Христианство в Армении

Как дела, большой человек?

Ну что, прибой не хуже, чем в Бонди, парни? И что может быть лучше, чем танцы на тропическом пляже с нашими прелестнейшими цветочками? Присмотри и для меня один, приятель. 23 января 1942 года, японцы атаковали Рабаул. Раненые и медсестры были эвакуированы в Вунапоп. В основе этой истории лежат реальные события и судьбы реальных людей. Уже не далеко. Держитесь, хорошо? С вами все в порядке? Не беспокойся, приятель. Скоро мы будем в миссии помощи. Нравится на войне, сестра? На асфальтированной дороге мне бы нравилось гораздо больше. Итак, что будет, когда мы доберемся до миссии? Ну, мы с тобой найдем милый, тихий уголок на пляже и продолжим с того места, на котором остановились на прошлой неделе. Так, куда нас эвакуируют.в Морсби или Дарвин? Осталось не долго. Скоро будем на месте. Ведь наши корабли подберут нас, правда? Конечно, как только доставят японцев обратно в Токио. Значит, мы здесь застряли? Можно подумать, ты боишься японцев. Меня не они беспокоят. От тебя придется отбиваться до конца войны. Ты ведь всегда можешь сдаться, разве нет? Даже надень мы наручники на этого козла, он все равно сбежал бы. Он Гудини с рогами. Сестра, мне нужна ваша помощь. Здесь остановились сестры из Баптистской миссии. Они согласились помочь нам. И у монахинь есть кое-какие медикаменты и бинты в лазарете. Есть еще что-то, что может срочно понадобиться? Ты в порядке, приятель. Они позаботятся о тебе, приятель. Они позаботятся о тебе. Всё нормально, Дейв. Сестра, можете мне помочь? Кэл, мне нужен йод. Сейчас не могу подать. У меня руки заняты. Через секундочку подойду. Сестра. Быстрее. Давайте. Прости, Дейв. Мы почти закончили. Ради Бога, поторапливайтесь. Я.я не хочу сделать ему больно. Если будете жевать сопли, произойдет заражение раны. Кей, помоги нам здесь, хорошо? Подержите, пожалуйста. Он уцелел после японцев не для того, чтобы дать убить себя монахине. Давайте мне, сестра. Это не надолго. Как тебя зовут, приятель? С каких пор вы начали отправлять мальчишек на войну? Как только у нас закончились мужчины. Или мы разобьем японцев сейчас, или отдадим им Австралию. Вы что предпочитаете, сестра? Этим больным уже дали лекарства? Нет, майор. Ну, тогда не стойте здесь, разинув рот. Приступайте! Спасибо огромное. Не критикуй военных врачей. Это как сказать Папе Римскому, что его проповеди скукотища. Теперь он будет брызгать на нас слюной. Нам приказали продолжать бой. Чем именно? Этот кусок ржавчины не убьет ни одного японца, если только они не подберут его и не перемрут от столбняка. Приказы есть приказы. Не подчиняйся им. Лорна. Армия не может вытащить нас отсюда. А забросить нас сюда смогла. Они бросили нас здесь. У них нет права просить нас умереть.

Ты бы оставила своих пациентов? Я не могу бросить своих людей. Давай, Лен. Пора уезжать. Как насчет улыбки на память? Пошли. Давай. Почему нас всех не эвакуировали? В гавани стояли корабли, они ушли пустыми. Отступление это грязное ругательство в армии. Какой-нибудь генерал потерял бы репутацию в своем клубе. Что с нами сделают японцы? Будут вести себя с нами как с военнопленными, само собой. Один из мальчишек слышал, что они насиловали медсестер в Гонконге, так что буду держать это под рукой, на всякий случай. Я убью себя прежде, чем эти мерзавцы дотронутся до меня. О, Тути, брось. Самая заразная болезнь на земле это паника, и я не допущу ее здесь. Так что, все за работу. Нам давали еще какие-нибудь указания? Держать униформу в чистоте. и действовать с уверенностью. Я молюсь за этого молоденького солдата. Прибереги силы. У него гангрена. Он выживет? Может быть. Если его прооперировать. Но у нас закончились анестетики. Знаете кого-нибудь, кто мог бы превратить воду в хлороформ? Скоро здесь будут американцы. Уверена, у них хорошее снабжение. Они лишились всех своих кораблей при Перл-Харборе, так что, если они не чертовски хорошие пловцы, мы застряли здесь с японцами еще на несколько месяцев. И что они сделают с нами? Все над этим гадают, сестра. Прошу вас. Зовите меня Беренис. Лорна Уайт. Расслабься. Они далеко. Я не боюсь. Уверена, Господь защитит нас. Твой Бог не белый и пушистый, он не играет в крикет и ему плевать, что с тобой будет. Прости, Беренис, но трудно верить во что-то, когда не спишь уже трое суток. У нас есть свое средство от бессонницы. Понадобится что-то большее, чем святая вода, чтобы заставить меня уснуть. Нет, это бренди. В медицинских целях, конечно же.

Мне очень жаль, что я не слишком-то помогала в больнице. Сейчас это не имеет значения. Нас, вероятно, изнасилуют и застрелят к концу недели. Хочешь закурить, чтобы хорошо прошло? Что такое? Что вы увидели? Да. Я так и знала, что они прийдут. Какой прекрасный день! Наши парни причалили? Что это? Американцы прибыли. Наши молитвы были услышаны! Говорила вам, Бог не оставит нас. Мы спасены. Боже благослови Америку. Это не наш флаг. Хватайте сумки. Ребята, в машину. Уйдите с веранды. Давайте же. Все, вернулись в свои кровати. Японцы на пляже. Нам надо эвакуировать пациентов? Куда? В джунгли? Сейчас каждый сам за себя, Лорна. Если, ты не дура, убирайся отсюда. Нет. Вернитесь! Вы не можете просто бросить нас. Стойте! Вы не можете бросить пациентов. Вы не можете бросить их! Нам стоит сходить за врачами. Ты опоздала. Они умчались отсюда на всех парах. Ну, они дали нам какие-нибудь указания? Да. Они сказали, что каждый сам за себя. Они бросили нас? Не могу поверить. Что случилось? Что это? Быстрее. Быстрее. Прошу. Закройте двери. Закройте все двери. Быстрее, сестры. Прикройте дверь. Закройте двери и окна. Я их вижу. Они приближаются. Дай нам сегодня хлеб наш насущный и прости нам долги наши, как и мы прощаем должников наших. На пол! Сдаемся! На пол! На пол! Не стреляйте! Умоляем! Мы сестры Красного креста! Вот наша эмблема. Не разговаривать. На выход. Стоять! Сейчас же! Хайль Гитлер! Епископ Лео Шармак, личный представитель Адольфа Гитлера. Эта миссия территория Германии и под защитой самого фюрера. Он издал указ, что эти местные уроженцы почетные нацисты. Продолжайте. Прикажите ему стрелять. Потом будете объяснять своему руководству, зачем объявили войну Третьему Рейху. И я отправлю вам счет за ущерб, который вы причинили. Хайль Гитлер! Позвольте помочь. Они из нашего монастыря в Берлине. Здорово. Япошки за дверью, а монашки Третьего Рейха здесь. Все что мне еще нужно это парочка итальянцев, и я расслаблюсь окончательно. Ну, считайте, вам повезло. Пятеро наших сестер из Рима. Должно получиться. Это работа хирургов. Мы довольно часто им ассистировали. Они хвастали своими навыками, но мы можем сделать не хуже, если понадобиться. У нас достаточно инструментов? Мы сможем ампутировать и прижечь. Но нет эфира. Как насчет твоего морфия? Я вколола ему последний сегодня утром. Тогда, мы сделаем то, что делают в день торжества Лорда Нельсона. Мы напоим их бренди монашек. Боюсь, ничего не осталось. Двое японских солдат нашли бутылку прошлой ночью. Ну, тогда все. Нет, отнюдь нет. Куда ты? В паб. Капитан сказал, ни лекарств, ни анестетиков. Прошу вас, объясните капитану, что я только прошу об алкоголе.Сакэ. Зачем женщине нужно сакэ? Напоить молодого солдата, чтобы мы смогли отрезать ему ногу. И он бы позволит сделать это женщине?

Ему придется, или он умрет. Она говорит, что ей нужно сакэ в качестве анестетика. Дайте ей сакэ. Выпейте со мной.

Пусть не уходит. Капитан велел остаться. Я пью только молоко. Я не позволю вам уйти. Берите чашку. 19 лет, слишком мало для мальчика, чтобы умереть. Он мог бы дожить до 20, если бы наши врачи не сбежали. Давай, я сменю тебя. Все в порядке. Я должна была его спасти. Если бы ты уступила капитану, япошки пришли бы за остальными из нас. А думаешь они и так не придут? Это было под его подушкой.

Обожаю Рабаул. Девушки повсюду. Может, в конце концов, я умру не девственником. Оказывается, моя винтовка аж с Первой Мировой Войны. Не удивительно, что она стреляет косо. Прибыли.Вунапоп. Из женщин только медсестры и монашки. Некоторые очень даже ничего, если тебе нравятся женщины постарше. В плену с января 1942. Справляюсь хорошо. Скучаю по перепалкам с Леном и по его дурацким шуточкам. Просто приляг на минутку. Самое страшное в плену, что ты не знаешь как долго это продлится. Некоторые войны заканчивались через пару недель, но я знаю, что в Европе была уже одна, которая продлилась сотню лет. Представьте, сотню лет без ванны, парня или пива. Я без них обхожусь три недели и уже схожу с ума. Монашки ни на что не жалуются. Они делят все, что у них есть, с нашими ранеными пациентами. Епископ Шармак управляет этим местом так, словно здесь нет японцев. Он напоминает мне военного врача, самоуверенный, раздает приказы, но все монашки его обожают. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Банзай. Банзай! Банзай. Банзай! Банзай. Банзай!

Иногда, когда нам улыбалась удача, местные устраивали нам встречи с солдатами, которые сражались в джунглях, и мы были рады рисковать нашими жизнями ради нескольких минут рядом с ними. Делать это без позволения епископа явно грех. Спасение жизни нельзя считать грехом. Ты просто отрада для страждущих глаз. Боже, ты ужасно выглядишь. Я просто сбросил пивное брюшко. И все. Здесь хинин, и я сумела стащить немного угощения. носки, табак, наша Библия. Наша Библия? Ты же не заделалась святошей? У нас нет бумаги для сигарет, и мы используем вместо нее Библию. Сделай так, чтобы епископ Шармак не знал, что я был здесь. Мы считаем, что он осведомитель. Местные рассказывают ему о наших планах, а он передает это японцам. Вы можете заставить его замолкнуть? Мы в джунглях, а он здесь. Я знал, что ты меня не подведешь. Иногда.. ночью.

я думаю о нас, в нашем доме. С детьми. Это самое нелепое, что я только слышал. Да. Должно быть у меня бред. Перебрось это. Быстрее. Твою мать. Брось, Лен. Уходи. Если япошки найдут это, они расстреляют вас. Убирайся отсюда. Что там такое? Епископ исповедует его. За пределами миссии не осталась священников. Сузуки, это Лорна. Что ему было нужно? Просто несколько добрых слов. Бедняжка тоскует по дому. И он японец, на тот случай, если ты не заметила. Сузуки не такой как остальные. Дай ему оружие и будет. Ты видела, как они себя ведут. Они бесчувственные. Ну, он показал фотографию своей матери и заплакал. Он враг. Ему всего лишь 15. И что ты собираешься делать? Утешать его? Поможешь ему стать сильнее, чтобы в один прекрасный день он смог бы убить солдата? Лен? Лен! Лорна, если японцы поймут, что ты его знаешь, они будут пытать тебя тоже. Молись, чтобы Лену хватило стойкости не рассказать, кто ему помогал. Кто дал тебе еду и медикаменты? Леонард Джеймс Паркинсон. 5-1-8-0-5. Кто дал тебе еду и медикаменты? Леонард Джеймс Паркинсон. 8.0. Этот австралиец враг императора. Теперь вы увидите, как мы поступаем с нашими врагами. Все это должны видеть. Смотрите или присоединитесь к нему. Смотри на него, Лорна. Не могу. Пересиль себя, или ты будешь следующей. Давайте же, ублюдки! Покончим с этим! Хрен я вас боюсь! Мне очень жаль. Я думала, ты пришла сказать мне, что Лен теперь на небесах пьет пиво с ангелами. Попробуй поесть. Это конина. Когда мы с Леном стояли у забора, ты назвала это грехом. Ты покаялась в этом грехе Шармаку? Не понимаю. Шармак осведомитель. Так сказал мне Лен. Нет, Лорна. Епископ не такой. Ты исповедовалась в этом грехе Шармаку? Он знал, что я помогла Лену? Епископ Шармак не предатель. Если винить кого-то в смерти Лена, то генералов вашей армии. Они бросили вас здесь. Если бы епископ не спас вас, вы все были бы уже мертвы. Не могу поверить, что наша повседневная жизнь продолжается так, словно ничего не произошло. Единственное, что помогает мне держаться, это то, что я должна найти способ добраться до Шармака, чтобы он больше никого не выдал. Нам только еще больше японцев не хватало. Это не японцы. Это американцы. Сестра, янки далеко отсюда. Откуда ты знаешь? Они наконец-то пришли спасти нас. Что все это такое? Мы спасены! Боже, благослови Америку. Мы спасены! Наконец-то! Все, в укрытие! Сестры, в дом! Они атакуют, они атакуют! Мальчики, все под кровать, сейчас же! Беренис, беги! Нет, Кордула! Идите, осмотрите остальных. Я в порядке. Не двигайтесь. Это царапина. Само заживет. Перевяжите и отпустите меня. Я вам не верю, епископ.

Я не одна из ваших монашек. Вы так же разговаривали с вашими военными врачами?

Все время. Не удивительно, что они сбежали. Позаботесь о них. Я сам о себе позабочусь. Лорна, когда будешь готова. Нам нужно больше бинтов. И воду сюда, пожалуйста. Епископ. Пусть один из ваших священников исповедает вас перед смертью. Да как вы смеете шутить.. Кусок шрапнели попал в вашу крошечную ранку и застрял рядом с вашей сонной артерией. Не понимаю. Скоро она пронзит ее, и вы истечете кровью за секунды. Я могу вытащить эту шрапнель, но я знаю какой вы занятой человек. Спасибо, спасаешь жизнь нашему епископу. Я не спасала его. Я просто делала то, чему меня учили. Тебе не по нраву смирение, Лорна. Иногда мне кажется, что у тебя есть задатки монахини. Монахини? Если ты думаешь, что это хоть чуть-чуть забавно. Я не шучу. Подумай об этом. Монахини дают три обета. бедности, целомудрия и послушания. Ты бедна, это очевидно. Ты целомудренна, не по своему желанию. И ты покорна перед японцами. И ты уже носишь одеяние монахини. Добро пожаловать в монастырь, сестра Лорна. Что все это такое? Мы строим бомбоубежище. Епископ сказал, времени нет. Уверена, янки должны были понять, что совершили ошибку. Они бы не бомбили монашек намеренно. Они бы отправили на небеса половину народа, чтобы разбомбить базу японцев. Я не позволю превратить мою миссию в скотобойню. Давай. Поднажми. Разве вы не должны лежать в своих кроватях? Вам больше не отправить нас в постель, сестра. Япошки прикрывают больницу. Они отправляют этих парней в Рабаул.для их же безопасности. Давай, Бёрд. Мяч в калитке! Хорошо, я в игре. Отличная пробежка. Понежнее, Бёрд.

Все собрались, все собрались. Давайте же, старшая сестра. Давай, красавица. Дон Брэдман в сутане! Это все, что ты можешь, Бёрд? Последние из людей Лена были взяты в джунглях.

Их осталось немного, и они выглядят ужасно. Прошу тебя, спаси и сохрани их. Твоя любимая. Спасибо. Держи, солдат. Спасибо. Вы уверены, что не хотите с нами, сестра? Мы могли бы спрятать вас за собой. Извините, рябята. Меня укачивает. Им потребуются бинты в дороге. Можешь стащить несколько? Можешь передать? Вот так. Ты в порядке? Красота! Бесплатные сигареты. Что? Сузуки? Где они? Ты чуть-чуть не успела. Они просили попрощаться с тобой. Один из молодых парней хочет жениться на тебе. Но он слишком стеснительный, чтобы спросить. Подождите. Пожалуйста! Увидимся, сестра! Нет, это ловушка! Нет, ты ошибаешься. Сузуки не мог. Он был весь.. в австралийской крови. Негоже женщинам находиться в моем доме. Японские военные убивают австралийцев. Они увезли всех наших пациентов в грузовике. Еще не поздно спасти их. Вы должны связаться с Красным Крестом немедленно. Забудь, Кей. Он бесполезен. Их казнили.. ..в месте под названием Тол. Больше сотни австралийских солдат. Откуда вы знаете? Местный рассказал мне прежде, чем их кровь высохла. Тогда почему вы не пытаетесь спасти наших людей? Ради Бога, а что я, по-твоему, делал? Наш капитан проявил акт милосердия. Милосердия? Он согласился взять всех ваших пациентов под свою опеку. Знаете, сколько сакэ ушло на это? Можно напоить кита, но он дал слово, что их не тронут. Ему можно верить? Пьян или нет, его честь на кону. А сейчас мне надо прилечь. Если бы я только мог убедить его молитвой. У меня никогда не бывает похмелья после молитв. Мы можем ему верить? Прийдется. Лорна, у меня есть весточка для тебя. Для меня? Парень из деревни принес ее. Он сказал, что австралийских солдат посадили на судно. Большое судно в гавани. И один из них просил передать Лорне Уайт, что все целы, и что ты отвратительно играешь в крикет. Какие они изящные. Наверное, японские медсестры. Большинство медсестер не берут почасовую оплату. Их привезли в качестве подарка солдатам. Будут выступать на празднике в честь дня рождения императора. У меня есть идея для вечера. Мы три маленькие школьницы. Озорные, как могут быть только школьницы. До краев наполнены весельем. Три маленьки девчонки-школьницы. Над всем потешаемся. Никто не спасется от нас. Жизнь шутка, которая только началась. Три маленькие девчонки-школьницы. Три маленькие девчонки, которые не ведают.. Узрите Верховного Императорского Палача. Человека благородного звания. Величественного и могущественного чиновника. Чья работа жизненно необходима. Подчиняйтесь Верховному Палачу. Подчиняйтесь, подчиняйтесь.. Благородному Владыке. Верховному Палачу. Сугай здесь. Наверно, насмехаться над императором это измена. И почему-то мне думается, что мы не отделаемся предупреждением. В последнюю ночь жизни мне не помешала бы компания. У меня нет времени. Я слишком занята. Молюсь за тебя. Мне не нужны твои молитвы. Я хочу бокал пива, фильм с Кларком Гэблом, и услышать от тебя, что ты ненавидишь япошек. Ты никогда не задумывалась, что это и есть начало всех войн. Часть меня хочет поддаться этому чувству, Лорна, но я борюсь с ним. Я не уйду из этой жизни с ненавистью в сердце. Не знала, что тебе нравится Кларк Гэбл. Если бы ты не была монашкой, у нас бы вышел славный разговор. На что похожи поцелуи? Беренис! Ну, хочу узнать прежде, чем умру. Когда Кларк Гэбл целуется, выглядит просто. Лен хорошо целовался. Если бы у нас было больше времени. Теперь я никогда не узнаю, как это быть с мужчиной. Иногда мне так хочется ребенка. Все тело просто ломит. Правда? Монашки называют это детской ломкой. Я часто мечтаю, что держу ребенка на руках. Кто отец?

Угадай. Кларк Гэбл? Ах ты, маленькая проказница. Он даже не католик. Может, мне помолиться за тебя. Зря я выбрала ту песенку из "Микадо". Я отвратительный человек. Почему ты не остановила меня? Потому что было смешно. Как считаешь, нас обезглавят? Мечи и честь они берегут для мужчин. Жалких женщин просто расстреливают. Это будет не так уж и плохо. Мы возьмемся за руки, прозвучит громкий "бах", и в следующий миг ты окажешься в раю. А где ты окажешься, Лорна? Боюсь, у капитана плохие новости. Она здесь не при чем. "Микадо". Это была моя идея. К тому же, плохая, но в мире есть вещи похуже, чем дерзость. Мне жаль. С прискорбием сообщаю, что японский корабль прошлой ночью был торпедирован американской субмариной. "Монтевидео Мару".. перевозил 1100 австралийских солдат и гражданских.. из Рабаула в Китай. Выживших нет. Только не наши ребята. Не наши пациенты. Я идти война. Крутой парня. Мне очень жаль. Кланяться! Конечно. Лорна, ты слышала? Просто гром. Небо чистое. Там, должно быть, во всю идет бой. Что происходит? Что они делают? Не трогай! Друг. Друг. Сузуки друг. Это все из-за тебя.

Я здесь при чем? Не держи меня за дурака.

Половина японского флота была уничтожена, потому что американцы знали о их прибытии. Кто-то их предупредил. И как же я это сделала? Он думает, у тебя есть рация. Это смехотворно. Спросите своих монахинь, есть ли у нас рация. Спросите их, видели ли они, как мы по ночам болтаем с Канберрой. Все медсестры, все монашки, собирайтесь. Уезжаем через час. Я запрещаю. Вы поняли? Вы не можете забирать моих монахинь без разрешения. Когда Фюрер узнает об этом произволе, вы пожалеете. Медсестры, идите собирайтесь. Вы уезжаете из лагеря. Монашки остаются. Лорна, вот шторы на случай, если тебе понадобится одежда. Позаимствовала идею из "Унесенных ветром". Оставь. Я не хочу хорошо выглядеть для япошек. Внимание, одна минута! Я буду молиться за тебя. Мы все будем. Кто из святых покровительствует борделям? Наверно, нас отправят туда благодаря твоему епископу. Шармак мог бы побороться за нас. Он мог бы оставить медсестер здесь. Нет. Он пытался. Я знаю, он пытался. Он вышвыривает нас, потому что думает, что у нас есть рация. Это не правда. Твой любимый епископ японский осведомитель, и когда все закончится, я все сделаю, чтоб его вздернули за военные преступления. Пока, Лорна. Мы никогда тебя не забудем. Спасибо! Пока! Священник чуть не упал в обморок, когда я сказала, что дала тебе пощечину. Он сказал, что я заразилась жесткостью войны, и велел извиниться, Лорна. Но поскольку тебя нет, я могу только написать и надеяться, что каким-то чудом мое письмо дойдет до тебя однажды. Я стала по тебе скучать. Целый месяц я не играю в покер, не дышу табачным дымом.. и не слышу твоих непристойных анекдотов. Я до сих пор не поняла, что актриса сказала епископу. Но ничто так не убивает голодную резь, как хороший смех. Раненные японцы продолжают прибывать. У многих нет конечностей, или они контужены. Они напоминают мне детей, которые пытаются не плакать. Вчера ночью некоторых из раненных вывели во двор. И японские врачи.. вылечили каждого пулей. Я не молилась за них. Если честно, я бы не смогла. Вскоре меня посетила мысль.. Если японцы убивают своих, что они могли сделать с тобой, с тобой и остальными медсестрами? Мы прибыли в новый лагерь вчера, Беренис. Мы даже не знаем, где мы, но снаружи видна гавань. Кажется, наши охранники называют ее Йокогама. Теперь мы за тысячи верст от дома. Наши новые японцы беспокоят нас. Они кланяются все время и заваливают нас едой. Я без понятия, что происходит. Кей говорит, они хотят откормить нас, как рождественских индюшек, для своих борделей, поэтому нам надо оставаться как можно более тощими. Наша вторая Пасха в плену. Все мы узники этой войны.. японцы и миссионеры. Кто это? Американцы. Все, быстрее в убежище! По одному. Места хватит на всех. Без паники! Я строил эту миссию, как обитель мира. Посмотрите на нее теперь. Где был Господь, когда бомбили? Где Он был, сестра? Ох, как здорово увидеть австралийку. Я Джеф. Лорна Уайт. 2/10-й Санитарный Корпус. Да, я слышал, что вы здесь. Они пытались заставить меня вещать пропаганду, в том числе и о вас, медсестрах. О нас? Разве вам не сказали? Они осуществляют обмен пленных с Союзниками. Вот почему вы здесь. Вас отправляют домой. Нет, нет, это, должно быть, какой-то трюк.

Восем американских медсестер уплыли в прошлом месяце, вы следующие. Когда ваш корабль пришвартуется в Фримантле, выпей за меня пива, Лорна. Забыть ли старую любовь И не грустить о ней?.. Я заслужила ту пощечину, Беренис. Твой епископ отправил нас на встречу свободе. Этот замечательный человек спас нас ото зла. Сейчас не Новый Год, но мы поем "Старое доброе время", потому что японцы сказали нам, что мы уезжаем из Йокогамы. Австралия, встречай. Дом. Есть ли слаще слово во всем английском языке? Месяц за месяцем.. американцы возвращаются и вбивают Вунапоп в пыль. У нас ничего не осталось, ни еды, ни убежища, ни воды, чтоб помыться. Наверное, я воняю, как курятник в жару. Поэтому мы не удивились, когда японцы объявили, что нас переведут подальше.. в долину Рамалэ. Там нет налетов, мы наконец-то получим мир и покой. Древесина и молитвы не соперники для бомб, но мы несем веру в себе, и ничто не может разрушить ее. Мы покинули миссию и все свои грезы.. 6 июня 1944.

Дата, которую никто не вспомнит, кроме нас. Мы теперь в руках Господа. Спустя три дня мы прибыли, и теперь нам предстоит работа. Мы найдем самую большую хижину и превратим ее в церковь.. Богородицы Рамалэ. Японцы перевезли нас вглубь острова в поселок Тоцука. Они говорят, что правительство Австралии отменило обмен пленными и оставило нас тут гнить, пока не умрем, но даже Канберра не могла быть столь жестока. Черт побери. Не говорить! Спасибо Господу за смерть. Она дает нам выжить. Когда японцы отбрасывают коньки, их родные не заморачиваются с цветами. Вместо этого они оставляют рисовые шарики. Облезешь, приятель. Я была первая. Должна признаться.. мы вынуждены бороться за все. Но мы побеждаем. Прекратите! Сейчас же! Она украла еду у солдата. Неправда! Отпустите ее! А то что? Расскажешь своему Фюреру? Гитлер мертв! У тебя не осталось друзей! Сестра Мария не протянет больше. Она была первой монашкой, которую я посвятил. Она винит меня? В том, что я не отправил вас в Брисбен, когда имел возможность. Более мудрый, лучший человек не завел бы свою паству сюда. Мы решили остаться.. и вы отнеслись с уважением к этому. Вы хороший человек. Капитан дал мне это в качестве наказания. Видишь ли, я сказал ему, что он может забрать медсестер, если мои монашки останутся в миссии. Я думал, их обменяют на военнопленных.

И что с медсестрами? Оказались в ловушке в Йокогаме. И за это я в ответе. Я навредил слишком многим. Я не могу смотреть в глаза сестре Марии. Вы нужны Марие, Ваше Преосвященство. Всем нам нужны. Я весь высушен изнутри. Мария не может.. Она не должна покинуть этот мир без вашего утешения. Вы пойдете сейчас со мной к ее постели. Пожалуйста. Охранники сказали нам, что тысячи бобм превратили Токио в пожарище. Поскольку дома сделаны из бумаги и дерева, всё горит. По радио говорят, что люди бегут по улицам, их одежда в огне, пытаются добраться до реки. Я знаю, что я должна быть счастлива, что враг разбит, Беренис, но все, что я чувствую, стыд. Капитан, что происходит? Скажи им, что сделал враг. Жена капитана.. и дети.. ..погибли прошлой ночью. Пожалуйста, скажите капитану, что нам очень жаль. Я вас здесь закопаю. Псы будут глодать ваши кости. Вы не покините эту страну живыми. Он сказал, что это будут ваши могилы. Вы умрете здесь, вас закопают здесь, никогда не покинете Японию. Убийцы. не имеют права жить. Капитан, прекратите. Если враг узнает.. Заткнись! Мне плевать. Капитан, умоляю вас. Если бы я могла говорить на твоем языке. Если бы я могла сказать, что понимаю, почему ты хочешь покончить с собой. Мы все видели больше, чем способны вынести. Если бы ваш сын был здесь, он бы попросил вас остановиться. Моя семья. Верните мне моих детей. Восхитительный солнечный день. Мы уже и позабыли, какая лазурная Сиднейская гавань. Нас кто-нибудь встречает? Наши матери. Они принесли еду? Жареных цыплят, тыквенное пюре, меренгу. Мы чувствуем их аромат, когда сбегаем по трапу. Они сразу нас узнают. Мы почти не изменились. Они душат нас в объятиях и говорят: С возвращением домой. Мы так скучали по вам. Нам приказали рыть тоннель. Говорят, что от авианалетов, но один из оставшихся стражников признался, что на подходе эскадрон смерти. Мне сказали, что ты умерла, Лорна. Надеюсь всем сердцем, что это не правда. Если же так, пожалуйста, пожалуйста, прости меня. Кто найдет это, помолитесь за меня и за всех нас, забытых. Сестра Беренис Тухилл. Июль 1945. До единой. Кей и остальные ушли воровать еду. Оставь меня, Лорна. Нет. Лорна, иди. Мы медсестры Центрального Военного Госпиталя Австралии. Вот это дела. Вы, девчонки, белые? Ты когда-нибудь встаешь с колен? Ну, скажи что-нибудь. Ты мертва.

Когда-нибудь видела курящего призрака? Откуда ты узнала, что я здесь? Написала епископу Шармаку. Я же тебе говорила, мы обе вернемся. Ты никогда этого не говорила. Наверное, ты слишком усердно молилась, чтобы услышать. Ты такая красивая. Ты до сих пор выглядишь, как святоша. Как ты можешь жить без губной помады? Я чувствовала себя голой всю войну. Раз уж я в Синдее, мы могли бы сходить куда-нибудь. Может, как-нибудь в кино. Слышала, что Трамвай "Желание" отличнейший. Но твоя старшая матушка вряд ли одобрит. Нет, думаю, нет. Конечно, я могла бы купить билеты и тихонько вытащить тебя, когда погасят свет. Тогда никто бы не узнал. Я так рада, что ты приехала. Кто бы мог подумать, что я буду скучать по протестантке. Или что у меня будет подружка монашка. Миссис Лорна (Уайт) Джонстон Сестра Беренис Тухилл После освобождения Лорна вышла замуж, сейчас она счасливая бабушка. Сестра Беренис обучала музыке на протяжении 40-ка лет. Австралийские военные врачи оставили медсестер и своих пациентов в Вунапоп, веря, что их долг был помогать убегающим частям. Гражданские медсестры, которые присматривали за солдатами, были забыты после войны и получали незначительную правительственную помощь до 2000 года. Программа обмена пленниками не была широко известна общественности Австралии до 1975 года. Под давлением Британии правительство Австралии после войны освободило 831 японца в обмен на 151 пленного, 29 среди которых были австралийцы. После освобождения из Рамалэ, епископ Лео Шармак вернулся в Вунапоп и отстроил миссию. Лорна и сестра Беренис оставались близкими подругами после окончания войны.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Есть такая группа людей.

Они думают, что он восстал из могилы, чтобы помочь нам. >>>