Христианство в Армении

Я всю жизнь о такой мечтал.

где погиб его отец. Мачек сказал, что они дошли до власти через несчастье людей. а теперь, защищая ее, хотят все чтобы не было следа. И что этот Герек делает? А я ему так верила! Такой представительный мужчина, такой спокойный. Люди надеялись, а тут, пожалуйста, его не информировали. О чем задумались? За работу! Придут с верфи. Ужин надо готовить, солнце заходит! Моя дочь. и его друзья говорили, что в одиночку нельзя, что надо действовать вместе. Тогда на верфи появились Свободные Профсоюзы. Моя дочь всей душой к ним присоединилась. Уговаривала и его, но он не хотел. Был рассержен, потому что в июне, когда он их уговаривал, его не послушали. Я говорил нашим, чтобы остались после работы в раздевалке. Пусть и ваши люди придут. Не знаю, что делать. Письма ничего не дают. Может забастовка солидарности? И пусть пресса напишет правду. Чем мы можем навредить? Теперь их бьют, потом будут нас! Нельзя только о себе думать! Вся Польша на нас смотрит! Теперь только мы можем их защитить. Герек нам обещал, теперь мы можем поймать его на слове! Мы можем им помешать. Перестань!

В Радоме творятся такие вещи. Если ничего не сделаем, подумают, что мы совсем запуганы. Ведь знаешь, их пропаганда сводит к тому, что наши жертвы были не нужны. У нас есть официальное право напомнить. Мы имеем право и даже обязаны. Можем только навредить. Нельзя быть пассивными. Отсрочили повышение цен. Но они бьют людей! Мы свое сделали. Знаю жизнь и уверен, что бунты приводят к несчастью. Такие как ты смущают людей надеждой на перемены. Потом страдают их семьи. Мы ничего не изменим. Мой отец погиб не для того, чтобы мы позволили пытать других. Знаешь, чего я хочу? Чтобы мои дети не были сиротами. Хочу жить нормально, спокойно работать. Горбатиться! Даже и так, но пожить сколько Ваши бунты ничего не изменят. Знаешь почему? Потому что мы всегда действуем в одиночку, студенты, рабочие. Когда мы пошли, другие ждали, теперь другие идут, мы боимся. И так всегда будем проигрывать. Ты нас не оскорбляй, никто не боится. У людей свой ум. Мы не пойдем на провокацию. Подождем. Отсрочили повышение цен. Союзы не для этого. А для чего? Отпусками пусть занимаются Вы защищайте интересы рабочих! Но не хулиганов. Хулиганов? А о нас как писали? Повышение нас не коснулось? У вас последний шанс. Если не вы, то кто другой заступиться за потерпевших. Я не знаю кто, но у вас последний не потерять свое лицо, а потом разойтись. Не ты нас распустишь. Неизвестно. Не влипни в аферу, а то я тебя не защищу. В какую аферу? Ты, на чьей стороне? Кто тебя выбрал и зачем? От чего должен меня защищать?

От увольнения с работы. Не говорил тебе, но сейчас предупреждаю. Это тебе столько платят, или должность тебя изменила? За что меня должны уволить? Плохо работаю, пью, краду? Меня наградили, а теперь хотят уволить? Это разговор не ко мне! Дело не в работе. А в чем? Нечего мутить, усложнять. Ну, что тебе объяснять. Ты так не переживай. Ведь как профсоюз, будете меня защищать. Никто не подставит голову за смутьяна. Не поддержите нас в деле Урсуса и Радома?

Соберемся и осудим ваши начинанья. Пан Мачек. это ужасно, что с вами сделали! Чтобы вручить вам расчет, должна была принять реланиум. Мне действительно очень жаль. Зачем вы это делаете? Тогда они меня уволят. И кто-то другой вам это вручит. А если откажется, то, в конце концов. Всех не уволят. Ваши деньги. Подпишите, пожалуйста. Хорошо, спасибо. Пересчитайте. До свидания. Посчитал? Остальное вам расскажет Агнешка, когда ее выпустят. Сейчас она под арестом, как и многие другие. Вы меня спрашивали, что я об этом думаю. Мы выиграем. Если не сейчас, то когда-нибудь, но должны выиграть. Последнее время я много читала, было время. Агнешка и Мачек приносили мне книги. по истории Польши. Написано в них много хорошего. Ведь должна быть справедливость. Та, о которой говорится в конституции и других уставах. Хотя бы такая. Вы напишете правду о Мачеке? Он уже выиграл? Вы изображаете циника, а я советую остаться до конца. До какого? Вы сделаете большой репортаж. И напечатаю в подвале? Вы знаете больше чем журналисты Пари Мач, Шпигеля. Используйте это. Но я не был на верфи. Будете. Перелезу через забор? У вас будет пропуск. Пан Винкель? Здравствуйте. Проходите. Мама мне о вас говорила. Мнения о вас разделились. Как это? Многие не хотят вас здесь видеть. Вы представляете исключительно лживый институт. А ваше мнение? Я за ваш вход. Я, кажется, внушаю доверие. Не знаю. Считаю, что вам, прессе, надо помогать. Может, если побудете у нас, дрогнет ваша совесть. Вы поляки, а сейчас верфь это Польша. Великие слова. Но правдивые. Его отец пришел сюда готовый, сформировавшийся. а Мачека надо было выковать. Выковать как железо? И вы его выковали? Выковала его жизнь в Польше, какая тогда была. И надеюсь, что она уже закончилась. Поскольку в ходе следствия снова начали бить. решил протестовать, собственными Познакомь меня с ним. Когда его выпустят. Когда-нибудь выпустят. Но может он не захочет с нами разговаривать. Это имеет смысл? А что нет? Ты написал: "Власть Народная, не бей рабочих". Это было обращение к власти. И власть его послушала? Люди это читали. Сколько было плакатов? Сколько человек прочитало? Не знаю. Может сотня. Чего он хочет? Чтобы ты сделал расчет потерь и прибыли. Я что бухгалтер? Сто прочитавших и 3 месяца тюрьмы. Хорошее сальдо? Исправлю его? Ненамного. Возьму канистру и подпалю областной комитет. Ты дурак. А вы не поджигали? Это уже прошло. Не поджигаем их комитеты, а основываем свои. Вы хотите решать за людей, а это не имеет смысла! Люди ленивы и боятся! Нельзя делать за них, они должны сами. Я тоже буду делать сам, сам за себя. Пусть меня заберут, бьют, убьют! Твой отец думал по-другому. Он был глупый! Хорошо, может не глупый, но наивный как ребенок. Его обманули, как всегда. Поверил в речь Кочелка, пошел на работу, уговорил других. Люди погибли, из-за него тоже. То, что люди погибли, это и его Мачек, так нельзя. Нельзя, не надо. Что же будет? Правительство изменится, и подпишем договор. Вы будете при этом. Спасибо. Не за что. Я хотела бы, что бы вы были таким же, как 10 лет назад. Вы очень способны, но загубили свой талант, как вы все из наших медиа. Вы получите самый лучший пропуск. Вы войдете в актовый зал и увидите исторический момент, который, наконец, наступит. Если наступит. Желаю найти себя в новой Польше. Молимся за всех бастующих. Пусть Богородица бдит над нашими делами. ободрит и даст нам сил. Молимся Иисусу Христу, чтобы нам покровительствовал. в разрешении проблем. Богородица Дева, радуйся, Господь с Тобою. Винкель. Жду внизу, в ресторане. Простите, который час? На встречу успеете. Идите туда. Чемоданчики останутся, присмотрим. Наша фирма бедная, но солидная. Добрый вечер. Я дремал. Почему все вы трясете задами? Что тебя так трясет! Похмелье. Да что вы! Еще немного и все будет в порядке. Пусть твоя печень отдохнет. Нехорошо. Быстро доложи о делах и давай материалы.

Их много, надо их обработать. Это займет пару дней. Пан Винкель, это не программа и идите к черту со своими шутками. У вас есть доступ? За ворота. Это нелегко. Только без выкрутасов! А то кто-нибудь разозлится и даст тебе по заднице. У вас есть контакт? Послезавтра запускаем. Но что я могу. Только монтаж. Монтаж? Это не твоя забота. Ты должен войти за ворота и принести материал. Ты знаешь, что интересует шефа.

Люди со второй линии. Какой второй линии? Такой нет. Скоро узнаешь, что на эмоциях рабочих, играют укрытые во второй линии враги социализма. Как я туда войду с группой? Туда пускают только иностранные. Пан Винкель, если бы я мог войти сам, тебя бы не просил и не платил бы тебе за такую гостиницу. А я не хочу! Чего ты не хочешь? Заставить. Я не. Действительно? А кто ты, гнида? Подписал? Машину, деньги, папки, у нас есть расписки. Не барахтайся в дерьме, а то весь утонешь. Ну, редактор, через два дня. До свидания. Вы куда? У вас четверть часа. Но капитан Вирски. Это не мой начальник. У меня жена и дети. капитан Вирски уже не раз доставлял мне хлопоты, даже по судам таскали. А она и так ничего не скажет. Ну, хорошо, идите. Теперь мы оба под замком. Я выслал тебе этот. Ничего не поняла. Не знал, помнишь ли ты меня, захочешь ли со мной говорить. Как ты сюда вошел? Есть способ. А кто тебе обо мне говорил? Старая пани Хулевич. Она помнит мои репортажи в 1970, за которые меня выкинули с радио. Можешь мне верить или нет. Только знай. Ситуация неплохая. Здесь прослушивают? Наверное, да. Они переходят в наступление. У тебя слишком много друзей, которые верят в танки. Они не уступят. Уступят. Эта система этого не выдержит. Выдержит. Я попал в большой переплет. Дело в твоем Томчике. Готовится провокация. Хотят его сделать козлом отпущения. У них доказательства его контактов со Свободной Европой, ЦРУ. осведомитель, противится власти, чудак, алкоголик. Не многовато ли? Чего они хотят? Людей со второй линии. С первой, наверное, тоже. Ты видел его? Выступал. Превосходный. Поздравляю. Похудел? Они там, наверное, не Худой, но ужасно уверен в себе. Мачек никогда не входил в конфликт с законом. Власть пренебрегает законом, арестовывая людей без причин. Верь мне, или нет, я хочу написать о нем правдивый репортаж. Можешь считать это искуплением, конъюктурщиной, все равно. прошу тебя помочь, рассказать о его жизни, работе, о планах. Президент тебя прислал? В некотором смысле.

Собираю материалы. на всякий случай. Не надо меня оскорблять. Ведь не каждый на ТВ должен идти на гильотину. А по моему нет. Я в этом уверен. Людям ситуация диктует. Удобная теория. Только рабочие ее не используют. Им нечего терять. То же самое говорил Мачек. Есть сигареты? Бросила курить при беременности, но иногда так меня тянет. Пани Хулевич тебе помогла? Говорил с ней полдня. Давно не курила. Ты изменилась. Успокоилась. Успокоилась. Я была очень амбициозная, хотела все получить, любой ценой. Мачек мне удивлялся. Он был более зрелый, больше понимал. Жалел меня. Но и здесь, среди этих людей, живется иначе. Уже не надо выбирать между успехом и добродетелью. И не имея перспектив, ты спокоен, не раздваиваешься, говоришь то, что ты думаешь, делаешь то, что хочешь, что считаешь нужным. Ну, и мой ребенок! Ты знал меня раньше. Я не думала, что буду так хотеть ребенка. Но знаешь. Встречаешь мужчину и именно от него хочешь иметь ребенка. Не жалею о своем выборе. Веришь мне? Мачек уговаривал меня вернуться к Ведь жизнь здесь и работа означают гражданскую смерть. Ты вне закона, даже его не переступая. Иногда бывает очень тяжело. Но когда привыкнешь, бывает забавно. Бывают забавные ситуации. Ну, и сталкиваешься и работаешь с прекрасными людьми. Радуешься, когда проведешь стукача. и это действительно приятно ничего не бояться. Даже в толчке думаешь, что не могут тебя посадить. На что вы жили? Знаешь, как это было. Я приехала сюда в первый раз, искать Биркута, не зная, что он работал тогда на верфи сварщиком. Я не знала, что полиция сажала его, что била. Открыла 50-е годы, не зная настоящих. Не знала условий труда, в которых трудился польский рабочий. Расскажу тебе, как работает сварщик в двойном корпусе корабля. Не надо. Я 16 лет работаю журналистом. Без этого ничего не поймешь. Это самое главное. Я встретила Мачека у верфи. Рассказал мне, как погиб его отец. В надежде, что это что-то даст, забрала его в Варшаву. И знаешь, что было? Шеф сейчас будет. Подождем. Что вы так. Здравствуйте. Это снова я. И Мачек Томчик, сын Матеуша Биркута. Ну и что? Очень рад. Что вы издеваетесь? Отдайте камеру, группу, пленку! А зачем? Закончу свой фильм. А где главный герой? Узнаете с экрана. Хотел бы сейчас. Потеряется эффект. Зато получу информацию. Хорошо, прошу встать. Потому что это надо слушать с почтением. Отец пана. Погиб в 70-м в Гдыне. Что вы говорите? Его убила милиция. Могилы нет, но будет фильм о его жизни и смерти. Извините, пожалуйста? Минуточку! Что это за новости? Будете так любезны? Вы что с ума сошли? Теперь вытаскивать ситуацию на побережье?! Вы хотели финал.

Какой?! Человек борется с народной властью, а вы хотите поставить ему памятник? Это темнота, безответственность! Партия осудила ту резню. 6 лет назад! Теперь Радом, Урсус, горят комитеты, идет борьба. И я должен канонизировать Биркута? Вы с ума сошли! Надо отдать этот долг. Минуточку. В школе вы учились бесплатно. За лицей родители. Не платили! Ваша учеба в Школе Кино стоила государству. Миллион злотых! И этот долг надо отдать! А не действовать во вред государству, которое в вас вложило!

А теперь прошу выйти и сказать этому человеку, что дело должно подождать, что, может быть, вернемся к нему, что будет консультантом. Как-нибудь деликатно. Чтобы не обиделся. А я сделаю этот фильм! Не знаю как! Неважно! Могут быть даже слайды! У вас есть пропуск? Прошу дать его мне. Зачем? Хотел бы его посмотреть. Больше его у вас нет. А вы никогда сюда не войдете! А, кроме того, я поговорю с начальством, Чтобы уже никогда не позволили вам работать в кино. Они это сделают. И это на таком уровне, что вам и не снилось! А теперь советую поискать новое занятие. Есть столько профессий! Желаю удачного выбора.

Ты, сукин сын! Прощайте. Как твой фильм? Жалко слов! Нашла его сына. Привет. Это пан Винкель тогда делал репортаж о твоем отце. Почему ты не сказал, что он погиб? Не хотел тебя пугать. У меня забрали фильм. Тат вот как тут у вас?! Идем отсюда. Поехали со мной в Гданьск.

Ты с ума сошел? Серьезно говорю. У тебя есть фотоаппарат. Познакомишься с друзьями моего отца, сделаешь снимки людей, мест. Устроим выставку. У меня, есть большая комната, поместиться много фотографий. Добрый вечер. Можно на минуту? Садитесь, пожалуйста. Спасибо, постою. Вы знаете, мы могли бы вас вызвать к себе, но шеф меня послал сюда, может, поладим, и дела не будет. Какого? С вами были проблемы. Лучше бы они не повторялись. А почему они должны быть? Потому что, пан Томчик! Говорите ясней. Что тут не ясно? Зачем вы знакомите эту пани с людьми. врагами Народной Польши? Зачем посещаете места, которые надо забыть? А пани щелкает и щелкает! Зачем вам это? Кто это? Участковый. Какой там участковый! Простой работник кадров. Эта пани фотограф. Неправда. Киношкола не дает Фотографировать можно каждому! Конечно, только смотря что.

Вы хотите устроить здесь выставку, а на это нужно разрешение. У себя дома я могу вешать, что Конечно, согласно закону. А нам он позволяет дать вам работу Это почему? Даже самую плохую, практически неоплачиваемую. Вы знаете, как это делается?! Все равно. У меня есть предложение. Вы это все сжигаете, а пану не надо отмечаться в кадрах. Или вас ждет работа молотком. Приказ лежит на столе. Дорогие, подумайте. завтра дадите ответ. До свидания. Что ты делаешь? Еще не понимаешь? Мы только начали, а уже под колпаком? У нас ничего не выйдет! Выставка откроется. С афишей: "Жертвам Декабря"! Пригласим знакомых. Тебя сразу уволят с работы. Тогда разбросаю листовки с протестом. Послушай. Знаешь, что будет? Наклонная плоскость. И что тебя ждет? Это ведь был мой отец. Перестань. Я была в ужасе. Тогда мы провели нашу первую Я еще не понимала, это еще было не то. Мы стеснялись друг друга. Я решила, что это мимолетный курортный роман. Но, узнав его, поняла, что от такого человека. нельзя уйти. Наконец, он мне многое о себе рассказал, как никому.

Он такой. Не могу объяснить. Когда-то хотела от него уйти, и попробовать в Варшаве, уладить свои дела. Собралась, попрощалась. Подумала не вернусь. Ты глупый! Почему ты мне не сказал?! До того момента не верила, что это возможно, что он относится ко мне серьезно, а не как к экзальтированной эгоистке, по правде, не такой. Только когда сказал, что любит меня. Не могу тебе описать. Что ты делаешь? Позвоню на верфь. Пожалуйста, 157? Говорит Агнешка. Позовите, пожалуйста, Мачека Томчика. список работников верфи, уволенных после 76-го года. Есть ли у нас гарантия безопасности. бастующих. и других людей, что они не будут репрессированы? Можем ли мы ожидать, что не будет фальшивых свидетелей, фальшивого процесса, изображения Забастовочного Комитета бандой преступников? Господин премьер, высокая комиссия, это дело, первостепенной важности, будет ли наше государство полицейским или демократическим? Не хотим, чтобы единство народа выбивали полицейской дубинкой. Это демагогия. Возможно. Но до сих пор людей задерживают за другие взгляды. У нас есть их список. Им не предъявлено обвинений. Сидят, наверное, потому, что их взгляды не "соответствуют". Я могу вручить вам этот список. Вы использовали формулировку, которая меня оскорбила. Как можно говорить о гарантии, что бастующих не хочу даже повторять: "не признают преступниками". Я лично чувствую себя оскорбленным. Я беседую с вами как с порядочными людьми. Может ли кто-нибудь здесь назвать так собравшихся? Господин премьер, я слышу угрозы, что меня ждет то-то и то-то. Тогда и меня надо будет прогнать. Господин премьер. Если старая учительница ищет костел подальше, чтобы директор школы не узнал. Это не может получиться. Агнешка. Разъединили? Дай сигарету. Последняя? Неважно. О чем это я говорила. О чем. Начались встречи, усилилась критика действительности. Тогда он начал конспироваться? Конспироваться? Работать в Свободных Союзах. Говори точнее. Свободных Союзов тогда еще не Мы читали конституцию. и уже знали, что действуем в соответствии с ней. Но тогда. Случилось что-то забавное. Мачек сделал мне предложение. А точнее спросил, выйду ли я за безработного. Ну и потом свадьба. Я никогда не была религиозной. В костел меня родители таскали. Пока я жила дома.

Но с Мачеком поняла, что мы должны венчаться в костеле, что так должно быть, обязательно. Господь Бог всемогущий пусть вам даст свое благословение. Пусть благословит вас и ваших Пусть Сын Божий поможет вам в дни благополучия и в испытаниях. И вас всех тут собравшихся пусть благословит всемогущий Бог. Во имя Отца, и Сына, и Святого Желаю вам всяческого благополучия. И тебе, Мачек, всего самого наилучшего. Всего наилучшего на этом важном жизненном пути. Думаю, что отнесетесь к этому серьезно. Если будут проблемы, можете на нас рассчитывать. Семья будет демократичной, поэтому поделю демократично. Я здесь не из-за того, что загрязнял Могу отвечать только за то, за что действительно был задержан, за участие в организации Свободных Профсоюзов, за организацию торжеств памяти жертвам декабря 70-го. Но не за загрязнение города. Ведь это смешно. Наконец люди забрали листовки, и никакого мусора не было. Агнешка, здесь немного, но собирали со всего отдела. и будем собирать каждый месяц пока Мачек в тюрьме. Я не могу это взять. Как-нибудь справлюсь.

Не отказывайтесь! Мачек бы взял. Это не милостыня, это наша солидарность. Возьмите. Хорошо. Тогда мы пойдем. Где ребенок? Идем, посмотришь. Люди все больше узнавали, все больше читали. Чаще говорили об этих вещах. Но что было дальше. Мы стали жить у пани Хулевич. Вскоре началось. Ребенка не трогать! До свидания. Куда ты поехала? Это не секрет. Один из них тоже сел в поезд. и уже знали. Я поехала к отцу. Ребенок все еще там. И там тебя взяли?

Верфь еще работала, но в Польше Когда началась забастовка, хотела быть с Мачеком. Села в поезд и тогда меня взяли. Что тебе грозит? Они уже проиграли. А если нет? То будем играть дальше. Знаешь, что Мачеку сказал Биркут "Ложь долго не продержится". Тебя бьют? Сейчас политических уже не бьют. Боишься? Да, чтобы ни было, я и так получу по заднице. Расскажи мне еще о Свободных Профсоюзах, о распространении. До встречи на верфи. Пока. Что-нибудь из нее вытянул? Немного. Вы думаете, они могут выиграть? До свидания. Сними ботинки! Ты должен был позвонить. Могу закурить? Мне еще нужно 2-3 дня. Ты должен курить? Спортом надо заниматься! У меня еще не готов материл. Хорошо, не буду курить. то, что я тебе дал, это результат некой системы. Но завтра система может измениться. Все-таки закурю. Собачья морда. человек хамеет, как только соприкоснется с этим элементом. Нам пальцем нельзя шевельнуть без приказа. Мы готовы. Надо заниматься спортом! Содержимого этих папок недостаточно, для вашего сценария. Предупреждаю! Но благодаря вам я узнал этих потрясающих людей! Вспомни одну ночь, под Малкиной. Кто, пьяный наехал машиной на повозку, убил коня, покалечил возницу? Дело тогда завели? Нет. На тебя тоже есть такая папка! Ботинки! Арестуйте, убейте, но отстаньте! Я могу отсюда позвонить? В Варшаву? Они прослушивают. Неважно. Секретариат. Здравствуйте, это Винкель. Можно поговорить с шефом. Его нет. Тогда я оставлю сообщение. Да, от меня, диктую: "Прошу об отставке. Я уже стар. Верфь победила, а я им только пожелать успеха". А какому шефу я должна это передать? Не понимаю. Потому что не слушаете радио. Здесь никто не слушает. Прежний шеф и его заместитель ушли. Теперь новое руководство. Я должна что-то передать? Только то, что прошу об отставке. Действительно было не легко, переговоры были трудные, долгие. Но касались очень важных дел.

Подтверждаю и поддерживаю то, что было сказано. Разговаривали мы, так как поляки должны между собой говорить. и еще одно подтверждаю: Здесь нет проигравших и выигравших. И глубоко верю, что это будет свидетельство. наших патриотических, гражданских намерений, как можно лучше служить. интересам людей труда, интересам нашего народа, нашей социалистической родины. Просим документы, которые мы должны подписать. Я в первый день сказал, что мы победим, и так вышло! Я выхожу последним. Спаси Господь, иду на работу! Не могу поверить! Получилось!

Вам уже не нужно скрываться. Прошу отсюда выйти. Это не так! Обо всем знаем, от этого пана.

Я все объясню! Хоть попрощаемся! Вы уже это сделали. Пан Винкель. Чем вы так огорчены? Этот договор не действителен. Закон не признает соглашений, заключенных насильно. Это только бумага. Я хотел тебе сказать, что мы победили, что у нас получилось то, к чему стремились мы в 68-м, вы в 70-м. И теперь я знаю точно, что нас уже не удастся разделить, никогда нас не смогут обмануть. переживем даже наихудшее. прости, что я мало верил в тебя, но мне постоянно, кажется, что это сон. А это правда. Мы видели ее, все видели. И этого уже не изменить. Надеюсь, что теперь ты мной доволен. Собственно это все, что я хотел тебе сказать. Ребята с Грабувки, ребята с Хылонии сегодня милиция применила оружие. Мы отважно стояли, в цель попадали, Янек Вишневский пал. На двери несли его по Швентояньскей навстречу легавым, навстречу танкам. Ребята с верфи мстите за друга Янек Вишневский пал. Летят петарды, стелится газ на работников сыпятся удары. Падают дети, старики и женщины Янек Вишневский пал. В главных ролях: Один ранен, другой убит кровь полилась декабрьским утром. Это власть стреляет в рабочих Янек Вишневский пал. Рабочие Гдыни, Рабочие Гданьска идите домой, закончилась битва. Мир узнал, ничего не сказал Янек Вишневский пал. Не плачьте матери, это не напрасно над верфью флаг с красной кокардой. За хлеб и свободу и новую Польшу Янек Вишневский пал. Сердечно благодарим всех за бесценную помощь в создании фильма. Субтитры: Перевод: Анна Костшень.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ято в порядке, а у тебя как дела?

Да, теперь мы будем зарабатывать меньше, намного. >>>