Христианство в Армении

О, нет, вы этого не сделаете.

Он был человеком искусства… И то кем он стал только благодаря музыке. Жизнь с ее терниями глубоко ранила его… Потому он твердо следовал своему искусству… Даже, когда ворота, через которые она входило в него закрылись. Музыка говорила сквозь оглохшее ухо тому, кто больше ее не слышал. Он хранил музыку в своем сердце. Потому что он закрылся от всего мира, они называли его враждебным. Они говорили, что он бессердечен… И называли его черствым. Но он не был жестокосердным. Самые отточенные лезвия, быстрее всего притупляются… Сгибаются или ломаются. Он оставил своих друзей после того как отдал им все… И не получил ничего в ответ. Он жил один… Потому что не нашел второго себя. Таким он жил, таким он умер. Таким он будет останется навсегда". Один из вас вор? Предъявите деньги или я вас посажу за решетку! Так арестуйте меня! Я дал ему приют, когда никто, никто не мог вынести его общества! А теперь вы хотите, чтобы вам заплатили, а? Банковские акции. Отдайте их мне! Эти деньги мои! Вот. Вот его завещание. "Я объявляю, что мои братья Каспар и Джоханан… Наследники моего состояния если так оно может быть названо". Так как Каспар давно умер, это осталось мне! Только мне! Ну, отдай мне мои деньги! Отвечай!

Это его последнее завещание. "Вся моя музыка и весь капитал моего имущества… Пойдет моей единственной наследнице, моей вечно любимой". Подписано, " Людвиг ван Бетховен". Письмо прилагается. Давай же сейчас. Не держи меня в нетерпении. Кто это? Никто. О, не так. В этом письме нет имени. "Моей вечно любимой". "Моему ангелу, Моей всецело, моей второй половине". Маэстро лелеял в себе тайную страсть. Я не слышал таких слов из его уст. Кто это может быть?

Единственной любовью, что у него была это любовь к себе. Я терпела его оскорбления, его характер. Я тихо терпела, когда он выплевывал мне прямо в лицо еду, что я ему готовила. Эти наши деньги! Это не так. Это более не важно.

Он умер. У нас есть его музыка. Уничтожь это письмо. Это бы только показало миру неустроенность его личной жизни. Это была его последняя просьба. Мы хоть это обязаны для него сделать. Ты в этом деле не имеешь полномочий. У меня есть его полномочия. Остался верным псом, а? Он был моим другом. Какой друг мог бы быть таким жестоким? Какой брат может быть таким невнимательным? Ты ничего не знаешь о моем брате! Отвези меня в Карлсбад. "Моему ангелу, Моей всецело, моей второй половине". Сегодня только несколько слов, и это карандашом. Только завтра я буду точно знать, когда я приеду. Пустая трата времени и все такое. К чему такая глубокая грусть? Если бы мы смогли бы быть вместе, мы бы более не испытывали боли". Добрый день, сэр. Добрый день, мадам… Стрейчер. Герр Шиндлер. Дайте мне только найти ваш заказ. Я боюсь, я не сделал заказ заранее. О, не важно. У нас всегда есть комната для такого господина как вы. Это ли адрес этой гостиницы? Одну минуту. Да, конечно. Вы знаете имя Людвига Ван Бетховена? Композитора? Я знала его. Он когда-нибудь здесь останавливался? Вы полицейский? Нет, нет, нет. Тогда я не отвечу на ваши вопросы. О, пожалуйста, я пытаюсь завершить его дела. Ах, Ван Бетховен умер. Увы, да. Самое лучшее для него. Он был ужасный человек. Так он здесь останавливался? Очень давно. Слишком давно, чтобы припомнить. Я могу припомнить только ущерб. Какой ущерб? Мне не было заплачено за ущерб. Он все тут совсем разгромил. Это было стул, три флорина. Окно, пять. Мне надо было все перекрасить. Фрау Стрейчер. Этого будет достаточно? Там была женщина. Мы ожидали герра Ван Бетховена несколько дней. Она прибыла вместо него. Она сказала, что он приедет вслед к ней. Она записалась в его комнате. Под каким именем? Неразборчиво. Затем… Была ужасная гроза, Женщина спряталась в его комнате… Выжидая. Я бы сказала стыдясь, показать свое лицо. А затем, пришло письмо. Вы вскрывали это письмо. Пришлось. Как еще я бы узнала для кого оно?

Я только прочитала его подпись. "Моему ангелу, Моей всецело, моей второй половине". Только несколько слов… и это карандашом" Я сразу же послала это ей в ее комнату. Ей не понравилось, что она прочитала. Она тотчас же немедленно уехала. Уехала, не сказав никому не слова. А затем, конечно же, прибыл герр Ван Бетховен. Когда он обнаружил, что она уехала, он пришел в ярость. Он был как сумасшедший. Вышвырнул стул из окна.

Он меня напугал. Я позвала полицию. Герр Ван Бетховен! Откройте! Вот ее подпись. Это "Ж" или "Г"? А по мне оно больше похоже на "А". Она была надменной как графиня. Как она выглядела? Я ее толком не разглядела. Я не думаю, что она хотела быть узнанной. Герр Шиндлер. Закройте дверь. Но, графиня Закройте дверь. Нам не должны помешать. Не все, правда, что они обо мне говорят. Хольц, был здесь еще с одним пронырой. Джоханн. Как у Людвига мог быть такой мерзкий брат? Я надеюсь, они вели себя прилично. Они говорят у тебя есть краденные деньги Людвига. Они думали, что ты придешь сюда. Я им ничего не сказала. Цена моего молчания, что ты расскажешь мне все. Я боюсь, что это невозможно. Это мне на долю выпало тебя расспрашивать. Почему я должна этому подчиниться? Это то, что он хотел. То, что я тебе скажу, не покинет пределов этой комнаты? Мое слово чести, графиня. Это почва для слухов. Я была самой большой любовью в жизни Людвига. Впервые я услышала имя Бетховена, когда мне было 17. Я услышала, что его музыка, вызывает до опасности сильные чувства. Некоторые мысли были непотребными неподобающие юности. Я писала моим кузинам, Терезе и Джозефине. Они жили в Вене, величайшей музыкальной столице мира. Несомненно, они знали больше. Действительно так и было. Они близко знали его. Более близко, чем они в том, в то время признавались. Много ночей я мечтала о нем. А затем, отец получил назначение в Вену. Мы были приглашены в замок принца Личновского, на музыкальный вечер. Бетховен должен был там объявиться. Я знала, он должен быть таким аристократичным… Таким утонченным в чувствах, таким образованным. Я едва могла дождаться. Я услышу как он играет. Это музыка подействовала на меня как ничто, что я слышала прежде. А что до Бетховена… Я вскоре была побеждена. Я боялась, что упаду в обморок. Я вас не увидела. Мне нужно вернуться. О, вы покидаете меня, слушать этого осла… Он играет как посудомойка, все порывисто и волнисто. Эта музыка прекрасна. Я бы сказала, что жители Вены имеют возвышенный вкус. Ясно, что в вашем случае это не так. Вы должно быть Джулия Гуиссиэрди. Я слышал, весьма лестные отзывы о ваших чарах. Сэр, вы грубы и оскорбительны. Я ухожу. Вы играете на пианино? Я намереваюсь быть вашим учителем. Я навещу вас завтра в 10:00 часов. Вас не пропустят в дом. Я не могу поверить в такую бестактность.

Этот урод, скорее всего, слуга, был принят с парадного входа. Я с визитом. У нее есть пианино. Джулия, к вам тут господин с визитом. Он сказал, что он ваш новый учитель музыки. Отец, тут была ошибка. Этот человек обычный олух.

Он приставал ко мне прошлой ночью. Сейчас же отошлите его прочь. Я этого не сделаю! Это было бы позором нашего дома. Разрешите представить Людвига Ван Бетховена? Так что вы обязаны посетить мой следующий концерт. Я слышала вас на прошлой неделе. Я помню. Музыка была прекрасна. Несомненно, не так уж плоха. Я счел эту музыку изысканной. Это проклятого Бетховена, я просто не выношу. Люди только утверждают, что восхищаются его дребеденью так, чтобы не казаться невежественными. Мой дорогой муж, не закрепляйте мнение о вашем скудоумии в присутствии гостей. Мы все здесь говорим искренне. Скажите нам свое мнение. О Боже, нет. Я не ищу лести. Оно была слишком порывистой и волнистой. Там не достаточно выдержан музыкальный тон. Джулия, как ты можешь понять, это было преподано самим маэстро. Он приходит в этот дом каждый день. Каждый день? Благоразумно ли это? Почему ты так говоришь? Он жесткий учитель. Он негодяй, и республиканец. Это даже говорит, что он сторонник Наполеона. Он отдал бы нас всех в объятья мадам гильотины. Он путешествует в приличном обществе за счет своей репутации виртуоза… Но приходит в неистовство, если кто-то… даже осмелится предложить, чтобы он уселся за рояль. Почему же он больше не играет?

Бетховен странный и упрямый человек. Он говорит, что это заставляет его чувствовать себя как слугу… А он не прислуживает хозяевам. Но он берет деньги. Ты считаешь, что, если я тебя не останавливаю, то я тебя не слушаю. Все было верно. Но тот факт, что вы шлепали по нотам. Без малейшей чуткости к их значению, непростителен. И непростительно ваше равнодушие. Я должен был бы вас побить. Я пишу новую симфонию. Она приведет к скандалу из-за ее содержания. Скажите мне. Вот. Возьмите мою руку. Они должны уступать дорогу нам, а не мы им! Их время прошло. Кончился ваш мир! О, заткнись! Когда я был мальчиком, они бы тебя, по меньшей мере, арестовали. Но теперь они бояться того, что случилось во Франции. Вы знаете, почему парики вышли из моды? Почему?

Потому как слишком многие из них почили внизу корзин. Но я тоже графиня, Людвиг. Они бояться. Бояться Наполеона. Это то почему Наполеон, тема моей симфонии. Джулия, у меня здесь предложение брака. От композитора. Графа Галинберга. Ты подумала о Бетховене? Джулия, везде сплетни. Он тоже сделал предложение. Тогда здесь нет соперничества. Ты любишь Бетховена? Я не дам своего согласия. Мы не богаты, Джулия. Он человек без звания, состояния и постоянного ангажемента. Его характер и темперамент так своеобразен, что я сомневаюсь… Что кто-либо найдет с ним счастье. Он гений. Возможно. Но в прошлом году он не сыграл и не опубликовал не единой ноты. Есть такие, что говорят, что ему мешает какой-то недуг. Лживая сплетня! Ложь! Он играл для тебя? Мы заключили сделку. Если я смогу доказать, что Людвиг все еще может играть… Отец даст свое согласие. Очевидно прекрасная графиня. Дорогой брат… Ты подымаешься в обществе. Отдай ее, вы невежда. Как ваш секретарь, Мой торжественный долг зачитать это. Любимый Людвиг, мой отец, недавно взялся за доставку… нового фортепьяно от Бродвуда, из Лондона. Оно новейшего дизайна и оно первое такого рода в Вене. Завтрашним утром я ушлю слуг, и мы все будем в отсутствии.

Я сделала это так, чтобы вы могли без помех испытать это новое изобретение". Что это значит? Что за шутку вы задумали со мной сыграть? Остановитесь, Людвиг. Герр Бетховен, я умоляю вас. Теперь я понимаю. Я отлично понимаю. Мы не хотели причинить вам зла. Маленькое испытание! Людвиг, подождите! Это ужасно грабить меня таким способом… На мои самые заветные чувства! Отец идите вы к черту! Я приказываю вам подождать! Это не поможет. Он тебя не слышит!

Через месяц я вышла замуж за графа Галенберга. И вы ничего более от него не слышали? Он писал мне. Это было… После войны, там было некоторое… Недоразумение. Это было плохое время. Они те, кто думали, что я враждебен… Строптив или же мизантроп… Как они были ко мне несправедливы… Ибо они не знали тайную причину, из-за которой я себя так вел. Это невозможно для меня сказать, "Говорите громче. Кричите. Я глухой". Как я смогу жить, если мои враги, которых так много… Узнают, что я больше не владею тем чувством, что должно быть у меня… В высшей степени более идеальным , чем у других? Не так быстро. Так, что вы будете делать? Свидитесь с каждой пустоголовой графиней, которой Людвиг сделал посвящение?

Они все лгуны, кто хочет часть от него, теперь, когда он ушел. У меня есть автограф этой леди. Я изучил его корреспонденцию найти соответствующий почерк. Оно неразборчиво. Ты зря тратишь свое время. Не один суд не поддержит этот бред. Тогда помогите мне. Ты сумасшедший? Помочь тебе меня обжулить? Я скажу тебе так. В конце твоих поисков леди не нашлась. Людвиг, был женоненавистником. Посмотри, как он вел себя с Джоанной. Он был совершенно прав. Твой брат взял жену с низменными качествами. Ты чересчур под влиянием Людвига, чтобы видеть правду. Он хотел держать Каспара, на ниточке… Выполняющим его поручения. Он ненавидел Джуанну, потому что она его прибрала его к рукам. Вот она. О, она так прекрасна. Чудесное создание. Она будет моей. Так ты ради этого предашь меня? Где твоя книга? Здесь. Ее можно купить. Всех женщин можно купить. Ты оскорбляешь женщину, которую я люблю. По началу, это всегда приманка. И тогда, щелк! Ловушка захлопнулась. Это цена, которую всегда надо платить. Я не предам тебя ради одной из этих куколок. Братья, у меня есть замечательные новости. Она наконец-то согласилась. Ты обручился? Ты объяснишь ему. Представить мою невесту? Это шутка? Ты не можешь сказать это всерьез. В любом случае, спи с ней. Но женитьба? Зачем? Ты будешь посмешищем. Всякий батрак в округе имел с ней бесплатное удовольствие. Зачем же тебе платить больше? Я знаю, ты не слышишь меня, а мне плевать. То что мне нуэно сказать, это для Каспара, не для тебя. У меня были любовники… Но это не преступление. Я сказал тебе, что это было бесполезно. Я только хочу как лучше. Он ревновал к своему брату. Потому как она его погубит. Был ревнив к его счастью. Я Людвиг Ван Бетховен, и мне нужна ваша помощь. Вышибите эту дверь. Во что вы там играете? Арестуйте эту шлюху. Не прикасайся к ней! Арестуйте эту шлюху. Это клевета. Мы вчера поженились. Она беременна. Теперь уходите! Он повел себя не лучше, когда я женился на Терезе. Он хотел, чтобы мы оба были у него на побегушках. Прекратите поиски. Я не могу. У меня есть свои причины. Я найду эту даму. И она будет претендовать на наследство по всей правилам закона. "Путешествие было ужасным. Карета взяла и развалилась. И без всякого причины, просто из-за проселочной дороги. Мне нужно было тебя увидеть. Как бы ни сильно ты меня любила, я люблю тебя больше. Не прячься от меня. Извините. Я ищу графиню Эрдуди. Я ищу графиню Эрдуди. Зольтан! Шиндлер. Ты не узнаешь меня? Пожалуйста, присядь. Прими участие в моем обеде. Графиня. Анна Мери. Это мои люди, я теперь дома. Мне не нужно играть в графиню. Я свободна! Бедный Луис. Я так по нему скучаю. Его смерть оставила после себя пустоту. То как они с ним обращались… Было для меня отвратительным. Он был слишком хорош для них. Его сияние… Оскорбляло их маленькие умы. Но не тебя. Я могла быть под стать его характеру. Ты предоставляла ему комнаты в своем замке? Я хотела его рядом с собой. Он был твоим любовником? Духовые! Кларнеты!

С самого начала. С самого начала. Это то, как я встретила Луиса. И то, как мир узнал о его глухоте. Я рассталась со своим мужем. Я вела независимую жизнь в Вене с моими тремя детьми. Я договорюсь об экономке. Пожалуйста. О, она у меня была. Она обманула меня.

Мы думали о Наполеоне как об освободителе Ветре перемен. Теперь мы поняли правду. Бонапарт, объявил себя императором… И вознамерился захватить весь мир. Он говорил, что он принес свободу от тирании королей. Но он был Сатурном, пожирающих своих детей. Его пушки палили день и ночь… По городу Вене. Отстаньте от него! Здесь господин к вам с визитом. Я никого не принимаю. Я думаю, он глух. Он не уйдет. Графиня сейчас вас примет. Ваш сын… Мы будем говорить музыкой. Наполеон был победителем. Вся Европа была у его ног.

Он взял себе в невесты Гасбурскую принцессу… И основал двор в Шроеннбурском Дворце. Он выказал себя не чем иным, чем любой аристократ. Он предал всех. Так это делалось в современном мире.

Этот год Луис жил с нами… Был самым счастливым в моей жизни. И я думаю, его тоже. Он открыл мне свое сердце. Он называл меня его отцом исповедником. Он рассказал мне все. Ты должно быть очень, очень сильно любила его. Всем своим сердцем. А он тебя. Нет. Думая это было не так. Нет. Тогда он был глупцом! Ты бы лучше выпил. Хорошо поговорить о нем. Так это затем, ты проделал весь этот путь? Нет, не только. Ты сказал было какие-то незаконченные дела. Так и есть. Но как я могу помочь тебе, Антон? Возможно ничем. А может быть, это разгадка к нему. Может они правы, и я должен был дать этому идти, как есть, но я не могу. Это все та проклятая соната… "Креутцерова. " В то время я теши себя мечтами о музыкальной карьере. Я поехал в Вену учиться и был достаточно удачлив… Быть принятым в Шупензиха в качестве ученика. Он и Джордж Бриджетауер, знаменитый виртуоз из Африки… Должны были представить эту новую сонату Бетховена… Этим вечером графу Разумовскому… И мне было позволено присутствовать на репетиции. Это было там, где было посеяно семя этой загадки… И она преследует меня по сей день. Тебе это нравиться? Я их не слышу. Но я знаю, что они гонят из этого отстой. О чем ты думаешь? Музыка ужасная вещь. Что это? Я это не понимаю. Что она дает? Она возносит душу. Абсолютная чепуха, если ты слышал походную песню, твоя душа вознеслась?

Нет, твой марш. Если ты слышал вальс, ты танцуешь. Если ты слышишь литургию, ты принимаешь причастие. Это сила музыки… Перености кого-то прямо в сознание… Композитора. У слушателя нет выбора. Это как гипноз. Так что, теперь… Что было у меня на уме, когда я это писал? Человек пытается добраться до своей любимой. Его экипаж сломался под дождем. Колеса застряли в грязи. Она будет только ждать, так долго. это выражает его смятение.

"Это то, как … Музыка говорит. "Не о том, каким ты привык быть. Не о том, как ты привык мыслить. Но вот так". Кто была эта женщина? Он не сказал мне. Я знал: что лучше не спрашивать. Он научил меня видеть мир в совершенно ином свете. Я бросил свои мелкие амбиции. Я был у него на побегушках. Я писал его письма и сглаживал его семейные распри. Я стал его секретарем. О, эта ведьма продала это на рынке как сувенир. Это утеряно. Ушло навсегда. Может нет. Людвиг был убежден, что он оставил набросок его новой симфонии… На хранение брату Каспару. Боже мой. Здесь. Братья за восемь лет почти не разговаривали. Это герр Шиндлер. Это мой брат Каспар… и мой племянник, юный Карл. Сообразил бы я вовремя, мне надо было его остановить. Приятно тебя видеть. Мне нужны бумаги, что я поручил тебе. Они все были тебе возвращены. Я скажу, твоих бумаг здесь нет. Где мои ноты? Я бы предпочла, чтобы он не учинял эту сцену, перед ребенком. Что говорит эта потаскуха? Вон из моего дома! Ты вышвырнул мою музыку. Ты называешь эту чертову стерву женой. Ты предал меня! Маэстро! Маэстро, пожалуйста! Прекратите! Он болен! Уходите! Не возвращайтесь в этот дом! У него чахотка. Каспар, умер, прежде чем закончился этот год. Но не было облегчения с его смертью. Скорее, я подвинул Людвига по пути действий… Которые привели к его саморазрушению. Этот человек. Он живет с ней. Постель моего брата еще не остыла… А он уже залез в нее. Если он будет говорить обо мне гадости, не слушай. Это все не правда. Обещаешь? Я обещаю. Я буду приходить и видеться с тобой каждый день. Заходите. Это тот мальчик? "По приказу Лендеречте. Людвиг ван Бетховен был назначен законным опекуном его племянника Карла… По причине низких моральных качеств его матери, Джоаны Ван Бетховен. Права посещения для его матери будут на усмотрение и удобство… Его законного опекуна". Слишком водянистый. Тогда нам нужно найти кого-то, кто умеет готовить. У нее в любом случае рожа свинская. Тебя учили музыке? У меня есть для тебя подарок. Подойди. Ты умеешь читать? Дай я тебе покажу. Ты станешь музыкантом. Я хочу быть солдатом. Композитором? Нет, солдатом. Я дал свой первый концерт, когда я был в твоем возрасте. Я был ужасен. Твой дедушка думал, что он сделает на мне состояние… Как на вундеркинде. Как старик Моцарта. Но я был тупоголовым.

Я не играл ту звонкую миловидную чушь, что была тогда в моде. Но фортепьяно тех дней для этого не подходила. В первый раз, что я играл при дворе я сломал четыре струны. Герр Бетховен! Этот мальчик едва ли Моцарт, не так ли? Мне было 12. Но отец сказал им, что мне девять. Мать умерла от чахотки. И я стал главой семьи. Твоего отца… Я любил больше всех. Как я люблю тебя… Мой дорогой Карл. Его глаза сияли радостью… Когда он смотрел на этого мальчика. Вся любовь в его глубокой и одаренной натуре, казалось сосредоточилась… На этом мальчике. Не было более мягкого отца. Тебе надо было послушать, его игру. Он будет великим виртуозом. Ты его избалуешь. Шиндлер, сказал мне, что ты ничего не пишешь. Ну, у меня нет времени. И кроме того… Все слуги, что Шиндлер шлет ко мне подлецы. Ты невозможен. Пожалуй. Разве Карл… не заменит сына, что ты потеряла? Я знаю, что такое потерять сына. Я знаю, о том горе, что чувствует Джоана. У нее нет на него прав! Она его мать! Она его мать!

Что за новое помешательство?

До нашего внимания дошло, что ты подкупала слуг… Для того чтобы иметь тайный доступ к мальчику… В то время как ты отлично знала, что Герр Бетховен этого не позволит… Ты говоришь о моем сыне. Мой сын, которого я уже год не видела, был подучен меня ненавидеть. Указ министерства двора. Ты знаешь, что это значит. Ты можешь посмотреть мне в глаза и сказать, что мать не имеет права видеть своего сына? Я буду за это бороться. Ты проиграешь. У него много врагов. Грязи больше чем достаточно.

Этот человек сумасшедший. Он ничего не слышит. Он постоянно кричит и вопит. Землевладелец бы давно изгнал его за его нелепые выходки. Мальчик просто невыносим. Его дядя поощряет его. Я подслушала, как они обсуждают, как же они будут меня бить, поэтому я ушла. Содержится ли мальчик в чистоте? Он ходит месяцами без смены нижнего белья. Этот человек, и за собой не следит не говоря уж о ребенке. Я бы хотел сейчас позвать Карла Ван Бетховена. Добрый день, Карл. Добрый день. Как с тобой обходиться твой дядя? У него тяжелый нрав? Ты боишься его нрава? Он когда-нибудь тебя наказывал? Только, когда я этого заслуживал. С кем ты предпочел бы жить? С дядей или с твоей мамой? Ты хочешь остаться с твоим дядей? Скажи громко. Ты не кажешься убедительным. Было бы лучше, если бы с дядей, кто-то был… Потому что он плохо слышит и не может говорить с о мной. Фактически, он совершенно глухой. Карл, ты любишь свою мать? Ты скучаешь по ней? Тогда не предпочел ли ты жить с ней? Я нужен дяде. Что я бы предпочел… Это то, чтобы мы могли жить все вместе. Сюда, пожалуйста, джентльмен. Герр Бетховен, наш самый выдающийся композитор. Это для нас честь. Канцлер Меттерних… Из-за его немощности, герр Бетховен попросил, чтобы я говорил за него. Будь по вашему. Его дело в магистрате не идет как надо. То есть, Фрау Бетховен подкупила свидетелей… Сэр, мне нужна ваша помощь. Мой юный племянник, Карл… Он был испорчен, отвратным и легкомысленным поведением этой женщины. Что имеет в виду герр Бетховен… Почему это я вам помогу, Бетховен? "Меттерних, тиран хуже Наполеона". Это было записано в прошлый вторник в Лебединой таверне. "Меттерниха, должны заставить есть мое дерьмо". И так далее, и тому подобное.

Герр Бетховен, есть так много сил в Австрии… Что разжигают мятеж. Я люблю живую дискуссию, как и любой человек. Но я боюсь, что в эти дни мы не можем слишком многое себе позволить… Как я могу за это взяться? Энтузиазм. Возможно, было бы лучше, если бы вы великие люди искусства… Были немного более осмотрительны.

Герр Бетховен, предлагает то, что он напишет грандиозную ораторию… Восхваляя Австрию и вашу блистательную дипломатию… И венский конгресс… Что обеспечивает мир для всей Европы. Сим судом… Было решено и предписано… Что Джоанна ван Бетховен… Не должна допускаться… Этот неправедный суд! Теперь этот мальчик был передан всецело принадлежал Людвигу. Глухой гений серьезно начал то, что было его самой трагичной попыткой… Сделать из его подопечного великого виртуоза. В течение пяти долгих лет это было его целью… И за эти пять лет Людвиг ничего не писал. Не ораторию что он обещал Меттерниху, не литургию, что он обещал лондонской филармонии. Не великую симфонию, о которой он без конца говорил. В Вене думали, что он окончательно оглох, исписался. Россини исполнил, Сороку воров… И итальянская опера была вся в моде. Бетховен, более не выступал. Уже поздно. Простите меня, сэр. Это отвратительно. Почему она меня не слушается? Она же знает, что мой желудок в ужасном состоянии. Ты пытаешься меня отравить! Ну, она может казаться пухленькой и хорошенькой для тебя. Но она базарная сучка. Слухи обо мне по всему городу. Фрейлин! Да, сэр? Твоя еда отрава. Ты уволена. Ты старый грязный ублюдок. Куда ты идешь?

Куда ты идешь? От тебя подальше. Хорошо, тогда оставь меня. Ты порочен. Как твоя мать. Оставь меня одного, без еды. Вы не видели Карла? Ты ничтожество! Ничтожество! Я сейчас пошлю за доктором. Нет. Нет, завтра. Играй для меня. Не сейчас. Это меня успокоит. Я нашел это на следующий день.

"Маэстро, Людвиг Ван Бетховен. Имеет удовольствие объявить о концерте… Который будет дебютом его племянника и подопечного, Карла Ван Бетховена… Этот одаренный человек был обучен самим маэстро". Оттого, это так замечательно. Это именно та вещь, что подняла бы его настроение. Вы должно быть очень взволнованы. Антон, вы когда-нибудь слышали, как я играю? Нет, но Вы должны мне помочь. Я уже вконец измотался. Бесконечные часы за фортепьяно. Для чего? Он не может слышать мою неуклюжую игру. Он не работает. Все что он сделал это пару неразборчивых фраз с каракулями. Затем он ревет всеми силами своих легких эту бестолковую, детскую мелодию. Он говорит, что это лейтмотив его грандиозной симфонии. Я думаю это нелепо. Это не может быть. Но это так. Я думаю, он сходит с ума. Мне отказаться от своих планов, а? Я выказал… Нестерпимое давление… На Карла? Заурядный талант. Всегда имеются эти. Дурацкие приятели как Шиндлер… Обывательскими мнениями… В их обывательских мозгах. Шиндлер, прав. Антон Шиндлер… Скверный скрипач… Знает о музыке больше чем Людвиг ван Бетховен. Это уже слишком. Вы мучаете парня. Я всегда думал, что ты зануда… Но ты мне был полезен, а теперь уже нет. Проснись ублюдок! Шиндлер! Проснись! Он ушел. Из-за тебя. Мой Карл застрелился. Откупщик нашел его на развалинах. Он привез его сюда в его карете. Я опасаюсь самого худшего. Я ожидал тебя. Не показывайся мне больше на глаза. Карл оказался никчемным стрелком. Пуля не прошла сквозь его череп. Он не умер. Но по Вене пошло поверье о жестокости Людвига с этим мальчиком. Как он подвинул его на отчаянный шаг. Те, кто тихо недолюбливали его… Теперь кричали свои издевательские реплики… С самых высоких крыш. Вот письмо. Я должен найти эту леди. Он завещал ей все свое состояние. Это не написано обо мне. Тогда кому? Это та, что встала между нами. Я безраздельно любила его… Но он не отвечал на мои чувства тем же. Он не мог забыть ее. Кто она? Я подвел его. Мы все его подвели. Он дал нам так много. Мы даже не смогли сделать его жизнь сносной. Его последняя воля, должна быть, как он этого желал. Скажи мне. Скажи мне ее имя. Ответ был всегда перед тобой. "Пока я оставался в моей постели… Мои мысли обращались к тебе… Моя вечно любимая… Что ты будешь делать? Одни счастливые, другие грустны… Я не знаю. Поживем увидим, услышит ли нас судьба. Я не знаю. Я могу полноценно жить с тобой или никак вообще. Да. Это должно быть так". Езжай к ней. Так должно быть. Можем мы поговорить наедине? У меня нечего скрывать от моих работников. Я умоляю вас. Как ты видишь, я очень занята. Фрау Бетховен… Могу я увидеть образец вашего почерка? Зачем? Пожалуйста. Ублажи меня. Это ваш почерк? Что это? Это лист записей гостиницы в Карсбаде. Я хотела бы, чтобы вы ушли. Подписанный… Вы встречались с Людвигом в Карлсбаде? Вы едва ли, не осознаете в какой мере, я претерпела от его рук. Я нахожу этот вопрос, как оскорбительным, так и дерзким. Что вы имеете в виду? Не может быть мира без правды. Для вас, может быть. Но я заключила свой мир с Людвигом. Я простила его из-за Оды радости. Когда они объявили о премьере симфонии. Всюду были слухи. Людвиг, боролся с музыкантами. Он боролся с театром. Даже если я так долго его ненавидела. Даже если он пытался меня уничтожить. Я пошла. Я должна была пойти. Я знала, что это будет в последний раз. Я не могла его разглядеть. И я представила себе, что какое-нибудь оскорбление в последнюю минуту… Погнало его домой. Затем я его увидела. Все его увидели. Он открыл нам свои самые сокровенные тайны. Цепь разомкнулась. Я не могла ненавидеть человека, писавшего такую музыку. Я видела его еще раз. В его комнатах на Шварцпанер Штрасе. Это было, когда он умирал.

Его живот так сильно раздулся. Эта операция должна была откачать жидкость. Разрез воспалился. Его сила ушла, и я боюсь, что началась агония. Я хотел чтобы он получил последнее причастие, пока он еще в сознании. Но когда я предложил, что я пошлю за священником… Он повернулся лицом к стене и назвал меня ослом Затем он потребовал вас. Я не знаю почему. Он спит? Я так не думаю. Он сочиняет музыку. Комедия окончена. Я когда-то любила его. Но он повернулся ко мне спиной. Он бросил меня. Я не слышала от него не слова. Я была дурой. Я ничего для него не значила. Но письмо… Какое письмо? Фрау Бетховен, я уверен… Оно адресовано вам. "Моему ангелу… Моей всецело… Моей второй половине". Сегодня, только несколько слов и это карандашом. Только завтра я буду точно знать, когда я приеду. Пустая трата времени и все такое. Почему такая глубокая грусть? Если мы сможем быть вместе, нам более не будет больно". Ты тоже со мной. Вскоре мы будем жить вместе и это чем будет жизнь. Мы должны поговорить Не здесь. Нет. Нет, Каспар придет. Нам нужно поговорить. Я говорю слишком громко. Встреться со мной в Карлсбаре. Это адрес. Я не могу больше пробираться тайком как провинившийся ученик. Во мне твой ребенок. "Путешествие было ужасным. Я добрался сюда не раньше четырех часов утра. На последнем месте остановки они предостерегали меня от ночного путешествия. и пытались запугать меня, насчет леса. Но меня это только подначивало. Карета взяла и без причины сломалась на такой жуткой дороге. Всего лишь проселочная дорога. И теперь я точно застряну. Но я нашел другую. И мы конечно вскоре увидим друг друга. Я надеюсь сегодня… Я должен тебя увидеть. Как бы сильно ты меня не любила, я люблю тебя больше. Не прячься от меня. Герр ван Бетховен Подождите! "Пока я остаюсь в моей постели… Мои мысли обращены к тебе. Моя вечно любимая… Одни из них счастливые, другие грустны. Ожидая увидеть, услышит ли нас судьба. Я могу полноценно жить с тобой или никак вообще. Да. Так должно быть. Теперь я должен сейчас идти спать. Будь спокойна, любимая Сегодня, вчера, тот, кто тоскует со слезами на глазах по тебе. Ты моя жизнь. Мое все самое важное. Впрочем, прощай. Продолжай любить меня. Всегда ваш, всегда твой… Навсегда.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Завариваю тебе зеленого чаю.

Идея нахождения дома и одновременно вне дома. >>>