Христианство в Армении

Ты сейчас по всем телеканалам.

Перевод на русский язык: [Syn.Optik] Поэтому я надеюсь, что никого из нас вы не будете судить слишком строго. Эта история случилась во время моего пребывания в Лондоне, когда все мы работали над телевизионной комедией положений «Тетфорд Гейт». Но, впрочем, это не лучший момент для начала рассказа, лучше начать отсюда, из Гайд-парка, несколькими годами ранее когда мы впервые встретились здесь все вчетвером. Карли и Алан были в то время женаты. А это — Бен, Бен Грин, а это я — Фиона.

Бен — писатель-сценарист, а я работала гримером в сериале, где снималась Карли. И это было первое свидание, которое она нам устроила. И, несмотря на все проблемы, с которыми мы столкнулись, на все сложности, которые претерпели наши отношения, я все еще вспоминаю об этой встрече как об очень приятном дне. Вообще-то, Бен, брак — это не так плохо. И я даже думаю, что ты будешь совсем неплох в этом качестве. Ну, не то, чтобы ты что-то представлял из себя внешне, да и умом ты не блещешь, и, кроме того, ты американец — уж не знаю, что с этим можно поделать, но все-таки я думаю, что из тебя получится хороший семьянин. Карли, ты согласна? Да, я думаю, ты будешь успешным в браке, Бен. А ты когда-нибудь был женат, Бен? Нет. Я вообще не понимаю науки семейных отношений. Секс поначалу всегда хорош, вы понимаете. Первый год отношения всегда очень нежные, любящие, познавательные, и очень сексуальные, а потом — что-то случается, и все это куда-то уходит… Это впечатляет… В этом-то все и дело. Вот сейчас Карли нас познакомила, мы пообедаем где-нибудь вместе, потом начнем встречаться, у нас будет шесть месяцев потрясающего секса, а потом — бац! отношения охладеют и мы оба будем чувствовать себя несчастными. Звучит не так уж и плохо — если ты гарантируешь, что секс будет потрясающим… Мне нравится, как ты на это смотришь… Алан сегодня такой печальный. Сегодня 140-я годовщина со дня смерти принца Альберта. Мужа королевы Виктории? Он умер 140 лет назад? Боже, как быстро летит время! А ты тоже переживаешь из-за этой годовщины, поэтому ты такая грустная? Нет, я грустная, потому что я переела. И ты такой печальный каждый год в день его смерти? Угу. Она оплакивала его каждый день до конца дней своих. Я всегда думаю, каково это встретить в браке такую же настоящую любовь… Интересно… — Ты ей нравишься, Бенни. И она тебе тоже понравилась, я смотрю. Да, она очень мила. И я думаю, что понравился ей. Она еще научится меня ненавидеть, и это будет здорово. В один прекрасный день ты женишься на Фионе. Ну, это еще неизвестно. И вы будете очень счастливы, я точно знаю… Кажется, мои рассказы о потрясающем сексе были несколько преувеличены… Прекрати, все было чудесно. Да нет, понимаешь — просто ты моя первая француженка. Я, наверное, из-за этого чувствовал себя скованно. Значит, я твоя первая француженка? Ну, если не считать актрисы, которая играла Коко Шанель в телесериале. Как мне повезло — быть второй после девушки, которая играла Коко Шанель. Да, особенно, если учесть, что я так напился, что вместо этого заснул с парнем, который играл де Голля, тебе действительно повезло. Знаешь, какой сегодня день? Вторник? Угу. Каждый второй вторник, помнишь? А мы разве решили что… А разве не каждый второй вторник месяца? Каждый второй вторник. Каждый второй вторник… в самом деле? Ох, Карли, понимаешь, дело в том, что я не знал… и я… словом, я не знал, и съел на ужин огромный кусок пирога с мясом. Пирога с мясом? В самом деле? Да. И понимаешь, у меня сейчас живот немного пучит. Да, и еще немного газит. И пучит, и газит?

— Это плохо. — Да, я знаю… Ты выглядишь такой счастливой сегодня, Фиона. Да? Правда? Да, ты прямо вся светишься. Это из-за Бена? Да, я думаю, да. Странно, ведь вообще-то это совершенно не мой тип мужчины… Да уж, абсолютно, это точно… Но он умеет меня рассмешить — а я люблю смеяться, это делает меня счастливой. О, это великолепно.

Это именно то, чего хочет Карли — чтобы вы оба были счастливы. Это мои деточки, Фиона. Поздоровайся с моими деточками. И ты их кормишь каждый день, в любую погоду — дождь или солнце. Точно так. И как они выживали здесь 8 столетий до тебя, непонятно. Давай, давай, дразнись, Алан им все равно. А разве мы… Вы не думаете, что нам… У них брачный сезон… — Разве мы не заказали столик… — Да, мы заказали столик на ужин. Это так мило с твоей стороны, Карли — кормить этих уточек… Мне сегодня приснился кошмарный сон… Это было ужасно… Почему? Ты была голой? Почему любой разговор с тобой сводится к тому, была ли я голой? Нет, я не была голой.

Я была бедной — а это гораздо хуже, чем быть голой, гораздо, гораздо хуже… Глен, Дейви — я прошу прощения: я вот тут расстроена, что была голой во сне и все такое, а потом я вдруг ухожу. — И куда я иду? — По магазинам. А почему? Ну, потому что это противоположное состояние — ты была голой и бедной, а теперь отправляешься покупать себе одежду, в этом ирония. А-а-а, хорошо, ирония — это хорошо, мы любим иронию. Хорошая будет сцена. Да, да, я думаю этот эпизод довольно удачен. Ну как дела у вас с Фионой? Вы оба выглядите очень счастливыми. Счастливыми — да, а с чего бы нам не быть счастливыми? Она смеется над всеми моими шутками, а секс так просто невероятный… Секс — просто потрясающий. Заряжает новой энергией… Ах да, понятно… Да, все в соответствии с моей теорией отношений «8 месяцев — 8 комнат». Первые 8 месяцев вы занимаетесь сексом во всех комнатах дома. Через 8 месяцев число комнат каждый месяц уменьшается на одну, пока, наконец, вы не делаете это в одной комнате, один раз в месяц, да и то если повезет. Да, это моя теория «8 месяцев — 8 комнат»… мне немного неловко разговаривать с тобой об этом. Я что, слишком громко говорил? Нет, нет — просто мне не очень удобно вести с тобой этот разговор. — Какой? Какой разговор? — Тот, который мы ведем. — Про секс? Про траханье? Этот разговор? — Да. Да. Этот самый разговор. Ты не согласен с моей теорией? Нет, Бен, просто мы не можем это обсуждать.

Ах да — нет, я прошу прощения… Нет, не извиняйся… все нормально… Потому что это просто теория, и, может, это только со мной так, а остальные мужчины, которых я знаю… Я был бы рад закрыть эту тему… …они годами — трубят и трубят без устали… Просто со мной это так — ну, ты понимаешь… — Ты готов? — Да, я готов — давай. Ого! Ты что, не любишь бекон? Бекон, ветчина, сосиски и полная тарелка котлет не слишком легкая еда. Я думала, будет забавно — приготовить традиционный английский завтрак. Этот завтрак прямой путь к инфаркту. Девушка, которая делает макияж, рассказывала, что ее бабушка готовила такой затрак каждое утро, и дожила до 94 лет. Да, но держу пари, что тот парень, для которого она это готовила, вряд ли дожил до 36-ти, вот в чем проблема. Знаешь, чем я хочу заняться сегодня?

Чем? Наверху? Можем попробовать… Я хочу устроить тебе тур по Лондону и показать те места, которые я хочу описать в своей книге. Отлично. Сейчас, закупорю себе еще пару артерий, и поедем… Это будет книга не про здания, я хотела бы написать книгу о людях, которые пришли сюда изначально. Кто они были? Как они жили? С какими проблемами сталкивались? И вот, «так прекрасно, как все это кажется, как красив город Лондон и сказочен», скоро стало очевидно, что Бен может казаться глупцом для кого угодно, но только не для меня. Глупцом — из-за своей одержимости, которая началась, когда он только приехал в Лондон. Добрый день, меня зовут Бен Грин, и я ищу Алана Портленда. — Бен Грин? — Я — Алан Портленд. — Здравствуйте. Наконец-то! Добро пожаловать! Как прошел перелет? — Долго… — Могу Вам сказать, что Карли ждет не дождется встречи с Вами. Теперь наша жизнь станет легче — когда Вы приехали, и она будет в восторге, в абсолютном восторге. А как звали того знаменитого политика?… Это Бен? Бен Грин? Ой, привет! Слушайте все — я хочу, чтобы все поприветствовали этого замечательного сценариста, который работал в «Сайнфилде» и приехал к нам из Лос-Анджелеса. Я так рада познакомиться я так счастлива, что Вы приехали!

Будьте добры, давайте вернемся к репетиции, пожалуйста. Тишина в студии! Со звезды кинематографа, Карли. А как насчет той звезды кинематографа?… Эй, ребята! Это Бен Грин, американский писатель, о котором я вам рассказывала — вот он приехал. Он писал для «Сайнфилда», и у него огромный опыт в комедиях. Он приехал, чтобы быть нашим главным сценаристом, понимаете… И это замечательно, потому что он заставит все крутиться, он по-настоящему талантлив, в самом деле — и он сделает так, чтобы мы все выглядели просто очень-очень здорово. Да-да, вы талантливы это здорово… Ой, простите меня, мне надо бежать… А вам, наверное, надо поболтать о ваших сценарных делах… Ну, я вас оставляю. Как здорово! «Сайнфилд», значит.

«Сайнфилд», да. Хороший сериал. Мы большие поклонники. Да, просто громадные, ага. А когда вы писали для «Сайнфилда»? В последнем сезоне, частично. Нам нравятся первые серии. Классный сериал. Да? Да, нам нравятся ранние серии. — Вы уже обедали? — Нет. — Дело в том, что мы еще нет… — Да, отлично, давайте… — …так что чувствуйте себя как дома, осматривайтесь, устраивайтесь, а мы с Дэвидом пойдем перекусить. Бенни! Бенни! Люди зовут вас «Бенни»? Бенни? Нет. Меня так с детства никто не звал. Тогда я буду звать вас Бенни — у меня будет для вас свое собственное имя. Куда вы идете? К себе в апартмент — сегодня должны привезти мои вещи из Лос-Анджелеса. Здесь говорят не «апартмент», а «квартира». Вам повезло, вы быстро адаптируетесь к чужой культуре. Мне приходится много общаться с сотрудниками студии… Эй! Эй! Простите! Простите! Она американка. Ты кажешься такой счастливой. Ты счастлива жить в Лондоне, счастлива работать в этом сериале, счастлива с мужем.

Да, мне нравится сериал, он забавный. Жаль, конечно, что он не будет иметь успеха в Голливуде, но я счастлива. Алан очень славный. Особенно с тех пор, как перестал напиваться и драться. — Он что, тебя бил? — Нет, он дрался в пабах. Заходил туда с другом выпить пива, а в результате избивал беднягу до полусмерти. — Но сейчас он этого уже не делает. — Что, друзья закончились? Вы с ним понравитесь друг другу. Я чувствую, что вы подружитесь. Да, вероятно. Со мной очень удобно драться я падаю после первого же удара. [НЕ БУДЬ КОЗЛОМ! ОНА ЗАМУЖЕМ!!!] [Не будь козлом. Она замужем. Не будь козлом. Она замужем…] К вам пришли. Кажется, это ваш агент из Лос-Анджелеса. Ну да, тебе не повезло. Ты поссорился с руководством канала, и тебя сняли с сериала. Подумаешь, блин, несчастье! Это был не просто сериал, это сериал, который я сам создал. А они все опошлили. Кретины! Нафиг этот Лос-Анджелес. Поработаю пока здесь, на телевидении, а потом напишу пьесу. Надоели мне комедии, хочу написать хоршую драму. Ты сам ходячая драма. Обиделся из-за того, что они уволили этого как-бишь-его и заменили его персонажа куклой. Как-бишь-его? Это же Сэм Уотерстон! Один из лучших актеров американского телевидения, и его заменяют какой-то марионеткой! Кретины! Возвращайся в Лос-Анджелес, мы найдем тебе работу. Нет, Дэвис, этого не будет. Но мне лестно, что ты специально приехал в Лондон, чтобы уговорить меня вернуться. Ты для меня важный клиент, ты мой друг. Я бы поехал за тобой на край света, и ты это знаешь. Спасибо. Может, поужинаем вместе? Не могу. Я ужинаю с Джонни Деппом. Джонни Депп сейчас в Лондоне? Да, и у меня есть шанс подписать с ним контракт.

Неужели, столько времени прожив в Лондоне, ты не была на этом спектакле? — А о чем он? Насколько я понял, об умирающем человеке, который вспоминает всю свою жизнь. Гадость. Гадость? Да. Я люблю мюзиклы. Но ведь ты его еще не видела! Ты понимаешь, что высказываешь мнение о спектакле, который даже не видела? Это мюзикл? Да. Это мюзикл. Это оптимистический мюзикл о смерти от рака. «Где? Где они, цвета моей жизни? Где синева моего детства? Где ярко-красные наряды девушек, ожидающих, когда мы вернемся с войны? Куда делись цвета моей жизни?» Не знаю как тебе, а мне понравилось. Меня всегда воодушевляет хорошая драма. Мне тоже очень понравилось, Да, не сомневаюсь. Наверное, ты вообще лучше воспринимаешь искусство во сне. Да ладно тебе, я задремала всего на две минуты. Ты спала 40 минут и при этом громко храпела. Пришлось остановить представление, чтобы поставить тебе прищепку на нос. Дама, сидевшая рядом с тобой, засунула тебе в рот программку. Это называется сильно храпеть. Передай от меня привет мужу. Его сейчас нет дома. Он уехал на дачу, вернется попозже. У тебя есть дача? Да ты настоящая британка. Я замечательно провела вечер, честно. Спасибо. Мне понравилась твоя раковая драма. И вот, с этой глупой и бесполезной печатью у Бена на сердце, эта история движется дальше. ДВА ГОДА СПУСТЯ Наша с Беном свадьба состоялась в маленькой церкви, расположенной недалеко от руин крепостных стен древнего Лондона. Сегодня мы собрались здесь во имя любви, любви между… — …Беном и Фионой. Это благословенный момент для всех людей, собравшихся сегодня здесь, чтобы выразить им свою любовь и поддержку. Бен, согласен ли ты взять в жены стоящую здесь Фиону? А, привет, дружище! Да ничего — так, проветриваюсь. А ты чем занят? Это Джонни Депп! Да, я освобожусь через полчаса. Этим кольцом я обручаюсь с тобой узами брака… Этим кольцом я обручаюсь с тобой… Что-то не так?

Ты сегодня сам не свой. А-а-а, в этот день, наверное, кто-то умер? Виктория? Что, Виктория умерла в этот день, или что-то в этом роде? вообще-то, Чемберлен… Мне очень жаль. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. А теперь я объявляю вас мужем и женой. Вы можете поцеловать невесту. Что ж — вполне милая свадьба, я полагаю. Да, было прекрасно. А представляете себе Фиону вот в этот самый момент? с ногами, задранными вверх, глядящую в потолок, а сверху по ней елозит этот маленький кусок дерьма… Не слишком приятное зрелище. А я представляю себе, как она делает это на собачий манер, стоя на четвереньках — лает, повизгивает, и зовет его по имени: тяв-тяв, Бен! А пойдемте-ка подышим немного свежим воздухом. Свежим воздухом? Это еще на кой хрен? Ну что ж — увидимся завтра? Да, до завтра? Я так рад, что вам понравилась свадьба, Глен, Дейви… Вы знаете, брак — это как прекрасный цветок, дарит свой аромат всем, кто его вдыхает… Прекрасно сказано — а мои родители женаты вот уже… Алан! Что ты?… М-да, ну что уж… Ребята, вы в порядке? А ты как думаешь? Что с тобой на этот раз?

Да мне просто нужно было немного выпустить пар. Накопилось, знаете ли. Без обид, ладно? Извините. Ну, теперь отправляйтесь спать. Увидимся завтра. Если бы он не был нашим боссом, я бы его прикончил. Ага, и я тоже. Никаких обид, ладно, парни? Вы чертовски хорошие ребята! Приятных снов! Ох, не трогай меня… Это ведь все ты начал! Я? С чего это? Да эти твои собачьи дела — это его и взбесило… — У меня кровь идет? А должна бы… — Ты любишь Детройт? Ты же говорила, что никогда не была в Штатах, как же ты можешь любить Детройт? Мне нравится, что ты родом оттуда это ведь колыбель современных технологий. Как его звали? Генри Форд? — Генри Форд, да. Который внедрил новые монтажные линии?… Все ведь оттуда началось, понимаешь. Ты читал биографию Форда, которую написал Лейси? Нет, мне не попадалась. А ты читала «Человека-паука», 111-й выпуск? Там тоже много интересных исторических фактов. Я думаю, это один из самых интересных американских городов. В самом деле? Ты считаешь, что Детройт — один из самых интересных американских городов?

Надо же! Надеюсь, тебе во всём будет так же легко угодить… Иди-ка сюда… Фиона, мне нужно с тобой поговорить. Конечно. Вас не затруднит подождать минутку? Я почти закончила. Давай выйдем. Я только что разговаривал с моими друзьями из издательства «Хадкасл и Брайс». Им понравилось твое предложение, и они хотят встретиться с тобой, чтобы обсудить детали контракта на издание книги. Им правда понравилось? О, Боже! Да… Они сделают это… Это так здорово! Это правда, Алан? Да, да. Честное слово, это на самом деле правда! — Карли знает? — Еще нет. А Бен? Нам нужно рассказать им. Давайте сходим куда-нибудь вечером и отпразднуем это событие! Нам нужно устроить роскошный ужин, всем вместе. — Безусловно! — Карли будет рада… О, да. Она будет в восторге. Я не завидую. Я рада, что ей удалось заключить этот вонючий контракт. Но в то же время, меня больше беспокоят твои слова о том, что на студии планируют закрыть мой сериал. Ты неправильно меня поняла. На самом деле, я говорил, что ты не испытываешь энтузиазма по отношению к сериалу. Ты опять не можешь сосредоточиться на работе, мы говорили об этом раньше… — Я? Не могу сосредоточиться? Ну конечно, я же не таскаюсь по всему городу, чтобы потом издать книгу… Ты несправедлива к ней. Она много работала и с большим пиететом отнеслась к материалу. У нее есть собственный взгляд на вещи… Ты бы видела, как она прекрасно держится на этих встречах — она всегда оптимистична, решительна и восприимчива, тебе не мешало бы поучиться. Что ты делаешь? Я сплю, дорогая… Нет, я плохо себя чувствую. Ты все еще нездоров? Тебя беспокоит твой палец? Мой палец? Да, да. Мой палец все еще воспален. Бедненький… бедненький… Может быть, нам следует вызвать врача? Врача? Нет.. да, я был у врача. Мне посоветовали больше отдыхать и не напрягаться. Так что мне нужен отдых… Ты напуган, что я заключила контракт на издание книги? Ты больше не разговариваешь со мной. Ты больше не разговариваешь со мной, ты не спишь со мной, и мне кажется, ты уже не хочешь быть со мной. Это неправда, не так ли? Ты все еще хочешь быть моим мужем? Может быть, нам следует обратиться к психотерапевту? Я не могу идти к психотерапевту. Ты знаешь это. Они лезут в личную жизнь, они любопытны, и я закрываюсь. Но чтобы брак был счастливым, над ним надо работать… Опять ты про работу? Только это и слышу. Если бы я хотел работать — я бы трахался с командой каторжников. Когда я дома, я не хочу работать. Для тебя это новость? Я работаю на работе. Я за этим и прихожу домой, что здесь мне не нужно работать! Это будет смешно? Она говорит своему мужу, что едет по делам в Гале, а сама отправляется на ферму в Аризоне, чтобы похудеть.

Да, смешно… Какой я провёл бесполезный, дрянной уик-енд! Мерзкий, потерянный, дрянной уикенд! Ты же вроде собирался снять комнату в пансионе на выходные? Да ну, блин, одно расстройство. Я собирался провести уикенд, читая, валяясь в постели и обжираясь. Но, черт, в моей комнате стены были, как бумага, и я постоянно слышал вопящую парочку за стеной. Я слышал всё — каждый шлепок, каждый вздох, каждое бормотание и шепот. Я не заснул ни на минуту. Хуже того, за завтраком я оказался за соседним с ними столиком, с парой огромных толстяков, облизывающих друг друга. Блин, плохо дело слышать звуки, не видя, кто их издает, но еще хуже – увидеть их во плоти и на следующую ночь уже знать наверняка, что издает их парочка жирных влюбленных откормленных свиней. Ужасные выходные! Не стоит и говорить, что меня сейчас раздражает мысль о том, что надо хохмить, особенно с тобой, мой великий комедийный партнер, который не знает лучшей шутки, чем набить шишку во время пикника. Что с тобой? Ты выглядишь ужасно, хуже, чем обычно. Ты не мог бы быть немного повеселее? Они собираются выходить? Я умираю от скуки. Мне жаль, но я никогда не находил ничего интересного в подобных выставках древностей. Коллекция мертвецов и их вещей. А ты видел Алана? Ты видел, как он прилип к этим наушникам? Он выглядит так, будто ему мозги промывают… А Фиона?! Ты видела ее? Уставилась на египетского парня, которому 6000 лет. Я был бы не уверен в своей сексуальности, если бы столько времени провел над этим парнем. Правда в том, что иметь сексуальные отношения только с одним партнером — это ошибка, которая может стоить жизни всему человечеству. Это как в пещерные времена.

Понимаешь, мужчины хотели заниматься сексом с разными женщинами, так как они собирались оплодотворить всё на земле. A женщины хотели заниматься сексом с разными мужчинами, так как они ожидали, что все эти мужчины увидят в них матерей своих детей и защитят их. Это — естественное поведение, оно сохраняет человеческий род, помогает ему выжить. Это как та твоя подруга, ты говорила о ней, как о шлюхе, как ее зовут? — Джанин. Она и есть шлюха. Она встречается с десятком парней одновременно. Нет, она не шлюха, она — воплощение генетической мудрости человека. Она бы никогда не пошла в Британский музей, чтобы посмотреть на мумии египетских чуваков. Эй, о чем ты думаешь? Не расскажешь? О чем я думаю? Да ни о чем… Я думаю о моей пьесе. А о чем ты думаешь? Я думала об Алане. Он такой приятный человек. Уверена, он был замечательным учителем. Он был учителем до того, как начал продюсировать сериалы. А, так мы по-честному? А я думал, ты просто так спросила… Ну, если честно, я думаю о сексе с Карли. Это если честно… Ты такой смешной… Думай об Алане. Спокойной ночи. Дурачок… — Могу я задать тебе вопрос? — Какой? Если бы твой муж спал с моей женой, ты бы спала со мной? Может быть… Может быть, да? Если бы я знала наверняка… Это физически невозможно, но если бы я это точно знала… Если бы ты точно знала, то? Хороший ответ! Я восхищен! — Привет, Глен! Это Бен. Ты спишь что ли? У меня плохие новости, у меня умерла тетя. Отлично! Как назывался пансион, в котором ты останавливался, тот, с тонкими стенами? Мне нужны номера твоей комнаты и комнаты, где жила пара толстяков. Что ты сдох, Бен! Как они позволяют это? Вот что плохо в Лондоне. Я согласен. По-моему, в парке нельзя такое допускать. Это просто пощечина традициям. Я счастлив, что вырос здесь и не хотел бы жить ни в каком другом месте, но меня смешит то, как американцы идеализируют этот город. По-видимому, они считают его огромным историческим парком развлечений, Чарльз Диккенс в Диснейленде! Когда они приезжают сюда, они не видят преступлений, не видят грязи, не думают о выхлопных газах, равных десяти пачкам сигарет в день. Они слепы к этому. — Они не слепы к этому, Алан. Но я думаю, здесь все удивительно для них, потому что их интересует красота города, а не его проблемы. Когда ты очарован городом, ты не сразу начинаешь понимать, что в нем те же проблемы, что и в том городе, который ты недавно покинул: транспорт, шум, стрессы. Кстати, я бы с удовольствием вырвался из города на пару дней. Я от него устал. Я знаю одно хорошее место, пансион в часе езды отсюда. Туда можно добраться пятичасовым поездом с вокзала Ватерлоо. Мы можем поехать туда после работы и провести все выходные. — Что скажете? — Я не против. Как ты, Алан? Да, можно… — Поедем, да… Здравствуй, мон шери! А где твой муж? Он на работе. Приедет один. — А где Карли? — Она едет из дому. Надеюсь, они не опоздают на поезд. Привет, Фиона. Это Бен. Привет, Алан. Дорогая, где ты? Ты опоздаешь на поезд. Я плохо себя чувствую. — Ты скоро? — Я задерживаюсь на работе. Поезжай с ребятами, а я приеду следующим поездом. Тебе придется провести уикенд с Беном и Фионой. Хорошо, я поеду с ними. Выздоравливай. Ладно, но только приезжай обязательно. Мне не хочется оставаться на выходные одной. Все в порядке, пока. Карли не сможет поехать, плохо себя чувствует, какая-то инфекция… Правда?… Бен приедет позже, он надеется успеть на следующий поезд… Ну что, пойдем? Поезд сейчас отправится. Думаю, да… Спасибо. Здорово! Все сработало! Они будут в этой комнате… Мы услышим каждый звук. Если будет что слышать. Уж им-то точно будет, что слышать, это я гарантирую. Поэтому я предлагаю нам с тобой сейчас заняться сексом, чтобы проверить, сколько шума мы при этом поднимем. Это технический вопрос, но это важно. Ладно, играем по правилам. — Да, очень! — Возьми. — Спасибо. О-о. Эта комната лучше. Эта комната намного лучше. — Мы должны поменяться. — Зачем? Нет, Алан, я думаю… — …Нет, Алан, это ни к чему… — Я настаиваю! — …ты так любезен… Наверно, нам стоит переодеться к ужину. Надеюсь, к этому времени Бен к нам присоединится? — Да, конечно, до встречи. — Что случилось? Он взял этот номер себе. Здесь он, а не она… Черт! Они поменялись комнатами! Другая комната?

Да, нам нужна другая комната… номер 11… она свободна? — Да… Но я думала… — Да, это моя ошибка, я неверно расслышал моего друга. У него большие проблемы с речью. Он говорит 11, а звучит это как 6… 11 звучит как 6? Фиона, ты хорошо устроилась? Да, спасибо. Но Бен только что позвонил. Он всё-таки не сможет приехать. Они с Гленом должны закончить сценарий или что-то в этом роде… Значит, нам придется провести выходные вместе… То есть, я имею в виду, что это прекрасно.

Должно быть, на то была воля богов чтобы мы впервые остались на какое-то время вдвоем… Просто здорово. Ты прав — должно быть, это морской воздух так действует… Я должна быть уставшей, но не чувствую усталости. Так приятно разговаривать с тобой. Я могла бы проговорить с тобой всю ночь. А я бы слушал тебя всю ночь. Мы так давно не разговаривали с Беном, разве что о его карьере. Он совсем не хочет работать над отношениями, а это то, что делает брак прочным. Может быть, ты зайдешь ко мне выпить что-нибудь? Зайди. Прошу тебя. Черт! Они пошли к нему — надо вернуться! Извините… Ужасная ошибка! Мне очень жаль… Нам нужно вернуться в комнату 6. В комнату 6?! Но вы хотели комнату 11! Нет, нет, простите, это я виноват! Хорошо — комната 6, но я сейчас ужинаю… — Нет, нет! — Это срочно! Надо идти сейчас!

Спасибо, огромное спасибо, это так любезно с Вашей стороны!

Нам не следует этого делать, Алан. Я давно этого хотела, но… Я не могу остановиться, Фиона. Что касается меня, ситуация уже вышла из-под контроля. Я не в силах обуздать свое хозяйство. Нет, это не… Быстрее… Тише, тише… О боже, Алан! О боже! Алан… Алан… Похоже, они уже в процессе. Ты расстроилась? Да нет, ничего. Нет, просто… Что же нам теперь делать? Ты не обидишься, если у нас сегодня ничего не будет, Бенни? Конечно. Все в порядке. Как она стонет, а? О боже мой. Ты просто животное. Вы немного потеряли. Погода была ужасная, а кормежка — и того хуже. Да, не самый удачный уикэнд. Я почти все время провела у себя в номере, читала. Много спала. А ты, Алан? Чем ты занимался? Я много ел. То есть, нет, еда была ужасная, но ты же знаешь мой желудок — ему все равно, какая еда в него попадает — хорошая или плохая. Да, Алан, ты ничего не понимаешь в еде. Тебе так легко угодить. Так вы что, все время ели вместе? Нет, не все время. Пару раз. Да, не все время. Только несколько раз. Три раза. Завтрак считается едой? — Четыре. Мы собирались поговорить, помнишь? Ты хотел рассказать мне, как прошло совещание. Да, я помню, дорогая, но я опаздываю на очень важную встречу с издателем Фионы. У тебя даже минутки не найдется? Правда нет, дорогая, извини, меня не будет до вечера, давай потом поговорим, хорошо? Он так влюблен в нее. Это настолько очевидно. Она просто идеально ему подходит. Какая она красавица. Да, это точно… Сегодня утром я смотрел, как она причесывается… она и правда красавица… — Заткнись! — Что? Заткнись! Я не хочу, чтобы ты мне это говорил. К черту все! Я хочу, чтобы ты ненавидел ее. Вот чего я хочу. Мне вовсе не нужно, чтобы вы оба были в нее влюблены. Ну вас к черту. — Я же тебя еще интересую? Да, да, просто… — Хорошо.

— Да, я знаю, просто все это… Все, хорошо. Прекрасно. Я готова. Хватит фигней страдать, я готова. О боже мой. Ничего глупее в жизни не делала.

Это такая ужасная ошибка! Прости. Прости. Я вела себя, как свинья. Прости меня… Ну, это совершенно другая постановка вопроса, иной формат, все вещание организовано по-другому — мы же имеем дело с американцами. Нам надо поговорить. Знаешь что, мы с тобой пойдем в паб. Сходим в паб, там и поговорим. Извини, я тебе потом перезвоню. Хороший паб. У нас в Америке мало пабов. Это такая беспабная страна. Тебе нравится Карли, не так ли, Бен? С того дня, как ты впервые ее увидел, да? Да, но знаешь, Алан, все не так просто… Да просто. Просто. Значит, ты не подумал, что я догадаюсь о том, что ты специально подстроил все так, чтобы мы с Фионой оказались вдвоем в пансионе? Ты знал? Карли — прелестнейшая безделушка. Иногда мы сидим, расстелив одеяло в парке, я смотрю на нее и поражаюсь тому, как солнце танцует у нее на лице.

Она, наверное, тоже на тебя поражается. Я выпью еще пару кружек. А потом выйдем на улицу и маленько выпустим пар. я, пожалуй, пойду. Хорошо посидели, а теперь мне пора. Сердце может привести нас на незнакомые тропы, Бен. Незнакомые и каменистые, ухабистые тропы… Да. Каменистые тропы — это не очень хорошо, так что я пойду… Я разлюбил Карли еще до того, как ты приехал в Лондон. Но я никак не мог сделать решительный шаг, а вас с Фионой, казалось, ждет вечное счастье. Помню день вашей свадьбы. Это был самый паршивый день в моей жизни. Но ты оказал мне огромную услугу, Бен. Ты сделал то, на что у меня не хватило мужества, и я никогда не смогу в полной мере отплатить тебе за это, я серьезно. Бен, проснись. — Который час? — Уже поздно. Я знаю, что ты сегодня виделся с Аланом, и знаю, что он тебе сказал. Нам надо поговорить. Нам с Аланом надо поговорить с тобой и с Карли. Не думаю, что я смогу вынести еще одну беседу с Аланом. Но нам нужно поговорить с вами обоими. А нельзя это сделать по телефону? Хорошая погода сегодня, не правда ли? Прекрасный день. А ты что скажешь, Бен? Как тебе сегодняшняя погода? Мне? Меня устраивает любая погода, при которой ты меня не бьешь, уж не обижайся. Какие могут быть обиды! Знаешь, я заметил в твоем голосе какую-то горечь, меня это расстраивает. Тебя расстраивает та горечь в моем голосе, которая касается драки? Или того, что ты разговариваешь со мной о нашем браке? Да, Алан, я вне себя, и мне хотелось бы знать, что происходит. Да, ты абсолютно прав. И я думаю, настал момент поговорить начистоту. Мы решили, что пора, в конце концов, поступить правильно. А правильно — это как? Правильно будет сказать вам, что мы с Фионой любим друг друга. Да, мы любим друг друга и хотим быть вместе. — Фиона… — Хорошо, отлично, потому что мы с Беном тоже любим друг друга. Ну, так прекрасно, значит, все останутся довольны. Нет, подождите, постойте. Фиона, это правда?

Да. Да, мы с Аланом любим друг друга, очень любим. Да. Хорошо, прекрасно. Я ничего не имею против, Фиона, потому что у нас с Беном тоже роман. Он продолжается уже очень давно. Значит, все сложилось именно так, как должно было. Нет, подождите, подождите… Да. Мы с Беном трахаемся напропалую уже очень, очень давно.

Да, у нас отличный секс. Именно так. Это безумный, непристойный, грязный… Это неправда… …липкий… липкий секс. Липкий секс? Ты сказала «липкий секс»? А что такое «липкий секс»? Понятия не имею. Извини, можно мне сосиску? Спасибо. Детка, послушай меня. Ты хочешь знать правду? Хочешь? Мы занимались сексом всего один раз. Один раз! Бен. Бен! Это не имеет значения. Мы с Фионой любим друг друга. Такова истина. Давай пойдем домой. Пойдем в наш дом… Нет, Бен, я… Все в порядке, милый, пусть делают, что хотят. Все в порядке. Просто ты козел! Ну не надо так. Фиона. Фиона, послушай… Пойдем, любимый. Пойдем, нас ждет офигительный секс и разговоры по душам. Все это чушь! Желаю всего хорошего, Фиона! Хотите знать правду? Да, мы с ней занимаемся сексом. У нас роман. Я трахал ее до потери пульса, и мы испробовали все виды липкого секса. — И я без ума от нее… Не лезь! Я без ума от нее! И знаете что? Мы желаем вам всего хорошего! Потому что мы любим друг друга, и знаешь, что еще? Нам не нужно работать над собой. Потому что мы любим друг друга. Это брак, а не каменоломня. Желаю тебе прекрасной жизни с мистером Жеребцом. С ним и работай до седьмого пота. Пойдем, снимем номер. Да мы даже до номера не дотерпим… Да, это точно. Не совсем гладко прошло, да? Это просто неслыханно! Нет, все хорошо, мы добились того, что хотели. Правда, что ли? Да, мы получили то, что хотели. Да, да, да, да. Мы получили, что хотели. Ты меня любишь? Да. Да. Да. — Правда? — Да. Да. Сериал хотят закрыть. Это неважно, потому что я пишу пьесу, и у тебя там будет отличная роль. Ты дашь мне большую роль? — Да. Да.

И у нас будет отличный секс, не сомневайся, у нас все получится, мы будем смотреть порнушку, заниматься извращениями и тому подобное. — Да, точно. — Я свяжу тебя, наряжу в маскарадный костюм… Да. Я, конечно, не до такой степени раскованна, но я буду поддерживать новизну, я обещаю. — Хорошо. — Я люблю тебя. Да. И я тебя. Пошли они к черту! Чересчур ловкие манипуляторы, на мой вкус. Всецело с тобой согласна. Я, Фиона.. Беру тебя, Алан… В законные мужья… Чтобы любить и уважать тебя… С этого дня и на всю жизнь… В горе и в радости… В богатстве и бедности… В болезни и здравии… Пока смерть не разлучит нас. Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту. ГОД СПУСТЯ [МЕСТНЫЙ АВТОР] Ты закончил пьесу? Я там еще есть? Да, ты все еще там есть. Это большая роль? Главная. Ты написал для меня главную роль? Бенни, как это прекрасно. Обожаю ее! Обожаешь? Ты же ее еще даже не читала. Это неважно. Ты написал ее для меня. Я не захочу, чтобы ты изменил в ней хотя бы слово. Я в восторге. Ты в восторге, но? Есть какое-то «но». Только не злись. Я не буду злиться. Говори. Что за «но»? Я хочу играть в сцене смерти. Не понял? Здесь у всех есть сцена смерти, кроме меня. Только не злись! У нас прекрасная жизнь, Джинджер. Правда. Это жизнь, исполненная красоты. Давай поднимем тост.

Выпьем за наших друзей и родных и… Простите… Мистер Грин! У меня небольшие трудности в этом месте. Я этого не понимаю. Она — моя жена. Я люблю ее. Мы с ней провели замечательный день. Я всем доволен, и я просто убиваю ее? Да. Да, вы просто убиваете ее. А почему я это делаю? Да, это Фиона. Алан, у меня замечательная новость. Потрясающая, фантастическая новость. Не сомневаюсь, дорогая, но ты должна рассказать её мне, чтобы я смог разделить твою радость, Обычно с новостями поступают именно так. Мне предложили, то есть, нам предложили поехать в Рим и прожить там год или, может быть, два года, чтобы я написала о Риме такую же книгу, как та, что я написала о Лондоне. Нам предлагают поехать в Рим? Да. Это начало абсолютно новой жизни. Ты еще не собрала чемоданы? У нас прекрасная жизнь, Джинджер. Правда. Это жизнь, исполненная красоты. Да. Жизнь, исполненная красоты. Я хочу поднять тост. Выпьем за наших друзей и родных, собравшихся здесь сегодня. За прекрасную жизнь! А теперь, моя дорогая, как мне ни грустно это говорить, но ты должна умереть. [ТЫ КОЗЕЛ!] Привет, Девис. Дай угадаю: Джонни Депп сейчас в Лондоне, и у него появился прыщ, который он доверил тебе выдавить. Не будь таким, это тебе не идет. Пойдем, я угощу тебя завтраком, у меня хорошие новости. Твой сериал пользуется успехом, сейчас идет гигантский промоушн.

Народ в восторге от марионетки. В качестве жеста доброй воли, они предлагают тебе сочинять шутки. Мне сочинять шутки для сериала, который я сам создал? А платят хорошо? Сколько? Ставку, минимальную. Минимальную ставку? И это они называют жестом доброй воли? Марионетки, и те получают двойную ставку. Тебе нужно вернуться в Лос-Анджелес, вернуться к работе. Я не поеду в Лос-Анджелес. А что будет с Карли, что будет с моей здешней жизнью? Ты взрослый человек. Разберись в приоритетах.

Ты хочешь, чтобы я уехал из Лондона и оставил Карли одну? собираешься жениться на ней? Жениться на этой ненормальной актриске? Ты с ума сошел? Да она первая тебя бросит. Все кончено. Возвращайся домой. Алан, я не могу понять, почему ты так боишься ехать со мной в Рим. У нас там будет совсем новая жизнь! Потому что я не хочу жить в Риме! Не хочу, и все — все очень просто. Нам нужна помощь. Мы больше не разговариваем друг с другом. Нужно проконсультироваться с кем-нибудь. Если ты меня любишь — ты должен сделать все возможное, чтобы мы это преодолели. Ладно, хорошо. Я знаю одного психотерапевта, консультанта по работе с персоналом. Мы обратимся к нему. Но нам нужен специалист по семейным отношениям и браку! Фиона, ради бога — психолог есть психолог: ты платишь ему, рассказываешь о своих проблемах, а потом молишь бога, чтобы они не стали всеобщим достоянием. [Найджел Стил, консультации по работе с персоналом] Прежде всего, я хочу начать с того, и, я думаю, это наше общее мнение, что мы с Фионой очень любим друг друга, и… Хорошо, это очень хорошо. Любовь — это хорошо, потому что, понимаете ли, конфликт — это нехорошо. Так что это хорошо, это просто прекрасно. Ну что ж, итак, Фиона написала очень успешную книгу, и сейчас она получила приглашение поехать в Рим на год или около того, чтобы написать продолжение, а я, я просто чувствую, что… Дело не в Риме. Дело совсем не в Риме. Рим — это проблема, которая лежит на поверхности. На поверхности? А что тогда… Он боится меня. Он боится нашей любви. Я пугаю его. Вот почему он хочет остаться здесь и отпустить меня в Рим одну. Поэтому он избегает меня и сексуально. Сексуально? Мы больше не занимаемся сексом. Мы занимались раньше — да, это было замечательно — он прекрасный любовник — но теперь это прекратилось… Окей, окей… Фиона, это все не то, не то — не про то, дело совсем не в сексе, на самом деле. С сексом все в порядке, я просто немного устал… Ну конечно, Вы и выглядите усталым, что неудивительно. Я и сам устаю, это же очевидно… Ну да, естественно — работаешь целый день, ну и вообще… Нет-нет, дело именно в сексе и в близости. Спросите Алана о его взглядах на секс! А зачем мне это делать — зачем мне спрашивать Алана о его взглядах на секс? Потому что я хочу услышать, как он говорит об этом. Он должен открыться мне. Он должен сказать мне, что для него символизирует секс. Что его пенис говорит его сердцу, и что его сердце подсказывает пенису… Понимаете? Он специалист по трудовым конфликтам. Он ничего не понимает в семейных отношениях. Он всё понимает, дорогая — и у него очень, очень хорошая репутация, ты просто смутила его своими бесконечными разговорами о нашей сексуальной жизни. Бедный парень был готов под землю провалиться, ты разве не заметила? Да и кто его осудит за это? Прости меня, Фиона — я согласился пойти к психотерапевту, но это ведь не значит, что я должен теперь стирать у всех на виду свое грязное белье! Ты злишься? У нас проблемы? Нет, я не злюсь. Просто счета копятся очень быстро. Детка, ты слишком много тратишь! В последний раз, когда я проходил мимо «Хэрродс», вышел его владелец, как его там, этот египтянин… Аль-Файед? Да, так вот он лично вышел и расцеловал меня — ты слишком много тратишь! Я не понимаю, почему ты не хочешь вернуться в Лос-Анджелес. Я люблю Лос-Анджелес. Мне кажется, мы прекрасно могли бы там жить вместе.

Карли, посмотри на меня. Я не могу жить в Лос-Анджелесе, ясно? Не могу. Не могу жить в Лос-Анджелесе! Я не могу работать с этими людьми. У них нет души. Нет души… Что, во всем городе Лос-Анджелесе ни у кого нет души? Не уверен насчет целого города, но у тех, кто не будет отвечать на мои звонки, души точно нет. Алан, если тебе трудно со мной — я должна оставить тебя, прости. Оставить меня? Я сейчас на том этапе своей жизни, когда мне нужно быть с кем-то, кто не так боится. И чего же конкретно я боюсь? Я не знаю. Меня, наверное. Если тебе со мной трудно, я… Это что, опять по поводу психотерапии? Если ты не хочешь больше видеть меня, я уеду жить к моей кузине Жюльет до того времени, пока не перееду в Рим. Одна. Прости меня.

Ты ведешь себя просто глупо — ну хорошо, отлично! Если ты этого так хочешь, пойдем к психотерапевту и проведем еще одну чертовски содержательную беседу про секс!!! Спросите его, нравилось ли ему целовать меня между ног.

И почему так: поначалу он очень любил это делать, а потом что-то произошло, и постепенно он стал это делать все реже и реже, и вот в один прекрасный день ему больше не нравится целовать меня между ног. Спросите его. А-гхм… А знаете, что я Вам скажу почему бы Вам самой не спросить его об этом? Хорошо, я спрошу. Алан, почему ты больше не хочешь целовать меня между ног? Это ведь та же я, и те же ноги. Что случилось — тебе же это так нравилось? Ответь мне, пожалуйста… Ну, я не знаю — просто… Ну, я полагаю, страсть просто… проходит. Это же естественно. Угасает. Я этому не верю. Здесь кроется что-то другое. И дело не в Риме и не в сексе. Ох, слава богу… Я хочу, чтобы он поговорил со мной. Мы не разговариваем и не занимаемся сексом. Я написала успешную книгу, а его телесериал закрыли я думаю, это влияет на нас. Фиона, тебя послушать — так на нас все влияет. Абсолютно все! И ты постоянно хочешь обо всем говорить! Это очень тяжело! Спросите его, как часто он хотел, чтобы я занималась с ним любовью ртом. Сколько раз в неделю. — О господи. Мы опять об этом… В самом деле? Спросите его, как часто он хотел, чтобы я занималась с ним любовью ртом, когда мы поженились? — Я должен спросить его? Сколько раз в неделю Фиона занималась с Вами… ну, этим… ртом… когда вы поженились? 10 или 11 раз в неделю. Спросите его, где. Спросите, где. Ну, а, гм, где Фиона делала с Вами… ну, это… ртом? Ох. Вы знаете — да где угодно, вообще-то — дома, на работе, в машине, на станции метро… На станции метро??? Ага. А теперь спросите, как часто я это делаю теперь?

Может быть, раз в месяц… И знаете почему? Потому что ему это больше не доставляет удовольствия. Ему что, просто надоело? Это естественно? Он любит есть хороший стейк — он любит его всю свою жизнь — кусок хорошего стейка. И почему это никогда ему не надоедает? Почему его страсть к хорошему стейку не угасает естественным образом? Простите — так Вас что, расстраивает, что он любит стейк? Я что-то совсем запутался. Конечно, запутались. Это выше Вашего понимания, разве Вы не видите. Вы остаетесь в Лондоне еще на месяц? Да, Дрю Берримор получила здесь роль, и ей нужна нянька. О, а вы — агент Дрю Берримор? Ну, кто-то же должен им быть. Как ей повезло, что ее агент — Вы! Уж я-то знаю, в кинобизнесе хороший агент значит многое. Ей с Вами очень повезло. Мне нравятся эти речи! Актриса, которая любит своих агентов! Запомните то, что Вы сейчас сказали, Карли, и когда я познакомлю Вас с Дрю, повторите ей это слово в слово. Привет, Фиона. Бен? Как ты? А как твои дела? У тебя все в порядке? Да, все хорошо. Я переезжаю в Рим.

Я теперь пишу книгу о Риме. В Рим? Алан поедет в Рим? Ты что, шутишь? Ну, вообще-то, может, он еще и не поедет со мной… У нас много споров на эту тему. Споров — не драк? А хочешь, я поеду с тобой в Рим? Я могу написать пьесу, где действие будет происходить в Риме, и римляне вполне неплохо смогут сыграть в моей комедии… — У тебя еще остались какие-то чувства ко мне? Я замужем. Я знаю, что ты замужем, но… А как насчет Карли? А что Карли? Она замечательная, милая, но… она не ты… Между нами было нечто, ни на что не похожее, правда? Может, мы с тобой встретимся где-нибудь до твоего отъезда? Бен, я тебя люблю, но не пойти бы тебе к черту или еще куда подальше! Серьезно. Ты просто мудак. Да, ты мудак, и ищешь проблем на свою задницу. А я нет. Твое шоу идет в Америке. На канале PBS. И рейтинг довольно неплохой ну, для канала PBS, разумеется. Я думаю, тебе самое время вернуться обратно. Поехать в Лос-Анджелес. А как же Бен? Я говорю сейчас не о Бене. Речь о тебе. Возвращайся со мной в Лос-Анджелес, Карли. Что значит — ты едешь с ним в Лос-Анджелес? Он что, хочет быть твоим агентом? И где ты остановишься? Поживу у него, пока не обзаведусь собственным жильем. Это такой шанс для моей карьеры. Я смогу снова начать сниматься. И ты будешь жить у Дэвиса — в его доме? У этого парня в жизни только раз были платонические отношения — с собственной сестрой. И те были полуплатонические. Я не хочу причинять тебе боль, но у меня такое ощущение, что тебе это безразлично. И я всегда была честной с тобой по поводу того, как важна для меня моя карьера. Ты — самый худший чертов агент во всей истории шоу-бизнеса! Мало того, что ты ни хрена не помог мне с работой, мало того, что ты погубил во мне все творческое вдохновение художника, так ты еще и специально притащился за мной в Лондон, чтобы увести у меня женщину! Ты — самый гнусный, скользкий, мерзкий, двуличный, подлый махинатор и эксплуататор в театрально-кинематографическом мире! Ты позор рода человеческого! Ты закончил? А то мне пора идти — я уже опаздываю. К Фредди Принцу Младшему. Я позвоню тебе завтра. Завтра позвоню… Адрес — Тауэрс 141, будьте добры. Я просто не понимаю науки этих отношений — не понимаю… Я всегда начинаю их с таким желанием видеть в женщине только красоту, быть заботливым, благодарным… А что случается потом? А я и сам не знаю, если честно… Я быстро дохожу до того этапа, когда все, что я вижу — это недостатки, несовершенства… И чем старательнее я делаю вид, что не являюсь сдержанным, холодным и замкнутым типом — тем больше я именно таким и становлюсь. И на этом этапе Вам перестает хотеться стейка?

Да, стейк напрочь исчезает из меню… На самом деле, проблема не столько в стейке, сколько в неспособности перейти на следующий уровень отношений. Достичь того уровня, до которого, как я был уверен, я смогу дойти с Фионой… Ведь если я способен дойти до этой черты, то только с ней, только с Фионой… Карли уезжает. В Лос-Анджелес. В Лос-Анджелес? Да. Она уезжает завтра утром. Я тут прогуливался… Давай, сходим в паб, выпустим пар немного. Это мы, сценаристы, зависим от места, а она актриса, и может ехать, куда захочет… Ты знаешь, что я понял, Глен? Ты мне всегда завидовал. Из-за моих отношений с Карли. Это неправда — абсолютная неправда. Завидовал моему положению в шоу, моему послужному списку… Сейчас пропустим еще пару кружек, и выйдем на воздух выпустить пар. Еще больше пара, чем сейчас? Ты всегда мне нравился, Глен. Дружба — забавная штука… А вот ты мне никогда не нравился, Бен… Это была плохая идея, изображать из себя Алана… Я, может быть, и не самый умный парень в сериале, но и не полный идиот, знаешь ли… Ох, ты из меня дух вышибешь… Ага — и знаешь что? Мне это нравится!… Алан? Ты что, был в баре? Ты что, там стоял все это время? Завтра я уезжаю в Рим. Я буду жить за пределами Лондона, первый раз в жизни. И знаешь, почему? Потому что мой психотерапевт считает, что мне нужно так поступить! У меня нет выбора, слышишь меня? Нет выбора!!! Я уезжаю завтра! Я еду в Рим и еще бог знает, до чего дойду из-за этой женщины! А я думал, что ты ее любишь… Я люблю ее — так сильно, так нежно… Ты знаешь, я понял, благодаря помощи моего, должен сказать, чертовски хорошего психотерапевта — что я боюсь любить… Всегда боялся. Но я преклоняюсь перед ней — обожаю ее… Я поеду за ней в любой уголок планеты… Поеду куда угодно, сделаю все, что угодно — лишь бы быть с ней… Пойдем, дружище. Прогуляемся по Лондону в мою последнюю ночь. Будь здоров, Глен — ты хороший человек. У меня к тебе только теплые чувства. Мне пора, я должен успеть на поезд. Если ты остаешься в Лондоне, позаботься об этих утках. Карли их так избаловала, они теперь сами не прокормятся… Всего доброго, Бен. Да, и тебе тоже. — Это правильное решение. Я сейчас уезжаю, ты же знаешь, да? Да, да, я знаю… Но вообще-то — ты ведь приедешь, или я вернусь. Так будет лучше для нас, правда? Да, правда. Предешь навестить меня, когда у меня будет свое жилье? Когда я уже не буду жить у Дэвиса? Да, конечно. Мы можем поставить пьесу в Лос-Анджелесе! Я слышала, там теперь театры стали очень приличные. Да, это хорошая мысль. Ну что ж — иди, тебе пора. А может, ты хочешь, чтобы я осталась? Если ты не хочешь, чтобы я уезжала — я не уеду. Я не уеду. Нет. Поезжай. Но в конце концов, это не такая уж и грустная история. Совсем нет. Эти отношения, полные страстей и эмоций они сотканы из такого непрочного материала… И что бы мы ни делали дорога, которая может вывести нас за пределы нашей эгоистичной натуры, строится на основе наших крупнейших ошибок. Кто-то из нас чему-то научится, а кто-то изменится… Как я уже говорила, не стоит здесь никого судить слишком строго. Ну разве они не милые! Только взгляните на них! Какие они забавные! И, кажется, голодные. Да уж, они голодные. Самые голодные утки на свете. Это что, ваши утки, да? Вообще-то да, это мои утки. Это мои деточки. Ваши деточки? Как мило… А Вы помешаны на утках? Вы чем занимаетесь? Я актриса. Вы актриса, правда? Это здорово, это так неожиданно… Ну, просто актрису не так часто встретишь… Да, наверное… А Вы чем занимаетесь? Только не говорите, что Вы — продюсер. Продюсер — нет!

Все не настолько плохо, я сценарист, пишу для телевидения. Серьезно? Вы пишете для телевидения? Не может быть, Вы шутите! Это приводит вас в шок? Вас в детстве бил какой-то телесценарист, да? Да нет, просто это так интересно. Как Вы это делаете? А Вы такая симпатичная… Вы замужем? Вообще-то, я только что рассталась со своим парнем. Неужели? А как долго Вы пробыли с ним? Да целую вечность — шесть или семь месяцев, кажется. Это мой предел.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я не хочу, чтобы моя мама столько работала.

Может продать ему стулья? >>>