Христианство в Армении

Скажи ему, сколько у нас воинов.

Барбара, скажи мсье и мадам, что у них красивый дом. Они согласны? Они тоже считают его красивым? Что это за украшения на доме, на дверях, что они означают? Раньше так украшали дома. Это они, они сами украшали дом? Нет, это было сделано ещё при евреях. Это сделали евреи! Эта дверь, ей, по меньшей мере, сто лет. Этот дом принадлежал евреям? Да, все эти дома принадлежали евреям. Все дома здесь принадлежали евреям? Да, все дома, и там, напротив, все были заселены евреями. А где жили поляки? Во дворах, там, где были туалеты. А здесь, тут был магазин, небольшой… Продуктовый. Его держали евреи? То есть, если я правильно понял, евреи жили вдоль улицы, а поляки во дворах, рядом с туалетами? Как долго они здесь живут? Где они жили раньше? Они жили во дворе, с той стороны площади. Они разбогатели с тех пор. Как они стали богатыми? Они работали. Сколько лет мсье? Он довольно молодо выглядит. Он помнит евреев из Грабова? Да. В том числе и то, как их депортировали. Он помнит депортацию евреев из Грабова? Мсье говорит, что хорошо говорит по-еврейски. Мсье говорит по-еврейски? Да. Когда он был маленький, он играл с евреями и поэтому говорил по-еврейски! Сначала евреев собирали в группы, там, где теперь находится ресторан, или прямо на этой площади, и у них забирали золото. Среди них был старейшина, который собирал это золото и отдавал его жандармам. Когда у евреев больше не было золота, их всех отвели в католическую церковь.

Было много золота? Да, у евреев было золото, и ещё очень красивые подсвечники. Поляки знали, что евреев везут в Хельмно, чтобы убить? Да, знали. Но и сами евреи это знали. А им удавалось сделать что-нибудь, чтобы защититься, избежать этого? Молодые пытались спастись, но немцы им не давали и убивали их ещё более жестоко. В каждой деревне или небольшом городе, были две или три закрытые улицы, где держали евреев. Они не могли покидать этого квартала. Потом, их заперли в польской церкви, здесь, в Грабове, и увезли в Хельмно. Бакгрунд, синагога. Они брали детей, совсем маленьких, как те. Они брали их за ноги и бросали в грузовики. Мадам это видела? Стариков тоже. Они бросали детей в грузовики? Поляки знали, что евреев в Хельмно убьют? Мсье знал это? Он помнит депортацию евреев из Грабова? Да, в то время он работал на мельнице. Там, напротив? Да, напротив. И они всё видели. Что он думал об этом, это было печальное зрелище? Да, на это было больно смотреть. Кем они работали, евреи? Кожевниками, коммерсантами, портными. Да. Ещё они занимались торговлей: торговали яйцом, курами, маслом. Было много портных, коммерсантов. Но обычно они работали кожевниками. У них были бороды и такие штуковины для денег. Во всяком случае, они были не симпатичны. Были не симпатичны? Да, более того, от них воняло. От них воняло? Потому что они были кожевниками, а кожа, она воняла. Мадам говорит, что еврейки были очень красивы. Полякам очень нравилось заниматься с ними любовью. Польские женщины довольны, что теперь здесь нет евреек? Она говорит, что… женщины, которые сейчас в том же возрасте, что и она, тоже любили заниматься любовью, вот. Но еврейские женщины, это была конкуренция? Поляки любили еврейских девушек, до безумия! Поляки жалели еврейских девушек? Конечно, они были очень красивы! Конечно! Почему? Чем они были так красивы? Ну, они были красивы, потому что ничего не делали. Польки, те работали. А еврейки, ничего не делали, только думали о своей красоте, хорошо одевались. То есть еврейские женщины не работали? Они совершенно ничего не делали. Они были богаты. И польки должны были работать, прислуживать им. Я слышал, она сказала «капитал»… У них был… в общем, капитал был в руках евреев. Да, но ты не перевела. Спроси ещё раз. Капитал был в руках евреев?

Вся Польша была в руках евреев. Они довольны, что в этих местах больше нет евреев? Это его не беспокоит, но как Вы знаете, вся польская промышленность перед войной была сосредоточена в руках евреев и немцев. Но нравились ли ему евреи, в целом? Полякам евреи не очень нравились, они были непорядочны. В Грабове было веселее, когда здесь были евреи, или теперь? Он бы так не сказал… Почему он говорит, что евреи были непорядочны? Они эксплуатировали поляков. На это они и жили. Как они их эксплуатировали? Они навязывали свои цены. Спроси её, нравится ли ей её дом? но её дети живут в более красивых домах. В современных домах? Они все получают высшее образование. Браво, это замечательно! Да, их дети самые образованные в этой деревне. Браво, мадам, это замечательно! Да здравствует образование! Но скажите, этот дом очень старый? Да, в этом доме жили евреи. А, раньше здесь жили евреи. Она их знала? Как их звали? Нет. Этого она не знает. Чем они занимались? У них была мясная лавка. У них была мясная лавка? У них была мясная лавка. Почему она смеётся, мадам? Она смеётся, потому что мсье сказал ей, что в этой мясной лавке можно было совсем недорого купить говядину. Что он думает о том, что их убивали в грузовиках с газом? Он говорит, что совсем не одобрял этого.

Если бы евреи просто уехали в Израиль по своей собственной воле, может быть, это было бы лучше. Но их убили, и это очень неприятно. Он жалеет о евреях? Да, он их жалеет, потому что еврейские женщины были очень красивы, тогда, в молодости. Они скорее жалеют, что здесь больше нет евреев, или наоборот? Что я могу об этом знать?

Я специально это не изучал, но я знаю лишь то, как мне живётся сейчас. И сейчас мне очень хорошо. Она думает, что стало лучше? До войны, она должна была копать картофель. а сейчас она торгует яйцом, то есть теперь ей намного лучше… Но это произошло из-за депортации евреев, или причиной этому был социализм? Это её не интересует, она просто довольна тем, что сейчас ей живётся лучше. Какой эффект произвела на него потеря стольких школьных товарищей? Даже теперь это причиняет ему боль. Они жалеют евреев? Конечно! Мадам говорит, что это были хорошие евреи. ГРАБОВ, зимой. Евреев привозили в грузовиках. Потом построили узкоколейку. По ней их и привозили. Такая куча-мала, втиснутая в грузовики или вагоны узкоколейного поезда.. Было много женщин и детей, мужчин тоже, но в большинстве, были старики. И те, кто ещё был довольно крепок. Это были рабочие евреи. Они ходили с цепями на ногах, чтобы не убегали По утрам они ходили за водой, и за пищей. Рабочих евреев убивали не сразу. Это происходило позже. Я не знаю, что с ними стало. Во всяком случае, выжить они тоже не могли. Только двое… Только двое. Они были в цепях? На ногах. Рабочие. А других тут же убивали. И эти связанные евреи ходили по деревне? Можно ли было разговаривать с ними? Нет, нет. Это было невозможно. Никто не осмеливался. Никто не осмеливался. Вы понимаете? Да. Никто не осмеливался. Но почему, это было опасно? Да. Была охрана. В любом случае, люди предпочитали не вмешиваться. Это очень действовало на нервы, видеть это каждый день. Это было слишком, делать всю деревню соучастниками этого несчастья. Когда евреи приезжали, когда их загоняли в церковь или в замок. Эти крики, этот ужас! Это действовало угнетающе! День за днём, все то же зрелище… Ужасно, это было страшно видеть. Они кричали. Они прекрасно отдавали себе во всём отчёт. Сначала они верили, что их поведут на дезинфекцию. Но вскоре они понимали, и крики становились всё более и более дикими. Ужасающие крики. Вопли ужаса! Потому что они знали, что их ждёт. Вы знаете, сколько евреев было там уничтожено? Что-то вроде четырёх… четырёхсот тысяч или сорок тысяч… Четыреста тысяч.

Да, четыреста тысяч… да, я знала, что что-то с четвёркой. Печально, печально, печально. "Когда солдаты проходят колонной, "Девушки открывают двери и окна." Вы помните еврейского мальчика, ему было тогда тринадцать лет? Это был «рабочий еврей». Он пел на реке… На реке Нарве? Он ещё жив? Да, он жив. Он пел немецкую песню, которой его научили эсэсовцы в Кульмхофе, в Хельмно: "Когда солдаты проходят колонной… "…Девушки открывают двери и окна…" В Хельмно праздник? Рождество Мадонны. Это её день рождения. Но сколько народу, да? Меньше, чем обычно. Потому что погода не очень хорошая, дождь… Они рады видеть Сребника? Да, им это очень приятно. Да, им это приятно, потому что они снова видят его и потому что они знают, что он жив. Теперь, когда они видят его, какой он сейчас, они очень, очень рады. Они рады? Почему вся деревня его помнит? Они хорошо помнят его, потому что он ходил в кандалах и пел на реке. Он был совсем юный и очень худой, он был чуть живой. Он был такой худой, что вот-вот мог умереть? У него был печальный вид?

Даже мадам, когда она видела этого ребёнка то говорила немцам: «Послушайте, отпустите этого ребёнка!» А они отвечали ей: «Куда? К отцу и матери!» Тогда немец возводил глаза к небу и говорил: «Да, скоро он пойдёт туда, к своим родителям!» Немец так говорил? Помнят ли они, как евреев запирали в этой церкви? Да, они это помнят. Их подвозили на грузовиках, сюда, к церкви. В котором часу приезжали грузовики? На протяжении всего дня и даже ночью. Как это происходило? Они могут описать точно?

Сначала, евреев привозили в замок; только после этого их загоняли в церковь. Да во второй период. А по утрам, их отвозили в лес. Как их отвозили? В бронированных грузовиках, очень больших. А снизу пускали газ. То есть их перевозили в грузовиках с газовыми камерами. Так? Да, в грузовиках с газовыми камерами. Куда за ними приезжали грузовики? За евреями? Сюда, к дверям церкви. Туда, где они сейчас? Нет, грузовики подъезжали к самому входу. Грузовики подъезжали к дверям церкви! И все знали, что это были грузовики смерти? Мы не могли этого знать! Но по ночам были слышны крики? Они стонали, они были голодны.

Всё было закрыто, а они были очень голодны. У них была еда? Вы могли смотреть туда? Вы могли говорить с евреями? Отсюда мы не могли видеть. Мы не могли говорить с евреями. Не могли! Нет, даже если ты шёл по дороге, здесь, то не мог даже смотреть в ту сторону. Мы могли это видеть, но мельком! А, мельком!

Что за крики они слышали, что за стоны, по ночам? Евреи взывали к Иисусу, Марии и Господу Богу, иногда по-немецки, так говорит мадам. Евреи взывали к Иисусу, Марии и Господу Богу? А там, в доме священника, был склад полный чемоданов. Это были чемоданы евреев? Да, там было золото. Как мадам узнала, что там было золото? Спроси её…а, это процессия! Тогда прервёмся. В церкви было столько же евреев, сколько сейчас христиан? Сколько необходимо было грузовиков, чтобы освободить такое помещение? В среднем, пятьдесят. Пятьдесят грузовиков было необходимо, чтобы освободить такое помещение? Мадам только что сказала, что в доме напротив лежали чемоданы евреев. Что за багаж у них был? Были кастрюли с двойным дном. Что было в этих кастрюлях? Между первым и вторым дном? Там были ценные вещи, ценности. Да, ещё было золото в. в одежде. Когда им давали еду, они нам кидали ценные вещи, а иногда деньги. Но они только что сказали, что не могли общаться с евреями, что это было запрещено. Абсолютно запрещено. Они жалели евреев? Конечно. Мы плакали также как они, говорит мадам. И пан Кантаровский давал им пищу, хлеб и огурцы. По их мнению, почему такое произошло с евреями? Потому что они были богаче! Редко, когда уничтожали поляков, это правда! Только, если священников. Пан Кантаровский хочет рассказать о том, что ему говорили его друзья. Это произошло в Миджевице, рядом с Варшавой. Евреев собрали на площади, и раввин спросил у эсэсовца: «Могу ли я с ними поговорить?», тот ответил: «Да». Тогда раввин сказал, что очень, очень давно, почти две тысячи лет назад, евреи приговорили к смерти Христа, который был ни в чём не повинен. Когда они сделали с ним это, то воскликнули: «Пусть его кровь обрушиться на наши головы и головы наших детей!» И потом рабби сказал: «Быть может, этот момент настал, и его кровь обрушится на наши головы. Ничего не делайте, идите, сделаем то, что от нас требуют, пойдём!» Он считал, что евреи искупают кровь Христа? Он… он не считал, он не думал, что Христос может им мстить. Нет, он так не считал. Это раввин говорил так! Это была воля Божья, вот и всё. Что она говорит? Тогда Понтий Пилат умыл руки и сказал: «этот человек невиновен, я не хочу быть в этом замешан», и отпустил Варраву. Но евреи кричали: «Пусть его кровь падёт на наши головы!» Вот так, да Вы сами всё знаете!

Дорога между Хельмно, деревней, Дорога между Хельмно и лесом, где располагались ямы, была заасфальтирована, как сейчас? Эта дорога была уже, чем сейчас, но уже заасфальтирована. На каком расстоянии от дороги находились ямы? На расстоянии около пятисот, шестисот или семисот метров от дороги, и если смотреть с дороги в этом направлении, то их не было видно. С какой скоростью ехали грузовики? Пан ФАЛЬБОРСКИЙ Со средней скоростью, скорее медленно. Это было специально, чтобы за время пути все люди, что были внутри, успели умереть. Когда грузовики ехали слишком быстро, люди ещё не были мертвы, когда их привозили в лес. А когда они ехали медленно, то у них хватало времени убить всех людей, что были внутри. Однажды грузовик занесло. Это было на повороте. Через полчаса я приехал к леснику, которого звали Сенджак. Он мне сказал: «Жаль, что ты приехал так поздно.

Ты мог бы увидеть грузовик, который занесло. Задние двери открылись, и евреи высыпались на дорогу. Они были ещё живы. Тогда один гестаповец, увидевший ползающих евреев, взял револьвер и начал стрелять в них. Он их всех прикончил. Тогда приказали привести евреев, которые работали в лесу. Они подняли грузовик и снова сложили туда тела». Это была дорога, по которой ходили газвагены. В каждом грузовике было по восемьдесят человек. Когда они приезжали эсэсовцы говорили: «Открывайте двери!» Мы открывали. И тут же тела кубарем скатывались вниз. Кто-то из эсэсовцев сказал: «Два человека внутрь!» это были те двое, что работали у печей, они привыкли. Другой эсэсовец кричал: «Бросайте быстрее. Следующий грузовик уже едет!» И мы работали, пока вся партия не была сожжёна. Это продолжалось целый день. Я помню один раз, они были ещё живы, а печи были уже полны, и они оставались лежать на земле. Они двигались, они приходили в себя, и когда их стали бросать в печи, они все уже пришли в себя, они были сожжены заживо. Когда мы построили печи, Я спрашивал себя, зачем это нужно. Один эсэсовец мне сказал: «мы будем делать древесный уголь для переработки железа». Он мне так сказал. Я не знал. Когда печи были готовы, дрова уложены, топливо залито и подожжёно, и когда прибыл первый грузовик, мы узнали, зачем были построены печи. Когда я всё это увидел, то это не оказало на меня никакого воздействия. Второй и третий грузовик тоже. Мне было только тринадцать лет, и всё, что я видел в своей жизни до этого момента, это мертвецы и трупы. Может, я тогда не понимал. Если бы я был постарше, может быть… Возможно, я не понимал. Но я никогда не видел ничего другого. В гетто я видел… в Лодзи, кто-то делал шаг и тут же падал замертво. Я думал: так и должно быть, это нормально, это так. Я ходил по улицам Лодзи, я проходил, скажем, сто метров, и видел двести трупов… Люди были голодны. Они ходили и падали, они падали… сын брал хлеб у отца и отец у сына, каждый хотел жить. Когда я приехал сюда, в Хельмно, я был уже… мне уже было всё равно… Я думал: если я живу, мне нужно только одно: пять кусков хлеба. Ничего больше. Я так думал. Но ещё я мечтал: «если я выживу, я останусь один на свете. И больше не будет ни одного человека, только я. Один. Не останется больше никого на Земле, если я выйду отсюда. Секретный документ Рейха. «Берлин, 5 июня 1942. В конструкцию специальные машины, которые используются в Кульмхофе, Хельмно, и в те, которые находятся в процессе сборки, внесены изменения. Начиная с декабря 1941, 97000 были переработаны тремя служебными машинами без значительных инцидентов. Однако ввиду проведённых наблюдений, необходимо внести следующие технические изменения: стандартная грузоподъемность машин составляет от 9 до 10 на квадратный метр. В машинах марки Заурер, довольно громоздких, максимальное использование пространства невозможно. Не столько из-за возможного переполнения, сколько оттого, что максимальная загруженность оказала бы воздействие на передвижение транспортного средства по дороге. Уменьшение погрузочного пространства в связи с этим представляется необходимым. Нужно свести это пространство к одному метру, вместо того чтобы, как прежде, искать решения этого вопроса в уменьшении числа камер. Последнее имеет тот недостаток, что требует большего времени, поскольку пустое пространство должно быть в равной мере заполнено оксидом карбона. Если же мы уменьшим погрузочное пространство, то после загрузки машины, время её функционирования может быть сокращено. Конструкторы сообщили нам, что уменьшение задней части грузовика повлечёт за собой нарушение равновесия. Передняя часть, заявляют они, будет слишком перегружена. Но, на самом деле, равновесие непроизвольно установится, поскольку груз имеет естественную тенденцию, в процессе функционирования, скапливаться у задних дверей и находиться под конец операции как раз в этом месте. Таким образом, никакой перегрузки спереди не произойдёт. Во-вторых: Необходимо обеспечить освещение, для предотвращения возможных повреждений. Лампы должны быть окружены металлическими решётками, во избежание их поломки. Практика показала, что невозможно использовать никакие лампы, кроме вышеописанных. Однако мы могли наблюдать, что в момент закрытия дверей, на последнее оказывается сильное давление (на двери), в связи с наступлением темноты. Это происходит оттого, что груз вследствие естественного позыва, направляется к свету, как только становиться темно, что затрудняет процесс закрытия дверей. Так же из-за пугающего характера темноты, можно заметить усиление криков в момент закрытия дверей. Таким образом, было бы уместно обеспечить подсветкой первые минуты функционирования. В-третьих: Для быстрой разгрузки машины, в центре пола необходимо сделать герметично закрываемое отверстие. Поверхность отверстия, диаметром от 200 до 300 мм, должна быть оборудована трубой, чтобы жидкие вещества могли вытекать уже в процессе функционирования. В момент отчистки, отверстие будет служить для устранения крупных загрязнений. Технические изменения, которых мы здесь коснулись, должны быть внесены в служебные машины к тому моменту, как они будут отправлены.

Что касается десяти новых машин, направленных в Заурер, они должны быть, насколько возможно, снабжены всеми нововведениями и изменениями, разработанными на практике под руководством начальника рабочей группы II D оберштурмбанфюрера СС Вальтера Рауфа.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Вы должны чувствовать руками.

Два дня до чего? >>>