на «Top Gear». Но так уж совпало. что, хоть это и шутка, это в то же время и правда. Потому что я ненавижу Ричарда Хэммонда по кличке Хомяк. Он даже не настоящий хомяк! Если бы он был настоящим хомяком. и вам бы сказали: «А знаешь, что хомяк пережил автокатастрофу, а потом снялся в рекламе магазина Моррисонс?»вы бы ответили: «Хороший хомяк». Но он не хомяк. Он даже не хомяк. Он никто! Он хуже, чем хомяк! Вот Джереми Кларксон, ваш духовный вождь, он хотя бы не боится встать во весь рост и открыто высказать свои идиотские взгляды. А что делает Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк? Он просто стоит рядом с Джереми Кларксоном и подхихикивает. «Бла-бла-бла, цыгане».

«Хи-хи-хи, цыгане!» «Представляете себе, быть цыганом.» «.в таборе.» «.даже не в машине». «Бла-бла-бла, лесбиянки». «Представляете себе, быть лесбиянкой.» «Бла-бла-бла, валлийцы». «Представляете себе, быть валлийцем. а не англичанином». Он никто! Он как маленький подлый школьник. который шестерит у старшеклассников, смеется над их шутками в надежде, что они не будут его бить. Он маленький подлый кусок говна, который шестерит у старшеклассников, смеется над их шутками. восхваляет изуверство за счет налогоплательщиков. и я его ненавижу. Представьте себе картину: рождественский эфир «Top Gear», Джереми Кларксон, Джеймс Мэй. и Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк. Ненастоящий хомяк! бегают по набережной в два часа утра, пьяные. «Ха-ха-ха, цыгане!» И тут Джереми Кларксон видит спящего на берегу бомжа. и этот бомж, скорее всего, шотландец. Да, Глазго. Один из вас просто спит на улице.

на Рождество. как все шотландцы. Джереми Кларксон видит шотландского бомжа и решает ради смеха и назло всяким политкорректным либерастам. забить его до смерти. «Давай, Ричард Хэммонд, давай запинаем бомжа до смерти». «Давай, это же шутка!» «Представь, как взвоют лесбиянки из Гардиан!» «На голове у него попрыгай, Ричард Хэммонд!» «Пусть Международная амнистия побесится!» «По почкам его, Ричард! Забей его насмерть, Ричард Хэммонд!» «Пусть взгрустнут родственники покойного Стивена Гейтли!» А Ричард Хэммонд ответит: «Не, я лучше постою рядом, поснимаю на сотик. Ха-ха-ха, цыгане!» Вот он кто. Ничтожество. Мерзкий кусок дерьма. И не мне вам об этом напоминать. Вы и сами знаете. Все же видели ту видеозапись, она есть на ютубе, где Джереми Кларксон и Ричард Хэммонд по прозвищу Хомяк. дают пресс-конференцию в Австралии, и Джереми Кларксон выдает очередную шутку, как на «Top Gear». Он говорит, что Гордон Браун одноглазый шотландский идиот. Ради Бога, можете сколько угодно высмеивать политику Гордона Брауна. можете даже посмеяться над тем, что он шотландец, если это вам кажется забавным. но «одноглазый»? Можно что угодно говорить о Гордоне Брауне, но зрение он потерял еще в детстве. И это, по-вашему, достойный объект для шуток? Он ослеп ребенком, сейчас у него 30-процентное зрение. Кстати, может, этим и объясняется тот случай, когда он отправил матери погибшего солдата письмо с кучей ошибок? А вовсе не тем, что он якобы хотел оскорбить память павших? Не знаю. Я не офтальмолог. Но будь я редактором таблоида, я бы рассмотрел версию слепоты. Он ослеп ребенком, и Джереми Кларксон считает, что можно шутить. Не знаю. Если у вас есть дети и хотя бы частичка человеческого сочувствия, то зачем. Если у вас есть дети, и они вдруг заболеют. вы будете говорить им: завтра все будет хорошо. постараетесь подбодрить. Но, очевидно, родители Гордона Брауна в какой-то момент перестали так говорить, поскольку он ослеп и надежды больше не было. И Джереми Кларксон считает, что над этим можно шутить. У Джереми Кларксона три дочки. и я надеюсь, что все они ослепнут. Не одна на один глаз. А все на оба глаза. Да ладно, это просто шутка, как на «Top Gear»! Но опять-таки, хоть это и шутка. Да нет, конечно. Нельзя так говорить, нельзя желать такого ребенку. Ну и вот, Джереми Кларксон по телевизору выдает очередную шутку, как на «Top Gear». «Одноглазый шотландский идиот». А рядом Ричард Хэммонд смеется за счет налогоплательщиков.

«Ахаха, слепой ребенок». И вдруг до него доходит, что их снимают: можно заметить, как у него в мозгу щелкает. что возможно со стороны эта шутка прозвучала не так хорошо, как ему казалось. Что он делает, чтобы прикрыть задницу: смеясь, Ричард Хэммонд пытается лицом изобразить неодобрение. Вот как это у него получилось. «Ахаха, слепой ребенок». Найдите эту запись, посмотрите, это одно из самых жалких зрелищ, что я когда-либо видел. Посмотрите на лицо Ричарда Хэммонда на этой записи и вы увидите лицо труса, зажатого между двумя разными формами трусости. За это я его и ненавижу. И я хотел бы, чтобы он погиб в той аварии. Я хотел бы, чтобы ему отрезало голову и она покатилась по трассе. и куски металла попали бы ему в глаза, чтобы он ослеп. Это ведь смешно, да, на «Top Gear»? И я хотел бы, чтобы в конце его голова закатилась в лужу горящего моторного масла. и чтобы в ней оставалось сознание ровно настолько, чтобы подумать: ай, горячо, – и тут же сдохнуть.

Не хочу я этого. И все это я сейчас говорил, как все находящиеся в этом зале уже поняли. тут я обращаюсь к журналистам из Mail on Sunday, если вы меня сейчас видите. Я просто использовал гиперболизированную форму стиля и риторики, характерных для «Top Gear». для того, чтобы высмеять стиль и риторику «Top Gear». И мне прискорбно, что я должен выходить из образа, чтобы это вам объяснить. Но я надеюсь, что это избавит нас с вами от долгой и нудной переписки. Сплошное разочарование, этот Ричард Хэммонд. Он разочаровал меня, потому что в принципе понятно, что парень он неплохой, просто связался с дурной компанией. А ведь я мог бы это предвидеть много лет назад. Потому что мы с Ричардом Хэммондом учились в одной школе. Это правда. Я учился в Солихаллской школе в городе Солихалл, под Бирмингемом. И Ричард Хэммонд тоже.

Не верите – посмотрите Википедию, там есть список второразрядных знаменитостей, которые учились в Солихаллской школе. Я там есть. И Ричард Хэммонд тоже, он учился на пять классов младше. А на год старше меня в Солихаллской школе города Солихалл в начале 1980-х учился. первоначальный состав группы Napalm Death. Я даже занимался спортивным ориентированием с Napalm Death. Это правда, Глазго. Четыре раза в четверть я добровольно ходил в парк Брекон Биконс ориентироваться вместе с первым составом Napalm Death. Но это было не такое, как у вас, ориентирование, когда все идут в театр и любят «Top Gear». Это была первая волна. прото-спид-метал-анархо-панкориентирования. У нас были карты. но все границы были перечеркнуты. Ну вы что, отличная шутка! Это вторая лучшая шутка в шоу. Следите за ними.

Я, кстати, видел третий концерт ранних Napalm Death в 1982 году. Они выступали под баннером, на котором было написано: «Панк – сгнивший труп». в палатке для бойскаутов деревни Дорридж. Хорошие были ребята, Napalm Death. Старина Ник Напалм был у них вокалистом. Это ненастоящее имя, дамы и господа. Его настоящее имя. Иан Напалм. Довольны? Этого хотели? А вот они не этого хотели. Хороший был парень. Ричард Хэммонд учился на пять классов младше меня. Тем не менее, мы общались в течение одной четверти и даже были близкими друзьями. Познакомились мы так: как-то раз я зашел в старый туалет еще довоенной постройки. Им никто не пользовался, только школьники бегали туда покурить. И там я увидел мальчика лет 11-ти, а вокруг него три 14-летних пацана, и они его били и пинали. Я подошел, и они убежали, потому что я был на год старше. Я спросил мальчика, как его зовут. Он сказал: «Ричард Хэммонд». Я спросил: «Ты в порядке?» А он: «Не совсем». Он выглядел сильно помятым. Я спросил: «И часто такое бывает?» Он говорит: «Практически каждый день». И тогда я ему говорю: «Я помощник библиотекаря, можешь приходить в библиотеку.» Прошлым летом я выступал с этой программой в Эдинбурге 30 раз. В Эдинбурге библиотека ни у кого не вызывала смеха. Я не в обиду вам, просто говорю, что там никто. У них там отношение к печатному слову. Да ладно. Мне уже все равно, над чем вы смеетесь, я любому смеху рад. Просто этот рассказ идет минут пять, и дело происходит в библиотеке. и вот уже люди начали уходить. У каждого свой предел в том, что касается вкуса. «Я не для того пришел, чтобы слушать про книги. Отвратительно». Да неважно, я не против. Не стесняйтесь смеяться над библиотекой. Это все неважно. Я был помощником библиотекаря. Отсюда, что ли? Вот уж от кого не ожидал. Да, это отсылка к Шекспиру. Про предательство. В общем, я сказал Ричарду Хэммонду, что он может приходить в библиотеку, и там его никто не найдет. На следующий день он пришел. Сначала он помогал мне раскладывать книги, потом засел за рисование, животных всяких рисовал. Вот где было его призвание. Он пришел и на следующий день, и приходил каждый день на протяжении четверти, кроме дней, когда у него были тренировки. Хороший был мальчик. Первые две недели он занимался тем, чем занимаются все 11-летние мальчики, оказавшись одни в библиотеке. Брал книги по анатомии или искусству и искал в них картинки с голыми женщинами. Потом я сказал ему: «Ричард, раз уж ты ходишь сюда каждый день, почитай что-нибудь полезное».

Я попытался приобщить его к литературе, которую читал сам. Камю, Сартр, Кафка. Он читал, и мы их обсуждали. Обсуждали семью, школу, все такое. Я вырос в неполной семье, сестер-братьев у меня не было. и хоть это может прозвучать слащаво. те два месяца, что я провел с Ричардом Хэммондом. у меня с ним были почти братские отношения. и я был ему очень благодарен за доверие. В последний раз я видел его в библиотеке за неделю до конца четверти. Я стоял у стеклянных дверей в коридор, а он раскладывал книги, как вдруг он. показал рукой в сторону коридора. А там шли те три пацана, которые его били. Ключа от двери у меня не было, поэтому я сказал Ричарду Хэммонду: «Скорей, тащи самые тяжелые книги на той тележке!» Он взял две: одна оказалась словарем, вторая – «Улиссом» Джеймса Джойса. Я просунул их в дверные ручки, заблокировал дверь, и хулиганы не смогли войти и им пришлось уйти. Учитывая, что сейчас Ричард Хэммонд активно движет невежество в массы, я вижу некоторую иронию в том, что его спас роман Джойса. Больше я его в библиотеке не видел. Он не приходил. Не знаю почему. Неделю спустя я его встретил в том же туалете с теми же пацанами. Только на этот раз они его не били. Они все вместе курили сигареты и смотрели «Растлер», это был порножурнал с маленькой пластинкой внутри. Я сказал ему: «Привет, Ричард». А он меня проигнорировал. Я начал отливать и пока отливал, один из пацанов спросил: «Ричард, это кто?» А он сказал. «Не знаю, пидор какой-то». «Гомик из шестого класса, вечно пытается меня полапать». Значит. эта история про Ричарда Хэммонда выдуманная. Но я думаю, она нам многое о нем говорит. А ведь это главное, правда? Двое уходят. У каждого свой предел. «Я не затем пришел, чтобы слушать 20-минутный вымышленный рассказ про Ричарда Хэммонда.» «.да еще в библиотеке». Он меня очень разочаровал. Вот Фрэнки Бойл и все молодые злобные комики говорят, что мне и прочим старикам нужно больше злиться, как они. из-за королевской вагины. Однако становясь старше, я замечаю, что окружающий мир все реже вызывает у меня злость, и все чаще – разочарование. В людях, вроде Ричарда Хэммонда, в культуре, в правительстве. И главное разочарование в моей жизни связано с вещами, которые я ценил в детстве и которые у меня отняли, извратили, так что я никогда их не верну. Я завершу свое выступление рассказом, который, как я надеюсь, объяснит это разочарование. Обычно он занимает минут 20. Но сегодня займет больше. Итак, разочарование. Когда мне было 16, у меня была болезнь желудка под названием язвенный колит. После тридцати он перешел в дивертикулит. следующая стадия – болезнь Крона, но мне сказали, что до этого не дойдет. Однако шесть лет назад меня положили в больницу, чтобы провести ряд анализов. и определить, буду ли я жить остаток жизни с катетером и питаться через трубочку. В конце я оказался в кабинете с врачом. И он очень долго смотрел на результаты анализов, не говоря ни слова. В конце концов, я сказал: «Не надо ходить вокруг да около». «У моей матери была болезнь Крона, я знаю, что это такое». «Просто скажите, какой результат». «Скажите мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Он говорит: «Что вы сейчас сказали?» Я говорю: «Я не хочу указывать вам, как делать вашу работу». «Я разговаривал с другими пациентами в отделении». «Не нужно подслащивать пилюлю». «Просто скажите результат.

Скажите правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Он говорит: «Надо же, никогда такого выражения не слышал». Мне это показалось странным, потому что в моей семье все так говорят. Особенно дед с бабкой, по 5 раз за день: «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Но тут я задумался, потому что действительно никогда не слышал эту фразу от чужих людей. Хотя ребенком я встречал ее на каждом шагу, она была частью повседневной жизни. И очень многие мои детские воспоминания связаны с этим выражением.

Помню, когда мне было лет 8–9, у меня был щенок по кличке Скарри, в честь детского писателя Ричарда Скарри. Потом он заболел, и отец отвез его к ветеринару. А вернулся уже без собаки. Я спросил его: «Где Скарри?» А он: «Скажу тебе правду.» «.чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш.» «.его пришлось усыпить».

Это лишь один пример, но были и другие случаи. Например, лет в 5–6 я узнал, что меня усыновили. Мама взяла у соцработника книжку «Мистер Фэрвезер и его семья». в которой приемышам рассказывалось о том, что такое усыновление. Я прочел страниц десять и спросил маму, зачем она дала мне эту книгу. Она ответила: «Скажу тебе правду.» «.чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш.» «.мы не твои настоящие родители.» «.но мы тебя любим». Это лишь два примера, и не самые лучшие, поскольку возникает впечатление, что эта фраза звучала в особо драматичных случаях. Но нет, она применялась и в самых обыденных ситуациях. Например, бабушка читает газету. Ты ее спросишь: «Что седня по телеку?» А она: «Скажу тебе правду.» «.чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш.» «Инспектор Морс». Я понял, что это характерно только для моей семьи. Хотелось бы знать, почему. Я, конечно, не историк. Мои дед и бабка работали на фабрике «Кэдбери» в Бирмингеме, но до промышленной революции. когда люди стали переезжать в города, на протяжении многих поколений мои предки были крестьянами. в Херефордшире, в Вустершире. Там выращивали груши, варили сидр. Возможно, фразу «скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш» они говорили в поле, чтобы развлечься. И когда мои предки переехали в город, они прихватили эту фразу с собой. И она сохранилась. Может, это потому, что у моего деда было 9 сестер, и они все так говорили. Короче говоря, когда я слышу эти слова, они трогают меня до глубины души, и не только из-за детских воспоминаний. Но и потому, что эта фраза символизирует нечто большее – судьбу британского рабочего люда в эпоху перемен.

Переехать из села в город, пережить грандиозную перемену. но при этом взять с собой что-то, короткую фразу, образ мыслей, который определяет их сущность. помогает остаться людьми. Не надо забывать и о предыдущих поколениях, живших в эпохи перемен. Посмотрите, что произошло у нас за последние сто лет. Мой дед жил в поле. Серьезно. в чистом поле, в Вустершире. Но к началу войны он уже был инженером, делал бомбардировщики. Кстати, он со своей бригадой был первым, кто пролетел над Дрезденом после того, как его разбомбили. Его это подкосило. Но он никогда не говорил об этом, это не принято у людей его поколения. Ну, один раз говорил. Помню. я спросил его: «Дедушка.» «.каково это было – пролететь над Дрезденом после бомбардировки?» Он ответил: «Скажу тебе правду.» «.чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш.» «.внизу не осталось ничего живого, только собака.» «.и тогда я понял, что мы поступили с немцами бесчеловечно».

Бабушка сказала: «Это ничего по сравнению с тем, что они сделали с Ковентри». Он сказал: «Тебе почем знать, заткнись». Теперь, после того, что я рассказал, вам должно быть ясно, что это выражение всегда сопровождало историю моего рода. Но есть и другая причина, по которой оно так много значит для меня. И это имеет отношение ко всем нам. Оно символизирует верность идее перед лицом перемен. Фигура речи, видение мира, оно имеет отношению к тому, что значит быть, мыслить, чувствовать. Поэтому эта фраза для меня важнее любой поэмы или молитвы.

И если вы спросите, существует ли фраза, которая носит определяющее значение для всей моей жизни. я скажу: да, и звучит она так: «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Это и память, но и нечто большее. смысл жизни. Она для меня как путеводная звезда. Так что. можете представить мое разочарование. я смотрел телевизор. и увидел рекламу. грушевого сидра. Там парень из Уэльса говорит бармену: «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100%.» И что, я должен поверить, что это совпадение?! Они подслушали! Подслушали и решили: «Давайте украдем!» «Вырвем из контекста, выбросим всю любовь и смысл, скрытые за этими словами! Возьмем их и будем рекламировать сидр!» «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш»! Я должен поверить, что рекламщик, зарабатывающий миллионы, всерьез предложит такую неуклюжую фразу?! Эти слова украдены у простого рабочего народа, которому некуда деваться! Это ваше спасибо деду за Победу?! Вы вырыли наших предков, вырвали их сердца, сложили в ведро и использовали для рекламы сидра! А ведь для кого-то эти слова столько значили! Вам, рекламщикам, пора понять, что мир – не шведский стол, где можно брать, что хочешь. мнения. песни. истории. стихи. слова. образы. воспоминания. важные вещи. мысли. традиции. это все не для того, чтобы вы. Не включайте свет! Это вам не шоу! Это не часть концерта! Нельзя просто так брать и извращать. Теперь эта фраза пуста для нас. Я хотел передать ее моему сыну. а теперь нет смысла. Люди спросят: откуда эта фраза? Он скажет: мой прадед так говорил на войне. А ему скажут: врешь, это из рекламы. Она пропала, ее не вернешь. И я не злюсь, кстати, я не из тех, кто считает, что все у них воруют. Которые говорят: в 1976 году я нарисовал робота, и тут вышли «Звездные войны». Хотя мог бы разозлиться. Зачем ты это снимаешь, чувак? Тут идет профессиональная съемка. В зале восемь камер. Ты страдаешь фигней. Я имею право злиться. Когда мне было 11–12, я слушал регги. Тогда, в 1979–1980 году, если тебе нравился исполнитель, ты шел в магазин и покупал пластинку! За деньги. Помните? Когда-то мы покупали, а не воровали. Эти ваши камеры, скачивания в интернете. И кстати, это мой последний DVD, больше не будет. Потому что они не окупаются. Я зашел в интернет и за день нашел больше ворованных копий на торрентах, чем продал дисков за всю. Кстати, в фойе продаются мои старые диски, на развес.

Возьмите несколько дисков и уйдите, не заплатив, – это будет то же самое. Колин Денч из видеокомпании говорит мне: «Я не знаю, почему твои диски так плохо расходятся». А я знаю! Посмотрите на себя, люди! Вы, с розовыми волосами! Вся либеральная интеллигенция Глазго собралась. Читатели «Гардиан». Если начнется драка, некому будет разнимать. Посмотрите на себя, умники в клетчатых рубашках с розовыми волосами. с зонтами. мужик, зачем тебе зонт? Шерлок Холмс в зале. Умники, которые ходят на мои концерты. Скачивающие все в интернете, ворюги! Майклу Макинтайру больше повезло с аудиторией. Полтора миллиона человек стоят в очереди, чтобы купить его DVD. будто пленные партизаны, копающие себе братскую могилу. Так вот, в музыкальном магазине в Бирмингеме в 1979–80 году, где работают одни растаманы. я стою в очереди, в руках Handsworth Revolution группы Steel Pulse. Не надо уходить, мадам! Какой смысл уходить сейчас? Если вы имеете хоть какое-то представление о внутренней логике и структуре художественного произведения. это ж, блядь, почти конец! Сними ее, которая уходит! Лучше не будет!

«Он вышел, побежал в зал, изобразил сатирический нервный срыв.» «.а потом выстрелил себе в лицо из гарпуна». Я еще немного поору, потом спущусь туда, видимо, поиграю на гитаре и конец! Гитару надо будет записать отдельно, потом склеить. Так вот, я в регги-магазине с растаманами воскресным днем. Мой друг Джеймс спрашивает: «Как твоя мама поживает?» Я говорю: «Не очень. У нее крыса завелась на кухне». Вот именно. А восемь лет спустя UB40. Группа из Бирмингема, так ведь? И эти растаманы в магазине наверняка их друганы. И они выпустили хит «Крыса на кухне», это что, совпадение?! Надо быть больным, чтобы выдумать фразу «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Украли, это же ясно! Нарочно такое не придумаешь! «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». Украли, потому что нарочно такое не придумаешь! И что хуже всего. мало того что украли, так еще и переврали! Мы тысячи лет говорили в полях, в поте лица своего выкапывая для вас фрукты: «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из груш». А тот мужик в рекламе говорит: «Скажи мне правду, чистую, как грушевый сидр, сделанный на 100% из грушИ». Это как? Одной гигантской груши? Весь сидр в мире из одной огромной груши? Из груши, которую видно из космоса? «Из груш», множественное число слова «груша»! Никто не говорит «груша» вместо «груши». Если вы придете в магазин, чтобы купить десяток груш. но при этом по какой-то понятной только вам причине говорите «груша» вместо «груши». то чтобы купить десять груш, вам придется десять раз возвращаться в магазин, меняя шляпы и парики. переходя с одного акцента на другой.

Просто скажи «груши»! Даже мужик из рекламы, который говорит «из груши» за деньги, бесплатно будет говорить «из груш»! И этот слоган в конце: «Грушевый сидр Магнерс – 100% груши.»а надо «груш». «.0% разочарования». А вот я разочарован. Я разочарован, потому что ограблены мертвые предки. ограблены неправильно, должно быть «из груш». и потому, что нет смысла писать, что сидр содержит 0% разочарования. если уже ясно, что он на 100% из груши. Потому что больше 100% не бывает, что бы кто ни говорил. А если бы и было – хотя не бывает. все равно было бы бессмысленно писать, что сидр содержит 0% разочарования. потому что нельзя сварить напиток из чувства. Как вы себе это представляете? Мистер Магнерс ходит по своему заводу. «Здорово, парни». «Полезайте в чан». «Давите грушу». «Тут наверно штук 500 груши». «Давите грушу». «Только чтобы без эмоций». «Особенно разочарования». «Конечно, мистер Магнерс. Это же просто абстрактное понятие, его нельзя добавить в сидр». «Тут только груши». «Груша». «Давите сотни груши». «Добавьте еще грушу». «Тут уже четыре миллиона груши». «Добавьте еще миллионы груши». «Давите миллионы груши, парни». «Давите, но не вздумайте подмешать какое-нибудь чувство». «Какое-нибудь непонятное иностранное чувство, типа ennui». «Это тоска у французских экзистенциалистов. Не будем подмешивать. Только груши». «Только груша, парни. Только груша». «Давите.» «Может, вы боитесь, что груша кончится?» «Не волнуйтесь, у меня есть заначка». «Две груша здесь и две груша там». «Именно, парни: две пары груши». «Странно звучит, да?» «И тем не менее верно». «Только груша, никаких чувств, никакого разочарования, никакой ennui». «Не вздумайте добавить.» «.похоть с привкусом раскаяния.» «.с которой жители Глазго относятся к библиотекарям». «Только груша». «Правильно говорить «груши», мистер Магнерс».

«Нет – груша. И правильно говорить: мистер Магнер». Так вот.

Полтора года назад я видел рекламу «Бритиш Телеком», и в ней была использована песня фолк-певца из 1970-х Ника Дрейка. Мы не знаем, о чем думал Ник Дрейк, когда писал эту песню. и спросить его мы не можем, так как он покончил с собой через два года после ее выхода. Но что бы ни было на уме у этого трагического гения. думаю, разумно предположить, что это не были доступные телефонные тарифы. В последние лет десять если кто-нибудь спрашивал меня, какая моя самая любимая песня, я всегда отвечал одно и тоже:это «Девушка из Голуэя» Стива Эрла. Двенадцать лет назад я побывал на фестивале Гластонбери. В два часа утра друзья притащили меня, несмотря на мое сопротивление, к акустической сцене. И там выступал Стив Эрл, певец в стиле кантри, которого я раньше не слышал.

Он играл свои лучшие песни на гитаре. Вернее, на мандолине. И из этих песен мне больше всего понравилась «Девушка из Голуэя». В этой песне очень интересные рифмы, и она описывает противоречивые чувства, которые герой песни пытается примирить. и атмосфера была потрясающая. и с тех пор это моя любимая песня. Три года назад я женился, моя жена из ирландской семьи, и эта песня у меня стала ассоциироваться с ней. И с тех пор «Девушка из Голуэя» моя любимая песня. И вот. полтора года назад. фирма «Магнерс». использовала «Девушку из Голуэя» в рекламе сидра. И теперь, когда я слышу эту песню, я вспоминаю не о той чудесной ночи, не о друзьях, не о любимой жене. Я вспоминаю актеров в рыжих париках. прыгающих по болоту. в поисках веселья. И в этом турне. я, конечно, не музыкант. но в конце каждого выступления я пою «Девушку из Голуэя». в надежде, что если я буду много раз исполнять ее перед аудиторией, то у меня останутся воспоминания об этом. и они вытеснят ассоциации с рекламой. Не бойтесь, сегодня с вашей стороны было много неадекватных реакций. но то смущение, которое вы сейчас испытываете, вполне закономерно. Национальная тенденция. Никто не радуется, когда старый комик берет в руки гитару. Можно подсветить певца? Слышно гитару?

Я просто кнопку не нажал. Напряженный момент, да? Теперь, когда я сказал, что сейчас спою, атмосфера стала даже хуже, чем, когда я хотел обезглавить Ричарда Хэммонда. Это интересно, так как в последнее время много пишут о том, что можно считать последним табу в стэндапе. Расистские шутки или шутки про изнасилование? Ни то, ни другое. Судя по моему опыту последних пяти месяцев, последнее табу в стэндапе – это когда человек пытается сделать что-то искренне. Никто этого не любит. Фанаты «Top Gear» наверно думают: «Ну не надо». «Давай лучше про изнасилования». «Понедельник же. Начнем неделю с шуток про изнасилования». Мне аккомпанирует особый гость, который приехал к вам из Брайтона. Встречайте – скрипач Ник Пинн! Два куплета и конец. Спасибо вам за долготерпение. И вам тоже спасибо, всем, кто смотрит скачанную пиратскую копию. Я гулял по набережной в один погожий день. Повстречал девушку, и мы разговорились. Скажи мне, сын, что бы ты сделал. увидев эти черные волосы и голубые глаза. Я сразу понял, что закружусь с ней в танце. Я отдал свое сердце девушке из Голуэя. Когда я проснулся, я был один. с разбитым сердцем и билетом домой. Скажи мне, сын, что бы ты сделал.

увидев эти черные волосы и голубые глаза.

Я объехал весь необъятный мир, но никогда не видел никого прекрасней девушки из Голуэя. Скажу вам правду. чистую, как сидр. сделанный на 100% из груши. сделанный на 100% из груш. Нет ли там разочарования? Не горчит ли твой хлеб с маслом? Не чувствуешь ли ты, что тебя надули? Да, пожалуй, Джонни, есть немножко. «Девушка из Голуэя» Стива Эрла была моей любимой песней. Но ее продали, чтобы рекламировать сидр, и мои воспоминания пошли прахом. И скажи мне, сын, что делать артисту. когда ему предлагают столько бабла? Я поставил пластинку, опустил иглу.

но слушать «Девушку из Голуэя» больше не могу. А Игги Поп хочет быть. он хочет быть твоей собакой. Спасибо большое.

Ник Пинн из Брайтона. Спасибо, что пришли в театр Ситизенс, Глазго. Спасибо и доброго вечера.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Жилы из меня тянуть никому не дам.

Ему нужен военный инженер. >>>