Христианство в Армении

Это всего лишь кошмар.

[Перевод творческого объединения STOP!Genocide] а все вокруг, что я познал, как сад, когда стоишь у входа. Войти в него нельзя, но он существует. Если бы мы лучше и мудрей смотрели, еще один цветок и не одну звезду. мы бы увидели в жизненном саду. Некоторые говорят, что зрение нас обманывает, и ничего нет, и только кажется. Но именно у них нет надежды. Думают, что когда человек отвернется. целый мир за ним исчезает. как будто украли его злодеи. Я повторю. Цензура и так не пропустит. Может, не заметят. Милоша? У них в голове масло, забастовки. Побережье восстало. А завтра остановят программу Сейчас ваш выход. Успею. У вас четыре бабы. Надо их приготовить. Вместе с головой. Не понимаю. Наше время истекло. Было замечательно, спасибо. Через минуту начнем, поэтому повторим: Представительницы женских организаций. выражают сильную тревогу. по поводу не установленных перерывов в работе. Вы расскажете об автобусах, и о частниках. Я шла 20 км! Не понимаю работников городского транспорта. Должна напомнить бастующим. Это должно быть не так. Простите. Напомнить водителям. самовольно прерывающим работу, что у нас проблемы. Владельцы частных машин дорого берут за проезд. А теперь о бананах. Спасибо. что корабли стоят в порту, а бананы гниют. А ведь это витамины, для детей. Телефон. польские жены и матери взывают к вам возьмитесь за работу. Очень срочный. В чем дело? Хотят чего-то. Скажи ему. Вас вызывает шеф. Главный. И заплатите, пожалуйста, долг в буфете. Что будет так плохо? Я ничего не знаю. Мундек, умоляю, сделай это за меня. Кто звонил? Пришлют машину. Первый заместитель. И советую одолжить расческу. Синий Фиат 132. В главных ролях. Сценарий. Вы не знаете зачем меня вызвали? С горлом плохо. Оператор. Режиссер. Подождите, пожалуйста. Это пан Винкель. Налей себе и подожди.

Нет, спасибо, печень. Все персонажи фильма созданы воображением авторов. но представлены на фоне реальных событий, а в диалогах использована некая часть подлинных высказываний. Как дела? В порядке? Очень рад. Материалы для вас. Аппаратура. Деньги довольно много. Подпишите. Пан Винкель, это все останется между нами? Пан Винкель? Я приехал за вами. Прошу сюда. Простите, вы. Нет, ничего. Мы находимся на Гданьской верфи. 20 августа 1981 года. Мачей Томчик первый призвал к забастовке. Расскажите, пожалуйста, как это все началось. 14 августа, утром, мы пришли на работу, двое ребят и я. Заранее было решено, что 14-го начинаем. Мы приготовили 7 плакатов. и 1500 листовок. Я взял 800 листовок. Пришел в отдел, плакат приклеил на окно, листовки раскидал в раздевалке. и еще раз спрашиваю ребят, пойдут ли. потому что хотел знать. Говорят, что да. Еще надо вспомнить о пане Ане, ее уволили с работы. Сорвали мне тот плакат, я его приклеил. Возвращение на работу Анны Валентинович, повышение зарплаты, пособие на инфляцию. потом говорю ребятам. идем в отдел К-3, они уже начали. На самом деле там никто не знал, как будет. Но говорю, что начали. Вышло нас 20-30 человек, 170 осталось. Идем в К-3. Забрал наш плакат с окна. Там уже были приготовлены. таблицы на палках. Так что плакат на транспарант и прямо в дирекцию. Люди толпятся, Смотрят с кораблей, с отделов смотрят, как К-3 поднялся. Кадровики прилетают спросить в чем дело. а мы на это поговорим. Под дирекцией собралась толпа, ждем Валенсу. Выбираем забастовочный комитет. Длилось это с 10:00 до 11:00. Толпа все увеличивается, идем через верфь. К нам присоединяется много Когда возвращаемся к дирекции, через забор прыгает к нам Валенса. Прилетел к нам, значит все в порядке. Валенса пришел и выступил, потому что у нас не получалось. Говорит меня уволили после 10 лет работы. Все меня знают. И объяснил людям, в чем дело. Этот человек начал забастовку на верфи. Мачей Томчик. Байстрюк. Со специфическим происхождением. Показать еще раз? Не надо. Его отец тоже бастовал, 10 лет назад. Так что имеем дело с прекрасной, контрреволюционной традицией. Зачем вы мне это даете?! Это материал для вас. Для дальнейшей работы. Не понимаю. Винкель, когда начнется, схватим Томчика за жопу, появится легенда, которую надо. развеять. Поможет в этом ваш репортаж. Я не репортер. Интересно, почему для этого выбрали вас. Неплохая мысль. Мне бы это в голову не пришло. А знаете кто вас вытащил в 71-ом? Я не знал. Вы меня не знали, а я вас знал. Прошу расписаться за машину. Забастовочный комитет запретил продажу алкоголя. Но мы справимся. Пожалуйста. Пригодится. Запрещают, а трезвыми поляки не договорятся. В Варшаве не отдают себе отчет о серьезности ситуации. Делают глупости. А здесь, в Гданьске, нет людей рассудительных, одни сопляки. Охотно бы расцеловались с Забастовочным комитетом. А основная аксиома гласит: Властью делиться не будем. Надо это назвать контрреволюцией, потому что это правда. И мы должны на верфи вбить клин. Что я могу? Маленький человек, с маленьким магнитофоном. Вы можете, я вас знаю. Поссорим их, и вытянем на улицу. Знаю, что говорю! Это еще не все! Пускай в Варшаве поймут, что нечего им потакать. Если мы не наведем порядок, то это сделают за нас. И что тогда?

Надо убедить Варшаву, что это смертельно опасно. У вас есть идея? Надо им силой внушить, что это очень опасно. Выведем молодежь на улицы. Как 10 лет назад. Могут не выйти. Выйдут, выйдут. А если прикончить Томчика? Тогда произойдет взрыв, конфронтация и ко. Вызовите скорую! и конец. у директора бывают приступы с тех пор как лишился места. Я уже боялся, что. Вы очень смелый человек. Приехать сюда сейчас! Не понимаю. Вы видели, чем это грозит. Можно оказаться меж двух огней. Как это? Вы настолько не любите рабочих? Послушай. Сейчас тут такое начнется! Ну, ничего. Я только предупреждаю. Мы забронировали номер на фамилию Винкель. Правильно. Попрошу паспорт. В случае чего бак полон. Не понял? Ночью будет спокойно, но завтра может. Простите. Войдите. Это номер 1303, редактор Винкель. Закройте. Что случилось? Не буду представляться, что я из полиции, и что я тут. специалист по глотанию дерьма. Власть должна быть твердой, и не заблуждаться на этот счет. товарищи "на верху" обосрали дело. Здесь о Томчике и других из его окружения. Есть из чего выбрать.

Мачек Томчик. Алкоголик был в психушке. Диагноз. Имеет проблемы с сердцем и печенью. Серьезно? Что они мне тут всунули?! Неважно. Дело о хулиганке. Вроде рабочий, а его мать имеет виллу в Закопане, и содержит его. Избиение милиционера, торговля валютой, нарушение правил общественного порядка, разрушение красного уголка в общежитии. А это его жена.

Я ее знаю. Она сейчас сидит. Тогда это не она. Да, это она. Сделала фильм о Биркуте, о 50-х годах. Просмотрите. Здесь мой телефон. Приготовьте мне сценарий телевизионного репортажа. Материалы мы снимем сами, Это займет пару часов. Когда вы будете готовы, то позвоните. Для начала, советаю сделать с ней интервью.

Жена Томчика введет вас в курс Получите пропуск. Просмотрите материалы. Но не спускайте с них глаз. А то в случае чего, мы ни в чем не признаемся.

А сегодня нельзя быть ничьим человеком. Подпишите. И здесь тоже. Оставляю пропуск. А на верфь лучше не ходите. Там мы вам не сможем помочь. До свиданья. Ошибочно было бы считать, что забастовки на верфи и на других предприятиях Гданьска это результат деятельности противников социализма, что они зародилось в слоях чуждых рабочему классу. у врагов народной Польши. В ходе забастовки, несмотря на ее широкий обхват. со стороны рабочих не выявлены организованные намерения либо действия, которые были бы направлены против власти народа, государственного устройства, или наших союзников.

Этого мнения не могут изменить никакие выступления. лиц со стороны, из диссидентских кругов, которые хотели использовать эту ситуацию, но они встретили отпор со стороны рабочего класса. Все больше коллективов бастовало, расширялась солидарность бастующих. С точки зрения жителей Гданьска, а также партийных организаций. только ответственный диалог может привести. к выходу из тупика. и вернуть бастующих на работу. Среди политических средств нашей деятельности. Это главное, и может оказаться наиболее эффективным. Такой взгляд областной исполнительный комитет выражал с самого начала событий и продолжает его придерживаться. Добрый вечер, дорогая, Я бы хотел бутылочку. Нам запрещено. Я понимаю. Но так тихо, в комнате. Запрет это запрет. Но этого никто. Я ясно сказала. А кто запретил? Забастовочный комитет. Это не верфь, а гостиница, запрет здесь не действует. Я лучше знаю. И лучше перестаньте. Добрый вечер. Телефонный узел. Я хотел бы заказать Варшаву. Вы, наверное, у нас недавно? У нас нет связи ни с одним городом в Польше. Блокада? Но телеграмма или телекс должны дойти. Прошу уведомить администрацию, что я снимаю бронь и остаюсь. Конечно. Спокойной ночи. Молимся за руководство нашей страны. Молимся, чтобы они были рассудительны при переговорах с бастующими. Молимся, чтобы решая проблемы, мы защищали интересы народа. Богородица Дево, радуйся, благодатная Мария, Господь с тобою.

Что нам дали профсоюзы? 12 лет работы и не был в отпуске! Рабочим не положено! Только тем из бюро! Купить ребенку колготки стоит 80-90 злотых. За что тогда жить? Квартплата 700, детский сад 700. А сколько человек зарабатывает? Наверное, есть исключения, богатые люди. Я имею 1000 злотых на человека, на еду и одежду. А за эти деньги я могу купить только хлеб и маргарин. У тех "на верху" и у тех "внизу" желудки одинаковые. Мы все из одного теста. Они видят, что рабочие сейчас это не темнота 18-го века. Люди после вечерних и заочных а их пробуют держать в отупении. Тогда могли бы поставить на темных, а не на светлых, не на тех, что знают, а люди свое знают. Наши профсоюзы только для успокоения. Должны быть допущены. совершенно новые люди, выбранные рабочими, которые будут нам говорить. какая ситуация. Кто из управления профсоюзов выступит против директора? Директор только гаркнет, и уже их нет. Знаете, чью память мы хотим почтить этим крестом. Знаете, что тут случилось в декабре 1970 года. За погибших в той бойне прочтем "Вечную память". Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Удостой Господи вечной памяти. а божественный свет пусть светит им во веки веков. Аминь. Вы меня не помните? 10 лет назад вы мне помогли получить место на радио. Дидек! Дорогие, не поднимайте это, не читайте! Не выдержит, не справится, Мачек Томчик. Серьезно? Откуда вы его знаете? Мы вместе учились. Поговорим об этом за кофе. Вы еще на радио? Не поднимайте это! Я не слышал вас в эфире. Я занимаюсь техникой. Ну и как? Мало аппаратуры, мало работы. Подбираю крошки за другими. Если так как тогда. Уже не те времена. Я не знаю, не слушаю наше радио, уши болят. Идем на кофе и коньяк?

Покажу вам что-то, вспомните.

распоряжение о введении комендантского часа, 15 декабря 1970 года. Оккупационная забастовка. Требуем свободы слова! Забастовка до победы! Прочь руки от верфи! Мы не за кровопролитие, а за снижение цен! Долой прогнившую элиту власти! Бастующие, сохраняйте спокойствие и рассудок. В единстве сила. Будем бдительны! Это надо смотреть постоянно всем рабочим в Польше, чтобы не обольщались. Потому что, теперь, надо их всех или развалить, или признать. Вы думаете власть выберет признание? Профсоюзы? Право на забастовку? А что с партийной монополией от яслей до могилы? Остается монополия на спиртное. Простите. Выпьем? Обязательно. Не стесняйтесь, это последняя водка в городе. Верфь запретила продажу алкоголя, и не продают. Немного теплая. Вы учились с Томчиком на одном курсе? Нет, вместе жили в общежитии. Познакомился с ним еще раньше на вечеринке. Трудный был. Некомпанейский? Наоборот. Но очень замкнутый в себе. Особенно после студенческой забастовки в 68 году. Пережил это? На собственной заднице, как каждый. Я месяц был синий от дубинок. Осталось еще немного. Слишком теплая. А в чем было дело? На верфи работал его отец. Вообще то неофициальный. Знаю. Отец Биркут, сын Томчик. Его отец был когда-то шумный, а потом стал тихим. В противоположность Мачеку. И что-то между ними было не так. Из-за матери. Пан редактор сейчас ХХ век! Дело не в этом. Тогда, в марте 68-го рабочие не пошли за нами. Мачек умолял отца, поднять верфь. Но отец был как камень. Говорил, что это провокация. Отец, началось! Дверь не закрыл. Началось! Нет, Мачек. Когда начнется, то я первый скажу тебе. Вся Польша. пан Биркут, все институты.

Ты должен поднять верфь, должны нас поддержать! Все институты. Это Судный день! Бежим на Полибуде. Мачек не пойдет. Ты поступай, как хочешь, а он остается. Успокойся. Разгоняют нас. И разгонят. Не имеешь права. Дидек покажи ему спину! Не надо. И у меня была синяя Кажется мало! И какой вывод? Сидеть на заднице?! Мачек, перестань! Пан Биркут, мы пробуем, что-то изменить! За вас пробуют. Обычная война за кресла. Перестановки. Делают это вашими руками, а вы идете как бараны. Боязнь провокаций позволяет умыть руки! Может, вы правы, но если рабочие. вышли бы с верфи. Перестань, Дидек! Не трать время. Безопасность позволила вам начать и безопасность это закончит. А рабочих в это не мешайте. Не пойдут? Пойдут. Когда время придет. Это когда? Обман долго не продержится. А вы не давайте втянуть себя в Речь идет о нашей жизни! Откуда ты знаешь, что не сейчас? Почему так уверен? Ты боишься! Ни хрена вас не интересует, кроме своей задницы! Наплевать вам на настоящую Польшу! Есть, как есть из-за таких как ты! Перестань, Мачек, успокойся. Когда начнется по-настоящему, пойдем вместе. Не сейчас. Никогда не пойдем вместе! Между нами все кончено! Когда через 2 года верфь вышла на улицы. Мы сказали идите сами. Они шли рядом с нашим общежитием, звали, но теперь мы были тверды. Студенты, это и ваше дело, ваши товарищи до сих пор отбывают сроки. за март 68-го. Мы вместе можем их освободить. Теперь можем действовать вместе. Март не повторится, если мы пойдем вместе. Успех манифестации зависит от нас самих!

Конец притеснениям, насилию, Хватит обид! Сегодня соберемся. чтобы бороться вместе за человеческие права! Студенты. Я вам говорю. Вы согласны идти? Мы были как в тумане, особенно Мачек, но не вышли. Может и правильно. Но я долго не мог этого забыть. Вы это до сих пор помните. Вообщем, сидели мы так.

В городе грохот стрельбы, новости все хуже. И тогда. Мачек, вставай! отца убили. Где он сейчас? Остался там. Вы не могли. Там уже танки. Его надо забрать. Мы не пройдем. Подожди. Холодно. Толпа несет убитого. Видно бело-красный флаг Группа с флагами и трупом уже на Швентояньскей. Во главе идет молодежь, студенты или школьники. Направляются к Президиуму. Убитого несут к верфи. Есть и другая группа, молодежь, с надписью на транспаранте: "Кровь детей". Речь идет о группе с трупом. Она уже под Президиумом. Надо отобрать тело, а то это производит впечатление. Пусть этим займутся. Рядом с городской больницей, собирается толпа, надо ее разогнать. Этот труп лежит на тротуаре рядом с президиумом. Хорошо. Понял. Забрали. Как это? Его уже нет. Где он был? Рядом с бордюром. С какой стороны? Рядом с бордюром. Где конкретно? Справа. Здесь? У столба? Не под мостом? Мачек! Подожди! Его там нет. Оставь. Будут стрелять. Я должен его забрать. Его там нет. Откуда знаешь?! Выступит новый, избранный ЦК ПОРП. 1-ый Секретарь, Эдвард Герек. Товарищи и граждане, соотечественники! Сегодня Центральный Комитет. Польской Объединенной Рабочей Партии. поручил мне обязанности 1-го Секретаря. Обращаюсь к вам от имени Партии, обращаюсь с горячей просьбой. к польским рабочим, ко всем людям труда: мы вместе сделаем выводы из горького опыта. Обращаюсь особенно к вам, металлисты и шахтеры, металлурги, текстильщики. Нет, нет, нет. Это он хорошо выдумал. А я не согласен! Мачек, пойми, может это единственный шанс! Все в порядке. Все уже сделано. У нашего товарища был приступ. Можно его уже выписать? Можно было. Спасибо, сестра. Можно было сразу. Но он был в шоке. Это надежная версия. Спасибо. Не надо. Я живу в этой же стране. Ему уже ничего не грозит? В зависимости оттого, что вы напишите в справке. Мы выдаем только карту пребывания в больнице. Какой диагноз? Нельзя ли по-польски? Был здесь так долго, что должно хватить. Значит ли это, что Мачек действительно болен? С точки зрения психиатрии ему ничего не грозит. Наверное, не больше чем остальным полякам. Но у него проблемы с печенью, сердцем. Пусть за собой следит. Не знаю, сможет ли. Тогда будут проблемы. Что-нибудь еще? Скажите, пожалуйста. Почему вы ему помогаете? Неважно. Я не вернусь в институт. А что будешь делать?

Пойду на верфь. И что? Буду работать.

Какой в этом смысл? А какой смысл в учебе? Для меня никакого. Стану инженером. и будет мне хуже. Ерунда! Почему? Будет, что терять. Понятно, хочешь умерщвляться. Я хочу быть свободным. Зачем? Чтобы суметь выбрать. Я хотел бы понять слова и дела своего отца. Экзальтированная мысль! Жизнь себе испортишь! Возможно. Слушай. Могу тебя о чем-то попросить? Все что хочешь. Отвяжись! И вы отвязались? Кончились сигареты. У меня марокканские. Дал один мужик. Тут можно курить? Запрещено, но. Возвращаясь к теме, Мачек исчез. Куда делся? Не знаю. Вернулся через год, никому не позвонил. Встретил его как-то и. Мачек! Привет! Как у тебя? В порядке. Работаю на верфи. Был в армии. А мы дипломы уже получили. Давно? В прошлом году? Не могу найти работы. Помнишь Крыщу? А прикол с телевизором? Надели тебе бронежилет. Ну, вы мне тогда устроили! Знаешь, я послал телеграмму 1-му Секретарю, с поздравлениями. Подожди. Прочитаю тебе, это интересно. Смотри. В связи с поручением вам функций 1-го Секретаря ЦК Партии. сердечно поздравляю. и желаю успеха в этой трудной работе. молодой инженер. Хорошо, вот так, хорошо. Серьезно? Что ты. Здесь носи. Диплома не получил? Пошел работать на верфь, со временем стал мастером. Потом его вышвырнули. За грехи отца? Не думаю. Другая фамилия, другая Я совершенно упустил его из виду. А почему вас это так интересует? Ух, крепка! Не знаю, я с ним не знаком, но чтото у меня тут не сходится. В 1970 я писал о его отце, может теперь, напишу о нем. Да, сейчас, да. Простите. Ничего. Не пропустим, пока радио и ТВ не перестанут врать. Я не отвечаю за медиа, только за самого себя! Сначала расскажите правду о забастовке. Пан Томчик занят. Он знает, что я здесь? И что прихожу третий день? Они там обсуждают день и ночь. Я только на минуту. Я его мать. Родственников не пускаем. Мать, кажется, имеет право. Посмотрите, пожалуйста, сколько здесь матерей. Потом вы его уже не видели, не помогали ему? Я пробовала, но письма он возвращал, денег не брал. В конце концов, перестала писать, каждый бы перестал. Привыкла к мысли, что у меня нет сына. А теперь вижу, что он такой же как его отец. А я хочу только одного, чтобы жил. Ведь они его убьют, также как отца. Итак, уже восьмой день забастовки и вы не устали? Можно пана на минуточку? Мы готовим заявление от имени нашего общества. Вам нужна моя подпись? Если так, то хочу знать смысл. Я вам прочитаю. Мы, польские журналисты, заявляем, что большинство информации о забастовке и способ ее подачи. не передает смысл событий. Это способствует дезинформации. Блокада связи и невозможность публикации правдивых материалов&; угнетает нас и не дает возможность честно делать свое дело. Большинство людей считают нас за стукачей и врунов. Это только жест. В целом это хорошо, но немного темновато. Сейчас модно подписывать неизвестно что. Я не хочу. Понимаю, что у вас есть какие-то причины. Не в этом дело. Просто меня ждут и. Много здесь подписей. Будет еще больше. Я всегда люблю знать, за что буду отвечать. Общественное мнение восприняло это хорошо.

Мы вместе участвовали в реализации взглядов, содержащихся в реферате областного исполнительного комитета. Я думаю, это было возможно. благодаря непосредственным и долголетним контактам с рабочими. мы старались передать объективные факты. и понять все то, что стало причиной настоящего протеста рабочего класса. Похожий конфликт в 1970 году закончился трагедией. Каковы шансы, что в этот раз будет Я глубоко в этом уверен. Мы все видим этот шанс и стараемся. использовать его быстро в ходе еще не решенных. Не представляю себе повторения ситуации. Слишком дорого это нам стоило. Не может быть так, как раньше, нельзя решать конфликт другими методами. Это должен быть только диалог, понимание. Ну и что? Есть надежда. Как раз! Кто это? Областной секретарь. Фишбах? Будут переговоры. Один раз уже говорили. Мокрое место останется. Это была бы гражданская война. С таким вооружением через час будет месиво. Верфь не одна. Люди устанут. И тогда. Вы меня искали? У меня для вас что-что есть.

Отдать медиа людям разных взглядов. Вернуть на работу всех уволенных. за участие в забастовках, а в институты студентов, выгнанных за убеждения. Опубликовать информацию об организации Забастовочного комитета&; и его требования. Начать реальные действия по выходу из кризиса. Давать правдивую информацию о ситуации в народном хозяйстве. Дать возможность всему обществу. обсуждать программу реформ.

Заплатить людям за период забастовки, как за отпуск. Повысить зарплату. У меня сейчас времени нет, не видела тебя долго мать, Еще подожди, подрасти, расскажем тебе об тех временах. О тех днях полных надежд, полных разговоров и горячих о тех тревожных ночах, о наших сильно бьющихся сердцах. О тех людях, которые поняли, что, наконец, они у себя, вместе бьются за настоящее, за будущее, для тебя. Так не грусти и жди терпеливо, когда вернешься в наши объятия, В общем доме, обретенным, Проектор полетел. Что там? Порвало. Справитесь? потому что в нем не хватало настоящего счастья. Прошу никому не говорить, что вы Долго это еще продлится? Не знаю, будут переговоры. Ягельский их переговорит. Сомневаюсь. Их поддерживает более 400 предприятий. Это сила. Вы что на их стороне?. Прошу без шуток, а то еще дойдет до начальства. Как сейчас? Прямо. Эта та бабушка. Пани Хулевич. Решила с вами поговорить. Она многое видела. Здесь каждый много видел, и что с того? Как вы решите. Породистый журналист. Я не породистый, я дворняга.

И не от меня зависит, а от моего шефа, и шефов моего шефа, это они делают программу. Сами не делают. Прошу без моралей. Ее дочь сидит в центре этого циклона. Тогда может лучше вернуться. Не люблю стихийных бедствий. Она может вам сделать пропуск. На верфь? В 1970 году я дома не сидела. Если бы не больные ноги и сейчас была бы на верфи, с ребятами, с моей дочерью. вы хотите написать о Мачеке? Еще раз.

Это вы о его отце писали? Агнешка хотела о нем сделать но что ему фильм на том свете! Насколько я знаю, он погиб, идя во главе колонны. Простите, но это неправда. Я расскажу вам, как было, я видела. Я шла на работу. и он шел, а тут стрельба. Люди прячутся, где кто может, а он идет.

Зову его, а он идет, не смотрит. Снова его зову, ведь выстрелы все Вижу его спину. Шел на пули, будто смерти искал. То, что я вам говорю, дочь не знает. Кажется, я хорошо сделала? Видите ли. Этого всего невозможно вынести. Но я еще что-то вам расскажу. Вы должны это написать, чтобы люди помнили. И не забыли. Как они относились к этим бедным умершим! А ведь мертвый человек это как святыня! Сколько их там было! Я искала Матеуша. Видны были только ноги, с бирками, между пальцами, с фамилиями&; Я узнала Матеуша по раздавленному пальцу. Балка на него когда-то упала. Мы забыли ботинки! Что ты делаешь? Возьми это. Осторожно. Только предупреждаю, никому ни Не могу забыть. Как они. Такого порядочного, такого доброго, как собаку. Вы запишите это, чтобы не забыть. Они потом сравняли землю и сказали нам уходить, что нам там уже нечего делать, что скоро придут другие. И запретили кому-либо говорить. Я этого вынести не могу, сколько человек может вытерпеть! Нет, не здесь. Боже мой! Это было здесь! Конечно. Еще месяц тому назад. Юзефа Ящиньска. Что это значит? Мы в этом месте его хоронили!

Здесь была могила! Где управление кладбищем?!

Но здесь была могила! Тогда на верфи они сделали красивый крест из железа. и Мачек поставил его рядом с где погиб его отец.

Мачек сказал, что они дошли до власти через несчастье людей. а теперь, защищая ее, хотят все чтобы не было следа.

И что этот Герек делает? А я ему так верила! Такой представительный мужчина, такой спокойный. Люди надеялись, а тут, пожалуйста, его не информировали. О чем задумались? За работу! Придут с верфи. Ужин надо готовить, солнце заходит! Моя дочь. и его друзья говорили, что в одиночку нельзя, что надо действовать вместе. Тогда на верфи появились Свободные Профсоюзы. Моя дочь всей душой к ним присоединилась. Уговаривала и его, но он не хотел.

Был рассержен, потому что в июне, когда он их уговаривал, его не послушали. Я говорил нашим, чтобы остались после работы в раздевалке. Пусть и ваши люди придут. Не знаю, что делать. Письма ничего не дают. Может забастовка солидарности? И пусть пресса напишет правду. Чем мы можем навредить? Теперь их бьют, потом будут нас! Нельзя только о себе думать! Вся Польша на нас смотрит! Теперь только мы можем их защитить. Герек нам обещал, теперь мы можем поймать его на слове!

Мы можем им помешать. Перестань! В Радоме творятся такие вещи. Если ничего не сделаем, подумают, что мы совсем запуганы. Ведь знаешь, их пропаганда сводит к тому, что наши жертвы были не нужны. У нас есть официальное право напомнить. Мы имеем право и даже обязаны. Можем только навредить. Нельзя быть пассивными. Отсрочили повышение цен. Но они бьют людей! Мы свое сделали. Знаю жизнь и уверен, что бунты приводят к несчастью. Такие как ты смущают людей надеждой на перемены. Потом страдают их семьи. Мы ничего не изменим. Мой отец погиб не для того, чтобы мы позволили пытать других. Знаешь, чего я хочу? Чтобы мои дети не были сиротами. Хочу жить нормально, спокойно работать. Горбатиться! Даже и так, но пожить сколько Ваши бунты ничего не изменят. Знаешь почему? Потому что мы всегда действуем в одиночку, студенты, рабочие. Когда мы пошли, другие ждали, теперь другие идут, мы боимся. И так всегда будем проигрывать. Ты нас не оскорбляй, никто не боится. У людей свой ум. Мы не пойдем на провокацию. Подождем. Отсрочили повышение цен. Союзы не для этого. А для чего? Отпусками пусть занимаются Вы защищайте интересы рабочих! Но не хулиганов. Хулиганов? А о нас как писали? Повышение нас не коснулось?

У вас последний шанс. Если не вы, то кто другой заступиться за потерпевших.

Я не знаю кто, но у вас последний не потерять свое лицо, а потом разойтись. Не ты нас распустишь. Неизвестно. Не влипни в аферу, а то я тебя не защищу. В какую аферу? Ты, на чьей стороне? Кто тебя выбрал и зачем? От чего должен меня защищать? От увольнения с работы. Не говорил тебе, но сейчас предупреждаю. Это тебе столько платят, или должность тебя изменила? За что меня должны уволить? Плохо работаю, пью, краду? Меня наградили, а теперь хотят уволить? Это разговор не ко мне! Дело не в работе. А в чем? Нечего мутить, усложнять. Ну, что тебе объяснять. Ты так не переживай. Ведь как профсоюз, будете меня защищать. Никто не подставит голову за смутьяна. Не поддержите нас в деле Урсуса и Радома? Соберемся и осудим ваши начинанья. Пан Мачек. это ужасно, что с вами сделали! Чтобы вручить вам расчет, должна была принять реланиум. Мне действительно очень жаль. Зачем вы это делаете? Тогда они меня уволят. И кто-то другой вам это вручит. А если откажется, то, в конце концов. Всех не уволят. Ваши деньги. Подпишите, пожалуйста. Хорошо, спасибо. Пересчитайте. До свидания. Посчитал? Остальное вам расскажет Агнешка, когда ее выпустят. Сейчас она под арестом, как и многие другие. Вы меня спрашивали, что я об этом думаю. Мы выиграем. Если не сейчас, то когда-нибудь, но должны выиграть. Последнее время я много читала, было время. Агнешка и Мачек приносили мне книги. по истории Польши. Написано в них много хорошего. Ведь должна быть справедливость. Та, о которой говорится в конституции и других уставах. Хотя бы такая. Вы напишете правду о Мачеке? Он уже выиграл? Вы изображаете циника, а я советую остаться до конца. До какого? Вы сделаете большой репортаж. И напечатаю в подвале? Вы знаете больше чем журналисты Пари Мач, Шпигеля. Используйте это. Но я не был на верфи. Будете. Перелезу через забор? У вас будет пропуск. Пан Винкель? Здравствуйте. Проходите. Мама мне о вас говорила. Мнения о вас разделились. Как это? Многие не хотят вас здесь видеть. Вы представляете исключительно лживый институт. А ваше мнение? Я за ваш вход. Я, кажется, внушаю доверие. Не знаю. Считаю, что вам, прессе, надо помогать. Может, если побудете у нас, дрогнет ваша совесть. Вы поляки, а сейчас верфь это Польша. Великие слова. Но правдивые. Его отец пришел сюда готовый, сформировавшийся. а Мачека надо было выковать. Выковать как железо? И вы его выковали? Выковала его жизнь в Польше, какая тогда была. И надеюсь, что она уже закончилась. Поскольку в ходе следствия снова начали бить. решил протестовать, собственными Познакомь меня с ним. Когда его выпустят. Когда-нибудь выпустят. Но может он не захочет с нами разговаривать. Это имеет смысл? А что нет? Ты написал: "Власть Народная, не бей рабочих". Это было обращение к власти. И власть его послушала? Люди это читали. Сколько было плакатов? Сколько человек прочитало? Не знаю. Может сотня. Чего он хочет? Чтобы ты сделал расчет потерь и прибыли. Я что бухгалтер? Сто прочитавших и 3 месяца тюрьмы. Хорошее сальдо? Исправлю его? Ненамного. Возьму канистру и подпалю областной комитет. Ты дурак. А вы не поджигали? Это уже прошло. Не поджигаем их комитеты, а основываем свои. Вы хотите решать за людей, а это не имеет смысла! Люди ленивы и боятся! Нельзя делать за них, они должны сами. Я тоже буду делать сам, сам за себя. Пусть меня заберут, бьют, убьют! Твой отец думал по-другому. Он был глупый! Хорошо, может не глупый, но наивный как ребенок. Его обманули, как всегда. Поверил в речь Кочелка, пошел на работу, уговорил других. Люди погибли, из-за него тоже. То что люди погибли, это и его Мачек, так нельзя. Нельзя, не надо. Что же будет? Правительство изменится, и подпишем договор. Вы будете при этом. Спасибо. Не за что. Я хотела бы что бы вы были таким же , как 10 лет назад. Вы очень способны, но загубили свой талант, как вы все из наших медиа. Вы получите самый лучший пропуск. Вы войдете в актовый зал и увидите исторический момент, который, наконец, наступит. Если наступит. Желаю найти себя в новой Польше. Молимся за всех бастующих. Пусть Богородица бдит над нашими делами. ободрит и даст нам сил. Молимся Иисусу Христу, чтобы нам покровительствовал. в разрешении проблем. Богородица Дева, радуйся, Господь с Тобою. Винкель. Жду внизу, в ресторане. Простите, который час? На встречу успеете. Идите туда. Чемоданчики останутся, присмотрим.

Наша фирма бедная, но солидная. Добрый вечер. Я дремал. Почему все вы трясете задами? Что тебя так трясет! Похмелье. Да что вы! Еще немного и все будет в порядке. Пусть твоя печень отдохнет. Нехорошо. Быстро доложи о делах и давай материалы. Их много, надо их обработать. Это займет пару дней. Пан Винкель, это не программа и идите к черту со своими шутками. У вас есть доступ? За ворота. Это нелегко. Только без выкрутасов! А то кто-нибудь разозлится и даст тебе по заднице. У вас есть контакт? Послезавтра запускаем. Но что я могу. Только монтаж. Монтаж? Это не твоя забота. Ты должен войти за ворота и принести материал. Ты знаешь, что интересует шефа. Люди со второй линии. Какой второй линии?

Такой нет. Скоро узнаешь, что на эмоциях рабочих, играют укрытые во второй линии враги социализма. Как я туда войду с группой? Туда пускают только иностранные. Пан Винкель, если бы я мог войти сам, тебя бы не просил и не платил бы тебе за такую гостиницу. А я не хочу! Чего ты не хочешь? Заставить. Я не. Действительно? А кто ты, гнида? Подписал? Машину, деньги, папки, у нас есть расписки. Не барахтайся в дерьме, а то весь утонешь. Ну, редактор, через два дня. До свидания. Вы куда? У вас четверть часа. Но капитан Вирски. Это не мой начальник. У меня жена и дети. капитан Вирски уже не раз доставлял мне хлопоты, даже по судам таскали.

А она и так ничего не скажет. Ну, хорошо, идите. Теперь мы оба под замком. Я выслал тебе этот. Ничего не поняла. Не знал, помнишь ли ты меня, захочешь ли со мной говорить. Как ты сюда вошел? Есть способ. А кто тебе обо мне говорил? Старая пани Хулевич. Она помнит мои репортажи в 1970, за которые меня выкинули с радио. Можешь мне верить или нет. Только знай. Ситуация неплохая. Здесь прослушивают? Наверное, да. Они переходят в наступление. У тебя слишком много друзей, которые верят в танки. Они не уступят. Уступят. Эта система этого не выдержит. Выдержит. Я попал в большой переплет. Дело в твоем Томчике. Готовится провокация. Хотят его сделать козлом отпущения. У них доказательства его контактов со Свободной Европой, ЦРУ. осведомитель, противится власти, чудак, алкоголик. Не многовато ли? Чего они хотят? Людей со второй линии. С первой, наверное, тоже. Ты видел его? Выступал. Превосходный. Поздравляю. Похудел? Они там, наверное, не Худой, но ужасно уверен в себе. Мачек никогда не входил в конфликт с законом. Власть пренебрегает законом, арестовывая людей без причин. Верь мне, или нет, я хочу написать о нем правдивый репортаж. Можешь считать это искуплением, конъюктурщиной, все равно. прошу тебя помочь, рассказать о его жизни, работе, о планах. Президент тебя прислал? В некотором смысле. Собираю материалы. на всякий случай. Не надо меня оскорблять. Ведь не каждый на ТВ должен идти на гильотину. А по моему нет. Я в этом уверен. Людям ситуация диктует. Удобная теория. Только рабочие ее не используют. Им нечего терять. То же самое говорил Мачек. Есть сигареты? Бросила курить при беременности, но иногда так меня тянет. Пани Хулевич тебе помогла? Говорил с ней полдня. Давно не курила. Ты изменилась. Успокоилась. Успокоилась. Я была очень амбициозная, хотела все получить, любой ценой. Мачек мне удивлялся. Он был более зрелый, больше понимал. Жалел меня. Но и здесь, среди этих людей, живется иначе. Уже не надо выбирать между успехом и добродетелью. И не имея перспектив, ты спокоен, не раздваиваешься, говоришь то, что ты думаешь, делаешь то, что хочешь, что считаешь нужным. Ну, и мой ребенок! Ты знал меня раньше. Я не думала, что буду так хотеть ребенка. Но знаешь. Встречаешь мужчину и именно от него хочешь иметь ребенка. Не жалею о своем выборе. Веришь мне? Мачек уговаривал меня вернуться к Ведь жизнь здесь и работа означают гражданскую смерть. Ты вне закона, даже его не переступая. Иногда бывает очень тяжело. Но когда привыкнешь, бывает забавно. Бывают забавные ситуации. Ну, и сталкиваешься и работаешь с прекрасными людьми.

Радуешься, когда проведешь стукача. и это действительно приятно ничего не бояться. Даже в толчке думаешь, что не могут тебя посадить. На что вы жили? Знаешь, как это было. Я приехала сюда в первый раз, искать Биркута, не зная, что он работал тогда на верфи сварщиком. Я не знала, что полиция сажала его, что била. Открыла 50-е годы, не зная настоящих. Не знала условий труда в которых трудился польский рабочий.

Расскажу тебе, как работает сварщик в двойном корпусе корабля. Не надо. Я 16 лет работаю журналистом. Без этого ничего не поймешь. Это самое главное. Я встретила Мачека у верфи. Рассказал мне как погиб его отец. В надежде, что это что-то даст, забрала его в Варшаву. И знаешь, что было? Шеф сейчас будет. Подождем. Что вы так. Здравствуйте. Это снова я. И Мачек Томчик, сын Матеуша Биркута. Ну и что? Очень рад. Что вы издеваетесь? Отдайте камеру, группу, пленку! А зачем? Закончу свой фильм. А где главный герой?

Узнаете с экрана. Хотел бы сейчас. Потеряется эффект. Зато получу информацию. Хорошо, прошу встать. Потому что это надо слушать с почтением. Отец пана. Погиб в 70-м в Гдыне. Что вы говорите? Его убила милиция. Могилы нет, но будет фильм о его жизни и смерти. Извините, пожалуйста? Минуточку! Что это за новости? Будете так любезны? Вы что с ума сошли? Теперь вытаскивать ситуацию на побережье?! Вы хотели финал. Какой?! Человек борется с народной властью, а вы хотите поставить ему памятник? Это темнота, безответственность! Партия осудила ту резню. 6 лет назад! Теперь Радом, Урсус, горят комитеты, идет борьба. И я должен канонизировать Биркута? Вы с ума сошли! Надо отдать этот долг. Минуточку. В школе вы учились бесплатно. За лицей родители. Не платили! Ваша учеба в Школе Кино стоила государству. Миллион злотых! И этот долг надо отдать! А не действовать во вред государству, которое в вас вложило! А теперь прошу выйти и сказать этому человеку, что дело должно подождать, что, может быть, вернемся к нему, что будет консультантом. Как-нибудь деликатно. Чтобы не обиделся. А я сделаю этот фильм! Не знаю как! Неважно! Могут быть даже слайды! У вас есть пропуск? Прошу дать его мне. Зачем? Хотел бы его посмотреть. Больше его у вас нет. А вы никогда сюда не войдете!

А, кроме того, я поговорю с начальством, Чтобы уже никогда не позволили вам работать в кино. Они это сделают. И это на таком уровне, что вам и не снилось! А теперь советую поискать новое занятие. Есть столько профессий! Желаю удачного выбора. Ты, сукин сын! Прощайте. Как твой фильм? Жалко слов! Нашла его сына. Привет. Это пан Винкель тогда делал репортаж о твоем отце. Почему ты не сказал, что он погиб? Не хотел тебя пугать. У меня забрали фильм. Тат вот как тут у вас?! Идем отсюда. Поехали со мной в Гданьск. Ты с ума сошел? Серьезно говорю. У тебя есть фотоаппарат. Познакомишься с друзьями моего отца, сделаешь снимки людей, мест. Устроим выставку. У меня, есть большая комната, поместиться много фотографий.

Добрый вечер. Можно на минуту? Садитесь, пожалуйста. Спасибо, постою. Вы знаете, мы могли бы вас вызвать к себе, но шеф меня послал сюда, может, поладим, и дела не будет. Какого? С вами были проблемы. Лучше бы они не повторялись. А почему они должны быть? Потому что, пан Томчик! Говорите ясней. Что тут не ясно? Зачем вы знакомите эту пани с людьми. врагами Народной Польши? Зачем посещаете места, которые надо забыть? А пани щелкает и щелкает! Зачем вам это? Кто это? Участковый. Какой там участковый! Простой работник кадров. Эта пани фотограф. Неправда. Киношкола не дает Фотографировать можно каждому! Конечно, только смотря что. Вы хотите устроить здесь выставку, а на это нужно разрешение. У себя дома я могу вешать, что Конечно, согласно закону. А нам он позволяет дать вам работу Это почему? Даже самую плохую, практически неоплачиваемую. Вы знаете, как это делается?! Все равно. У меня есть предложение.

Вы это все сжигаете, а пану не надо отмечаться в кадрах. Или вас ждет работа молотком. Приказ лежит на столе. Дорогие, подумайте. завтра дадите ответ. До свидания. Что ты делаешь? Еще не понимаешь? Мы только начали, а уже под колпаком? У нас ничего не выйдет! Выставка откроется. С афишей: "Жертвам Декабря"! Пригласим знакомых. Тебя сразу уволят с работы. Тогда разбросаю листовки с протестом. Послушай. Знаешь, что будет? Наклонная плоскость. И что тебя ждет? Это ведь был мой отец. Перестань. Я была в ужасе. Тогда мы провели нашу первую Я еще не понимала, это еще было не то. Мы стеснялись друг друга.

Я решила, что это мимолетный курортный роман. Но, узнав его, поняла, что от такого человека. нельзя уйти. Наконец, он мне многое о себе рассказал, как никому. Он такой. Не могу объяснить. Когда-то хотела от него уйти, и попробовать в Варшаве, уладить свои дела. Собралась, попрощалась. Подумала не вернусь. Ты глупый! Почему ты мне не сказал?! До того момента не верила, что это возможно, что он относится ко мне серьезно, а не как к экзальтированной эгоистке, по правде, не такой. Только когда сказал, что любит меня. Не могу тебе описать. Что ты делаешь? Позвоню на верфь. Пожалуйста, 157? Говорит Агнешка. Позовите, пожалуйста, Мачека Томчика. список работников верфи, уволенных после 76-го года. Есть ли у нас гарантия безопасности. бастующих. и других людей, что они не будут репрессированы?

Можем ли мы ожидать, что не будет фальшивых свидетелей, фальшивого процесса, изображения Забастовочного Комитета бандой преступников? Господин премьер, высокая комиссия, это дело, первостепенной важности, будет ли наше государство полицейским или демократическим? Не хотим, чтобы единство народа выбивали полицейской дубинкой. Это демагогия. Возможно. Но до сих пор людей задерживают за другие взгляды. У нас есть их список. Им не предъявлено обвинений. Сидят, наверное, потому, что их взгляды не "соответствуют". Я могу вручить вам этот список. Вы использовали формулировку, которая меня оскорбила. Как можно говорить о гарантии, что бастующих не хочу даже повторять: "не признают преступниками". Я лично чувствую себя оскорбленным. Я беседую с вами как с порядочными людьми. Может ли кто-нибудь здесь назвать так собравшихся? Господин премьер, я слышу угрозы, что меня ждет то-то и то-то. Тогда и меня надо будет прогнать. Господин премьер. Если старая учительница ищет костел подальше, чтобы директор школы не узнал. Это не может получиться. Агнешка. Разъединили? Дай сигарету. Последняя? Неважно. О чем это я говорила. О чем. Начались встречи, усилилась критика действительности. Тогда он начал конспироваться? "Конспироваться"? Работать в Свободных Союзах. Говори точнее. Свободных Союзов тогда еще не Мы читали конституцию. и уже знали, что действуем в соответствии с ней. Но тогда. Случилось что-то забавное. Мачек сделал мне предложение. А точнее спросил, выйду ли я за безработного. Ну и потом свадьба. Я никогда не была религиозной. В костел меня родители таскали. Пока я жила дома. Но с Мачеком поняла, что мы должны венчаться в костеле, что так должно быть, обязательно. Господь Бог всемогущий пусть вам даст свое благословение.

Пусть благословит вас и ваших Пусть Сын Божий поможет вам в дни благополучия и в испытаниях. И вас всех тут собравшихся пусть благословит всемогущий Бог. Во имя Отца, и Сына, и Святого Желаю вам всяческого благополучия. И тебе, Мачек, всего самого наилучшего. Всего наилучшего на этом важном жизненном пути. Думаю, что отнесетесь к этому серьезно. Если будут проблемы, можете на нас рассчитывать. Семья будет демократичной, поэтому поделю демократично. Я здесь не из-за того, что загрязнял Могу отвечать только за то, за что действительно был задержан, за участие в организации Свободных Профсоюзов, за организацию торжеств памяти жертвам декабря 70-го. Но не за загрязнение города. Ведь это смешно. Наконец люди забрали листовки, и никакого мусора не было. Агнешка, здесь немного, но собирали со всего отдела. и будем собирать каждый месяц пока Мачек в тюрьме. Я не могу это взять. Как-нибудь справлюсь. Не отказывайтесь! Мачек бы взял. Это не милостыня, это наша солидарность. Возьмите. Хорошо. Тогда мы пойдем. Где ребенок? Идем, посмотришь. Люди все больше узнавали, все больше читали. Чаще говорили об этих вещах. Но что было дальше. Мы стали жить у пани Хулевич. Вскоре началось. Ребенка не трогать! До свидания. Куда ты поехала? Это не секрет. Один из них тоже сел в поезд. и уже знали. Я поехала к отцу. Ребенок все еще там. И там тебя взяли? Верфь еще работала, но в Польше Когда началась забастовка, хотела быть с Мачеком. Села в поезд и тогда меня взяли. Что тебе грозит? Они уже проиграли. А если нет? То будем играть дальше. Знаешь, что Мачеку сказал Биркут "Ложь долго не продержится". Тебя бьют? Сейчас политических уже не бьют. Боишься? Да, чтобы ни было, я и так получу по заднице. Расскажи мне еще о Свободных Профсоюзах, о распространении. До встречи на верфи. Пока. Что-нибудь из нее вытянул? Немного. Вы думаете, они могут выиграть? До свидания. Сними ботинки!

Ты должен был позвонить. Могу закурить? Мне еще нужно 2-3 дня. Ты должен курить? Спортом надо заниматься! У меня еще не готов материл. Хороше, не буду курить. то, что я тебе дал, это результат некой системы. Но завтра система может измениться. Все-таки закурю. Собачья морда. человек хамеет, как только соприкоснется с этим элементом. Нам пальцем нельзя шевельнуть без приказа. Мы готовы. Надо заниматься спортом! Содержимого этих папок недостаточно, для вашего сценария. Предупреждаю! Но благодаря вам я узнал этих потрясающих людей! Вспомни одну ночь, под Малкиной. Кто, пьяный наехал машиной на повозку, убил коня, покалечил возницу? Дело тогда завели? Нет. На тебя тоже есть такая папка! Ботинки! Арестуйте, убейте, но отстаньте! Я могу отсюда позвонить? В Варшаву? Они прослушивают. Неважно. Секретариат. Здравствуйте, это Винкель. Можно поговорить с шефом. Его нет. Тогда я оставлю сообщение. Да, от меня, диктую: "Прошу об отставке. Я уже стар.

Верфь победила, а я им только пожелать успеха". А какому шефу я должна это передать? Не понимаю. Потому что не слушаете радио. Здесь никто не слушает. Прежний шеф и его заместитель ушли. Теперь новое руководство. Я должна что-то передать? Только то, что прошу об отставке. Действительно было не легко, переговоры были трудные, долгие. Но касались очень важных дел. Подтверждаю и поддерживаю то, что было сказано. Разговаривали мы, так как поляки должны между собой говорить. и еще одно подтверждаю: Здесь нет проигравших и выигравших. И глубоко верю, что это будет свидетельство. наших патриотических, гражданских намерений, как можно лучше служить. интересам людей труда, интересам нашего народа, нашей социалистической родины. Просим документы, которые мы должны подписать. Я в первый день сказал, что мы победим, и так вышло! Я выхожу последним. Спаси Господь, иду на работу! Не могу поверить! Получилось! Вам уже не нужно скрываться. Прошу отсюда выйти. Это не так! Обо всем знаем, от этого пана. Я все объясню! Хоть попрощаемся!

Вы уже это сделали. Пан Винкель. Чем вы так огорчены? Этот договор не действителен. Закон не признает соглашений, заключенных насильно. Это только бумага. Я хотел тебе сказать, что мы победили, что у нас получилось то, к чему стремились мы в 68-м, вы в 70-м. И теперь я знаю точно, что нас уже не удастся разделить, никогда нас не смогут обмануть. переживем даже наихудшее. прости, что я мало верил в тебя, но мне постоянно, кажется, что это сон. А это правда. Мы видели ее, все видели. И этого уже не изменить. Надеюсь, что теперь ты мной доволен. Собственно это все, что я хотел тебе сказать. Ребята с Грабувки, ребята с Хылонии сегодня милиция применила оружие. Мы отважно стояли, в цель попадали, Янек Вишневский пал. На двери несли его по Швентояньскей навстречу легавым, навстречу танкам. Ребята с верфи мстите за друга Янек Вишневский пал. Летят петарды, стелится газ на работников сыпятся удары. Падают дети, старики и женщины Янек Вишневский пал. В главных ролях: Один ранен, другой убит кровь полилась декабрьским утром. Это власть стреляет в рабочих Янек Вишневский пал. Рабочие Гдыни, Рабочие Гданьска идите домой, закончилась битва. Мир узнал, ничего не сказал Янек Вишневский пал. Не плачьте матери, это не напрасно над верфью флаг с красной кокардой. За хлеб и свободу и новую Польшу Янек Вишневский пал. Сердечно благодарим всех за бесценную помощь в создании фильма. Субтитры: Перевод: Анна Костшень.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Они отомстят мне за то, что я грабил их могилы.

Ты мне не сказала, что его мать устраивает тебе эту квартиру. >>>