Христианство в Армении

Ему не нравились её друзья, особенно парни.

СИНСЭНГУМИ. ПОРАЖЕНИЕ ПРИ ТОБА-ФУСИМИ Подлинная история разгрома армии бакуфу Перевод с японского: Анна Шмырина Редактор Yule Совместный проект bakumatsu.ru и «Японской коллекции» www.FenixClub.com отряд терпит одно поражение за другим. Гибель Синсэнгуми Отряд проигрывает сражение с войсками кланов Тёсю и Сацума… при Тоба-Фусими в пригороде Киото.

«В Камигата и Косю — поражение». После возвращения в Эдо их вновь потопили в крови… у замка Кофу на побережье Сайкё. Синсэнгуми распадается на части.

Члены отряда, не разлучавшиеся со времён его возникновения, постепенно покидают своего командира, Кондо Исами. И всё же Кондо Исами и Хидзиката Тосидзо… надеялись воссоздать отряд. Длительные исследования подтвердили, что во время переговоров о сдаче замка Эдо… Кондо и его товарищи втайне планировали возрождение отряда.

В письме Сасаи Хандзюро, губернатора Канто, есть запись о том, что Кондо Исами сообщает о переброске подразделения… численностью более чем 200 человек. Кондо и Хидзиката пытались установить доверительные отношения… с одним из влиятельных представителей бывшего правительства бакуфу — Кацу Кайсю. Сопротивление не приносит результатов. Кондо и его соратников окружают. Кондо вызывают в лагерь командующего правительственными войсками… и подвергают суровому допросу. Допрос дошёл и до отношений с Кацу. «В душе у Кондо…» Однако Кондо утверждает, что всё было задумано им в одиночку. Допрашивавшие его считали, что «перемещение в Нагарэяму… …было совершено по приказу Кацу». Однако Кондо продолжал покрывать Кацу: «Ничего подобного не было». Что же таилось в его душе? ПОВОРОТНЫЕ МОМЕНТЫ ИСТОРИИ Сегодня мы, основываясь на документах, хотим рассказать… о последних днях Синсэнгуми в районе Канто, о Кондо Исами и Хидзикате Тосидзо, до конца своих дней пытавшихся… жить согласно собственным убеждениям в переломную эпоху. «Мечта Синсэнгуми развеяна по Канто. Что происходило при сдаче замка Эдо?» Мы находимся у железнодорожной станции Итабаси линии Сайкё. Это в Токио, район Кита, квартал Такиногава.

Здесь установлен памятник… Кондо Исами и Хидзикате Тосидзо. Сегодняшняя программа посвящена деятельности этих двух людей. Место казни командира Синсэнгуми, Кондо Исами, находится в двухстах метрах отсюда. Ведущий — Мацудайра Садатомо Это произошло 25 апреля 4 года эры Кэйо (1868 г.).

Сегодня мы, прежде чем поговорить об этом дне, вернёмся на две недели назад — к 11 апреля. 11 апреля 4 года эры Кэйо. Сдача замка Эдо В этот день произошла бескровная капитуляция замка Эдо: замок перешёл из рук сторонников Токугава к правительственным войскам. Наверняка многие спросят: почему же, рассказывая о капитуляции замка, мы говорим о Кондо и Хидзикате? Наверное, нужно вести речь о Сайго Такамори и Кацу Кайсю? Конечно, это так, и всё же эти два человека, Кондо Исами и Хидзиката Тосидзо, сыграли большую роль в сдаче замка. Сегодня мы поговорим о том, как само их существование повлияло на сдачу замка Эдо, а также о том, что изменилось бы, не будь этих двоих. При подготовке перехода замка Эдо из рук Токугава в руки правительства… Кондо и Хидзиката активно сообщались с Кацу Кайсю. Что происходило между ними? Как действовал отряд Синсэнгуми в восточных районах, в Канто, мечту о котором члены отряда лелеяли ещё на западе? Каковы были последние минуты Кондо Исами? Об этом мы расскажем в сегодняшней программе. Итак, отряд Синсэнгуми, потерпев многочисленные поражения, направляется в Эдо. С этого мы и начнём наш рассказ. 3 января 4 года эры Кэйо. Период Эдо сменяется периодом Мэйдзи. В Тоба-Фусими, у Киото, начинается сражение между армией бакуфу… и императорскими войсками «кангун», состоящими в основном из армий кланов Сацума и Тёсю. В этой битве Синсэнгуми, сторонники бакуфу, ожесточённо сражались, заняв позицию у магистрата Фусими. Их было около 150 человек. Командование отрядом взял на себя заместитель Кондо — Хидзиката Тосидзо. Дело в том, что командир отряда, Кондо Исами, за две недели до этого, возвращаясь с военного совета, подвергся нападению… и был ранен в плечо, поэтому во время сражения у Тоба-Фусими находился в Осаке на лечении. Даже без Кондо отряд сражался храбро. Глава второго подразделения, Нагакура Симпати, собирает небольшой отряд и решает пробраться в лагерь врага. Однако в результате артобстрела правительственными войсками… магистрат Фусими сгорает дотла, и Синсэнгуми приходится отступить. Армия бакуфу отходит назад на всех позициях. Узнав об этом, Кондо Исами прибыл в замок Осака и высказал желание… принять участие в новом сражении. «Хотя рана моя ещё не зажила, я не могу сидеть сложа руки… и смотреть на поражение бакуфу». 6 января отступившие к замку Осака войска бакуфу обращаются к Ёсинобу… с просьбой реформировать армию, чтобы взять реванш… у армии нового правительства.

Ёсинобу так сказал собравшимся в просторной комнате командирам отрядов: «Хорошо. Выступаем немедленно. Всем готовиться». (Из «Биографии Токугавы Ёсинобу».) Однако уже в этот момент Ёсинобу в душе принял решение… продемонстрировать лояльность новому правительству, то есть подчиниться ему без сопротивления. Тем же вечером, после того как пробило десять часов, Ёсинобу покинул замок с несколькими соратниками. На следующее утро они сели на корабль «Каё-мару»… и направились в Эдо.

Узнав о бегстве Ёсинобу, офицеры и солдаты армии бакуфу… впали в растерянность. Кондо Исами же, говорят, промолвил лишь: «Что поделаешь…» Было решено, что Кондо с членами отряда также отправятся в Эдо… на военном корабле. Вспоминая о том, с каким подъёмом отряд совершал прежние походы… из Киото в Эдо и обратно по тракту Токайдо, через Хаякаву, Кондо сказал: «Как мы шли через заставу в Хаконэ — сейчас вспоминается будто во сне».

12 января корабль, на котором плыли Синсэнгуми, прибывает в город Синагава неподалёку от Эдо. 20 января отряд размещён в городе. Численность отряда к этому моменту сократилась до 110 человек. Между тем правительственные войска движутся к Эдо. Император издал приказ о поимке и казни Ёсинобу, поэтому 12 февраля тот покинул замок Эдо… и направился в храм Канъэйдзи в Уэно, чтобы объявить о своей лояльности двору. В этот момент Кондо, продолжавший твердить об узах долга, поручает членам Синсэнгуми охрану Токугавы Ёсинобу. Миссия Синсэнгуми заключалась в охране сёгуна. Передав власть императору, Ёсинобу формально больше не являлся сёгуном, однако отряд должен быть последовательным в своих целях. Возможно, именно так считал Кондо. Кондо предлагают обнадёживающий план. Запереться в замке Кофу и встретить там правительственные войска. Местность Косю — естественная крепость. Если разместить там солдат, можно будет защитить Эдо. Ухватившись за эту идею, Кондо решает посоветоваться… с Кацу Кайсю, который в то время обладал реальной властью в армии бакуфу. «Кондо просит разрешения выдвинуться в Кофу». К тому времени Кацу уже проникся веяниями нового времени… и считал, что клан Токугава будет вынужден подчиниться… правительственным войскам без сопротивления. Тем не менее он почему-то согласился с планом Кондо… и даже выдал отряду 5000 рё деньгами, дал 2 пушки и 200 ружей. Однако этим Кацу не ограничился. Кондо был внезапно возведён в ранг «вакадосиёри», а Хидзиката — в ранг «ёриаи». Рождённые в семьях простых крестьян в округе Тама, Кондо и Хидзиката… достигают статуса «хатамото», прямых вассалов сёгуна. Они приравнены с самураям — выходцам из благородных семей. О такой блестящей карьере можно было только мечтать. А Кондо делится с соратниками новой большой мечтой. Если ему удастся получить доход в миллион коку риса, то командир отряда будет получать 100 тысяч коку, заместитель командующего — 50 тысяч, его подчинённые — каждый по 30 тысяч, а нижние чины — по 10 тысяч. К ним присоединились и другие самураи, и возник отряд Коётимбутай. Кондо принял имя Окубо Такэси, а Хидзиката — Найто Хаято. 1 марта 4 года эры Кэйо. Отряд Коётимбутай выступает, чтобы занять замок Кофу.

Численность отряда — около 200 человек. Это произошло примерно за 40 дней до сдачи замка Эдо. Позвольте представить нашего гостя. Вторую неделю с нами писатель Домон Фуюдзи. Большое спасибо, что вы сегодня пришли к нам в студию. Прежде всего я хотел бы спросить вот о чём: ведь Кацу Кайсю в душе не хотел столкновения… с правительственными войсками. И тем не менее он отправил Синсэнгуми в Косю. Более того, снабдил их оружием. В чём же причина? Если говорить откровенно, они ему просто мешали — все эти приверженцы военных действий во главе с Кондо. Ведь их хозяин, Токугава Ёсинобу, уже смирился с тем, что придётся подчиниться. А низы всё ещё настаивают на том, что надо бороться до конца. Это затрудняет для Кацу реализацию его замыслов о новой Японии, образ которой у него уже сложился. Поэтому он просто засылает их к врагу: пусть, мол, их разобьют правительственные войска. Тогда, убрав с дороги помеху, можно будет заняться… осуществлением собственного политического курса. Я думаю, дело обстояло именно так. Итак, надежды Кацу Кайсю. Планы Кондо и Хидзикаты. Цели и устремления разных людей, находящихся на разных позициях, пересеклись в одной точке. И вот Кондо Исами со своими соратниками направляется в Кофу. Однако там их уже ждала новая неприятность: замок Кофу оказался в руках правительственных войск, пришедших туда раньше. Коётимбутай направляется в замок Кофу.

По дороге он попадает в округ Тама, на родину Кондо и Хидзикаты. На этом месте находился дом, где родился Кондо Исами. (Столичный округ Токио, г. Тёфу.) Здесь до сих пор можно увидеть колодец, из которого, как говорят, набирали воду для первого купания маленького Кондо. 2 марта 4 года эры Кэйо. Отряд достигает города Хино. Жители Хино были счастливы приветствовать… героев-соотечественников. Кондо и Хидзиката, сравнявшиеся по положению с князьями-даймё… и прямыми вассалами сёгуна — хатамото, вернулись в родные места на гребне славы. Родственники Хидзикаты рассказывают… о пребывании Кондо и Хидзикаты в Хино. Кондо, жалуясь на боль в правом плече, где рана ещё не совсем зажила, тем не менее заявлял: «Ну и что? Зато этой я вот как могу!» — и пил саке, опрокидывая чарку за чаркой левой рукой. Хидзиката сказал встретившей его старшей сестре О-Нобу: «Сестрица, давно я вас не видел. Интересная у меня была жизнь, но и опасностей было много. Что ж, зато я преуспел в жизни. Что дальше? Кто же знает…» Везде по пути следования отряд приветствовали местные жители. Один из членов отряда Коётимбутай, Юки Мунидзо, так описывает те события: «Везде в нашу честь праздновали, везде радовались, мы только и делали что угощались сакэ. Одну ночь простояли в Футю, на следующий день прошли 4 ри и ночевали в Хатиодзи» (из «Старого бакуфу»). Однако внезапно Кондо и его соратники получают непредвиденное известие. Оказывается, правительственные войска, подошедшие по дороге Накасэндо, уже прибыли в Кофу и заняли замок. В отряде Коётимбутай 200 человек. Противостоящее им правительственное войско насчитывает около 1000 человек. Кроме того, в их руках замок. На таких условиях принять сражение невозможно. Вот и пришла расплата за потерю времени по дороге, которую отряд оправдывал необходимостью ответить на радушие соотечественников. Кондо ничего не остаётся, кроме как разбить в Кацунома временный лагерь, вызвать подкрепление и пытаться выиграть время. Роль посланца была возложена на Хидзикату Тосидзо. «Хидзиката отправился в Эдо за подмогой». Хидзиката выехал немедленно, однако в этот трудный час… они с Кондо снова, как и в битве Тоба-Фусими, оказались отрезаны друг от друга. Кондо отдал своим солдатам приказ до утра жечь костры. Он надеялся обмануть этим правительственное войско, делая вид, что численность его отряда больше, чем на самом деле. Однако солдаты дезертировали один за другим, и отряд, первоначально насчитывавший более 200 человек, сократился почти до 120. Правительственные же силы, обнаружив Коётимбутай, утром 6 марта атаковали отряд с трёх сторон. Численное превосходство было более чем семикратным.

Кондо, Нагакура и другие оставшиеся в живых… члены отряда Синсэнгуми сражались доблестно, но у большинства Коётимбутай не было необходимого боевого опыта, и они создавали сумятицу: например, стреляя из пушки, они забывали поджечь фитиль, и снаряды не взрывались. В поединках на мечах один на один членам отряда Синсэнгуми не было равных, однако навыками современного боя, где важно было действовать сообща, а первостепенное значение имели пушки и ружья, они не владели. Разбитый отряд отступил. Кондо принимает решение отсидеться с остатками отряда в Эдо. Хидзиката в это время изо всех сил пытался собрать военную помощь. До сдачи замка Эдо оставался месяц. Итак, мы видели, как отряд Кондо потерпел поражение.

Воины Синсэнгуми не имели себе равных в поединках на мечах, но были разбиты в современном бою, где всё решала численность войска, а также вооружение (ружья). Наверное, можно назвать это сражение символичным, ибо оно позволило отчётливо ощутить эпохальные перемены. Итак, Кондо, потерпев поражение, возвращается в Эдо. Стремясь продолжить борьбу, он планирует восстановление отряда. 11 марта 4 года эры Кэйо. Перед Кондо, скрывающимся в укромном местечке в Эдо, появляются остатки разбитого отряда. Нагакура Симпати, Харада Саноскэ, Симада Кай — боевые товарищи, когда-то делившие в Киото горести и радости. Вот что говорится об этих событиях в «Истории Синсэнгуми». Перед тем как прийти к Кондо, Нагакура и другие посовещались… и приняли решение отправиться из Эдо в Айдзу… и попытаться возобновить борьбу. Нагакура обратился к Кондо с просьбой последовать за ними в Айдзу, но тот гневно ответил: «Это ваше личное решение, я к нему не присоединюсь». То есть он отказывался одобрить решение идти в Айдзу, самовольно, без его ведома принятое Нагакурой и его товарищами. Возможно, Кондо хотел сказать, что… Ёсинобу, бывший сёгун, находится в Эдо, и задача Синсэнгуми — защищать Эдо. А затем он добавил: «Впрочем, я соглашусь на это, если вы будете мне подчиняться». То есть самураи, прежде равные ему, должны были стать его вассалами-кэраями. Нагакура, давно заметивший, что в характере Кондо… есть нечто деспотическое, был потрясён и ответил так: «Самурай не может служить двум господам. До сих пор мы были единомышленниками, но вассалами твоими мы не будем».

Говорят, что Нагакура и остальные самураи покраснели, одновременно встали, отряхнули одежду и вышли из дома. Неизвестно, почему Кондо захотелось, чтобы самураи подчинились ему. Возможно, он считал, что без дополнительно укреплённых связей… им не справиться с трудностями. А может быть, предвидя свою смерть в Эдо, он намеренно рассердил Нагакуру и своих товарищей, желая правдоподобно разорвать с ними отношения.

Так или иначе, Кондо молча остался сидеть в одиночестве. Прошло пять лет с того момента, когда, воодушевлённые юношескими идеями, они покинули Эдо и подняли свой флаг в столице. С разбитыми мечтами Синсэнгуми вновь вернулся в Эдо, где отряд распался, а его члены разошлись в разные стороны. И всё же Кондо не потерял надежду. Приближается 15 марта — день, на который назначена… общая атака правительственных войск на Эдо. Надо попробовать ещё раз! И Кондо в Гохэй-синдэн (пригород Эдо, ныне — Адати, район Токио, близ Аясэ)… готовится к борьбе с правительственными войсками. В это время перед Кондо предстаёт человёк, которому удаётся вновь поднять его дух. Это Хидзиката Тосидзо. Хидзиката, уехавший из Косю за подмогой, вновь рядом с Кондо. К тому же Хидзиката собрал отряд в 50 с лишним человек. Вот что рассказывают в старых семьях Аясэ про то, как вели себя в то время Кондо и Хидзиката. Например, Кондо был очень добр к жителям деревни, и порой, созвав детишек, давал им немного денег. А Хидзиката иногда в одиночестве рыбачил… на реке Аясэ-гава. Завидев его там, деревенские девушки восторженно визжали: «Какой мужчина!» Однако в это самое время в армии бакуфу произошли события, к которым Кондо и Хидзиката не имели никакого отношения. 13 и 14 марта, в дни, непосредственно предшествовавшие атаке на Эдо, Кацу Кайсю, в чьих руках было сосредоточено… командование войсками бывшего бакуфу, встретился с Сайго Такамори, отвечавшим за военные вопросы… в правительственной армии. Сайго предложил отказаться от атаки на Эдо, требуя взамен… выдачи Токугавы Ёсинобу, разоружения войска бакуфу… и сдачу замка Эдо. В ответ на это Кацу сказал, что на сдачу замка он согласен, но выдать Ёсинобу и разоружить войска отказывается. В итоге Сайго оставляет вопрос открытым, возвращается в столицу… и держит совет с командованием правительственными войсками. Атаку решено пока отложить. И вот наступает 15 марта. По плану в этот день правительственная армия… должна была напасть на Эдо. Находившийся в Гохэй-синдэн отряд Кондо насчитывал более 100 человек. Правительственные войска не прекращали готовиться к осаде Эдо, а их численность постоянно возрастала. Каковы же были в то время отношения между Кондо и Кацу? Согласно запискам Кацу Кайсю «Кайнанроку», законченным уже в годы Мэйдзи, когда Кондо, вернувшись из Кофу, встретился с Кацу, между ними произошёл следующий разговор. «Позвольте подбодрить войска и дать ещё одно большое сражение.

Нельзя допустить правительственную армию в город», — так говорил Кондо. Кацу же, как свидетельствуют документы, ответил на это: «Это ваш личный бой. Если ты и твои люди собираетесь начать новую битву, воюйте сами».

На первый взгляд, Кацу оттолкнул Кондо и его отряд.

Однако другие документы свидетельствуют о том, что и после этого Кондо и Кацу продолжают поддерживать отношения. Вот письмо Сасаи Хандзюро, губернатора Канто. Согласно этому письму, Мацудайра Таро, подчинённый Кацу, командующий сухопутными войсками бакуфу, 24 марта. так отозвался об отряде Синсэнгуми, разместившемся в Гохэй-синдэн: «Им есть над чем поразмыслить, поэтому лучше… оставить их там, где они и были до сих пор». Кацу был начальником Мацудайры Таро, 1 апреля. Правительственные войска занимают позиции в Сэндзю, в непосредственной близости от Гохэй-синдэн — опорного пункта Кондо и его соратников. Силы Кондо на этот момент насчитывали более 220 человек. Кондо покидает Гохэй-синдэн… и перебирается в местечко Нагарэяма в префектуре Тиба. Почему Кондо и его отряд проигнорировали мнение Кацу и ушли в Нагарэяму? Нет документов, проливающих свет на истинный смысл этого поступка. Может быть, Кондо хотел скрыться от правительственных войск и ещё увеличить свои силы? Или хотел избежать ненужных стычек? Однако, по иронии судьбы, к Нагарэяме приближался другой отряд правительственной армии. До сдачи замка Эдо оставалось 10 дней. Как видите, Кондо Исами и его соратники оказались в безвыходном положении, им грозил полный разгром. Между тем правительственные войска продолжают стягиваться… и готовятся к захвату Эдо. Таким образом, ситуация сложилась очень напряжённая. И вот начинается допрос Кондо Исами. И наступает тот самый «поворотный момент истории».

Провинция Симоса, местечко Нагарэяма в северной части нынешней префектуры Тиба, где в то время простирались невозделанные поля. 2 апреля 4 года эры Кэйо. Прибывшие сюда Синсэнгуми на следующий день, 3 апреля, получают предписание: командующему отряда явиться во временный штаб правительственных войск. Численность правительственного отряда — около 400 человек. А отряд Синсэнгуми, согласно письму Ёсискэ, одного из членов отряда Кондо, «невовремя ушёл тренироваться на расстояние в несколько ри», и у Кондо в распоряжении была лишь горстка людей, то есть никакого сопротивления он оказать не мог. Достоверность этой информации точно не установлена, но в любом случае, окружённый во много раз превосходящими силами правительственных войск, отряд не имел никаких шансов на победу в предстоящем сражении. Сознавая это, Кондо решил уйти из жизни, как подобает самураю, — совершив сэппуку. Однако Хидзиката был решительно против. «Сейчас сэппуку будет позорной смертью. Надо доверить свою судьбу небесам, явиться в Итабаси и до конца оставаться главой [отряда] Тимбутай. А припереть самого себя к стенке — решение неверное». Хидзиката утверждал, что нужно выиграть время с помощью заверений, что… «отряд не искал столкновений с правительственными войсками, а был призван поддерживать порядок в окрестностях». В конце концов, прислушавшись к словам Хидзикаты, Кондо решает отложить сэппуку… и отдаётся в руки правительственных войск… под вымышленным именем Окубо Ямато. То была последняя встреча двух верных друзей — Кондо Исами и Хидзикаты Тосидзо. 4 апреля. Кондо под конвоем препровождают в Итабаси, к командующему войсками района Тосандо.

Офицер штаба Арима Тота вежливо принимает Кондо, и тот произносит: «Я очень благодарен вам за такой приём. Я отдаю себя в ваши руки, делайте со мной что угодно. Какому бы наказанию вы меня ни подвергли, мне не о чем сожалеть». Что же делал в это время Хидзиката? Побудив Кондо явиться в штаб, он выиграл время… и дал членам отряда уйти, не потеряв ни человека, после чего вернулся назад, к Кацу Кайсю. Вот что пишет в своих воспоминаниях один из членов отряда, Накадзима Нобори: «В тот вечер Хидзиката с двумя сопровождающими явился в замок Эдо, где совещался с Окубо и Кацу». То есть Хидзиката отправился к Кацу с просьбой вызволить Кондо. В тот же день, 4 апреля, в замке Эдо царило оживление. В Эдо прибыл посланник императора и сообщил, какие меры. двор решил применить к клану Токугава. Его содержание изложено в дневнике Кайсю так: «Клан Токугава должен изъявить покорность и раскаяние, принести извинения, тогда всем будет даровано прощение. Если Токугава присоединится [к императору], смертная казнь к нему не будет применена, ему будет дозволено удалиться в Мито, и наказание ограничится домашним арестом». Двор требовал «полной покорности» — то есть Токугава не должен был… сопротивляться правительственным войскам. Взамен давалось не только разрешение сохранить клан, но и обещание оставить жизнь самому Ёсинобу. После этой цитаты в дневнике Кайсю идут такие строки: «Приезжал Хидзиката Тосидзо, рассказывал о том, что делается в Нагарэяме».

Интересно, что думал в этот момент Кацу о Хидзикате, просившем его спасти Кондо?

В воспоминаниях Накадзимы Нобори, одного из членов отряда Синсэнгуми, после упоминания о визите Хидзикаты к Кацу есть такая запись: «Тогда он взял три письма: от Окубо, Кацу и Хидзикаты — и отправился в Итабаси, к Кондо». Можно предположить, что Хидзиката попросил Кацу… написать письмо для Кондо. Есть ещё один документ, проясняющий отношения Кацу и Хидзикаты в этот период, — письмо близкого друга Кацу, Цудамы Мити, от 6 апреля: «Что же мой уважаемый соратник приказал Тосидзо?» «Уважаемый соратник» — это Кацу. Можно сделать вывод, что Кацу дал Хидзикате какой-то приказ. Содержание этого приказа неизвестно, но можно предположить, что Кацу постоянно поддерживал связь с Кондо и Хидзикатой. 8 апреля в лагере командующего правительственными войсками… района Тосандо в Итабаси… начался допрос человека по имени Окубо Ямато — на самом деле это был Кондо Исами. При этом выясняется истинное имя Кондо — в лагере нашёлся человек, который хорошо его знал. Надежды Хидзикаты на то, что Кондо будет допрошен… под именем Окубо Ямато, не оправдались. В дневнике наместника Кани Татаку… «Тосэй-сики (Личные записки о восточной экспедиции)»… описываются обстоятельства допроса Кондо.

Первым делом его спросили о причинах создания лагеря в Нагарэяме: «Ты отправился в Нагарэяму, чтобы собрать войско… и выступить против правительственной армии?» Кондо отвечает: «Это вовсе не так. Как я мог угадать мысли Ёсинобу? Подчиняясь распоряжению Ёсинобу, я лишь выполнял свой долг вассала». «Тогда что же ты намеревался делать с войском, если не собирался нападать на правительственную армию?» Кондо отвечает: «Только выполнить приказ, касавшийся меня одного, но не нападать». Иными словами, Кондо говорит, что, собрав войско, он не собирался… выступать против правительственной армии, но, как вассал Ёсинобу, хотел лишь выполнить свою часть… полученного от него приказа. Далее допрос перешёл к отношениям Кондо и Кацу Кайсю: «Ты отправился в Нагарэяму по приказу Кацу?» Но Кондо отрицает причастность Кацу: «Ничего подобного не было». Если бы Кондо признался в этот момент в связях с Кацу, под вопросом оказалась бы лояльность Кацу и Токугавы императору, что могло повести к уничтожению клана и к казни Ёсинобу. При этом одним из вариантов развития событий могло стать… сожжение города Эдо. По слухам, существовал и такой план: если не удастся выговорить жизнь представителям клана Токугава, Кацу подожжёт город, чтобы дать Ёсинобу и его соратникам возможность скрыться. Допрос перешёл к сражению в Косю. И здесь Кондо всячески уклонялся от прямых ответов. Наступил вечер, и допрос наконец закончился. Кондо было решено казнить. 11 апреля 4 года эры Кэйо. Кондо в тюрьме ожидает смерти, замок Эдо мирно сдан правительственным войскам, а Ёсинобу приходится удалиться в Мито. Через две недели после этого Кондо казнят. Ему даже не позволили умереть почётной для самурая смертью — совершить сэппуку: решено было отрубить ему голову, как бродяге. 25 апреля 4 года эры Кэйо… Кондо Исами был обезглавлен. Ему было 35 лет. Его голову выставляли на всеобщее обозрение в Эдо и Киото. Ожидая смерти в тюрьме, Кондо написал: «Я сражался один, не получил помощи… и оказался в плену. Оглядываясь назад и вспоминая милости своего господина, лью слёзы. Горжусь тем, что отдаю жизнь, выполняя свой долг. С радостью приму [смерть от] меч[а] — только этим могу воздать должное своему господину». Господин Домон, как вы прокомментируете этот эпизод? Если говорить коротко, Кондо, как его ни допрашивали, так и не признался в своей связи с Кацу. Молчал. Это позволило сдать замок тихо, без кровопролития… и спасти тем самым миллион человек, живших в Эдо. Мне кажется, что этот поступок имел большое значение. Кацу бывал в Америке и собственными глазами… видел демократию, республиканский строй.

Поэтому его позиция была такова: нужно строить обновлённую Японию, и для этого не обязательно хранить верность правительству Токугава. Таковы были его взгляды. Что касается Кондо, то, даже если он оказался бы в невыгодной для себя, неудачной ситуации, например, остался в одиночестве на корабле, он хотел бы ярко прожить отпущенную ему жизнь. То есть прожить жизнь так, чтобы потом не раскаиваться. Таков был Кондо Исами, и такова была эстетика Синсэнгуми. Такова была… как бы это лучше выразить… наивность, чистота души воинов-самураев. По крайней мере, мне так кажется. Большое спасибо. Итак, господин Домон сейчас упомянул… путь самурая, который избрал Кондо Исами. Кондо казнят, отрубают ему голову, и выставляют её напоказ — таким образом, погиб он как мятежник. Существует письмо, написанное Кондо Исами перед смертью. Мы хотим рассказать об этом письме, а также познакомить вас с тем, что произошло с остальными нашими героями — Хидзикатой Тосидзо и другими, и на этом завершить вторую часть передачи про Синсэнгуми, начатой нами на прошлой неделе. Спасибо, что вы были с нами этим вечером. Первый год эры Кэйо, ноябрь. Направляясь на разведку в клан Тёсю, Кондо написал такое письмо: «Может случиться всякое. Пусть мою волю выполнит за меня Хидзиката Тосидзо. Имя фехтовальной школы я передаю Оките. Надеюсь, вы согласитесь на мою просьбу». То есть, если придётся погибнуть, Кондо хочет, чтобы его мечты воплотил в жизнь Хидзиката Тосидзо. А имя школы фехтования Тэннэн Рисин Рю должен был принять Окита Содзи. В соответствии с этим письмом, которое можно назвать завещанием Кондо, Хидзиката Тосидзо и после его гибели в одиночку продолжал… где только возможно сражаться с войсками нового правительства… и в конце концов погиб в сражении у Хакодатэ, на острове Хоккайдо, во 2-м году периода Мэйдзи (1869 г.).

Что касается Окиты, то известно, что после возвращения в Эдо… его чахотка усилилась, он продолжал лечиться, но в мае 4 года Кэйо умер в своей постели, словно решив последовать за Кондо. Расставшийся с Кондо в Эдо Нагакура Симпати… сражался во многих местах, а потом вернулся в княжество Мацумаэ. 9 год периода Мэйдзи (1876 г.). В память о Кондо и Хидзикате… возводится памятник в Итабаси, месте, где погиб Кондо Исами. Сбоку на камне… высечены имена членов Синсэнгуми, начиная с Окиты Содзи. 4 год периода Тайсё (1915 г.). Нагакура Симпати скончался, и его семья поставила ему памятник… рядом с памятником Кондо. Каждый год в апреле… множество людей приходят почтить память Синсэнгуми. Они отмечают годовщину смерти Кондо Исами, испытавшего на себе все невзгоды… времён окончания правления бакуфу, и молятся о его счастье в загробном мире. «Мечта Синсэнгуми развеяна по Канто.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Да, и та бековка тоже.

В этом мире существуют вещи, которые человек просто не в состоянии понять и оценить. >>>