Христианство в Армении

Расскажите мне о детях.

Александрия, Египет Нашего мира больше нет.

Империя пала под натиском войн.

Остался лишь я, хранитель его тела, забальзамированного здесь по египетскому обычаю. Я унаследовал у него египетский трон и правлю вот уже 40 лет. Я триумфатор. Но какое значение это имеет теперь, когда не осталось ни одного человека, который помнил бы блестящий прорыв конницы у Гавгамелы? Или горы Гиндукуша, через которые мы провели стотысячное войско и вошли в Индию? Он был богом, Кадм.

Или человеком, которому удалось близко приблизиться к богам. "Тиран", кричат они так легко. А я смеюсь. Ни один тиран никогда не давал людям так много, как он. Да и что они знают о нашем мире? Они же еще ученики. Власть дается сильным. Но Александр был не просто силен. Он был Прометеем, желавшим добра всему человечеству. И он изменил мир. До него были племена, а после него стало возможным все. Люди вдруг поняли, что миром может править один царь, и так будет лучше для всех. Он построил 18 великих Александрий.

Он создал настоящую империю, и не из земли и золота. Эта империя жила в людских умах. Эллинская цивилизация. Открытая для всех. Но как рассказать о ней? И какими словами описать ощущения, когда ты молод, когда живешь великими мечтами? Александр смотрит тебе в глаза, и тебе кажется, что ты можешь все. Все что угодно! Когда он был рядом, нам покровительствовал Аполлон, и мы были способны превзойти самих себя! Право же, в своей жизни я повидал немало великих людей, но лишь один из них был истинным колоссом. И только теперь, постарев, я вижу подлинное величие человека, вобравшего в себя всю силу мира. Или все-таки нет? А существовал ли в действительности такой человек, как Александр? Разумеется, нет! Мы творим из него кумира, делаем его лучше, чем он был на самом деле. Люди взлетают и падают. Взлетают и падают. К востоку почти все известные нам земли принадлежали огромной Персидской империи. Лежавшие к западу и когда-то великие греческие города-государства Фивы, Афины, Спарта пали, став жертвами собственной спеси и надменности. В то время, вот уже 100 лет, персидские цари подкупали греков, которые, польстившись на их золото, уходили в наемники. Все изменил одноглазый царь Филипп.

Собрав по горам и долинам племена необразованных пастухов, не жалея собственной крови и живота, он создал профессиональную армию, поставившую заблудших греков на колени. Затем он обратил свой взор на Персию. Говорили, что Филиппа побаивался даже новый великий царь Дарий, восседавший на троне в Вавилоне. Вот тогда-то время, напоенное ожиданием войны, дало миру Александра. Он родился в Пелле. Пелла, Македония Некоторые считали его мать, царицу Олимпиаду, ведьмой и говорили, что Александр родился от Диониса, другие что от самого Зевса.

И вправду не было в Македонии человека, который не смотрел бы на отца и сына и не удивлялся. Ее кожа вода. Ее язык огонь. Она твой друг. Возьми ее. Если ты будешь колебаться, она тебя ужалит. Запомни это. Принимая решение, не отступай. Они как люди. Годами ты их любишь, кормишь, ухаживаешь за ними, и все равно они могут тебя предать. А еще меня называет дикаркой. Каждую ночь Филипп насмехается над Дионисом! Лишь женщины способны познать Диониса. Мой маленький Ахиллес! Не вставай, Александр. Лежи.

Что тебе нужно? Ты по мне скучала? Нет! Нет, нет! Не здесь! Горделивая шлюха! Я все-таки царь! Царь кого? Пастухов и скотников?!

Я сама из царского рода Ахиллеса. А в моих венах течет кровь Геракла! Ты не более чем пьяный распутник! Закрой свой грязный рот, адская шлюха. Какого бога я должен проклинать за то, что когда-то положил на тебя глаз?! Ты думаешь, народ тебя уважает? Ты думаешь, никто не знает о твоих незаконнорожденных детях? Будь проклята твоя колдовская душа! Ты держишь его в своих покоях, словно одну из своих змей. Я говорил тебе этого не делать! Я говорил! Ты все равно будешь меня слушаться. Не буду. Будешь, или я убью тебя своими собственными руками! Нет! Отпусти ее! Папа! Нет! Подчинись! Повелитель! Нет! Ради всех богов мира. Он никогда не будет твоим. Никогда! Я выносила в своей утробе того, кто за меня отомстит! 8 лет спустя В мире, которым ему суждено было править, по моему убеждению, дружба помогла Александру сохранить рассудок и способность трезво мыслить. Чтобы сражаться, нужно не так уж много. Когда ты будешь стоять в передовых шеренгах воинов и готовиться сразиться с северным племенем варваров, мужество будет гнездиться у тебя не в желудке, Неарх. Мужество живет у человека в сердце! Не нужно есть каждый день, и пока ты не насытишься, Птолемей! Не нужно по утрам лежать в постели, когда можно отведать доброго супа из бобов, Кассандр, после ночного марша! Давай, Александр! Давай! Кто будет почитать тебя как царя? Неужели ты надеешься, что люди станут делать это, вспоминая твоего отца? Первое правило любой войны: делайте то же самое, что вы приказываете своим людям. Не больше и не меньше! Хорошо. Так! Молодец, Гефестион! Прекрасная борьба! То, что нужно! Все, все, все, все, все. Ты хорошо боролся, но проиграл. А сейчас поздравьте друг друга. Ну же! А ты хотел, чтобы я сам отдал тебе победу, Александр? Ты победил по праву. Но обещаю, придет день, когда я возьму реванш, Гефестион. Потом говорили, что за всю жизнь Александр сдался лишь однажды, увидев обольстительные бедра Гефестиона. Будучи низшей расой, персы контролируют, по крайней мере, четыре пятых всех известных нам земель. Могутли истоки Нила, могучей египетской реки, находиться здесь, высоко в горах на краю земли? Если бы это было так, то опытный мореплаватель смог бы пройти отсюда по этой реке на восток к великим равнинам Индии, а потом в Восточный океан вдоль края мира по этому пути, вверх по Нилу, обратно в Египет, в Среднее море и попасть домой в Грецию. Если бы только эти жабы сумели посмотреть дальше собственного носа и воспользоваться своим выгодным положением в самом центре, Греция могла бы править всем миром. Но почему, учитель, об этих землях говорится в мифах? Об Индии, где побывали Геракл и Дионис. Все те, кто уходили на восток, возвращались с победами. Тезей, Ясон, Ахиллес. Эти легенды передаются из поколения в поколение. Почему? Значит, в них есть доля правды. Сказания амазонок? Да? Нет, Александр. В них верят только простолюдины, как, впрочем, и почти во все остальное. Мы же должны образованием обезопасить себя от этих глупых страстей. Но если мы выше персов, как вы говорите, почему же мы ими не правим?

Ведь мы, греки, мечтаем и мечтали всегда отправиться на восток. Восток пожирает людей вместе с их мечтами. Учитель? Учитель? -Учитель? Я слышу. Тише, тише. А почему персы такие злые? Ну, ты даешь, Неарх. Сегодня у нас иная тема, Неарх.

Но ты прав, восточные народы знамениты своим варварством и рабской преданностью плотским утехам. Любая неумеренность лишает человека сил. Вот почему мы, греки, превосходим иные нации. Мы учимся управлять своими чувствами. Учимся умеренности. По крайней мере, нам бы хотелось в это верить. А как же Ахиллес в Трое, учитель? Разве он не был там неумерен в проявлении своих чувств? Ахиллесу попросту не хватило сдержанности. Он возвышался над людьми. И когда ослепленный горем после смерти своего возлюбленного Патрокла, Ахиллес ушел с поля брани, он подверг свою армию серьезной опасности. Он глубоко эгоистичный человек! То есть вы считаете, что любовь Ахиллеса и Патрокла порочна? Когда мужчины ложатся, чтобы удовлетворить свою похоть, они сдаются под напором своих страстей, что нисколько не способствует нашему совершенствованию. Так же, как и любое иное невоздержанное проявление чувств, Кассандр. Например, ревность. Но когда мужчины ложатся, чтобы поделиться знаниями и воспитать друг в друге добродетель, их отношения чисты и прекрасны. Когда они соревнуются в пробуждении добрых, лучших чувств в душах друг друга, любовь между мужчинами способна создавать города-государства и вырывать нас из населенных жабами трясин. Филипп пригласил из Афин мудрецов вроде Аристотеля, чтобы просвещать наш грубый народ. Пожираемый растущими амбициями, он начал планировать вторжение в Персию. И это все, на что ты способен, Клит? Возвращайся в свою фалангу. Я сам им займусь! Этого зверя никому не объездить, мой повелитель! Да еще с вашей ногой. Его слишком часто били. Мой благородный царь, это резвый жеребец, да. Резвый и достойный Филиппа из Македонии! Всего три с половиной таланта. Я бы все равно не смог на нем заработать, но вам продам по этой цене. Зачем мне такое буйное животное? У меня уже есть жена! Неужели я кажусь такой же старой? Для сражений у него слишком слабые нервы. Продай его на мясо. Купи его мне, отец! Я его объезжу. А если нет? Я сам за него расплачусь! Чем же? Своим сладким голоском? Я тебе заплачу! Говорю тебе, эту лошадь невозможно объездить, юноша. У нее не все ладно с головой. Ее можно объездить. И я это сделаю! Если ты справишься с этой лошадью, я тебе ее отдам. За полцены. Эта лошадь его погубит, Филипп. Или покалечит. Думаешь? Тогда мать сделает из него музыканта! Мальчик не слишком искусен в верховой езде, Филипп. Он может пострадать. Пусть почувствует на собственной шкуре все прелести этой жизни. Тебе не нравится твоя же собственная тень, верно? Она похожа на страшного призрака, который пытается тебя схватить. Видишь? Это мы. А тень не более чем шутка Аполлона. Ведь он бог Солнца. Сейчас я научу тебя, как его перехитрить. Мы с тобой сделаем это вместе. Буцефал. Вот как я тебя назову. Ты силен и упрям. Буцефал и Александр. Ну что ж. Давай попробуем. В нем есть что-то от титанов. Аттал! Клит! Клянусь Зевсом, он вас посрамил! Давай, Буцефал! Покажи им! Мой сын. Мой сын! Ты помнишь Ахиллеса? Он мой любимый герой! Потому что он любил Патрокла и отомстил за его гибель! А ты помнишь его судьбу? Ему суждено было умереть молодым, но на пике славы. А у него был выбор? О, да! Он мог бы жить долго, но в полной безвестности. Ты мечтаешь о славе, Александр. Твоя мать поощряет тебя в этом. Но славы не бывает без страданий, а она этого не допустит. Когда-нибудь и мое лицо появится на таких стенах. Вспомни Прометея, который похитил священный огонь и отдал его человеку. Это так разгневало Зевса, что он приковал Прометея к скале на Кавказе, и каждый день орел клевал печень бедняги. Ночью она вырастала вновь, и на следующий день орлу снова было чем поживиться. Печальная участь. Никто не может заранее знать, что его ждет. Да. Эдип выколол себе глаза, узнав, что он убил собственного отца и женился на своей матери. Но осознание этого пришло к нему слишком поздно. Медея из мести убила двух своих детей, когда Ясон ушел от нее к молодой. Моя мама никогда не причинит мне зла. Избавиться от материнской опеки очень нелегко, Александр. До самой своей смерти опасайся женщин. Они намного опаснее мужчин. Геракл! После того, как он совершил 12 подвигов, судьба наградила его безумием, и он убил троих своих детей! Бедный Геракл. Великий Геракл. Величие человека неотделимо от его краха. И даже тебя когда-нибудь боги оценят жестоко и беспощадно. Когда я стану царем, как ты сейчас, отец? Не торопи этот день, сын. Тебя ждет слишком много опасностей. Мой отец бросил меня в сражение, прежде чем я научился драться. Когда я в первый раз убил человека, он сказал: "Теперь ты знаешь, как это делается". Тогда я его ненавидел, а теперь понимаю. Царем нельзя родиться, Александр. Царем можно стать, пройдя через испытания и страдания. Царь должен уметь причинять боль тем, кого он любит. Власть несет одиночество. Спроси Геракла. Спроси любого из них. Судьба беспощадна. Всякого мужчину или женщину, обретших власть или красоту, ждет крах. Боги смеются, когда мы поднимаемся слишком высоко, и, не прилагая почти никаких сил, уничтожают все, что нам удалось создать в своей жизни. Всю славу, которую они нам дарят, в конце концов они же у нас и отнимают. Они, они делают из нас своих рабов. 8 лет спустя Беременна. Так быстро. Маленькая шлюшка. Он женится на ней весной, во время праздника Диониса.

А когда у нее родится первенец, ее любимый дядя Аттал убедит Филиппа объявить мальчика своим наследником, а себя его опекуном. Тебя же отправят с каким-нибудь невыполнимым заданием драться с ужасными северными племенами. И в одной из бессмысленных битв за стадо скота тебя искалечат. Я больше не царица, и вместе с твоей сестрой и остальными представителями нашего рода нас предадут смерти. Как бы мне хотелось, чтобы ты хоть иногда видела в жизни что-то хорошее. Признай, он ведь не отнял у тебя то, без чего ты не смогла бы жить. Наш единственный шанс первыми нанести удар. Объяви о своей женитьбе на македонке. Прямо сейчас! Зачни ребенка чистых кровей.

Это будет их ребенок, а не мой.

И у него не будет выбора. Ему придется объявить тебя царем! Есть, к примеру, Киннана. Евридика была бы тебе идеальной женой. Если бы этот мерзавец, твой отец, не успел ее испортить. Больше ничего не говори о моем отце. Ты меня слышишь? Ты прав. Прости меня. Материнская любовь слишком сильна. Кому же я теперь буду петь колыбельные? Жаль, жаль, что мы больше не проводим столько времени вместе. Как это бывало раньше, когда ты был таким милым маленьким мальчиком. Мы и раньше нечасто были вместе, мама. С детства меня учили тому, что я во всем должен быть лучшим. Мой бедный ребенок, ты словно Ахиллес, приговоренный к величию. Я готова пожертвовать собой, лишь бы тебе стало легче. Ты никогда не должен путать свои чувства со своим долгом, Александр. Царь обязан делать что-то на потребу своему народу. Этим летом тебе исполнится 19, а девицы уже говорят, что ты ими не интересуешься. Тебе больше нравится Гефестион. Я все понимаю. Для юноши это вполне естественно. Но отправившись в Азию и не оставив наследника, ты рискуешь лишиться всего. Гефестион любит меня таким, какой я есть. А не из-за моего происхождения.

Любит? Любит? Во имя Диониса, ты не должен забывать, что думает обо всем этом Филипп. Ради твоего же блага. Твоя жизнь на волоске. Его шпионы проникли в круг твоих ближайших друзей! Прекрати! Я его единственный достойный сын! Безумная женщина. Он никогда не причинит мне зла. Даже если Евридика родит мальчика, пройдет не менее 20 лет, прежде чем ему позволят вступить на трон. Да, но тебе к тому времени будет уже 40! Старый и мудрый, как Парменион, а юному сыну Филиппа будет всего 20. Как тебе сейчас. В его жилах будет течь кровь Филиппа, который сам его и вырастит! И он никогда не отдаст тебе трон, Александр! Никогда! Ах, Александр, залей свою тоску вином! Если бы, утоляя жажду, можно было успокоить грусть, Птолемей. Есть лишь одна вещь, превосходящая радость от победы в бою, сын. Новая женщина. Вот увидишь, удовольствие от обладания женщиной намного сильнее и приятнее жалости к самому себе. Павсаний, ты мне надоел.

Александр! Александр, я нашел тебе подходящую девушку! Как тебя зовут, дорогая? -Антигона. Как тебя зовут? -Антигона! Я люблю тебя, малыш. А я тебя, Клит. Павсаний! Прошу тебя! Нет! Ты не хотел бы присесть и отдохнуть, Клит? Я отдохну в могиле, Гефестион. Пока я жив, мне больше нравится танцевать. Павсаний! У тебя уже есть друг? В таком случае твоим другом буду я. Нет, прошу вас, нет! Не нужно!

Тост! Тост! Я пью за наших греческих друзей и за новый союз Македонии и Греции, равных в своем величии. И за Филиппа, нашего царя, без которого этот союз был бы невозможен. Довольно, Аттал. От твоей лести здесь уже нечем дышать! И, наконец, я пью за союз царя с моей племянницей Евридикой, македонской царицей, которой мы все можем гордиться! За Филиппа, Евридику и за их будущих законных сыновей! -За Филиппа. -Александр, нет! А я тогда кто, собачий сын? А ну-ка давай разберемся! Замолчите! Все замолчите! Александр, прошу тебя! Вы на моей свадьбе! Довольно пьяных драк! Дерзкий щенок! Именем Зевса, извинись, пока ты не окончательно меня унизил! Ты защищаешь человека, который назвал мою мать шлюхой, а меня незаконнорожденным ублюдком, и считаешь, что, давая ему отпор, я тебя унижаю? Ты, как и твоя мать, слышишь лишь то, что хочешь услышать! Отныне Аттал мой родственник. Такой же, как и ты. Тебе нужно тщательнее выбирать себе родственников! И не жди, что я буду сидеть и наблюдать, как ты навлекаешь на себя стыд и позор. Ты меня оскорбил! Я тебя оскорбил? Ты человек, недостойный целовать следы моей матери!

Пес, ты усомнился в своей царице! Стыд? Мне нечего стыдиться, самоуверенный мальчишка! Я женюсь на девчонке, если захочу!

И рожу столько сыновей, сколько захочу! И ни ты, ни твоя мать-гарпия ничего не сможете с этим поделать! Почему ты, пьяный мужлан, считаешь, что все, что я делаю и говорю, исходит от моей матери? Потому что я знаю ее душу, и, клянусь Герой, я вижу ее в твоих глазах! Ты слишком страстно желаешь вступить на этот трон!

Нам всем хорошо известно, что эта волчица, твоя мать, желает мне смерти! Запомни сам и передай ей: даже не мечтайте! Оставь, Филипп, в тебе говорит вино. Отпусти юношу. Это дело вполне может подождать до утра. Сейчас! Я повелеваю тебе: извинись перед своим кровным родственником! Извинись! Он мне не родственник. Спокойной ночи, старик. Когда моя мать снова выйдет замуж, я приглашу тебя на ее свадьбу. Ах ты выродок! Ты будешь мне подчиняться! Подойди сюда! И этот человек собирается вести вас из Греции в Персию? Он же не способен дойти от одной скамьи к другой. Убирайся из моего дворца! Я изгоняю тебя, выродок! Высылаю из своих земель! Тебе здесь нет места! Ты мне больше не сын! Александрия Но вдруг все для него переменилось. Его отец, царь Филипп, был убит, и 20-летний Александр стал новым правителем Македонии. Нарушив заключенные с нами договоры, не признав Александра, считая его слабым и неиспытанным в боях юношей, несколько греческих городовгосударств подняли мятеж к вящей радости персов и, возможно, на их же золото. Видят боги, Александр умел любить, как никто другой. Но предать его значило навлечь на себя его беспощадный и ужасающий гнев. В печально известных Фивах несколько тысяч человек он вырезал, а оставшихся в живых продал в рабство. Как и ожидалось, после этого потрясенные греки сдались. И хотя в результате к большинству своих подданных он относился с великодушием, именно эти редкие исключения Фивы, Газа в Сирии, а позже Персеполь в Персии всегда вспоминают те, кто ненавидит Александра и считают, что в этих зверствах была вся его суть. В 21 год Александр вторгся в Азию с прекрасно подготовленной 40-тысячной армией, освобождая один город-государство за другим. Он покорил всю западную Азию, дошел до юга Египта, где был провозглашен фараоном, и где ему поклонялись, как богу. Именно в Египте, в Сиве, почитаемый оракул объявил его истинным сыном Амона. В конце концов, в сердце персидской империи, неподалеку от Вавилона, он вызвал на бой самого Дария. Гавгамела, Персия И это было чистое безумие. Нашей 40-тысячной армии противостояли 250 тысяч варваров. Но этого дня Александр ждал всю свою жизнь. Александр сын бога. Разумеется, это был всего лишь миф. По крайней мере, в самом начале. Я знаю. Я был там. И я видел его глаза. Там! Мы устремимся в разрыв персидских шеренг и отсечем голову их войска! Убьем Дария? Наконец-то боги вывели его нам навстречу! Если я погибну, умрет лишь один македонец. Но персы и шагу не смогут ступить без команды Дария! именно здесь мы перережем Персии горло! Это безумие! Ты и на сто шагов к нему не подойдешь. Разве ты не видел его несметные полчища, Александр? Не подойду, если завтра ты не сможешь удержать их слева, мой храбрый Парменион, вместе со своим сыном Филотом хотя бы на пару часов. А ты, несокрушимый Антигон, встанешь со своей фалангой в центре. Пердикка. Леоннат. Неарх. Полиперхон.

Если вы пригвоздите их своими сарисами здесь, в центре, персидские конники бросятся за мной направо. В это время храбрый Кассандр прорвет их ряды, растягивая левый фланг. В их шеренгах появится брешь. И тогда я со своей конницей и столь чтимые мною Клит, Птолемей и Гефестион устремимся в нее. И нанесем Дарию смертельный удар.

Александр, даже если нам повезет, и если нам будут благоволить боги, завтра мы должны не только уничтожить Дария, но и разбить его войско. Иначе ее остатки растерзают нас по дороге домой. Это правда. Да. Ты говоришь о доме, а значит, об отступлении. Неужели ты не понимаешь, Парменион, что мой новый дом Вавилон? Александр, раз уж битва неизбежна, давай прибегнем к хитрости. У нас меньше солдат. Но давай, атакуем персов прямо сегодня, когда они меньше всего этого ожидают. Я не для того прошел всю Азию, чтобы одержать эту победу при помощи хитрости и уловок, Кассандр. Нет, ты для этого слишком благороден. Не сомневаюсь, в детстве у тебя под подушкой лежали сказания о Трое. Вот только отец твой Гомера не любил. Земли к западу от Евфрата, Александр. Рука его дочери. Где это видано, чтобы персы оказывали греку подобные почести? Это не почести, Парменион. Речь идет о взятках, которые принимали греки. Принимали слишком долго. Или ты забыл, что человек, убивший моего отца, находится сейчас в этой долине? Постой, Александр, мы до сих пор не уверены, что за убийство твоего отца платили персидским золотом. Оставь, Парменион. Это неважно. Не слушай его! Твой отец всегда учил тебя слушать голос разума и не отдаваться своим страстям. Я призываю тебя перегруппироваться. Вернуться на побережье и собрать большую армию. Я бы так и поступил, будь я Парменионом. Но я Александр. На небе не может быть двух солнц. Точно так же и в Азии не будет двух царей. Таковы мои условия.

И если Дарий не трус, прячущийся за спинами своих солдат, завтра он выйдет и станет со мной биться. И когда он сдастся на милость Греции, Александр проявит к нему милосердие. Клянусь цепями Ареса, храбрости ему не занимать! Воздай ему должное, Парменион! Давайте устроим сегодня пир, ибо завтра многим из нас придется вкушать пищу в царстве Аида! Кому ты молишься? Ты боишься? Это дурной знак. Скорее для Дария. Я пришел к выводу, что всех людей гонит вперед страх смерти, Гефестион. В детстве нас этому не учили. И в этом корень всех наших несчастий. Итак, могучий Кратер. Мой повелитель. Ты готов выступить завтра на рассвете? Мы слишком давно ждем. Мои люди готовы в любой момент броситься вперед. Хорошо. Страх заставляет людей сражаться еще лучше. Расставь часовых, а людям дай, как следует отдохнуть. Не беспокойтесь, всем известно, что я умею спать, не закрывая глаз. А все потому, что он боится, что у него украдут трофеи, повелитель. После завтрашней битвы даже самые бережливые из вас станут по-царски богаты. С нами боги, мой повелитель. Мы зальем землю персидской кровью, владыка. Я всегда в тебя верил, Александр. Но эта задача может оказаться для нас непосильной.

Разве Патрокл сомневался в Ахиллесе, когда во время осады Трои они стояли рядом, плечом к плечу? Патрокл погиб первым. Если тебе суждено пасть, Гефестион, и даже если Македонии суждено потерять царя, перед смертью я отомщу за тебя, а уж потом отправлюсь вслед за тобой в царство мертвых. Я поступил бы так же. Накануне сражения тяжелее всего остаться одному. Возможно, сегодня нам суждено проститься навсегда, мой Александр. Не бойся, Гефестион. Мы в самом начале пути. Проливая кровь, мы двигаем мир вперед. Проливая кровь, мы вызываем дождь. Проливая кровь, мы получаем урожай. Проливая кровь, человек рождается и умирает. Кровь вот пища, которой питаются боги. Идем, Буцефал. Сегодня мы отправляемся навстречу судьбе. Фаланга! Смир-но! Неоптолем! Я помню тебя в тот день, когда ты перемахнул через осадную башню в Тире. Тогда ты был неудержим! А сегодня? Как ты будешь сражаться? Дексипп, как далеко ты отбросил своего противника, борясь на последних играх в Олимпии? Сможешь ли ты сегодня так же далеко метнуть свое копье? Тимандр, сын Менандра славного воина моего отца. Я до сих пор оплакиваю твоего брата Аддая, геройски погибшего в Галикарнасе. Ты принадлежишь к почтенному роду, Тимандр. Дерись сегодня за себя и за своих родных! Все вы чтите свою родину и своих отцов! Мы пришли сюда, на дальние рубежи Азии, где Дарий наконец-то собрал свое огромное войско, чтобы дать нам бой. О, да. Кажется, что персов слишком много. Но взгляните еще раз на эти орды и спросите себя: что же это за великий царь, который заплатил золотом наемным убийцам, чтобы те трусливо и подло лишили жизни моего отца и вашего повелителя? Что же это за великий царь Дарий, который набирает армию, обращая своих подданных в рабов? Что это за царь? За этим царем пустота. Его люди дерутся не за свои дома. Они дерутся потому, что так приказал им их царь. В бою их орды будут таять на глазах, потому что эти люди не знают верности царю рабов. Но мы здесь не как рабы! Мы пришли сюда из Македонии свободными людьми! Некоторые из вас, возможно, в их числе буду и я, не увидят, как сегодня вечером за эти горы зайдет солнце. Но я хочу сказать вам то, что с незапамятных времен знает каждый воин. Преодолейте свой страх, и, обещаю вам, вы победите смерть! И тогда вы всегда сможете сказать: "Я был в тот день у Гавгамелы и сражался за свободу и славу Греции!" Да поможет нам Зевс! Кассандр! Четырьмя колонами, вперед! Куда он направляется? Не понимаю, повелитель. Окружи его, Бесс. Гефестион, вперед! Центр македонской армии Фаланга! Он совершает ошибку, Фарнак. Да, великий царь. Держать строй! Смелее! Смелее! Держать левый фланг! Левый фланг македонской армии Можете прогибаться, но строй держать. Шире шаг! Шире шаг! Приготовиться к встрече колесниц! Кассандр! Солдаты, прочь с дороги! Быстрее! Давай. Не отступать! Не отступать! Отец! Мы должны отступить к обрыву. Нет, стоять! Ну, где же он? Куда он? У нас слишком мало сил! Доложи Александру! Пошел! Да, господин! Вперед, македонцы, вперед! За Александра! Вперед, халкаспиды! Вперед! Oиты на месте! Все в разрыв! Все в разрыв! Назад и налево! Назад и налево! Филот! Филот! Иди и сам доложи Александру! Если он откажется тебя слушать, выживи и отомсти ему за предательство! Будь начеку, юноша! Отец за тобой наблюдает! Найти лошадей! Быстрее! Быстрее! К закату мы доберемся до гор! Будем идти всю ночь и к рассвету настигнем Дария! Накормите лошадей. Александр! Александр, мой отец погибает! Они нас опрокинули! Грабят обозы! Парменион терпит крах! Александр, отправившись вслед за Дарием, ты рискуешь потерять армию. Захватив его, мы получим всю империю! Можешь бежать хоть на край света, трус. Тебе все равно от меня не уйти! К Пармениону! К Пармениону! Ты истекаешь кровью, мой господин. Позволь, я прикрою твои раны. Нет, Гермолай, не сейчас. Займись теми, кому намного хуже, чем мне. Помоги им. Мой повелитель! Ты очень храбр. Как мне тебя называть? Главк, мой царь. А где твой дом? В Иллирии. Расслабь свое тело. Думай о доме. Прояви храбрость. И ты покроешь себя славой. Александр. Персидская империя величайшая из всех существовавших до той поры была разрушена. В 25 лет Александр стал правителем всего мира. Однажды Александр сказал мне: "В окружении мифов и легенд мы наиболее одиноки". Фаланга! Становись! Парадным маршем. Вавилон, Персия Но тогда, когда осуществилась мечта всех греков, столь же сокровенная, как победа над троянцами, достигнутая стараниями Ахиллеса, в те славные мгновения Александра любили все. Однако, в конце концов, оказалось, что войти в Вавилон намного проще, чем из него выйти. Представьте, какие великие умы все это создали! С такими архитекторами и инженерами мы могли бы строить города своей мечты! Аристотель называл их варварами. Жаль, что ему не довелось увидеть Вавилон. Здесь столько золота, что его хватит на оплату трех следующих поколений македонской армии. В таком случае, очень скоро вся Македония будет развращена, Кассандр. На большие богатства слетаются жадные вороны. Полагаю, ты не имеешь в виду тех, кто действительно сражался? Мы им щедро заплатим, Антигон. Но только не как наемникам в счет будущих заслуг. Точно так же сказал бы Филипп. Филипп не видел Вавилона. Да, сюда он не дошел, Гефестион.

Александр, я знаю, ты считаешь меня несносным стариком, но несмотря на все наши разногласия, я хочу сказать тебе только одно: сегодня твой отец тобой бы гордился! Спасибо, Парменион. Я прошу тебя простить мне гнев и гордыню. Они ослепляют меня. Да! Мы, внуки пастухов, гонявших коз, правим теперь всем миром! Но никто из вас даже не думает о том, что все эти великие богатства и огромная власть могут привести нас к краху! Ты переоцениваешь наши успехи. Пока Дарий дышит, он законный царь Азии, а за мной пустота. Но он лишен власти, Александр! Он забился в горы, и у него больше нет армии. Пока его не могут найти, Филот, в него будут верить. И лишь когда его найдут, все будет кончено.

Судя по всему, ты уже принял решение, Александр. Мы должны закончить дело, которое не смогли довести до конца у Гавгамелы, Парменион. Мы должны найти Дария, где бы он ни скрывался. Твой отец к этому не стремился! Но я не мой отец. Неужели вы так быстро забыли, что удача благоволит храбрым? О, боги! Что это? Неудивительно, что Дарий бежал. Я полагаю, по одной на каждую ночь года. Помоги мне, Афродита! Как же я после этого вернусь к своему Лисимаху? А ты к ним не прикасайся, Леоннат. Я избавлю тебя от этого соблазна и займусь ими сам. Ой-ой! Прошу прощения. Должно быть, Аристотель был провидцем. Разве эти люди не используют свою красоту, чтобы ввести нас в заблуждение и развратить наши души? Великий царь Александр. Принцесса тысячи роз и старшая дочь бывшего великого царя Дария Статира. Благородный Александр. Я пришла, чтобы умолять тебя сохранить жизни моим сестрам, моей матери и моей бабушке. Ты не ошиблась, Статира. Он часть меня. Прошу тебя, сохрани жизни моим родным, а меня продай в рабство, великий царь, только не. Посмотри мне в глаза, принцесса, и скажи, как бы ты хотела, чтобы к тебе относились? Как подобает относиться к принцессе. Да будет так. К тебе и твоим родным будут относиться так, словно вы моя семья. Вы будете жить в этом дворце, пока сами не захотите уехать. Есть ли у тебя другие просьбы, моя благородная принцесса? Нет. Обо всем, о чем желала, я уже. Попросила. попросила. Ты истинная царица. "Да, она стала бы тебе идеальной парой, но ты ничего не предпринимаешь. Ты уже три месяца в Вавилоне. А меня бросил в Пелле на милость своих врагов, которых у тебя немало. Антипатр, привыкший к власти, которую ты ему доверил. Я вынуждена наблюдать, как он укрепляется на троне. Я уверена, что он поддерживает тайную связь с Парменионом, а тот опасен. Но больше всего бойся тех, кто к тебе ближе. Они подобны змеям, которых можно купить. Генерал Кратер! Кассандр, сын Антипатра. Даже Клит, любимчик твоего отца. И Птолемей, твой друг. Да. Берегись тех, кто слишком много размышляет. Ум затмевает их взор. Лишь Гефестион не вызывает у меня подозрений. Но всех их ты делаешь богачами, обрекая свою мать и самого себя жить в благородной нищете. Почему ты никогда мне не веришь? Чтобы заглянуть человеку в душу и выведать все его тайны, нужно обладать моей подозрительностью и недоверием. Ибо тайны эти черны, Александр, абсолютно черны.

А ты, сын Зевса, светоч всего мира. После смерти от твоих товарищей останутся лишь тени, но твое имя в истории будет жить вечно. Ты навсегда останешься воплощением славы, яркости юности, вечно молодым, вдохновляющим на подвиги других. В мире больше никогда не будет другого Александра! Александра Великого! Помни об этом и пригласи меня в Вавилон, как ты и обещал. Только я могу тебе помочь. Ибо знают враги твои, что на того, кто предаст тебя, обрушится мой гнев гнев царицы вавилонской!" Не слишком ли большую плату она потребовала за то, что приютила меня на 9 месяцев в своей утробе? Пригласи ее, Александр. Это доставит ей огромное удовольствие. Удовольствие? Увидеть, что я стал кривым зеркалом ее надежд и мечтаний? Останься сегодня со мной, Гефестион. Я сам приму ванну. Спасибо, Багой. Генералы говорят о твоей одержимости идеей схватить Дария. Они считают, что речь никогда не шла о том, что ты станешь Царем Азии. Разумеется. Они хотят одного: вернуться домой с карманами, полными золота. Но мне удалось заглянуть в будущее, Гефестион. Я видел его тысячу раз, на тысячах лиц. Эти люди. нуждаются в переменах. Говоря о них, Аристотель ошибался. О чем ты? Взгляни на всех тех, кого мы покорили. Они не хоронят мертвых, крушат врагам черепа и наслаждаются их смертью. Они публично совокупляются! Что они могут придумать, спеть или написать, когда никто из них не умеет читать? Но с "Армией Александра" они смогут оказаться в местах, о которых даже не помышляли. Они смогут служить или работать в городах в Александриях от Египта до самого Дальнего Океана. Мы сумеем объединить эти земли, Гефестион, и тех, кто их населяет. Некоторые говорят, что над этими Александриями витает дух самого Александра. Людей заманивают в города, чтобы делать из них рабов. Мы освободили их, Гефестион, от ига Персии, где все и вправду были рабами! Освобождение людей мира. Тот, кому это удастся, затмит Ахиллеса и Геракла. Этот подвиг будет сравним разве что с подвигом Прометея, желавшего добра всему человечеству. Вспомни о судьбах этих героев. Об их ужасных страданиях. Все мы страдаем. Твой отец, мой. Их уже нет с нами. И, в конце концов, важно лишь то, что ты успел сделать, пока жил на этом свете. Однажды ты сказал: "Людей гонит вперед страх смерти". Неужели только это? Неужели в твоей жизни нет места любви, Александр? Иногда я задаюсь вопросом, а не от своей ли матери ты бежишь. Вас разделяет столько лет и столько стран. Чего ты боишься? Кто знает? В детстве мать считала меня богоподобным, а отец слабым. Так какой же я, Гефестион? Слабый или богоподобный? Я знаю одно, кроме тебя в этом мире я не доверяю никому. Я по тебе скучаю. Ты мне нужен. Я люблю только тебя, Гефестион, и больше никого. Ты по-прежнему поднимаешь голову так, как мне нравится. Вот так. Я стараюсь этого не делать. Нет. Ты словно олень, слушающий ветер. Ты до сих пор меня потрясаешь, Александр. И ни у кого нет таких глаз, как у тебя. Я говорю глупости, словно стеснительный ученик. Кроме тебя мне не нужен никто. Клянусь сладким дыханием Афродиты, я боюсь тебя потерять и ужасно ревную тебя к миру, который ты так хочешь завоевать. Ты никогда меня не потеряешь, Гефестион. Я буду с тобой всегда. До самого конца. Северо-Восточная Персия Поход в Северо-Восточную Персию превратился в тяжелую войну с мелкими отрядами противника, длившуюся 3 долгих года. Мы загнали Дария в Бактрию, но не смогли схватить его живым. Он был при смерти, когда мы его нашли, повелитель. Попросил у нас воды, выпил немного и умер. Великого Царя Дария предали его же военачальники. Воздав почести погибшему царю, Александр начал преследование тех, кто осквернил его тело, и отправился в неизведанные земли. Преодолев реку Оксус, он вступил в Согдиану. Мы с боями от теснили противника в неизведанные степи Скифии, где до нас бывали лишь герои мифов и легенд. Картографы говорили нам, что мы оказались на границах Европы и Азии. На самом же деле. мы окончательно заблудились. Именно там Александр основал свою десятую Александрию и поселил в ней своих старых воинов с их женами и всех тех, кто готов был жить в отдаленной крепости. Не способный смириться с поражением в любой его форме, Александр настаивал на сокрушении всякого племени, пытавшегося сопротивляться, на захвате каждой крепости каждого царька до того самого дня, когда ему не принесут голову самого последнего врага. Александр не мог допустить появления любых претендентов на трон Царя Азии. Отныне в его империю входили вся Согдиана и Бактрия. Именно здесь Александр принял одно из своих самых таинственных решений. Я смотрю ей в глаза и вижу, что она к тебе неравнодушна, Александр. Возможно, даже слишком неравнодушна. В моей стране те, кто слишком сильно любят, теряют все, а те, кто относятся к своей любви с легкой иронией, сохраняют ее надолго. Столько лет ожидания, и ты выбираешь дочь какого-то царька, Александр. Девчонка крепка духом. Но зачем тебе это, Александр? Сделай ее своей наложницей. Я хочу сына. Черт тебя подери, Филот! В таком случае у половины твоих приближенных есть сестры, из которых получатся прекрасные македонские матери. Взяв в жены азиатку и сделав ее царицей, а не наложницей, я проявлю уважение к нашим подданным. Этот факт больше, чем что-либо сблизит нас, объединит. Хотя все это вовсе не исключает, что однажды я возьму в жены и македонку. Второй женой? Ты оскорбишь Македонию! Александр, речь идет о чести всего нашего царства! Именно! Чего ты этим добьешься, Александр? Мы пришли в Азию, чтобы наказать варваров за все их преступления. И мы своего добились! Семь лет мы находимся вдали от дома, носимся из одного отдаленного края в другой, преследуя кочевников и бандитов в то время, как в Македонии не хватает людей! Ради чего?

Чтобы прокладывать в Азии дороги? Чтобы строить для ее жителей поселения? Мы не носимся, Парменион, а основываем города, покоряя новые земли! А какой от этого прок Македонии? Сегодня она богата, как никогда! Посмотри, как много ты дал побежденным! При всем моем уважении к твоим сединам, Парменион, если бы при Гавгамеле ты дрался лучше, и твой фланг не начал бы сыпаться, мы бы сразу смогли захватить Дария. Как ты смеешь, Неарх?! Как ты смеешь его обвинять? Для тебя генерал Неарх, мальчишка. Александр сам слишком сильно растянул наш фланг! На месте моего отца ты бы тоже ничего не смог сделать! Александр, я знаю тебя с рождения. Я поддержал тебя после смерти твоего отца. Ради самого Зевса, из уважения к тем, кто сделал тебя царем, дай нам македонского наследника! Македонского наследника! Я тебя прекрасно слышу. Но, Александр. Парменион! После свадьбы вместе с двумя фалангами вернешься в Вавилон.

Я надеюсь, что, как и Антипатр в Греции, ты сможешь сохранить порядок в империи и наладить снабжение нашей армии в этом походе. Я буду зимовать севернее, а мой передовой отряд останется в Мараканде. Я буду молиться Аполлону, чтобы ты как можно быстрее осознал, насколько ты удалился от пути, проложенного твоим отцом. Будь ты проклят, Парменион, богами и своим Аполлоном! Мой отец жил войной. Ему был неведом твой опыт и твои рассуждения. Он никогда не жаждал войны, Александр, и никогда не получал от нее такого наслаждения! Он советовался со своими генералами, которых считал равными себе, как это принято в Македонии! Он не принимал решений, основываясь лишь на своих желаниях! Я привел вас в страны, о которых мой отец мог только мечтать! Старик, это же другой мир! Александр, будь благоразумен! Разве те, кого мы покоряем, могут быть равными нам? Делить с нами трофеи? Ты же помнишь, что говорил Аристотель. Азиатка? Что значит клятва верности в устах женщины, относящейся к расе, никогда не державшей слово, данное грекам? Будь проклят твой Аристотель! Нет! Ответь мне во имя Зевса и всех богов, чем ты лучше их, Кассандр? Что в тебе такого необыкновенного? Это высокомерие гнездится в тебе и тебе подобных. Александр. Но больше всего меня беспокоит не отсутствие уважения к моим решениям, а твое презрение к миру, который намного древнее нашего. И вот, через 10 лет после того дня, когда мать призвала его взять в жены македонку, И через наш союз примирятся греки и варвары. самый могущественный человек в мире женился на девушке из семьи, не игравшей особой роли в мировой политике. Некоторые считают, что им двигало желание заключить союз с азиатскими племенами, другие полагают, что он очень хотел наследника. А третьи утверждают, что Александр искренне влюбился. Сомневаюсь, что кто-то из нас действительно знал, что за человек эта Роксана.

Ведь увидеть хоть что-то в омуте ее черных глаз не мог абсолютно никто. Александр! Специально для тебя.

В этот славный день я провозглашаю тост за великую армию, которая бесстрашно сражалась со мной все эти годы! В знак моего уважения к тем, кто отправился со мной в поход 7 долгих лет назад, я объявляю, что все ваши долги будут немедленно погашены за счет царской казны.

В честь моей невесты, моей прекрасной невесты, мы признаем всех женщин, проделавших вместе с нами этот длинный и трудный путь, и жалуем им приданное, с которым они смогут достойно выйти замуж! А как же наши юноши?!

И, наконец, сами боги требуют от нас, чтобы дети от этих женщин получили за наш счет надлежащее греческое образование и военную подготовку и стали новыми солдатами нашего царства в Азии! Я нашел его в Египте. Человек, который продал мне это кольцо, сказал, что оно дошло до нас с тех самых пор, когда человек поклонялся солнцу и звездам. Думая о тебе, я всегда вспоминаю солнце, Александр. И я молюсь, чтобы ты осуществил свою мечту и продолжил греть людей своим светом. Я желаю тебе сына. Ты великий человек. Ты любишь его? Это Гефестион. Любовь бывает такой разной, Роксана. Идем. Нет, нет, нет, нет! Ты ничего не боишься. Все совпадает. Мужчина искал женщину на вершине мира и нашел ее. Миф становится реальностью. Да! Великий! Искандер? Я убью тебя. Убей. И покончим с этим. Я бы это сделал. Я бы поступил так же. И я умру, как глупец, во имя этой любви. Теперь моя жизнь принадлежит тебе. Ты родишь мне сына. Что это за женщина, которую ты называешь своей царицей, Александр? Дикарка и ты? С твоей благородной кровью? Она сильна и неуступчива и уже начала наживать себе врагов. Не путай нас. Я никогда не была дикаркой, что бы ни говорил Филипп. Во мне течет царская кровь Ахиллеса. А твоим отцом был сам Зевс. Я понимаю, она принесла тебе счастье.

Но послушай меня, когда я говорю тебе: действуй, и действуй быстрее! Прошло семь лет, и люди стали задаваться вопросом, а кто такой царь Александр? Я дала тебе достаточно доказательств. Антипатр изо дня в день подтачивает твою власть. Вернись в Вавилон и укрепи сердце своего царства. Или вернись домой в Македонию и реорганизуй свои силы.

Перестань гнаться за своей мечтой, уходя все дальше на восток. От этого зависит не только твоя жизнь, но и моя. Помни, я думаю только о тебе. Идя навстречу своей славной судьбе, не забывай о своей матери. Не бросай меня. Защити меня от своих врагов, пока тебя нет рядом. И помни, я всегда буду любить тебя больше, чем кто-либо другой. Как жаль, что ты лишь бледная тень моей матери. Кто это сделал? Отвечай! Гермолай! Ты никогда не найдешь человека более преданного, чем я. Заговор глубоко опечалил Александра.

И не только потому что в нем участвовали его юные слуги, с которыми он делился всеми своими мечтами. Куда труднее ему было смириться с тем, что тень подозрения пала на Филота, друга детства и командира личной охраны Александра.

Александр, вспомни, кто я такой. Я помню тебя, Филот, но не таким, каким бы тебе хотелось. И мне, и твоим товарищам, которые здесь присутствуют, кажется, что на самом деле тобой правят амбиции. Никто из нас не вступился за Филота. Ведь никто из нас, его не любил. К тому же, потом мы все поделили отнятую у него власть. Перед тем, как убить, мы пытали Филота, пытаясь выведать, что известно его отцу, Пармениону. Но узнать это мы так и не смогли. Еще труднее было понять, как поступить с самим Парменионом и его 20 тысячами солдат, охранявшими наши далекие обозы. Был ли он невиновен или он решил действовать, не дожидаясь, пока годы окончательно лишат его сил? Армия будет расколота. Преданные воины отправятся за своим царем. Александра там не будет. Ситуация требовала от Александра действий, и он снял лагерь через час после первых обвинений Филота в измене.

Так скачите, Антигон и Клит. И скачите быстрее. Три дня Антигон и Клит скакали почти без остановок, пока не добрались до Пармениона. Его солдаты признали вину Пармениона.

Они прекрасно помнили правила кровной мести, согласно которым глава семьи нес ответственность за поступки всех ее членов. Антигон! Парменион.

Гиндукуш Я помню, однажды Багой сказал: "Александр так же безуспешно искал любовь, как и край света". Весной Александр повел 150-тысячную армию через перевалы Гиндукуша в полную неизвестность. Ему казалось, что эта дорога приведет его на край света. Наша империя отличалась абсолютной подвижностью. Она растянулась на тысячи километров от Греции.

Повара и архитекторы, врачи и картографы, ростовщики и жены, дети, любовники, шлюхи и, разумеется, рабы сливались в общую людскую массу, создавая хребет нового зверя. Никто не знал, хорошо это или плохо, но одно было очевидно: ни один завоеванный край не остался таким, каким он был до Александра. Александр хранил верность Роксане. Но его визиты в ее шатер становились все реже. Год, а затем и другой прошли, но наследник так и не появился на свет, что чрезвычайно уязвляло невероятную гордость Александра. Картографы утверждают, что Зевс приковал Прометея где-то там наверху, в одной из этих пещер. Они говорят, что над нею должно находиться гнездо огромного орла. Я полагаю, он каждую ночь бросается вниз клевать печень бедного Прометея. Помнишь, что Аристотель рассказывал нам об этих горах? Да, помню. Он говорил, что, поднявшись наверх, можно оглянуться и увидеть на западе Македонию, а на востоке далекий океан. Но я боюсь, что наш мир оказался намного больше, чем кто-либо мог предполагать. Мир титанов. Передовые отряды проверили все известные тропы, Александр. Отсюда есть лишь один путь на юг, в Индию. Были бы мы богами, сами прорубили бы дорогу к Восточному океану. Мы дойдем до него, Александр. Через пару лет мы вернемся. Но перед этим нашим людям нужно побывать дома. А ты уже нашел свой дом, Птолемей? Все больше и больше я склоняюсь к тому, что мой дом Александрия. По крайней мере, там жарко. Да и Таис там очень понравилось. Мужчины стремятся домой, чтобы увидеть своих женщин. А я не испытываю такого желания. У тебя есть Вавилон, Александр. Твоя мать только и ждет приглашения туда приехать. Да, у меня есть Вавилон. Но в каждом новом краю, с каждой новой границей, которую я пересекаю, я лишаюсь все новых и новых иллюзий. Я чувствую, что последней из них станет Смерть. И все-таки я иду все дальше и дальше, стремясь обрести свой дом. Где же наш орел? Мы должны идти дальше, Птолемей. Пока не дойдем до конца. Индия край, где рождается солнце. Говорили, что она еще богаче, чем Персия.

И эту страну еще никому не удавалось исследовать или завоевать. С самого начала Александр пытался объединить эту страну, хотя в ней никогда не было единого центра, поэтому ее объединение было весьма затруднительным. Местные царьки строили друг против друга заговоры. Фанатики и философы побуждали представителей бесчисленных племен тысячами погибать во имя своих непонятных богов. Кратеру, возглавлявшему передовой отряд, пришлось сражаться с маленькими людьми в звериных шкурах, живших на вершинах деревьев. Пока Гефестион не убедил нас, что это и вправду были покрытые мехом животные, которые лишь изображали людей. Они живут на деревьях. И зовутся обезьянами. Здравствуй, малыш. А они разговаривают? Нет, но они кричат. И от них столько шума. А потом пошел дождь. Мы еще никогда не видели, чтобы вода изливалась с неба 60 дней и ночей подряд. Крепись, Махата! Что скажет твой сын? Запомни, с возрастом человек становится сильнее. Мой великий царь. Дай мне моего коня, Александр. И я буду с тобой. Мы вместе пойдем в бой. Осторожно! Здесь змеи! Осторожно! Здесь змеи! Берегитесь! Берегитесь змей! Клит, неси средства против укусов змей! Быстрее! Пованус! Что случилось, малыш? О нет! Зевс, нет! Держись, Димнус, держись. Не теряй мужества. Наша мечта о золоте и славе исчезла, когда мы поняли, что ни того, ни другого мы не найдем. Настроения среди солдат начали ухудшаться. Мы вырезали всех индийцев, пытавшихся сопротивляться. Местная вода была слишком грязной, поэтому мы пили крепкое вино. Продвигаясь на юго-восток, Александр часто возвращал покоренные нами земли их потерпевшим поражение правителям, стремясь сделать из них своих союзников. Но все это перестало нравиться солдатам, которые стали задаваться вопросом, а не хочет ли Александр своим безумным походом обрести славу, подобную славе Геракла? Поцелуй его! Ну же! Поцелуй его! Поцелуй! Поцелуй! За Багоя! И за бога моей матери Диониса. За Диониса! который, как говорили нам наши индийские союзники, побывал здесь еще до Геракла, около 6 тысяч лет назад! За героя! Роксана! Ты теряешь лицо. Эти индийцы подлый и злой народ. Ты даже не пытаешься их понять. Пытаюсь. Но я знаю одно, Александр. В Персии ты великий царь. Здесь же тебя ненавидят! Давай вернемся в Вавилон. Там ты вновь обретешь свою силу. Поговорим об этом позже. Хорошо. Позже. Поговорим. Я приду к тебе. Сегодня. Я буду тебя ждать. Спокойной ночи, мой царь. Мой повелитель. Я пью за Багоя! И за 30 тысяч утонченных персидских юношей, которых мы готовим к службе в нашей великой армии! И за покойного царя Филиппа! Жаль, что он не дожил и не увидел, как из его македонцев получилась такая симпатичная армия! За Филиппа! За истинного героя! И за Клита и за его назначение сатрапом Бактрии! Как ловко ты это сказал, Птолемей. А ведь все мы прекрасно понимаем, что после 30 лет верной службы это небольшая награда, а скорее ссылка. Ты называешь управление крупной провинцией ссылкой? А разве мой повелитель доверял кому-нибудь еще из своих ближайших товарищей управление столь отдаленной сатрапией? Похоже, хороший сатрап из тебя не выйдет, Клит. Да будет так! Лучше уж я сгнию в македонских обносках, чем буду сиять в восточной роскоши. Я не собираюсь дрожать и кланяться, как те лизоблюды, что тебя окружают. Гефестион, Неарх, Пердикка!

Как будущий правитель одной из наших самых восточных сатрапий, Клит, ты не задумывался о том, что если мои персидские подданные склоняют передо мной голову, то делают это лишь потому, что для них это знак уважения к своему царю? Разве я настаиваю на том, чтобы греки поступали точно так же? Ты принимаешь подношения греков, как подобает сыну Зевса, не так ли? Лишь тогда, когда они предлагаются по доброй воле. Тогда почему же ты не отказываешься от этой показной лести? Что же это за свобода свобода склонять перед тобой голову? Ты ведь склоняешь голову перед Гераклом, не так ли? А ведь он тоже был смертным, но сыном Зевса. Как ты, столь молодой, можешь сравнивать себя с Гераклом? Почему нет? В свои годы я записал на свой счет немало свершений. Я пробился так же далеко, как он. А, может быть, даже дальше. Геракл сделал это в одиночку. А разве ты завоевал Азию в одиночку, Александр? Скажи, кто спланировал это вторжение? Разве это был не Филипп? Или ты уже не признаешь, что в твоих жилах течет кровь человека твоего отца? Зевс, Амон вот кто тебе ближе. Ты оскорбляешь меня, Клит! Ты насмехаешься над моим родом!

Будь осторожен! Твой отец никогда не стал бы водить дружбу с варварами и просить нас считать их равными себе в бою. Неужели мы, македонцы, тебя уже не устраиваем? Я помню время, когда мы говорили с тобой, как настоящие мужчины, высказывали все, что думаем, прямо в глаза, без этого раболепия и подобострастия! А теперь ты целуешь их, берешь в жены неспособную иметь детей дикарку и осмеливаешься называть ее царицей! Уезжай сейчас же, Клит, иначе ты сам поломаешь себе жизнь. Неужели твоя гордыня заставила тебя забыть о страхе перед богами? Эта армия, эта армия кровь твоей империи, мальчишка! Без нее ты ничто! Ты более не способен помочь нам в этом походе. Уберите его с глаз моих долой! Я больше тебе не гожусь? А ты забыл, как я спас твою ничтожную жизнь при Гавгамеле? Неужели теперь нам придется совокупляться с этими смуглыми обезьянами, чтобы доставить удовольствие повелителю? Вызовите стражу! Арестовать его за измену! Кто еще с ним? Кто с ним? Я призываю в свидетели отца Зевса. Тебе придется ответить перед ним. И мы узнаем, как далеко тянутся нити этого заговора. Ты говоришь о заговорах, которые против тебя плетут? Вспомни бедного Пармениона. Ты заставил меня совершить злодеяние, чтобы не мараться самому. Неужели ты окончательно потерял стыд? Лицемер! Деспот! Мнимый царь! Ты вместе со своей дикаркой-матерью покрыл себя позором! Пропусти меня. Приказ: никого не пускать. Я царица! Я хочу его видеть. Я жду уже третий день. Он сказал, никого. Даже тебя. Я ему нужна! Нет. Это не так. Неужели ему нужен ты? Гефестион, ты совершаешь ошибку. Ты должен приободрить армию, Александр. Да. Армия, словно старая любовь, простит. Но никогда не забудет. Ты прекрасно знаешь, что все великие дела вершат люди, которые, приняв решение, не жалеют о нем. Ты Александр! Сожаление и печаль сломят тебя! Неужели я стал таким надменным, что лишился глаз? Иногда надменность проявляется в ожидании того, что каждый твой подданный не будет жалеть ради тебя своего живота. Тогда Клит сказал правду. Я действительно стал тираном. Ты смертный. Они это знают, но прощают тебя, потому что ты помог им возгордиться собой. Я потерпел крах. Македония. 8 годами ранее Филипп, царь Македонии и предводитель греков. Всю свою жизнь я ждал дня, когда греки падут ниц, проявляя свое почтение к Македонии. Да хранит Филиппа всесильный Зевс! И сегодня этот день настал. Они уже сейчас говорят: "Филипп великий генерал, но истинно велик Александр". Если ты еще раз меня оскорбишь, я тебя убью. Я скучал по тебе. Весной в Персию! В этом походе ты будешь моей правой рукой. Для меня это большая честь, отец! Я не откажусь от этого похода ни за какое золото мира! Которое когда-нибудь и так будет принадлежать тебе! Он строит из себя тринадцатого бога. Мой бедный Филипп, он выпил столько вина, что окончательно потерял разум! Моя повелительница. Надеюсь, твой сын получает от этого зрелища не меньшее удовольствие, чем его опекун. Он очень устал. Павсаний! Приведи сюда мою стражу! Царская стража! К арене! Марш! Без охраны, мой повелитель? В такой толпе? Ведь вокруг нас греки. Клит! Клит! Мой Клит! Это человек, которому ты сможешь довериться, Александр! Относись к нему так, как ты относишься ко мне. Он всегда прикроет тебе спину. Да, отец. Сегодня меня охраняет мой народ, Клит! Пусть эти греки увидят, что я способен пройти сквозь толпу своих подданных. Посмотрим, станут ли они и после этого называть меня тираном. Охрана должна войти после меня. Клит, проследи, чтобы сегодня вино весь день лилось рекой. Я хочу понравиться этим людям. Они тебя полюбят. Я войду туда один. А ты последуешь за мной вместе с моей охраной. Иди. Отец, будет лучше, если я пойду с тобой. Ты хочешь, чтобы весь мир увидел, что ты мой наследник. Она тоже этого хочет? Не нужно все время делать вид, что ты оскорблен, Александр. Будь мужчиной! Считай, что тебе повезло. Ведь ты остался здесь несмотря на свою отвратительную выходку! Во имя Геракла, во имя Зевса, во имя всех остальных богов, подчинись мне хотя бы раз! Будь храбр, отец, и продолжай идти своим путем, радуясь, что с каждым шагом ты можешь наслаждаться своим бесстрашием. Ну а теперь наш любимый царь Филипп, в честь которого и начинаются эти игры! Павсаний.

Павсаний, я же сказал. Царь жив! Александр, сын Филиппа! Александр! Да благословят боги царя!

Теперь ты царь. Ты царь. Да благословят боги Александра! Александр! Да здравствует Александр! Убирайся. Уходи. Как ты можешь вести себя при народе столь неприлично? Случилось то, что должно было случиться. Я не так хотел взойти на престол. Тебя никто ни в чем не винит. За спиной меня все обвиняют в смерти отца! Тайком! Злословие не приносит власти. А позор? Кто убил моего отца? Скажи мне, скажи или я отдам тебя под суд за его убийство. Павсаний. Ему кто-то помог! Это была ты? Нет, никогда. Зачем? Зачем мне это? Многие желали его смерти. Греки, персы. Ты сошла с ума! Ты отвратительна! Ты выпустила на волю фурий, не осознавая, насколько они страшны! Ну и кто же из нас сейчас преувеличивает? Ведь в глубине души ты тоже этого хотел! Это ложь! Он был моим отцом. Я его любил! Он не был твоим отцом! Ты не связан с ним кровными узами! Ты лжешь, и лжешь, и лжешь! Ты, словно ведьма, все время путаешь меня и сбиваешь с толку! Посмотри на себя. Посмотри на себя. В тебе есть все то, чего не было в нем. Он был груб, ты утончен. Он был генералом, а ты царь! Он не мог справиться с самим собой, ты же будешь править всем миром! Когда ты произносишь такие слова, я знаю, что боги тебя накажут. За страшную гордыню и полное отсутствие скорби по своему мужу. Скорби по мужу. Да что ты знаешь о Филиппе? Нет, Александр. Твой отец Зевс. Так и веди себя подобающе! Прежде всего, я убью тебя! Ты еще в колыбели уничтожила мою душу. Ты родила меня из ненависти, из ненависти к тем, кто сильнее тебя, из ненависти ко всем мужчинам! Я растила тебя в своей вере, Александр. И, клянусь Зевсом и Дионисом, ты вырос прекрасным царем! Будь проклята твоя колдовская душа! У тебя она точно такая же, Александр. Нет! Нет! Ты лишила меня всего, что я любил, и вылепила меня по своему образу и подобию! Прекрати! Прекрати вести себя, как мальчишка! Ты царь! Веди себя подобающе! Хотя бы сейчас Парменион на нашей стороне. Казни Аттала без промедления, отбери у него все земли и навсегда искорени весь его род. Евридику? Никогда! Смейся, чудовище! Ты, приносящая несчастья! И с таким отношением ты надеешься дожить хотя бы до конца года? Неужели ты ничему не научился у Филиппа? Зато я многому научился у тебя, мама! Ты лучший учитель! Чем же я заслужила такую ненависть? Однажды ты все поймешь. В моем сердце нет места ни для кого, кроме тебя. Я знаю, что тебе нужно. Время пришло. К тебе благосклонны боги. Великое богатство, власть, завоевания. Все, что ты хочешь. Тебе принадлежит весь мир! Возьми же его! Больше он никогда не видел свою мать. Пока он был в походе и воевал с северными племенами, Олимпиада сделала так, что новая жена Филиппа Евридика и ее младенец были убиты. В силу сложившихся обстоятельств ему пришлось казнить и ее дядю Аттала. Конечно, вы боитесь. Мы все боимся, потому что никто из нас еще никогда не заходил так далеко. Всего через пару недель мы выйдем к Обводному океану и направимся домой! Мы построим суда и под парусами пройдем вниз по Нилу в Египет. Доберемся до Александрии, а там через несколько недель будем дома! Дома нас ждут любимые, дома мы будем хвастаться трофеями и рассказывать об Азии, дома нас ждет вечная слава, которой мы будем упиваться до самой своей смерти! Мы пойдем за Александром! Я с тобой! Что? Молчание? Мы с тобой, Александр! Букест. Герой! Разве ты видишь вокруг страшных мифических амазонок, которые сражаются с мужчинами и убивают их? Куда они подевались? Мы никогда тебя не оставим, Александр! Мы пойдем за тобой, Александр! А ты, Мелеагр, скажи, неужели племена, которые ждут нас впереди, могут сравниться с теми, которых мы покорили? Лисимах? Антигон? Вы разбиваете мне сердце. Воины, неужели вы боитесь? Я с тобой! Кратер! Кратер! Мой царь. Я не люблю нытья. И не терплю его в своих частях. Но я потерял слишком много людей. А те, что пришли на их место, так молоды, что еще не успели познать женщин. Некоторые умерли от болезней. Других убили в Скифии, на берегах Оксуса. Одни погибли достойно. Другим повезло меньше, но они тоже погибли. 8 лет назад под моим началом было 40 тысяч человек. Мы прошли за тобой 16 тысяч километров. Под дождем и солнцем мы бились за тебя. Некоторые из нас прошли через 50 сражений. Мы убили много варваров. Но теперь я оглядываюсь, и скольких из тех, с кем я покинул Македонию, я вижу вокруг? А ты хочешь, чтобы мы продолжили биться с этими безумными племенами, уходя все дальше на восток. До нас доходят слухи о тысячах чудовищных слонов, о сотнях рек, которые нам предстоит преодолеть! Кратер! Добрый Кратер! Кто мог лучше сказать от имени простых воинов, как не ты, самый благородный из всех людей? Но ты же знаешь, все мое тело покрыто шрамами, а все кости переломаны. Принимая удары мечей, ножей, камней, катапульт и дубин, я прошел вместе с вами через все трудности.

Да, мой царь, и за это мы тебя любим! Но, клянусь Зевсом, слишком многие из нас погибли! Ты лишен радости отцовства, Александр. А мы всего лишь покорные смертные, не желающие навлечь на себя гнев богов. Мы хотим лишь одного: увидеть своих детей, своих жен и своих внуков. В последний раз перед тем, как мы присоединимся к своим братьям в темном царстве Аида. Да! Ты прав, Кратер! Я проявил равнодушие. Я должен был давно отправить вас, заслуженных воинов, домой, и я это сделаю! Те из вас, кто первыми вернутся домой, получат серебряные щиты. Каждый человек, прослуживший в армии семь лет, будет взят на полное содержание за счет казны! Вы будете наслаждаться почетом богатые и любимые. А ваши жены и дети до конца ваших дней будут считать вас героями. И ждет вас тихая и спокойная смерть.

Но это несбыточная мечта, Кратер! Вы перестали быть простыми македонцами после того, как взяли в любовницы персидских женщин и они родили вам детей, а вы набили свои мошны золотом и драгоценными камнями, потому что вы полюбили все то, что губит настоящих мужчин! Неужели вы этого не понимаете? И вы не хуже меня знаете, что будут идти годы, и воспоминания будут блекнуть, а слава от ваших побед меркнуть, но одно будут помнить всегда: вы бросили своего царя в Азии! Ибо я пойду дальше! С армией азиатов! Мы никогда тебя не бросим, Александр! Мы пойдем за тобой! Мы любим тебя! Мы устали от побед! Перед смертью мы хотим увидеть своих жен и детей! У меня растут внуки, которых я никогда не видел! На мои деньги вы растите своих незаконнорожденных детей! Я никогда и ничего не брал себе!

И сейчас я прошу вас остаться со мной всего на один месяц! Что бы сказал твой отец? Я привел вас в такие далекие края, о которых мой отец и мечтать не мог! Слишком далекие! Так отправляйтесь домой! А я положусь на варваров, ибо они храбры! Я иду на восток! Он хочет, чтобы мы все погибли и некому было рассказать о его злодеяниях. Кто это сказал? Мы никогда не сможем вернуться в Македонию! Презренный трус! Выходи! Повтори свои обвинения перед всеми! Зачем? Чтобы ты нас убил? Сын Зевса! Ты осквернил память своего отца! А, может, ты сам его убил, как ты убил Клита? Тихо! Замолчите! Прячься! Прячься в толпе! Ибо я лишу тебя жизни. Ты оскорбил мою честь и честь моих предков! Ты оскорбил его! Арестовать! И его! Да! И этого крикливого Деметрия! Ты называешь меня убийцей? На мне нет этой крови! И его! Да, вы познаете всю боль измены! Архей, ты подвергаешь осмеянию мою скорбь по Клиту и утверждаешь, что я мог убить своего собственного отца! Арестовать его! И это после всего, что я для вас сделал, животные!

Выходите, трусы! Предатели! Ну же? Где ваши клинки? И он повел армию на юг, к далекому океану. Подавив бунт и казнив заговорщиков, он сделал то, что, на мой взгляд, должен был сделать во время войны любой генерал. Но стало очевидно, что армия расколота. И Александра любят уже далеко не все. Сохраняйте спокойствие. Вместе мы непобедимы, как боги! Левой рукой прикрывайтесь, правой бейте изо всех сил. Страх чушь! И пустая трата времени! Сомкнуть щиты! По местам! К бою! Вперед! Приготовить клинки! За мной! Держать строй! Держать строй! Вперед, македонцы! Почему вы медлите?! Быстрее! Разделиться на три группы!

Перегруппироваться и окружить противника! Фаланга в опасности! Мелагр, скачи к Фарнаку и прикажи ему немедленно возвращаться в центр! Да, мой повелитель! Аминта, разыщи на берегу Гефестиона и приведи в центр всю нашу конницу! Да, мой повелитель! Пока не поздно, нужно пробиться к Кратеру. Гефестион! В центр! Александр! Вперед, македонцы! Вперед! Вперед! Лошади не пройдут! Спешиться и вперед! Назад! Отступаем! Вперед, Буцефал. Это всего лишь солнце и твоя тень. Ты и я. Вместе. В последний раз, Буцефал. Разве не прекрасно жить храбро и умереть, покрыв себя вечной славой? Вперед, македонцы!

Почему вы отступаете? Неужели вы не хотите прославить в веках свои имена? Именем Зевса, вперед! Александр! Александр! Царь ранен! Помогите царю! Помогите царю! Это было самое кровопролитное из всех его сражений. Настоящая бойня, сущее безумие. После нее мы все потеряли разум. Его жизнь должна была закончиться в Индии. Он жив! Александр! Народ Македонии, мы идем домой! Мы идем домой.

Его жизнь должна была закончиться в Индии. Но в реальности все куда прозаичнее. К примеру, Геракл умер от отравленной рубахи, которую по ошибке поднесла ему его ревнивая жена. Принеся жертвы богам по окончании великого похода, Александр простился с Востоком и направил свою армию на запад, через огромную Гедросийскую пустыню, пытаясь найти кратчайший путь домой, в Вавилон. До сего дня неизвестно, сколько человек погибло по дороге. Это былая самая тяжелая ошибка в его жизни. После шести долгих лет, проведенных в отдаленных восточных землях, Александр наконец-то вступил в Вавилон и тут же снова потряс весь мир, взяв в жены еще двух девушек. Еще вчера ночью он был. Всему причиной вода, мой повелитель! Он смешал ее с вином. Но как же такое возможно? Сыпной тиф? Из Индии? Я бы не волновался, мой повелитель. Пару дней покоя и отдыха и ему станет лучше. Но никакого вина и холодных цыплят. Убирайся! Мне уже лучше. Скоро я встану на ноги. Весной мы идем в Аравию. Я без тебя не смогу. Когда-то ты наряжал меня, словно шейха. И мы дрались на кривых деревянных саблях. И только ты никогда не уступал мне победу. Только ты всегда был со мной честен. Ты помогал мне взглянуть на себя со стороны. Прошу тебя, не оставляй меня, Гефестион. Мой Александр.

Я помню юношу, желавшего сравняться с Ахиллесом и затмившего его. А ты, Патрокл. Но что произошло потом? Все наши мечтания были лишь мифом, в который только юноши и верят. Но как прекрасен был тот миф. Мы взлетаем и падаем. О, Гефестион! Я волнуюсь, как ты справишься без меня. Без тебя я никто! Ну же, сражайся, Гефестион! Мы умрем вместе! Такова наша судьба! Наши жены родят детей, и наши сыновья буду играть, как когда-то играли мы. Мы спустим на воду тысячи кораблей. Мы обогнем Аравию и под парусами войдем в Египетский залив. Оттуда через пустыню мы пророем канал, ведущий в Среднее море. А потом пойдем на Карфаген. И обложим данью великий остров Сицилия. А после этого мы покорим римские племена, какими бы блестящими воинами они ни были! Мы исследуем северные леса и через Геркулесовы столбы пройдем к Западному океану. И когда-нибудь, лет через 10, Вавилон с его глубокой гаванью станет центром всего мира! Александрии вырастут, их жители перемешаются и будут свободно путешествовать. И Азия сольется с Европой. А мы постареем, Гефестион, и будем со своего балкона обозревать этот Новый мир. Гефестион? Гефестион? Где этот врач?

Я не могу это объяснить, мой повелитель. Возможно. Клянусь Аполлоном. Я. Казнить его! Уведите его сейчас же и казните! Александр, идем, идем. Лжецы! Лжецы! Вы все его ненавидели! Все! Убирайтесь! Сейчас же убирайтесь! Уходите! Вон! Вон! Ты снова пьян? Уходи. Он мертв. Его ненавидели многие, но решиться на это могла только ты! Гефестион мертв? Ты с ума сошел? Чудовище! Ты сошел с ума? Ты лишила меня всего, что я любил! Пусть же фурии до скончания веков терзают твою жалкую душу. Подчинись мне! Александр! Я ношу твоего ребенка! Александр! Я ношу твоего ребенка! Мой повелитель. У нас родится сын! Ребенок! Мой повелитель, нет! Мой бедный, бедный несчастный сын! Больше никогда ко мне даже не прикасайся! И последний тост! Пока не наступил рассвет. За моих старых друзей! И за мифы! За мифы! За следующий рассвет! Да, приезжай. Приезжай в Вавилон. Я жду тебя. Твой единственный любящий сын. Подожди! Подожди! Стервятники! Стойте! Твой сын, Александр! Осталось всего три месяца! Пожалуйста, не умирай! Александр, мы умоляем тебя. Назови имя. Кто будет править этой великой империей? Твой отец Зевс. Александр, армию ждет раскол. Сатрапии взбунтуются. Если ты не назовешь имя, начнется война. Молю тебя, скажи кто? Я всегда буду любить тебя больше, чем кто-либо другой. Лучший. Он сказал: "Лучший". Нет, он сказал: "Кратер". Кратер? Но почему Кратер? Вавилон, Персия, июнь 323 года до нашей эры Десятого июня, всего за месяц до тридцатитрехлетия сердце Александра Великого остановилось. Выполняя клятву, Александр присоединился к Гефестиону. Но за свою короткую жизнь он без сомнения успел покрыть себя славой, сравнимой со славой своего предка Ахиллеса, и даже затмил его. Расплатой за эту славу стала ранняя смерть. Он выполнил все условия своего договора с судьбой, и этим, по моему глубокому убеждению, Александр победил смерть. Причастность Олимпиады к убийству его отца, на мой взгляд, доказана не была. Но для него. это стало тяжелой ношей. Александр слишком любил славу, чтобы лишить ее отца. Но по крови и только так он был виновен в его смерти. Уже через несколько часов мы, словно шакалы, начали драться за его тело. Мир погрузился в пучину войн. Эти войны, то вспыхивая, то затихая, продолжались 40 лет. Кассандр в Греции, Кратер и Антигон в Западной Азии, Пердикка в Восточной, я в Египте. Пока, наконец, мы не разделили его империю на 4 части. Послушайте, мы же не дикари! Кассандр всем продемонстрировал свою жажду власти, когда 7 лет спустя отправил на смерть Олимпиаду, которая встретила смерть с невероятным мужеством. Через 12 лет после смерти Александра он окончательно уничтожил род Александра, отравив Роксану и его 13-летнего сына, истинного наследника империи.

Александрия Да. Истина никогда не бывает простой. Но в нашем случае она проста. И заключается она в том, что это мы его убили. Своим молчанием мы соглашались идти все дальше и дальше. Хотя идти дальше было нельзя. Во имя Ареса, мы должны были понять, чем все это закончится, но тогда к чему же мы стремились, ведь в конце концов нас всех ждала бы участь Клита! После долгих лет верной службы нам пришлось бы отдать все свои богатства восточным лизоблюдам, которых мы так презирали! "Смешение рас", "гармония" ха!

Да, он говорил об этом, но не шел ли он на поводу у своего собственного желания завоевывать все новые земли и подчинять себе другие народы? Я никогда не верил в его мечту. Как и мы все.

Такова истинная история его жизни. Мечтатели лишают нас сил.

И они должны умирать прежде, чем их проклятые мечты приведут нас на тот свет. Выбрось все это, Кадм. Это не более чем бред старика. Напиши так: "Он умер от лихорадки и упадка сил". Да, великий фараон. Он мог бы остаться в Македонии, жениться, растить детей. И умер бы почитаемым человеком.

Но не таков был Александр. Всю свою жизнь он старался избавиться от страха. Так и только так он обрел свободу. И стал самым свободным человеком из всех, кого мне доводилось видеть! Его истинная трагедия заключалась в одиночестве и в растущей нетерпимости к тем, кто не был не способен его понять. Его попытка примирить греков и варваров закончилась провалом. Но какой это был провал! Его неудача с легкостью затмила успехи многих других!

Я прожил, я прожил долгую жизнь, Кадм.

Но слава и память людская всегда будут принадлежать тем, кто всю жизнь стремился к осуществлению своих великих мечтаний. И величайший из них тот, кого сейчас называют "Мегас Александрос". Александр Великий самый великий из всех людей!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ну, а если будет, типа, круто, зайдем.

Вы только заберите его и отвезите домой. >>>