Христианство в Армении

Никогда не упоминай это имя снова.

Томас Митчелл, Эллин Джослин Реджинальд Гардинер, Мелвилл Купер Бремвелл Флетчер, Мортон Лоури Продюсер и автор сценария: Лэймер Тротти По роману Джона Брофи Режиссёр: Джон Стэйл Интересно, куда нас отсюда перебросят? Наверное, обратно в Каир. Я слышал, одна дивизия уже отправилась туда. Конечно, слышал! В прошлую войну так же было. Слухи, слухи, слухи после каждой большой битвы. То мы ехали в Индию отдыхать, то к девочкам в Париж на месяц. И всё в том же духе. Это всегда так. Сержанта Келли вызывают в штаб. Прямо сейчас? Мне сказали, это срочно. Интересно, что у них там стряслось. Ты плохо себя вёл, сержант? Придержи язык, Кессити, мой мальчик! И тогда, возможно, доживёшь до пенсии. Спросите меня! И я вам скажу, что хвалёная британская армия скоро полетит ко всем чертям. Да, я слышал, как капитан говорил, что ему чуть ли не взятки пришлось давать, чтобы вернуться на службу после того, как его отправили в отставку. Ну и дурак! В его возрасте уже пора. подыскивать себе непыльную работёнку рядом с домом. Вот оно! Ей Богу, вот оно! Какая невиданная удача! Ночь отдыха и почта перед наступлением! Письма из дома! Отлично! Давай, парень, пошевеливайся! Эй, ты чего там, взрывник? Поторопись! Джонсон! Здесь, капрал! Сержант Маркус! Здесь, капрал! Здесь! Коттрелл? Это я! Коттрелл, тебе письмо! Хиггинс! Кессити! Здесь! Это я, капрал! Пилчер! Да, я здесь, капрал! Спенс! Здесь! Погоди, тут тебе еще и посылка! Вот, везунчик, да? Саймс! Здесь, капрал! Здесь, капрал! Бриджес! Здесь, капрал! Спенс! Мой сын. Твоей жене определенно не нужна твоя фотография, пока он с ней рядом! Правда, так думаешь? Многие говорят, что он просто копия матери. Наш благородный канадец-капрал. Всегда боится, как бы кто его мысли не прочел. Дело не в этом. Просто совсем не такой, как мы. Скромнее. В любом случае, ему не по себе на этой войне. А мне парень нравится. И мне плевать, что вы о нём думаете!

Он отлично справляется со службой, несомненно. Ну, да. Но только когда рядом сержант, который говорит, что делать.

Трудно назвать его полноценным офицером, не правда ли? Кессити! Мой сын.

Господи! Какой славный карапуз! Письмо: " Лондон. 24 октября. Дорогой Колин! Твои письма так коротки и так редки. Где ты? Как ты? У тебя всё хорошо? Только вчера мы с Томом Бенедиктом говорили о тебе. Он сейчас военный корреспондент и уже достиг некоторой известности. Мы говорили о той вечеринке в Челси, куда мы ходили с тобой перед самой войной. Она как раз была устроена по поводу успеха его первой книги. Помнишь?" Там, наверное, будет много знаменитостей? Конечно, там же будет бесплатная еда и напитки. А какой он, этот мистер Бенедикт? Что он из себя представляет? Наверное, как и его книга очень успешный. А ты не хотел бы написать такую книгу? Нет, я лучше напишу каталог семян. Он продается по 30.000 экземпляров за полмесяца. Вон он, вон там! Помните, как во второй главе? Премьер министр пригласил меня на выходные поиграть в шахматы и обсудить ситуацию в стране. И Дики Маунтбаттен тоже приехал, конечно. Колин Спенс! Привет, Том! А я как раз хотел тебе звонить, чтобы пригласить на ланч, но боюсь, они меня так просто не отпустят. О, это мисс Ли. Мистер Бенедикт. Очень приятно. Взаимно. Вы тут, конечно же, всех знаете? О, кстати, твоя последняя статья просто отличная! В ней есть толковые мысли! Я прочитал её урывками в самолете по пути из Москвы. Коктейль? Спасибо! Вы снимаетесь в кино? Не так ли? О, нет, я пианистка! Почему вы так подумали? Как такую красоту можно не снимать? Надеюсь, Колин рассказал Вам, что мы с ним когда-то работали в одной газете? Да, конечно. Молодец, Колин! Могу Вам сказать, у этого парня есть голова на плечах! Что у провинциалов редкость. Вот только он слишком скромный для нашего времени. Знаете, как старая добрая демократия мил, но слишком цивилизован для собственного состояния. Не так ли, Колин? Должен признаться, ты прав. Хотя я никогда об этом не задумывался. О, кстати, а вы уже успели обручиться или что-то вроде того? Нет, мы пока просто хорошие друзья.

О, боже милосердный! Мне пора бежать. У меня передача на Америку через 45 минут. Ничего не поделаешь, мне придется вас оставить. Кстати, а что вы скажите, если я приглашу вас поехать на телестудию вместе со мной? Но мы, мы только что оттуда. Я предпочитаю, чтобы кто-то был рядом в таких ситуациях, кто мог бы мне подать сигнал, если я начну глупо шутить или выходить из себяили говорить ерунду. Но Колин. О, я не могу на него положиться. Он слишком снисходителен ко мне. Но эта передача ужасно важна в связи с выходом моей книги в Америке. Ты же не против, старик? Нет, думаю, нет. Я не задержу её больше, чем на час. У меня есть пара идей в отношении этой передачи И я хотел бы их с Вами обсудить. Знаете? Чтобы Вы взглянули на них с позиции женщины. Во-первых, вот что. Как Вы думаете, Капрал Спенс? Капрал Спенс? О! Привет, сержант! Слушай, парень, у меня приказ. Погоди-ка, сержант! Неужели нам будет приказано выступать сегодня, после того, как нам пообещали отдых? Нет, всё не так плохо. Нас отправляют завтра в дневной обход. Обычная разведка. Почему мы? Почему бы авиации этого не сделать? Я уже не могу про неё слышать! Ты думаешь, все остальные сюда просто на пикник приехали? Эта война, как и любая другая война, будет выиграна пехотой с ружьями наперевес. И не забывай об этом! Но с самолёта они за час могли бы увидеть больше, чем мы за целый день. Возможно. Но они могут и многое пропустить. Они летят слишком быстро. Проверь обмундирование и предупреди своих людей. Хорошо. Ты с нами или как? Конечно, я с вами! Я так понимаю, что твоя любимая, пива тебе не прислала из дома. Нет, к сожалению, не повезло. Но могу предложить банку ананасов. Ананасов? Это так же нужно мне при моей жажде. как русалке шелковые чулки. Ананасы! Отряд. стой! Все в сборе, сержант! Порядок! Вот наше задание, ребята. Мы выходим из лагеря с южной стороны и отправляемся на восток. И направляемся всё время прямо, пока не увидим железную дорогу на побережье. И берегите себя. Мы идём осмотреться и доложить, а не воевать. А где ваши сапоги? Мне пришлось их снять. Они мне были не по размеру. Наденьте их! Мы можем ввязаться в бой. И если вам суждено быть убитым, умрите одетым надлежащим образом. Здесь мы меняем направление и идём на 50 миль вперед. Затем останавливаемся, возвращаемся в лагерь прямо через пустыню. Это всё. Мне это напоминает путешествие капитана Кука. Да, только со специальными летними скидками. Не думаю я, что мы что-нибудь увидим. Макаронники засели по своим лагерям. Да и про арабов я читал, что они в основном ночью передвигаются. От солнца прячутся. Только мы додумались отправиться в разведку днем. Если бы не война, я знаю, что бы сделал сержант: он бы выставил наблюдательный пост и дал бы нам вздремнуть до тех пор, пока жара не ослабеет. Ох, даже и не знаю. Кстати, мне кажется, есть в этой пустыне что-то возвышенное в такие моменты. Нечто, что наводит на размышления о вечном и заставляет задуматься о важных вещах. Капрал, доставай хинин. У Коттрелла солнечный удар! Интересно, а Ливерпуль сильно изменился? Наверняка. Его столько раз бомбили! Добрый вечер, сэр! У вас заказан столик? Да. Колин Спенс. Но я не вижу Вашего имени в списке, сэр.

Но я звонил вам в пятницу. Простите, сэр. Боюсь, здесь какая-то ошибка. Что еще за ошибка? Вы обещали мне хороший столик на двоих! Может быть, Вы нам что-нибудь подыщите? Конечно, мадам! Сюда, пожалуйста! Это лучшее, что у Вас есть? Единственный свободный столик, сэр. Но мы же отсюда ничего не увидим! Мне очень жаль, мадам. Но у нас сегодня аншлаг. Но они же обещали тебе хороший столик! Почему же они нас посадили сюда? Это единственный свободный столик. Так, так. И что это вы тут прячетесь? Здравствуйте! Какая встреча! Вы же отсюда ничего не увидите! Я заказал столик, но произошла какая-то ошибка. Нонсенс! Они тут никогда не ошибаются! Надо было устроить скандал. Колин ненавидит скандалы. Я тоже их не очень-то люблю. Но с ними иначе нельзя. Они так и норовят извлечь пользу для себя из каждого посетителя. А у меня сегодня день рождения. День рождения? Это главная причина, почему вы ни в коем случае не должны сидеть в этом углу. Метрдотель! Я хочу видеть метрдотеля. Немедленно! Тем более, вы так прекрасны сегодня!

О! Аккуратнее! Простите, сэр! Послушайте! Почему Вы сказали моим друзьям, что у вас нет для них хорошего столика? Но, мистер Бенедикт, у нас нет больше ни одного свободного места. Тогда поставьте еще два стула к моему столику. Они мои гости. Как скажете, сэр. Мы не хотели бы тебе мешать. А вы и не помешаете, мой мальчик. Конечно, нет! Вы, наоборот, меня даже спасёте от скучного вечера наедине с моим издателем. Вы тут, конечно, всех знаете. Присаживайтесь здесь, дорогая! А ты тут садись, приятель. Я не хочу, чтобы ты пропустил шоу. Оно просто отличное! Прошу прощения, Мэй! Конечно, сэр! Вы позволите? Как далеко мы уехали со времени нашей последней остановки? Около пятидесяти миль. Машины буксовали в песке и сбивались с пути. Пора сделать привал и подкрепиться. И что предложите, сержант? Всё только самое лучшее, мой мальчик: печенье, мясные консервы и чай. Надеюсь, чай будет горячим? Нет ничего лучшего в жару, чем очень горячий чай. Я не сомневаюсь. Только дым от костра может выдать наше местонахождение. Выставь караул на том холме, капрал! Думаю, я сам туда пойду. Вот это парень! Хороший офицер всегда должен делать чуть больше своих солдат. А мы тут, пожалуй, немного вздремнём. Пилчер, Саймс? Коттрелл. Помогите мне с пулемётом Льюиса! Сержант! Передатчик не работает! Похоже, сломался, когда мы спускались с большого холма, когда вышли из лагеря. Сможешь починить? Нет, сэр. Ну, что ж, я ходил в разведку с работающей рацией. Надеюсь, смогу справиться и с неработающей Спасибо, сэр! Сержант Келли! Сержант Келли! Прячемся, ребята Врассыпную! Быстрее! Не будьте для них неподвижной мишенью! Вон сержант бежит! Что случилось? Мотор заглох. Это я и сам вижу. Целься по пилотам, Пилчер! Коттрелл, берешь на себя пулемётчика. Это итальяшки! Лучше бросить её тут, ребята! Лучше перейдем на другую сторону! Ты попал! Господи! Вниз! Вниз! Господи, помоги. Что же творится! Нам лучше спуститься и посмотреть, чем мы можем помочь. А самолеты? Не думаю, что они вернутся. По крайней мере, пока не заправятся. Прости, дружище! Всё нормально. Восемь человек из 1 4 погибли. Вы сбили хоть одного? Нет, просто подпалили слегка.

Наверное, мне не стоило пытаться заводить эту чертову машину. Я даже не ожидал, что итальяшки окажутся такими умными. Но ты сбил один из их самолетов, капрал! Отличная работа! Да, но, если бы он его не сбил, он не рухнул бы на одну из наших машин, и никто бы не погиб. Тебе лучше туда не ходить! А я-то всякого насмотрелся. Всё, парень. Отправляйся в машину! Здесь дыра в бензобаке. Я её заделаю. Но неизвестно, сколько бензина у нас осталось В любом случае, будем ехать, пока он не закончится. Наша добрая пушка разбита, сержант. Разбита? Должно быть, в неё попали с самолёта.

Осталось отрезать насос и использовать его, как свисток. Значит, у нас остались только винтовки. И пулемёт Льюиса. Действительно, ты прав! И я хочу вам приказать брать его из машины при необходимости безо всякого приказа.

У нас только три комплекта боеприпасов. Остальные были в той машине. У нас и тут есть боеприпасы масса гранат. А еще у нас остался провиант, который лежит в наших рюкзаках. Мы прорвёмся! Итак, ребята, я полагаю, сегодня до лагеря мы не доберемся. Но чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше. Эти итальяшки скоро вернутся. И в этот раз они выполнят задание. Саймс, ты сядешь за руль.

Может быть, нам стоит похоронить этих бедолаг? Не волнуйся, им уже всё равно. Какая ужасная смерть. Я даже рад, что никто из них не выжил. Может случиться, им повезло даже больше, чем нам. Прости, я опоздал. Господи! Когда ты это сделал? Сегодня. Кажется, мне идёт. Что скажешь? Но я и подумать не могла, что ты собираешься это сделать! Я и не собирался. До вчерашнего дня. Я и не собирался. До вчерашнего дня. Говорят, в армии я либо сброшу вес, либо еще наберу. Я забыл, что именно. Но я надеюсь, это пойдет мне на пользу. Армейские ботинки. Ты будешь просить должность? Боюсь, мне сначала придётся многое для этого сделать. Но ты же даже не особенно говорил о войне. Я никогда не ассоциировала её с тобой. Это Данкёрк тебя уговорил? Или Роттердам? Нет, не совсем. Как думаешь, они собираются нас захватить? Я понятия не имею, что они собираются делать. И я не знаю, как объяснить это. На самом деле, я даже не знаю, понимаю ли это я сам. Но, видишь ли, я знал в Париже одного официанта. Он работал в маленьком кафе на левом берегу Сены под названием "Голубая обезьяна". Однажды я просидел там всю ночь. Я пытался писать весь день, но не выжал из себя ни строчки. Мне было не до еды. Но Джо-Малыш, как я его всегда называл я даже не знаю его настоящего имени. Наверное, Пьер. Ну, ты же знаешь, как трепетно французы относятся к еде. Он меня всё время спрашивал, понравилось мне его блюдо или нет. А я просто бормотал: "Ммм-хммм".

Я совсем не слушал, что он говорит. Мысленно я был в 1000 миль оттуда. И вдруг он так разозлился. Я думал, он меня просто вышвырнет из кафе.

Помнишь, что делают парижские таксисты, если дать им мало чаевых? Вот, и он вёл себя примерно так же. Только не из-за денег. Он кричал, что я глупый идиот, который ничего не понимает в кулинарии и в хорошей еде. Хотя, это совсем неважно. Нет, это важно. Продолжай! Ну, если вкратце, я извинился и объяснил ему, почему не мог думать о еде. И вскоре он успокоился. После того случая я начал ходить туда почти каждый день. Могу тебе сказать, Джо был настоящей личностью. Я ему всегда говорил, что он поэт, только использует шерри вместо рифм. И француз до мозга костей. Ну, знаешь свобода, равенство и братство. Это очень многое для него значило, хотя он мало говорил о чем-то, кроме супа и трюфелей. Вчера я видел Джо. Здесь? В кинохронике. Он просто мелькнул в толпе французов. Их гнали куда-то немецкие солдаты. И каким-то образом Джо вдруг посмотрел прямо на меня. Ему и говорить ничего не надо было. Всё было у него в глазах, вся его история. И теперь я никак не могу перестать о нём думать. Сегодня утром я пошел и посмотрел тот фильм еще раз. И. вдруг я понял, что больше не могу сидеть тут. Если я продолжу в том же духе, я больше никогда не смогу есть его суп. Я же говорил тебе, это очень сложно. Я тебя очень хорошо поняла, Колин. Что-нибудь видел? Вообще ничего. Немного жутковато, не правда ли? Всё из-за этой тишины. Как бы ты отреагировал, если бы я тебе сказал, что мы заблудились? Заблудились? Да, сэр. Заблудились в этой истекающей кровью пустыне. Ни единого ориентира, ни одного знака. А компас есть? Нет. Иголка сломалась. Я не говорил остальным, но последняя бомба слишком сильно нас тряхнула. Всё хуже, чем я думал. У нас в бензобаке осталось три галлона топлива. Ты знаешь, что это значит. Нам придется идти пешком. Совершенно верно. Как насчет Кессити? Он поедет, пока не кончится бензин. Единственное, что мы можем сделать наблюдать за Полярной звездой, двигаться на северо-восток и надеяться, что нас подберёт один из наших самолётов. Или на то, что нас хватятся в штабе и вышлют поисковый отряд. Может, разбудить их, сержант? Погоди минуту. Знаешь, если что-то случится со мной, командование бери на себя. Но с вами будет всё хорошо, сержант! Как же может быть иначе? Конечно, так и будет. Если я сам постараюсь. Тем не менее, если я погибну, тебе вести ребят в лагерь. А это непросто. Но я не лидер. У меня нет ни малейшего опыта командования другими людьми. Я не могу брать на себя ответственность за их жизни. Я могу исполнять приказы. Но я не могу приказывать. Я простой гражданский с парой шевронов на рукавах. А ты никогда не думал, что большинство из нас такие же? Но Вы-то другой! Вы служите в армии всю свою жизнь! И Вам нами командовать, всеми нами. Люди равняются на Вас и уважают Вас. Они знают, вы профессионал в военном деле. Я не могу даже подумать о том, чтобы занять Ваше место. А, ерунда! Я долго за тобой наблюдал, парень! И ты совсем неплохо справляешься для гражданского. Ты просто следуй основным принципам воинского дела. А я уж постараюсь увернуться от пули. И мы удачно доберемся до лагеря. Всё, ребята! Пора вставать! Пришло время для утренней зарядки! Бензин кончился, сержант. Дальше она не поедет. На этом наша история, как механизированного отряда, закончена. Теперь это просто груда железа. Может быть, нам стоит её взорвать, чтобы она не попала в руки к итальяшкам, сержант? Нет, мы просто вытащим оттуда карбюратор и трамблёр. Больше макаронникам вряд ли что-то может понадобиться. А мы эти запчасти унесем. Может, после будет выслан отряд, который заберет машину. И сколько нам нужно будет пройти, сержант? Сложно сказать. Может 60 миль, а может и все 80. Но неважно, парни! Мы справимся! Самолёт! Летит совсем низко над землёй! Кажется, это один из наших. Точно! Это наш самолёт! Снимайте куртки, ребята! Размахивайте! Может быть, он просто на базу возвращается. Тогда он может нас не заметить. Эй! Был бы у нас сигнальный пистолет, мы могли бы передать ему сообщение морзянкой. Неважно. Он сообщит о том, где мы находимся! Гордишься своей царапиной, да? Не терпится её всему миру показать? Чтобы не оставаться в этом аду, я бы и на живот привязал тряпку и размахивал бы ею! Милостивые небеса. А этот пилот джентльмен. И шоколад! От шоколада только пить захочется. Ну, не хочешь не ешь! А это что? "Если будете перемещаться, идите на северо-восток и опасайтесь вражеских бронемашин. Они где-то в шести милях от вас в этом направлении. Похоже, нам ничего другого не остаётся, как ждать, пока нас спасут. Что толку плакать по скисшему молоку? Единственное, что мы можем сделать, это продвигаться потихоньку на северо-восток, как посоветовал пилот. В конце концов, если спасательный отряд выслан, он ищет нас как раз в том направлении. Не обращая внимания на вражеские бронемашины? Нет. Но, если нам повезет, мы пройдем мимо них ночью. Конечно, если мы не хотим к ним подкрасться незаметно и устроить им маленький сюрприз. В одной машине не должно быть больше шести человек.

И нас шестеро. Всё по-честному! Кстати, если у нас всё получится, мы сможем дальше поехать на машине.

Ну, что я тебе говорил, капрал? Ты становишься настоящим военным! Осваивайся в армии. И слушай меня, конечно! Никто не знает, чем это всё закончится в итоге. Вот так-то. Давайте закопаем здесь всё, что нам не понадобится. Закройте машину сеткой, и уходим. Приготовьте штыки! Внимание! Отсюда будем передвигаться ползком. Прямо, как мы прошлой ночью. Возможно. Наши часовые бы этого не стали делать, капрал. Посмотри на придурков. Похоже, это итальяшки Вот, посмотри, что значит плохая дисциплина. И запомни. Мы могли бы их отсюда пострелять, разве нет? В темноте и с такого расстояния? В лучшем случае, мы бы задели одного, а остальные тут же попрыгали бы в машину. У нас нет ни единого шанса. Нет, мы сделаем им сюрприз Мы подползём к ним без единого звука. Капрал, ты и Кессити берете на себя часовых. У вас нет права на ошибку. Есть, сержант! А мы пройдем за тем невысоким холмом и подойдём к ним с тыла. Сверим часы. Сейчас одиннадцать ровно. Вы должны оказаться там раньше нас. Так что, ждите крика или выстрела, и только тогда кончайте их. А что, если они нас первыми заметят? Открывайте огонь. Где бы мы ни были, мы подбежим и расстреляем их. Всё понятно, ребята? Твой тот, что справа, с бородой. Боже, ну и башка! По такой точно не промахнёшься. Что за черт? Давайте, покажем им! Нам лучше спуститься. Вдруг мы нужны сержанту. Что случилось? У Саймса предохранитель слетел. Он поскользнулся и дал очередь. А нам еще далеко было ползти, поэтому пришлось стрелять. Пленные есть? Нет. Они все вскочили и начали отстреливаться. Надо отдать им должное. Наши целы? Бедный старина Саймс! Граната. Где сержант? Он наверху с Коттреллом. Вам лучше самим посмотреть. А я пойду и заберу у Саймса его солдатскую книжку, личный номер и всё остальное. Куда вас ранило, сержант? В живот. Ты убрал постовых? С этого момента ты командир, капрал. И у тебя нет другого выхода. Нет смысла это отрицать. Не забудь, чему я тебя учил. Будь с ними жестким. И следи за запасами воды. Кстати, сколько её у нас осталось? Меньше фляги на всех. И помни вот о чем. Даже если они совсем устанут, знай, скоро откроется второе дыхание. Отсюда надо скорее уходить. Стрельба была слышна за много миль. Но Вы же сейчас не можете двигаться. Тогда вы пойдете без меня.

Оставьте меня. Мы этого не сделаем! Капрал Спенс, я всё еще командую этим отрядом. И я тебе приказываю. Простите, сержант, но мы не можем так поступить. Это неподчине. Всё, приятель. Если вы не хотите без меня уходить, я попытаюсь пойти с вами. Но Вам же совсем плохо, сержант. А овраг хорошее прикрытие. Он прикрывает со всех сторон. Лучшим решением для нас сейчас будет оставаться здесь до тех пор, пока не подоспеет помощь. Может быть, ты и прав. Дай ребятам чего-нибудь поесть Они это заслужили. Вам что-нибудь принести? Я есть не буду. И флягу с водой забери! Нет ничего хуже для человека с таким ранением, как у меня, чем пить воду. Просто положи мою винтовку рядом со мной. Я буду на неё опираться, когда мы пойдем дальше. Я просто хочу её немного почистить, пока мы тут. А это еще зачем, капрал? А это еще зачем, капрал? Нехватка патронов? Глотните бренди. Первый раз в жизни я отказался от бренди. Мой личный рекорд. Иди же, и посмотри, как там ребята. Очень плохо. Боюсь, он не может двигаться. Может быть, нам поискать что-то, из чего можно сделать носилки? Это очень трудно, тащить человека на носилках. Я однажды помогал в медпункте. Там, конечно, безопасно, но я был рад оттуда слинять. Я прослушал, что вы тут про сержанта говорили? Хотите знать моё мнение? Да, говори. Мы на войне. А война, как это всем известно, жестока. В такое время мы не можем думать об отдельном человеке, мы должны заботиться о безопасности большинства. Другими словами, важнее всего выжить. И я считаю. Погоди минуту, к чему это ты ведешь? Ну, я знаю, это звучит жестоко, но лучше бы нам оставить раненого здесь. Но вы же понимаете, что обстоятельства заставляют нас это сделать? Если мы пойдем без него, мы будем двигаться быстрее. Мы можем даже наткнуться на один из наших патрулей. А потом мы кого-нибудь за ним отправим. Еще одно слово в том же духе, и я разнесу тебе башку! Как он это сделал? Я же разрядил винтовку перед уходом! "Капрал Спенс, я всегда ношу запасной патрон в кармане. У дачи вам, и храни вас Господь!" Могу поспорить, он смеялся про себя, когда это писал! Он всегда любил подшутить над кем-нибудь. Вот, почему он отказался от пищи и воды. Он оставил это нам. Он был настоящим солдатом. Таких, как он, мало осталось. Немного жесткий и упрямый, но. клянусь, он умер, как настоящий мужчина! Нам будет его не хватать. Нам лучше похоронить его рядом с Саймсом и убираться отсюда. Послушай, мы уже устали идти, мы не можем. Это лучше, чем попасть в плен или умереть от жажды. Ружьё нести уже тяжело. Почему бы нам не остановиться и не передохнуть? Потому что нам надо закончить этот переход как можно быстрее, пока нас еще четверо. Даже, если это нас убьёт, понятно? Святые небеса, капрал! На минуту мне показалось, что это говорит сам сержант! Это последняя, капрал? Прости, капрал! Смотрите! Следы колес. Это значит, что лагерь уже близко. Скорее, мы недалеко от итальяшек. Я не думаю, что это проехал один из наших грузовиков. Если там итальяшки, мы можем сдаться. Это лучше, чем умереть здесь! Сдаться, говоришь? Я и не знал, что во мне еще так много сил. За это можно пойти под трибунал, ты знаешь? Прости, капрал. Неужели мне следовало сначала спросить у тебя разрешения? У меня уже давно руки чесались. Сдаться! Ты же не отдашь Кессити под трибунал, капрал? Нет. Я же ничего не видел. Коттрелл, когда мы вернёмся, ни слова об этом! И я ничего не видел, договорились? Но больше чтобы никаких споров и драк между нами. Мы не можем себе этого позволить. Давай, Коттрелл. Вставай! Ты не ранен. И чтобы я больше не слышал разговоров о том, чтобы сдаться! Простите, я не это имел в виду. Я просто немного брежу. Хорошо. Идём дальше. И держи язык за зубами! Давай наперегонки до плота? Мне тут не совсем комфортно. Почему? Ты не любишь воду? О, я её обожаю! Но я должна быть на работе! Сегодня слишком жарко, чтобы работать! Кстати, это мой первый приказ тебе. Ты обещала мне подчиняться! Я разорвала контракт, чтобы быть с тобой. И ты это знаешь. Он знает, что ты не приедешь? Ну, я отправила ему записку. А тебе нравится Том? Даже и не знаю. Я никогда об этом не задумывался. А тебе? О, он очень умный и забавный. Я думаю, для женщин он очень привлекателен. О, да! Многие от него без ума. Он такой как бы это сказать энергичный. Скорее уж, агрессивный. Иногда даже слишком. Но он кажется человеком, знающим, что он хочет от жизни и как это получить. Знаешь, это так забавно. Когда мы с тобой наедине, мы почти всегда говорим о Томе. А когда я Томом, мы всегда говорим о тебе. Просто мы очень ревнуем тебя друг к другу. Знаешь, реки в Канаде намного больше, чем здесь. Кругом деревья и холмы. Тебе бы там понравилось. Я в этом уверена! А ты никогда не хотела поехать в Канаду? Навсегда? Честно говоря, никогда. Это удивительная страна. Особенно она подходит для писателей и музыкантов. Кстати, как продвигаются дела с твоим рассказом? Боюсь, это было похоже на фальстарт на скачках. Кого тебе сложнее описывать в своих книгах: мужчин или женщин? Даже не знаю. Если в книге основной персонаж женщина, я не думаю, что она сильно отличается от персонажа мужчины. Я не делаю её другой с точки зрения психологии. Я просто представляю себе, как бы я себя повел, если бы был женщиной, в тех или иных обстоятельствах. При этом я наделяю её собственным мнением и личностными особенностями. Понятно. Наверное, это неправильный подход. Это вовсе не неправильный подход! Ты же написал столько замечательных книг! Но я не думаю, что это тебе очень помогает в реальной жизни. Полагаешь? К сожалению, женщины сильно отличаются от мужчин!

Они по-другому говорят. Они по-другому себя ведут. Например, если женщина влюблена, она ничего не может с этим поделать до тех пор, пока мужчина первым не откроет своё сердце. О, конечно, она может намекать ему и подталкивать его к этому. Но инициатива должна исходить от него. И это только один пример. Я тебе могла бы массу таких перечислить. Ты как думаешь? Возможно, в этом моя проблема. Я давал моим персонажам неправильную точку зрения. А может быть, они боялись слишком многого? Чего именно они боялись? Я не знаю. Ты когда-нибудь знала человека, который боится открыть телеграмму или взглянуть на счет от портного или пригласить девушку на танец? А вдруг её уже кто-то пригласил? Или такого, кто ходит часами возле дома, не решаясь нажать кнопку звонка? Или боится просто жить активной, полноценной жизнью, потому что это может понравиться? Если ты таких людей встречала, ты поймешь, о ком я пишу книгу. Еще поплаваем? Я подумал, это мираж. Но нет, он не исчезает! Вода! Мы спасены! Не вылезать! Там может быть засада! Но там вода! Нам нужна вода! Я не вижу никакого движения!

И никаких мундиров тоже. Это еще ни о чем не говорит. Нам надо быть уверенными. Но жара слишком сильная, чтобы оставаться здесь. Мы просто сойдем с ума! Солнце сядет через пару часов. Мы можем подождать.

Ты так говоришь, потому что это тебя не волнует. Тебя вообще ничто не волнует! Ты вообще не знаешь, что это такое! Возможно, у меня не такая тонкая душевная организация, как у тебя, мистер Коттрелл, но мне так же жарко и так же хочется пить, как и тебе. И тем не менее, я поддерживаю капрала. Вон там какой-то овражек. В нём есть немного тени. Нам не обязательно жариться. Идем туда. Пригнитесь все! А как только стемнеет, мы пропустим по стаканчику, да, капрал? Он что, думает, там есть паб? О, как бы я хотел, чтобы он там был! Как думаешь, на этих пальмах есть финики? Какие финики? Сейчас весна, идиот! Весна? Если тут весна такая, какое же лето будет? Что это? Непонятно. На наш самолет не похож. Истребитель? Нет, он достаточно большой. А что здесь делать бомбардировщику? Может, ищет кого? Он снижается! Может нам выстрелить пару раз, чтобы привлечь внимание? Это немцы! Немцы? Пять, шесть. Транспортный самолет. Юнкерс, и такой большой. Похоже, они прилетели занять это место. И у них это отлично получается. Но зачем? Что им здесь надо? Вода. Они всегда берут источники воды под свой контроль. Вот теперь мы покойники! Мы все умрём от жажды! И ради чего? За эту пустыню! Я же вам говорил, это было безумием! Но не так уж всё плохо. У нас еще есть банка ананасов в сумке с гранатами. Ананасы? Ты скотина!

Ты скотина! Ты подлая скотина! Ты прятал их от нас, пока мы умирали от жажды! Следи за языком! Ты на службе! Я хранил их для сегодняшнего вечера. Вот так намного лучше. Подумать только, я тащил этот рюкзак столько миль и даже не додумался в него заглянуть! Коттрелл, ты тоже его нёс, пока капрал тебя не сменил. Если бы вы знали, где ананасы, вы бы прикончили их намного раньше, чем почувствовали бы настоящую жажду. Что же нам теперь делать? Я не знаю. Хотя, есть у меня одна идея. Но мне нужно немного времени, чтобы всё обдумать. Ну, и что ты собираешься сделать? Остаться здесь и умереть от жажды? Пойти в атаку и убить, сколько сможешь, прежде чем пристрелят тебя? Или ты собираешься сдаться? Думаю, что сейчас уже в этом нет ничего постыдного. В конце концов, ты снова сможешь поесть и попить и посидеть в тени. Коттрелл прав, всё это задание безумие. Если бы сержант был здесь, могу поспорить, что он. Сержант. Он же сказал, что это моё задание, отвести ребят обратно в лагерь. Остался только вопрос, как. Может быть. если я буду о нём долго и усиленно думать я смогу найти ответ на этот вопрос. Думать о Келли. Думать о Келли. Думать. Думать о Валентин. Валентин. Похоже, нам пора прощаться. Да, и, правда, пора. Так странно понимать, что я долго тебя не увижу и не услышу. Но ничто не может нам помешать писать друг другу. Нет. Конечно, нет. Поторопись, приятель! Ты только не уходи, пока платформа не опустеет! Хорошо, я подожду здесь. Мне сегодня звонил Том Бенедикт и сказал, что тоже придет сюда. Он будет очень расстроен, что не успел попрощаться с тобой. Да, будет обидно, действительно. Ты в последнее время часто встречаешься с Томом. О, да. Достаточно часто. Наверное, это так здорово, выйти замуж за такого мужчину, как он. Он всегда полон идей. Ну, да. Наверное. Колин!Вэл! Привет-привет! Из-за этих проклятых немцев я чуть не опоздал! Возьми! Если она тебе не понравится, можешь выбросить её за борт! Спасибо. Что ж, кажется, мне уже пора. Пока, Том! Пока, старик! Надеюсь, ты не обидишься, если я скажу, что ты неправильно поступаешь, уходя на войну простым солдатом, хотя мог бы сразу получить звание. Но я так решил. И нечего стыдиться. Еще масса парней решили так же, как и ты. Но мне кажется, что спокойнее и почетнее провести эту войну в штабе, а не на передовой. До встречи. Дай-ка мне твою флягу! Что это ты задумал? Спуститься вниз и набрать воды. Я пойду с тобой. Нет, в одиночку у меня больше шансов. Послушай, капрал, не стоит тебе ходить. У нас еще есть капелька бренди. Обойдемся мы без воды. Тогда вы не расстроитесь, если у меня ничего не получится. Нам нужен пароль и отзыв на случай, если я вернусь. Как насчет: "сержант Келли"? Пароль "Сержант", Отзыв "Келли". И что я здесь делаю в одиночестве? Они дали мне шанс поменять решение.

Почему я не сделал этого? Потому что они станут меня уважать после этого? Голос Келли: " Потому что ты знаешь, что так бы поступил я на твоём месте." Ты знаешь, если ты не пойдешь, не будет мне успокоения в могиле. Да нет, вовсе не из-за этого.

Я хотел доказать, что Том Бенедикт был не прав, когда он сказал, что войну нужно пересидеть в штабе. Голос Келли: " Отлично, парень! Это твой собственный выбор!" Осторожнее, мальчик мой. Ты же не хочешь всё испортить, напоровшись на немецкого часового? Ты же не боишься шакалов? Или..? Это безумие. Наверное, надо было еще поспать, пока есть время. Я всегда могу сказать, что оазис слишком хорошо охраняется. Пора убираться отсюда. Без паники! Конечно, ты напуган. Я не знаю ни одного солдата, который бы не испугался при таких обстоятельствах. Но продолжай идти! Гони страх прочь, парень! Но я не герой! И не лидер.

Я же Вам говорил. Всё зависит от того, что ты называешь словом лидер. Лидер это не просто человек, который смотрит вперед и ведет всех за собой. Это тот, кому ты можешь доверять, кто лучше знает, как спасти твою жизнь. Докажи Кессити и Пилчеру, что ты именно такой человек! Минутку, парень! Ты почти на месте. Может быть тебе лучше встать? Так ты быстрее всё сделаешь. Наверное, так безопаснее. Если они увидят, что я ползу, они сразу поймут, что я враг. Если я буду идти прямо, они могут принять меня за одного из своих.

Патроны. Теперь за водой. Она должна быть где-то здесь. Но где именно? Голос Келли: " Здесь тебе помогут гранаты Миллза. Сорви чеку и кидай прямо в них. Это же низко, убить врагов, пока они спят! Если они проснутся, они сами тебя прикончат. Первую бросай как можно дальше. Первую бросай как можно дальше. Затем немного отбеги по кустам и бросай вторую. В замешательстве, они даже не поймут, куда бежать и в кого стрелять. И ты сможешь спрятаться. Лучше я сначала наполню фляги. Слишком поздно, парень. Лучше убирайся отсюда. Они могут прийти сюда в любой момент. Хамсин! Хамсин? Это по-арабски. А, понял, они думают, что приближается песчаная буря. Dummkорf! Шакал. А я думал, они в меня стреляют. "Сержант"! "Келли"! С тобой всё в порядке? Что случилось? Они в тебя попали? Ты не ранен? Я так понимаю, у нас есть только три вещи, которые мы можем сделать. Остаться здесь, что не очень хорошо, потому что вода и еда скоро закончатся. Попытаться воспользоваться этой бурей и пройти мимо немцев и, может быть, встретить наш патруль, что маловероятно. Или мы можем делать то, зачем и приехали в Ливию воевать. Воевать? Да. Мы можем их атаковать. Они не знают, что мы здесь. В такую бурю, если мы введем их в замешательство, у нас будет неплохой шанс. Но мой дорогой друг, зачем нам это надо? Чего именно мы добьемся, атаковав Юнкерс полный немцев? Неужели от этого ход войны изменится? Может, и нет. Я не знаю. Но мне кажется, если каждый из нас начнет сражаться, неважно, где или насколько это бессмысленным нам кажется в данный момент, накопительный эффект может привести к нашей победе в этой войне! Понятно? Думаю, у нас нет выбора. Мы солдаты, а они наши враги. Кессити? Всё, как прикажете. Конечно, я как все. Отлично! Пошли! Нам надо сразу захватить самолет, чтобы они не улетели. Кессити, вы с Коттрелом займетесь этим! А мы с Пилчером обойдем их справа и проберемся к пулемету. Расстояние не больше 60 ярдов. Ты не промахнёшься. Сначала по немцам, потом по передней части фюзеляжа. Начинай стрелять ровно через пять минут, если до этого не взорвется граната. Капрал! Капрал! Оставайся тут, пока я не вернусь! Кессити! Кессити! А я знаю это дерево. Это палисандр Таких много в Каире. Это и есть Каир. Как самочувствие? Намного лучше, спасибо. Это хорошо. Померяем температуру. И давно я здесь? Осторожно. Не раскусите его. И что там? Боже, какой Вы любопытный. Могу поспорить, со мной не всё в порядке. Вы быстро выздоравливаете. Привет, капрал! Привет, Коттрелл! Потише, прошу Вас! Я буквально на минутку. Что там произошло? Кажется, когда я бросил ту гранату, она попала в оружейный отсек и самолет взорвался. А мы как оттуда выбрались? За нами всё-таки выслали патруль. К счастью, они увидели дым и пошли на разведку. А Кессити и Пилчер? Кессити застрелили немцы. Он даже не успел понять, что с ним случилось. А Пилчер лежит дальше по коридору. О, кстати, он тебя поздравляет. И я тоже. С чем это? С медалью "За безупречную службу", конечно! Что за бред? Никто еще не получал такую медаль за спасение собственной шкуры. Ну, не знаю. Совсем неплохо быть героем с красно-голубой ленточкой на груди. Откуда они узнали? Я написал рапорт. И там подробно описал все твои действия. А еще они нашли тела, и рацию, и взорванный самолет. И конечно, я там написал, что имею ко всему этому самое скромное отношение. Но командующий настоял и на моем представлении к медали. Поздравляю. Ну, что ж, в конце концов, у нас с тобой установились неплохие отношения. О, а еще про нас вышла большая статья в Египетской газете. И лондонские газеты про нас написали, наверное. Там, на улице, военный корреспондент, он хочет услышать от тебя самого всю историю. Избавься от него!

Ну, ты что? Неужели ты не поговоришь с ним? Он и правда очень хочет с тобой пообщаться. Ну, хорошо, веди его, я сам с ним разберусь. Вам телеграмма. Только что прислали. Спасибо.

Телеграмма: " Поздравляю! Скорейшего выздоровления! Валентин." Вот сюда, сэр. Спасибо, старина! Так-так! Я смотрю, ты уже в норме, приятель! Привет, Том! Как ты? Хорошо. Так, так. Ты герой! Не могу в это поверить. Я был в Александрии, когда пришло сообщение о тебе. И я сразу приехал сюда. Слушай, ты хотел узнать мою историю, не так ли? А ты как думал? Тогда сначала сделай для меня кое-что. Я хочу отправить телеграмму. Это для Валентин. Ты знаешь её адрес?

Напиши: "Спасибо. Выходи за меня замуж! Скоро пришлю кольцо. Люблю. Колин". О, что это? Это шутка такая? Надеюсь, она это так не воспримет. Ну, мне кажется, я не могу отправить эту телеграмму. Но кто-нибудь еще может.

Например, медсестра. Нет, это займет несколько дней. Так не пойдет Ты корреспондент. У тебя приоритетное право. Пошли её вместе со своей почтой. И скажи, куда доставить. Ой, боюсь, ты не знаешь, какая у нас цензура! А мне всё равно. Если уж они сделали из меня псевдо-героя, я имею право немного нарушить запреты. Ты знаешь, я уже больше не тот Колин Спенс, которого ты знал в Лондоне. Я совсем другой человек. И очень хороший. Я должен был пройти весь этот путь для того, чтобы встретить бравого сержанта по фамилии Келли, который был рожден в бедной семье и вырос в армии, и для того, чтобы быть достойным такой женщины, как Валентин. Он погиб. Но успел меня кое-чему научить. Если я люблю Валентин, я должен сражаться за неё, не жалея собственной жизни. И это совсем неплохо для мужчины, правда, Бенедикт? А для целой нации это нормально? Сражаться? Ты бредишь. Это неважно. Иди и отправь мою телеграмму. Я тебя убью, если ты этого не сделаешь! Мне пришлось убивать, ты знаешь. Тех, кто мог убить меня. Ты думаешь, я шучу, но ты уже не уверен в этом, да? Так я развею твои сомнения. Я не шучу. Вон он! Колин! Колин! Колин, дорогой, ты самый лучший! Осторожнее! Не перестарайся, капрал! Ой, прошу прощения лейтенант! Теперь я здесь приказы отдаю. Конечно, любимый!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Он сможет принять и понять правду.

И ближе к сроку, просто узнаёшь, получил ты или нет. >>>