Христианство в Армении

Я не знаю, как это называется.

А я нет. Я нет. МЕСТО СРЕДИ ЖИВЫХ От чего я не отказался бы, так это от глотка хорошего вина. У каждого свой собственный ад. Это никуда не годится. Вовсе нет, Марк. Как всегда, замечательно. Именно то, что нужно для твоей выставки. Да, выставка. Без меня. Без меня. Я не пойду. Не говори так. Это очень важный вечер. Ты станешь знаменитым. Завтра я стану знаменитым. Я стану знаменитым. Не забирайся туда, мне это не нравится. Прекрати! Слезай. Это опасно! Это не смешно, Марк! Я стану знаменитым. Марк, ты прячешься? Так вы. Вы говорите, что бутылка не разбилась? Нет. То-то все удивились. Это ты, Эрнест? Ну, это ведь мой номер. Что ты хотела? Эрнест, это ужасно. Марк мёртв. Он выбросился из окна. Когда? Только что. Откуда ты знаешь? Я у него. Я ему позировала. Тебе лучше там не задерживаться. Постарайся уйти незаметно. Пока тебя не обвинили в том, что это ты его вытолкнула. Так я узнал, что Сабина провела ночь в вашей мастерской. Мне нужна была натурщица. Это помогает идти дальше. -Далеко же вы зашли. -Далеко, очень далеко. Вот и я в те дни шёл к тому же. Ну что ещё? Эрнест? Мариз. Ну что, прочитала? Да, да. И как? Я не поэтому звоню. Да, я уже понял. Так ты прочитала? Марк покончил с собой. Да, я знаю. Уже? У меня свои источники. Ты прочитала рукопись, да или нет? Ты мог бы соблюсти приличия, дождавшись вечера. Вечера? Да, выставка. Выставка? Но ведь Марк умер. Тем меньше причин её отменять. Когда художник умирает, цены взлетают до небес. Кто бы говорил о приличиях. До вечера, Эрнест. Ты её прочитала, да или нет, Мариз? Да, я её прочитала. Скорее, позитивно или негативно? Скорее, негативно. До вечера. Здравствуйте, мэтр. А, это вы Похоже, вы мне не рады. Скажем, я предпочёл бы не встречаться с вами. Вас можно понять. Тогда будьте так любезны, не заставляйте меня снова менять телефонный номер. Я всё равно его узнаю. Сегодня вы идёте на выставку только что умершего художника. Она уже организована. Это плохая новость. Обсудим это вечером в «Диком кролике». Можете не ждать, я не приду. Я буду ждать вас столько, сколько потребуется. Ты мог бы соблюсти приличия, дождавшись вечера. Скорее, негативно. Когда художник умирает, цены взлетают до небес. Марк покончил с собой. Мариз. А я боялся. За меня не волнуйся. Нет. Я боялся, что ты не придёшь. Давно ты здесь? Уже ухожу. Поужинаешь с нами? Если хочешь, приходи со своим. Ты отстал от жизни, дорогой. Он уже давно не мой. Вот это мой. Мариз, Эдуард приглашает нас к Мадлен. Что ему ответить? Что хочешь, дорогой. Я ужинаю у Жан-Пьера. Мне пора, Жан-Поль придёт с минуты на минуту. Мы отмечаем его последнюю работу. Его только что перевели на испанский, слышал? Можно и мне прийти? Нет, исключено. Это только для близких друзей, по приглашению издательства. А я приглашён? Ты не печатался в «Кондорсе». Кстати, как продвигается твой роман? Неплохо, совсем неплохо. Мариз! Мариз, как дела? Неплохо, совсем неплохо. Приходите ужинать к Жоржу. Кажется, и Жан-Поль там будет. Сомневаюсь! Так или иначе, я не могу. Спасибо. Мариз! Мариз! Да, я закончила твою рукопись. В корзину. То есть, я правильно думаю. Ты всё отлично понял. Антуан, прости, мне нужно идти. Мариз, позволь представить тебе Шанталь Дегран. Шанталь, это «Кондорсе» собственной персоной. Мариз, твой новый бестселлер. Ты должна прочитать «Одиночество, я люблю тебя». Всего 100 страниц, ты потратишь на них меньше часа, но это невероятное чтение. Ей ещё нет и 20. Рада знакомству. В «Кондорсе» всегда открыты двери для молодых авторов. Я не молодой автор, я чувствую себя столетней. Надо же, я тоже. Нуно говорит, что Жан-Поль Сартр ваш близкий друг. Он преувеличивает. Мне не понравился его последний роман. Я бы хотела поговорить с ним об этом. Он будет в восторге. Прошу меня извинить. Какая странная картина. Вы не находите? Да, вы правы. Я слышала, вы писатель. Был им. Как мне казалось. Да-да. Вы перевели Барбару Лоун для серии «Романтика». Мне очень понравился ваш перевод. У верена, многие детали вы изменили. Я адаптирую. Стараюсь учитывать вкусы моих читателей. Вы находите слова, которые нас, старых дам, заставляют мечтать. В этом мире, где преступник разгуливает на свободе и убивает невинных девушек только за то, что те красивы и светловолосы. И все будто бы находят это забавным. Говорят, что этот убийца экзистенциалист. Разве так бывает? Я слышала, его называют «Посторонним». Мадам, я удивлю вас. Сегодня у меня назначена встреча с этим преступником. Вот как? Вы удивлены? Ещё бы. Скажите, что удивлены. А вы не могли бы спросить его за меня, почему он нападает только на блондинок? Это какой-то расизм. Чего ты ещё хочешь? Тебе нужны пояснения? Нет, не нужны. Единогласно, дорогой, мне они тоже не нужны. Да и нечего там объяснять. Начиная с названия. Единогласно, дорогой. Единогласно. Единогласно. Единогласно. Единогласно. Единогласно. Единогласно. Единогласно. «Негативно!» «Скорее, негативно!» Что за дерьмо приходится выслушивать! Как можно быть таким бесхребетным? Что? Что? Забирай! Там ей самое место. Каждый раз, когда я вижу эту сцену, я хочу спросить вас,о чём вы думаете? Ни о чём. Вообще ни о чём. Точнее, сразу о многом. Я говорю себе, что мне не стоит идти на свидание с дьяволом. С другой стороны, не сидеть же там всю ночь, ничего не делая. В конце концов, я решился. В надежде, что уже слишком поздно. Я сказал себе, что уже почти полночь и он наверняка ушёл. Но он не ушёл. А вот и вы. Прошу прощения, я получил ваш роман, но у меня не было времени. Неплохо. Совсем неплохо. Вы один так думаете. Этот роман никому не нужен. Тем лучше, тем лучше. Мне нравится быть единственным ценителем вашего таланта. Садитесь, что же вы? Спасибо. Жозеф Арчимбольдо. Эрнест Риппер. Как Джек Потрошитель? Простите. Неудачная шутка. Потрошитель. Риппер. Вы говорите по-английски? И в переводах гоню отсебятину.

Неудачная шутка. Я прочитал всё. Обожаю ваш стиль. Даже любовные романы? Да, мэтр. Это моя слабость. Без чтения любовных романов в моей работе не обойтись. Это неизбежно. Вот этого я не ожидал. Пока не забыл. Это вам. Пересчитайте, будьте любезны. С чего вы решили, что я их возьму? У вас на лице написано. Что там написано? Что у вас нет выбора. На самом деле, я ещё не решил. Берите. Это аванс. Что называется, предварительный гонорар. Очень щедро. Роже! Шампанского! Как обычно? Да, как обычно!

А если я всё-таки откажусь? Я уже сказал вам: я умею читать по лицу. И ваше говорит: « Я до смерти этого хочу, да и выбора у меня нет». Не считая того факта, что я до сих пор не знаю, что вам от меня нужно. Биография? Нет, конечно нет. Никаких биографий. Нет, это должно быть что-то удобочитаемое как роман. Я расскажу вам всё. Всё.

И, уверяю вас, мне есть что рассказать. Отчитываться перед вами? Нет. Мне это не интересно. Беритесь за дело сами. Дорогой мэтр, вы притворяетесь, что не понимаете меня. Я не писатель. Я преступник. А преступление вещь довольно сложная. Очень сложная. От него, конечно, получаешь удовольствие: касаясь, лаская, убивая. Но не кого попало. Преступление должно ощущаться субъектом как некое завершение. Его смерть должна стать кульминацией, это переводит преступление в плоскость морали. Но и этого мало. Преступление должно увлечь воображение масс, должно придать смысл их мрачной жизни, пробудить в толпе пьянящее чувство. Прошу заметить, я говорю не о каком-то наркотике, нет, я говорю о любви. О любви, которая ранит, причиняет боль, убивает. Открывая при этом высшую реальность. В этом смысле преступление можно назвать революционным жестом. Шампанское. Браво! Откупоривайте, Роже. И выпейте с нами. Как обычно. На ваших глазах вершатся великие дела, Роже. То есть я уверен, что между нами затевается. как это сказать. Великое дело. Согласны? Что же это за великое дело?

Впрочем, знаю. Сделка с дьяволом. И кто дьявол? Вы или он? То один, то другой. А то и оба сразу. Может, и вы, Роже? Мы закрываемся через 10 минут. Полагаю, всё будет как обычно? Конечно, мой друг. Как всегда. Скажите, вы не боитесь полиции? Полиции! Скажете тоже! С чего вдруг? У полиции свои дела, у меня свои. Только что вы высказались в защиту преступления. Вас могли услышать. Да, обычное дело. Видите ли, это уже не впервые.

И вы не первый, кому я делаю это. дьявольское предложение. И вы всегда получали отказ? Именно. Никто мне не верил. К настоящему времени я и сам потерял веру в себя. Сколько раз я был готов опустить руки. На каждое успешное преступление приходится столько неудач. Я говорю не о фактической стороне. В конце концов, убивать легко. Если бы только это. Да, жизнь непростая штука. Как и смерть. Я думал, что убийца из 18-го округа убил только трёх девушек. Не будьте так наивны. Я много путешествовал. Так сколько примерно? Я не считаю неудачи. Давайте сменим тему. Предлагаю немного развеяться. Роже знает толк в злачных местах. Даже не знаю. Меня ждёт подруга. Близкая подруга? Расскажите. Впрочем, нет, не рассказывайте. Я положусь на своё воображение. Расскажите мне о вашей подруге. Она красива? Сабина? Да, наверное. Сабина. Пробуждает мечты. А мечты это важно. Мой друг, вы мне уже нравитесь. На этот раз я не ошибся. Именно вы мне и нужны. Куда мы едем? На Пигаль. Жозеф обожает стриптиз. Не сам стриптиз, но его идею. Какая метафора! Вы понимаете? Я слегка удивлён. Не думал, что люди вашего сорта могут быть. настолько разговорчивы. Это часто случается. Экзистенциалисты в «Кролике» наибольшее удовольствие получают от таких вот споров. Вы старые друзья? Это верное слово. Нет, не слово. Жозеф? Жозеф? Не волнуйтесь. Такое с ним случается время от времени. Не пытайтесь с ним говорить. Его здесь больше нет. СПЯЩАЯ КОШКА Когда я вспоминаю об этом, то говорю себе: именно тогда и нужно было сбежать. Жозеф погрузился в транс один из тех, что впоследствии стали для меня привычными. Роже это, кажется, не беспокоило. Действительно не беспокоило? Может, и нет. Мы до этого ещё дойдём.

Вы в порядке? Такой долгий путь. Так, шампанское. А где Роже? Он не остался. Ему ещё нужно приготовить завтрак на утро. Старый служака. О господи, не может быть. Это она. Вы её знаете? Это она. Следующая. Только не сегодня! Сжалься! О чём вы? Прошу прощения, мне нужно в уборную. Ваш друг не вернётся. Он вышел через чёрный ход. Но заплатил за шампанское. Ещё одна блондинка. Расходитесь по домам, бездельники! Ничего не трогать. Здесь пахнет кровью. Заняться больше нечем. Предъявите паспорта. Впустую. Прости, что так поздно. Из-за неё? Нет. В этой истории нет « её». Я ждала тебя всю ночь. Принесла шампанское. Давай выпьем. Я уже всё выпила. У меня болит голова. Всё равно я весь вечер только и делал, что пил шампанское. Нет, с тем, кого ты не знаешь. Я ждала тебя весь вечер. И телефон. Я не подумал. Как обычно. Ты никогда не думала заняться стриптизом? Ты спятил. Почему? Для тебя это немыслимо? Нет, я не настолько красива. Мне кажется, ты очень красивая. Но не другим. Тогда станцуй для меня. Эрнест, ты хочешь заняться любовью? Нет, я хочу стриптиз. Одно подразумевает другое. Нет. Это совершенно разные вещи. Спокойной ночи, Эрнест. Доброе утро, Рашель. Доброе утро, Эрнест. Мариз у себя? Только что пришла.

В приёмной уже очередь. Я спешу. Понимаю. Пришёл мсье Риппер. Он спешит. Что она сказала? Спрашивает, принёсли ли вы последнюю правку? Она просит оставить её. Она вам перезвонит. А, ладно. Очень жаль. Неважно. У видимся. До встречи, Эрнест. Может, как-нибудь вечером поужинаем вместе? Да, конечно. Сегодня? Нет, не сегодня. Не завтра и не послезавтра? Очень жаль. И не на следующей неделе? У меня отпуск. Очень жаль. Мне тоже. У видимся. Ты очень занята. Очень, но. Ты должен извинить меня за тот вечер. Я была довольно груба. Это мягко сказано. Пожалуйста, прости.

Ну вот, это всё. Пока. Чуть не забыл, ты уронила это той ночью. Господи, это же она! Нашли ещё одну убитую девушку, стриптизёршу. А это здесь при чём? Вчера, перед выставкой, меня преследовал какой-то парень. Он уронил газету, я подняла её, а внутри была моя фотография. Поужинаем как-нибудь вместе? Конечно.

Сегодня не можешь? Завтра тоже? На следующей неделе отпуск? Нам совсем не о чем говорить. Я знаю. Здравствуйте, Алексис. Здравствуйте. Как там ваш роман? Продвигается. А ваш? Продвигается. Из корзины в корзину. Я должен его прочитать. Обожаю макулатуру. Покопайтесь у Мариз. Это грубо. Мариз прекрасно к вам относится. Значит, работа наладилась? Лучше, чем было. Дайте знать, когда я смогу прочитать книгу. Сочту за честь. В главной роли Мариз? О, нет, не люблю «романы с ключом». А я обожаю. Я слышал. Может, поэтому все они и оказываются в мусорной корзине. У моих есть хотя бы одно достоинство: они существуют. Тоже мне, достоинство. Ты нарываешься. Как и ты. Пошли. Мы уже опаздываем. Пока, Эрнест. Покупайте! Убийца из 18-го округа снова наносит удар! Прошу, мсье. Убийца из 18-го округа снова наносит удар! Пожалуйста. Покупайте « Энтрансижан». Один момент, ваша сдача. Спасибо, мсье. Покупайте « Энтрансижан». Убийца снова наносит удар. Оставила дверь открытой. Вот глупая девчонка. « Я у мамы. Целую». Полагаю, дверь была открыта? Это доказывает, что вам нечего скрывать. Вы позволите? Чувствуйте себя как дома. У вас прекрасная коллекция линз. Обожаю такие вещи. Как прошло? Не очень хорошо. Слишком чрезмерно. Без нюансов. Видите? Я не тот писатель, который вам нужен.

Напротив. Это совсем неплохо: «Дитя средневековой нью-йоркской ночи». Это про меня. Я не рассказывал вам, что у меня в роду было много знаменитых преступников? Ещё нет. Средневековая ночь. В самую точку. Жиль де Рэ, Дамьен И многие другие. Впрочем, неважно. Я не придаю особого значения генеалогии. За одним исключением. Я убеждён, что своя генеалогия есть у каждого преступления. Расскажите о вашем последнем. Вы бы не хотели начать сначала? Моё детство и тому подобное? Расскажите о прошлой ночи. Раз вы настаиваете. Каждый раз, испытывая это чувство, я совершаю усилие и избегаю его. Если только не узнаю лицо. Каждый раз это лицо моей первой жертвы. Тогда, в Провансе. Ей ещё не было шестнадцати. Она ждала от меня ребёнка.

Она сказала мне: «От меня не сбежишь, мой милый. Беги хоть на край света, я и там тебя разыщу». Когда жертва ненавистна, всё становится сложнее. Это делает преступление актом возмездия. Моральным поступком. Мой отец говорил: «Полезное и приятное идут рука об руку, но полезное не всегда приятно, а приятное не всегда полезно». А потом? Потом ничего. Девушки из тех, что думают, будто знают всё на свете. Знаю, вам нравится, когда вас ласкают. И я это умею. Вы, конечно, захотите пойти ко мне домой. Или нет, лучше не ко мне. Лучше сделаем по-другому. Снимем квартиру на час. Тут недалеко. Я знаю, вы спешите. Меня зовут Ведринн, но вы ненавидите это имя, я знаю. Я тоже, по правде говоря. Не знаю, зачем я это сказала. Есть что-то, чего она не знает. Вот он, момент. Почему вы так смотрите на меня? Похоже, я вам больше не нравлюсь. Напротив, очень даже. Именно сейчас вы начали мне нравиться. Хотите заняться здесь любовью? Ни за что. Я знаю, что никогда этого не сделаю! Это было последнее, что она знала. Простите, что прерываю. Мне нужны подробности. Как это было? Что вы имеете в виду? Расположение. Полагаю, она стояла перед вами? А что было потом? В точности. Представим, что я Ведринн. Сделайте вот так. Ещё, ещё. Да. Ещё немного. Не так скованно. Не так скованно. Нет, нет, нет. Начнём сначала. Да. Вот так. Вот так. Не так скованно. Да. Не так скованно. Нет, нет, это слишком. Нет, нет. Не так! Вот так. Да. Да не так, говорю же. Что за идиот! Вот так. Да на меня нужно смотреть! Я стараюсь! Спасибо. Тысяча благодарностей, но. Мы попусту тратим время. Нужно было. на лестнице, с часами. Эрнест, перестань! А, чуть не забыл. Это вам. Вы Сабина? Да. Мы знакомы? Нет, но я хотел бы вас узнать. Вот это деньжищи! Всё в порядке? Я хочу стриптиз. Эрнест, да что с тобой? Ты против? Конечно против! Ладно-ладно. Очень хорошо.

Но мне не понравился водитель, «Дикий кролик», стриптиз. Слишком близко к «Чёрной серии». Мы стараемся отличаться от «Галлимар». У нас другие читатели. Но это всё неважно. Мне очень понравилось начало: « Я дитя. » Как там дальше? «средневековой ночи». Замечательно. Чего не скажешь об отсылке к Чарльзу Мингусу. А, Чарльз Мингус. Да, я знаю, американский роман сегодня в моде, но здесь это лишнее. Впрочем, это мелочи. Нет, спасибо. Мне понравилась идея приписать твоему убийце генеалогическое древо, состоящее исключительно из убийц. Великолепно! Кроме Жиля де Рэ, это немного чересчур. Однако это правда. Что, прости? Что значит «правда»? Мы сейчас вроде как говорим о вымысле. Надеюсь, ты пишешь не «роман с ключом»? Это противоречит редакторской политике. А, конечно нет, это всё вымысел, от первой и до последней страницы.

Не так уж и важно, правда это или нет. Да, это точно. Как дела у Мариз? Ах, да, вы ведь уже не вместе, я забыла. Ты слышал, что Жан-Поль от неё уходит? Он решил перейти к нам. Ладно. Я очень довольна. Это будет большой успех, я уверена. Только не забудь, на чём мы сошлись. Убрать «Дикого Кролика», стриптиз, Жиля де Рэ, выставку и старуху. И ещё: никаких на всё согласных жертв. Но это уже детали, правда? Присаживайтесь. Я недоволен. Очень недоволен. Жаль это слышать. Мне тоже. Вы написали о моих предках. И не упомянули Жиля де Рэ. А стриптизёрши, лестница, часы, девушка, которая всё знает? Совершенно бескровный текст, если позволите так выразиться. Нужно всё переделать, нужно. Нет самого главного, нет жизни. Вы правы. Но мне нужны детали. Это верно.

Верно, но когда это делаешь, о деталях совсем не думаешь. А вас не затруднит сопроводить меня? Не до конца, само собой. Почему не до конца? Потому что вы импульсивны. Понимаете, о чём я? Мы с вами в чём-то похожи. Я не ошибся, когда выбрал вас. Нет. Будете меня сопровождать. Как насчёт этого вечера? Нет. Постойте. Сегодня я не могу. Я записался к дантисту. Вечером? Да, он работает по ночам. Родственная душа. А завтра? Хотя нет. Завтра у меня встреча. Пятница? Пятница подойдёт? А сейчас я вынужден вас покинуть. Перед дантистом мне ещё нужно посетить адвоката. Тоже ночная пташка. Ваш друг ушёл? Да, я обедаю один. Артишоки, пожалуйста. Нет, я допью шампанское. Ваш друг забыл заплатить за него.

Ничего страшного. А почему вы говорите «ваш»? Он, скорее, ваш друг, не так ли? Не совсем. Разве он не постоянный клиент? Довольно частый. Он сказал, что вы очень близкие друзья и оба очень любите розыгрыши. Это правда, нет? И что из этого следует? Он сказал: « Завтра прибудет мой друг, которого я знаю со школьной скамьи. Он считает меня аскетом, что в каком-то смысле правда. Вот мы и разыграем его. Притворимся старыми приятелями, посвятившими жизнь дебошу». Дебошу? Именно так и сказал. Я увидел его впервые в жизни. В тот день я почти решил не приходить. Откуда он узнал, что я приду? Да, это странно. Он просил вас поехать в ночной клуб? Почему именно в этот? Это случилось впервые. Я равнодушен к таким вещам. Он заплатил вам за это? Много? Простите. Я становлюсь бестактным. Выходит, той ночью мы отправились прямиком к месту убийства. Какого убийства? А, вы про стриптизёршу? Она не оттуда. Стриптизёрша работала в «Голом дворце». А мы были в «Спящей кошке». Вы уверены? Разумеется. Если нет, то я звоню в полицию! Меня зовут Сандрин. Потрошитель? По-вашему, это смешно? Так всегда шутят над Жаками. Не особо смешно. Не особо. Бедняжка. Вы её знали? Вы были подругами? Недорого мы стоим, да? Вы шпик? Совсем мимо. Верю, на шпика вы не похожи. А они здесь есть? Шпики. Нет. В том-то и странность. Она умерла, как-никак. Но это, похоже, никого не интересует. Может, шпики думают, что уже исполнили свой долг. Вроде того. Ну что, порадовать вас? Что я должен ответить? Да или нет. Ничего сложного. Это значит «да»? Это значит «да». То есть мы проведём эту ночь вместе? Почему нет? Ясно. Вы художник, или кто? Шампанского? Почему нет? Итак, вы были подругами. Что дальше? Вот что мерзко. Все говорят о ней. Жила себе незаметно, и вот в один прекрасный день. Не повезло. А может, судьба. Я ей говорила, она ведь именно этого и хотела. Она уже не раз пыталась наложить на себя руки. И вдруг бац! Как он выглядел? Парень, с которым она ушла. Откуда я знаю. Она никогда не уходила одна. Подумаешь! Здесь такое каждый вечер.

У него не было такого большого пятна за ухом? Всегда при галстуке, учтивый, хорошо одетый. Немного похож на актёра. на Жюля Берри. Лулу? Это не он, поверьте. Мы его отлично знаем. Кто же не знает Лулу? Антуан, ты знаешь Лулу? Кто же не знает Лулу? Нет, на этот счёт не сомневайтесь. Лулу ни в чём не виноват. Вы представляете, о ком я говорю? Конечно. Лулу философ. Язык у него подвешен как надо. Да что говорить? Он потрясающий. Поверьте мне, я отлично его знаю. Он и мухи не обидит. Он бывает странным, правда. Но чтобы так нет. Это не он. Что он за человек? Не такой, как вы. У него есть класс. Не хочу сказать, что у вас его нет. Но он особенный. Лулу мне очень нравится. Он такой добрый, такой нежный. Для меня он идеал мужчины. Ну да, он не красавчик, но зато совсем не похож на остальных. Он особенный. И он не убийца. Почему вы им так интересуетесь? Вы точно не шпик? Поверьте, это не он. Антуан! Этот мсье думает, что Клодину убил Лулу. Поверьте, это не он. Я этого не говорил. Но подумали. Нет, и не думал. Если бы вы его знали. Лулу? А для меня он Жозеф. Его зовут Жозеф? Это что-то новенькое! Жозеф. Приятное имя, Жозеф. Лулу, мой идеал. Вот и Клодина так думала, бедняжка. Она хотела выйти за него замуж. И вот. Клодины больше нет, а жизнь продолжается. Этим вечером мы неплохо развлечёмся. Почему нет? КЬЕРКЕГОР. ДНЕВНИК ОБОЛЬСТИТЕЛЯ. Ты это читал? А я нет. Хорошая книга? Очень. Обязательно прочитай. Я знаю, только времени нет. Давай начнём. У меня завтра в девять утра фотосессия. Ты модель? Там хорошо платят. Снимаешься обнажённой? Это для «Пари Голливуд», знаешь такой журнал? Да, видел в киоске. Вот, смотри. Мои первые съёмки. Правда, красиво? Я тебе нравлюсь такая? По-моему, очень целомудренно. Правда? А я думала, что выгляжу соблазнительно. Насколько это возможно. Слишком далеко не зайдёшь, приходится думать о детях. Обо всех приходится думать, правда? Если бы все так считали. Ты женат? Кольца у тебя нет. Нет, не женат. Я живу с девушкой. Да, так лучше. Больше романтики. Это против правил, поэтому я за. Да, да. Она красивая, твоя девушка? Эй, кто тебе нужнее: я или эти фотографии? Не видишь, что у тебя оригинал под боком? Хочешь посмотреть? Это тебе не журнал разглядывать. Ты её знаешь? Покажи. Может и знаю, а что? Ты с ней знаком? Это моя девушка. Да ладно! Как её зовут? Сабина, Сабина. Нет, не знаю. Симпатичная. Ты мне не одолжишь его? Я верну, обещаю. Ладно, только не потеряй. Он нужен моему клиенту для коллекции.

Без этого номера она ничего не стоит. Клянусь. Перекрести сердце. Значит, точно вернёшься. Ты ревнуешь? Выходит, она ничуть не лучше других. А теперь. Уже очень поздно. Бармен! Мсье? Кофе и бокал красного вина. Вижу, вы ценитель. Где вы достали этот номер? Я с ног сбился, пока искал его. Он настолько ценный? Вы позволите? Да, пожалуйста. Две девушки отсюда уже. Конечно, это всего лишь гипотеза.

Других девушек из этого номера тоже могут. Интересуетесь такими вещами? Это моя работа. Вы журналист? Книготорговец. «Редкости» в самом конце улицы. Заходите, если решите продать его. Вы правда думаете, что убийца разыскивает девушек, которые позировали для журнала?

Как я и сказал, это всего лишь гипотеза. Может, стоит сообщить в полицию? В полицию? У них своих забот хватает. Ни в коем случае. Пусть ловят террористов. Ваше здоровье. У меня есть некая догадка, назовём её «поэтической». Я коллекционер. Как и убийца из 18-го округа. Это, если хотите, поэт, собравший полную коллекцию «Пари-Голливуд», за исключением одного номера. Поэтому он решает убить всех девушек, которые для этого номера позировали. Какая в этом логика? Логика поэта. Я, кроме прочего, пишу «полицейские романы». Заходите меня проведать, я подарю вам парочку. Сколько времени? Семь часов. Боже, у меня в девять встреча. Где ты был? Смотри. Я приготовила сюрприз. Какой? Смотри. Особый стриптиз. О, классно. Продолжай. Не сейчас. Мне ещё нужно подготовиться к встрече. Никогда раньше его не видел. А я видел. Может, просто не обращал внимания. Бедняжка. Бедняжка! Бедняжка. Ну и голос у тебя! Ты простудился? Я спал. Я не удивлена. Что тебе нужно? Вчера я повстречала Кристину Эчиголан. Она сказала, что ты работаешь на них. Это правда? Профессиональный секрет. Надеюсь, это не перевод? У нас эксклюзивные права. Это роман. Она взяла «Последний приговор»? Нет, это новая вещь. Понятно.

Ты мне не говорил. И что за книга? Профессиональный секрет. Не смеши меня. Я и не смешу. Я обещал эксклюзивные права. Ну, дело твоё, дорогой. Кристина хороший вариант. Встретимся как-нибудь? Как скажешь. В среду в восемь? Сегодня вечером. В 8 часов, в «Диком кролике». Приступим после ужина. Ну что ещё? Это Сабина. Я видела журнал. Мне стыдно. Ты серьёзно? Ты меня больше не хочешь. Из-за фотографий? Они очень милые. Эрнест, я не подхожу для тебя. Почему это? Двойная жизнь. И что? Мне стыдно! Из-за чего, позволь поинтересоваться? Плохая девочка. Сабина, я терпеть не могу, когда ты начинаешь говорить, как телеграмма. Это моя работа. Почта. Двойная жизнь. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но вы часто осуществляете такого рода разведку?

Как в кино? Да, похоже. Для меня очень важны декорации. Есть места, от которых разит преступлением. Чтобы найти их, нужно принюхаться, а на это требуется время. Сегодня вечером мы пойдём на Монмартр. Знаю, это клише, но. Я могу сходу назвать три детективных романа, действие которых происходит на Монмартре. Монмартр, Монмартр. Без колебаний. Жозеф? Что именно вы ищете? О, это довольно сложно.

В настоящий момент я хочу, чтобы вы ощутили.

Вы не думали в этот момент выйти из игры? Нет, было слишком поздно. Нет, было не поздно. Было совсем не поздно. Я будто задыхался. Вы не знаете Жозефа. Нет, я не знаю Жозефа. Тогда вам не понять. Насколько я понимаю, в первую очередь вас вдохновляет лицо. Иногда. Нет никаких правил. Значит, придётся их придумать. Зачем? Нет правил нет романа. А, да, понимаю. Вы могли бы сказать, что лицо и место должны вступить в идеальное соотношение. Вы это только что сочинили. Да. Плохо получилось? Не блестяще. Придумать что-нибудь ещё? Вам виднее. Вот про убийцу было неплохо. Но недостаточно. Ну, это ведь вы писатель. Я уже не уверен. Надеюсь, я. Думаю, это случится где-то здесь. Что в этом месте особенного? Слышите? Да, как будто. Похоже. Хорошо. Здесь. Именно здесь всё и случится. Почему? Здесь и нигде больше. И что теперь? Теперь? Теперь нужно набраться терпения. Жертва должна прийти сюда, найти дорогу, у неё должно быть подходящее лицо, а я должен быть здесь. Не так-то просто, да? Из-за взрыва? Наверно. В любом случае, это была только разведка. Я жутко устал. Ну хоть что-то вы поняли, надеюсь? До встречи. Когда? Я сообщу. Я ей говорила, она ведь именно этого и хотела. Она уже не раз пыталась наложить на себя руки. И вдруг бац! Должно быть, очередная неудача его подкосила. Бездарность тяжкое бремя. Вот он, ад. Понятно. Это называется раздвоение личности. Доктор Джекилл и мистер Хайд. Да, это я. Не спите? Как обычно. Приходите вечером. Дом 7-бис, улица Гайар,18-й округ. Замечательно. Просто замечательно. Я очень довольна. Тем лучше. Я было испугался. Почему? В письме ты сказала, что есть ещё две-три мелочи. Не в романе. Роман выйдет замечательный, это уже видно. Пару дней назад я встретила Мариз. Забавно. Она сказала, что у тебя определённо есть призвание, но нет воображения. Так и сказала? Кажется, она немного завидует.

Она спросила меня: «А твои читатели? Что они думают? » На что я ответила: « У нас нет читателей. Всё решаю я». Её это удивило. Она хороший человек, но крайне неуверенна в себе. А ты что думаешь? Это чистая правда. Что правда? То, что она сказала? Нет. То, что ей не хватает уверенности. А, ну да. Поскольку наш роман это плод воображения, всё абсолютно чисто, верно? Ведь ничего этого не было на самом деле? То есть официально мы не печатаем «романы с ключом». Нет-нет, это не «роман с ключом». В любом случае, я бы хотела, чтобы наш роман стал для читателя неким опытом. Настоящим переживанием, если можно так выразиться. Текст звучит настолько правдиво, настолько головокружительно. Ты меня слушаешь, Эрнест? Ты меня слушаешь? Да-да, я тебя слушаю. Мы ведь друзья. Мы можем поговорить об этом. У тебя руки убийцы. Эрнест. Мы, женщины, а ты прекрасно понимаешь женщин мы, женщины, иногда предаёмся фантазиям. Нет, постой. Анни, никого не впускайте, у меня совещание. В каком смысле «тошнота»? Ну, заброшенность, тревога и так далее. А если человек не ответственен?

Человек всегда ответственен. Абсурдная ответственность? -Да. Посмотри на бармена. Водка. Что он делает? Он притворяется барменом. Вот что такое абсурд. И куда это ведёт? В небытие. Или к обязательствам. Точнее, к ответственности. Я несу ответственность. Ты несёшь ответственность. Вот как. Мы знакомы? Ваш друг только что ушёл. Простите? Он был здесь, увидел меня и тут же испарился. Полагаю, он не ожидал встретить меня здесь. Обычно я на левом берегу. Но иногда люблю перемены. Вы давно знаете Жозефа? Лулу? Кто же не знает Лулу? А меня? Меня вы знаете? Вы друг Лулу. Я видела вас вчера. Он не вернётся. Я его знаю. Он немного испорченный, но при этом очень робкий. Ясно. Вы следующая жертва. Нет, вы. Вы жертва фарса. Он сказал мне: «Мы с другом поспорили, что моих умственных способностей хватит на то, чтобы привлечь любую женщину или любого мужчину, в любое время». Это стало объектом пари. Я скорее поверю, что это были вы. Ох уж эти интеллектуалы! Это так заметно? Вы любите всё усложнять. Обожаю импровизировать. Лулу тоже. У него просто талант организовывать эти встречи. Он настоящая личность. Хватит о Лулу. Полагаю, вы хотите завершить пари прямо сейчас. Остановите здесь. Я выйду. Следуйте за этой машиной. А потом что? Покупать новые шины? «РЕДКОСТИ». СТАРЫЕ КНИГИ. РЕДКИЕ КНИГИ Часто он здесь бывает? Я уже говорил. Как только вы приходите, он исчезает. И что он у вас покупает? Это конфиденциальная информация. А, налоговый инспектор. Он утаивает доходы? Это конфиденциальная информация.

Так что вы хотите узнать? Что он покупает? Сейчас его интересуют автографы. Они дорого стоят? В настоящий момент он ищет автограф Жиля де Рэ. Почему не Аттилы? Действительно, почему нет? Всё, что он ищет, стоит дорого. Его интересуют автографы великих преступников. У меня есть его адрес, если вам это поможет. У меня тоже, но он там не живёт. Антуан? Большие у него долги? По сравнению с его имуществом. Огромные. Что вы ищете? Примерно то же, что и этот мсье. Эй, а я вас знаю. Вы коллекционер «Пари-Голливуд». Найдётся время на чашечку кофе? Конечно. Можно и мне к вам присоединиться? Разумеется. Разумеется, разумеется. Антуан? Антуанетта. Я в «Бальто». Вы писатель? Это заметно. Я тоже. Пишу нуары. А я детективные истории в духе «Шерлока Холмса». А я просто романы. Что сказать о «романе-нуво»? Это не литература, а геометрия. А, нет, не соглашусь. Нет-нет, всё не так. Я беру сюжеты из реальной жизни. Так вы экзистенциалист? Как и наш клиент? Он мухлюет с отчётами о доходах, как и все богачи. Он коллекционирует и запоем читает «полицейские романы». Может, и пишет? Нет, только не он. Он, скорее, оппортунист, способный, если выпадет возможность, на преступление. Он рыщет в его поисках, но ничего не находит. Он безвреден. Наверное. Только не для женщин. Простите, вы говорите о Лулу? Да, а что? И вы говорите, что он богат? Да, настолько, что ему негде жить. Значит, он в долгах! Мой дорогой друг, думаю, вы можете поставить на этом крест. Вы выглядите озадаченным. Потому что я озадачен. У меня складывается впечатление, что я единственный, кто не знает Лулу. Он и вам должен денег?

Нет, напротив. Он очень щедро мне платит. За что? Да ни за что, в том-то и проблема.

Сколько с нас причитается? Нет-нет. За счёт налоговой службы! Прекрасно! Ваше здоровье! Ваше здоровье! Покупайте « Энтрансижан»! Убийца. Да, мсье, возьмите. Новая жертва в « Энтрансижан». Покупайте! Покупайте! Ваша сдача. Спасибо. Покупайте « Энтрансижан»! Новая жертва! Покупайте « Энтрансижан»! Новая жертва убийцы! Убийца блондинок напал на брюнетку! Нравится? Нет. Совершенно не нравится. Это ужасно. Что ужасно? Да всё. Я такое не понимаю. Предпочитаешь это. Да, а что? Это точка зрения.

Я думала, тебя эти снимки, по крайней мере, шокируют. Наивная! Ну, как сказать. Всё не так просто. Когда ты так говоришь, мне становится страшно. Это всего лишь роман. Да, но роман, в котором столько деталей, не может быть выдумкой. Ты ухватила самую суть. Как это? А если я скажу, что мне предоставили эти детали? Что значит «предоставили»? Ничего это не значит. Это называется раздвоением личности. Доктор Джекилл и мистер Хайд. Это тоже роман как и мой. Послушай, моему редактору он нравится, мне платят за то, что я пишу. Ты должна быть счастлива. Но я боюсь, Эрнест. Может, это глупо, но я боюсь. Ты глупышка. Ты меня любишь? Я тебя люблю. Люблю твои неясности. Что это значит? Ты знаешь. Хочешь сказать, что я шлюха? Помимо прочего. Есть и другие слова. которые я не решаюсь. произнести. Мне стыдно. Ты сможешь меня простить? Ты самая восхитительная девушка на свете. Ты же знаешь, я делаю это ради денег. И только.

Я не против. Напишешь роман? Отличная идея! Знаешь, я могла бы рассказать тебе несколько занимательных историй. Если только не будешь злиться. После этого романа. Эрнест, я тебя просто не узнаю! Я и сам себя не узнаю. Когда он выйдет? Скоро. Кстати, хочу попросить тебя об услуге. Нужно, чтобы ты отнесла рукопись моему редактору. Я ведь и раньше относила твои рукописи. Нет, тогда это были переводы. Ты на меня не злишься? Я нравлюсь тебе такой, какая я есть? Ещё как нравишься! Закрой глаза. Они уже закрыты. Всё равно закрой. Уже можно? Ещё нет. Эрнест, за нами кто-то шпионит. Не двигайся, он в доме напротив. Ты его знаешь? Старый друг. Ничего себе друг! Это верное слово. О, бедняжка. Бедняжка. Сабина, Сабина. Ведь на конверте был ясно написан адрес. Как ты могла так ошибиться? Она ничего не поняла, Сабина. Вот так.

Добрый вечер.

Вы принесли рукопись? Позволите? Эрнест Риппер. Вы его знаете? Конечно, кто же не знает Эрнеста Риппера? Он мой возлюбленный. Поздравляю. Не бойтесь, я не кусаюсь. Я тороплюсь. Мариз придёт с минуты на минуту. Мариз это бывшая жена моего любимого? Теперь она со мной. А, понятно. Можно оставить вам рукопись? Конечно. Я бы не хотела с ней встречаться. Понимаю. Спасибо. Всего доброго.

И даже здесь она ещё легко могла сбежать. Могла спуститься в метро. Она не из тех, кто тратит деньги без необходимости. Это точно.

И потом, всё это было предопределено. Где? В моём романе. -Даже то, что случилось после вашей смерти? Даже это. Это я. Вы и сами прекрасно знаете. Я собирался идти в «Дикого кролика». Нет смысла. Вам нужно всего лишь перейти улицу. Я вас жду. Мерзавец. Отлично. Интересно, как вы это объясните. Где мой роман? Ваш? Вы хотели сказать, мой роман. Он в редакции. Он мой! Я заплатил за него. Милая игрушка! Но вам не пригодится. Я знаю, как пустить её в ход. Серьёзно? Где мой роман? У вас должна быть копия. Есть всего один экземпляр. Он у нужного человека. Вам с самого начала нельзя было верить. А я никогда вам не верил. Почему? Я всё делал правильно. Не всё, Жозеф Арчимбольдо. Не всё, Лулу. Что ещё за Лулу? Шизик. Лгун. А также извращенец и манипулятор. А это уже не смешно. Берегись, Эрнест Риппер. Ты тоже, Жозеф Арчимбольдо. Хотел получить роман о своих подвигах. Берегись желаний, они могут сбыться. Я-то знаю, что ты никого не убивал. Но полиции нужен убийца, и поскорей. Я не боюсь полиции. Мне нужен мой роман. Мой роман, ты хотел сказать. Он мой, вор! О, бедный малыш Лулу. У него украли его игрушку. В последний раз говорю, Поль Дюпон по кличке Эрнест Риппер: верни мой роман. Берегись, Лулу! Ещё раз так меня назовёшь, я тебе нос сломаю.

И вот мы снова здесь, у отправной точки. О чём и речь. Этого можно было избежать. Нужно было всего лишь. Что? Говорите. Нет. Я не знаю. Да. О чём и речь. О чём и речь. Простите. Ни за что бы вас не узнал. Было больно? Я ничего не почувствовал. Не больнее, чем у дантиста, и гораздо быстрее. Поверить не могу. А нам можно? Не знаю. Она упала вместе со мной. И не разбилась. Странно, правда? Вас это беспокоит? Не особо. Просто она никогда не пустеет. На вкус как воздух.

А, понятно. Значит, это только для меня работает. Что он делает? Прячет следы преступления. В издательстве «Кондорсе». Что он делает? А вы как думаете? Читает мой роман. Нет, это Кристина Эчиголан.

Мариз у себя? Это Алексис. Я её жду. Передайте ей плохую новость. Эрнест Риппер только что покончил с собой. Боже мой! Действительно плохая новость. Он ведь работал с вами? Да. Сегодня он собирался принести мне свою рукопись. И тут вдруг это, как гром среди ясного неба. Его девушка обнаружила тело сразу после того, как это случилось. Я и не знал, что у него была такая депрессия. Я тоже. Я ужасно опоздала. Жан-Поль заставил ждать. Да ещё вся эта беготня. Что за кислое лицо. Не без причины. Эрнест Риппер покончил с собой. Не может быть! Только что звонила Кристина. Он же писал роман для «Монпансье». Должно быть, очередная неудача его подкосила. Бездарность тяжкое бремя. И не говори! В утешение я могу сообщить тебе, что только что закончил свой роман. « Я дитя средневековой нью-йоркской ночи». Странное начало, хотя и неплохое. Я потом почитаю. Нужно позвонить Кристине. Поужинаем вместе? Нет, только не сегодня. Извини. Как скажешь, дорогая. Приятного чтения. У видимся завтра? За обедом? Конечно. До завтра. Да? У меня для вас новости. Эрнест только что покончил с собой. Вы довольны? Кто говорит? Кто это? Алло? Вы меня не испугаете, я вооружена. Почему вы меня преследуете? Жозеф, это вы! Вы вернулись из Южной Америки? Я был гораздо дальше. Откуда же? Отовсюду. Я слышала, вы стали профессором, вот только не помню, где именно. В Сантьяго, в Чили. Но с этим покончено. Вы отлично выглядите. У меня есть для вас один проект. Очень хорошо. Договоримся о встрече? Конечно. Посмотрим. В среду, в три часа. Отлично. Что это за проект? Надеюсь, не путевые заметки? Нет, это роман. Экзистенциальный роман. Объёмный? Весьма. Ну, я надеюсь. Звучит заманчиво. И о чём эта история? Об убийце. О писателе без воображения, вроде меня, который. В этом что-то есть. Что ж, посмотрим. До среды. Целую. Добрый вечер, Роже. Добрый вечер, Лулу. Всё хорошо? Замечательно! Вот и славно. Выпьем кофе? Роже, по-моему, это очень неразумно. Я наслаждаюсь риском. Понимаю. Кажется, я нашёл редактора. Ты уверен? Думаю, да. Отлично. О чём и речь. О чём и речь. О чём и речь. Жозеф. Возможно, это плохая идея. Определённо. Ты мог бы и сам написать эту книгу. Несомненно. Так что? Эрнест Риппер мёртв. А роман? Потерян! Я так и думал. Плохая идея. Хотя кое в чём я продвинулся. Я побывал в шкуре убийцы. С этим покончено. Теперь я убийца. Этим я обязан ему, Роже. Но книгу мы всё-таки напишем. Приступим на следующей неделе. Нет. Прямо сейчас. Я расскажу тебе правду, всю правду. И ничего кроме правды. Вот так. Роже добрался до последней. До той, чья жизнь продлилась благодаря самоубийству художника. Потому что в тот день я уже шёл за ней. Теперь моя миссия завершена и я возвращаюсь на базу. Ты уезжаешь? У езжаю. Скоро. А книга? Тебе известно главное. Я убивал девушек, которые позировали для этого журнала. Но зачем? Должна быть закономерность, логичная программа. Нельзя же убивать наугад. А дальше? Это всё. Но кто в это поверит? Так что же? Вот так. Думаете, он нас видел? Похоже на то.

Я давно хочу задать вам довольно личный вопрос. Вы любили Сабину? Я тоже. Но сейчас думаю, что мог бы её полюбить. Уже почти полюбили. Я бы хотел вернуться к ней. Знаете, среди живых очень мало тех, кто может видеть мёртвых. А среди мёртвых ещё меньше тех, кто может видеть живых. Она мертва, как вы и я. А меньше всего среди мертвецов тех, кто имеет шанс встретить другого мертвеца. Так что наша встреча это выдающееся событие. Других нет. Вот он, ад. Похоже на то. Значит, я больше никогда не увижу Сабину? Наоборот. Мы будем видеть её вместе. Каждый день. Мы увидим всё это завтра? Каждый день. Тогда до завтра. Оно уже наступило. Вот он, ад. Видимая часть. Я бы не отказался выпить. А я выкурить сигарету.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Мой принцип готовить любой налет, как военную операцию.

Так в чём дело? >>>