Христианство в Армении

Кстати, тебе не доплачивают за толкование сновидений.

представляют фильм Яна Кидавы-Блоньского при поддержке Польского института киноискусства в главных ролях Анджей Северин Роберт Венцкевич Магдалена Бочарска сценарий Мачей Карпиньский Ян Кидава-Блоньский кастинг Эва Анджеевска Кшиштоф Зберанек грим Янина Дыбовска-Персон Анна Адамек художник по костюмам Эва Краузе художник-постановщик Иоанна Бялоуш звук Веслав Знык Иоанна Наперальска Цезарий Гжесюк композитор Михал Лоренц директор производства Павел Манторский оператор Петр Войтович сопродюсеры Мариуш Лукомский Доминик Лесаж продюсер Влодзимеж Нидерхаус режиссер Ян Кидава-Блоньский Варшава, лето 1967 Пожалуйста, еще пол-литра и то же самое на запивку. Нет, Роман, я больше не могу. Хорошо. Для меня сто грамм, для дамы лимонад. Сделаем, шеф. Красиво. Просто так, без повода? А откуда ты знаешь, что без повода? Так, может, наконец-то узнаю? Мне хорошо с тобой, знаешь?. Селедочка, выпивка. Это всего будет. Свадьбы и крестины снимаете? Похороны. Докладываю, товарищ секретарь. Мы проводим расследование. В эту среду трудно проникнуть. Конечно, мы удвоим усилия. Есть, я понял. Месяц. КАЗИМЕЖ НАД ВИСЛОЙдни напряженности и страха. Насильственная эскалация конфликта на Ближнем Востоке. В понедельник, пятого июня, Израиль начал свою агрессию. Израильский истребитель в бою с египетскими самолетами, защищающими аэродромы и стратегические точки на Синайском полуострове. Другие страны арабского мира выразили полную поддержку в борьбе с Израилем. Агрессия Израиля. Взгляни на это. против арабских государств была встречена аплодисментами сионистских. Не могу больше слушать этого клоуна. У каждого гражданина Польши должна быть только одна родина народная Польша. И снова, как каждый год, в начале мае, у Варшавского дворца культуры толпы людей осаждают прилавки с книгами. Они терпеливо стоят в очередях, чтобы получить автографы любимых авторов. Я доехала. Что ты говоришь? А когда приедешь? Я не могу больше говорить, очередь ждет. Ну, я потом тебе расскажу. Скучаю очень. Да, есть. Уже иду. О, господин профессор. А, это вы?. Позвольте представить. Камила Сакович. Госпожа Жарска, моя знакомая. Камила занимается ответственной работой на нашем факультете. Я просто машинистка в деканате. Понимаю. Вы часто встречаетесь. Простите, мне уже надо идти. Ты собирался позвонить. До свидания.

Товарищ полковник, капитан Рожек Роман. Перестаньте. Не знал, что вы такой танцор. А можно узнать, кто партнерша? Это знакомая. Близкая знакомая? Нет. Нет, не очень.

А вот этого знаете? Ну конечно, это. Я знаю, кто это! Я не хочу, чтобы мне тут сионистское говно выливалось бесконтрольно. Потому что, знаете, куда оно сначала выльется? На мою голову. Садитесь. Закурите? Перестань. Перестань, слышишь? Что с тобой? Дорота, наш столик уже занят. Здравствуйте! Господин профессор, мой жених. Я вам рассказывала. Приятно познакомиться. Варчевский. Рожек. Господин профессор преподает на моем факультете. Я много о вас слышал. Мы сядем с вами. А где госпожа Рома? Что-то ее не видно. Папа с ней поссорился. А для меня у вас тоже есть роза?

Дорота. К сожалению. С утенком Дональдом! Что надо сказать? Спасибо. Сейчас же вернись! А жених чем занимается, если можно?. От меня ускользнуло имя. Роман работает во внешней торговле. На руководящей должности. В какой отрасли? Кожевенной. То есть, торговля кожей? Правильно. Вы ездите за границу? Часто. Вы не представляете, как я рад, что наконец-то с вами встретился. Понимаете, уже четыре года я не могу выехать за границу, потому что мне не дают паспорт. А постоянно слышу, что кто-то туда ездит от моего имени. Ну, и наконец, я познакомился с таким человеком. Вижу его собственными глазами. Ну и хорошая же погода! Выберемся на реку, а, Роман? Ну так иди к воде! Слушай, он ходит в церковь?

Ну, этот твой. профессор. Не знаю. Сегодня воскресенье. Не знаешь, он был на мессе? Но раз я сама не хожу, откуда мне знать? Ну так узнай. Роман. А что ты против него имеешь? Какой-то он такой. фальшивый. Это очень милый и остроумный человек. Двуличный интеллигентский засранец. Ты меня к нему не ревнуешь? А? Немножечко? Ты ему нравишься, правда? Не знаю, нравлюсь ли, но он со мной любезен. Ну, этого достаточно. Ты можешь с ним сблизиться, не вызывая подозрений, поговорить, потянуть за язык?. Вроде бы могу. Но, Роман, чего ты хочешь? Скажите, пожалуйста! Дорота, вернись! Скажите, пожалуйста, у вас есть жвачка с мышкой Микки? Я же вижу, что вы не спите! Сколько раз тебе повторять, чтобы не приставала к чужим людям? К чужим людям. Милый тип. Пойдем отсюда, хорошо? Пожалуйста. Послушай, этот твой милый остроумный Адам Варчевский. в действительности его зовут Януш Вайнер. Он еврей. Хитрый замаскировавшийся сионист, враг народной Польши. В нашей стране до черта таких интеллигентных, остроумных, милых. в министерствах, в редакциях, в университетах. Тех, кто только притворяется, что хочет что-то сделать для нашей страны. А на самом деле в любую минуту готовы ее предать! Нужно их разоблачить и отстранить, чтобы больше не могли вредить. Теперь знаешь, что мне от тебя нужно? Понимаешь? Отпусти меня! Отпусти меня! Камила! Пожалуйста. Роман, скажи мне, что происходит? На работе на меня страшно давят. Я мог бы выезжать за границу, больше зарабатывать. Это же ради нас. Прошу тебя. ВАРШАВА ПИСАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ Святой Августин обычно говорил, что Творец одарил человека свободной волей, чтобы дать ему возможность постоянного выбора между добром и злом. Именно такой выбор делают обычно герои моих романов. Прошу вас! Может, то, что вы пишете об истории это форма побега от действительности? Может, вам просто не хватает смелости? Как так можно?. Господа, господа!. Что ж, я не считаю себя человеком особенной смелости. Наверное, здесь присутствуют люди более смелые, чем я.

Быть может, вы? Видите ли, мое прошлое довольно хорошо известно. Особенно теми, кто профессионально копается в чужих биографиях. Конечно, я сейчас подразумеваю историков. Поэтому не секрет, что я делал во время оккупации, что по окончании войны, и что стало причиной того, что какое-то время, а если точно, восемь лет и три месяца, я не мог принимать участие в строительстве новой действительности. Впрочем, не по своей воле. А нужна ли была для этого смелость, вы судите сами. А почему вы не пишете о любви? Боюсь, что в этой области мне действительно не хватает смелости.

Благодарю вас. Мне, господин профессор. Простите, столько людей. Что вы здесь делаете? Пришла из любопытства. Я интересуюсь. А не должна?. Нет, почему? Просто я подумал, что у таких людей, как вы, должны быть более интересные занятия. Пожалуйста. Спасибо. Ведь, вы не знаете, господин профессор, но я два года училась полонистике. И вы прервали учебу? Да, так сложилось. А потом я окончила курсы машинописи. Отсюда этот деканат. Вот именно. Я даже, знаете, сама пробую. В смысле, писать. В самом деле?

Да, но. это такие скромные попытки.

Интересно. Пока. и. Покажите мне как-нибудь. У меня еще встреча. Я не ожидал, что сегодня вас увижу. Да, я понимаю. Еще будет возможность поговорить о литературе. Передавайте привет жениху. До свидания. 26 сентября 1967 года я участвовала. Что так поздно? То, что ты просил. Не заглянешь? Что это такое? Что ты мне дала? Ну, ты же мне велел, то есть, попросил меня, чтобы. Вот именно, попросил, так? Ты согласилась, а теперь что мне даешь? "Во время авторского вечера Адам Варчевский говорил о том, какая литература его вдохновляет. ля-ля-ля. Какая-то хрень, блин!

Я тебе разве говорил ходить на какие-то кретинские писательские вечера? Куда каждый дурак может войти? Ты не знаешь, что такой ловкач, как Варчевский, именно там будет маскироваться, будет что-то молоть о писательском долге и вдохновении, чтобы всех околпачить?! Я должна была сблизиться. Курва, сблизиться, да! Понимаешь по-польски? Сблизиться, мать твою! Меня же не интересует, что он говорит на публике. Я хочу знать, что он действительно замышляет, понимаешь? Какой он, когда один, когда с приятелями идет пить водку, когда идет срать в сортир, понимаешь! Поэтому тебе надо сблизиться с ним по-настоящему! Обвести его вокруг пальца! В дом к нему ты должна войти, понимаешь, в койку, в постель! Быть с ним день и ночь, прежде чем он что-нибудь скажет! Камила, таково задание, и иначе его не выполнить, понимаешь? Уходи, прошу тебя. Успокойся. Камила. Уходи. Послушай меня. Уходи. Пожалуйста, не прикасайся ко мне. Уходи! Уходи! Не прикасайся ко мне! Забирай, курва, свои вещи! И уходи! Ну, выметайся! Я все объясню, только дай мне шанс. Слушаю. Не здесь. Я никуда с тобой не пойду. Прошу тебя, поедем ко мне. К тебе?. Поверь мне. Думаешь, я такая дура? Поверь мне еще раз, Розочка. "Спартакиада сотрудников МВД и СБ" У тебя есть пистолет? Тогда покажи. А зачем? Я никогда не видела, хотела бы посмотреть. Ты убил кого-нибудь? Ну что ты. Ты меня любишь? Тогда я пошла, пока. Камила! Подожди еще. Присядь на минуту. Я, Камила Сакович. Ну, пиши. Я, Камила Сакович, следующим обязуюсь сотрудничать со Службой Безопасности ПНР как тайный сотрудник. Для соблюдения конспирации. выбираю псевдоним. Придумай себе псевдоним. Придумай. "РОЗОЧКА" Подпиши. Садитесь. Я возвращаюсь из Центрального Комитета. Я там услышал Если тут все такие сообразительные, преданные. то где, курва, результаты? Да зачем нужны сообразительность, преданность, если мы не можем справиться с горсткой сионистов, когда каждый умник, профессорчик, писатель за иудовы сребренники из Мюнхена может делать что хочет и смеяться нам в лицо! Вот такой вопрос я услышал. А еще я там услышал, и от очень серьезных товарищей, что, может, раз в этом. департаменте нет. результатов, которых ждет от нас партия, то, может, в этом департаменте есть те, кому надо, чтобы результатов не было. Малькевич! Сколько лет вы работаете в ведомстве? Восемнадцать. И все это время народное государство вам доверяло, да или нет? А у вас не находилось времени сообщить, что ваша родная сестра живет в этом вашем. этом. кибуце! Так или нет?! Ну, так мне, наверное, не нужно вам говорить, где место тем, кто обманул наше доверие. Кто только изображал преданность, потому что их преданность была совсем в другом месте! Доложите у меня в кабинете. Совещание окончено. Прошу прощения. Здравствуй, Павел. Можно?. А, это вы! Вы меня напугали, я так зачиталась. Пожалуйста, конечно. Зачем вы читаете эту скукотищу? Ну, знаете. Это очень интересная книга. И потом, у меня страшные пропуски, мне нужно многое наверстать. Знаете. Когда я с вами познакомилась, я решила продолжить образование, особенно по нашей современной литературе. Ее столько. Я мог бы вам помочь. Правда?. Могли бы? Извините. Извините, мне надо идти. Я так засиделась. Извините! Извините!

В то время, как на Ближнем Востоке разыгрывается драма, нам кажется, что мы участвуем в фарсе. Это напоминает известный анекдот. "И тогда вбежал швейцарский солдат и украл советские часы. А может, наоборот?" Остряк. И так же нас уговаривают, что польский гражданин, с той разницей, что еврейского происхождения, о чем он сам, быть может, не имел понятия, это, по сути дела, грозный "сионист", смертельный враг Польши. Я бы хотел, курва, знать, кто это пишет?! У меня тут последние результаты исследования. Объект происходит из интеллектуальных кругов столицы, имеет связи в академической среде. Ознакомьтесь с этим. И дайте распоряжение этой там. вашей. Как ее там?. Этой, из университета. Розочка. Да, именно, Розочка. Я дам вам хороший совет, что кровь не вода, а эта ваша Розочка недурная дама. Но по ведомству ходят слухи, что вы из-за нее голову потеряли. В нашей профессии голова должна быть на своем месте, а болт на своем. Вам понятно? Ну конечно. Товарищ полковник. Роман, потанцуем? Что, не потанцуешь со своей Матой Хари? Садись, ты напилась. Пусти меня! Слушай, Камила, было замечательно, а теперь мы послушно идем домой, ясно? Это приказ? Сиди тут и не шевелись. Я расплачусь. Спокойно! Я сейчас вернусь. Я подожду! Не стесняйтесь, дамы, секса, хрен во рту вкуснее кекса. Я спою песенку о любви. Отвалите. Ну как, развлечемся, малышка? Проваливай! Я полижу тебе ракушку. Слушай, вали! Пусти меня! Парень, отстань от меня! Роман! Роман! Роман, идем! Ведь это же потаскуха! Это потаскуха! Перестань, ты его убьешь, Господин Рожек! Оставь! Все, все! Видно же, что это потаскуха! Роман, перестань, ты его убьешь, Роман! Господин Рожек! Отпусти! Все! Пойдем домой, Роман, прошу тебя, пойдем! Роман. Веселитесь! ГР. КАМИЛЕ САКОВИЧ УЛ.НИЖНЯЯ 6 ВАРШАВА Добрый вечер! Добрый вечер. 50 ГОДОВЩИНА ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ О, приветствую. Извините, но автобус опоздал. Простите. Ничего страшного. Если народ мог подождать 50 лет этой годовщины, то я мог подождать вас пять минут. Прошу вас. А это ваша потеря. Спасибо, извините за хлопоты. Нет, это для меня удовольствие. ПРЕМЬЕРА Надеюсь, вы не заглядывали в этот блокнот. Признаюсь, что искушение было сильным. Там такие каракули. Вы упоминали, что могли бы мне посоветовать, направить меня. Но только при одном условии. Каком? Я вам скажу, что читать, точнее говоря, что не читать, а вы мне покажете эти свои литературные пробы, согласны? Но они еще не готовы, они не для чтения. Позвольте мне самому об этом судить.

Если вы хотите читать эти упражнения, то я согласна. Договорились. Я очень рад. О, Адам! Мы не были уверены, что ты будешь. Я еще не умер. Думаю даже, как раз наоборот. Вижу, ты начинаешь новую жизнь. Господа! Слушал я в последний раз радио, и. Подумать только! И что передавали? Трансляцию с пленума партии или какую-нибудь литературную кабарешку? Адам. Говорят, ты пишешь для них скетчи. Адам, не шути. Это не то радио. "Увиденное в Варшаве". Не говорите, что вы не слышали. И этот парень. я не знаю, кто это пишет, но он и правда высказывается резко и остро. Если это действительно кто-то отсюда, то я восхищаюсь его отвагой. Знаешь, "увиденное в Варшаве", а передано из Мюнхена. Что за отвага! Извините. Как говорится, если господь бог хочет кого-то наказать, то сначала лишает его разума? Вся наша молодежь по тюрьмам, А нам идти на бал! Хочу ему мой нож в живот воткнуть иль разукрасить морду. Что толку одного убить мерзавца или его побить? Они выискивают причины, Чтобы университеты упразднить, Крикнуть, что студенты якобинцы, И вашу молодежь съесть! Пусть он заплатит за страданья, за столько крови и слез. У императора тут псарня, Что ж, пусть издохнет пес. Нож зудит в руке, позволь убить. Остерегаю последний раз! Позволь хотя бы с ним подраться. И всех вас погубить? Не удивительно, что нас тут проклинают, Ведь минул целый век, Как из Москвы к полякам присылают Сплошных мерзавцев. Ах, плуты, подлецы, бандиты! Тебя надо вывести за дверь. Никто за нас его не покарает? Никто не отомстит? Это скандал!

После того, как советская делегация покинула зал, фигурант выразился: они хотели годовщины, вот ее и получили. И если они довели до того, что написанное больше ста лет назад слово классика звучало как актуальный комментарий и политическая сатира, то неудивительно, что публика, а особенно. Помедленнее, умоляю. То неудивительно, что публика, а особенно молодежь, так реагирует. Реагирует. Он также задумался, как теперь власть будет расхлебывать ту кашу, которую заварила. Подожди минутку! Об этой молодежи. Удалось заметить, что эти стихийные реакции как-то направлялись, вдохновлялись? Каким образом? Ну, что эта молодежь была как-то организована, что кто-то подавал им знаки, когда хлопать, какие возгласы скандировать, лозунги. Я не заметила. Ты хочешь сказать, что овации в те моменты были непроизвольными, спонтанными? Ну не знаю. Может, не были. ТС считает, что эти якобы стихийные реакции.

представляли собой. организованную акцию, управляемую. отдельными личностями, такими, как фигурант. Подпиши. Роман! Подпиши, ну! Спасибо. Проходите, пожалуйста. Ты еще не спишь, доченька? Добрый вечер. Ты помнишь Камилу, правда? Привет. Простите ее. Она довольно невоспитанна. Я понимаю. Должно быть, ей тяжело без мамы. Извините. Сколько книг. Вы это все прочитали? Конечно же, нет. И зачем?

Понимаете, книги не обязательно для того, чтобы их сразу читать. Во-первых, это прекрасные предметы. А во-вторых, они как друзья. Стоит иметь их при себе, никогда не знаешь, когда могут пригодиться. Вы красиво говорите. Кстати. Я должен был указать вам чтение. Вас это еще интересует? Конечно, я ведь за этим сюда пришла. Прекрасно. Тогда. Думаю, вы должны начать с Милоша. Херлинга-Грудзиньского. и Цата-Мацкевича. Вам знакомы имена этих писателей, верно? Да, да, только я их никогда не читала. Ну, это я понял. Они были обречены на забвение. Власть делает все, чтобы стереть даже их имена из сознания вашего поколения. Это все. Для начала. Спасибо. Большое спасибо. Выпьете что-нибудь? Стакан вина? У меня есть нечто особенное. А знаете, с удовольствием. Почему нет? Присаживайтесь. Перестань рисоваться, ладно? Марш в постель! Быстро! У меня такое предложение. Раз я вас старше, перейдем на "ты"? Я буду чувствовать себя моложе. Не то, чтобы я не хотела, но. Ну хорошо. Мне будет очень приятно. Ну как, тебе нравится? Странное какое-то. Странное? Но вкусное. Нет, с ним все нормально. Я уж заволновался. Это О-Медок, урожай 1959-го. Я привез его с учебы. Может, не надо было открывать? Знаешь. Я ведь был такой бедный тогда в Париже, а вместо еды на неделю купил вино. Такое дорогое, а кислое какое-то. Тебе правда не вкусно? Мне нравится сладкое. Понимаешь, вино это не только напиток. Это плод солнца. Это культура, цивилизация, которая породила великолепнейшие произведения человеческого духа. Прошу прощения. Это польское вещание радио "Свободная Европа". Передаем очередной очерк из цикла "Увиденное в Варшаве".

"Дзяды" в Национальном Театре за всего лишь несколько недель превратились в нечто большее, чем еще одна интерпретация национальной классики. Дело тут уже не в замысле режиссера или игре актеров, в сущности, дело даже не в пьесе Мицкевича.

Попросту, речь не столько о том, что происходит на сцене, сколько о сцене, которая разыгрывается в зрительном зале. И это она, а не поставленная пьеса, представляет собой самый твердый орешек для власти, понукаемой советскими товарищами. Это польское вещание радио "Свободная Европа". Что у тебя на голове? Не здесь, пойдем внутрь. Я принес тебе машинку. Ты же пишешь, да? Это твои "литературные пробы", чтобы ты не мучилась. Что это? Что ты читаешь? Мне надо немного подучиться. Теперь я должна разбираться в таких вещах. Для этого не надо читать это говно и пить эту кислятину. Я очень рад, что это вам досталась эта награда. Поздравляю.

Наконец-то удалось подобраться к пожилому мужчине? Будь осторожна, дорогая. Во-первых, наш Адась непостоянен в чувствах. А во-вторых. Ты что-нибудь пишешь? А откуда вы знаете? А как ты думаешь? Я пробую, так только. Всего лишь наброски. Не обольщайся, что он тебе поможет. Я видела уже ни один молодой талант, который он брал под свою опеку. Ничего из этого не вышло. Я могла бы очень помочь, но могу и очень навредить, если ты будешь мне мешать. О, Рома! Приветствую. Ой, прошу прощения. Прошу прощения. Это Камила Сакович из университета. Рехнулся на старости лет. Все польские женщины так же прекрасны, как вы? фигурант, который свободно владеет языком. Провокация. Провокация, коммунист.

"Коммунистическая провокация", "евреи". Также он неоднократно использовал фразу "Запад должен нам помочь". "Должен нам помочь". Ты это сама перевела? Со словарем! Слушай, а что значит "нам помочь"? Речь о какой-то формальной группе? Он говорил что-нибудь еще? Роман, я не знаю. Ну умоляю. В школе меня учили русскому. "После окончания вечера, только в моем присутствии, атташе по культуре предложил фигуранту работу в Сорбонне. Фигурант отверг предложение, которое невозможно принять". Откуда ты знаешь? Он мне сам это потом сказал. Хорошо. Узнай, почему он не хочет уезжать. А я знаю. Он сказал: "Почему я должен уезжать? Сначала пусть они уедут". Они? Это значит кто? Ну, не знаю. Наверное, такие, как ты. Роман, что это?. Спасибо. Распишись. Народная отчизна способна отблагодарить. Ты хорошо работаешь, знаешь? Что ты такая надутая? Хочешь баранку? Нет. Покормишь лебедя. Пожалуйста. Присядем. Почему здесь? Отдохнем немного. Не знала, что ты читаешь "Народную трибуну". Это бесценный источник информации. Папа, он ел у меня с руки! Спасибо. Кто-нибудь вам говорил, как вы похожи? Нет, папа ведь старый! Я имела в виду характер. Расскажи мне сказку. Я не знаю сказок. Никто мне никогда не рассказывал. Ты меня обманываешь, так, как папа. Он тоже не знает сказок. Потому что твой папа пишет сказки. Никакие это не сказки! А откуда ты знаешь? Он мне не разрешает. Не разрешает тебе читать книжки? Немножко разрешает, но они такие нудные. А как-то раз я хотела посмотреть, что он пишет на машинке, а он мне не позволил. И когда к нему приходят гости, запрещает мне входить в комнату. Знаешь, взрослым иногда надо поговорить о своих делах. Папа говорил, что у них заговор. Папа тебе так сказал? Да, но я должна была никому об этом не говорить. Мне можешь. Я никому не скажу. Спокойной ночи. ТС "РОЗОЧКА" "Я завоевала доверие дочери фигуранта". "Согласно инструкции". Адам, мне, наверное, уже надо идти. Я понимаю. Твой жених. Я тебя обидел? Нет, просто я не хочу об этом говорить. Разумеется. Только ведь ты никогда о себе не говоришь. Потому что нет ничего интересного.

В каждом человеке есть что-нибудь интересное. Ну да, у тебя наверняка множество интересных знакомых. Я не это имел в виду. У каждого человека есть своя тайна. Какая тайна? Мне уже пора идти. Я засиделась, извини. АДАМ ВАРЧЕВСКИЙ "ЕВРЕИ В ПОЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЕ" ЧЕСЛАВ МИЛОШ "ЧЕЛОВЕК СРЕДИ СКОРПИОНОВ" АДАМ ВАРЧЕВСКИЙ "О ЧЕМ ГОВОРЯТ КАМНИ" АДАМ ВАРЧЕВСКИЙ Привет! Привет. Папы нет, есть бабушка. Зайдешь? Нет, я хотела просто отдать папе книжки. Когда ты придешь? Давно тебя у нас не было. Не знаю. А скажи мне, когда папа вернется, а то. у меня к нему важное дело. Дорота, кто пришел? Камила. Камила! Папа в Кракове, на лекциях. КРАКОВ, ЯГЕЛЛОНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НОЯБРЬ 1967 И в заключение, известная фраза, которую произнес когда-то Цицерон: "Historiam nescire hoc est semper puerum esse". Не знать истории значит всегда быть ребенком. А я говорю, что иногда в этом нет ничего плохого.

Быть ребенком также означает не соглашаться со злом и всегда смотреть в будущее с надеждой. Спасибо. Что это? Какой-то шрам? Памятка с детства. Я ничего не знаю о тебе. Потому что это такая малоинтересная история. Не к чему возвращаться.

Знаешь, как говорят в сиротском приюте про девственницу? Что это та, кто бегает быстрее, чем за ней гонятся. Ты хотела когда-нибудь отсюда сбежать? Привет! Привет. У тебя именины? Женщины получают цветы и без какого-то особого повода. Он сделал тебе предложение? Доротка. Давай, "Гвардия"! едем к тебе или ко мне? Я думаю, мы не должны больше ездить ни к тебе, ни ко мне. Кто-нибудь может нас заметить. Я спрашивал, куда ехать? Я с четверга живу у него. У фигуранта, у Варчевского! Роман. Ты считаешь, что они способны снять "Дзяды"? Слушай, но они способны на все. Я тебя накрыл! Я все думал, когда ты это делаешь. Катулл сказал: "Nulla dies sine linea". Ни дня без написанной строчки. Мне было любопытно, когда ты пишешь свои. Покажи мне. Покажи мне. Нет. Покажу, когда закончу.

Хорошо, а что это будет? Рассказ. Может, о нас?. Наконец-то я стану литературным героем. Пиши, пиши. Хочешь чаю? Ты один? Можно?. Пошла на хер отсюда! Пошла на хер! Доротка, иди к окну, посмотри, не светит ли уже первая звездочка, а я пока что помогу на кухне. Все уже готово, но если вы так добры. А я тем временем выпью водочки. Ты? Водочки?. Я тебя не узнаю. У нас ведь будет селедочка, да, мама? Ну, будет. И что с того? Рыбка любит плавать. До рождественской мессы?. Боже мой. Когда это было. Это наша свадьба. Мой светлой памяти муж, он умер еще до войны.

Но что я вам все такое грустное рассказываю?. Сейчас будет повеселее. Вот, пожалуйста, поглядите. Каким Адась был красивым ребенком! Мама, пожалуйста. Это очень интересно. Мама. Это крестины. Это первое причастие. А что это за мундир? Австрийский. Мой светлой памяти муж, Кароль Вайнер, был чиновником императорской почты. Прекрасно выглядел в мундире. Где святой Николай? Точно! Точно! Дорота, сбегай к дверям и посмотри, не пришел ли он. Его нет. Он был, когда тебя тут не было. Пришел через трубу. Посмотри! Посмотри подарки. Подарки! Я прошу прощения, мне надо идти. Я обещала кое-кому помочь, пожилому человеку, я. Благодарю вас за все и. Веселого Рождества. Ты мне ничего не говорила. У Камилы есть доброе дело, которое надо сделать. Ты сам слышал. Ей не надо тебе исповедоваться. Я тебя провожу. Еще раз веселого Рождества. Извините. Камила, подожди. Что произошло? Ничего не произошло. Как это "ничего"? Что я сделал? Ничего не сделал. Адам, пойми, я. Я просто еще не готова. Еще слишком рано? Слишком рано?. Ну, он для тебя важен? Ты для меня важен. Прошу тебя, пойми, мне. Мне просто нужно еще немного времени. Я подожду. Это что такое? А? "Из моих наблюдений следует, что вопреки первоначальной оценке фигурант не сионист. Он не может им быть, потому что он вообще не еврей. Вайнер это австрийская фамилия, и семья католическая уже". Это кому, курва, надо, а? Это правда. Херня, а не правда! Есть или правда, или ложь! А ты с кем, а?

Со мной, курва, с нами, или с ними, а?! Раз мы говорим, что он сионист, то он сионист, понимаешь? А если бы кто-нибудь так о тебе говорил, тебе тоже было бы все равно? Знаешь, что я могу с таким отчетом сделать? Могу себе задницу в сортире подтереть, понимаешь? Розочка, у нас ведь так хорошо шло. Я думала, для тебя это правда важно. Роза, просто не делай глупостей, понимаешь? Все будет хорошо, Розочка. Отпусти меня! Розочка! Роза! Я же извинился! ВАРШАВА, КАНУН НОВОГО ГОДА 1967 Внимание, внимание, дамы и господа. Мы начинаем отсчет. Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один! Дорогие товарищи! Наша первая реакция на эту перемену даты в календаре выражается вопросом: Каким будет этот новый год? Что он принесет каждому из нас, нашей стране и народу, миру и человечеству? Сам не знаю, чего тебе пожелать. У тебя уже все есть. Талант, красота, здоровье. Я должен желать самому себе, чтобы я мог видеть тебя рядом как можно дольше. Ты милый. Счастливого Нового Года, Адам! Знаешь что? Мне немного нехорошо. Мы могли бы выйти на свежий воздух? Да, конечно, идем. Подожди. Это там не твой?. Посмотри. Неважно. Пойдем. Кого я вижу! Сколько лет, сколько зим! Мое почтение. С Новым годом! Всего наилучшего. Осуществления ваших планов. Как там ситуация В вашей отрасли. Внешняя торговля. Спасибо, отлично. А что у тебя, Камила? Спасибо, все хорошо. Мы бы охотно выпили с вами за эту встречу, но, к сожалению, коллеги ждут. Всего хорошего. С Новым годом! Симпатичная, но вкус у него стал хуже. Мы могли бы уже уйти? Я плохо себя чувствую. Что с тобой? У меня болит голова. Прими какой-нибудь порошок. Адам, я хочу пойти домой! Успокойся, это Новый год. Как хочешь. Камила, подожди! Адам, что с тобой? Нога. Подожди, можешь встать? Адам, лежи. Подожди, не шевелись. Ты сможешь?. Идеал оказался на улице. Адам, не двигайся. Что тут происходит? Не знаю. Он, наверное, сломал ногу. Нужна помощь. Документы, пожалуйста. Вы можете вызвать скорую? Документы, я сказал! Что ты тут делаешь? А "здравствуй" где? Уходи отсюда. Роман, умоляю, уйди отсюда. Вы мне принесли жвачку с мышкой Микки? Доротка, иди ложись. Он сейчас уйдет. Послушай. Есть дело. Передай Розочке, что у господ литераторов важное собрание. Пускать будут только своих, так что она тоже должна там быть и записать все. Им понадобится секретарша. Наверняка у них есть своя. А это предоставь нам. Передай ему привет от меня. Надо полежать еще немножко, Можно с тобой? Можно. Здравствуйте, Казимеж. А вы кто? Я жена Адама Варчевского. Извините. Вы знаете, я редко выступаю на публике. По большей части я сижу дома или в кофейне, но на этот раз я хотел бы кое-что сказать.

Это потому, что некоторое время назад я был в театре, и даже на премьере. Вы скажете, нет тут ничего особенного, но. Но я очень хорошо запомнил эту премьеру. Я был там с одной женщиной. Словом, это был очень важный для меня день. А теперь позвольте мне, коллеги, задать вам пару вопросов.

Кому из вас цензура вычеркнула какую-нибудь фразу, выбросила фрагмент произведения? Смелее, мы в своем кругу. Никто не подслушивает, никто не записывает. Коллеги, которых назначили литераторами, остались за дверями. Прекрасно. А теперь скажите мне, пожалуйста, у кого сняли целый рассказ или статью? А целую книгу или пьесу? Значит, мы можем себя поздравить. У нас появился новый коллега. Великий польский писатель, с тем отличием, что он умер больше ста лет назад: Адам Мицкевич. И это для него хорошо. Даже он доигрался. Когда он писал свои "Дзяды" 113 лет назад, то уже замышлял, как бы тут оскорбить Советский Союз, и именно в годовщину Великой октябрьской революции. Но он просчитался. Народная власть разгадала его происки: нет места на народной сцене для такой подрывной литературы! Да, господа, то, что кажется нам неслыханным, является простой логикой истории, которую он сам предвидел, написав: "Руки, что за народ борются, сам народ отсечет. Имена, милые людям, люди позабудут. Все пройдет. После грохота, шума, труда примут наследство тихие, темные, мелкие люди".

Наследие культуры этого народа взяли во владение люди мелкие и темные, присвоили ее, потому что в своей заносчивости сочли, что таким образом им удастся получить власть над душами народа. Но уже сегодня видно, что им это не удалось! Что нет согласия на диктатуру неучей! Это молодое поколение показывает нам сейчас, в какой Польше хочет жить. В Польше без лжи, без цензуры, в Польше без принуждения. И мы, польские писатели, должны быть с ними! Мы должны им сказать: да, мы не смогли осуществить наши мечты о свободе. Поэтому сегодня мы передаем их вам! Ты пропустила важную фразу. Я сказал, что был на премьере с одной женщиной. Это, наверное, не для стенограммы. Наоборот. Все должны это прочитать. Я сейчас приду. Уже работаешь?

Я должен срочно передать этот текст. Срок сегодня. А что Доротка, в школе? Не волнуйся, я дал ей завтрак. Я хотел бы тебя кое о чем попросить. Я знаю, что ты очень устала, но сам я его не отнесу. Конечно, я все равно сегодня собираюсь в город. Но это небезопасно. Адам, я взрослая. Я справлюсь. Помнишь ту скамейку в Лазенках, там, где вы с Дороткой кормили лебедя? Это надо положить туда. В двенадцать. В "Народной трибуне"? В "Народной трибуне". Спасибо, дорогая.

Осторожно! "УВИДЕННОЕ В ВАРШАВЕ" РАДИО "СВОБОДНАЯ ЕВРОПА". Стенограмма и мое последнее донесение. Как это "последнее"? Последнее. Дело окончено. Подожди. Перестань! Убирайся, шлюха!

В период после последнего рапорта не произошло ничего нового, кроме собрания ПЕН-клуба, стенограмму которого прилагаю. Постскриптум. Информирую, что я решила принять предложение фигуранта. Дата нашей свадьбы назначена на 15 марта текущего года. Тайный сотрудник Розочка. Я не знаю, как это тебе сказать. Мы знакомы столько лет. Вот именно. Обойдемся без вступлений. Но это может быть больно. Речь о близком тебе человеке. Та женщина, с которой ты. Он ней ходят слухи. Даже больше, чем слухи. Я бы это назвал достоверной информацией, что. Что она свой человек в СБ, может, даже агент. Может, она доносит на тебя. На всех нас. Особенно на тебя. Речь не об этом! Говорят, ты хочешь на ней жениться. Они ее тебе специально подставили, Адам. Мне очень жаль, Адам. Вы меня не спровоцируете. Скажи своим товарищам, чтобы выдумали что-нибудь получше. Нет, это какое-то недоразумение. Иди, иди. Сколько тебе за это платят? Придумай сказочку получше! ВАРШАВА, 8 МАРТА 1968 Фигурант в десять вышел из "Читателя", а потом пришел сюда. Так что делаем, товарищ капитан? Сбегайте за сигаретами, Завадский. Без фильтра. Свободу слова! Свободу слова! Нет хлеба без свободы! Милиция не войдет на территорию университета! Прошу вас расходиться по домам! Мы вас благодарим, товарищи! Гестапо! Гестапо! Господин профессор! Господин профессор! Послушайте, господа! Так нельзя! Иди отсюда, пока цел! Это нарушение автономии университета! Проваливай! Смотри, капитан! Граждане! Граждане! Расходитесь по домам! Шашней тебе захотелось на старости лет? Брачных уз, курва? В чем дело? А ты знаешь, кто невеста? Знаешь, кого трахаешь? Любительница литературы, мать ее! Влюбленная поклонница. С меня хватит! Когда будет хватит, я скажу. Знаешь, кто твоя невеста? Она с самого начала наш человек. Тайный сотрудник. Псевдоним Розочка. Очень романтично, да? В самый раз для такого старого козла, как ты.

Она нам докладывала каждое твое слово, каждый твой шаг. Хватит? Женись на ней, курва! Ерунда! Ерунда? На! Что, нет? Пожалуйста! "Я, Камила Сакович, следующим обязуюсь сотрудничать со Службой Безопасности ПНР как тайный сотрудник. Для соблюдения конспирации выбираю псевдоним "Розочка". Камила Сакович". Вот, пожалуйста! "Записано со слов". "Информационное сообщение". "Звучит как актуальный комментарий и политическая сатира". "Как теперь власть расхлебает ту кашу, которую заварила". "Управляемую отдельными личностями, такими, как фигурант". На! Нет, курва, ты почитай! Я отвезла Доротку к бабушке. Ты не представляешь, что творится в городе из-за этих волнений. Автобусы не ходят. Мне пришлось взять такси. Адам, ты меня слышишь? Я галстук тебе купила. Что-то стряслось? в ход празднования 50-ой годовщины Октябрьской революции, которое проходило в нашей стране, "Дзяды" в постановке Деймека внесли неприятный диссонанс, и были использованы для подрыва польско-советской дружбы. Снятие "Дзядов" послужило различным реакционным и враждебным Польше силам для их грязных действий. Инициаторам созыва чрезвычайного собрания писателей столицы совсем не нужно было получить объяснения по поводу снятия "Дзядов", им нужно было разжечь борьбу, направленную против руководства нашей партии, против правительства, против народной власти. Как в подготовке собрания варшавских писателей и в его проведении, так и в подстрекательстве академической молодежи к выступлениям, одну из ведущих ролей сыграл Адам Варчевский. Его настоящее имя звучит иначе. Его зовут Януш Вайнер. Как один из главарей, Вайнер атаковал все, что дорого сердцу каждого настоящего поляка. Пришло время сказать ясно: для таких, как он, смутьянов и ренегатов, нет места в ряду творцов народной культуры! Нет места в социалистической отчизне! Посмотри! Красиво.

Веслав! Веслав!. Этот Гитлер, знаете ли, какой был такой был, но по этому поводу он как раз был прав. Я не говорю, знаете, что сразу газ. Незачем, но. Если не нравится, то дорога открыта. На Мадагаскар или в этот их, Сиам. Остановите. Остановите. Я хочу выйти. Пожалуйста. В Сиам, курва. Теперь у вас будет время все обдумать. А образованием молодежи займутся личности более ответственные, с безупречным нравственным обликом, и проявляющие большее понимание того, чего от них требует социалистическая система высшего образования. Я понимаю, господин профессор. Товарищ ректор. Ко мне обращаются "товарищ ректор". Вы должны понять. В нынешней ситуации книга не может быть издана. Мне позвонили из типографии. Печать книги была. остановлена. Понимаю. Это не все. Боюсь, что. в такой ситуации вам придется вернуть полученный гонорар. Вали на хер из Польши. Капитан Рожек Роман по приказанию прибыл. Что это? Это заявление о выдаче ордера на арест Камилы Сакович. Когда вы были ее куратором, вы утверждали, что она очень хороша. Камила. гражданка Сакович была очень хорошим ТС до того времени, когда. Ее перевербовали? У вас есть доказательства? Откуда такая уверенность? Я просто знаю. Просто? А может, она просто хотела выйти замуж за фигуранта? А вы просто ревнуете? Дело не в этом, товарищ полковник. Тогда зачем вы ее раскрыли? Я должен был. Что вы были должны? Вы слышали вопрос? Она перешла на враждебную нам позицию. Кого вы имеете в виду, говоря "нам", товарищ капитан Рожек? А, может, следовало бы сказать: "господин капитан Розен", а? Слушайте, Розен. Мало того, что вы уничтожили одного из наших лучших агентов, но вы еще обманули руководство по вопросу своего происхождения. Так кто тут перешел на враждебные позиции, Розен? Товарищи. Розен! Вы больше не член партии. Есть постановление партийной организации об этом. Сдайте оружие. И удостоверение. Можете идти. Сто лет, сто лет пусть живут, живут для нас. Да хватит уже. Приглашаю в клуб Союза актеров. Камила, дай! Камила, ну дай!. Проездной документ. Папа говорил, что мы получим паспорта. Все едино, с этим нас тоже выпустят за границу. Пойдем, нам еще надо в магазин. Пожалуйста, Дорота. Обладатель этого проездного.

документа не является гражданином Польши.

Что это такое гражданин Польши? Это тот, кто живет в Польше. Я больше не полька? Доротка. Полька. Тише. Камила, мы евреи? Что это ты выдумала? Мы выходим. Но это не наша остановка! Мы прогуляемся. Позвольте! Позвольте! Посмотри, какая красивая! Камила, смотри! У тебя такой нету! У тебя такой нету! Дай мне! А у меня есть! Дай мне ее! Идем, я сказала! Камила!. ВАРШАВА, ГДАНЬСКИЙ ВОКЗАЛ Внимание! Скорый поезд до Вены отправляется со второго пути, первая платформа. Повторяю. Я очень переживаю. Держись! Не волнуйся. Спасибо тебе. Спасибо. Ну, до свидания! До свидания. Ты все взяла? Иди домой. До свидания. Вы садитесь? Под давлением антисемитской кампании, развернутой коммунистической властью после так называемых "мартовских событий" 1968 года, из Польши уехало почти пятнадцать тысяч человек. В том числе около пятисот научных работников, почти тысяча студентов, двести работников прессы и издательств, кинематографисты, актеры, писатели, а также много офицеров Народной Армии Польши и Службы Безопасности.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Там какойто старый дом, идеальный для студенческих вечеринок.

Не люблю этих деловых ужинов. >>>