Христианство в Армении

Без тебя у меня ничего не получится.

Переведено на сайте www.notabenoid.com http://notabenoid.com/book/16214/53197 Переводчики: properl, bowler69, Kebab_seller, Skaarj, Alex_ander, Betelgeuse_990, veste K1T, anonym, PoCCoMaXa, Cougar, Alisa_Che ksr19, paltan, andrews, margery, Nirson, Stealth, Kolikono Банковские потери: $100 миллиардов. Исландия стабильное демократическое государство с высоким уровнем жизни и до последнего времени с чрезвычайно низкими уровнем безработицы и государственного долга. У нас была полная инфраструктура современного общества: экологически чистые источники энергии, пищевое производство, рыболовство, регулируемое системой квот. Хорошее здравоохранение и хорошее образование, чистый воздух, невысокий уровень преступности. Это хорошее место для семейной жизни. Мы почти достигли статуса "конец истории". Но в 2000 исландское правительство начало широкомасштабную политику дерегулирования, которая имела катастрофические последствия сначала для окружающей среды, а затем и для экономики.

Они начали с того, что позволили транснациональным корпорациям, таким как Алькова, строить гигантские заводы по выплавке алюминия и эксплуатировать исландские природные геотермальные и гидроэнергетические ресурсы. Во многих красивейших горных районах с захватывающими дух видами есть геотермальные источники. Ничто не происходит без последствий. В то же самое время государство приватизировало три крупнейших исландских банка. Результатом был самый бескомпромиссный эксперимент в области финансовой дерегуляции, когда-либо проводившийся. Финансы взяли верх и, так или иначе, всё здесь разрушили. В течение 5 лет эти три маленьких банка, которые никогда не действовали за пределами Исландии, заняли $120 миллиардов, что в 10 раз превышает объем экономики Исландии. Банкиры поливали деньгами самих себя, друг друга и своих друзей. Это был огромный мыльный пузырь. Цены на акции выросли в девять раз, а цены на недвижимость более чем удвоились. Исландский финансовый пузырь способствовал подъему таких людей, как Ян Оскар Йоханессон. Он занял у банков миллиарды для скупки элитных сетей розничной торговли в Лондоне. Также он приобрел персональный самолёт, яхту стоимостью $40 миллионов и пентхаус в Манхэттене. В газетах постоянно появлялись заголовки: такой-то миллионер купил такую-то компанию в Британии, Финляндии, Франции или где-нибудь ещё. Вместо того, чтобы сказать: "Этот миллионер взял взаймы миллиарды долларов, чтобы купить эту компанию, и он взял их в вашем местном банке". Банки учредили фонды денежного рынка, и банки же посоветовали вкладчикам снять деньги со счетов и вложить их в фонды денежного рынка. Финансовой пирамиде понадобилось все, что можно было забрать, как вам это? Американские аудиторские компании, такие как КПМГ, провели проверку Исландских банков и инвестиционных фирм и не нашли никаких недочётов. А американские рейтинговые агентства объявили, что в Исландии всё просто замечательно. В феврале 2007 рейтинговые агентства решили увеличить кредитный рейтинг банков Исландии до максимально возможного уровня ААА. Дошло до того, что члены правительства разъезжали с банкирами как "пиар-шоу". Когда в конце 2008 года исландская банковская система рухнула, уровень безработицы за полгода утроился. В Исландии нет человека, которого бы это не затронуло. Многие люди в стране потеряли свои сбережения? Да, именно так. Государствeнные регуляторы, которые должны были защищать граждан Исландии, бездействовали. Представьте себе двух юристов из регулирующего учреждения, которые приходят в банк, чтобы обсудить некоторые вопросы. Подходя к зданию банка, они видят 19 припаркованных внедорожников. Затем они заходят в банк и видят 19 юристов, сидящих напротив, отлично подготовленных, готовых уничтожить любой ваш довод, и если вы очень хорошо себя проявите, они предложат вам на них работать. Одна треть финансовых инспекторов Исландии перешла работать в банки. Но это ведь всеобщая проблема, в Нью-Йорке у вас та же самая проблема, верно? ИНСАЙДЕРСКАЯ РАБОТА Что вы можете сказать о сегодняшних доходах на Уолл Стрит? Непомерные. [Пол Волкер, бывший председатель правления Федеральной резервной системы] Я слышал, что МВФ чрезвычайно сложно критиковать Соединенные Штаты. Я бы так не сказал. [Доминик Стросс-Кан, директор-распорядитель Международного валютного фонда] Мы глубоко сожалеем о наших нарушениях закона Соединенных штатов.

Просто поразительно, какое количество кокаина эти дельцы с Уолл Стрит могут употребить, и затем, на следующий день, как ни в чем не бывало, отправиться на работу. Я не знал, что такое кредитный дефолтный своп. Я немного старомоден. [Джордж Сорос, инвестор миллиардер, филантроп] Ларри Саммерс когда-нибудь выражал раскаяние? Я не слышу признаний. [Берни Франк, председатель Комитета по финансам Сената США] Правительство только ставит галочки: это план А, это план Б и это план В. Вы бы поддержали введение контроля за выплатами премий и бонусов? Я бы не стал. [Дэвид Маккормик, заместитель министра финансов США в администрации Буша] Вас устраивают размеры заработных плат в сфере финансовых услуг? Если они это заработали, то да. Вы думаете они это заработали? Думаю, они это заработали. [Скотт Талботт, вице-президент Круглого стола по финансовым услугам] Таким образом, вы помогли этим людям буквально взорвать мир? Можно и так сказать. Они наживались в больших количествах за счет общественных потерь. [Эндрю Шенг, главный советник в Комиссии по регулированию банковской деятельности Китая] Когда начинаешь думать, что можешь получить что-то из ничего, устоять очень сложно. [Ли Сяньлун, Премьер-министр Сингапура] Я обеспокоена тем, что многие люди хотят вернуться к старым способам ведения дел, к тем способам, которыми они пользовались до кризиса.

[Кристина Лагард, Министр финансов Франции] Я получала большое количество анонимных писем от банкиров, в которых говорилось: "Вы не можете цитировать меня, но я очень обеспокоен".

[Джиллиан Тет, управляющий редактор Файнэншел таймс в США] Как вы думаете, почему не было проведено более серьезных систематических расследований? Потому что тогда найдут виновных. [Нуриэль Рубини профессор экономики Нью-Йоркского университета] Вы не думаете, что в Колумбийской школе бизнеса есть серьезная проблема конфликта интересов? Не вижу таких проблем.

[Глен Хаббард, главный экономический советник в администрации Буша, декан Колумбийской школы бизнеса ] [Элиот Спитцер, бывший губернатор штата Нью-Йорк, бывший генеральный прокурор штата Нью-Йорк] Регуляторы не выполняют своей работы, у них были возможности разобраться в каждом случае, с которым я имел дело будучи, генеральным прокурором, они просто не хотят делать это. В выходные дни Леман Бразерс, один из старейших и крупнейших инвестиционных банков, был вынужден объявить себя банкротом. Другой банк Мэрилл Линч сегодня был продан. Мировые финансовые рынки сегодня испытывают спад, следуя за драматическим развитием событий для двух гигантов Уолл Стрит. В сентябре 2008 банкротство американского инвестиционного банка Леман Бразерс и коллапс крупнейшей в мире страховой компании Эй-Ай-Джи спровоцировали мировой финансовый кризис. паника охватила рынки за одну ночь с падением азиатских фондовых рынков обваленных. Котировки обрушились, продемонстрировав сильнейшее падение в истории. Цены на акции продолжили падение вследствие коллапса Леман Бразерс. Результатом была глобальная рецессия, которая стоила миру десятки триллионов долларов, оставив 30 миллионов людей без работы и удвоив национальный долг США. Посмотрите на то, чего это стоило: на распределение богатств, на сбережения домохозяйств, на структуру доходов, на уровень занятости. 15 миллионов людей по всему миру снова оказались под угрозой остаться за чертой бедности. Это непомерно, непомерно дорогой кризис. Этот кризис не был случайностью. Он был вызван вышедшей из-под контроля индустрией. Начиная с 1980х годов подъём финансового сектора США приводил к серии всё более и более серьезных финансовых кризисов. Каждый новый кризис причинял ещё больше ущерба, в то время как сама финансовая индустрия получала всё больше и больше денег. Часть I: Как мы дошли до этого После Великой Депрессии Соединенные Штаты переживали 40 лет экономического роста без единого финансового кризиса. Финансовая индустрия жёстко регулировалась, большинство обыкновенных банков были местными предприятиями, и спекуляция сбережениями вкладчиков для них была запрещена. Инвестиционные банки, которые занимались торговлей акциями и облигациями, были маленькими частными товариществами. В традиционной партнерской модели инвестиционного банковского дела, партнеры вкладывали деньги и очевидно, что партнеры смотрели за этими деньгами очень внимательно.

Они хотели хорошо жить, но они не собирались ставить все свое состояние на что угодно. Пол Волкер служил в Министерстве финансов и был председателем Федеральной резервной системы с 1979 по 1987 годы. Перед тем как идти в правительство, он был финансовым экономистом в Чейз Манхеттен банк. Когда в 1969 я оставил Чейз, чтобы идти в Министерство финансов, думаю, мой доход был на уровне $45 тысяч в год.

В 1972 году у Морган Стэнли было примерно 110 человек персонала, один офис и $12 миллионов капитала. Сейчас у Морган Стенли 50 тысяч служащих, капитал в несколько миллиардов долларов и офисы по всему миру. В 80-х финансовая индустрия взорвалась. Инвестиционные банки стали публичными компаниями. Это дало им огромное количество денег от акционеров. Люди с Уолл Стрит начали обогащаться. У меня был знакомый в 1970 биржевой трейдер из Меррилл Линч. По ночам он подрабатывал проводником в метро, потому что у него было 3 детей, и он не мог прокормить их тем, что зарабатывал биржевой трейдер. К 1986 он делал миллионы долларов, и думал: это потому, что он очень умный. Высочайший долг бизнеса перед страной восстановить наше экономическое благосостояние. В 1981 президент Рональд Рейган выбрал министром финансов исполнительного директора банка Мэррилл Линч Дональда Ригана. Уолл Стрит и Президент хорошо понимают друг друга. Я говорил со многими лидерами Уолл Стрит, они тоже будут стоять за Президента на 100%. Администрация Рейгана, поддерживаемая экономистами и финансовыми лоббистами, начала 30 летний период финансового дерегулирования. В 1982 году администрация Рейгана ослабила регулирование сберегательных и кредитных компаний, позволив им делать рискованные инвестиции с деньгами вкладчиков. К концу десятилетия сотни сберегательных и кредитных компаний разорились. Этот кризис стоил налогоплательщикам $124 миллиарда, а многим людям накопленных ими сбережений. Возможно, это крупнейшее ограбление банка в нашей истории. Тысячи сотрудников сберегательных и кредитных учреждений попали в тюрьму за обворовывание своих компаний. Одним из наиболее впечатляющих случаев был Чарльз Китинг.

В 1985, когда государственные регулирующие органы начали проверку его деятельности, Китинг нанял экономиста по имени Алан Гринспен. В этом письме к регуляторам Гринспен похвалил хороший бизнес план Китинга и его профессиональные качества и заключил, что не видит никакого риска в том, чтобы Китинг инвестировал средства своих клиентов. Согласно отчету, Китинг заплатил Гринспену $40 тысяч. Вскоре Чарльз Китинг отправился в тюрьму. Что до Алена Гринспена, президент Рейган назначил его главой центрального банка Америки Федерального Резерва.

Гринспен получил продление полномочий президентами Клинтоном и Джорджем Бушем младшим. Во время президентства Клинтона дерегуляция продолжалась под надзором Гринспена и Министра Финансов Роберта Рубина, бывшего главы инвестиционного банка Голдман Сакс, и Ларри Саммерса профессора экономики Гарвардского университета. Финансовый сектор, Уолл Стрит, становясь сильнее, обзаводясь лоббистами и аккумулируя огромные средства, шаг за шагом захватывал политическую систему, как с демократической, так и с республиканской стороны. В конце 90-х годов финансовый сектор консолидировался в несколько гигантских компаний, каждая из которых была настолько крупной, что ее крах мог угрожать всей системе. И администрация Клинтона помогла им вырасти еще больше. В 1999-м году Ситикорп и Трэвэлерс слились в Ситигруп самую большую в мире компанию финансовых услуг. Слияние нарушало Акт Гласса-Стигала закона, принятого после Великой Депрессии, который запрещал банкам, оперирующим вкладами клиентов, участвовать в рискованных банковских операциях. Сливаться с Трэвэлерс было незаконно. Гринспен ничего не сказал. Федеральный Резерв сделал для них исключение на год, и тогда они разрешили юридические проблемы. В 1999 году, под давлением со стороны Саммерса и Рубина, конгресс принял Акт Гремма-Лича-Блайли, известный также как Акт возрождения Ситигруп. Он отменял Акт Гласса-Стигала и расчищал путь для будущих слияний. Роберт Рубин позже получит $126 миллионов в качестве вице-председателя Ситигруп. Он отказался дать интервью для этого фильма. Почему мы имеем крупные банки? Потому что банки любят монопольную власть, потому что банки любят власть лоббирования, потому что банки знают, что если ты слишком большой, тебе не дадут пропасть. По своей сути рынки нестабильны, или, по меньшей мере, потенциально нестабильны. И подходящая метафора здесь старые нефтеналивные танкеры. Они очень большие, поэтому внутри они разделены на отсеки, чтобы предотвратить перемещение нефти, способной перевернуть судно. Это должно быть учтено при проектировании танкера. И после Великой Депрессии институты регулирования представили систему подобную разделению на отсеки, а дерегулирование привело к отказу от этой системы. Следующий кризис пришёл в конце 90-х. Инвестиционные банки раздули большой пузырь на рынке интернет-компаний, после чего последовал обвал в 2001 году, причинивший инвесторам ущерб в $5 триллионов. Комиссия по ценным бумагам и биржам федеральное агентство, которое было создано во время депрессии для регулирования банковских инвестиций, ничего не предприняло. При отсутствии законных оснований для государственного вмешательства, а таковых не было, и учитывая явный провал политики саморегулирования, стало необходимым принять меры и обеспечить требуемую защиту. Исследования Элиота Спитцера показали, что инвестиционные банки продвигали тe интернет-компании, которые были заведомо обречены на провал. Биржевым аналитикам платили исходя из того, сколько сделок заключалось благодаря их прогнозам. И то, что они говорили публично, [долгосрочная покупка] отличалось от того, что говорилось приватно. Инфоспейс, которому был присвоен максимально возможный рейтинг, отвергнут аналитиком как "куча мусора". Эксайт, также высоко оцененный рейтинговыми агентствами, назван "куском дерьма". Защита, которая предлагалась многими инвестиционными банками не была, вы ошибаетесь, она была. Этим занимались все, и все знали, что при этом происходило, поэтому никто не должен был доверять этим аналитикам, в любом случае. В декабре 2002 года десять инвестиционных банков заключили сделку на общую сумму $1,4 миллиарда и обещали исправиться. Скотт Телботт главный лоббист Круглого стола по финансовым услугам, одной из наиболее могущественных группировок в Вашингтоне, которая представляет почти все крупнейшие мировые финансовые компании. Вас устраивает тот факт, что несколько ваших компаний-членов были вовлечены в широкомасштабную преступную деятельность? Вам стоит быть более конкретным. Хорошо. И прежде всего, преступная деятельность недопустима, точка. С момента начала дерегулирования, крупнейшие мировые финансовые компании были уличены в отмывании денег, обмане клиентов и подделке документов. Снова, и снова, и снова. Джей-Пи Морган подкупал правительственных чиновников. Риггс Банк отмывал деньги для чилийского диктатора Аугусто Пиночета. Кредит Сьюсс отмывали деньги для Ирана в нарушение запретов США. Кредит Сьюсс помогли слить деньги для ядерной программы Ирана и для Иранской Организации Авиационной Промышленности, которая строила баллистические ракеты. Любая информация, которая бы указывала на связь с Ираном, будет удалена. Банк был оштрафован на $536 миллионов. Ситибанк помог отмыть $1,5 миллиона от продажи наркотиков из Мексики. Говорили ли вы, что ей следовало "потерять все документы, связанные с эти счетом?" Я сказал это шутя. Это было на ранних стадиях, я не говорил это всерьез. Фредди Мак оштрафован на $125 миллионов, Фанни Мэй оштрафована на $400 миллионов. В период с 1998 по 2003 Фанни Мэй завысила свою прибыль более чем на $10 миллиардов. Эти стандарты бухгалтерского учета очень сложные, и требуют определений, с которыми эксперты часто не согласны. Генеральный директор Фанни Мэй Франклин Рейнс, бывший директор Бюджетного управления при Клинтоне, получил свыше $22 миллиона бонусов. Когда ЮБС был уличен в том, что помогал богатым американцам уклоняться от уплаты налогов, он отказался сотрудничать с правительством США. Не могли бы вы сообщить нам имена? Если на договорной основе. Никаких договоров, Вы уже согласились с тем, что участвовали в мошенничестве. В то время как компании сталкиваются с беспрецедентными штрафами, инвестиционным фирмам не придется признаваться в незаконной деятельности. Когда ты таких больших размеров и имеешь дело с большим количеством продуктов и клиентов, ошибки случаются. Сектор финансовых услуг имеет такую степень криминализации, что это становится чем-то особенным. Когда был последний раз, чтобы Циско или Интел, или Гугл, или Эппл, или Ай-Би-эМ, понимаете.

Я полностью согласен с вашим противопоставлением хайтек-компаний и компаний финансового сектора, но высокие технологии по своей сути творческий бизнес, в котором стоимость и прибыль являются результатом создания действительно чего-то нового и не похожего на другое. Начавшись в 90-х годах дерегулирование и технологические достижения привели к взрывному росту сложных финансовых продуктов, называемых деривативами. Экономисты и банкиры утверждали, что сделали рынок безопаснее. Но в действительности они сделали его нестабильным. С момента окончания Холодной войны многие бывшие физики и математики решили применить свой опыт не на полях Холодной войны, а на финансовых рынках. И вместе с инвестиционными банками и хеджевыми фондами.. Создать новое оружие? Совершенно верно. Как сказал Уорен Баффет: "Оружие массового уничтожения". Регуляторы, политики и бизнесмены не восприняли всерьез угрозу, которую финансовые инновации несли стабильности финансовой системы. Используя деривативы, банкиры могли спекулировать практически на всём. Они могли ставить на повышение или на понижение цен на нефть, банкротство компании и даже на погоду. К концу 90-х деривативы были нерегулируемым рынком размером $15 триллионов. В 1998 кое-кто попытался регулировать деривативы. Бруксли Борн закончила Стэнфордскую школу права и была лучшей на курсе, была первой женщиной-редактором университетского журнала "Стэнфорд Ло Ревью". Имея опыт работы с деривативами в "Арнольд и Портер" Борн была назначена президентом Клинтоном председателем Комиссии по торговле товарными фьючерсами, которая следила за рынком деривативов. Бруксли Борн спросила меня, не хочу ли я работать с ней. Мы решили, что это серьезный, потенциально дестабилизирующий рынок. В мае 1998 Комиссия по торговле товарными фьючерсами предложила план регулирования деривативов. Министерство финансов Клинтона ответило незамедлительно. Я зашел в офис Бруксли, как раз в тот момент, когда она клала трубку телефона: она была белее мела. Она посмотрела на меня и сказала: "Это был Ларри Саммерс. У него в офисе 13 банкиров" Он запугивал ее в очень агрессивной манере, подталкивая ее к тому, чтобы она остановилась. На тот момент банки сильно зависели от доходов от этой деятельности, и это вело к титанической борьбе, с целью защитить этот набор инструментов от регулирования. Вскоре после телефонного звонка от Саммерса, Гринспан, Рубин и председатель Комиссии по ценным бумагам Артур Левитт выпустили совместное заявление, осуждающее Борн и рекомендующее оставить деривативы нерегулируемыми. В регуляции сделок с деривативами, которые заключаются между профессионалами, нет необходимости. К сожалению, её инициатива была отвергнута, сначала администрацией Клинтона, потом Конгрессом. В 2000 сенатор Фил Грэмм сыграл в этом большую роль и провел законопроект, который совершенно освобождал деривативы от регулирования. Они объединяют рынки, они упрощают правила регулирования. Я убежден, что нам необходимо это сделать. После ухода из сената, Филл Грэмм стал вице-председателем ЮБС. С 1993 его жена Венди работала в правлении Энрон. Мы очень надеемся на то, что в этом году станет возможным направить законодательство на поиск подходящих путей создания правовой определенности для внебиржевых деривативов. Позже Ларри Саммерс получил $20 миллионов в качестве консультанта хедж-фонда, который сильно зависел от деривативов. Я хотел бы присоединиться ко всем замечаниям министра Саммерса. В декабре 2000 Конгресс принял Акт о модернизации торговли товарными фьючерсами, написанный с помощью лоббистов финансового сектора, он запрещал регуляцию деривативов. Как только это было сделано последствия не заставили себя ждать. И использование деривативов, и финансовые инновации росли после 2000 года взрывными темпами. И да поможет мне Бог. И да поможет мне Бог. К тому времени, как Д.У.Буш вступил в должность в 2001 году, финансовый сектор США был гораздо более доходным, концентрированным и мощным, чем когда-либо прежде.

В этой сфере экономики доминировали пять инвестиционных банков, два финансовых конгломерата, три страховых компании, и три рейтинговых агентства. И связывала их всех вместе секьюритизационная пищевая цепь новая система, которая соединяла триллионы долларов в ипотеках и других заемах с инвесторами по всему миру. 30 лет назад, если вы хотели получить кредит на дом, человек, у которого вы занимали деньги, ожидал, что вы выплатите их ему обратно. Вы брали заем у кредитора, который хотел, чтобы вы вернули деньги. С тех пор мы разработали секьюритизацию, таким образом, кредиторы больше ничем не рискуют, если кредит не выплачивается. В старой системе, когда домовладельцы платили ипотеку каждый месяц, деньги шли к их местному кредитору. И поскольку выплата ипотеки занимала десятилетия, кредиторы были осторожны. В новой системе кредиторы продавали закладные по ипотеке инвестиционным банкам. Инвестиционные банки объединили тысячи ипотечных кредитов и других займов, в том числе кредиты на машину, кредиты на обучение и задолженности по кредитной карте, чтобы создать сложные деривативы, называемые обеспеченными долговыми обязательствами. Инвестиционные банки, затем продавали долговые обязательства инвесторам. Теперь, когда владельцы домов выплачивали свои ипотечные кредиты, деньги попадали к инвесторам по всему миру. Инвестиционные банки платили рейтинговым агентствам, чтобы те оценивали эти долговые обязательства, и многие из них получили рейтинг ААА, который является самым высоким инвестиционным рейтингом из возможных. Это сделало обеспеченные долговые обязательства популярными среди пенсионных фондов, которые могли приобретать бумаги только с высоким рейтингом. Эта система была бомбой замедленного действия. Кредиторов больше не занимал вопрос, смогут ли заемщики выплатить им кредит. Поэтому они стали давать рискованные займы. Инвестиционные банки это тоже не волновало. Чем больше долговых обязательств они продавали, тем больше их прибыль. А рейтинговые агентства, которым платили инвестиционные банки, не несли никакой ответственности, если рейтинг оказывался неверным. Вы попадались на крючок и никаких регуляторных ограничений не существовало, таким образом, был дан зеленый свет на выдачу все большего и большего количества кредитов. Между 2000 и 2003 количество ипотечных кредитов, выданных за год, выросло почти в четыре раза. Все в этой секьюритизационной пищевой цепи с самого начала и до конца мало заботились о качестве ипотеки. Их заботили только максимизация объема торгов и полученные с этого вознаграждения.

В начале 2000-х наблюдался огромный рост самых рискованных кредитов, называемых субстандартными ипотечными кредитами. Но когда тысячи этих ненадежных ипотечных кредитов были объединены, чтобы создать обеспеченные долговые обязательства, многие из них всё ещё получали рейтинги AAA. Возможно ли было создать деривативы, которые не обладают такими рисками, которые работают подобно франшизе, когда на принимаемые риски устанавливаются ограничения и так далее. Они не сделали этого, так ведь? Они не сделали этого, хотя должны были сделать. То есть, эти люди знали, что совершают нечто опасное? Я думаю, они знали. На самом деле, инвестиционные банки предпочитали субстандартные кредиты, поскольку процентные ставки по ним были выше. Это вело к массовому появлению кредитов с хищническими процентами. На заемщиков, без особой на то необходимости, возлагались дорогие субстандартные кредиты, и многие кредиты выдавались людям, которые не способны были их выплатить. Все стимулы, которые финансовые институты предлагали брокерам, работающим с ипотекой, были связаны с распиливанием самых прибыльных продуктов кредитов с хищническими процентами. Банкиры получают больше денег от субстандартного кредитования. И они постараются, чтобы вы выбрали именно его. Часть II. Мыльный пузырь (2001 2007) Неожиданно сотни миллиардов долларов в год потекли через секьюритизационную цепь. Поскольку любой может получить ипотечный кредит, покупки домов и цены на жилье резко подскочили. В результате образовался крупнейший финансовый пузырь в истории. Недвижимость реальна, они могут видеть свои активы, они могут жить в своих активах, они могут сдавать в аренду свои активы. Произошел огромный жилищный бум, который не имел никакого смысла. Разрастающиеся аппетиты финансового сектора определяли, что происходит в других секторах экономики. В последний раз жилищный пузырь был в конце 80-х. Тогда увеличение цен на жилье было относительно небольшим. Этот жилищный пузырь привел к относительно сильной рецессии. С 1996 по 2006 реальные цены на жилье практически удвоились. За пятьсот долларов они пришли сюда услышать, как купить свой собственный кусочек американской мечты. Голдман Сакс, Беар Стернс, Леман Бразерс, Мэррилл Линч все были на этом завязаны. Одно только субстандартное кредитование возросло с $30 миллиардов в год до свыше $600 миллиардов в год за десять лет. Они знали, что происходит. Кантриуайд файненшел крупнейший субстандартный кредитор выдал кредитов на сумму $97 миллиардов. На этом они заработали более $11 миллиардов. Величина годовых бонусов на Уолл Стрит резко подскочила. Трейдеры и руководители компаний стали чрезвычайно богатыми за время пузыря. Леман Бразерз был главным андеррайтером субстандартных кредитов. А лично глава Леман Бразерз Ричард Фулд заработал $485 миллионов. На Уолл Стрит этот ипотечный мыльный пузырь давал сотни миллиардов долларов прибыли. К 2006 году около 40% от всей прибыли компаний, входивших в SnP 500, приходили из финансового сектора. Это не была реальная прибыль, это не был реальный доход. Это были деньги, которые "создала" система и зарегистрировала как доход на 2-3 года вперед. Произойдет дефолт и все будет моментально сметено. Я думаю, на самом деле это была огромная национальная и даже не национальная, а глобальная финансовая пирамида. Согласно Закону о защите домовладения и равенства, Федеральное резервное управление наделено широкими полномочиями по регулированию рынка ипотечных кредитов, но глава Федерального резерва Алан Гринспен отказался ими воспользоваться. Алан Гринспен сказал "нет" регулированию: "Идеологически, я в него не верю". В течение 20 лет Роберт Гнайзда был руководителем Гринлайнинг мощной группы по защите прав поребителей. Он регулярно встречался с Гринспеном. Мы привели ему в пример Кантриуайд и 150 разных ипотечных кредитов со сложной регулируемой ставкой. Он ответил, что даже если ты доктор математических наук, ты все равно до конца не поймешь, какие кредиты приемлемы, а какие нет. Мы думали, что он предпримет какие-то действия, но в процессе беседы стало ясно, что он не отойдет от своей идеологии. Мы встретились с Гринспеном еще раз в 2005 году, часто мы встречались с ним два раза в год, и никогда реже одного раза в год, но он так и не поменял своего мнения. Алан Гринспен отказался давать интервью для этого фильма. В этом удивительном мире мгновенных глобальных коммуникаций свободное и эффективное перемещение капитала позволяет создать условия наибольшего процветания в истории человечества. Комиссия по ценным бумагам и биржам не провела ни одного большого расследования деятельности инвестиционных банков во время формирования финансового пузыря. Из подразделения взыскания Комиссии по ценным бумагам было сокращено 146 человек. Вы можете подтвердить это? Да, я думаю, там имело место систематическое "потрошение", или называйте это, как хотите, агентства и его возможностей путем сокращения персонала. Офис управления рисками Комиссии по ценным бумагам сократил штат до как вы сказали? До одного человека? Да, когда этот человек вечером уходит домой, он может смело выключать свет в офисе. В период пузыря инвестиционные банки интенсивно занимали средства, чтобы покупать больше кредитов и создавать больше обеспеченных долговых обязательств. Соотношение между количеством заемных средств и количеством собственных средств банка называется кредитным рычагом. Чем больше банки занимают, тем больше их кредитный рычаг. В 2004 Генри Полсон, глава компании Голдман Сакс, помог Комиссии по ценным бумагам ослабить ограничения кредитного рычага, позволив банкам резко увеличить количество заемных средств. Комиссия по ценным бумагам по неизвестным причинам позволила инвестиционным банкам идти на огромные риски. Это было безумие. Я не знаю почему они это сделали, но они это сделали. 28 апреля 2004 года Комиссия по ценным бумагам собралась для рассмотрения вопроса о поднятии кредитного рычага для инвестиционных банков. Мы сказали, что это крупные игроки, и очевидно, что это так. Но это означает, что если что-то пойдет не так, мы получим большие неприятности. На этом уровне вы очевидно имеете дело с наиболее сложными финансовыми институтами. Это те фирмы, которые больше остальных имеют дело с деривативами в США. Мы говорили с некоторыми из них о том, какой уровень комфортен для них. Фирмы на самом деле считали, что этот уровень приемлем. Голосовали ли члены комиссии за принятие поправок и новых правил, как было рекомендовано служащими? Проголосовали. Единогласно. Заседание закрывается. Величина кредитного рычага в финансовой системе стала буквально пугающей, инвестиционные банки увеличили кредитный рычаг до уровня 33 к 1 так, что даже незначительное 3% снижение стоимости активов сделает компанию неплатежеспособной. Но в финансовой системе существовала еще одна бомба замедленного действия. Эй-Ай-Джи крупнейшая в мире страховая компания продавала огромное количество особых деривативов, называемых кредитными дефолтными свопами.

Кредитные дефолтные свопы играли роль страхового полиса для инвесторов, владеющих долговыми обязательствами. Инвестор, который приобретает кредитные дефолтные свопы, платит Эй-Ай-Джи ежеквартальную премию. В случае невозможности погашения долгового обязательства, Эй-Ай-Джи обязывался возместить потери инвестору. Но в отличие от обычного страхования, спекулянты также могли покупать свопы у Эй-Ай-Джи для того, чтобы играть против облигаций, которыми они не владеют. В страховании ты можешь застраховать только то, что тебе принадлежит. Например, у вас и у меня есть собственность, и у меня есть дом. Я могу застраховать этот дом только один раз. Во вселенной деривативов любому позволяется застраховать этот самый дом. Так вы можете застраховать этот дом, кто-то еще может его застраховать. И так, 50 человек могут застраховать мой дом. Так что, если дом сгорает дотла, то потери в системе пропорционально возрастают. Поскольку кредитные дефолтные свопы не регулировались, Эй-Ай-Джи не выделяла денег на покрытие возможных потерь. Вместо этого Эй-Ай-Джи выплачивало своим работникам невероятные бонусы, как только подписывался контракт. Но если впоследствии происходят невыплаты по кредитам, Эй-Ай-Джи оказывается на крючке. По сути, людей поощряли идти на большой риск. В тучные годы они создают краткосрочные доходы, прибыль и, как следствие, бонусы, но в долгосрочной перспективе, это приведёт фирму к банкротству. Произошло полное искажение системы выплаты премий и бонусов. Лондонское отделение Эй-Ай-Джи Файненшл Продактс выпустило кредитных дефолтных свопов на $500 миллиардов во время формирования пузыря. Многие из них были выпущены на облигации, обеспеченные высокорисковыми ипотечными займами. 400 работников Эй-Ай-Джи Файненшл Продактс заработали $3,5 миллиарда за период с 2000 по 2007 год. Только Джосеф Кассано глава Эй-Ай-Джи Файненшл Продактс получил $315 миллионов. Трудно себе представить, будучи здравомыслящим, ситуацию, при которой, какие бы ни были обстоятельства, мы потеряем хоть доллар на любой из этих сделок. В 2007 году аудиторы Эй-Ай-Джи подняли тревогу. Один из них, Джозеф Сэнт Денис, ушел в отставку в знак протеста после того, как Кассано неоднократно блокировал его попытки проверить отчетность Эй-Ай-Джи ФП. Давайте я назову вам имя того, кто не получил бонуса, в то время как все остальные получали. Это был Сэнт Денис. Который пытался предупредить вас двоих о том, что вы ведёте компанию к огромным проблемам. Разочарованный, он уволился, и он не получил бонуса. В 2005 году Рагурам Раджан, в то время главный экономист Международного валютного фонда, представил доклад на ежегодном симпозиуме в Джексон Холл, самой элитной банковской конференции в мире. Кто был среди слушателей?

Думаю, это были самые высокопоставленные банкиры мира, начиная с самого Алана Гринспена. Бен Бернанке, Ларри Саммерс был там, Тим Гайтнер был там. Название доклада было "Сделало ли финансовое развитие мир более рискованным?" и выводом было: "Да, сделало". В докладе Раджан обращал внимание на системы поощрения, в которых огромные денежные премии, выдавались на основе краткосрочных прибылей, но не предполагалось никакого наказания за потери в долгосрочном периоде. Раджан утверждал, что такие системы поощрения побуждают банкиров идти на риски, которые, в конечном счете, могут разрушить их собственные компании или даже всю финансовую систему в целом. Очень легко показывать высокие результаты, принимая большие риски. И что вам необходимо делать это компенсировать взятые риски. Вот в чем суть проблемы. Раджан попал в яблочко.

Вот что он, в частности, сказал: "Вы, ребята, утверждаете, что нашли путь к получению большей прибыли с меньшими рисками, я же утверждаю, что вы нашли способ получать большие прибыли за счет увеличения рисков". И это совсем разные вещи. Саммерс не промолчал, он посчитал, что я критиковал перемены в финансовой сфере, и его заботило то, что возможное вмешательство могло обратить все эти изменения. Так что, в сущности, он обвинил меня в луддизме. Он хотел быть уверенным, что мы не привнесли новые правила регулирования, чтобы ограничить финансовый сектор. Ларри Саммерс отказался дать интервью для этого фильма. Вы собираетесь заработать дополнительно $2 миллиона в год или $10 миллионов в год. При этом вы ставите вашу компанию под угрозу. Кто-то другой оплатит счет вы ничего не платите. Вы бы пошли на такой риск? Большинство людей, работающих на Уолл Стрит, сказали: "Конечно, я пойду на это". Хэмптонс. 2 часа езды от Нью-Йорка. Им всегда мало. Они не хотят иметь один дом, они хотят 5 домов и дорогой пентхаус на Парк Авеню. Они хотят иметь личные самолеты. Вы думаете это нормально, что в этой отрасли очень высокие размеры денежных вознаграждений? Я бы отнесся с осторожностью, осмотрительностью или даже возразил бы против слов "очень высокие". Я имею в виду, что все относительно. Вам принадлежит дом стоимостью $40 миллионов на океанском побережье Флориды, также вам принадлежит загородный дом в Сан-Вэлли, Айдахо, вам и вашей жене принадлежит коллекция произведений искусства, в которую входят картины стоимостью миллионы долларов. Ричард Фулд никогда не появлялся на торговой площадке У него наверху постоянно были арт-консультанты. У него даже был персональный лифт. Он из кожи вон лез, чтобы отгородиться от окружающих. Я имею в виду его лифт, они наняли техников, чтобы настроить его, так, что когда утром позвонит его водитель, охранник придержит лифт. И есть только 2 3-х секундное окно, когда ему действительно приходится видеть людей. И он прыгает в свой лифт и поднимается сразу на 31 этаж. Леман Бразерс принадлежал парк корпоративных самолетов, вы знаете об этом? Сколько? 6 самолетов, включая 767-е. Еще у них был вертолет. Ясно. Вы не думаете, что это многовато? Мы имеем дело с людьми типа А, и люди типа А знают все на свете. Банкирское дело превратилось в меренье пиписьками, ну, знаете, мой больше, чем твой, такие дела. Все они мужики, знаете ли. Нам недостаточно дел на $15 миллиардов, мы беремся за $100 миллиардные дела. Это люди, которые рискуют, они импульсивны. Джонатан Олперт психотерапевт, среди его клиентов менеджеры высокого уровня с Уолл Стрит. Это часть их поведения, часть их личности, и это проявляется также и за пределами работы. Для них вполне нормально пойти развлечься, сходить в стрип-бары, принять наркотики. Я видел много людей, пользующихся кокаином, услугами проституток. владелец V.I.P. клуба в Челси, по оценкам которого около 80% его клиентов люди типа "уолл-стрит". Недавно нейрофизиологи провели эксперимент. В нем они выбирали людей, помещали их в магнитно-резонансный томограф и предлагали им сыграть в игру, в которой в качестве приза, они получали деньги. И они заметили, что когда испытуемый зарабатывал деньги, возбуждался тот же самый участок мозга, который возбуждается кокаином. Многие люди чувствовали, что им просто необходимо вести себя таким образом, чтобы самоутвердиться, получить признание. Согласно статье в Блумберг, на долю развлечений приходится 5% доходов нью-йоркских брокеров по деривативам, в которые зачастую входят стрип-клубы, проституция и наркотики. В 2007 нью-йоркский брокер подал в суд на свою фирму, утверждая, что от него требовали содержать проституток, чтобы развлекать трейдеров. Это просто вопиющее пренебрежение теми последствиями, которые их действия могут оказать на на общество, на семью. Для них не составляло проблемы, чтобы после проститутки пойти домой к своей жене. Кристин Дэвис управляла элитным заведением, которое предлагало нелегальные секс-услуги, прямо из своих апартаментов. Они находились в нескольких шагах от Нью-Йоркской фондовой биржи. Сколько было клиентов? В то время около 10-ти тысяч. Какая часть из них была с Уолл Стрит? Из "верхушки", наверное, процентов 40-50. У вас были клиенты со всех крупных фирм с Уолл Стрит? Голдман Сакс. Леман Бразерс. Да. Все они были здесь. Меньше всего клиентов было из Морган Стэнли. Я думаю клиентов из Голдман было очень много. Многие клиенты звонят мне, и говорят: можешь достать мне Ламборгини на эту ночь для девочек? Эти ребята тратили корпоративные деньги. У меня было много "черных карт" от разных финансовых фирм. Эти услуги списывались на ремонт компьютеров, торговые исследования, маркетинговые консультации, ну, вы знаете. Обычно, я просто давала им накладную с реквизитами, и они вписывали те услуги, какие пожелают. То есть такое поведение распространяется вплоть до топ-менеджмента? Совершенно верно. Я знаю наверняка, что это так. Оно распространяется до самого верха. Один мой друг, который работает в крупной финансовой компании, сказал: "Ну что, пришло время узнать, как идут дела в субстандартной ипотеке". Он организовал заседание с торговым подразделением, в котором я участвовал, и техник, который обслуживал заседание, вдруг сильно заволновался, подбежал к своему компьютеру и в два счёта вывел на экран этот отчет о ценных бумагах Голдман Сакс. Это была катастрофа. Заемщики занимали в среднем 99,3% от цены дома. То есть они ничего не вкладывали в свой дом. Если что-то пойдет не так, они просто бросят ипотеку. Ты не будешь выдавать такие кредиты, верно? Или ты просто безумец. Но каким-то образом, было выдано 8 тысяч таких кредитов, и когда ребята в Голдман Сакс и в рейтинговых агентствах сделали свою работу, две трети кредитов имели рейтинг AAA, что означало: они так же надежны, как и государственные ценные бумаги. Это, это просто безумие. В первой половине 2006, Голдман Сакс продал этих токсичных долговых обязательств по крайней мере на $3,1 миллиарда. Главой Голдман Сакс в то время был Генри Полсон самый высокооплачиваемый генеральный директор на Уолл Стрит. Доброе утро, добро пожаловать в Белый Дом. Я рад объявить, что назначаю Генри Полсона министром финансов США. У него огромный опыт работы в бизнесе, он не понаслышке знает о финансовых рынках, он известен своей прямотой и честностью. Вы наверно думаете, что Полсону было трудно смириться со скудной государственной зарплатой. Но переход на работу министром финансов было лучшим в его жизни финансовым решением. Полсон продал свою долю в Голдман за $485 миллионов, когда перешел на работу в правительство. А благодаря закону, принятому при первом президенте Буше, ему не пришлось платить никаких налогов с этой суммы. Таким образом, он сохранил $50 миллионов. В 2007 Алан Слоан опубликовал статью о долговых обязательствах, выпущенных в течение последних месяцев руководства Полсона. Статья вышла в октябре 2007. К тому времени по трети из этих ипотек уже был допущен дефолт. Сейчас практически все оказались в аналогичном состоянии. Одной из организаций, купивших эти, теперь обесценившиеся, ценные бумаги, был Пенсионный фонд государственных служащих Миссисиппи, который ежемесячно выплачивает пособия 80-ти тысячам пенсионеров. Они потеряли миллионы долларов и сейчас судятся с Голдман Сакс. Среднегодовая пенсия государственного служащего Миссисиппи: $18 750 В среднем за год сотрудник Голдман Сакс получает $600 тысяч. В 2005 году Хэнк Полсон получил $31 миллион. В конце 2006 в Голдман Сакс пошли дальше. Они не только продавали эти токсичные долговые обязательства, они начали активно играть против них, в тоже время уверяя клиентов, что это высоконадежные инвестиции. Покупая кредитные дефолтные свопы у Эй-Ай-Джи, Голдман мог играть против долговых обязательств, которые ему не принадлежали, и получать выплаты, когда по долговым обязательствам наступал дефолт. Я спросил у них, звонил ли кто-нибудь клиентам, чтобы сказать: "Знаете, нас больше не устраивает этот вид ипотеки, и мы подумали, вы должны знать об этом." Они так ничего и не ответили, но было ощущение, будто на другом конце провода раздается смех. Голдман Сакс купил кредитных дефолитных свопов у Эй-Ай-Джи на сумму, как минимум, $22 миллиарда. Это было настолько много, что в Голдман поняли, что Эй-Ай-Джи может обанкротиться, поэтому они потратили $150 миллионов, чтобы застраховаться на случай банкротства Эй-Ай-Джи. Потом, в 2007, Голдман пошел еще дальше.

Они начали продавать долговые обязательства специально разработанные таким образом, что чем больше денег теряет их владелец, тем больше денег получает Голдман Сакс. Глава Голдман Сакс и все высшее руководство банка отказались дать интервью для этого фильма. Но в апреле 2010 им пришлось предстать перед Конгрессом. $600 миллионов, вы продали ценные бумаги Тимбервульф. Перед тем как вы продали их, вот, что ваши подчиненные говорили друг другу. Дружище, это Тимбервульф паршивое дело. Это пришло мне на электронную почту в конце июня. Верно. И вы называете Тимбервул. После трансакции. Нет нет, вы продавали Тимбервульф и после этого. Мы торговали после этого. Да, хорошо. Следующее письмо, давайте посмотрим, 1 июля 2007 распоряжение по продажам: "высший приоритет Тимбервульф". Ваш высший приоритет это продавать это паршивое дело.

Если ваши интересы противоречат интересам клиента, обязаны ли вы раскрывать это вашему клиенту, сказать, что у вас противоположные интересы? Вот мой вопрос. Господин председатель, я просто пытаюсь понять. Нет, я думаю вы все понимаете, вы просто не хотите отвечать на вопрос. Считаете ли вы, что вы обязаны действовать в лучших интересах вашего клиента? Опять, э-э, Сенатор, я, я повторюсь, понимаете, наша обязанность обслуживать наших клиентов, показывая им цены сделок, которые они просят нас показать. Что вы думаете о продаже ценных бумаг, которые ваши же подчиненные считают. мусором? Это не беспокоит вас? Я думаю они. опять, если гипотетически? Нет. Это реально. Ну тогда я не. Мы слышали это сегодня. Мы слышали это сегодня: это паршивое дело, это мусор. Я, я, я не слышал сегодня ничего такого, что бы заставляло меня думать, что, э что-то пошло не так. Эта разве не конфликт интересов, когда вы продаете что-то кому-то, а затем намерены играть против этих ценных бумаг, и вы не раскрываете это человеку, которому вы их продали. Вы видите здесь проблему? В контексте маркетмейкинга это не конфликт интересов. Когда вы узнали, что ваши подчиненные в этих электронных сообщениях написали: "Боже, что за паршивое дело, боже, какой мусор". У вас были какие-нибудь мысли по этому поводу? Я думаю, что весьма прискорбно иметь это в электронных сообщениях. Вы ду. И, и весьма прискорбно. я не, я не. В электронных сообщениях? Но что вы думаете об этом? Я думаю, весьма прискорбно для любого человека сказать такое, в любой форме. Так вы считаете, что ваши конкуренты также вели себя подобным образом? Да. И во многих случаях в большей степени, чем мы. Управляющий хедж-фонда Джон Полсон заработал $12 миллиардов, играя против ипотечного рынка. Когда закончились ипотечные ценные бумаги, против которых можно было играть, он стал работать с Голдман Сакс и Дойче Банк над созданием новых. Морган Стенли также продавал ипотечные ценные бумаги, против которых играл, и сейчас банку предъявлен иск пенсионным фондом государственных служащих Виргинских островов по обвинению в мошенничестве. В ходе процесса было установлено, что в Морган Стенли знали, что долговые обязательства ничего не стоили. Хотя у них был рейтинг ААА, Морган Стенли ставил на то, что они упадут. Через год Морган Стенли заработал сотни миллионов долларов, в то время, как инвесторы потеряли почти все свои деньги. Голдман Сакс, Джон Полсон и Морган Стенли были не одиноки. Хедж-фонды Трикадиа и Магнетар заработали миллиарды, играя против долговых обязательств, которые были выпущены совместно с Мерилл Линч, Джей-Пи Морган и Леман Бразерс. Долговые обязательства продавались клиентам как "надежные" инструменты. Вы можете подумать, что руководители пенсионных фондов могли бы сказать: "Они ненадежные, зачем нам покупать их?" На этот случай в Mудис и Стэндарт энд Пурс были ребята, которые говорили, что это ААА. Ни одна из этих ценных бумаг не может быть выпущена без разрешения, понимаете, без знака качества от рейтингового агентства. Три рейтинговых агентства Мудис, Стандарт энд Пурс и Фитч получили миллиарды долларов, присваивая наивысшие рейтинги рисковым ценным бумагам. Мудис, крупнейшее рейтинговое агентство, увеличило свою прибыль в 4 раза в период с 2000 по 2007. Мудис и Стэндарт энд Пурс получали вознаграждения на основе количества присвоенных рейтингов. И чем большему числу структурных ценных бумаг они давали рейтинг ААА, тем больше были их заработки за квартал. Представьте, что вы пришли в Нью-Йорк Таймс, и сказали, смотрите, если вы напишете положительный отзыв, я заплачу вам $500 тысяч. Если нет, то я не заплачу вам ничего. Рейтинговые агентства могли остановить все это и сказать: Извините, понимаете, мы ужесточаем наши стандарты. Это немедленно бы снизило поток кредитования рисковых заемщиков. Количество инструментов с рейтингом ААА внезапно увеличилось с нескольких до нескольких тысяч. Сотни миллиардов долларов, эм, оценивались. Понимаете и. За год. Да, да, за год. Я давал показания перед обеими палатами Конгресса по вопросу кредитных рейтинговых агентств.

И оба раза они выводили известных юристов, специализирующихся на первой поправке, и утверждали, что когда мы присваиваем инструменту рейтинг ААА, это лишь наше мнение, и вы не должны полагаться на него. Рейтинги SnP выражают наше мнение. Наши рейтинги, э-э, это наше мнение. Но это мнения. Мнения, и это, это просто мнения. Я думаю следует обратить внимание, что наши рейтинги это, э-э, это мнения. Они не захотели поделиться своими мнениями с нами. Все они отказались дать интервью для этого фильма. Они ничего не говорят о рыночной стоимости ценной бумаги, волатильности ее цены, или ее пригодности в качестве объекта инвестиций. Часть III: Кризис Много экономистов приходит к нам в эфир и говорит, о, это пузырь, и он лопнет, и это будет настоящей проблемой для экономики. Некоторые говорят, что рано или поздно это может вызвать рецессию. Каким может быть наихудший сценарий, если мы действительно увидим существенное падение цен по всей стране? Что ж, я бы сказал, я не принимаю ваши доводы. Это весьма маловероятно. У нас никогда не было падения цен в национальных масштабах. Бен Бернанке стал председателем Совета управляющих ФРС в феврале 2006, лучшего года для субстандартного кредитования. Но несмотря на множество предостережений, ни Бернанке, ни Совет ФРС не сделали ничего. Бен Бернанке отказался дать интервью для этого фильма. Роберт Гнайзда встречался с Беном Бернанке и Советом управляющих ФРС трижды после назначения Бернанке председателем. Только на последней встрече он предположил, что существует проблема, и правительство должно изучить ее. Когда? Когда это было? В каком году? В 2009, 11 марта, в Вашингтоне. В этом году. Да, на встрече в этом году. И в течение двух предыдущих лет вы тоже с ним встречались, даже в 2008? Одним из шести управляющих ФРС, работавших под руководством Бернанке, был Фредерик Мишкин, назначенный президентом Бушем в 2006 году. Вы участвовали в полугодовых заседаниях, которые Роберт Гнайзда и Гринлайнинг проводили совместно с Советом управляющих ФРС? Да, я участвовал. На самом деле я был в составе этой комиссии, которая, э-э, которая была включена, включена в этот Комитет по делам сообщества потребителей. Он чрезвычайно ясно предупреждал о том, что тогда происходило, и он пришел в совет ФРС с кредитной документацией о том, какие виды кредитов тогда зачастую выдавались. Его вежливо выслушали, но впоследствии ничего не было сделано. Да. Итак, э-э, снова, я, я не знаю деталей, в смысле, э-э. на самом деле, я, я просто не. я, я, э-э. что бы он там ни говорил, я не знаю точно, я, э-э на самом деле, если говорить откровенно, Я не помню подобных дискуссий. Но определенно, э-э, некоторые вопросы тогда, э-э, поднимались. Но вопрос в том, насколько они были распространены? Почему вы не пытались смотреть? Я думаю, что люди смотрели. У нас были люди, которые этим занимались, целая группа людей, Простите, но вы это не серьезно. Если бы вы смотрели, вы бы обнаружили проблему. Ну, знаете, сейчас очень легко говорить, что тогда все было очевидно. Уже в 2004 году ФБР предупреждало об эпидемии мошенничеств с ипотекой. Они сообщали о раздутых оценках, подделанной кредитной документации, и других видах мошеннической деятельности. В 2005 главный экономист МВФ Рагурам Раджан предостерегал о том, что опасные стимулы могут привести к кризису. Потом были предупреждения Нуриэля Рубини в 2006 году, статьи Аллана Слоуна в журнале Форчун и газете Вашингтон Пост в 2007, и повторяющиеся предупреждения от МВФ. Я сказал это от лица организации: нас ждет кризис огромный кризис. С кем вы говорили? Правительством, Министерством финансов, ФРС со всеми. В мае 2007 руководитель хедж-фонда Билл Экман распространил презентацию под названием "У кого мешок?", в которой описывалось, как разрешится экономический пузырь. И в начале 2008 Чарльз Моррис опубликовал свою книгу о надвигающемся кризисе. "Банкротство на триллион долларов: легкие деньги, мотовство и большая кредитная катастрофа". Ты просто не уверен в том, что ты делаешь. И у вас могут быть некоторые подозрения в том, что стандарты проверки кредитоспособности ослабли, но тогда встает вопрос: должны ли вы предпринимать какие-либо действия? К 2008 году уровень невозвратов жилищных кредитов стремительно подскочил и секьюритизационная пищевая цепь взорвалась. Кредиторы больше не могли продавать свои кредиты инвестиционным банкам, а рост дефолтов по кредитам привел к разорению десятков кредиторов. Чак Принс из Ситибанка сказал известную фразу: "Мы вынуждены танцевать, пока музыка не остановится". На самом деле, когда он это говорил, музыка уже остановилась. Рынок долговых облигаций обрушился, оставив инвестиционные банки с сотнями миллиардов долларов в кредитах, облигациях и недвижимости, которые они не могли продать. Когда кризис начался, и администрация Буша, и Федеральный резерв не поспевали за событиями. Они не понимали степень происходящего. Вы помните, в какой момент вы подумали в первый раз, это опасно, это может плохо кончится? Я очень хорошо помню, когда. я думаю это было во время саммита G7 в феврале 2008. И я помню, как обсуждала проблему с Хэнком Полсоном. Я ясно помню, как сказала Хэнку: мы видим, как это цунами надвигается. А вы просто предлагаете выбрать, какой купальный костюм мы наденем. Какой был его ответ, что он думал об этом?

Все вполне под контролем. Да, мы внимательно наблюдаем за ситуацией, и. да, все под контролем. Мы будем продолжать расти, ясно? И очевидно. я скажу так, если вы растете, вы не находитесь в рецессии, верно? Мы все знаем это. На самом деле, рецессия началась уже за четыре месяца до того, как Полсон сделал это заявление. В марте 2008 у инвестиционного банка Беар Стернс истощились запасы наличности, и он был приобретен Джей-Пи Морган Чейз по цене 2 доллара за акции. Сделка была подкреплена $30 миллиардными гарантиями со стороны Федерального резерва. Это был момент, когда администрация могла вмешаться и предпринять разные меры, которые бы снизили системные риски. По информации, которую я получаю из некоторых источников, дно ещё не достигнуто, и нам есть ещё куда падать. Я видел, как эти инвестиционные банки работали с ФРС и Комиссией по ценным бумагам и биржам, чтобы усилить свою ликвидность, чтобы усилить их, увеличить их капитализацию. Я всё время получал отчёты. У нас очень бдительные регуляторы. 7 сентября 2008 года Генри Полсон объявил о взятии под государственный контроль Фанни Мей и Фредди Мак, двух лидеров по ипотечному кредитованию перед началом кризиса.

Ничто в наших действиях сегодня не означает, что мы изменили нашу позицию относительно ситуации на рынке жилья или усомнились в силе других финансовых учреждений США. Через два дня в Леман Бразерс объявили о рекордных убытках, составивших $3,2 миллиардов, и их акции обрушились. Ситуация с Леман и Эй-Ай-Джи в сентябре все же оказалась неожиданной. Я имею в виду, что даже после июля, и Фанни Мэй и Фредди Мак. То есть, очевидно были вещи, серьезные вещи, о которых до сентября никто не знал. Я думаю, это. это справедливо. У Беар Стернс был рейтинг ААА где-то за месяц до банкротства? Скорее А2. Хорошо. Но А2 все еще не банкрот. Нет, нет, нет, нет. Это высокая инвестиционная оценка, рейтинг надёжных инвестиций. Леман Бразерс А2 за несколько дней до банкротства. Эй-Ай-Джи AA за несколько дней до спасения. У Фанни Мэй и Фредди Мак был рейтинг AAA, когда они были спасены. Ситигрупп, Меррилл, все они имели инвестиционно-привлекательные рейтинги. Как такое может быть?

Это хороший вопрос. Это великолепный вопрос. Было ли такое, что администрация приходила в основные кредитные учреждения и говорила: "Давайте серьёзно, расскажите нам, что вы собираетесь делать, без вранья, где вы сейчас находитесь?" Ну, во-первых, это то, что регуляторы делают, это их работа, верно? Их работа понимать степень риска, которому подвержены эти разные организации, и у них очень компетентное, э-э представление, которое, я думаю, стало еще более ответс., более компетентным по мере того, как кризис продолжался. Так. Простите меня, но это же очевидно неправда. Я. Что вы имеете в виду "неправда"?

В августе 2008, были ли вы осведомлены, об оценках кредитоспособности установленных для Леман Бразерс, Мэррилл Линч, Эй-Ай-Джи, и считаете ли вы, что они были достоверны? Ну. конечно, к тому времени стало ясно, что прежние оценки кредитоспособности были недостоверны, потому что они были сильно снижены. Нет, они не были. Ну, всё же, были некоторые понижения в рамках индустрии, касательно инду. Не некоторые, все эти компании имели рейтинг по меньшей мере А2, вплоть до пары дней до их спасения. Ну, в таком случае, я просто не знаю достаточно, чтобы ответить на ваш вопрос по этой проблеме. Губернатор Фрэд Мишкин уходит в отставку 31 августа. Он заявил, что собирается вернуться к преподаванию в Высшую школу бизнеса Колумбии. Почему вы уволились из Федерального Резерва в августе 2008-го? Я имею в виду, в разгар страшнейшего финансового кризиса. Ну, так я тогда должен был готовить учебник к переизданию. Его отставка оставляет 3 места из 7-ми в Совете ФРС пустыми, когда экономика в них нуждается больше всего. Я уверен, что ваш учебник очень важен и широко читаем, но в августе 2008-го в мире происходили более важные вещи, вы так не считаете? К пятнице, 12-го сентября, Леман Бразерс остались без денег, и вся система коммерческих банков быстро пошла ко дну. Стабильность глобальной финансовой системы подверглась риску. В те выходные Генри Полсон и Тимоти Гайтнер, президент Федерального резервного банка Нью-Йорка, созвали экстренное совещание с президентами крупнейших банков в попытке спасти Леман. Но Леман оказались не единственные. Меррилл Линч, другой крупный коммерческий банк, тоже оказался на грани банкротства. В то же воскресенье его приобрёл Бэнк оф Америка. Единственной заинтересованной в покупке Леман была британская компания Барклайс.

Но Британские государственные органы потребовали финансовые гарантии от правительства Соединённых Штатов. Полсон отказал. Ни Леман, ни Федеральное правительство не предприняли ничего, чтобы подготовиться к банкротству. Мы все прыгнули в такси и помчались в Федеральный Резервный Банк. Они хотели приступить к делу о банкротстве до полуночи 14-го сентября. Мы продолжали настаивать, что это будет ужасным событием. В какой-то момент я использовал слово "армагеддон". Осознавали ли они полностью последствия того, что они предлагали? Воздействие на рынок будет исключительным. Вы это сказали? Они только ответили, что они приняли во внимание все наши замечания, и они все еще считали, что для того, чтобы успокоить рынок и двигаться вперёд, Леман необходимо стать банкротом. Успокоить рынок? Когда вам впервые сообщили, что Леман на самом деле станет банкротом? После того, как это случилось. После того? Понятно. И какова была ваша реакция, когда вы об этом узнали? Мама дорогая! Полсон и Бернанке не проконсультировались с другими правительствами, и не осознавали последствий, предусмотренных иностранными законами о банкротстве. В соответствии с британским законодательством, офис Леман в Лондоне должен был быть немедленно закрыт. Все сделки были прекращены. А это были тысячи и тысячи сделок. Хедж-фонды, имевшие активы в лондонском офисе Леман, неожиданно обнаружили, к своему ужасу, что они не могут получить их назад. Одна из узловых точек обрушилась. И это вызвало огромный эффект домино по всей системе. Старейший фонд денежного рынка в стране списал как безнадежный долг бумаг приблизительно на три четверти миллиарда долларов, выпущенных теперь обанкротившимся Леман Бразерс.

Банкротство Леман также вызвало коллапс на вексельном рынке, от которого зависят многие фирмы, чтобы оплачивать текущие расходы. Это означает, что возможно им придется увольнять сотрудников, они не могут покупать комплектующие, а это ведёт к остановке производства. В один момент, люди остановились и сказали: Слушайте, во что нам верить? Не осталось ничего, чему бы мы могли доверять. На той же самой неделе, Эй-Ай-Джи должно было выплатить $13 миллиардов держателям кредитных дефолтных свопов, но у них не было денег. Эй-Ай-Джи был еще одной узловой точкой. Если Эй-Ай-Джи остановится все самолеты могут перестать летать. 17 сентября правительство взяло на себя контроль над Эй-Ай-Джи. И на следующий день Полсон и Бернанке попросили у Конгресса $700 миллиардов, чтобы спасти банки. Они утверждали, что иначе случится катастрофический финансовый коллапс. Было страшно. Целая система заморожена, каждый элемент финансовой системы, каждый элемент кредитной системы. Никто не мог занять деньги. Было похоже, что сердце мировой финансовой системы остановилось. Я имею дело с проблемами, которые были переданы мне. Многое, с чем я сейчас сталкиваюсь, последствия того, что было сделано много лет назад. Секретарь Полсон выступал во время экономического падения. Все возможные коренные причины этого, а их много, он назвал их. Я, я не уверен. Вы ведь не серьезно, так ведь? Я говорю серьезно. Что, чего вы ожидали? Что, что вы ищите, что вы не можете найти? Он был главным апологетом запрета регуляции кредитных дефолтных свопов, а также поднял лимит кредитного рычага для инвестиционных банков. Так э-э, снова, что. Он упоминал это? Я никогда не слышал, чтобы он упоминал это. М, можем мы выключить эту штуку на секунду? Генри Полсон отказался давать интервью для этого фильма. Когда Эй-Ай-Джи была спасена, владельцы ее кредитных дефолтных свопов, среди которых самым заметным был Голдман Сакс, получили $61 миллиард на следующий же день. Полсон, Бернанке и Тим Гайтнер вынудили Эй-Ай-Джи платить по 100 центов за доллар, не обсуждая возможности снижения цены компенсации. В итоге, спасение Эй-Ай-Джи стоило налогоплательщикам более $150 миллиардов. $160 миллиардов прошли через Эй-Ай-Джи. $14 миллиардов ушли в Голдман Сакс. В то же самое время, Полсон и Гайтнер заставили Эй-Ай-Джи отказаться от своего права подать иск о мошенничестве к Голдман и другим банкам. Разве нет проблемы в том, что человек, ответственный за преодоление кризиса, в прошлом был главой Голдман Сакс, тем, кто был одним из главных виновников кризиса? Следует сказать, что современный финансовый рынок невероятно сложен. безотлагательно предоставить необходимые средства. 4 октября 2008 президент Буш подписал План спасения стоимостью $700 миллиардов. Но мировые рынки ценных бумаг продолжали падать подогреваемые страхом, что наступила глобальная рецессия. Спасительные меры не предполагали ничего, чтобы остановило волну увольнений и лишений прав собственности. Безработица в Соединенных Штатах и Европе быстро выросла до 10%. Рецессия ускорилась и распространилась по всему миру. Я был крайне обеспокоен, поскольку я не предвидел, что весь мир в один момент, с одной и той же скоростью пойдет ко дну. В декабре 2008 Дженерал Моторс и Крайслер находились под угрозой банкротства. Поскольку потребители США сократили свои расходы, китайские производители столкнулись с резким падением продаж. Более 10 миллионов сезонных рабочих в Китае потеряли свою работу. В конце концов, беднейший всегда платит больше. [Фабрика по производству осветительной продукции, провинция Гуаньдун, Китай] Здесь вы можете заработать много денег, где-то 70-80 долларов США в месяц. Работая фермером в деревне, вы не сможете заработать так много денег. Рабочие просто посылают свой заработок домой, отдают его своим семьям. Кризис начался в Америке. Мы все знали, что он придет в Китай. На некоторых фабриках увольняют рабочих. Поскольку люди теряют работу, они беднеют. Жить становится труднее. [Сингапур] Наш рост составлял тогда где-то 20%. Это был очень удачный год. И вдруг мы опустились до -9 в этом квартале. Экспорт резко упал. И я говорю где-то о 30%.

То есть, мы получили удар, упали в обрыв, бум! Даже когда кризис развился, мы не знали, как далеко он может распространиться или насколько тяжелым он будет. И мы все еще надеялись, что у нас остались способы укрыться, и меньше быть потрепанными штормом. Но это невозможно. Мир очень глобализован, все экономики связаны вместе. В США к началу 2010 года количество выселений из-за невыплат по кредиту достигло 6 миллионов. Каждый раз, когда дом выставляется на продажу, это не обходит стороной никого, кто живет поблизости. Потому что, когда эта собственность попадет на рынок, она будет продана по заниженной цене, возможно, до попадания на рынок, она не будет поддерживаться в хорошем состоянии. По нашим оценкам еще 9 миллионов домовладельцев лишатся своих домов. Мы выехали на выходных посмотреть дома на продажу. Мы присмотрели один, который нам понравился. Платеж должен был быть $3200. Все было замечательно, дом был очень красивым. Цена низкая. Все было. Мы выиграли в лотерею. Но реальность дала о себе знать, когда пришло время первого платежа. Я очень беспокоилась за своего мужа. потому что он слишком много работал. У нас трое детей. [Палаточный городок, округ Пинелас, Флорида] Большинство людей, которых я видел в последнее время, к несчастью, люди, пострадавшие от экономической ситуации. Они жили день за днем, от зарплаты до зарплаты, и, к несчастью, все это закончилось. Безработный не будет платить кредит за дом, он не будет платить кредит за машину. Я был водителем лесовоза.

И все лесозаготовительные предприятия закрылись, они закрылись, остановлены лесопилки, и все остановлено. Так что, я переехал сюда, работал на строительных работах. Строительство тоже было остановлено, жить стало труднее. Таких людей здесь много, и скоро вы увидите вокруг еще больше лагерей как этот, потому что сейчас нет работы. Часть 4: Ответственность Когда у компании дела шли хорошо, у нас дела шли хорошо, когда у компании дела шли плохо, у нас дела шли плохо. Люди, которые разрушили свои собственные компании и погрузили мир в кризис, избежали краха, полностью сохранив свое состояние. Пять высших дожностных лиц в Леман Бразерс заработали более миллиарда долларов в период с 2000 по 2007-й год, и когда компания стала банкротом, у них остались все эти деньги. Система работала. Нам не было никакого смысла, выдавать займы, которые не будут выплачены, поскольку тогда мы теряем. Они теряют, заемщик теряет, общество теряет, и мы теряем.

Исполнительный директор Каунтриуайд Анджело Мозило заработал $470 миллионов за период с 2003 по 2008-й год. $140 миллионов он заработал, сбросив акции Каунтриуайд за 12 месяцев до ее краха. В конечном счёте, на совет директоров возложена ответственность за неудачи в бизнесе, поскольку совет несёт ответственность за найм и увольнение исполнительного директора и следит за важными стратегическими решениями. Проблема формирования совета директоров в Америке заключается в самом способе его избрания. Во многих случаях, совет преимущественно созывался исполнительным директором. Совет директоров и Комитеты по оплате труда это два органа, занимающие наилучшее положение для определения надбавок к заработной плате членам руководства. И как, вы считаете, они справлялись с этим последние 10 лет? Ну, я думаю, если вы посмотрите. я бы сказал на "хорошо". Потому, что. На "хорошо"? Не на "неудовлетворительно". Нет, определённо нет. Стен О'Нил, исполнительный директор Меррилл Линч, получил $90 миллионов в 2006 и 2007 году. После того как его компания потерпела крах совет директоров Мерилл Линч позволил ему уйти в отставку и он получил $161 миллион компенсации. Вместо того, чтобы уволить Стена О'Нила, ему позволили уйти в отставку и получить $151 миллион. Это решение, которое совет директоров принял на том этапе. И какую оценку вы даёте этому решению? Не думаю, что я бы также оценил его на "хорошо". Преемнику О'Нила, Джону Тэйну, заплатили $87 миллионов в 2007 году, и в декабре 2008-го, спустя два месяца после того, как Меррилл был спасен на деньги налогоплательщиков, Тэйн и совет директоров Мэррилл раздали бонусы на миллиарды долларов. В марте 2008 Эй-Ай-Джи Файненшл Продактс потеряли $11 миллиардов. Вместо увольнения Джозеф Кассано, глава отдела финансовых продуктов Эй-Ай-Джи, остался консультантом с жалованием в миллион долларов в месяц. Мы хотим быть уверены, что ключевые люди, ведущие сотрудники останутся внутри Эй-Ай-Джи Эф-Пи. Мы удерживаем наш интеллектуальный потенциал. Я присутствовал на весьма интересном обеде, устроенном Хэнком Полсоном чуть больше года назад, вместе с должностными лицами и парой исполнительных директоров крупнейших банков США. И, что удивительно, все эти господа рассуждали о том, что они слишком алчные, что на них лежит часть ответственности. Хорошо. А потом они повернулись к министру финансов, и сказали: "Вы должны нас больше контролировать, потому что мы очень жадные, мы ничего не можем с этим поделать". Единственный способ избежать этого усилить регулирование. Я говорил с многими банкирами по этому вопросу, включая самых высокопоставленных. И за всё время, я впервые услышал, что они действительно хотят, чтобы их доходы регулировались. Да, потому что в тот момент они были напуганы. А потом, когда наметилось разрешение кризиса, тогда, надо полагать, они изменили своё мнение. Сейчас в США банки стали ещё более крупными, влиятельными и концентрированными, чем когда-либо прежде. Конкурентов стало меньше, а многие мелкие банки были поглощены крупными. Джей-Пи Морган сегодня ещё больше, чем раньше. Джей-Пи Морган сначала поглотил Беар Стернс, а затем и ВАМУ. Бэнк оф Америка поглотил Кантриуайд и Мэррилл Линч. Уэллс Фарго поглотил Ваковия.

После кризиса, вся финансовая индустрия, включая Круглый стол по финансовым услугам, работала как никогда усердно для того, чтобы не дать провести реформу. Банкиры наняли 3 тысячи лоббистов, больше пяти на каждого члена Конгресса. Как вы думаете, не обладает ли финансовый сектор чрезмерным политическим влиянием в Соединенных Штатах? Нет. Я считаю, что интересы каждого человека в нашей стране представлены здесь в Вашингтоне. И вы считаете, что каждый сегмент американского общества имеет равный и честный доступ к системе? Вы можете зайти на любое слушание Конгресса. на какое захотите. Да, я так считаю. То, что любой может прийти на слушание, еще не означает, что любой способен выписывать такие чеки, какие выписывают в вашей индустрии, или быть вовлеченным в избирательные кампании на таком уровне, на каком вовлечена ваша индустрия. В период между 1998 и 2008 годами индустрия финансовых услуг потратила больше $5 миллиардов на лоббирование своих интересов и избирательные компании. И после того, как кризис начался, они тратили еще больше денег.

Финансовая индустрия также распространяет свое влияние еще одним, более хитрым и незаметным, способом, способом, о котором не знают большинство американцев. Она коррумпировала сами экономические исследования. Политика дерегулирования имела невероятную финансовую и интеллектуальную поддержку. Потому что люди отстаивали ее ради своей собственной выгоды.

Экономическая профессия была основным источником этой иллюзии. Начиная с 1980-х годов ученые-экономисты были главными апологетами политики дерегулирования, они оказывали значительное влияние на формирование политики правительства США. Лишь немногие из этих экономических экспертов предупреждали о кризисе. И даже после кризиса многие из них были против реформы. Те люди, которые учили этим идеям, как правило получали много денег в качестве консультантов. Профессора бизнес-школ не живут на свои академические заработки. Их дела идут очень, очень хорошо. За последнее десятилетие индустрия финансовых услуг вложила около $5 миллиардов в избирательные компании в Соединенных Штатах. Это довольно большая сумма. Это вас не беспокоит? Мартин Фельдштейн профессор Гарварда и один из самых известных экономистов в мире. Будучи главным экономическим советником Рональда Рейгана, он был основным архитектором политики дерегулирования. И с 1988 по 2009 годы он был в совете директоров как в Эй-Ай-Джи, так и в Эй-Ай-Джи Файненшл Продактс, которые платили ему миллионы долларов. Вы хоть сколько-нибудь сожалеете о том, что были в совете директоров Эй-Ай-Джи? Никаких комментариев. Нет, я нисколько не сожалею о том, что я был в совете директоров Эй-Ай-Джи. Нисколько. Абсолютно не сожалею. Абсолютно не сожалею. Есть ли у вас какие-нибудь сожаления о решениях Эй-Ай-Джи? Я больше ничего не могу сказать об Эй-Ай-Джи. Я преподавал в Северо-западном университете в Чикаго, Гарварде и Колумбийском университете. Гленн Хаббард декан Колумбийской бизнес-школы, он был председателем Совета экономических консультантов при Джордже Буше младшем. Вы не думаете, что финансовый сектор имеет слишком много политической власти в Соединенных Штатах? Я так не думаю, нет. Вы определенно не получите такого впечатления, если посмотрите на то, как их критикуют в Вашингтоне. Многие видные ученые тихо делают состояния, помогая финансовой индустрии формировать общественное мнение и политику правительства. Анализис Груп, Чарльз Ривер Ассошиэйтс, Компас Лексикон, и Лоу энд Экономикс Консалтинг Груп управляют многомиллиардной индустрией, которая предоставляет возможность нанимать экономических экспертов. Двое банкиров, которые пользовались этими услугами, были Ральф Чиофи и Мэтью Тэннин, руководители хедж-фонда Беар Стернс, которые обвинялись в мошенничестве с ценными бумагами. Оба были признаны невиновными, после того как наняли Анализис Груп. Гленну Хаббарду было заплачено $100 тысяч за то, что он дал показания в их защиту. Вы не думаете, что в экономической дисциплине существует проблема конфликта интересов? Я не понимаю, что вы имеете в виду. Вы не думаете, что значительная часть экономической дисциплины, ряд экономистов имеют финансовый интерес, который, в некотором смысле, может поставить под вопрос. Я понял, что вы хотите сказать. Я сомневаюсь в этом. Знаете, большинство ученых-экономистов это не богатые бизнесмены. Хаббард получает $250 тысяч в год как член правления Мет Лайф, был в правлении Кэпмарк, крупного коммерческого ипотечного кредитора во время финансового пузыря, который обанкротился в 2009 году. Он также консультирует Номура Секьюритиз, ККР Файненшл Корпорэйшн и многие другие финансовые фирмы. Лора Тайсон, которая отказалась давать интервью для этого фильма, профессор Калифорнийского университета в Беркли. Она была председателем Совета экономических консультантов, а затем директором Национального экономического совета при администрации Клинтона. Сразу после ухода из правительства, она вошла в правление Морган Стенли, которые платят ей $350 тысяч в год. Рут Симмонс, президент Университета Брауна, получает больше $300 тысяч в год в правлении Голдман Сакс. Ларри Саммерс, министр финансов США, играл важную роль в дерегулировании деривативов. В 2001 он стал президентом Гарварда.

Будучи в Гарварде, он получал миллионы, консультируя хедж-фонды, еще больше денег он получал за выступления, в основном от инвестиционных банков. Согласно предоставленной им декларации, состояние Саммерса оценивается между $16,5 и $39,5 миллионов.

Фредерик Мишкин, который вернулся в Бизнес-школу колумбийского университета после того, как оставил ФРС, сообщил в своем отчете правительству, что его состояние оценивалось между $6 и $17 миллионами. В 2006 году вы были соавтором исследования об исландской финансовой системе. Правильно. Исландия также является развитой страной с превосходными институтами, низким уровнем коррупции, главенством закона. Экономика уже приспособилась к финансовой либерализации, в то время как разумное регулирование и надзор в целом довольно сильны. Да. И это была ошибка. Оказалось, что э-э, что регулирование и надзор не были сильны в Исландии. Так, почему же вы подумали, что они сильны? Я думаю, что вы располагаете определенной информацией, которая вам доступна, и, в общем, картина была такой, что Исландия обладала очень хорошими институтами. Она была очень развитой страной. Кто вам это сказал? Какие исследования вы проводили? Вы, вы говорите с людьми, вы доверяете Центральному банку, который на самом деле не справился со своей работой. Э-э, что, э-э, явно, это. Почему вы доверяли Центральному банку? Ну, эта вера, вы. потому что вы. отталкиваетесь от информации, которая у вас имеется. Сколько вам заплатили за эту статью? Мне заплатили, э-э, я думаю, что эта цифра. эта информация общедоступна. Фредерик Мишкин получил $124 тысячи от Исландской торговой палаты за написание этой статьи. В вашем резюме название этого доклада было изменено с "Финансовая стабильность в Исландии" на "Финансовая нестабильность в Исландии". Ну, я не знаю, что бы это ни было, опечатка есть опечатка. Я думаю, что в независимости от того, кто делал исследование, информация о том, существуют ли какие-либо финансовые противоречия, связанные с этим исследованием, должна быть общественно доступной. Позвольте напомнить, за этим не существует никакого контроля. Я не могу представить, чтобы кто-нибудь не делал этого, не указывал этого в статье. Иначе будут серьезные профессиональные санкции. Я не заметил нигде в статье, чтобы вы указали, что вам заплатила Исландская торговая палата за ее написание. Нет, я. Хорошо. Ричард Портес, самый знаменитый экономист в Британии и профессор Лондонской школы бизнеса, также написал доклад для Исландской торговой палаты в 2007, в котором восхвалял исландский финансовый сектор. У самих банков высокая ликвидность. На самом деле, они заработали на падении исландской кроны. Это сильные банки, их финансирование, их рыночное финансирование обеспечено на следующий год. Этими банками правильно управляют. Ричард, спасибо большое. Как и в случае с Мишкиным, в статье Портеса не упоминается денежное спонсирование Исландской торговой палатой. Гарвард требует раскрытия финансового конфликта интересов в публикациях? Нет, насколько мне известно. Вы требуете от людей сообщать о доходах, которые они получают за пределами университета? Вы не видите в этом проблемы? Я не понимаю, зачем. Мартин Фельдштейн в правлении Эй-Ай-Джи, Лора Тайсон в правлении Морган Стенли, Ларри Саммерс получает $10 миллионов в год, консультируя финансовые фирмы. Не важно? Да, по большому счету, не важно. Вы написали большое количество статей на самые разные темы. Вы никогда не считали необходимым исследовать риски нерегулируемых кредитных дефолтных свопов? Никогда не считал необходимым.

Тот же вопрос относительно жалования руководящего звена, регулирования корпоративного управления, спонсирования избирательных компаний. Что, что. Я не знаю, что мне еще добавить к этому разговору. Я смотрю сейчас в ваше резюме, у меня создается впечатление, что в основном ваша деятельность за пределами университета связана с консультированием и организацией управления в индустрии финансовых услуг. Вы согласны с такой оценкой? Нет, насколько я знаю, не думаю, что клиенты, которых я консультирую, есть в моем резюме. Каких именно клиентов вы консультируете? Не думаю, что должен обсуждать это с вами. Слушайте, у вас есть еще несколько минут, и интервью закончено. Вы консультируете какие-нибудь финансовые фирмы? Ответ да, я делаю это. И я не хочу вдаваться в детали на этот счет. Входят ли в их число финансовые фирмы? Возможно. Вы не помните? Это не допрос, я был достаточно вежлив, чтобы дать вам время, опрометчиво, как выяснилось. Но у вас есть еще три минуты. Сделайте свою лучшую попытку. В 2004 году, на пике финансового пузыря, Гленн Хаббард в соавторстве с Вильямом Дадли, главным экономистом Голдман Сакс, написали одну популярную статью. В этой статье Хаббард восхвалял кредитные деривативы и секьюритизационную цепь, утверждая, что они улучшили распределение капитала, и повысили финансовую стабильность. Он привел факты снижения волатильности в экономике и заявил, что экономические рецессии стали реже и не столь суровы. Кредитные деривативы защищали банки от убытков и способствовали распределению рисков. Медик-исследователь пишет статью: для лечения этого заболевания, необходимо назначать этот препарат. Оказывается, что доктор получает 80 % личных доходов от производителя этого препарата. Вас это не беспокоит? Я думаю, ну, это, безусловно, важно раскрыть Ну, по-моему, это несколько отличается от случаев, рассматриваемых нами. Потому что. Президенты Гарвардского и Колумбийского университетов отказались давать комментарии о конфликте интересов в науке и образовании. Оба отказались давать интервью для этого фильма. Как вы думаете, что это говорит об экономической науке? Это, на самом деле, не имеет к ней отношения. Действительно, я думаю, ну, это часть, это важная часть проблемы. Часть V: Где мы сейчас Возрастающая мощь американского финансового сектора была частью более широких изменений в Америке. Начиная с 80-х годов экономическое неравенство в Соединенных штатах увеличивалось, а экономическое доминирование уменьшалось. Такие компании как Дженерал Моторс, Крайслер и Ю.С. Стил, прежде ядро американской экономики, плохо управлялись и проигрывали своим иностранным конкурентам. И когда такие страны, как Китай, перешли к открытой экономике, американские компании открыли рабочие места за границей с целью экономии денег. Многие, многие годы 660 миллионов человек в развитых странах были надежно отгорожены от этой дополнительной рабочей силы существовавшей на планете. Внезапно, "Бамбуковый занавес" и "Железный занавес" поднялись, и мы имеем дополнительных 2,5 миллиарда человек. Рабочие американских заводов увольнялись десятками тысяч. Наша промышленная база в течение нескольких лет была буквально разрушена. Поскольку промышленное производство падало, росли другие отрасли. Соединённые Штаты являются лидером в мире информационных технологий, где легко найти высокооплачиваемую работу. Но такая работа требует образования. А для среднего американца колледж все чаще финансово недоступен. В то время как частные университеты, такие как Гарвард, получают многомиллиардные вложения, бюджеты государственных университетов сокращаются, а плата за обучение растет. Плата за обучение в калифорнийских государственных университетах возросла с $650 в 1970-х годах до более 10 тысяч долларов в 2010. Все чаще, главным условием того, идут ли американцы в колледж, является их возможность найти деньги на обучение. Тем временем, налоговая политика Америки изменилась в пользу богатых американцев. Когда я впервые пришел в Овальный кабинет, я думал, что налоги слишком высокие, и они были высокими. Наиболее серьезными изменениями была серия налоговых послаблений, разработанная Гленном Хаббардом, который в то время работал главным экономическим советником Буша. Администрация Буша резко снизила налоги на доходы от инвестиций, на дивиденды по акциям на бирже и ликвидировала налог на наследство. У нас есть всеобъемлющий план, который, когда заработает, оставит почти $1,1 триллионов в руках американских рабочих, семей, инвесторов и малого бизнеса. В основном, выгоду от этих налоговых реформ получили самые богатые американцы, всего 1% населения Америки. И кстати говоря, это был краеугольный камень политики восстановления экономики США.

Экономическое неравенство в США сегодня больше, чем в любой другой развитой стране мира. Американские семьи реагировали на эти изменения двумя способами: работая дольше и уходя в долги. Поскольку средний класс отстает все сильнее и сильнее, политикам приходится применять меры в виде создания условий для более доступных кредитов. Вам не надо обходиться обветшалым домом. Покупатель с низким уровнем дохода может купить такой же уютный дом, как и любой другой. Американские семьи брали кредиты, чтобы оплатить дом, машину, медицинскую страховку и образование для своих детей. 90% менее обеспеченных людей потеряли почву под ногами между 1980 и 2007 годами. Всё ушло к богатой верхушке одному проценту населения. Впервые в истории средний американец менее образован и менее обеспечен, чем старшее поколение. Эра жадности и безответственности на Уолл Стрит и в Вашингтоне привела нас к серьезному финансовому кризису подобно которому мы не испытывали со времен Великой Депрессии. Когда начался финансовый кризис, незадолго до выборов в 2008-ом, Барак Обама указал на жадность Уолл Стрит и на неудачи финансового регулирования как на пример того, что нуждается в изменениях в Америке. Недостаток контроля в Вашингтоне и на Уолл Стрит это именно то, что привело нас к кризису. Когда президент Обама пришел в Овальный кабинет, он говорил о необходимости реформ в индустрии финансовых услуг. Мы хотим системное регулирование рисков, повышенные требования к контролю за банками. Мы нуждаемся в деятельности по защите потребителей в финансовом секторе, мы нуждаемся в изменении культуры Уолл Стрит. Но когда в середине 2010-го пришло время для дел, финансовые реформы администрации были слабыми.

И в некоторых сферах, таких как рейтинговые агентства, лоббирование, выплата бонусов ничего существенного не было предложено. Обаме и его "реформе регулирования" я говорю, если одним словом, Ха! Эта реформа весьма незначительна. Как же так? Это правительство Уолл Cтрит. Министром финансов Обама выбрал Тимоти Гайтнера. Гайтнер был президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка во время кризиса и одной из ключевых фигур, принимавших решение выплатить Голдман Сакс по 100 центов за доллар за дефолтные ипотечные кредиты. Когда Тим Гайтнер давал показания, вступая в должность министра финансов, он сказал: "Я никогда не был регулятором". Для меня это означает, что он не понимал сути своей работы на посту президента Федерального резервного банка Нью-Йорка. Тимоти Гайтнер отказался давать интервью для этого фильма. Новым президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка стал Уильям К. Дадли, в прошлом ведущий экономист Голдман Сакс, чья совместная с Гленном Хаббардом статья восхваляла деривативы. Руководителем аппарата Гайтнера является Марк Патерсон бывший лоббист работавший на Голдман и один из старших советников Льюис Сакс, который курировал Трикадиа компанию, которая активно участвовала в игре против ипотечных ценных бумаг, которые сама же и продавала. Главой Комиссии по торговле товарными фьючерсами Обама выбрал Гэри Генслера бывшего исполнительного директора Голдман Сакс, который помог заблокировать введение регулирования на операции с деривативами. Для управления Комиссией по ценным бумагам и биржам Обама выбрал Мэри Шапиро, бывшего генерального дирерктора ФИНРА, саморегулируемой организации профессиональных участников рынка ценных бумаг. Глава аппарата Обамы, Рам Эмануэль, сделал $320 тысяч, работая в правлении Фредди Мак. Мартин Фельдштейн и Лора Тайсон являются членами Консультативного совета по восстановлению экономики при президенте. А главным экономическим советником Обамы является Ларри Саммерс. Самыми главными экономическими советниками являются те самые люди, которые были там и создали саму структуру. Когда стало ясно, что Саммерс и Гайтнер займут важные места в правительстве, я понял, что ничего не изменится. Администрация Обамы сопротивлялась регулированию выплаты банковских премий, даже когда зарубежные лидеры взялись за дело. Я думаю, финансовый сектор это обслуживающий сектор, прежде всего он должен работать для других, а не для себя. В сентябре 2009 года Кристина Лагард и министры финансов Швеции, Нидерландов, Люксембурга, Италии, Испании и Германии призвали страны большой двадцатки, включая Соединенные Штаты, ввести строгие правила для банковских компенсаций. И в июле 2010 года Европейский парламент ввел в действие эти правила. Администрация Обамы не отреагировала на это. По их мнению, это временное отклонение, и всё вернется к норме. Вот почему я вновь назначил его на еще один срок как Главу Федерального Резерва. Спасибо тебе огромное, Бен. В 2009 году Барак Обама вновь назначил Бена Бернанке. Спасибо вам, господин Президент. К середине 2010 года ни один финансовый директор не был привлечен к уголовной ответственности, или даже арестован, деятельность ни одного должностного лица не была расследована, ни одна финансовая фирма не была привлечена к уголовной ответственности за махинации с ценными бумагами или финансовые махинации. Администрация Обамы даже не попыталась вернуть хоть что-то из премий, выплаченных финансовым директорам во время пузыря.

Я определенно думаю об уголовном преследовании в отношении некоторых высокопоставленных руководителей, таких как Мозило. Я бы обратил внимание на Беар Стернс, Голдман Сакс и Леман Бразерс, и Меррил Линч. Для уголовного преследования. Да. Да. Им было бы очень трудно выиграть, но я думаю, они могли бы сделать это, если бы у них было достаточно инсайдеров, которые бы сказали правду. В отрасли, в которой употребление наркотиков, проституция, и подложные платежи за услуги проституток имеют место в промышленных масштабах, будет не сложно заставить людей говорить, если вы действительно этого захотите. Они предложили мне сделку с правосудием, и я согласилась. Они вообще не проявляли интереса к моим записям, они ничем не интересовались. Они не были заинтересованы в ваших записях? Верно. Верно.

У них есть внутренний кодекс: вы не используете пороки людей в делах, связанных с Уолл Стрит, чтобы потопить их. Я думаю, может быть, после катаклизмов, через которые мы прошли, люди пересмотрят это правило. Я не тот человек, которому об этом судить.

Федеральные обвинители не постеснялись использовать личные слабости Элиота Спитцера, чтобы вынудить его уйти в 2008 году. Однако они не проявляют подобного энтузиазма по отношению к Уолл Стрит. Вы пришли к нам сегодня и говорите нам: Мы сожалеем, мы не хотели этого, мы больше так не будем, верьте нам. Что ж, некоторые люди в моём избирательном округе фактически ограбили несколько ваших банков. И они говорят тоже самое! Они сожалеют, они не хотели этого, они больше так не будут. В 2009-ом, когда безработица достигла рекордного уровня за последние 17 лет, Морган Стэнли заплатил своим сотрудникам около $14 миллиардов, и Голдман Сакс заплатил около 16 миллиардов. В 2010-ом бонусы были еще больше.

Почему финансовому инженеру выплачивается в четыре, в сотни раз больше, чем настоящему инженеру? Настоящий инженер строит мосты, финансовый инженер строит, строит мечты. И когда эти мечты превращаются в кошмары, другие люди платят за это. В течении десятилетий, американская финансовая система была стабильной и безопасной. Но потом что-то изменилось. Финансовая индустрия повернулась спиной к обществу, коррумпировала нашу политическую систему и погрузила мировую экономику в кризис. Понеся огромные потери, мы избежали катастрофы и теперь восстанавливаемся. Но люди и организации, которые вызвали кризис, все еще у власти, и это нужно менять. Они будут говорить нам, что мы нуждаемся в них и что то, чем они занимаются, слишком сложно для нашего понимания. Они скажут нам, что это никогда больше не повторится. Они потратят миллиарды долларов, борясь против реформ. Это будет нелегко. Но некоторые вещи стоят того, чтобы за них бороться.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< И только изза такой ерунды вы решили потревожить меня?

Было очень любезно с вашей стороны оставить мне ужин. >>>