Христианство в Армении

Так вы её видели?

ПОСЕЙДОН и будем жить там счастливо. А ты останешься здесь, и тебя мы с собой не возьмем. Господин доктор, извините за опоздание. Небо затянуто тучами. Кажется, будет метель. А теперь мы поедем. Доктор, вы в плохое время приехали. Все затихло, никто не стреляет. Все ждут русского отступления. Я очень уважаю врачей. В детстве я часто болел, еще с рождения. Я рождался из поперечного положения, и врачи меня спасли. А еще у меня был дифтерийный круп, а бабушка об этом не знала и повезла меня к врачу через 5 дней. Я уже умирал, но он мне разрезал шею и вставил трубочку. Даже шрам остался. Еще у меня был гнойный аппендицит. А в 20 лет я сломал руку. Так что я счастливый. Угости сигареткой, пожалуйста. Что грустный такой? Ничего, так, ничего. Доктор. Может, нам стоит вернуться?

Они эвакуируются. Нет, нет, не надо. Я сам. Спасибо. До свидания. До свидания.

Извините, где мне найти начальника? Там, дальше в палате. Вы, наверное, тот хирург, которого мы ждали еще вчера. Пауль Фишбах, хирург. Был мобилизован, и прибыл из Германии к месту назначения. Меня зовут Ральф. Начальник уехал, так что мы с вами теперь тут главные. Я очень устал, поэтому вы садитесь и на меня не обижайтесь. Как в Германии?

Ничего. Спасибо. Я бы на вашем месте поехал потому что, когда придет машина за нами, я не знаю. Начальник сказал, что когда придет машина, то пулемет и все, что останется, надо утопить в яме, где лежит снаряд. Его нельзя было грузить после операции, он бы сразу умер. Хотя он и так умрет. Раньше, позже. Вудем надеяться, что за нами еще придет машина. Вы ничем ему не поможете, пусть лежит пока. Курю много. Ноги промокли. Раньше мы все время шли вперед, а теперь все время идем назад. В этом есть нечто забавное, Если бы сначала мы все время шли назад, то теперь вперед. раньше иногда исполнял обязанности квартирьера, а теперь все время в группе прикрытия. Это потому, что я к вам приехал. Это вряд ли, доктор. Подождите. Вот так. До фронта еще километров семьдесят, не успеют. Я не уверен, есть ли сейчас фронт. В молодости я практиковал в довольно дикой деревне. Конечно, не такой дикой, как здесь, но тем не менее. Акушерка заболела, я приезжаю принимать роды. И чувствую. В родовом канале что-то непонятное. То рассыпчатое, то кусочки. Я испугался, а потом оказалось, что это сахар. Оказывается, знахарка научила. Роды были трудные, вот они и выманивали ребенка. Я тоже помню. Мне это знакомо. Женщины клали волосы в рот и иногда еще что-то из-за суеверия. Примета. Суеверия. Дикость. Вы умеете стрелять? Пару раз приходилось, лет 25 назад, еще во Франции. Но, по-моему, слава Вогу, я не попал. Доктор, будьте добры, сходите к заднему входу, посмотрите там машину. Это прямо по коридору, до конца. Сапоги жмут. Потеплело. Говорят, толстяки добрые и трусливые. Так вот, я смелый и злой. Пошел вон. Если еще раз увижу, убью. Пошел вон, убью. Иди, найди себе теплое местечко в штабе. Никто за нами не приедет. Все мы здесь умрем. Пурга началась. Перенеси пулемет на чердак, Мы с Клаусом останемся. Дай сюда. Вставайте, доктор! Моя фамилия Крейцер, я почтальон. Мы с вами вчера в поезде ехали. Вы в Польше вышли на станции и чуть от поезда не отстали. Послушайте, доктор. Доктор, нас на станции погрузили и повезли куда-то, потом стрельба началась, все побежали, а я заблудился. Я бы хотел стать камнем. Лежать на берегу. Выло бы все так просто, так просто. Вокруг бы текла вода, а я бы лежал себе и думал. За что все это.? Сердце болит. в сентябре я видел сон. Оставьте это, доктор. Что в январе умру. Воялся, ждал. Но ничего, обошлось. У меня жена в Дрездене, ждет. Вас выведу, медаль получу. Доктор, вы очень громко ходите. По-моему, мы никогда не дойдем. Поспорим? У меня деньги есть. Ой, уберите свои деньги. Мы обязательно дойдем. Когда я был молодой, хотел стать актером. Я в Верлин приехал Гамлета а мне дали Розенкранца и еще какого-то слугу. У нас в театре трагик был, скучный такой.

Он всем надоел. Так его поставили играть на утренник зайчика. Так у него этот зайчик получился такой скучный. Вольшой и скучный. На вас похож. Что вы на меня все смотрите, будто я виноват? Послушайте, мне не понятно, где фронт? Кругом партизаны. Нас, между прочим, схватят и будут пытать. Вы знаете, мы же не солдаты.

Что вы улыбаетесь, клоун несчастный? Знаете, что. Если нас схватят, убейте меня, ладно? Как с вами поговорю, так болеть начинаю. Нет, доктор, если поймают, придется нам страдать. А чем же мне вас убить? Разве что удушить руками? Не останавливайтесь! Уже недалеко. Это они по вам метили. Наверное, подумали, что вы танк. Я не слышу, не слышу. Я почтальон. Я не слышу. что они говорят? Я не понимаю. Я не хочу, чтобы они нас убили. Воже ты мой. За что! Не могу, больше не могу. Слушай, ты, ты можешь в конце концов застрелить-то нас? Ты посмотри. Ты посмотри на себя, в конце концов. Что стрелять не умеешь? Да пошел ты! Воже, как они мне все надоели. Как надоела мне эта война. Может, у тебя ума не хватает стрелять? Иди к черту! Это так страшно, так страшно. Я стоял и думал, что лампочка погаснет, а за ней ничего. Все черное, черное, и меня нет. И это все как во сне. Если мы здесь умрем, то об этом никто не узнает. Найдут через сто лет останки, и выбросят. Так странно, так странно. Здесь все останется, меня не будет, а это дерево будет. И болото это будет. Доктор. Ведь мы никому ничего не сделали. Разве это справедливо? Как какая-то волна, куда-то нас несет и несет. Что несет, куда несет. Крейцер, прекратите.

Мы ведь не умрем, будет другая жизнь, может быть, мы станем птицами, собаками или еще кем-то. Только Вог знает. Правда, если вы буддист. Мне было семнадцать лет в восемнадцатом году. Я приехал и сразу, в первый день, попал под обстрел, увидел солдат, которые бегут, хотя у них срезаны обе ступни. Видел людей без губ, без лица. А потом глотнул газа и попал в госпиталь. Потом стал врачом. Опять началась война. А совсем недавно, я был еще дома, к нам привезли несколько ослепших солдат и один из них все время хотел убить себя. Сестры старались, чтобы при нем ничего острого не было. Но один раз забыли вилку забрать. Он ткнул ее себя в сердце, а потом взял книжку и принялся ее забивать в себя, как гвоздь. А вы когда ехали, вы о чем думали? Знаете. доктор, я не думал. Мне сейчас страшно, а тогда было нет. Я ведь, доктор. в тылу сидел. Сам попросился. Доктор, как вы думаете, мы наступаем или отступаем? Мне кажется, что наступаем. Даже если вся армия катится назад. то мы с вами, по-моему, идем вперед.

Мы не можем отступать, потому что в нашем замечательном прусском уставе есть пробел: в боевой подготовке не предусмотрено отступление. Видите, приходится осваивать его на практике. Наш устав единственный в мире, в котором не говорится об отступлении, а только об активной обороне. Иногда мне кажется, что за нами кто-то сверху смотрит и улыбается. Странно, правда? Это когда вас он видит, то улыбается. А когда меня, то смеется. Что я тут делаю? Это пушка. Слышите? Если мы услышим взрыв, то проиграем, а если нет, то выиграем, И вообще все будет хорошо. Видите, а вы расстраиваетесь. Я потом всем расскажу, как мы победили пятерых партизан. Доктор, знаете, почему я счастливый человек? Потому что я улыбаюсь, хотя у меня и все тело свело. А у вас сейчас ничего не болит, и вы мрачный. Кстати, вы знаете, я недавно узнал, что для того, чтобы конина была мягкой, ее надо сначала поварить и только потом положить на сковородку. Я не знал. Если увидите лошадь, то разбудите, мы будем охотиться. Вы спите, Крейцер? Все будет хорошо. А мне никак не заснуть. Я принес, доктор, я принес. Крейцер, он умер. Вы даже к нему не наклонились. Так нельзя, нельзя. от пулевого ранения в грудь. Они варвары. Они варвары. Вы уже третий раз смотрите. Он умер. Я его лечил год назад. Еще в Германии. Пойдемте, Крейцер, пойдемте. Они могут вернуться. Хватит, спасете кого-нибудь позже. Пойдемте. Нам назад надо, там партизаны. Отстаньте вы от меня. Вы же понимаете, что мы никуда не выйдем. У меня сердце никогда не болело, а теперь болит. Ехали, ехали и приехали. И жена вас больше не увидит. От меня жена ушла к инженеру. Маленький такой инженер. Она была меня младше на двадцать лет. Я соврал вам, как мальчик, дурак. У меня никого нет, детей нет. Так вот. Русские убивают немцев, а немцы убивают русских. Не ходите туда, Крейцер, не надо. Это неприятно и довольно мерзко. Пойдемте отсюда, Крейцер. Это ничем хорошим не кончится. Она еще жива, доктор. Жива. А вы добрый. Мне всегда говорили, что почтальоны добрые, а я и не верил. Принесите-ка мне что-нибудь присесть. Садитесь, доктор. Она что-то говорит, а я не понимаю. Все это как-то бессмысленно, без драматургии, без сюжета. Все будет хорошо. О, сигарета нашлась. Смешно. Пойдите, Крейцер, пройдитесь. Вы все равно не сможете помочь. Идите, подышите воздухом. А у меня больше не болит живот. Доктор, все будет хорошо. И будет еще лучше. Все болел, болел, а сейчас прошел. Я всегда хотел похудеть. Иногда не ел по несколько дней, и мне начинало казаться, что я худею. А теперь, когда похудел, мне хочется быть толстым.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Она не вела машину.

В качестве учебной практики я был обязан ознакомить новичков. >>>