Христианство в Армении

Вознаграждение было бы кстати.

о могучем Мо-Сам-Си-Уэбе. Гризли, которого природа создала мастером хитрости и образцом силы. Эти истории были мне рассказаны разными людьми скотоводом, который ненавидел Уэба, и индейцем, который называл большого медведя Братом и почитал его, как тотем. Однажды я сам видел Уэба, персекающего речной каньон, когда он еще правил своим горным королевством.

И вот, наконец, я решил изложить его историю настолько хорошо, как только сумеет мое скромное перо. Мы начнем с давно прошедших времен, с берегов маленького горного озера, окруженного сосновыми деревьями. Как и все ее сородичи, старая медведица гризли не боялась ни одного живого существа. Однако сейчас она собиралась проверить, что открытое место за лесом достаточно безопасно. Во время зимней спячки у нее родились два детеныша. Она была очень старой медведицей. Эти брат и сестра были ее последней парой медвежат. Маленький самец родился с укороченным пальцем на одной ноге, и, оставляя такой след, со временем, он стал известен как Мо-Сам-Си-Уэб, что на индейском наречии означает "четырехпалый гризли". Но это еще только будет в далеком будущем. А сейчас Уэб был просто одним из двух любопытных детенышей. Встреча с этим маленьким сурком была для него потрясающем открытием.

Медвежата не знали, был ли барсук приятелем, с которым им можно подружиться, или его следовало бояться. но у их матери не было времени на знакомство с местными обитателями. Она вела свою семью подальше от этого соседства, в другую часть страны. Они миновали только один холм и две долины, когда старая медведица почувствовала потребность в отдыхе. В то же время медвежата нашли идеальное место для игры "царь горы". На самом деле, все началось как "царица горы", но Уэб считал, что насчет этого можно было еще поспорить. Сестра, наконец, поставила точку в их споре. И как только она одержала верх, Уэб потерял равновесие и соскользнул прямиком к передвижной столовой. Ну ладно, сестра осталась в выигрыше, но это была бесполезная победа. И лучше бы ей скорее спуститься и разделить сладкий вкус поражения. В течении первого лета жизни материнское молоко должно было стать лишь частью диеты медвежат. Это было важно, чтобы подготовить их обходиться без него. Итак, сегодня это был короткий перекус, последовавший за коротким сном, а затем настало время для введения их в замечательный мир твердой еды. И теперь, практически все и вся годилось в пищу гризли, и никакие усилия не были слишком большими для маленького вознаграждения, даже если было нужно перевернуть 200-фунтовую глыбу, чтобы найти всего две унции личинок жуков. В то время, как детеныши выкапывали жуков, их мама собиралась сделать то, о чем она мечтала всю зиму принять хорошую, продолжительную, роскошную ванну. Стоило старушке намочить свой нос, как у нее сразу прибавилось прыти. Чем бы мама там не занималась, детеныши не хотели принимать в этом участия. Они решили все водные состязания проводить на берегу. Известно, что медвежата являются прирожденными пловцами. Между тем, их мать перестала дурачиться и настроилась серьезно порыбачить. Итак, рыба занимала особое место в меню гризли, но молодняк нужно было еще научить ее любить. Проблема была в том, что форель не собиралась им в этом помогать. Ну что ж, бесполезно переживать о той, что уплыла прочь. Медвежатам оставалось только вернуться и бежать за едой к маме. Может быть со временем они бы вошли во вкус, но его сестра после рыбы захотела прополоскать рот, а Уэб даже не успел и попробовать. И в этот момент лихорадка путешествия снова охвалила их мать. Старая медведица не бродила просто так, бесцельно.

В ее памяти жило воспоминание об отдаленном, труднонаходимом местечке, где земля была дружелюбной, а жизнь легкой. Это будет долгий путь, почти без передышки чтобы отдохнуть по дороге, включая зимние состязания на высоком уровне. Даже мама решила прокатиться по снежку. Уэбу с самого рождения нравилось что-нибудь толкать. Но на этот раз он увлекся. После такой поездки Уэба немного пошатывало. Путешествие медведей проходило вверх, через высокие перевалы и вниз, мимо тающих снежников на противоположной стороне гор. По мере того, как проходили дни и мили, медвежата подрастали и набирались сил, и ничто не могло расти быстрее, чем медвежонок, особенно маленький гризли. Уэб и его сестра весили около 300 граммов каждый, в момент их рождения в середине зимы, но, когда весну сменило лето, они стали упитанны, каждый весом почти в 16 килограмм. И вот теперь медведица подошла к последнему этапу ее долгого путешествия. Конечно, она не могла знать, что за прошедшие годы произошли большие изменения в той местности, что была знакома ей в детстве.

Даже здесь, в отдаленных верховьях реки Грейбулл, это высокогорье больше не являлось заповедной дикой страной.

Его имя было Моки. Он был индейцем из племени Кри. В детстве эта земля была его домом. Много лет назад он выбрал путь белого человека, и служил в армии белого человека, но теперь он вернулся назад, в места своей юности, и давно забытые воспоминания нахлынули на него. Среди все тех же скал он наблюдал за Уамди, орлом, парящим в небесах, в волшебных лучах солнца. Здесь, также, когда-то он скалывал наконечники для его первых маленьких стрел, там, внизу, на берегу реки. А далеко верху, в горах, было тайное место, называвшееся Такакауа, водопад, где его дед смыл с него остатки детства и нанес на его руку знак Большого Медведя. Был ли это знак свыше или просто совпадение? Моки был рад, что медведи чувствуют себя как дома здесь, в этой горной стране. Если бы они двинулись вниз по реке на плоскую возвышенность, могли бы возникнуть неприятности. Теперь Моки стал скотоводом. Он был управляющим на ранчо, широкие границы которого он только что нанес на карту.

На первых порах здесь была только пара строений, окруженных огромным пространством нетронутой земли. Но уже здесь было заложено начало империи, включая первые стада беломордых коров, которые вскоре вытеснят длиннорогую породу, как короли скота на Западе. старая медведица впервые забеспокоилась за своих детенышей. Им она приказала оставаться в безопасном убежище, Сама же отправилась на разведку, чтобы определить, откуда доносится весь этот шум. Детеныши повзрослели еще на пару недель, и Уэб считал себя достаточно большим, чтобы отправиться на исследования, не слушая наставления сестры. Теперь судьба готовила сцену для первого действия в странной жизненной драме четырехпалого медведя гризли встречу с индейцем, который будет его другом, и скотоводом, который станет его врагом. Полковник Пирсон был отставным армейским офицером. Моки в свое время служил у него помощником и разведчиком, а теперь был его другом и управляющим. Давайте развернемся веером! Чарли, Том, возьмите ту сторону.! Хорошо! Пекос! А ты по гребню! Сделаю. Поехали! Хотите остаться со мной, сэр? Да, пожалуй.

Она чувствовала опасность для своих детенышей. Было бы лучше увести ее семью подальше отсюда. Мать не прошла и нескольких футов, когда она осознала, что за ней следует только один из ее малышей. Ей не удавалось увидеть или услышать его и тогда она отправилась на его поиски. На самом деле, Уэб пропутешествовал уже около четверти мили, и сейчас прокладывал свой путь прямиком к неожиданным неприятностям. Потребовалось полое бревно, чтобы сфокусировать такую картину. Уэб считал, что ему можно протянуть лапу дружбы, но теленок просто никак не представлял себе медвежонка в качестве компаньона. Маленькая телка громко звала на помощь и получила ее. Там, в зарослях! Пойдем! Похоже, мы сделали их всех. Мой первый гризли. Жаль, она стоила мне первоклассного быка. Да, очень плохо. Очень плохо это для быка или для медведя? Очень плохо для детенышей. Маленькие гризли вырастают в больших, Моки. У тебя теперь есть новый тотем, Крупный рогатый скот. Да, сэр. Думаю, вы захотите сохранить шкуру. Против винтовки полковника у Уэба была только удача промаха. Уэб не стал тратить время. Больше всего на свете ему сейчас хотелось отряхнуться и вернуться в лоно семьи, где бы она ни была. Вплоть до ранних утренних часов следующего дня перегон стада все еще продолжался вдоль реки. И вот последние несколько голов скота продрались сквозь ивовые заросли и направились к ранчо. Все утро Моки продолжал прочесывать плоскогорье, чтобы не упустить из виду скот в каком-нибудь укромном месте. В этом небольшом ручье он наткнулся на другой след. Когдла Моки увидел его, у него было два варианта: он мог позволить детенышу спуститься и идти по своим делам, или он мог застрелить его. Но затем Моки понял, что был и третий путь, и он решил последовать ему. Это было весьма необычно для скотовода сделать что-либо для гризли, даже такого маленького. Но это не было странным для индейца, который сам происходил из Рода Медведя. Давай, малыш, не будем делать из этого проблему. Давай! Успокойся! Иди сюда! Сюда, мальчик! Тихо, мальчик! Ну, давай! Давай сюда. Ну-ка, малыш, Потише. Потише. Отдай мне мое пальто! Иди сюда. Вот, теперь хорошо. Мальчик, как же с тобой тяжко, Полегче, успокойся. Иди же сюда. Это не больно, малыш. Ничего тебе не будет. Вот, видишь? Ну все, не шуми. Когда Моки набросил веревку на детеныша гризли вместо того, чтобы пристрелить его, ему пришла мысль, что в один прекрасный день он может столкнуться с последствиями своего поступка, но прямо сейчас он совсем не думал о будущем. На самом деле, он совершал долгое путешествие в прошлое. Это было путешествие, которое одобрил бы его дед. И теперь он решил, что было только одно достойное место, где можно было бы свободно развернуться медвежонку. Это должно быть то самое место, где индейский мальчик Моки из Рода Медведя прошел обряд посвящения в мужчины. Моки до сих пор помнил голос своего деда, рассказывающего откуда произошел Род Гризли. (Дед говорит на языке Кри) "На рассвете времен Гитчи Маниту, великий дух, создал небо, землю и воду. Затем он создал Гризли и Кри. Между этими двумя племенами разгорелась война, и гризли падали, как увядшие листья в лесу. Гризли были сильны в бою, но они не могли устоять против оружия Кри. Гитчи Маниту увидел это и рассердился. Он не мог позволить Большим Медведям исчезнуть с лица земли. Взмахом своей руки он воздвиг высокие горы и отдал их гризли, чтобы это была их охотничья земля.

Он взял самых храбрых воинов из племени Кри и объединил их в один Род. И в водах Такакава он смыл кровь с их рук и поставил на них знак. Затем Гитчи Маниту сказал: Слушайте меня, воины Кри. Теперь я сделал вас и медведей братьями. Уходите из этих мест и встречайтесь с вашими братьями мирно с этого времени и до тех пор, покуда падающие воды Такакава не иссякнут. А сейчас успокойся. Мы уже здесь. В том самом месте. Теперь ты оставайся здесь, где все принадлежит тебе. А если вернешься на мою землю, у нас обоих будут большие неприятности. (Говорит на языке Кри) Иди с миром, мой маленький брат. Можешь сказать "спасибо" моему деду. Это было в высокогорной бескрайней глуши, которая стала его собственной, а полное одиночество с той поры стало образом жизни для Уэба Первые несколько дней он провел в поисках своей матери, но природа мудро наделила молодых животных короткой памятью о таких вещах. И по мере того, как проходили дни, проблема нахождения его семьи постепенно уступила место поиску пищи, который занимал все свободное время. Не то, чтобы еда была совсем скудной. Это был пик сезона лесных ягод. Проблема заключалась в невероятной скорости роста Уэба прибавлявшего от 1,5 до 2 килограммов в день К счатью, большинство местных любителей ягод, таких, как енот, были более чем готовы предоставить возможность гризли любого размера быть первым в очереди в кладовую природы. Всего одного взгляда на Уэба было достаточно, чтобы лиса испугалась. И даже упрямая маленькая лесная куница. уступала ему дорогу. Но здесь попадались и не такие обитатели, и прямо сейчас Уэбу предстояло встретиться с королевой кошек этой дремучей чащобы. У матери-пумы был только один детеныш, неприкосновенный и недоступный. Ну что ж, Уэбу не очень то и был нужен этот котенок, уж лучше сделать большой крюк. Пума ему немного в этом помогла. Самка должна была признать, что у этого большого хама лучший хук слева, который она когда-либо видела. Итак, стало ясно, что этому королевскому котенку необходимо сменить летнее местожительство. И если этот буйный элемент двигался в одну сторону, то пума направилась в противоположную.

Коша-мать могла бы избежать этих хлопот, так как странствующий медвежонок определенно не собирался тратить время на поиски ее следов. После такой легкой победы самоуверенность Уэба росла так же быстро, как его вес. Но как-то раз, когда Уэб весил уже более 60 кг, вся его уверенность сошла на нет. Добывание пищи не было чем-то вроде зрелищного спорта, как мог убедиться Уэб.

Чего не скажешь об этом Черныше-сладкоежке, который уже насытился. Хотя, это было лишь временное насыщение. Уэбу не понадобилось много времени, чтобы убедиться здесь все вычещено до основания. Черныш, конечно, мог бы залезть наверх следом за Уэбом, но он решил, что все точки и так расставлены. А кроме того, он просто-напросто, снова проголодался. Но в самый разгар веселья появился настоящий медведь хозяин этих мест. Этот молодой гризли был в расцвете своих сил, а также на пике своего могущества, и по праву сильного считал, что все вокруг здесь принадлежит ему. Был только один выход и Черныш им воспользовался. Вопли детеныша были тем, на что новый король не мог не обратить внимания. И это было плохо. Но взрослые гризли не могут лазать по деревьям. И это было хорошо. Следовательно, добраться до Уэба он не мог. Но он мог сделать кое-то, что у него получалось очень хорошо, и это было плохо. Эта яма была лишь началом дела. Далее в планах было надавать этому сосунку чтоб мало не показалось, как только он стряхнет его вниз. Наконец, эта карусель закончилась, но только лишь потому, что кое-кто там внизу, утомился.

В качестве финального аккорда гризли собирался оставить постоянное предупреждение для всех, кто пытался нарушить границы его владений. В обычной медвежьей манере он оставил знак, говорящий всем, что он был здесь королем, и это была его страна. Наступило утро следующего дня прежде, чем Уэб набрался храбрости спуститься. Ой-ой! Ему очень не понравилось, как выглядит этот куст. Кто знает, что за ним таится. Теперь наступила осень, и смены времен года вели к изменениям в жизненном пути Уэба. В то время как осенние краски расцвечивали склоны гор, все больше и больше, Уэб забирался все выше, направляясь в высокогорную страну.

Когда Уэба застал первый в его жизни снегопад, он весил уже около 200 килограмм. В течении некоторого времени у него было определенное ощущение, что он что-то опоздал сделать. Он не знал, что это было, но одно было несомненно в эти дни он чувствовал себя ужасно сонным.

Это скольжение привело Уэба домой он инстинктивно вернулся в ту же берлогу, в которой когда-то родился. И как-то сразу Уэб понял, что он нашел лекарство от того, что его беспокоило. Ему просто была необходима хорошая долгая зимняя спячка. Здесь, кстати, уже был один жилец древесная крыса, занявшая себе небольшой уголок в этой квартире. Неподалеку обитала пара росомах, рыскавших в поисках жилья. Эта молодая парочка решила остановиться в известном им месте, которое они застолбили прошлым летом.

Росомахи, наконец, поняли, что они схлопочут от медведя гораздо больше, чем рассчитывали. Только он мог владеть всей берлогой. Учитывая эти обстоятельства, древесная крыса сообразила, что у нее не будет времени даже упаковать вещички, Здесь просто не было достаточно места для нее и этого медведя. И вот, наконец, Уэб погрузился в свой долгий сон. И будет спать, покуда свирепствует зима в этой высокогорной стране.

Сменились времена года, и теперь четырехпалый медведь опять оставлял свой след на земле. Этот узор повторялся снова и снова, как и сезоны завершали свой цикл, складываясь в года. Пришла и миновала четвертая зима в его жизни, и настала еще одна весна.. На этот раз в пробуждении было что-то новое для Уэба. Он весил теперь около 350 килограмм. Молодой гигант вступил в пору ранней зрелости. И теперь бродячий инстинкт гризли-самца подсказывал ему, что пришло время покинуть знакомую долину. И тогда, в один из дней в начале лета, он двинулся в долину, лежащую у истоков реки Грейбулл. Было утро следующего дня, который начался для Уэба еще одним жизненным уроком. На самом деле он бродил в поисках пищи, а не просвещения. Это была обычная индейская ловушка для волков кусок приманки вверху, круг капкана внизу. Волки ступали, как будто на цыпочках, хотя, они были слишком умны, чтобы схватить приманку. Для Уэба эти звуки означали что-то интересное. Волки были более чем готовы отойти и позволить этому новичку решить их проблему. Уэбу предстояло узнать, что в этой глуши доступная еда обычно приводила в ловушку. Для медведя волчий капкан не более, чем легкая неприятность, но Уэб больше никогда не забудет запах стали или то, что капкан означает неприятность. Керли, восемнадцать секунд. Припудри личико!

Сейчас вернусь. После долгой поездки по осмотру капканов, кажется, у лошади Моки появилась проблема. Что там происходит? Небольшая дружеская война между индейцами и нами. Закидали башмаками. Это последний из той волчьей стаи. Хм, я рад, что мы избавились от этой своры убийц скота. Да, сэр.

Но я бы хотел попросить парней огородить именно тот самый участок леса. Дикий красавчик вернулся туда. Я видел гризли. Гризли, да? Очень плохо, что ты не застрелил его.

Может и так. Но я хотел убедиться что с волками покончено. Во всяком случае, он улепетывал в сторону гор. Хорошо. Будем надеяться, он продолжит движение в том же направлении. Если он этого не сделает, я, действительно, разочаруюсь в своем деде. Твоем деде? Помните того детеныша, которого мы сбили в реку пару лет назад? Да, я помню.

У него было четыре пальца на правой задней лапе. Гризли, которого я видел сегодня, оставляет четырехпалый след. Ну, а откуда ты мог знать, сколько пальцев было у того детеныша? Мы же потеряли его тогда в реке. Да, сэр, но я нашел его на следующий день, и я вспомнил своего деда и наши тотемы, и наши легенды, и первое существо, которое я узнал, и тогда я связал медвежонка и отправился в высокогорную местность, чтобы отпустить его там. Моки, иногда я тебе удивляюсь, кажется, ты больше шаман, чем скотовод. Иногда я сам себе удивляюсь, сэр. Парой дней позже установка забора по проекту Моки шла полным ходом во главе с пастухом, которого звали Шорти Рассел. У Шорти было много безукоризненных качеств, но выполнение тяжелой работы не было одним из них. Фургон с ранчо, который должен был забрать его, еще и не выезжал, и, видя это, Шорти решил воспользоваться моментом, чтобы хорошенько вздремнуть.

В это самое время Уэб уже углубился на территорию ранчо, и так случилось, что это как раз был "день толкания деревьев". Пока Уэбу удалось завалить три сосны и одну осину, но у него ничего не вышло в этой березовой рощице. Ну а теперь очередь этого небольшого леса из одиночных деревьев, казалось, сделанных, как на подбор.

Уэб никогда прежде не видел таких деревьев, но чем они были короче, тем быстрее они падали. Теперь нет никаких сомнений, что все гризли непредсказуемы и потенциально опасны. Уэб не был исключением, но сегодня он был в особенно хорошем настроении, гораздо более любопытный, чем недовольный. Жаль, вокруг не было никого, кто бы мог сказать об этом Шорти. Пошел прочь. О, нет, нет. Помогите! Уэб был немного озадачен всеми этими вставаниями и падениями. Тем не менее, это представление не могло быть более искренним, чем в исполнении Шорти. Можеть быть, это существо останется на месте, если его закопать. Похоже, Шорти снова устал. Поехали. Эй, Шорти! Шорти, где ты? Здесь! Здесь! Гризли! Гризли! Там гризли! Там гризли! Это гризли! Надо убираться отсюда! Стой! Подожди! Дай я сяду! Давай, торопись! Подожди, стой! О! Спасибо, ребята! Помедленнее! Подождите меня! -Он был там, так же близко, как вы и я. Подлые маленькие красные глазки и большая пасть, полная зубов. Вот таких, наверное! Если бы я не притворился мертвым, я бы сейчас уже был внутри медвежьей шкуры. О! Это было что-то! Мне круто повезло, что я остался в живых. Ладно, Шорти, мы все это слышали уже четыре раза. Вам, ребята, лучше вернуться к работе. Керли, пойди с Шорти ко мне в контору и налей ему пару глотков для храбрости, а потом возвращайтесь к тому ограждению. Некоторые парни сделают что угодно, лишь бы выпить нахаляву. Вилли, Ангус, вы снимите ту колючую проволоку. Что все это значит? Шорти с ребятами должны были установить ограду. Да, они устанавливали ограду, но столкнулись с маленькой неприятностью. Какой неприятностью? Гризли. Что случилось? Ну, твой дружок гризли, который улепетывал в сторону гор, вернулся обратно и гонялся за Шорти. Шорти ранен? Нет, но только потому, что ему хватило ума притвориться мертвым. Итак, на ранчо Кей Си есть медвежьи капканы. Ты возьмешь их и расставишь на уступах плоскогорья по всей местности. Я бы предпочел сделать это винтовкой, сэр. У нас есть ранчо, чтобы работать. У нас нет ни времени, чтобы его тратить ни людей, чтобы ими рисковать, пытаясь выследить какого-то гризли. Теперь выбирай, Моки, ты собираешься быть скотоводом или кровным братом медведю? Я поставлю капканы.

Неприятности ожидали Уэба еще только через двадцать миль и несколько дней. А на ближайшее будущее у Матери-Природы был более приятный план. Для начала она устроила Уэбу лоблю рыбы, а также сделала ее легкой добычей. Пока все шло хорошо, но он наловил еще недостаточно. Итак, в этом ручье было много рыбы, и, как оказалось, в этом лесу был еще один медведь. Эта молодая самка гризли, забрела сюда с далекогго юга. В их местах не было таких больших солидных красавцев медведей. Было очевидно, что он хороший добытчик, и самка посчитала, что это может привести к знакомству, если она спустится и попробует эту рыбу.

Один взгляд, и его сердце переполнилось так, что он забыл про свой пустой желудок. У медведей гризли ухаживания и спаривание длятся обычно около двух недель. Затем самец и самка идут каждый своей дорогой. Первые несколько дней все было сладостно и светло для счастливой пары, но вскоре им предстоит узнать, что их романтическое путешествие будет сопряжено с неприятностями. Хотя Моки не находил никакого удовольствия в своем задании, он все же использовал все свое мастерство индейца при установке медвежьих капканов.

Смертоносную сталь нужно было скрыть многими хитрыми способами в разных местах. Прошло три дня, а Уэб был все еще такой влюбленный, что самка начала удивляться, отстанет ли он когда-нибудь? Прямо сейчас она была не прочь подкрепиться, и, учуяв многообещающий аромат, отправилась на поиски его источника. Уэб, наконец, сообразил, что подруга отсутствует, и ему нужно вернуться к ней. И как раз вовремя! Уэб действительно защищал свою подругу, хотя она и не могла в это поверить. Он помнил запах стали, и сейчас он смог распознать опасность. Теперь можно было безопасно претендовать на награду, и Уэб однозначно дал понять даме, что она будет есть после него. Другой день другая бесплатная пища. Уэб знал, что значат подвески, наподобие этой, и он, не колеблясь, отправился прямо к ней. Конечно, положение самки было жалким, но Уэб не собирался менять правила. И так это продолжалось по всему лесу. Вскоре он расстроил все блестящие планы Моки. Последняя и самая хитрая ловушка Моки была установлена в воде. Поток уносил все запахи человека и стали. Эти компоненты отсутствовали, что сделало Уэба еще более подозрительным. Самка все еще питала надежды и хотела, чтобы Уэб поторопился, но сейчас он не спешил расправиться с этой говоломкой. Как обычно, Уэб собирался получить свою награду без всяких возражений, но в этот раз не тут-то было! Она намеревалась немного поговорить с ним о совместном имуществе. Вот так вот. Возможно, в ее краях самцов и не хватает, но, в любом случае, она отправляется на юг. Там, внизу, знают, как надо обращаться с дамой. Уэб не понимал, что же он сделал не так, но, что бы это ни было, он хотел извиниться. И, вот таким образом, самка оплатит долги, спасая Уэбу жизнь. Теперь она уведет его подальше от ружей и капканов страны Грейбулл. Прошло четыре года, и империя полковника Пирсона выросла в размерах и масштабах. Теперь лес платил ему дань древесиной, а его шахты опускались глубоко в горы. Но, в первую очередь, это была, все-таки, скотоводческая империя. Беломордые коровы паслись тысячами в каждом углу владений Пирсона. При главном управлении ранчо количество строений и корралей росло вместе с развивающимся предприятием. Сегодня смену лошадей приготовили к летнему загону скота.

Прежде это уже происходило, и тем не менее, управляющий ранчо решил провести несколько дней в высокогорной местности, в обычном индейском отпуске. Это был отпуск, который Моки не забудет никогда. Этого не могло быть, но оно произошло. Мистический момент прошел, но факт остается фактом никогда прежде не бывало такого гризли, за исключением, конечно, как в удивительных легендах его деда. Иди с миром, брат мой. Много долгих миль лежало между далекими пределами высокогорной страны и границами империи полковника Пирсона. Итак, прошло две или три недели, прежде, чем Уэб забрел на эту территорию. Теперь он достиг своего максимального размера. Он весил более полутонны. Король гризли, он привык ходить там, где хотел, невзирая на то, был ли путь прегражден или нет. Теперь Уэб двигался к неизбежным неприятностям. Всего примерно в миле отсюда большой летний перегон скота шел полным ходом. С прошлой недели из каждого уголка пастбищ беломордые коровы сгонялись в стадо на соответствующих участках. Здесь они пересчитывались, отбраковывались и отбирались некоторые для продажи, некоторые для будущего сохранения породы. В соседних предгорьях в устье небольшого каньона находился обычный лагерь загонщиков, под руководством обычного ковбойского повара по имени Слим. Прямо сейчас Слим выполнял свою обычную работу так, как он обычно это делал, а чуть дальше вверх по ущелью Шорти Рассел выполнял свои ковбойские обязанности в обычной для него манере.

Чуть дальше Шорти пасся табунок запасных лошадей, за ним располагался коралль, полный отборного беломордого скота, и за всем этим находился Уэб. В течении нескольких секунд бык был очень смелым. Эй, эй, стойте! Эй, сюда! Гризли!.. Это огромный гризли! Полезли на те деревья! А гризли могут лазать по деревьям? Лучше надеяться, что нет! Ай! Сойди с мой руки! Отпусти мою ногу и перестань толкаться! Что, не можешь выше залезть? Да! Давай, стреляй! Это моя гитара. Небольшое паническое бегство скота, вырвавшегося из предгорий, поразило основное стадо, И вся эта лавина бросилась в неизвестном направлении. Скачите вперед! Пошли, пошли, пошли. Не давайте им разбежаться! Пошли! Пошли! Туда, на равнину!.. Он идет сюда! Посмотри на его размеры. Стреляй в него! Патроны кончились. Уэб, наконец, израсходовал весь свой агрессивный гнев. Теперь все, что он чувствовал это было старое желание что-нибудь потолкать. Это же моя походная кухня! Прошло два дня напряженной работы, прежде, чем процесс по перегону скота вернулся в нужное русло. Теперь полковник Пирсон был решительно настроен устранить причину его неприятностей, но сначала он остановился, чтобы получить полный отчет от Моки. От пятнадцати до двадцати голов потеряно наверняка, и все еще сильно напуганы около пятидесяти. Парни должны собрать их до наступления темноты. Да, присмотри, чтобы они это сделали, а затем заканчивайте перегон. Увидимся на ранчо после того, как я закончу свое дело. Я собираюсь заполучить этого гризли. В одиночку, полковник? Да, один. Это точно работа не для одного человека, сэр. Я могу пойти с вами. Просто позаботься о моем ранчо, а я позабочусь о твоем гризли. # Для ковбоя костер это дом. # # Когда сумрак ложится на прерию, # # Тихо гаснет во взглядах закат, # # День хлопот и забот # # Незаметно пройдет, # # И собачки улягутся спать. # # И последняя тень упадет. # # И завоет первый койот. # # Для ковбоя костер это дом. # Шорти. Отправишь это барахло обратно на ранчо, это первым дело, с утра. ты куда-то уходишь? На ночь глядя? Верно. А когда вернешься? Не могу сказать. Это был Моки? Он собрался куда-то? Когда он вернется? Он не сказал. Наступило утро следующего дня, а полковник все еще прочесывал небольшие ущелья и ручьи на склонах плоскогорья, но без особого успеха. И вот он обнаружил первый знак сломанное деревце.

Конечно, это могло сделать любое животное, но, чуть дальше, вид четырехпалого следа, говорил о том, что он, наконец, на правильном пути. Какое-то время было довольно легко идти по следу, и полковник постепенно сокращал расстояние, догоняя гризли. И в то же самое время мастер-следопыт быстро сокращал расстояние, догоняя полковника. В миле отсюда Уэб передвигался в другой тип местности небольшой горный луг, пышный и зеленый, казавшийся ему смутно знакомым. Эта куча трухлявых обломков все, что осталось от медового дерева. Теперь здесь было только несколько личинок, но все и вся по прежнему принадлежало тому же самому королю гризли. Так что, это будет испытание силы за право управлять здесь.

В этот раз все закончилось для прежнего короля поражением и отступлением. Где-то далеко отсюда этот другой медведь будет жить теперь, как побежденный. А Уэб, новый король, должен выбрать дерево для меток, и оставить на нем знак, говорящий, что вся эта глушь теперь была его территорией. Гнев и ярость драки все еще жгли гигантского медведя, когда первый пришелец вторгся в его новые владения. Ничего не обнаружив, полковник мог только строить догадки и провести разведку в том направлении, куда, как ему казалось, ушел медведь. Но Уэб не ушел. С невероятной хитростью рассерженного охотящегося гризли он вернулся по своему же следу и затаился на гребне скалы, и теперь он находился именно там, где и хотел позади его, ничего не подозревающей, добычи. Уэб был терпелив, но неотступен. Он будет следить и выжидать. Моки двигался быстро по следам полковника. Сейчас он обнаружил первый признак опасности. След медведя, перекрывавший отпечаток копыта, объяснил ему всю историю. Три выстрела должны были послужить предупреждением, но полковник расценил их как сигнал бедствия. Все силы теперь пришли в движение, и сцена для финальной битвы была подготовлена. Давай, сюда! Я внизу, в овраге! Я рад тебя видеть! Вы в порядке? Да. Я вывихнул лодыжку. Этот гризли шел за мной. Да, я знаю. Не думай обо мне. Возьми винтовку. Он все еще где-то здесь. Этим ты его никогда не остановишь. Может быть, мне и не придется.

Пошли. Давай выбираться отсюда. Возьми винтовку. Вон там. Он выйдет прямо туда. Дай мне оружие. Полковник. Я знаю, Моки. Ты сказал волшебные слова, и медведь ушел, потому, что он твой брат. У каждого из нас свой тотем, Моки. для тебя это гризли, но для меня скот. Мне жаль, но другого пути нет. Полковник, он показывает нам другой путь! Он не вернется в долину Грейбулл. Откуда ты знаешь?

Где он делает отметины, там он и останется. Полковник! Он так много значит для тебя? Ладно уж, пойдем. Поехали домой. Вот так, еще раз индеец и его брат-медведь заключили мир, как и завещал им великий дух. И теперь, наконец, Мо-Сам-Си-Уэб займет свое законное место, как король гризли, и будет безраздельно властвовать в этой высокогорной глуши всю свою оставшуюся жизнь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я совершил поджог и убийство.

Ты не тот человек, которого он послушает. >>>