Христианство в Армении

Почему ты мне её раньше не показывала?

со своими словами, полными меда и отравляющим действием! Вот что случается, когда впускаешь в дом людей чужой крови! На. Выпей. Выпей это. Я всегда это говорила, но меня никогда никто не слушает! Я всегда терпеть не могла этого хлыща! Только ты потерял из-за него голову! И вдобавок он имеет наглость просить тебя, своего дядю, князя Салина, отца создания, которое он обманул, сделать от его имени предложение этому мошеннику, отцу этой шлюхи! Фабрицио, ты не должен этого делать! Не должен, не должен! Ты не пойдешь! Ты сама не знаешь, что говоришь, уверяю тебя. Анджелика не шлюха. Возможно, она может ею стать, но сейчас она такая же девушка, как другие. Красивее других. Которая просто хочет удачно выйти замуж. А может, она просто влюблена в нашего Танкреди, как и все остальные. А денег у нее много, Стелла. Много. Наши деньги большей частью, но хорошо управляемые доном Калоджеро. А Танкреди нужно именно это.

Он синьор. Он амбициозен. У него дырявые руки, так что ему нужны деньги. Поскольку он никогда ничего не говорил Кончетте, он не предатель. Он молодой человек, который. идет в ногу со временем вот и все. Как в политике, так и в своей личной жизни. Кроме того он самый приятный молодой человек, какого я знаю. И это, Стеллочка, прекрасно знаешь и ты. И потом я не хочу слышать криков в своем доме! В моей комнате, в моей постели! Хватит выть, не поможет! Я тут решаю! Я решил еще до того, как ты и понятия об этом не имела! И хватит! Давай спать. Мне завтра на охоту. Вставать рано. Спокойной ночи, Стелла, дорогая. Вы рассказали мне обо всем, дон Чиччо. о диких матерях, дедах, погрязших в дерьме. но не о том, что меня интересует: о синьорине Анджелике. О синьорине рассказывать нечего. Она сама за себя говорит. В ней вся красота ее матери без запаха дерьма ее деда. И к тому же умная. Настоящая синьора. Когда она вернулась из колледжа, она пригласила меня к себе и сыграла мне мою старую мазурку. Играла плохо, но смотреть на нее было просто наслаждение. Эти черные локоны, эти глаза, эта кожа. эта грудь! Что угодно, но не запах дерьма! Ее простыни, наверное, источают аромат рая.

Успокойтесь, дон Чиччо. Успокойтесь. Отныне вы будете говорить о синьорине Анджелике с должным уважением. Прямо сегодня я попрошу у дона Калоджеро ее руки для своего племянника Танкреди. Вы первый, кто об этом узнал, но за эту привилегию вы заплатите. Когда мы вернемся во дворец, вы сядете в оружейной с собаками и выйдете только после визита дона Калоджеро. Я не хочу, чтобы что-нибудь просочилось раньше времени. Пойдемте. Ваша светлость, это свинство! Ваш племянник не должен жениться на дочери ваших злейших врагов, которые всегда ставили вам палки в колеса! Попытаться соблазнить ее, как говорил я, это акт завоевания, но брак это безоговорочная капитуляция. Это конец Фальконери! И Салина тоже! Нет, ваша светлость. Этот брак не конец ничему! Наоборот, это начало всему! Это брак в лучших традициях. Это вещи, которые вы не можете понять. Пойдемте домой. И мы договорились, хорошо? Не будем крушить мебель. И не будем устраивать истерик из-за простого поцелуя! Помните, что это я вас позвал. Да, конечно, конечно, но. Я хотел сообщить вам о письме, которое написал мой племянник. Оно пришло вчера вечером. Даже ночью, если быть точным.

В нем он ясно выражает свою любовь к синьорине вашей дочери и поручает мне просить у вас. официально руки синьорины Анджелики. Теперь ваша очередь заявить о своих намерениях. Простите меня, князь. От такого приятного сюрприза у меня перехватило дыхание. Я знаю, что творится в уме и на сердце у Анджелики, и думаю, могу сказать, что чувство дона Танкреди, которое делает нам большую честь, встречает искренний ответ. Мы призываем благословение Господне на эту свадьбу. Ваша радость стала моей. Спасибо, спасибо, отче. Погода портится. Дон Калоджеро, мне нет необходимости говорить вам, как прославлена семья Фальконери. Они прибыли на Сицилию с Карлом Анжуйским, продолжали процветать при Арагонцах, Испанцах и Бурбонах, если мне будет позволено упоминать их в вашем присутствии. Они были королевскими пэрами, испанскими грандами, Рыцарями Ордена Св. Иакова. Но как для меня нет никакой необходимости рассказывать вам о древности дома Фальконери, так же, к несчастью, бесполезно, поскольку вы уже знаете, говорить вам, что настоящее финансовое состояние моего племянника Танкреди не соответствует величию его имени. Мой шурин дон Фердинандо не был, как говорится, примерным отцом. Его образ жизни большого господина серьезно уменьшил наследство моего племянника. Но, дон Калоджеро, результатом всех этих несчастий, этих горестей является Танкреди. Мы, прочие, прекрасно знаем такие вещи. Возможно, нельзя быть таким. изысканным, чувствительным, очаровательным, как Танкреди, если твои предки не промотали твое наследство. По крайней мере, так обстоит дело на Сицилии. Все это я знаю и много чего еще; но любовь, ваша светлость. любовь это все. И я могу это понять. А теперь послушайте. Я человек мира. И тоже хочу выложить на стол свои карты. Справедливо, что молодые люди знают, на что они могут сразу же рассчитывать. В брачном контракте я отпишу своей дочери имение Сеттесоли. 1,010 гектаров. Только пшеница. Первоклассные земли, прохладные и обдуваемые ветерком. И 500 гектаров виноградников и оливковых посадок в Джибильдольче. В день свадьбы я передам мужу двадцать мешочков с 10,000 унций золота в каждом. Моя семья для меня все. "Ваша светлость. Жену дона Калоджеро никто не видел годами. Кроме меня. Она выходит из дома только к мессе. К первой мессе, в пять утра, когда никого нет. Я однажды встал пораньше специально, чтобы посмотреть на нее. Слово чести, ваша светлость, она прекрасна, как Солнце! Нельзя обвинять дона Калоджеро, который похож на таракана, за то, что он хочет держать ее подальше от других." Понятно, что я останусь почти ни с чем, но дочь есть дочь. И наконец, князь, я знаю, то, что я собираюсь вам сказать, никоим образом не подействует на вас, происходящего от плода любви императора Тита и королевы Берениче. Но и Седара, за счет титула, пожалованного им его величеством Фердинандом IV, они тоже знать!

Я. Молодец, дон Калоджеро, молодец. До свидания. У меня есть все документы, в ящике. Их нужно только оформить. И однажды вы узнаете, что ваш племянник женился на баронессе. Баронессине Седара дель Бискотто. Дель Бискотто. Да. Поздравляю, дон Калоджеро. Правда. У меня есть все бумаги. Не хватает только одного звена. Извините, дон Чиччо, но я не мог поступить по-другому. Я понимаю, ваша светлость. Хотя бы прошло все хорошо? Да, дон Чиччо. Все прошло наилучшим образом. Увидимся, дон Чиччо. До скорого. И простите меня. "Стоял холодный день середины января. Воздух, застывший от ледяного дыхания северного ветра, казался отяжелевшим в своем мертвом спокойствии. Хотя уже много часов тяжелыми хлопьями падал снег, по этой пустынной дороге бедная лошадка, покрытая грубым одеялом. устало тащила двухколесную повозку. "Но! Но! Проклятая животина!" кричал крестьянин, у которого была привычка разговаривать со своей лошадью." Ваша светлость, ваша светлость! Молодой синьор Танкреди приехал! Он во дворе, там разгружают его багаж. Так много! Святая Мадонна! Столько коробок! Как здорово! Какая радость! Как божественно! Нет-нет, я не пойду. Дядя! Дядька! Танкреди! Не подходи, дядька, я весь мокрый! Как я рад видеть тебя, дитя мое! И я, дядя. Извините меня, я от волнения совсем потерял голову. Дядя, я позволил себе привезти сюда моего друга графа Кавриаги. К тому же вы с ним уже знакомы. Он был на вилле вместе с генералом. А вон тот это мой бравый ординарец, улан Морони. Мадемуазель. Мой дорогой Танкреди. Кончетта, дорогая! Танкреди, как я рада тебя видеть! Мы ждали твоего возвращения, но в такую погоду. Он приехал! В такую грозу. Мне говорили, что у вас тут никогда не шел дождь.

Боже мой, уже два дня мы как будто плаваем в море! Правда? Ну да! Он приехал! В форме! Вот он! Вот Танкреди! Как ты? С возвращением. Извини, тетя, я весь мокрый. Танкреди! Каролина! Как хорошо у огня! Тетя, я позволил себе привезти с собой графа Кавриаги из Милана. Вы познакомились в Палермо, когда нас посещал генерал. Да, я прекрасно помню. Наш генерал. Ну конечно! Как поживаете, отче? Очень приятно. Каролина. Добрый вечер. Ну что, граф? Вы думали, что на Сицилии никогда не бывает дождя, а на самом деле, как вы видели, у нас тут потоп! И не думайте, что здесь не бывает пневмонии, а то рискуете оказаться в постели с температурой. Мими! Пойди затопи камин в комнате синьора Танкреди и в гостевом крыле. И приготовь поблизости комнату для солдата. Бегом, бегом, бегом! Что-то я вас не понимаю, ребята. Мне кажется, когда мы виделись в последний раз, вы были красные, как лангусты. Что ты имеешь в виду, дядя? Я говорю. В общем, вы, гарибальдийцы, больше не носите красные рубашки? Да какие гарибальдийцы?! Мы ими побыли. А теперь хватит. Кавриаги и я, слава Богу, офицеры регулярной армии его Величества, короля Италии. Когда войско Гарибальди распалось, нужно было выбирать: или вернуться домой, или остаться в королевских войсках. Он и я, как и многие другие, решили вступить в настоящие войска. С этими оборванцами оставаться было нельзя. Разве не так, Кавриаги? Боже мой, ну и сброд! Кулачные бойцы. Им бы только грабить и все. Теперь мы настоящие офицеры. Народ больше не боится, что мы украдем их курицу! Нужно было видеть, как мы ехали сюда из Палермо. Когда мы останавливались для смены лошадей, достаточно было сказать: "Срочный приказ его величества"! И лошади появлялись как по волшебству. Расскажете все позже. Теперь идите переоденьтесь. И умойтесь. Правильно. С твоего разрешения, тетя. Пойдем, Кавриаги. Ой, нет! Сначала я хочу показать вам кольцо. Кольцо для Анджелики. Какое красивое! Изумительное! Правда? Красивое. Очень. Я не специалист, но мне кажется, оно очень ценное. Да, очень красиво. Правда, красивое? Очень красивое. Тебе нравится? Очень. Очень дорого заплатил? Я хорошо распорядился твоими деньгами. Признаюсь, я не потратил полностью те 200 унций, что ты мне отправил. Осталось достаточно, чтобы купить. Кое-какие прощальные подарки. Я понял. А вот и наш лейтенант возвращается. Что это? Это небольшой подарок синьорине Кончетте. Как любезно, что вы о ней подумали. Поэмы Алеарди? Однако. Будем надеяться, ей понравится. Будем надеяться. Спасибо. Тебе нравится кольцо? О, оно прекрасно. Синьорина Кончетта, это поэмы Алеарди, моего любимого поэта. Я осмелился привезти вам их в подарок из Неаполя. Я попросил выгравировать здесь ваши инициалы. Спасибо. "Всегда глухая". Что это значит? Я прекрасно слышу. Глухая к моим вздохам. Можно? Простите, я узнала, что. Держи, красавица. Подарок тебе от твоего Танкреди. О, спасибо! И можешь смело поблагодарить и дядю. Спасибо. Анджелика! Ты где? Анджелика, ну же! А ты знаешь, что здесь полно крыс? Ну так пойдем. Анджелика, да где же ты? Танкреди, ты где? Ох, как я испугалась. Вы знаете, что там полно крыс? Было бы странно, если бы в этом доме было иначе. А где Танкреди? Не знаю. Не могу его найти. Пойдемте. Напугал? Ну вот, опять. Пойдем. Убегаем. О нет, нет! Ну куда мы идем? Хватит! Я устал до смерти! Насколько большой этот дворец? Сколько здесь комнат? Этого никто не знает. Даже дядя. Он говорит, что дворец, в котором известны все комнаты, не стоит того, чтобы в нем жить. Давайте пойдем к ней. Бедняжка одна. Как одна? А остальные? Кончетта уже давно вернулась в сад. Франческо Паоло по поручению твоего дяди нужно было идти встретить гостя на почту. Не знаю. Кто-то из Турина. Пойдем отсюда. Пошли. Нет, нет, я не пойду. Я не хочу больше ничего смотреть. И вообще, я уезжаю. Скажите, что я здесь делаю? Кончетта меня не любит. А ты с ней говорил? Нет смысла. Я чувствую, что для нее я как червяк на земле. Это правда так. Мне нужно найти червяка женского пола, который со мной свяжется. Да поговори ты с ней. Потом у тебя будет куча времени, чтобы принять решение. А может, так и лучше. Сейчас объясню. Кончетта сицилианка до мозга костей. И никогда не уезжала отсюда. Кто знает, как она будет себя чувствовать в Милане, где, чтобы съесть блюдо макарон, нужно позаботиться об этом за месяц. Да я бы запас для нее ящики с макаронами. Ящики! Больше, чем эти! Мы убегаем. Пока. Бедный граф. Это бесполезно. Кончетта и знать его не хочет. Кончетта дурочка! Чего ей еще нужно, в конце концов? Кавриаги отличный парень, у него хорошее имя, имение в Брианце. То, что называется прекрасная партия. Кончетта все еще влюблена в тебя. Поэтому-то ты и привез его сюда. Да нет! Да. Думаю, что поэтому. Да говорю тебе нет.

А теперь послушай меня. Кончетта права. После того, как была влюблена в тебя, выйти замуж за него было бы все равно как пить воду, попробовав. Попробовав что? Попробовав сладкое. Марсалу. Какие странные комнаты. Не понимаю, как тут кто-то мог жить. На самом деле здесь никто никогда не жил, любовь моя. Мои предки приходили сюда только затем, чтобы скрытно нарушать свои маленькие правила и обзаводиться необычными воспоминаниями, отличными от воспоминаний обычных смертных. Нарушать правила? Они скучали, любовь моя. Простите. Это вы кавалер Аимоне, шевалье ди Монтерцуоло? Да. Да, это я. Я сын князя Салина.

Очень рад. Мой отец послал меня принять вас и спрашивает, не желаете ли вы остановиться у нас во дворце. Это очень любезно с его стороны. Прикройте голову, кавалер. У нас тут очень жаркое солнце. Спасибо. Вы тоже, прошу вас. Вообще-то я собирался уехать сразу же после того, как переговорю с князем Салина. В любом случае, чтобы поговорить с моим отцом, вам нужно попасть в дом. Конечно. Прошу сюда. Позвольте мне, кавалер. Да не стоит. Кавалер, прошу вас. Я не могу позволить. Не очень тяжелый? Совсем нет. Это тот замок наверху? Да, кавалер. Где же они, Танкреди и Анджелика? Уверяю вас, наверху их нет. Наверное, они в саду. Гуляют перед обедом. Хочешь тоже пойти в сад? Это ужасно! В саду с непокрытой головой. Ты думаешь, я больше тебя не люблю? Боишься? Я желаю тебя, но не хочу брать тебя сейчас. Только когда ты станешь моей женой. О Господи! Извините. О, смотрите! Вот и гость.

Что конкретно он от тебя хочет?

Не знаю. Он ездил по Сицилии целый месяц. Должно быть, он очень несчастен. Кухня на оливковом масле, наверное, настоящее испытание для его желудка. Он боится бандитов, которые могут угрожать его животу, который дорог ему даже в таком расстройстве. Хочу предложить ему партию в вист. Шевалье. Простите. Что скажете насчет партии в карты? Ваша светлость, если бы вы могли уделить мне немного времени, потому что я хотел бы уехать, как я сказал, завтра. Уехать завтра? Вам тут плохо? Нет, конечно. Мой дорогой шевалье, вы у меня дома, и я буду держать вас в заложниках, пока мне не надоест. Пойдемте. Остерегайтесь отца Пирроне. Он всегда выигрывает. Прошу вас, садитесь, шевалье. С вами на пару буду играть я. А я буду вести подсчет. Извините, вы действительно из Милана? Как же вы оказались так далеко на юге? Я злоупотребляю гостеприимством князя. И, знаете, чувствую себя прекрасно. Если вы хотите посетить Доннафугата, я мог бы побыть вашим гидом, дорогой шевалье, и показать вам дом барона Мутоло. Франческо Паоло, давай не будем начинать. На самом деле он закрыт, потому что семья живет в Джирдженти с тех пор, как десять лет назад сына барона похитили разбойники. Бедные люди. Представляю, сколько им пришлось заплатить, чтобы освободить его. Нет-нет. Они ничего не заплатили. У них и так были трудности с наличными деньгами, как и у всех остальных здесь. Сына им все равно вернули. Это правда, но по частям. По частям, князь? Да что вы такое говорите? Да, по частям. Я правду говорю. Кусочек за кусочком. Сначала прислали указательный палец правой руки. Через неделю левая нога. И наконец в корзине, под слоем инжира, Франческо Паоло! Прекрати эти байки! Я, правда, этого не видел, потому что был еще ребенком. Мне отец рассказал. Я сказал бы, что у Бурбонов была совершенно бездарная полиция. Несомненно, шевалье. Несомненно. В моей деревне тоже случались прискорбные факты. Мой отец был надсмотрщиком; довольно опасная работа, по крайней мере, до недавнего времени. Для него и для его семьи. Скоро, когда сюда придут наши карабинеры, все это прекратится. Однако в противоположность тому, в чем нас хочет убедить определенная пропаганда, уважение к церкви и к женщинам будет восстановлено и будет защищаться, как это было когда-то. Будем надеяться, немного лучше, шевалье.

Потому что священника прихода Санта Нинфа пять лет назад убили, когда он служил мессу. Какой ужас! Перестрелка в церкви?! Какая перестрелка, дорогой шевалье?

Мы слишком добрые католики, чтобы устраивать такие непристойности. Они просто подлили яду в вино для причастия. Это намного приличнее. Это было почти литургично. Так никогда и не узнали, кто это сделал. Священник был прекрасным человеком. И у него не было врагов. Очень интересно, князь. Действительно увлекательно. Вам нужно бы писать романы. Вы так хорошо рассказываете эти байки. Да, это все только байки, кавалер. Поверьте мне, миланцу. Сицилия великая страна. После счастливой аннексии. Я хотел сказать. после благополучного объединения Сицилии и королевства Сардиния в намерения правительства в Турине входит назначить некоторых выдающихся сицилийцев сенаторами королевства. Естественно, среди них было названо ваше имя. Имя, выдающееся по своей древности, по личности и престижу того, кто его носит, по большим научным заслугам, по достойному и либеральному отношению, выказанному во время недавних событий.

Прежде чем отправить список в Турин, мое начальство посчитало, что будет уместно информировать вас самого и спросить, встретит ли это предложение ваше одобрение. Правительство очень надеется на ваше согласие. Вот в чем смысл моей миссии, миссии, которой я обязан честью и удовольствием познакомиться с вами, вашей семьей и этим. этим великолепным дворцом. Объясните мне, шевалье. что означает быть сенатором? Что это на самом деле? Это почетный титул, как декорация, или. Но князь! Сенат это верховная палата нашего королевства. В ней изучают, обсуждают, одобряют или отвергают те законы, что правительство предлагает для прогресса страны. Когда вы будете сенатором, вы сможете дать другим услышать голос этой вашей прекрасной земли, которая теперь появляется пред взором современного мира; со многими ее ранами, которые нужно залечить, многими справедливыми желаниями, которые нужно удовлетворить. Послушайте, шевалье. Я очень благодарен правительству, что оно предложило мне пост сенатора. Если бы это был просто почетный титул, который пишут на визитной карточке, я был бы с радостью готов его принять. Но так нет. Я не могу принять. Но, князь. Подождите. Я представитель старого класса, безнадежно испорченный прошлым режимом и связанный с ним приличиями, если не привязанностью. Моему поколению не повезло. Оно попало между двух миров и несет потери в обоих. И вдобавок у меня совершенно нет иллюзий. Что толку от меня сенату? Неопытный законодатель, который не способен обмануть даже себя, необходимое требование к тому, кто хочет направлять других. Нет, шевалье. В политике я и пальцем пошевелить не могу. У меня его откусили бы. Князь, я не могу в это поверить. Вы действительно всерьез отказываетесь делать все возможное, чтобы облегчить состояние нематериальной бедности и слепого морального отчаяния, в котором находится ваш собственный народ? Мы стары, шевалье. Очень стары. По меньшей мере 25 веков мы несем на плечах бремя славы и высшей цивилизации, всегда приходящее извне, никогда не созданное нами самими, не выросшее здесь. 2500 лет мы не что иное, как колония. Я не жалуюсь. Это наша вина. Но мы очень устали, опустошены, истощены. Но, князь, все это теперь закончено.

Сицилия теперь уже не завоеванная земля, а свободная часть свободного государства. Намерение хорошее, но пришло оно слишком поздно. Сон, дорогой шевалье, долгий сон. Вот чего хотят сицилийцы. И теперь они всегда будут ненавидеть тех, кто захотел бы их разбудить, даже если они принесут им самые чудесные дары.

И, между нами, я искренне сомневаюсь, что у нового королевства в багаже для нас припасено много даров. У нас любое проявление, даже самое жестокое, это жажда забвения. Наша чувственность это жажда забвения. Наши выстрелы и удары ножом это жажда смерти. Наша лень, обволакивающая нежность наших сорбетов, жажда сладостной неподвижности, то есть. снова смерти. Князь. Князь, вам не кажется, что вы преувеличиваете? Я сам в Турине знаком с сицилийцами, которые походили на кого угодно, но не на спящих. Я не смог объяснить хорошо. Извините, шевалье. Я сказал "сицилийцы", а должен был сказать "Сицилия". Этот ветер, неистовство пейзажа, суровость климата, постоянное напряжение во всем. С климатом можно справиться, пейзаж можно. можно изменить, память о плохих правительствах стирается. Я уверен, что сицилийцы захотят улучшений. Я не отрицаю, что некоторым сицилийцам, уехавшим с острова, может, удастся проснуться, но они должны уезжать очень молодыми. В 20 лет уже слишком поздно. Панцирь уже сформирован. То, что вам нужно, шевалье, это скорее человек, который умеет смешивать свои личные интересы с размытыми общественными идеалами. Могу я позволить себе дать вам совет для передачи вашему начальству? С удовольствием, князь. Есть одно имя, которое я хотел бы предложить для сената. Нет, спасибо. Я не курю. Калоджеро Седара. У него гораздо больше заслуг, чем у меня, чтобы быть избранным. Семья, как мне сказали, древняя. Или скоро будет такой. У него больше того, что вы называете престижем. У него есть власть. Взамен научных заслуг у него есть практические, почти выдающиеся. Его деятельность была чрезвычайно полезна во время майского кризиса. А что касается иллюзий. не думаю, что их у него больше, чем у меня, но он достаточно хитер, чтобы создать их себе. Это человек как раз для вас. Да, да. Я слышал разговоры о Седара. Но если такие честные люди, как вы, отходят в сторону, дорога останется свободной для людей без щепетильности и без перспектив, как раз для Седара, и все снова будет как раньше, опять на века. Прислушайтесь к своей совести, князь, а не к гордой правде, которую вы высказали. Князь. Я прошу вас, попытайтесь. сотрудничать.

Вы джентльмен, шевалье. Я считаю большой честью познакомиться с вами. Вы правы во всем. за исключением того, что говорите: "Конечно, сицилийцы хотят улучшений". Они никогда не захотят улучшений. Потому что считают себя идеальными. Тщеславие в них сильнее отчаяния. Присядьте на минутку. Я хочу рассказать вам одну историю. За несколько дней до того как Гарибальди вошел в Палермо, некоторые британские морские офицеры с кораблей, стоящих на рейде, попросили у меня разрешения подняться на террасу моего дома, откуда легко можно увидеть всю цепь гор вокруг города. Они пришли в экстаз от этого вида, но признались мне, что были поражены убожеством и грязью подъездных дорог. Я не пытался объяснить им, как попробовал это сделать с вами, что одно вытекает из другого. Один из офицеров спросил: "А что эти гарибальдийцы собираются делать на Сицилии?" "Они собираются учить нас хорошим манерам, ответил я англичанам. Но им не удастся это сделать. Потому что мы боги". Он рассмеялся, но не думаю, что он понял. Уже поздно, шевалье. Почти пора ужинать. Нам нужно пойти переодеться. Если хотите, можете уехать завтра с рассветом. Князь, даже если вы не верите в это, такое положение вещей не продлится долго. Наша эффективная, современная, гибкая администрация все поменяет. Не должно было бы продолжаться, но будет длиться всегда. Человеческое "всегда", конечно. Один или два века. А потом, возможно, все будет по-другому. Но будет хуже. До свидания, дорогой шевалье. До свидания. Спасибо вам за все, князь. Мы были леопардами, львами. Те, кто придет на наше место, будут шакалами, гиенами. И все мы. леопарды, львы, шакалы и овцы. будем продолжать верить, что мы соль земли.

Кажется, я не совсем понял. Что вы сказали? Ничего. Ничего. Извините, что вы сказали? Я не расслышал. Добрый вечер. Добрый вечер, Маргерита. Добрый вечер. Добрый вечер. Добрый вечер, дорогая. Добрый вечер. Вы пришли рано. Но успокойтесь, ваши гости еще не показывались. Стеллочка, дорогая, как ты хорошо выглядишь! Дорогой Фабрицио, располагайся. Танкреди тоже уже здесь. Мы ждем Паллавичино. Знаешь, того, что отличился при Аспромонте. Как ты? Спасибо еще раз. Огромное спасибо, тетя. Я просил жертвы с вашей стороны. Да. Но их обязательно нужно было пригласить. Понимаете, можно сказать, это первый выход Анджелики в свет. Да, да. А как насчет фрака дона Калоджеро? Конечно, дядя, это не тот, что был у него в Доннафугата. Я затащил его к лучшему портному. С фраком все в порядке. Это у дона Калоджеро не хватает шика. Пойдемте. Как поживаешь? Вижу, хорошо! Выглядишь просто замечательно! Мама, можно я потанцую? Да, конечно. Ты прекрасна, как цветок! Прелестна, правда? Настоящая красавица! Мне не очень-то эти балы, но из-за девочек приходится приходить. Полковник! Для меня большая честь видеть вас. Это для меня честь. Маргерита, иди сюда. Я имею честь представить тебе полковника Паллавичино. Полковник. Я чрезвычайно счастлива принимать в своем доме победителя при Аспромонте. Вы очень любезны, княгиня. Это я счастлив, что мне представилась такая возможность. Дорогой полковник, я надеюсь, что вы и ваши офицеры проведете в нашем доме приятный вечер. Правда, Маргерита? Конечно.

Полковник, прошу вас. Княгиня ди Лампедуза. Графиня Сутера. Очень рада познакомиться с вами. Спасибо. Княгиня Корбера ди Салина. Рад познакомиться с вами, княгиня. Извини, дядя. Я пойду посмотрю, не пришла ли Анджелика. Конечно, конечно. Это правильно. Ступай. Полковник, ну расскажите нам. Это правда? Я плакал, графиня. Плакал, как ребенок. Как трогательно! А он? Как он? Он был красивый и спокойный, как архангел. Изумительно! Просто изумительно!

Герой, настоящий герой! Ну разве он не необыкновенный, дорогая? Танкреди! Тетя, как ты? Все в порядке? Полковник пытается подбодрить их, но после выстрелов мушкетов его солдат в этом больше нет необходимости. Эти выстрелы раздались в самый подходящий момент. Простите. Извините. До свидания. Ты опоздала. Я ждал тебя. Добрый вечер. Ты прекрасна. Пойдем, поздороваешься с княгиней. Княгиня. позвольте представить вам мою невесту. Анджелика Седара. Дорогая, дай-ка мне на тебя посмотреть. Да, это действительно правда. Ты еще красивее, чем говорят. Спасибо. Очень красива. А это что? Это крест кавалера Короны Италии. Именно. Здесь этого недостаточно. Я никогда не сомневалась в твоем вкусе. Спасибо. Мой будущий тесть, княгиня. Кавалер дон Калоджеро Седара. Очень приятно. Очень приятно. Хорошо здесь, а, княгиня? Вам нравится? Спокойно, ребята, спокойно! Танкреди, ты не представишь меня своей невесте? Конечно. Анджелика, позволь представить тебе моего друга, Джоаккино Ланца. Очень рад. А это Фулько. Не знаю, не будет ли возражать Танкреди, но. если бы вы могли оказать мне честь вписать меня в свою карту на следующий вальс. Ладно, ладно, ребята, не спешите. Всему свое время. Танкреди, ты настоящий эгоист! Извините, но в этом нет моей вины. Кавалеров выбирает дама. Это вальс, дорогая. Мой любимый. Потанцуем? Нет. Я должна поздороваться с дядей. Поздороваешься позже. А сейчас потанцуем. Вы прекрасны, как обычно. Спасибо. Это правда, поверьте мне. Дорогой Фабрицио, выглядишь отлично! Ты тоже неплохо. Тебе скучно, Фабрицио? Знаешь, о чем я подумал, Роберто? Эти браки между кузенами не идут на пользу породе. Посмотри на них. Похожи на обезьянок, готовых забраться на люстры и оттуда, свесившись на хвостах, продемонстрировать свои зады. Элеонора Джардинелли. белый лебедь в лягушачьем пруду. Кстати! Поздравляю с помолвкой твоего племянника. Девушка просто красавица. Этому примеру скоро последуют многие. Что? Что ты говорил? Я говорил, что. Здесь слишком жарко. Да, жарко. Мне не нужно было приходить. Я немного устал. Но я уже здесь и должен остаться. Было бы невежливо уйти сейчас. Ты прав, Фабрицио, ты прав. Еще увидимся. Добрый вечер. Добрый вечер, дорогая. Добрый вечер. У меня уже заняты четыре танца. Княгиня, я был бы безмерно счастлив, если бы вы оказали мне честь. Не отказывайтесь. Но полковник. Я уже столько лет не танцевала! Прошу вас. Когда кругом столько красивых женщин. в моем возрасте. Красиво, князь. Действительно красиво. Такие дома теперь уже не строят при нынешних-то ценах на листовое золото! Да, дон Калоджеро, очень красиво. Действительно красиво. Но ничто не сравнится с нашими молодыми ребятами. Добрый вечер, князь. Дядя! Добрый вечер, Анджелика. Анджелика хотела поздороваться с тобой. Почему ты один здесь? На что ты так смотришь? Любезничаешь со смертью? Анджелика. Ты действительно поразительна. Тебе не кажется странным, что дон Диего держит эту меланхоличную сцену все время у себя перед глазами? Но, дядя, если дон Диего заходит в эту библиотеку раз в год,то это настоящее чудо. Да, точно. Ты прав. Интересно, моя смерть будет такой же? Постельное белье не будет таким безукоризненным.

Простыни умирающих всегда такие грязные. И остается надеяться, что Кончетта, Каролина и остальные девочки будут одеты более прилично. Но думаю, что будет примерно то же самое. Дядя, да что ты такое говоришь? О чем ты думаешь? Я часто думаю о смерти. Эта мысль меня совершенно не пугает. Вам, молодым, этого не понять. Потому что для вас смерти не существует. Это что-то, что происходит с другими. Нужно подремонтировать наш семейный склеп. Танкреди. Танкреди! Дай мне, пожалуйста, свой платок. Да, конечно. Князь, мы узнали, что вы здесь, и пришли передохнуть. Но еще и чтобы попросить у вас кое-что. Я надеюсь, вы мне не откажете. Я тебя слушаю, Анджелика. Я хотела попросить вас потанцевать со мной следующую мазурку. Скажите "да". Не будьте плохим. Известно ведь, что вы были прекрасным танцором.

Мне никогда не делали более соблазнительного предложения, именно поэтому я должен отказаться. Я прошу вас, князь. Прошу вас.

Спасибо за то, что я почувствовал себя совсем молодым. Я согласен, но только не мазурку. Я бы почувствовал себя слишком молодым. Отдайте мне первый вальс. Видишь, Танкреди, как добр дядя? Не капризничает, как ты. Он не хотел, чтобы я вас просила. Он ревнует. Когда у тебя такой хороший и привлекательный дядя, как он, то ревновать естественно. Но на этот раз я сделаю исключение. Как будто я договорилась с оркестром, князь. Правда? Это же вальс. Или вы уже забыли? Нет, конечно. Прости меня, прошу. Все очень любезны со мной. И я счастлива, дядя. Очень. Танкреди настоящий ангел. И вы тоже. Хорошо, что Танкреди вас не слышит. Я говорю правду, дядя. Я знаю, что обязана всем этим вам. И Танкреди тоже. Потому что если бы вы не захотели, все наверняка закончилось бы. Закончилось бы тем, что Танкреди все равно женился бы на тебе. Ты обязана этим только себе самой. Нет, это не так. Так, Анджелика. Никакой Танкреди не устоял бы перед твоей красотой. Я слышала, говорили, что вы хороший танцор, князь. Простите, что снова вас разочаровал. Вы гораздо больше, чем хороший танцор. Вы восхитительный танцор. По-настоящему восхитительный. Ну да, это мой отец. Следующий. Значит, мазурка. Все смотрят на нас, князь. Какая прекрасная девушка танцует с вашим отцом. Она очень, очень красивая. Дорогой дядя, если не раздались аплодисменты, то только потому, что такие львы, как ты, вызывают уважение и не поощряют неуместность. Но ты заслуживал овации. А теперь вы поужинаете с нами за нашим столом? Нет, Анджелика. Воспоминания молодости еще слишком свежи, и я, к сожалению, прекрасно знаю, как скучно ужинать со старым дядюшкой. Это неправда.

Влюбленные хотят остаться одни. И к тому же у меня нет аппетита. Ступай с Танкреди, Анджелика. Не беспокойтесь обо мне. Спасибо, дядя. Спасибо. Князь, вы по-прежнему прекрасный танцор. Вы были великолепны. Привет, Фабрицио. Как ты? Нормально? Эй, Фабрицио! Ты ничего не берешь? Похоже, не можешь выбрать. Слишком большой выбор. Донна Маргерита действительно знает в этом толк. Но для всего этого нужны желудки не такие, как мой. Какое чудо эти люстры! Да. Они из Мадрида. Одну подарили деду дона Диего по завершении его посольства в Испанию. Кто знает, сколько земли они стоят! Самый волнительный момент в моей жизни! Ну и зануда! Князь Салина, не окажете ли вы нам честь присесть за наш стол? А теперь левые хотят распять меня, потому что я в августе приказал своим ребятам открыть огонь по генералу. Но скажите мне вы, князь, что еще я мог сделать? При тех письменных приказах, что у меня были.

Но, должен признаться, что там, у Аспромонте, когда я оказался перед сотнями голодранцев, одни с лицами неизлечимых фанатиков, другие с физиономиями профессиональных бунтовщиков, я был рад, что эти приказы во многом совпадали с тем, что я сам думал. К тому же, скажу вам по секрету, моя кратковременная пальба пошла на пользу прежде всего ему, Гарибальди. Она освободила его от этого сброда, который прибился к нему, который использовал его кто знает по чьей указке; хотя, возможно, направляемого из Тюильри или палаццо Фарнезе. Совсем не те люди, которые высадились с ним в Марсале два года назад. Люди, которые верили, что можно создать Италию повторением 1848 года. Он, я хочу сказать генерал, это знает, потому что в момент моего теперь знаменитого коленопреклонения он протянул мне руку. И знаете, что он мне сказал шепотом? "Спасибо, полковник". "Спасибо за что?" я спрашиваю. За то, что сделал его инвалидом на всю жизнь? Нет. За то, что заставил понять, указал пальцем на бахвальство, трусость и, возможно, еще что похуже этих его сомнительных последователей. Прошу прощения, дорогой полковник, вы не считаете, что все эти целования рук, срывание шапок, различные восхваления. Что все это чересчур? Нет. Конечно нет. Нужно было видеть его, этого бедного великого человека, раскинувшегося на земле под каштаном, страдающего телом, но еще больше страдающего духом. Мучительное зрелище. Разве не сказал он это сам, снова высадившись на Сицилии? "Мы идем навстречу неизвестному". Было трудно сопротивляться волнению. Да и почему я должен был сопротивляться? Я целую руку только женщинам. И тогда, князь, я поцеловал руку во спасение королевства, которое для нас, военных, госпожа, которой мы должны оказывать почести. Прошу прощения. Простите меня. Три бала в неделю это слишком. Не могу дождаться, когда он кончится. И чего это все так веселятся? Передай мне булавки. Какая скука! Пока не прекратятся все эти приглашения, мы должны оставаться в городе. А я не могу дождаться, когда мы вернемся на виллу в Сан Лоренцо, чтобы вернуться к нашей спокойной жизни. Да что ты говоришь? Я хотела бы, чтобы этот бал никогда не закончился. Он такой прекрасный. Интересно, каков будет бал у Трабиа? Я заказала зеленое платье. Бледно-зеленое. Я так счастлива. Танкреди так мил. Вы все очень милы со мной. Я хотела бы, чтобы ты тоже была довольна. Я ничего не могу с этим поделать. Мне никогда не нравилось быть среди людей. Мне даже не нравится танцевать. У меня никогда не получалось хорошо танцевать. Это зависит от того, с кем ты танцуешь. Поищи кавалера, который тебе нравится. Мне это неинтересно. Это ты так говоришь. Знаешь, сколько молодых людей были бы счастливы ухаживать за тобой? Ты их всех отталкиваешь. Как бедного Кавриаги. Помнишь? Как ты с ним обошлась, с бедняжкой! О, вот ты где! Наконец-то! Потерял тебя. Мы тут спрятались, чтобы немного привести себя в порядок. А ты сам? Я повернулась, а ты исчез. Я пошел на минутку послушать, что говорил полковник Паллавичино.

Он не гений, согласен, но говорит очень и очень разумные вещи. Это правда. Новому королевству требуется порядок, законность, закон. Прежде всего нужно душить любые попытки анархии. Больше никаких приключений и беспорядков, даже если это подразумевает применение жестоких и болезненных средств вроде расстрела тех солдат, что дезертировали, чтобы вернуться с Гарибальди. Ты думаешь, их расстреляют? Как, ты не знала? Сегодня же утром, на рассвете. И это правильно. Они дезертиры. Когда-то ты так не говорил. Моя дорогая, ты ошибаешься. Я всегда так говорил. В любом случае, это вещи, которых ты не можешь понять. Кончетта, подожди. Послушай. Отпусти меня! Отпусти меня! Я думаю, что все прекрасно понимаю. Ну же, перестань. Я сказала, что когда-то ты так не говорил. И мне этого достаточно. Отпусти меня! Она такая милая, особенно когда сердится. Бедная Кончетта. Правда в том, что она все еще влюблена в тебя. А ты? Ты все еще влюблена в меня? Вы не видели князя Салина? Нет, не видел. Спасибо. Вы не видели князя Салина? Дон Калоджеро. Вставайте, пора уходить. Приведите себя в порядок. Кофе! Пожалуйста, горячий кофе. Сахар? Княгиня. Спасибо за незабываемый вечер. Вы очень любезны. Уже уходите? Да, отправляемся прямо в казармы. Так требует наша военная традиция. А наш долг требует этого. К тому же наши задачи на эту ночь еще не выполнены полностью. Наведите тут немного порядок и погасите свечи. Пошли. Кончетта, что ты тут делаешь? Дорогая Маргерита, огромное спасибо за прекрасный вечер. Жаль, что вы оставляете меня так рано. Спасибо, спасибо еще раз. Дорогая Маргерита. И ты тоже уходишь так рано? А, вот ты где! Наконец-то. Тетя тебя повсюду ищет. Анджелика, Кончетта и Каролина готовы уходить. Хорошо. Ты не сделаешь мне одолжение, мой мальчик? Конечно. Я уже со всеми попрощался. Позаботься ты о карете для тети. Я вернусь пешком. Пешком в такое время? Мне нужно подышать воздухом. Ты плохо себя чувствуешь? Нет. Немного голова побаливает. На свежем воздухе пройдет. Все прошло хорошо, тебе не кажется? Просто волшебно, дядя. Спасибо. Еще раз спасибо. И знаешь, у меня скоро будут для тебя хорошие новости. Я только что говорил с Пинцони. Похоже, что на следующих выборах. Ты будешь кандидатом. Ты уже в курсе? Нет. Нет, но. Извини. До свидания, Танкреди. Ты по-прежнему самая красивая. Был рад снова повидать тебя. Передавай привет Аннибо. О, звезда! О, верная звезда. когда решишь ты назначить мне свидание не такое эфемерное, вдали от всего, в твоей юдоли вечной уверенности? Отличная армия. Знает свое дело. Как раз то, что было нужно. для Сицилии. Теперь мы можем быть спокойны. Русские субтитры ThePooh & Co.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Учти, что я первым его увидела.

Распишитесь здесь и уходите. >>>