Христианство в Армении

Да я вчера с ней говорил!

в фильме «АГЕНТ 117: МИССИЯ В РИО» Авторы сценария Жан-Франсуа Ален и Мишель Хазанавичюс по циклу романов Жана Брюса в фильме снимались: Луиза Моно, Рюдигер Фоглер, Алекс Луц, Рим Керичи а также Пьер Бельмар Оператор Гийом Шиффман Композитор-Людовик Бурс Продюсеры Эрик и Николя Альтмайеры Режиссер-Мишель Хазанавичюс Ли передает привет! Спасибо. А еще «Пока»! Кто эти люди? Головорезы господина Ли. -А. наконец-то. Мы обречены! Это они обречены. Вы в порядке, графиня? Спасибо, Жюбер, вы спасли мне жизнь. Да ну, пустяки. Слава богу, все обошлось. Не знаю, как вас благодарить. Вы просто мастер на все руки, Юбер. О, я выполняю свой долг, графиня. Но отныне остерегайтесь господина Ли. Впрочем, как и всех китайцев. Богатства императорской семьи притягивают негодяев. Красные ублюдки. Желтые ублюдки. Нет, красные ублюдки. Пардон, был не прав. Вы плохо знаете Китай, месье Бониссер Де ля Бат. Ах, это да, помогите мне узнать его поближе. До самых укромных уголков. Служба международной документации и контрразведки -А! Добрый день, Файоль! -Добрый день, Де ля Бат. -Доброе утро, Дютран! -Добрый день, Де ля Бат. Привет, Корбье! Привет, Юбер! -Здравствуйте, Де ля Бат! Пулар. -Доброе утро! -Здравствуйте, Де ля Бат! Как покатались на лыжах? Превосходно, Ледантю. А у вас как дела? Как сажа бела. -А! Это неплохо, мне нравится. Как сажа бела. Привет, Жан-Пьер. Молодец! Ни за что не узнать. Спасибо, Юбер. Не за что, старина. Привет, Майо. Привет, Кастен. Привет, Де ля Бат. Привет, Де ля Бат. Пико не объявлялся? Представь себе, нет, так и пропал после ссоры с Русселем. -А Лефран?

Он поговорил с Монжье, но. А. а что сказал Борж? Борж, Борж, Борж, а что он может сказать? Он заодно с Фавром. И с Дювернуа, между прочим. Ладно, я пойду, Де ля Бат. Передай от меня привет Гранвилю. Непременно. Да, кстати! Тебе привет от Комоле. Старина Бернар. в последний раз мы сидели с Шарпоном, Лебуассэ, Лабузом и Делануа. С нами был Франкар: тот еще тип. Не говори! Что это у тебя, Кастэн? Чертежи, проект водного велосипеда в виде утки. А на самом деле? Представь себе, обычный водный велосипед. Посторожишь его две минуты? Конечно. Я только зайду к Фургье и вернусь. Тук-тук-тук! Шеф просил передать, что ожидает вас в своем кабинете. Спасибо, Ледантю. -Добрый день, Арман. Рад вас видеть, Юбер. Уже вернулись из Гштадта? Ну как там дела? Как сажа бела. утром прохлада, днем солнце. Прекрасные лыжные трассы. Рад это слышать. Юбер, у вас новое задание. Просто бальзам на уши, Арман. Вот, ознакомьтесь. Спасибо. Этот человекпрофессор Фон Циммель, высокопоставленный нацист. Но в прошлой жизни. Американская технология. Сегодня его зовут Октавио Пела Луэрдо. Он устраивает бои без правил по всей южной Америке. Все бы хорошо, но он решил шантажировать Францию. Но мы ему помешаем? Нет, мы ему заплатим. Вот так новости. В его распоряжении микрофильм со списком французов, сотрудничавших с нацистским режимом. Понимаю, почему это микрофильм. Список, должно быть, крохотный. К сожалению, Юбер, не все так преданны родине, как вы. Но, позвольте, генерал Де Голль сказал, что вся Франция сопротивлялась. Сказать-то он сказал. Сказал. Ну да. Ладно, как бы то ни было, вы поедете в Рио-де-Жанейро. и выкупите микрофильм за 50 тысяч франков. Новыми? Новыми. А почему я, Арман? Перевести деньги можно и по почте. Я знаю, Юбер. но Фон Циммель требует, чтобы мы прислали нашего лучшего агента. Понимаю. ну, раз так. обычная процедура? Обычная процедура. Вот ваши документы. Вы-репортер и фотограф вечерней газеты и. вас зовут Паскаль Флантье. Паскаль Флантье? Кто в конторе выбирает имена? Полковник Людовик Флетаншар из службы прикрытия. Паскаль Флантье. Напишу на него жалобу. В этом есть свои плюсы, Юбер. Рио-де-Жанейро-потрясающий город, там красивые девушки. Отдохнете, расслабитесь! Расслабитесь. А, не знаю такого слова. Такси желаете? Еще бы! Куда едете? Отель «Копакобана». Добро пожаловать в Рио, месье! Обригадо! Обригадо.

Мы неправильно едем. Это что, ловушка? Выходь! Твоя ни звука! Твоя убил моя брат в Гшта. твоя умри! Доигрался, агент один-один-семь! Что-что? Твоя убил моя брат в Гшта. твоя умри! Простите, я не. Гшта! Швейцар! Лыжи! А, Гштадт?! Гшта. Моя акцент твоя смешно? Что вы, что вы! Ничуть! Твоя-расист! Да нет! Честное слово, нет! Я ведь жил у вас, в Китаяндии! Прощай, агент один-один-один-семь, расист! Твоя умри! Садись, Юбер! Билл-здоровяк! Старина Билл! Прямо в спину! Видел, да? Ну что, мой друг Юбер? Не поладил с китайцами? Ничего подобного. Должно быть, он меня с кем-то перепутал. С их точки зрения мы все на одно лицо. Тут ты прав, сукин сын. Ну а ты, старина Билл? ЦРУ теперь интересуется Южной Америкой? Засранец Юбер! Всегда у него шутка наготове! Вот гондон! Тупой ты сукин сын! Как надоела эта жара! Шутки в сторону, зачем ты за мной следил? Это ты мне скажи, зачем ты здесь, скотина? Что ты затеял? Затеял поехать в отпуск, только и всего. Да ладно! Не заливай, я тебя знаю, Юбер. Когда ты рядом-пахнет жареным. Веришь ты мне или нет, я приехал ради женщин и пляжей. Премного о них наслышан. Проверю, правду ли говорят о бразильянках. Ну как скажешь, тупорылый ты говножопистый сукин сын!

Приехали, дурень! Спасибо, старина! Постой, Юбер. Если вдруг вернется память, позвони. Позвоню, Билл. Если в отеле не хватит мест. Да пошел ты! Поцелуй меня в зад! Ладно, так и сделаем. Рад был повидаться, дружище! Ой, простите, я ужасно неуклюжа, кажется, я вас забрызгала. Не беспокойтесь, к тому же говорят, что если мужчину забрызгает женщина, для него это все равно что божья роса. Возможно, его ждет прекрасный день и, может быть, богатый событиями вечер. Какой слог! Я тут ни при чем, меня вдохновляет ваша неприступная красота. Вы прекрасны, месье, месье? Флантье, Паскаль Флантье, репортер. Очень приятно, Карлотта. И о чем будет ваш репортаж? О Бразилии. Выбрали, с какой стороны подступиться? Я уже начал поиски. Восхитительно! Занимаетесь спортом? Никогда. Поразительно! Скажем так, у меня хорошие гены. Пойду надену что-нибудь поудобнее. Да и я, пожалуй, надену что-нибудь поудобнее. Карлотта?

Кому могла помешать Карлотта? Месье Бониссер Де ля Бат? Нет, Флантье. Если вам нужен микрофильм, приходите с деньгами в три часа к смотровой площадке. Вы нас узнаете. Не шевелитесь, агент 117! Милая поездочка. Простите нас за бестактность, но мы хотели поговорить в спокойной обстановке, один-один-семь. Правильно говорить «сто семнадцать». Да и вообще, на самом деле я Флантье, месье Флантье. Здравствуйте. Я-полковник Стаман, а это-полковник Кутнер. Очень рад. Паскаль Флантье.

Я пишу репортаж о Бразилии для вечерней газеты. Да будет вам. мы знаем, кто вы. И знаем, зачем вы в Бразилии, «сто восемнадцать». «Сто семнадцать». Нам с вами нужен один человек. Я слушаю. Профессор Фон Циммель. Я слушаю. Перейдем сразу к делу. Вы готовы сотрудничать с «Моссадом»? Я слушаю. Теперь мы вас слушаем. Вы готовы сотрудничать с «Моссадом»?

С «Моссадом». Израильской секретной службой. Да чтобы нациста искали евреи, какая нелепость. И почему же? -Да ведь он их узнает! Каким образом? Ну, я не знаю, хотя бы по носам, по ушам, по пальцам, по глазам. Постойте, я не сказал ничего? Вы агент 117, лучший агент Франции? Да. Ну, то есть «лучший». Об этом не мне судить. да-да. И, знаете, как я часто говорю. Месье сто-семнадцать, позвольте представить вам Долорес Кулешову.

Вы будете работать с ней в одной команде. -Здравствуйте. -Здравствуйте. Мне очень приятно. Знакомство с вами честь для меня, агент 117. Ваша борьба с нацистскими варварами славится по всему миру. В наших школах рассказывают о ваших подвигах. Для многих из нас вы-легенда. Вы-бастион защиты от дикарей. Вы олицетворяете собой свободу. Я очень горжусь честью работать с вами, агент 117! Я рад, что у меня такая красивая секретарша. Простите? Я говорю: я рад, что у меня такая красивая секретарша. Я не ваша секретарша. Не моя? А чья же тогда? А ничья. Я подполковник израильской армии. Мы с вами будем работать вместе, на равных условиях. Поговорим об этом, когда придется таскать тяжести. Если желаете, можете переночевать здесь, месье Де ля Бат. От ваших преследователей можно ожидать всякого. Спасибо. Месье Де ля Бат, микрофильм нам не интересен. Нам нужен Фон Циммель. Понимаю. Помните, как похитили Эйхмана? Конечно! Точно такую же операцию мы хотим провести против Фон Циммеля. Похитить и судить в Израиле за преступления. Как какие, соучастие в геноциде! Ах, эти!. Ну да. неприятная история. Мы будем искать его вместе. Вы заберете ваш микрофильм, а мы-Фон Циммеля. Начнете завтра. Конечно, вы будете одни. Замечательно. Мы со Стаманом утром улетаем в Тель-Авив. Разумеется, мы с вами не встречались и вообще не знаем о вас. Не хотите оставить деньги здесь? Спасибо, нет. Это деньги Франции. Я не могу оставлять их неизвестно кому. Только не принимайте мои слова на ваш счет. Не думайте, будто я верю всему, что говорят о деньгах и евреях. Это совсем ни при чем. Показать вам вашу комнату, месье Флантье? О, простите! Добрый вечер. Пижама. зубная щетка. Спасибо, я воспользуюсь только зубной щеткой. Делайте, что хотите. Доброй ночи. Спасибо за зубную щетку, Долорес! Не за что. Спокойной ночи. Спокойной ночи. Спокойной ночи, ребята! Приятный вечер, не правда ли? Да, простите меня, я допустил ужасную бестактность. Но не волнуйтесь, я сумею исправиться. Забудем об этом. Инцидент исчерпан. Нет. я знаю, что вел себя как. Антисемит? Нет! Я бы сказал: как грубиян. Да как ни назови. Не обращайте внимания. понятно же, что вы никого не хотели обидеть. не вы первый, не вы последний ляпнули глупость. Наш народ издавна дает почву для разных фантазий. Вот-вот, и я о том!

Спасибо, что признаете это. Если честно, вы ведь кое в чем действительно немного виноваты. Не обижайтесь, я не. Держи себя в руках: он нам нужен. Сделаю все, что смогу, полковник. И вам спокойной ночи! Предлагаю начать с отеля «Копакобана». Я захвачу вещи из номера и оставлю там дипломат. Как вам угодно, Юбер, тогда я начну расследование одна. Нет, не надо! Пойдемте вместе, посмотрите на отель! Спасибо, в другое время. Сейчас надо работать. Ну как же так? Там есть бассейн! Окунемся с утреца, освежимся перед работой! Нет? Нет. Спасибо, лучше не надо. Встретимся в час дня? Как вам угодно. Ну, до встречи! Твоя убил моя брата в Гшта! Твоя умри! Простите? Тебе конца, агента 117! Герр Флантье? Шагайте за нами, герр Флантье! Рад снова вас видеть. Мы ведь так и не виделись после заварухи в Гштадте. Спасибо вам, ребята, сработали чисто! Это очень приятно. Надеюсь, вы не в обиде на меня за то, что я перебил не всех узкоглазых? Простите за это.

Я знаю, как вы ненавидите этих рисожоров. До чего же они живучие, тыквоголовые. грейпфрутовые бошки. Крепкие. у них тыквы. Глазки-ананаски. Лимонные дольки. Банановые шкурки. У них ведь шкурки желтые. Как у банана. А! Я тут выхожу. Немцы. Ну, конечно же: немцы! -Здравствуйте. -Здравствуйте. Не подскажете, где я могу. не знаю, возможно ли это. ознакомиться с картотекой, где содержатся имена и адреса бывших нацистов, живущих в Бразилии? Есть же какое-нибудь. общество ветеранов нацизма. или клуб по интересам? Что-нибудь эдакое? К вашему сведению, в Германии демократия. Немецкое посольство не знает о местонахождении бывших нацистов. Да, но все-таки. между нами, немцами. Не все немцы нацисты, месье. Да, я знаком с этой теорией. Я вынужден попросить вас уйти, месье. Ладно, с пустыми руками. Ауфидерзейн. Что ни говори, но во Франции по-прежнему 400 сортов сыра. Как будет «сыр» по-бразильски? Кейжо. Кейжо. Ну как, Юбер? У вас все в порядке? Ну что? Есть какие-нибудь успехи? Дамы-вперед! А я за вами. Конечно, тайный агент, но все же французский! Ну а я со своей стороны неплохо поработала. Мне удалось узнать, что ЦРУ выходило на контакт с Фон Циммелем. Надо связаться с агентом ЦРУ в Рио. Это некий Билл-здоровяк. Браво, вы сумели меня впечатлить. Мы с вами пришли к одному выводу. Конечно, я оказался проворнее. Вот визитка месье здоровяка. Ваше здоровье. Нам нужно найти одного человека. А! Засранец Юбер! Вечно вокруг тебя кружатся хорошенькие куколки! Старина Билл! Вечно ты на мели, и все равно как-то их подцепляешь! Какая жара! О, да. Пойдемте! Венди! Принесите нам три кокосовых коктейля. И укоротите юбку, на вас жарко смотреть. Знаете, Бразилия-загадочная страна. Люди появляются и исчезают. Но он провел здесь лет двадцать. Должны были остаться следы! Есть одна зацепочка. хотя я не знаю. Какая зацепка? Его сын Генрих сейчас в Рио.

Если не ошибаюсь, он живет в Фавеле. По последним данным его видели в коммуне хиппи. Кому не что? -У детей цветов. О господи, уже от цветов детей рожают, докатились! Нет-нет-нет! Коммуна. хиппи. А, понятно! Да, а я-то подумал. Постой, у меня есть фотография. Вот он, Генрих Фон Циммель. Ну и грива! Что за манера подражать бабам? Странно. Билл, чего им нужно от жизни? А хрен их знает! Они это делают в знак протеста, хотят изменить мир. Изменить мир? Какая нелепость! Он и так хорош! Зачем его менять? Они говорят: занимайтесь любовью, а не войной. Ну, одно другому не мешает. Я занимаюсь и тем, и другим, и до сих пор никто не жаловался! Сукин ты сын! Типичный француз! Да и ты тоже. Да ладно вам! Где ваше чувство юмора? Говорят: еврейский юмор, еврейский юмор! Да, это правда, он не очень «веселый», да. Какой же это юмор, если он не смешной? А такой же, как у вас. В вашем стиле. Этот город великолепен. Слово знатока! А, черт, как тут люди умудряются не запачкать ботинки? У большинства их нет. Ха-ха, это неплохо! «Нет ботинок»! Смешно! Знаете, Юбер, не всем тут живется легко и просто. Так часто бывает при диктатурах. Диктатура! Скажете тоже. Вы симпатичная девушка, но упаси вас бог рассуждать о политике. Вы хоть знаете, что такое диктатура? Диктатура-это когда кругом коммунисты. Всем холодно, у всех серые шляпы, а на ногах ботинки на молнии. Вот что такое диктатура, Долорес. Ладно, а как вы назовете страну, где президентом стал военный. Где есть тайная полиция, всего один телеканал и безграничная власть цензуры? Я назову ее Францией, мадмуазель. И даже точнее: Францией генерала Де Голля. Кажется, здесь. Где Генрих Фон Циммель? Повторяю вопрос: где Генрих Фон Циммель? И положи транзистор! Какой-то полный кретин. Позвольте мне. Не бойтесь, мы не сделаем вам ничего плохого. Простите за дверь. Мы ищем Генриха Фон Циммеля. Ты можешь нам помочь? Говорят, он на пляже Сан-Жуан. У них теперь там тусовка. Спасибо. Оставьте дверь открытой. Хиппи здесь больше не живут. Теперь они на пляже неподалеку. Отлично, идемте! До свидания! До свидания, детишки! Знаете, Долорес, я смотрел, как вы говорили с девочкой. И знаете, о чем я думал? О том, что вам нужен семейный очаг. Зачем вам сдалась эта опасная профессия? Вам лучше сидеть дома, с детьми, дарить им нежность. Долорес, я крайне редко делаю этот комплимент, но вы. просто созданы для материнства. Можно задать вам вопрос, Юбер? Конечно. Вы бы сказали все это, будь я мужчиной? Мужчины редко бывают созданы для материнства. Генрих Фон Циммель! У меня есть план, Долорес. Простой и эффективный. Видите эту скалу? Приведите парня сюда, используйте ваши чары, а остальное моя забота. Не волнуйтесь, все пройдет хорошо. Мы-журналисты! Мы ищем твоего отца, Генрих! Где он?! Мы же не так условились! Да! А делаем так! Выбирай: или скажешь, где твой отец, или я всажу пулю тебе промеж глаз! -Да я не знаю, где отец! Я не это хочу услышать! И я тоже! Я помогу вам, честное слово! Я не знаю, где отец, но знаю, где его бывший сообщник. В Бразилии! Я отведу вас! Я помогу вам его поймать, кто бы вы ни были. Ненавижу отца и всех фашистов. Мой отец-мерзавец. Мне стыдно быть его сыном. Это что?! Как ты говоришь об отце? И не стыдно?! А кто тебя кормил? Я никогда не скажу такого об отце! Никогда! Отец был шахтером. И мы не возникали. Мать ни на что не жаловалась, и дети тоже! Но его-то отец-фашист! Возможно, но все же это его отец! Скажите. Ваш отец и правда был шахтером? Ну вот еще, он был дипломатом. Нет, это была психологическая пытка. Но он же сразу все рассказал. Да, но эта вредная манера все порицать. Начинается с родителей, с семьи, а потом. флаг. родина. Юбер, его отец служил в СС? Он фашист! Это не одно и то же. Не все фашисты служили в СС, Долорес. Поаккуратнее с обобщениями. Если хотите, можете у нас поужинать. Нет, спасибо. Мы лучше пойдем. Ну как хотите. Юбер, мы с вами можем разделиться. Вы останетесь здесь и посторожите Генриха. Так, по-вашему, лучше? Не знаю, наверное. А вы, случайно, не пытаетесь от меня избавиться? Нет, почему? Я шучу, Долорес! А вы купились! -У вас тут делают киш? Киш-лотарингский пирог. Спасибо. Это что? А, чудесно. Смотри, я поставил чувствительность 200. И теперь, при таком освещении получится хороший снимок. Изменить мир, изменить мир. Вы симпатичные ребята, но пора уже и повзрослеть. Имейте в виду, мир вас не дожидается, он движется вперед. И очень быстро, глазом не моргнете, как останетесь позади. Сейчас вы на каникулах, это приятно, но скоро вернетесь к учебе. Мы не на каникулах. Ладно, допустим, взяли академический отпуск. Ну а что потом? Вы думали, что будет потом? Мир не прогнется под вас, ребята. Вы что, думаете, 68-й год молодежи? Нет, жизнь устроена не так. Там, снаружи реальный мир. а реальный мир ходит к парикмахеру. да-да. Вот так-ля-ля-ля, гитары, трубадуры-это время прошло. Нет, у меня свои. О чем я говорил? Ты говорил о смерти трубадуров. Да-да, точно, а по какому поводу? Этого не помню. Ну как же! Ты меня огорчаешь! Я наверняка что-то сказал. Мне все нравится. но давайте договоримся. Что этот секрет останется между нами. Да, да, конечно! Потому что, не всем людям обязательно знать об этом. Не зная контекста, ладонь на заднице может. Тодо бьен. Тодо бьен, тодо бьен. Вот так лучше оговорим это сразу, а то некоторые склонны воображать невесть что. Тодо бьен. тодо бьен, все хорошо. Странно. Какой-то незнакомый маршрут. Вчера все прошло хорошо? Превосходно, я провел, в целом, очень спокойный вечер. Мы поели, я принял ПМС и уснул как младенец. Надо сказать, эти хиппи приятные ребята. Только надо привыкнуть к их гигиене. Но тут уж ничего не поделаешь. Это молодость! Рано или поздно реальность их обкорнает. Долорес, я уже давно хотел вас. Не двигаться! Твоя убил мой брата в Гта! Твоя умри! Юбер, что ему надо? Не знаю, я его впервые вижу. Самолет станет твой гроб, агент 117! Закрыто! Да еще и на ключ! Привет от господина Ли! У вас есть брошь или вязальная спица? Может быть, ключ? -Английская булавка? Спица из бюстгальтера? Я его не ношу. Но у меня есть заколка для волос! Торопитесь, Юбер! Почему вы его не носите? Бюстгальтер. Потому. Потому что что? Со своим телом я делаю, что хочу, и сейчас не время это обсуждать! Что за манера-подражать мужикам? Странно. Ну как, Юбер?! Порядок, но самолет теряет высоту, впереди деревья, и я не успею выпустить шасси. Тогда почему порядок?! -Да потому что я рядом. Бог ты мой. Спасибо. Прилетели? Скорее! Бензобак в огне! Самолет вот-вот взорвется! Спасибо, Паскаль. -Да ерунда. Хорошая работа, но меня очень занимает этот китаец. Вряд ли это человек Фон Циммеля. Ну мало ли. А как назывались китайцы, воевавшие за фашистов? Японцы, точно. ошибочка вышла. Забрезжила одна идея, но нет с китайцами из Китая она не сработает. Юбер, я хочу еще раз поблагодарить вас. Я горжусь тем, что работаю с вами. Понимаю. И кстати, хотел вам сказать. Я знаю, что вы восхищаетесь мной и моими подвигами. Моей жизнью, моей работой. Вы знаете, что я бастион защиты от варваров. Увы, у всего этого есть цена. Долорес, пускай это прозвучит жестоко. Но если между нами промелькнет чувство, знайте. Я не могу связать свою жизнь с женщиной. Я не создан для длительных романов. Скорее, для рассказов коротких и страстных. По-другому я жить не умею. Кто-то ищет себе приключений. А я сам-приключение, и мой долгсразу предупредить вас об этом. Это мило с вашей стороны, спасибо, Юбер. Да что вы, не за что! Вам спасибо. Но что случилось?

Ничего.

Вы не любите мужчин? С чего вы взяли? Вы так отдернули руку, как будто. Не будем больше об этом. Это потому что я не еврей? Почему вы так говорите? Не знаю, у вас такая религия. Ну и какая? Начнем с того, что она запрещает сосиски. И вот ну, сделаем вид, что это нормально. Ни сосисок, ни алкоголя, все в паранджах. Простите, но это все-таки. Все-таки что? Нельзя того, нельзя сего! Детский сад, вам не кажется? Нет, не кажется. К тому же вы путаете евреев и мусульман. Не цепляйтесь к словам. К тому же, ваше отношение ко мне очень типично. Вот это вот: «Я еврейка, и потому всегда права». Жаль, если я вас чем-то обидела, но не буду извиняться. А ваши рассуждения о евреях, о черных, о женщинах. В будущем прошу держать при себе. Можно подумать, будто это вы обижены. Думаете, сможем переправиться? Никак нет, в реке полно крокодилов. И потом, ее не переплыть. У нас мало времени, надо что-то придумать. Да, но пока что мы в тупике. Посмотрите, дальше хода нет. Подумаем, как обмануть крокодилов, ну а пока разобьем лагерь на берегу. Не возражаете? Не возражаю. А здесь красиво. Здесь и заночуем. Так, поступим следующим образом, я пойду на охоту. Генрих, просто по-дружески, наруби дров. Долорес, будьте любезны, соорудите ужин. Что-нибудь легенькое. Что это он делает? Иду в воду, искупаюсь. Наловите тонну микробов, вот и вся добыча. Видишь, Паскаль? Может быть, именно это и значит. «Изменить мир». Осторожно, Генрих! Спасибо, Паскаль! Никогда не забуду. Ерунда, приятель. Мы теперь друзья до гроба. Хорошо, но когда опять захочешь изменить мир, поберегись крокодилов. Я исполню любую твою просьбу! -Для начала надень трусы. Ну что, допрыгался? Ну вот, Долорес, можно готовить ужин. И что мне делать с этой тушей? Тут килограммов двести. Ну, я не знаю, что-нибудь без особых изысков. Вас никто не осудит. Не осудит за что? Я не собираюсь готовить вам ужин. Место женщине только на кухне, да? Вот что, девочка моя, я свое дело сделал. Посадил самолет, спас вам жизнь. И убил крокодила. Вы хотели работать на равных? Так догоняйте! Хотя бы приготовьте еду.

Она права, Паскаль. Мы это есть не будем. Ах, она права? Только не делай из этого трагедию. Нет, что ты, да, мир что-то быстро меняется! Сейчас я приготовлю ужин. Я заметил в лесу фрукты и ягоды.

Я пойду с вами. Вот как. Паскаль, ты точно не будешь есть фрукты? Попробуй, это вкусно! Нет, спасибо, лично мне нужны витамины. Паскаль, это же глупо. Да, конечно, я еще и дурак. Да что ж. Почему эта дрянь не жарится? Нет, правда, почему? Ну как? Жарится? Потихоньку, крокодилья кожа готовится долго. Ничего не поделаешь. Что вы хотели? Хотела помириться. Мы все очень устали. Но я думаю, что нам лучше держаться бок о бок. Так попросите об этом Генриха. Вы так подружились! Он охотно подержится за ваш бок. Не понимаю, почему вы такой. Может, мне больно смотреть на то, как подполковник израильской армии флиртует с сыном фашиста. Простите, но у меня еще остались принципы. Ничтожество. О, браво! Смешно! Браво! Тодо бьен! Бразилиа Бразилиа! Наконец-то мы здесь! Как удачно мы переплыли эту крокодилью реку! Хорошо, что вы построили водный велосипед. Простите, что не дала вам сделать утиную голову. Но я по-прежнему думаю, что на нее ушло бы слишком много времени. И вовсе не «слишком много»! Самое трудное это корпус, а вовсе не утка. Утка-это только клюв и зеленая шейка. И хватит об этом. Сейчас главное-найти отель. Ну вот и нашли. Я связался с сообщником отца по телефону. Сегодня у него вечеринка. Но есть проблема: это бал-маскарад. Да, ты прав: это проблема. Придется прийти в костюмах! Заодно повеселимся. Еще как! Но мы не за этим приехали. -Да! Конечно. Так! Пора браться за дело. Встретимся через полчаса в холле в костюмах? Что до напитков не беспокойтесь, я угощаю. Как вы это сделали? И, кстати, вот это для вас. Предлагаю перемирие. В конце концов, наши страны союзники. Попробуем? -Да, вы правы, ссориться глупо. Ну вот подарок-пасхальный. Спасибо. Я сказал «пасхальный». Чтобы было похоже на мое имя. -Да, я так и поняла. А еще у меня есть яйца. Пасхальные? Ну скажите же: правда, смешно? Ну все, хватит. Надо позвонить Арману. Меня словно осенило! Вдруг вспомнил о том, что меня зовут Паскаль, а остальное пришло само. Пасхальные яйца. По-моему, она даже посмотрела на мое хозяйство. Вот-вот! Вот я и подумал: «скажу Арману». Вот ну все, я пошел. В отеле фашисты. Хотя нет! Это Генрих, он наш. Перезвоню, до свидания! -Да, это. Я не слишком? Нет-нет, все хорошо, в стиле. Я бы выбрал другой костюм, но в прокате был только этот. Остальные уже разобрали. Ах, ты его взял напрокат! Понятно. А я-то думал. Я добавил это. Это символ мира. Ну вот, видите? Это все тот же Генрих. Ну будет вам дуться! Все-таки это всего лишь костюм. Это потому что она еврейка. Вот мы и приехали. Похоже, это ловушка. Не факт, не надо всех подозревать. Может, они мыслят одинаково? Ну да, конечно. Или все пошли в тот же пункт проката, что и Генрих. Да, возможно, но в это трудно поверить. Найду папиного сообщника и вернусь. Долорес, прошу у вас прощения, вы, несомненно, правы. Мы попали в ловушку. Несомненно. Ладно, не будем привлекать к себе внимание. У вас есть план? Как мы выйдем отсюда? Как раз сейчас я его продумываю. Когда планируете закончить? Смотрите! Это профессор Фон Циммель! Хорошо, что он нас не заметил. Дамы и господа, простите, что вынужден прервать музыку, но у нас особенный гость. Давайте встретим его, как подобает. Прошу любить и жаловать, Паскаль Флантье! Хорошо, что они не знают, кто я такой. Тот самый Паскаль Флантье, которого мы знаем как агента 117!!! Генрих! Генриха больше нет. Меня зовут Фридрих! Ну дела! Генрих! Ты носишь парик?! Как видишь, Паскаль, хотя бы в одном я тебе не соврал. Я действительно хочу изменить мир! И к чему вы стремитесь, Фон Циммель? В чем цель этого гнусного сборища? Провозглашение четвертого рейха? Нет, четвертый рейх-мечта, обреченная на провал. Многие пытались, ничего не вышло я миновал эту стадию. Я решил заложить основы совсем нового мира!

Более несправедливого, более нетерпимого, более враждебного, мира, где всегда будет идти война, где все будут страдать. Этот мир. Мой мир. Это пятый рейх! Браво! Браво! Утописты. Подержите. Друзья мои! Я понимаю ваш гнев, понимаю вашу обиду. Но прошу вас, избегайте цинизма! Избегайте поспешных решений! Конечно, я понимаю, чем вас привлекает нацизм. Да и кто вас за это осудит? Я и сам порой еле держу себя в руках. Но вы уверены, что нет другого выхода? Неужели дети, которыми вы были когда-то, мечтали о таком мире? Я знаю, в каждом из вас еще жив ребенок. Именно к нему я обращаюсь и хочу задать ему вопрос. Один простой вопрос. Что, если пятый рейх будет рейхом. любви? Хотел тронуть их сердца, а в ответ получил насмешки. Довольно! Я займусь вами позже. Отведите их в кабинет! Живо! Шнель! Отпустите, мне больно!

Это что за. Не волнуйтесь, Долорес. Я опростоволосился, но я найду выход отсюда. Германия пятого рейхачудесные планы. Гитлер. Ненавижу его! Бинго! Кажется, есть зацепка! У нас есть как минимум полчаса, этого хватит. Не терпелось с вами повидаться, мой друг. Вы теряете время, Фон Циммель. Я вам ничего не скажу. Ну и ладно, я вас ни о чем не спрашивал. У меня от вас ощущение дежа-вю, профессор. Ваши приемчики, тайный кабинет, свастики, черные костюмы все это так банально! Конечно. А вы. значит. Вы у нас репортер? И как продвигается ваш репортаж? Вы шутите? Сделали красивые снимки?

Месье Паскаль Флантье! Фашистский юмор -жалкое зрелище. Отставить смех, агент 117! Все отвернитесь! Добро пожаловать в мою лабораторию! Зантракс, синий дьявол! Разденьте его и привяжите! Почему меня? Мой костюм, фашисты! Вы за это поплатитесь! Гуте нахт, герр Де ля Бат. Карлотта, так вот что значит «что-нибудь поудобнее»? Одеяние зла и хаоса? Я не Карлотта, я-фройлейн Фрида! А для меня вы навсегда останетесь Карлоттой. Карлотта! А для меня вы навсегда останетесь Паскалем Флантье. Карлотта! Карлотта! Карлотта! Флантье! Флантье! Флантье! Флантье! Флантье! Карлотта! Карлотта! Карлотта! Карлотта! Прекратите этот маскарад! Напрасно храбритесь, месье Де ля Бат. Сейчас мы наконец-то посмотрим, что у вас внутри. Ради бога, Фон Циммель. И не такие пытались. Нет, на этот раз я говорю буквально. Что вы делаете, Фон Циммель? Открываю свой сейф. Несколько лет назад я спрятал в вашей груди два микрофильма. Один-со списком французских коллаборационистов.

Второй, куда более важный со списком швейцарских счетов, где хранятся сказочные сокровища! Почему же я об этом не помню? А вот почему. Этот эликсир стирает кратковременную память. Боже мой! Я что-то припоминаю! Что вы делаете, Фон Циммель? Открываю свой сейф. Я спрячу в вашей груди два микрофильма. Один-со списком французских коллаборационистов. Второй, куда более важный со списком швейцарских счетов, где хранятся сказочные сокровища! И почему же я об этом не вспомню? А вот почему. Этот эликсир стирает кратковременную память. Сохранились! Спасибо, агент 117. Вот почему я требовал, чтобы именно вас сюда прислали. Весь этот бред про лучшего агента только для вида, вы же сами понимаете. Прощайте, агент 117. Убейте их. Развяжите его! Вы за это поплатите. Поплатитесь. В общем, неважно. Молодец, Долорес! Разоружите их и заберите микрофи. Это не я.

А кто тогда? Я его видел. Я знаю, кто он, но буду молчать. За что? За что? Убейте их! Пойдемте. Осторожно, Юбер! Ну же, Юбер! Будьте агрессивнее! Попробую. Так его, да! Еще! Еще! Надо же, лысый! Мертвая голова. -Держите, ваш лук и стрелы. -Да, вы правы. Вперед, Долорес! Быть может, партия еще не проиграна. Стреляйте, Юбер. Ничего не понимаю. Конечно, это игрушечный лук! Скорее! Они убегут! Надо же что-то делать! Вы правы! За ними! А вот и они! Браво! Вы водите, как мужчина. Мы обязательно должны поймать Фон Циммеля. У нас нет права на ошибку. Да, но я сделал вам комплимент, Долорес. Израиль должен судить бывших нацистов, как судили Эйхмана! Конечно. Это наша ответственность перед историей. Израиль должен показать миру, что она-демократическая страна. Вы меня поражаете, Долорес. Вы решительны, вы храбры, ни разу не дрогнули, ни разу бровью не повели. Вы бесстрашны, красивы, элегантны. Мне кажется, я нашел своего двойника в юбке. Вы мне нравитесь, Долорес, очень. Знаете, чего бы мне хотелось? Как это нет? Не понимаю! Вы мне совсем не нравитесь. Да, именно этого я не понимаю. Объяснитесь! Я ведь все-таки бастион против варваров, символ чего-то. Вы старый, самовлюбленный. У вас устаревший взгляд на женщин. Зациклены на себе, надменны, почти расист.

Плохо одеваетесь, инфантильны и без чувства юмора. Мне продолжать? Я плохо одеваюсь?! Что-то здесь жарко. Мне нравится ваша улыбка. Нет, правда, она очень приятная. Но это вам уже говорили. Смотрите! Они остановились. Бензин кончился! Я так и знал! Вечная проблема «мерседесов»! Бегите за Карлоттой! Фон Циммель-мой! Не забудьте, Юбер! Он нужен нам живым. Сделаю, что смогу. Фон Циммель! Сдавайтесь, Фон Циммель! Игра окончена! Если сдадитесь сами, суд это учтет! Понятно?! Нет! Не надо! Фон Цим. Фон Цим. Вам наверх? А, прекрасно, спасибо. Вы не знаете, где моя одежда? -А, зеленое трико? Оно порвалось, пришлось его выкинуть. А, досадно. У вас найдется что-нибудь взамен? Есть кое-что у старого садовника. Только я не уверена, что вам понравится. Превосходно, чуть старомодно, но выбирать не приходится. Спасибо. Извините. Дед из моей палаты звонил по телефону? Если нам повезет. Тарабарщина, кажется, никакого смысла. Спросите у него самого! Я слышала, он говорил, что в 8 будет в Рио, на Корковадо. Могу я позвонить? -Звоните. Спасибо. Это крайне срочно. -Долорес? Это я, Юбер. Юбер, вы где? Я волновалась! Правда? Вы волновались? Я думала, вас убили. -Ах, это мило. Вы поймали Карлотту? -Да, она взаперти. Слушайте внимательно, Долорес. Фон Циммель встречается не знаю, с кем-на Корковадо, в 8 часов. Встретимся у Билла-здоровяка. Я сейчас же ему позвоню. Все поняла, Юбер. Будьте осторожны! Спасибо. -Да, Билл! Это Юбер! -А, Юбер! Привет, сукин ты сын!

Да, конечно, я звоню насчет Долорес. Нужна твоя помощь. Фон Циммель с кем-то встречается на Корковадо в восемь. Все понял, членосос. Как скажешь. -Арман? Это Юбер. Юбер, где вы? Как где? В Бразилии. А где я должен быть? Есть ли успехи в расследовании? Поймем это, когда я вернусь. До свидания, Арман! Надеюсь, до скорого. Удачи! До свидания. Ну все, ситуация прояснилась. Мария-Жоао, вы оказали неоценимую помощь Франции. Я этого не забуду. Да, кстати, где я могу найти машину? Машина есть у старого садовника. Но понравится ли она вам? Долорес? Привет, ублюдок! Билл! Как же ты меня напугал! Билл, что ты делаешь? Ты не заболел? Нет, твою мать! Только жара достала. Что происходит, Билл? Происходит то, что Фон Циммель боится Моссада. Он попросил защиту у ЦРУ в обмен на ценную информацию. Ловко, Билл. Но зачем ты защищаешь эсесовца? Ты американец, ты против фашистов! ЦРУ-это не Америка, агент 117. Отпустите, мне больно! Не дергайтесь, агент 117, или ей конец! Отпусти ее, Билл. Не забудь, наши страны союзники. У меня такое впечатление, что вы вспоминаете об этом, только когда вас надо освободить.

На что это ты намекаешь? А, пардон, вы же освободили себя сами. Осторожно, за твоей спиной китаец. Ну сколько тебе лет? Твоя убил мой брат в такси! Положите оружие, агент 117. Карлотта, еще не поздно все отыграть назад. Фашисты и братья этого бедолаги будут вас преследовать всю жизнь. Заклинаю вас, Карлотта: подумайте! Обещаю: если вы нам поможете, я лично выйду на контакт с премьер-министром Франции Жоржем Помпиду. Будет найдено оптимальное решение. На самом высоком международном уровне будет поднят вопрос о том, чтобы у фашистов была своя страна.

Вроде Израиля. Рад нашей встречи, Долорес. Я молилась о вашем появлении. Правда? Вы уже второй раз говорите мне что-то приятное. Уже второй, вы уверены? Да, первый раз было по телефону, когда я. Нет времени, Юбер! -Да, вы правы! Вперед! Бегите, я догоню. Мы с вами знакомы? Мы вместе провели ночь на пляже. Мы провели ночь вместе? Не говорите так: можно подумать, будто. А что ты. тут делаете? Ем яблоко любви. Хочешь куснуть? Сгинь, змий! Я это не ем! Ничего не бойтесь! Помните уговор! Он нужен нам живым! Сдавайтесь, Фон Циммель! Все кончено! Здоровяк мертв, Карлотта тоже! И даже китаец! Китайца он не знает. -Да, знаю, но. Будьте же мужчиной! Сдавайтесь по-хорошему! Я умираю, но не сдаюсь! К сожалению, для вас, Долорес, я серьезно намерен умереть. Вы убили моего сына, а теперь и мою невесту. Вы все у меня отняли, но смерть мою вы не отнимете! Боже, он выстрелит! Нет, что вы! Блефует. Это все, что у меня осталось. И вы ничего не успеете сделать! Сомневаюсь, Юбер. Он знает, что его ждет. Да, кстати! Если вы вдруг не заметили. В каждом фашисте тоже живет человек. Такой же, как все. Разве. у фашиста нет глаз? Разве. у фашиста нет рук? Да, вы правы. Кажется, он всерьез. Человек на грани отчаяния. Органов? Чувств? Страстей? Если нас уколоть. разве не идет у нас кровь? Если пощекотать нас. разве мы не смеемся? А если нас отравить. разве мы. не умрем?! Великолепно, какие красивые слова. Но и ужасные при этом. Я-старый человек, мне 46 лет, вся жизнь позади, вы все у меня отняли. У меня нет выбора. Я пойду в обход. Предоставьте мне. Адье, агент 117. Довольно, Фон Циммель! Именем Франции требую вернуть микрофильм! А именем Израиля прошу следовать за нами. Что он опять затеял? О, боже! Он решил спрыгнуть с руки Иисуса Христа! Так помешаем ему спрыгнуть с руки Иисуса Христа! Но вы ведь боитесь высоты! Нужно уметь побеждать свои страхи. Вы боитесь фашистов. А я-трапеции. Ни с места, Фон Циммель! Сдавайтесь! «Сдавайтесь>? Поищите более веские аргументы, друг мой. Если только у вас опять не закружится голова. Смелее, мой друг! Попробуйте подойти ближе! Нет! Нет! Нет! Я ни в чем не виноват! Это был несчастный случай!!! Адье. агент 117. Нет! Нет! Нет! Отпустите меня! Пустите меня! Только не в этот раз! Добро пожаловать в Израиль, герр профессор! Браво, Юбер! Это подвиг разведчика и подвиг гимнаста. И спасибо, что спасли жизнь Фон Циммелю. Пустяки, я горжусь тем, что израильтянка благодарит меня за спасение фашиста. Наверное, это знак, Долорес. Быть может, мы еще увидим примирение евреев и фашистов? Все-таки есть в вас что-то, чего я никак не могу понять. -Да? И что же? Вот что. Пасхальные каникулы! Добрый день, шеф! Добрый день, Юбер! И браво! Микрофильм добыт, и к тому же бесплатно! Снимаю шляпу! Хорошо, что вы не послали почтальона. Посмотрим кино? Нет, она поломалась, не повезло. -А, понятно. Арман, я хотел признаться, кое-что меня беспокоит. Наверное, это пустяк. Но в этом списке коллаборационистов я заметил ваше имя. Мне говорили. да. Да-да-да, какое тяжелое время. Что за эпоха. что за период. Впрочем, все это в прошлом. Франция должна это забыть и двигаться дальше! Да, конечно, теперь я спокоен. Я тоже подумал о вас, Юбер. Вы хотите сказать. Почетный легион. Я говорил с премьер-министром месье Помпиду. Могут вручить на этой неделе.

Ух ты. Благодарю вас, Арман, не знаю, что сказать. Ничего не говорите, вы же работаете не ради наград. Ну это вы сами знаете. Разумеется! Ладно, к делу, дорогой друг, у вас новое задание! Не где-нибудь в Китае!

Некий господин Ли взял в заложники 50 французов и хочет говорить только с вами! У меня будет одно условие. Заранее согласен. Какое? Я сам выберу себе имя. С господином Ли главное, чтобы не просек-Ли! А то еще Ли-нчуют! Или Ли-шат, Ли-цензии! Кобе-Ли!

Что ж, Юбер, мне кажется, мы все обсудили. Конечно, вы правы. Ли-гушата! Надо же, как странно! Кажется, я ненароком освоил еврейский юмор. Да что вы? И какой же он? Мне кажется, это когда совсем не смешно и шутят не про сосиски.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Да пошла ты со своим пропуском!

Ты никогда не смотрел на меня. >>>