Христианство в Армении

Я хочу спросить тебя кое о чем.

Вы, калики перехожие, много по свету ежели такой богатырь на пути вам встретится, вот ему меч-кладенец. Прощай, Святогор. Навек в нашей песне жить останешься. Калинушка с малиной лазоревый цвет Не идет работушка, коль милого нет. Дал бог стать богатырскую, да вот приковал навек сиднем сидеть. Тугаре! Тугаре! Пропадите вы пропадом, поганые! Хороша утеха будет Калину!

Сартак-Мурза, за рекой обоз княжеский. Не отдам! Дитятко мое единое, дитятко любимое. Эх вы, руки мои недержалые. Эх вы, ноги мои нехожалые. Василисушка! Не губи! Что хошь сделаю! Клянись служить Калину-царю до последнего дня. Клянусь! Служить Калину-царю до последнего дня. Кровью клянись! Кровью клянусь извести всех богатырей в Киеве. Изведешь подай весть. Этот плат пришлешь Калину. Буду ждать твою весть у косорских порогов в Перунов день. Смотри, боярин, обманешь из живого жилы драть будем. Потерпи. Здравствуй, млад-сокол! Как звать-величать тебя? Илья, а по батюшке Иванович! Ты поди, Илья, принеси испить. Я бы рад подать, да не в силах встать. Вы войдите-ка в избу и напейтеся. Вы, калики, люди добрые, бывалые, растолкуйте мне, что на земле делается. На земле горе, океан-море глубокое, от тугар проклятых спасу нет. Кабы силу мне, не дал бы в обиду родную Русь. Ты испей-ка, Илья, соку встань-травы. Встань-трава всем травам трава. Прибавилось ли, Илья, силы-крепости? Вроде прибыло. Только руки и ноги не служат вот! Погоди, Илья! Может силы в них и прибавится. Есть одно в небесах солнце красное. Есть одна на земле мать-родная Русь. Грозный Калин-царь кличет страшный день, Гибель Киеву, гибель Русь-земле.

Налетел на нас черной тучей враг, Во полон берет Наших жен, детей. В ком есть русский дух, богатырский взмах Возгорись огнем, Грудью встань за Русь. Ты прими-ка, Илья, Святогоров завет. Спасибо вам, люди добрые. Ты руби мечом стоячего, не губи мечом лежачего. Не посрамлю меча богатырского. Пахать да крестьянствовать, Микула Селянинович. И тебе того же, Иван Тимофеевич! Эх, руки стосковались по тяжелой работушке, по крестьянской. Помогу-ка я отцу с матушкой. Пенья, коренья повыкорчую. Камни-валуны повыбросаю. Была ты, землица, как камень тверда, станешь ты, землица, как пух, мягка. Поднялся сокол на крыло широкое. Сын наш дорогой встал на ноги. Будет кому поле бороздить. Ты прости меня, мать, не работник я в поле, не добытчик. Калин-царь заготовил стрелу смертную в сердце Киеву. Не велика мне, молодцу, честь сидеть в Карачарове. Дайте мне свое благословение, отпустите в Киев-град. Тяжко мне давать благословение. Не на пир тороплюсь Русь-земле служить. Я на добрые дела благословение дам. А на худые дела благословения нет. Не забуду ваш завет великий. Для такого дела конька бы тебе добро. Возьми, Илья, мово Бурушку. Да не гляди, что он малешенек. Искупай его в трех росах, встанет пред тобой богатырский конь. Будь ты, Бурушка, порыскучее оленя сухопарого, под водой ты щукой-рыбой плыви. По земле ты серым волком скачи, выше дерева стоячего взлетай сизым кречетом. На чужой зов ты, как мертвый будь. А на мой свист ты, как вихрь поспевай. Будешь другом мне во всех делах, во всех ратях. Направо поедешь богатому быть. Налево поедешь женатому быть. А прямо поедешь убитому быть. Мне женитьба не ко времени, а богатство мне не к радости, а поеду в ту дорогу, где убитому быть. Прямо поехал убитому быть. Что же ты припал к земле, богатырский скок, аль испугался ты свиста соловьиного? И такой вот сыч реки слез пустил?! Отвезу-ка я тебя к князю на суд. думу думаю, суд княжий творю. С тобой, княже господине, думу думаем, суд княжий творим. Прикажи, Красное солнышко, покарать Разумейку. Он, злодей, у моей кобылы хвост оторвал, твой лес воровал. Воровал мой лес? Воровал! Только без лихого умысла. Времена ныне неспокойные. Вот и задумал я на трудный час дальнолетную стрелу с огнем, а лесу у меня нет. Подрядился я к боярину плотничать. А он за мои труды дал мне лошадь один раз в лес съездить, а сбрую не дал. Пришлось привязать телегу к хвосту. А кобыла с норовом, зацепилась за пень, ну и осталась без хвоста. Повели, пресветлый, на цепь его! Повелеваю! Ты, боярин, отдашь Разумейке кобылку, и пусть ездит в мой лес до тех пор, пока у нее хвост отрастет. Не погуби, пресветлый! А ты, Разумей, мастери стрелы да приноси ко мне показывать.

Смастерю, Красно солнышко! Светлый князь! Добрыня-богатырь из Царь-града возвращается. Звать всех на почестен пир, а кому не хватит места во дворе кормить всех на улице! Люди добрые! Добрыня-посол из царь-града возвращается, князь на почестен пир зовет! Аленушка, приходи к князю на пир. Приду, Алешенька! Рано еще тебе на пиры ходить. Ах! Упаду! Тело белое поцарапаю. Не печалься, Беремятьевна, я беду твою разделаю. Славен будь, здоров, свет-Владимир князь! Будь славна и здорова, свет-Апраксия! Славен будь, здоров, свет-Добрынюшка! Будь здорова и славна, ты вся дружинушка! Как тобой было сгадано, так мной было сделано. Збут-королевич дал рукописание с Киевом жить в любе. Я за службу тебя, Добрынюшка, пожалую. Первое место возле меня, второе против меня, а третье куда хошь садись. Садись к нам, Добрынюшка. Благодарствую, князь, за честь твою. Мое место за богатырском столом. Добро! Поднесите молодцу вина сладкого хиосского.

Нам не дорого злато-серебро, Дорога нам удаль молодецкая! Злато-серебро ведь минуются, Богатырские дела не позабудутся. Люди добрые, а который тут Владимир-князь? Не туда забрел, мужик-деревенщина! Твое место за нижним столом. А бывает, Алешенька, стол низок, а гость-то за ним высок сидит. Да я пришел не пир пировать, пришел службу служить. Ступай-ка подальше от стола богатырского. Богатырь? За гумном воевать с девками веретеном. Боярин Мишатычка с дорогими подарками. Драгоценное Красное солнышко! Дани, выплаты мною собраны. Все твои враги-недруги опрокинуты. У села Карачарова от поганых рану принял, но Сартака побил. За отца родного, князя, жизнь отдам. Вот как мы, бояре!

Соловья-разбойника в куски изрубил на Смородинке! Врет боярище. Он Соловья того и не видывал. Ты откуда, смелый молодец? Тебя как звать-величать? Я от города Мурома, от села Карачарово. По имени Илья, по отчеству Иванович. А ты Соловья видывал? Видывал. Полюбуйся, поди! Вот он, Соловей Будимирович, Одихмантьев сын. Прикажи засвистеть разбойнику, да звончей! А мы потешемся. Только чур, не пугайтеся. Засвисти-ка, Соловей, засвисти по-соловьиному, только в полсвиста. Аленушка, постой, погоди! Ой, ты смелый какой! Я люблю ведь тебя, больше, чем себя. Меня братцы бранят любить не велят. Коль не будешь моей мне в живых не быть! Может это и Соловей, да не настоящий. Настоящего-то я утопил в Смородинке. Ну, чего молчишь? Ну! Илья Иваныч, сделай милость, уйми Соловья-разбойника. Эта шутка нам не надобна! Полно-тко тебе слезить отцов-матерей. Да пускать сирот малых детушек! Вот так мужик Карачаровский! Прими, Илья, за Соловья-разбойника! А Соловью по заслугам и награда. Люблю таких, Илья Иваныч! Ты, Илья, не сердись на Алешку! Он хоть силой не силен, зато напуском смел. Побратаемся? Побратаемся. Станови своего коня рядом с моим. Положим заповедь крепкую: слушать большему брату меньшего. А меньшому брата большего. А дружка за дружку всем вставать! Стоять грудью за землю русскую! Он и силой силен и умом широк! Многолетствуй, добрый молодец! Надевай доспехи богатырские. Благодарствую, князь! Беда, князь! К нам послы незваные от Калина-царя. Встречать хлебом-солью! За разор, за обиду жгучую, уж я встретил бы незваных осью тележной! Эк ты смел каков! Князя править учишь? Каков царь, таковы и послы. Поглядим на них, послушаем. Порешил Калин-царь взять с Киева дани-выплаты за 12 лет вперед. А не то всех повырубим! У бояр сундуки-клети вычистим. Великий посол, ты поешь, испей, мы откупимся. Хлебом-солью послов не умилостивишь. И такой болван за посла пришел! Что за дурень неотесанный! Это что за горланы? Если ты, князь, их не уймешь, так я сам уйму! Киев грозных послов по платью встречает, по уму провожает. Я заставлю вас бить челом царю-Калину. А не рано ли, собака, похваляешься? Тебе, мужик, срублю голову первому. Твоим же добром, да тебе и челом! Идолище поганое! Бегите, окаянные, по своим местам, да чините везде такову славу: Русь-земля не пуста стоит.

Омой руки, богатырь, вот росой медвяной! Этот богатырь поудалее Добрынюшки. Похрабрей Алеши Поповича. Силой он в Святогора-богатыря! За удаль богатырскую золотые латы скуем тебе лучше княжеских. Прими! Копье в Киеве кованное. А спасибо вам на добром слове! За выслугу твою перед Киевом. Качать-величать Муромца! Скорей надо извести деревенщину, а не то худо будет мне. Калин-царь не простит мне обиды И не стало Василисушки. Мы найдем тебе невесту не простого роду княжеского. Не род дорог, не богачество, любовь дорога. Да любовь-то мою злой тугарин сгубил. Я службу пришел служить, дай мне дело поскорей молодецкое!

Быть по-твоему, поедешь на заставу дальнюю, в Стародубовец. Пока там обозы ползут, дели добро русское! На первый пай кладу тебе чисто серебро.

На другой пай кладу тебе чисто А на третий пай, что останется, кладу себе девицу полоненную. Ты за этот пай возьми все мое серебро. Ты возьми за нее все мое золото! Не отдам я ее ни тебе, ни ему. Я свезу ее царю-Калину. Получу за нее полцарства Тугарского! Врете, вражьи души! Не бывать по-вашему, по поганому. Я пущу ее на свою волю, к отцу, к матушке. Уж не сон ли это, не виденье ли? Ты ли это, душа-девица? Илюшенька! Не отдам тебя ни кречету, ни ворону, ни тугарину. Служба тебе, боярин, ехать за белорыбицей для двора княжьего. Тьфу на тебя! Замаял князь службами. У меня самого двор не хуже княжеского! То-то же, Квашня, твои люди за рекой моих кунок, соболей повыстреляли? А ты пошто, Пленчище, на Пучай-реке мою рыбу ловишь, а? Это наша река, бояр Пленковичей! Врешь! Моя река! Нет моя! Из моих соболей себе шубу сшил. Старый козел! Образумьтесь! Не бояре вы думные, а старики безумные, срам глядеть на вас! Опять грызетесь, богатые, родовитые! Дай волю всю Русь по кускам растерзаете! Матвей Сбродович! Служба тебе. Поведешь мой богат-караван с мехами и медью за моря варяжские! Вейтесь, вейтесь, птахи, Пойте, не смолкайте, От зари до зорьки Мне вы помогайте. Гули, гулюшки мои. Принесите с поля Колосочек спелый, Он врастет в узоры Под рукой умелой. Торопися, белка, Ежик, будь ты ловок, Про кого стараюсь, Кто мне люб и дорог. Я не зря трудилась, Не жалела шелка. Сбережет все блага Скатерть-хлебосолка. Прясть да ткать, дорогая Василисушка. Где ж ты был, пропадал, ясный сокол мой? Бил в степях я Лихо одноглазое. Привела меня домой твоя стрелочка каленая. Я не взял бы за нее пятиста рублей и тысячи. А платок-то! Выткан золотом. Не платок, это скатерть-хлебосолочка! Про кого ж ты соткала такую красу? Про того, кто мне мил и люб! Отдохни, моя горлинка хлопотливая! Посмотри, земля-то какая чудесная. Что ты, радость моя, закручинилась? Не навек расстаемся, отгоню тугар от семи застав, съезжу в Киев, измену повыживу, а ранней весной тебя в Карачарове проведаю. В наш прощальный час ты поведай мне, открой свое самое заветное. Ты роди мне богатыря, чтоб не было ему супротивника. Сизы соколы любви нашей были свидетели. Ежели сына родишь, назови его Сокольничком. Как увижу в небе сокола сын припомнится. Только Бог бы привел сына взрастить, на коня посадить. Сына родишь ему отдай. Перстень этот князем дареный. Белая березынька Листья ронит в реченьку. Я рассталась с молодцем, Ой, болит сердеченько.

В реченьку холодную Лью слезу горючую Дума невеселая Ходит черной тучею.

Не печалься, девица, за Осиновцем Крестьяновец, а за Крестьяновцем и до Карачарова рукой подать.

Матвей Сбродович! Будет Калина чем порадовать! Угостить вином, накормить пирогом. Сбродович? Матвей? Не вели, князь, казнить, повели, князь, слово молвить. На Бузынь-реке за Крестьяновцем твой богат караван поганые пограбили. Один я чудом спасся. Где же Муромец был, куда он глядел?! Говорил я тебе, на печи с полонянкой Илейка прохлаждается. Ратным делом он не заботится. Отказать от двора Илейке на три года за его недогляд. Без Ильи Киев сиротой останется. Как бы он мне не дорог был, за такой провор бросил бы я его в погреба глубокие. Здравствуйте, привратнички, похвальной службы вам. Служба нынче выпала нам невеселая. Не взыщи ты с нас, ведь пускать тебя в Киев не велено. Шутишь ты! У меня забота великая. Я спешу измену из дворца повывести. Не пускать его во дворец! Это князем велено. Твоим умом это сделано! Соловьиный усмиритель. О твоей измене подлой Василисой мне все поведано. Ты не нужен больше Киеву. Убирайся прочь! Погодите же, подговорщики, загоню я вас в тараканью щель. И вешать нам такого, не повесить. И казнить такого не сказнить будет. Пусть князь с ним расправится! Не надобен я больше князю, не надобны мне и его подарочки. Волочу шубу за один рукав, а бояр буду волочить за густые кудри. Жрать да пить во дворце есть кому, а наедет тугарин, заступиться за Киев-град будет некому. Храбры бояре, пока за рекой тугаре. Я измену из дворца повыживу. Недобро творишь, брателька! В горячах князь сердит, да отходчивый. За тобой прислал, на пир зовет. Нам не пир дорог, дорога честь молодецкая. Не ходи, Илья! Аль ты забыл, Илья, нашу заповедь: брату младшему слушать старшего? Знал же князь, кого звать послать. Не будь ты, Добрынюшка, никого бы не послушался. Зачем ты лук под окном натягивал? Хотел стрелить за обиду неправую. Да ведь не стрелил же! Твою шубку топтал, приговаривал: также буду бить, топтать князя Владимира! Он вполне говорил! Все мы слышали! Говорил я! Да не совсем так. Они ложно доносят показания. Изменить он хочет Киеву! Подбивает на измену лихих людей! (Голоса): Выходи, Илья, выходи скорее. Слышь! Они что-то там уже затеяли! Не на улице, князь, измена затевается, а в дворце она у тебя затаилася. Твоему слову ныне не верю я. Куда станем девать изменщика? В погреб его, на хлеб, на воду. Пускай там уму-разуму набирается. Спасибо, князь, за приглашеньице, и тебе, Добрынюшка, за вразумленьице.

Я думал ты справедливый князь! Отпусти Илью! Похвалялся править Киевом. Дело сделано. Увести его! В погреб его, на хлеб, на воду. Я бы мог разбросать все по камушку, да украсы жаль. Придет час, ты еще мне поклонишься. Ну ведите же, брюшинники, подговорщики. Вы не Муромца обидели, вы у Русь-земли из рук меч выбили! Клятву даем: не бывать больше у князя Владимира, уйдем из Киева. Творишь ты, князь, неразумное, отпустил бы Илью, да селом пожаловал. Сколько он добра для Руси сделал-то! Ты корми и пои Илью досыта, он покается. Выше князя стольного мнит себя, деревенщина. Никогда он не покается. Все равно корми, да сытнее сытного! Голос Владимира: Все равно корми, да сытнее сытного. Корми сытнее сытного. Не кормил, не поил и поить не буду. Уж давно я извел его голодом. Батюшка Днепр, в наш Перунов день донеси мою весть до порогов, к тугарам. Кто там балует? Ах ты, злодей треклятый! Гром тебя порази. Чудно! Капкан ставил на куницу, а поймал штаны боярские. А ведь этот ключ кажись я ковал. Не тугарин ли злой лихо замышляет? Так мы ему подсобим. Вот теперь плыви куда надо тебе, хоть за семь морей. Калин-царь, радость великая, от купцов мною допытано: Илью Муромца Владимир в погреба заточил. А дружина его вся по домам пошла! Иду на Русь! Сотру Киев с лица земли! Седлать коней! Вот он, из-под Косожских порогов! Сдержал боярин слово. Подал весть. О, бог мой! Бахмут! Толкуй Неврюй! Это Киев кланяется Калину. Сие знак могущества непобедимого Как бы две трубы небесная и земная славят Калина! Сие две дороги и обе приведут бесстрашного Калина в Киев! Истину изрек Мурза Азвяк! Сие открытые ворота в Киев. Слышите! Киев сам открыл ворота мне. Не пойду на Русь. Расседлать коней! Тебе два годка, а крепче ты дубка. Расти, сынок, силой-удалью в отца-батюшку. Сокольничек, ненаглядный мой, большой вырастешь береги отцов подарочек. Иди, поиграй. Полюби меня, душа красная. Я возьму тебя за себя в жены. Не бери меня за руки! Не целуй меня, Калин Катабрульевич! Мой любимый сокол не чета тебе. Цари говорят со мной, лежа у ног моих! Лучше кинь меня зверям на растерзание. Ненавижу тебя! Зарублю! Ах ты волчонок русский! Выращу я из тебя поединщика против Киева. Еще от роду тебе только 10 годов, а по силе тебе ровно 20 лет. Поборись с нашим первым поединщиком Телебугою. Покажи-ка, сын мой названный, как копьем ты управляешься. Глаза мои, зачем вы видите, уши мои, зачем вы слышите? Телебугу в подземелье, стеречь пленников. Ну, Сокольничек, получай шапку первого поединщика. Поднимай сорок королевичей, иду на Киев! Дайте в руки мне копье острое, я вонжу его в грудь Сокольничку! И не будет на Руси худой славы о нем. Иду на Киев! Давай, князь, золота 700 возов, а не то сам закладайся. Калин-царь дает тебе на сборы 3 часочка. А не то, князь, из твоих костей дудки сделаем. Апраксию возьмем на утеху Калину! Что вами испрошено, то Киевом будет положено ровно через 3 денька! Привози дары на Пучай-реку! Которого пошлешь поединщика? Выбирай себе! Правду говорил Муромец: ''Жрать-то в Киеве есть кому, а заступиться за Русь стало некому''. Кабы был у нас Илья, не боялись бы собаки Калина. Ныне сам пойду поклонюсь Муромцу! Уж и жив ли он? Все не пил, не ел. А пошто молчал, не докладывал? Отпирай погреба. Погоди, за ключом схожу. Уж не этот ли? Я когда-то ковал для погреба.

У, ползучий змей, поморил-таки голодом! Жив! Жив! Богатырь! Я ж поил, кормил его! Врет он, князь, он изменщик тайный Киеву. Вот об этом-то я и шел сказать тогда, да угодил в сырой погреб. Ты не верь ему! Без воды, без хлеба он давно бы помер! А спасла меня от смерти голодной Василисушка. Выше ума чудо состоялось! Ты прости меня виноватого. Уж ты встань, Илья, против Калина. Неохота, князь. Горе великое. Постарайся, Илья. Не попомни обиды, свет Иваныч. А не ради князя Владимира, и не ради княгини Апраксии, а ради матушки Свято-Русь земли и обиженный постараюся! Дарю Илье Иванычу золотые латы, а Мишатычке смолы котел! Илья Иванович, что нам нынче разумней делать? Уж как делать нам нынче, князь, стало нечего, собирай всех русских воинов до единого. За три дни подыму всю Русь на побоище. Тяжело ты, седьмая заставушка, нам досталася. Хоть и горько обидел нас князь, но дороги окольной поганым мы не дали. А теперь и Киеву помочь надо! Да осыпь мне копье красным золотом, не поеду в Киев я! Не век обиду помнить! Многотрудные у князя ныне заботы. Приведешь нас к князю, как привел Илью на потеху боярам! Да ты что кричишь, как порог шумишь?

Без Ильи мне и ныне белый свет не мил! О чем ратитесь? Иль на земле стало узко вам? Поспешим на подмогу Муромцу. Ведь Илья-то Иванович жив, целешенек! Вот так радость свет! Вот так счастье нам! Где Илья, там и мы! Поворачивай! Три дня минуло, поганые под Киевом, а ратей наших не видать. Пойду-ка я к собаке-Калину. Выторгую у него еще 3 денька. Злато-серебро не жалей, сыпь без меры в кули новые, да грузи в кареты золоченые. Послухай, князь, мужика седатого. Грузи кули рваные в телеги старые, я с собой захвачу дорогих даров всего три мисочки. Через 10 шагов бросай по жемчужинке. Через 100 шагов по серебряной денежке. Через тысячу по золотому рублю. Нет города богаче Киева. Каждый из вас, турзы-мурзы, привезет сундук серебра, другой золота. Сбудется! Калин-царь! Мы от князя Владимира, привезли тебе дани откупы. Испугалися, покорилися. Принимай дорогие подарочки. Первый ряд красно золото, второй чисто серебро, третий скатный жемчуг. Принимай дары. Ссыпай золото в мои меха. Ай же, Калин-царь, не гневись, а выслушай. Как поехали мы из Киева, а Владимир князь во печали был. Он дары несметные на телеги наваливал на ветхие, насыпал в кули дырявые. Видно все дорогой и просыпалось. Иль сам соберешь, иль моих пошлешь? Не положили бы мои золото за щеку. Турзы мои! Мурзы мои! По всем дорогам искать, все собрать! До самых до ворот до Киевских. Не соберут берегись, посол, за обман на кол посажу. Соберут, высылай людей побольше, Калин-царь, а то к вечеру не управятся. Собрали? Целый день искали, ни рубля не видели. Посадить посла на кол! Не гневись, Калин-царь, честь послу ты успеешь воздать. Ты прими сперва дары Киева. Всяк меня обокравший от руки моей здесь и поляжет. Палачи, ко мне! Клади дары Киева перед очи мои. Лучше свое отдать, чем голову потерять. Давай, не жалей, Киев все воздаст сторицею! Ссыпай золото к моим ногам. Подходи! Видишь, Калин-царь, сколько золота? Мало золота. Привезите на забаву мне самого Илью Муромца. Вот тогда отойду я от Киева! Повинуюсь, Калин Катабрульевич! В Киев скакать. В первый день Илейку в погребах сыскать, на второй живком отдать. Да скажите князю, чтоб с делами своими он не мешкал там. О, всесильный Калин-царь! Все дороги проехали, не видать нигде Муромца. Ты обманщик, посол. Подавайте кол. Голову свою в заклад кладу, будет перед тобою Муромец. Кабы Муромца мне выдали, отошел бы я от Киева. Вот он я, Илья Муромец.

Отступай от Киева. Уговор на Руси дороже золота. За насмешку твою надо сжечь тебя. Но за смелость твою я помилую. А за милость мою ты послужишь мне. Мурзою сделаю. Не дождешься, коршун Чебуркульевский, еще век того не было, чтобы русский богатырь отступился от родной земли. Уходи, собака, от Киева! В чембуры его! Сжечь живьем непокорного! Тащите его к ногам моим! Руки из плеч выломлю! Еще эти руки дух из тебя вышибут. Догнать! Живьем взять! Калин-царь, скорбь великая, 40 королевичей не хотят идти против Киева. Тогда ты! Пойдешь поединщиком против Киева.

Спасибо тебе, Илья Иванович, за услугу твою богатырскую. Недаром ты пословничал. Погляди! Хороши молодцы! Голос к голосу, волос к волосу. Нет, Русь-земля не пуста стоит! Быть собаке Калину под Киевом побитому!

Слава Илье Муромцу! Эгей, поле чистое, дашь не дашь мне поединщика? Сколь легко мне владеть тобой, сабля вострая, столь легко владеть Ильей Муромцем. Я убью его заместо овода! Выходи-ка, злой нахвальщина, на честной бой, на побраночку! Да ты стар мне в поединщики, не моя чета и не ровня мне! Не застрелил сокола, а теребишь уж! За такие слова я и старого не помилую. Нам не честь-похвала бить лежачего! Ты вставай-давай, молодец!

Эх, душа моя, не чаял с тобой так встретиться. Ты пошто, старик, не убиваешь меня? Уж я бы тебя не помиловал. Постой горячиться, необъезженный конь. Ты скажи, как зовут тебя? Ты какого отца-матери? Родной матери не имею я. Зовусь я сыном Калина. Да ведь я тебе родной батюшка! Еще былью он хвастает или небылью? Это быль, сынок, правда истина. Вот и перстень мой у тебя на руке. Будто вижу во сне свою матушку. Ты прости меня, виноватого! Отец! Я хочу служить Киеву силой-правдою! Ты найди сперва свою матушку. На правой щеке у нее родинка, а на левой ноженьке нет мизинчика. Ты ударь меня, батюшка, не жалеючи, перехитрим хитрого Калина! Всех в Киеве вырубить до единого! Не щадить ни старого, ни малого! Ты, Добрыня, пойдешь по праву руку, ты, Алеша, пойдешь по леву руку. Сам я еду середкой, самой матицей! Князь с дружиной пусть в сторонке стоит, чтоб была про запас сила в Киеве! Хоть руку отвихать, а поганому в Киеве не бывать! Ну, Сартак-Мурза, дальше скачи, да не кричи! Погоди, Телебуга, велено тебя заменить. Прогневил я Калина, в немилость впал! Не видать тебе больше и во сне шапки первого поединщика. Ключи давай! Вы не бойтесь меня, люди добрые. Вы идите все по своим краям, а кто в силах еще бейте Калина. Матушка! Не ты ли моя матушка? Не скажет ли мне кто о моей матушке? У нее на правой щеке родинка. А на левой ноженьке нет мизинчика! Матушка моя родимая! Ты прости. Не виновен я. не гони. Я привез тебе от батюшки до земли Сын мой дорогой! Ставь паруса! Дави поганых! Курган мне! Курган!

Шакалы трусливые! Хочу сам посмотреть сколько силы осталось у Киева! Курган! Курган! Турзы мои, ко мне! Покажу я вам, где Владимир в засаде укрыт!

Как аукнулись, так и откликнемся! Выпускай Змей-Горыныча! В дым! В пепел! В прах Киев! На Киев полетел, окаянный! Скачи, Сокольничек на подмогу отцу! А ты-то как, матушка? Я сама доберусь до родной сторонушки. Сколько волку не воровать, рогатины не миновать! То же будет и Змеищу! Попал! Смотри, попал! Мы с Владимира кожу сдерем! Илью Муромца стругом выстругаем! Нам не честь-хвала назад пятиться! Бей окаянного! Жарко! Хоть пироги пеки! Мы не силой возьмем, так напуском! Гляди, Горыныще, ноги горят у тебя! Отец! Будем вместе бить окаянного Ай, сынок, молодец! Гни оглобли из проклятого! Ну-ка, меч-кладенец, не гнись, не тупись, бей Горыныча! Свет дружинушка моя храбрая! Налетай! Поспешай! О, всесильный Бахмут! Помоги Калину. Помоги! Бейте их всех до единого! Никогда не пойду больше к Киеву. Вы оставьте тугар мне хоть на семена! Стой, богатырь, не спеши! Весь народ судить должен Калина! Отвезти его в Киев живком! Чтоб собака не сбежал, сажай его в куль, окаянного! Илюшенька! Василисушка! Душа моя светлая! В твою славу, Илья, зову всех на пир! Ты живи отныне на дворе у меня. Будешь князем иль боярином. А не буду жить на дворце у тебя. А не буду слушать бояр кособрюхих-то. Ты дозволь принять в дружину к нам добра молодца. Он родной мне сын, Сокольничек! Принимай! Будет новая застава крепче старой стоять! Не посрами, сын, булата богатырского. Не посрамлю меча богатырского. Илье Муромцу слава! Не сгубили поганые красен Киев-град! Отстоял народ Русь-землю от погибели!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Да, и это победитель.

Я боялся, что после войны начнётся расследование. >>>