Христианство в Армении

Я вам завтра принесу свой засос.

ему предстоят и взлёты и горести, и славные труды на благо России но пока он не знает ещё своей судьбы он счастлив.и улыбается Наташа Сценарий Николай РОЖКОВ Композитор Николай КРЮКОВ В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ: Андрей Балашов Владимир ДРУЖНИКОВ В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ: Наташа Малинина Марина ЛАДЫНИНА Яков Бурмак Борис АНДРЕЕВ Настенька Гусенкова Вера ВАСИЛЬЕВА Корней Нефедович Сергей КАЛИНИН Капитлина Кондратьевна Елена САВИЦКАЯ Борис Оленич Владимир ЗЕЛЬДИН Сергей Томакуров Михаил СИДОРКИН Григорий Галайда Григорий ШПИГЕЛЬ Вадим Сергеевич Василий ЗАЙЧИКОВ Весна, Андрианов! Весна, товарищ старший лейтенант. И подумать только, что наши сибиряки сейчас во в Берлине дерутся, а мы, как палец в квашне, застряли в этом проклятом Бреслау. Ничего сержант, скоро конец. Последние пули летают. Эх! Дай то Бог! Дай то Бог! Смотреть внимательно и быть на готове! Есть, товарищ старший лейтенант. .Где золото роют в горах, Бродяга, судьбу проклиная, Тащился с сумой на плечах. Бежал из тюрьмы тёмной ночью, В тюрьме он за правду страдал. Идти дальше нет уже мочи Пред ним расстилался Байкал. Идти дальше нет уже мочи Пред ним расстилался Байкал. Бродяга к Байкалу подходит, Рыбацкую лодку берёт И грустную песню заводит, Про Родину что-то поёт. И грустную песню заводит, Про Родину что-то поёт. Ой! Андрей Николаич? Вот, новость то! По местам! К атаке! Здравствуй, Наташа! Браво! Браво! Поздравляю, поздравляю! Поздравляю, Наташа! Прекрасно! Дядя! Ну, как? Знаешь, Наташенька, не дурно! Совсем не дурно. Тебе понравилось? Понравилось, голубушка, понравилось. Поздравляю вас Надежда Георгиевна! Искренно удивляюсь, как вам удалось сделать с Наташей этот чудесный вокалис. Удивляюсь! Да, Наташенька, сегодня вечером заходил к нам один военный. Хотя об этом лучше дома. Идёмте, Надежда Георгиевна. Я его уже видела, дядя. Наташенька, поздравляю! Прими в знак моего восторга. Спасибо, Гриша! Молодцом, Наташка! Пела очень хорошо! Да, кстати. А что с тобой было? Я увидела в зале Андрея. Андрюшку? Балашова? Не может быть. Да, ты ошиблась. Андрей! Балошов! Андрюшка! Извини, Наташа, одну минуточку.

Наталья Павловна, разрешите вам представить гвардии старшего лейтенанта Андрея Балашова. Здравствуй, Наташа! Вот, ты и вернулся. Да. вернулся. Я слушал тебя сейчас Наташа. Ты какой-то не такой. Ты очень хорошо пела. Ты совсем другой. Большой, взрослый. А ты. Ты не изменилась. Ну, профессор, вот и вернулся, ваш долгожданный питомец. Сожалею, коллега, что он не вернулся несколько раньше, к конкурсу. О! Вы думаете это могло изменить результат? Уверен, дорогой коллега, абсолютно уверен! Это не возможно! Простите, спешу. Мой Боренька выступает! Ну, Андрюша, теперь нам с тобой предстоит уйма работы. Как видишь первое место в этом году занял Оленич, а мог бы занять ты. И займёшь! Надеюсь ты упражнялся там в это время? Да, фронт не классная комната, Вадим Сергеич. Вздор, вздор, голубчик! Когда у Антона Рубинштейна не было под рукой инструмента он. Он упражнялся на столе, на доске. Да-да, голубушка! Завтра же начинаем работать. Прошу быть в классе ровно в девять. И не опаздывать! А Вадим Сергеич, всё такой же. Он очень ждал тебя, Андрей. Ты ждала меня, Наташа? Ты знаешь, Андрей, я. Я. Наташа, я жду тебя. Андрюша! Друг! Вот, неожиданность! Ну! Какой ты шикарный!

Весь в орденах. Ну, здравствуй! Здравствуй, Борис! Поздравляю тебя. Осторожно! Руку, руку! Не жми так сильно. Перед концертом боюсь за руки. Наташенька, ты обещала слушать меня из зала. Да-да, Борис. Послушай и ты Андрей. Я буду играть Листа и мне очень хочется знать твоё мнение. Конечно, Борис, с удовольствием. Оленич, голубчик, вас ждут! Все уже на сцене. Иду, иду, Григорий Семёныч. Вы волнуетесь больше меня. Ну, голубчик, пожалуйста. Поскорее.

Ну, я не прощаюсь. Он что, Наташа, по-прежнему ухаживает за тобой? Да? Он очень хорошо стал играть, Андрей. Ты знаешь, такая техника просто невероятно. Пойдём послушаем, а то он обидется. Пойдём! Что с тобой, Андрей? Ничего. Я просто играл Листа. Я спрашиваю, что с тобой, Андрей? Чем ты взволнован? Вы слышате, Вадим Сергеич, как он играет? Как изумительно он играет! Играет хорошо, но ты. Ты будешь играть лучше! Есть пианисты, которые блестяще подражают установленным образцам, это хорошие пианисты. А есть пианисты, в игре которых звучит голос эпохи. Голос сегодняшней жизни! Это чудесные пианисты! Если ты будешь работать, то ты. Вадим Сергеич, знаете ли вы, что такое фауст-патрон? Нет? А я знаю! Мне он снится каждую ночь! Каждую ночь мне снится этот проклятый немецкий аптекарь. Потом взрыв! Падает стена, потолок. Дым! Хлороформ и добрые хирурги. Играть не сможете, а жить 100 лет! 100 лет! А зачем? Ведь я же никогда не сумею так играть, как играл раньше. Понимаете, никогда! Сложная контрактура левой руки. Вот, как это называется. Контрактура. Покажи мне руку! Ну, что ж. Можно жить и не быть пианистом. Вадим Сергеич! Дорогой мой, Вадим Сергеич! И это говорите мне вы. Вы, который учил меня в этом классе 12 лет. 12 лет я дышал здесь воздухом музыки. Воздухом Рубинштейна, Чайковского, Шопена, Листа. И мечтал, мечтал. Что я, простой сибирский парень, смогу совсем по-новому раскрыть их музыку для моего народа. И я уже умел, умел! Вы же сами говорили мне об этом. А теперь, что вы говорите мне теперь, Вадим Сергеич? Спокойно, Андрюша, спокойно. Из искусства не уходят, как из комнаты. Человека можно искалечить, можно! Но если в нём есть талант. Но если он настоящий художник, он всё перетерпит и всё победит! Искусство! Теперь оно не для меня, Вадим Сергеич! Не правда! Как ты смеешь так говорить! Ты художник! Музыкант! У тебя есть мужество, воля! Ты солдат! Ты солдат, а не белоручка! Не маменькин сынок! Всё это прописи, дорогой профессор. А искусство и музыка там, внизу! Даже Наташа, которая могла бы быть сейчас здесь, там! И аплодирует искусству там! Там! Там! Браво, Боря! Браво! Какой триумф! Браво! Ты же гений! Это же гениально! Это неподражаемо! Григорий Семёныч, я поздравляю вас! Василий Иваныч, его пассажи необычайны! Наташенька, а ты? Ты не поздравляешь меня? Что ты, Борис! Ты превосходно играл. Я так заслушалась, что потеряла Андрея. Кстати, ты его не видел здесь? Андрея? Ах, да, Балашова. Видишь ли, я так увлёкся Листом, что не уследил за Андреем. Я надеюсь, ты меня простишь. Наташа, а где наш лейтенант? Где Андрей? Он куда-то скрылся, Серёжа. Я сама ищу его! Тащи его к подъезду, Наташа. Мы будем ждать вас. Хорошо. Дядя, а думала, что здесь Андрей. Да, он был здесь. Был. и ушёл. Что с тобой? Ты чем-то расстроен? Слушай, Наташа. Я хотел бы у тебя спросить, Понимаю, конечно, что этот вопрос мог бы задать тебе, только твой отец. Но 10 лет ты для меня дочь! Боже, какая торжественная подготовка. Можно подумать, что кто-то просил у тебя моей руки. Нет-нет, Наташенька, это не то. Не то! Садись и слушай! Я тебе всё расскажу. Видишь ли Наташа. Андрей. Ну, где же Андрей? Где Наташа? Что с ней? Без четверти 11, мы опоздали. Какой ужас! Да, уж наверно всё съели? Ну, что ты волнуешься. Без вас же банкет не начнут. Ты так думаешь?

Ну, конечно. Нет! Я больше не могу. Я голоден. Подержи, пожалуйста, Борис. Сейчас я их потороплю. Чёрт знает что! Пойдём и мы, Серёжа, у меня замёрзли руки. Борис, Серёжа идите сюда. Они здесь. Не может быть, тебе показалось. Да, я вам говорю, они здесь. Я ясно слышал их голоса. Странно. Возьмика! Вы что, голубчики? Извините, Вадим Сергеевич. но мы ждём вас. Все уже уехали. Наташа? Я никуда не поеду, Борис. И я тоже. Благодарю. Но вы же обещали, Вадим Сергеич. У нас сегодня такой праздник. К сожалению, голубчики, нам сегодня не до праздников. Пошли, Наташа. Что случилось, а? Серёжа. Ничего не понимаю. А где же Андрей? Он то куда пропал, а? Нет. тут что-то не ладно, ребята. КОНЦЕРТ Она, моя, хорошая, Забыла про меня. Забыла, позабросила Теперь я сирота! Теперь пойду я удавлюсь Товарищ! Эй, милок! Милок! Умолкни, ты, за ради господа нашего Иисуса Христа! А не то, я эту штуку твою за борт вышвырну. Ведь у тебя в руках гармонь! Подруга песни! Она о красоте больше человека сказать может. А ты её превратил в бессловесное животное. Верно, дед! А ну, сам сыграй! Не могу, не дано! Таланту нет. Опять верно! Раз таланта нет, на базаре не купишь. Вот я! С самого фронта учусь. Играю, играю и всё мимо. А ну, граждане, кто здесь есть специалист налетай! А дайка, друг, я попробую. С нашим удовольствием. А сыграй-ка, приятель, что-нибудь наше сибирское. Сможешь? Попробую, когда-то получалось. По диким степям Забайкалья, Где золото роют в горах, Бродяга, судьбу проклиная, Тащился с сумой на плечах.

Бродяга, судьбу проклиная, Тащился с сумой на плечах. Бежал из тюрьмы тёмной ночью, В тюрьме он за правду страдал. Идти дальше нет уже мочи Пред ним расстилался Байкал. Идти дальше нет уже мочи Пред ним расстилался Байкал. Бродяга к Байкалу подходит, Рыбацкую лодку берёт И грустную песню заводит, Про Родину что-то поёт. И грустную песню заводит, Про Родину что-то поёт. Вот, это да! Это по нашему. Да! Вот, что такое гармонь, милок! А тебе, товарищ хороший, спасибо за песню. Утешил! Да, что вы. Возьмите, товарищ. Закуривай, друг! Спасибо. Может моих желаешь? Да, у меня уж есть. Вот, смотри, Петруха, и рука у товарища повреждена, а играет не чета тебе гужееду!

А я что? Да, разве я называюсь? А ведь однако ж не зря я тоскал эту бандуру. Наскочил волк на козу! А раз так! Бери её, товарищ, себе. Да, что вы? Такая дорогая вещь! Зачем же? Да, она же мне без надобности, а после тебя я к ней прикоснуться не смею. Бери, бери! Только играй, на стенку не вешай! Хорошая песня, большая подмога в нашем деле. Верно, дед. Бери, друг, владей! Правильно, Петруха. Забирай, товарищ. Бери, приятель! Бери, владей! Спасибо. Пошли, Стёпа. Пошли. Растравили парня. Лихой! Точно! Присаживайтесь, товарищ. Садись! Садись. Сам то ты, откуда? Из Богатово. Здешний значит. Нашенский! А профессия твоя, извиняюсь, какая? Чертёжник. На строительство еду, в Курбаган. В Курбаган едите? Хорошая стройка. Я там между прочим чайной заведую. Заварин Корней Нефёдович. Может слыхали? Не довелось. Жаль, жаль. Курите?

Благодарствую.

Курите, курите, пожалуйста. Спасибо. Пожалуйста! Благодарю. Семён? Загораешь? Давай! Уснул, гусь! Эх, как её! Да. Потеха прямо! Который раз и всё на этом месте. Насмешки! Подведи домкрат и смени скат! Есть, товарищ старшина. Здорово, Кондратьевна! Здравствуй. Пару чая и дырку от бублика! Опять прокол у тебя, Яша? Да, гвозди тут у вас. Да,ну! Ай-яй-яй! Не гвозди, а заноза! Зачем это машину портишь? А что же мне на танке, что ли по вашему строительству ездить? Вот, танкист, он действительно никакого гвоздя не боится. Ему что! А занозы? Занозы танкист не боится? Вы скажите, тоже. Здравствуйте, Яков Захарыч. Здрасьте, Настасья Петровна. Опять несчастье у вас? Так ведь, всё из-за вас, Настенька. 13 прокол делаю, а ответа от вас никакого. Слово серебро, молчание золото! Ну, да. Вам только смешки надо мной. А вы думаете, мне вот этот чай, он так себе? Он мне вреден. У меня от него изжога. А вы, дуйте, дуйте. Так ведь чай можно остудить, а не сердце. А может ваше сердце на Кубани оставлено? Ну, что ж я петух какой? Да, нет, зачем же. Однако чужая душа потёмки. Настя! Настасья Петровна. Ну, вот мы и дома. Яков Захарыч, привет! Здрасьте! Кондратьевне особенное. Здравствуй, Нефёдыч! Андрей Николаевич, пожалуйста, проходите, присаживайтесь. Я сейчас. ребятки давайте! Кондратьевна, принимай! Сейчас. Девушки! Девушки! Здравствуйте, Корней Нефёдович. Здравствуйте, Корней Нефёдович. С приездом! Здрасьте. Андрей Николаевич! Товарищ лейтенант! Гусёнкова! Андрей Николаевич! Гусёнкова! Сержант, дорогой ты мой! Ну, вы то как сюда попали, а? Андрей Николаевич! Вот это здорово! Как будто в роту вернулся, а! А вы меня в госпиталь сдали и забыли? Ну, что вы! Что вы, как можно. А как же рука ваша? Корней Нефёдович! Это кто ж такой? Это? У-у! Это артист! Да, я вижу, вы знакомы? Как же, командир мой! Воевали вместе. Ну! Какие чудеса. А-ну, Настенька! Полный почёт твоему командиру. Напоить, накормить, да и мне заодно закусить чего-нибудь. Настя, кто это? Командир мой! Пустите, некогда! Пару чаю! Товарищ старшина! Машина в боевом порядке скат сменил, можно ехать! Обождать! Но ведь самолёт, товарищ старшина. Пассажиры то. Кругом! Шагом марш! Товарищ старшина, пассажиры. Шагом марш! Ну, товарищ старшина. Шагом марш! Гусь! Настенька! Ну, что же. Да, как же вы сюда, в наши края то попали? А? А ведь это, Настенька, и мои края. Ну? Вот не знала то. А что вы здесь будите делать? Не уж то на строительство? Ага, на строительство. А по субботам. буду у вас, вот на этом баяне играть. Выступать будите, как артист, да? Настенька! Ну, какой же я артист, Настенька. Настасья Петровна! Ой, Господи. Товарищ Гусёнкова! Ну, чего вы орёте? Чего орёте? Самовар!

Как вы пьёте, Яков Захарыч, лопните?! Артист! Акробат! Товарищ шофёр, опаздываем. Едем, едем. Садитесь, садитесь! Ездеют тут. Чаю не дадут попить. Простите, товарищ. Разрешите? Пожалуйста. Вы я вижу тут у нас человек новый. Ну да, новый. Я вас по своей душевности предупреждаю. У меня вот на счёт этой девицы. Вот этой? Да, вот этой! Самые серьёзные намерения. Понятно! Понятно. Ну, я вижу, ты парень подходящий. Будем знакомы. Бывший старшина, гвардии 6 танкового полка, Яков Бурмак. Очень приятно. Андрей Балашов. Бывший гвардии старший лейтенант. Простите, товарищ гвардии старший лейтенант. Разрешите идти? Идите. Что он тут? Что он говорил вам? А ничего особенного, мы просто знакомились с ним. Ой, а я испугалась.. А что такое? Да, смешной он. Я ещё когда в Ачинске в столовой работала он вдруг объявился, как снег на голову. Сядет, знаете, за мой столик, три обеда съест и всё смотрит, смотрит. Покою не даёт. Ну, а потом я сюда перевелась. Понятно. Да, нет вы не подумайте, что через него. Очень надо! А он вдруг и здесь объявился. И теперь чай пьёт за вашими столиками. Не говорите. Цистерна, а не человек! Ну, значит, влюблён в вас. Это почему же вы так решаете, Андрей Николаевич. Ездит за вами. О! Это ещё не совсем факт. Человек может быть когда влюблён, он подале уезжает. Уходил на войну сибиряк, С Енисеем, с тайгою прощался, Словно силы для жарких атак От родимой земли набирался. Уходил на войну сибиряк, С Енисеем, с тайгою прощался. Сибирь земля раздольная, Могучая и вольная! Где есть ещё такая ширь? Ты в душе моей, Сибирь! Он в походах хранил и берёг Образ Родины, образ любимый. Много видел он стран и дорог Средь огня и военного дыма, Но в походах хранил и берёг Образ Родины, образ любимый. Сибирь земля раздольная, Могучая и вольная! Где есть ещё такая ширь? Ты в душе моей, Сибирь! Лёг на сердце чертой огневой Путь солдата, тяжёлый и длинный. Сибиряк воевал под Москвой, А закончил войну он в Берлине. Он с победой вернулся домой Енисей его встретил былинный. Сибирь земля раздольная, Могучая и вольная! Где есть ещё такая ширь? Ты в душе моей, Сибирь! Чудеса вы делаете, Андрей Николаич. Небывалый случай! Просят вас. Может ещё что-нибудь сыграете? Не буду я больше играть! Не могу! Что так? Ахрип, что ли? Или музыка не веселит? А? Эх, Корней Нефёдыч. да разве это музыка? Об этом ли я мечтал, когда учился? Прощения просим. Извините нас. Не помешаем? Что ж это вы нас покинули, Андрей Николаич? Ушли и мы осиротели. Спой, друг, ещё что-нибудь. А? Просим вас. Просим. Просим! Просим! Но если петь не в настроении, так сыграйте что-нибудь. Здешние, сибирские очень расстроганы вашим талантом. Так вот, и я говорю. Просите его, мужики, просите. Просим! Просим! Просим, Андрей Николаич! Просим! Конечно сыграю. Пойдёмте я вам спою старинную сибирскую песню. Вот спасибо! Вот уважил, Андрей Николаич. Эх! Золотой человек в нашем деле! Не понимаю, всё таки, почему нас здесь посадили? Товарищ дежурный! Вот мы четверо летим в Америку, на международный конкурс исполнителей. Во Владивостоке нас ждёт пароход. Я же объяснял вам, товарищи, туман! Приказ по трассе! Чёрт знает что! Но поймите, пароход, каюта, мы же можем опаздать! Довольно, Борис, довольно. Ты и так сказал много. Скажите, товарищ Егоркин! А что же долго вы собираетесь нас здесь держать? Как вам сказать? До погоды! Прости, пожалуйста. А скажите, что у вас тут имеется? Ресторан, буфет или столовая? Пока ничего. Как ничего? Строимся! Да, ведь и аэродром то наш, не пассажирский. Так что. Так, что попали! Ну, а как же всё таки, нам устроиться хотя бы переночевать? Мог бы предложить вам комнату на нашем строительстве. А это километров 10-12. Пешком? Нет, зачм же. Мы отвезём вас. Товарищ Бурмак! Здесь. Отвезёте товарищей пассажиров к Корней Нефёдычу и подождёте их там до утра. Есть отвезти и обождать до утра. До свидания. Всего хорошего! Спасибо, до свидания. Эх, такую погодку, да денька бы на три! Ну, вот и всё наше угощенье. О! Да, вы нам здесь целый пир устроили. А скажие, девушка, откуда здесь в тайге взялась райская обитель? Что же, золото моют, зверовой совхоз, завод? Бумажный комбинат строим. Бумажный комбинат в тайге, в горах? Ну, а где ж его строить? В степи, что ли? Девушка, скажите пожалуйста, у вас здесь только самолёты ходят? А поезда не летают? Нет! До станции у нас километров 200. Ой! Это ужасно. Ну, кушайте, пожалуйста, а то самовар остынет. Спасибо! Ребята, садитесь. Гриша, ты что будешь кушать? Колбасу, сыр или рыбу? Ой! Что ты говоришь?! Ну, вы здесь пируйте, а я пойду им займусь. Говорил я тебе, не ешь в самолёте. Да, не послушался. Вот теперь возись с тобой. В чём дело, Борис? Видишь ли, Наташа. Я. Я хочу поговорить с тобой. А для этого не обязательно запирать дверь. Наташа! Я долго ждал этой удобной минуты. Это не удобная минута. Я устала и хочу спать. Иди, Борис, нам завтра лететь! Сами присели бы, Настасья Петровна. Не полагается нам. Так, понятно! Семён, глянь машину. Эх, Настенька, Настенька! Ну, зачем вы мне на реке Днепр, жизнь спасли? А теперь её обратно отнимаете. Это одно только ваше воображение, Яков Захарыч. Нет! Вы мной играете. Вместе с этим. Артистом, гармонистом! Но я ему. Вы, товарищ Бурмак, Андрей Николаича в наш глупый разговор не вмешивайте. Но я ему не баян, чтобы на моей жизни вариации выделывать! Я с ним сам поговорю. Только посмейте! Только посмей! И посмею! Спокойно. Опять вам незадача, товарищ старшина. Не твоего носа дело! Гусь! Береги стол. Разрешите, товарищ старший лейтенант. А, старшина! Входите, входите! Войдите! Я за посудой, можно? Пожалуйста. У-у! Да, вы ничего и не кушали. И чай не пили. Аль не по вкусу пришёлся? Скучно у вас тут. Тайга,тайга. Ну, что вы. У нас тут народу пропасть. Вот рядом наш комбинат. А на реке пароходы. сплав. А на той стороне в прошлом году олово нашли. Завод строят! Жизнь! А может горяченького чайку принести? А? Нет, спасибо! А вы, что же на войне были? Да? Ну, как же, все 4 года. Да, у нас тут многие с войны. Вот вы какая, а! А как же вас звать? Настенька. А меня, Наташа. Очень приятно. Да, вы не скучайте. У нас тут хорошо! Вот утром солнышко взайдёт. Такое тут. Сами увидите. Ну, спокойной ночи, вам! Спокойной ночи. Только начала определятся картина моего счастья. Приезжаете вы! Вот теперь спрашивается, чья любовь старше? Хотя вы, и старший лейтенант.

Ну, зачем вы на моей дороге становитесь, Андрей Николаич? Товарищ старшина, вашу руку! Есть, дать руку. Слово офицера! Настенька для меня только друг! Повторите это ещё раз. Только друг! Андрей Николаич! Товарищ старший лейтенант! Дорогой! Обрадовал! Яшка! Что ты делаешь? Ты с ума сошёл! Порядок! Корней Нефёдович! Разрешите идти, товарищ старший лейтенант? Идите. Сенька! А я думал, вы подрались с ним. Да, что вы, Корней Нефёдович! Хороший парень. Яшка то? Казак! Казак! Андрей Николаич, народ ждёт вас. Слышите?

Чёрт знает, что такое. Неужели они думают, что мы будем выступать в этой чайной. Расскажу я вам, ребята, Андрей? Балашов? Как нашёл себе жену. Был шофёром я в солдатах, За баранкой всю войну. И куда я не поеду, Встречу девушку с флажком! Только я начну беседу. Не задерживай движенье, Проезжай без промедленья, Мой приказ, почти закон!

Мой приказ, почти закон! Ха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Далеко ли до греха! Грузовик мой дальше мчится, Фронт уходит за границу. Встретил снова ту девицу По дороге в Бухарест! Разрешите обратиться! Только быстро, здесь разъезд! Проезжай, да поскорее. Видишь сзади батарея, А не то пошлю в объезд! Ай, да, девка ха-ха-ха! Не найдёшь ли жениха! Еду влево, еду вправо Впереди горит Варшава. Гром гремит, вокруг война, А впереди опять она! Здравствуй, милая моя! А я вовсе не твоя. Не мешай, работы много! Здесь ведь главная дорога Хоть немецкие края! Почему ты не спишь, Наташа? Кто это поёт? Ерунда какая-то. Официантка и трактирный музыкант. Иди спи! Спи. Ну, чего ты меня затворяешь? Я хочу посмотреть. Мы гуляли по Берлину. Андрей?! Андрей! Здесь! Иди в комнату, Наташа. Неудобно. Он может тебя заметить. Никуда я не пойду! А затем и на бумаге, И поехали домой! Ой! Путь обратный, Путь в Россию. Реки, сёла, города! Вместе едем мы впервые Вот, теперь уж навсегда! Вот это да! Если будите в Тюмене, Позвоните к нам в колхоз.

Мы бы загодя пельмени Положили б на мороз! Эх, Сибирь, глуша моя! Нам сдаётся, что она Для большого счастья! Очень подходящая страна. Вот так! Что ты делаешь, Наташа? Какая чудесная песня! Тебе нравится этот балаган? Сойдём вниз, Борис? Мы его поставим в неловкое положение. Но я хочу его видеть! Ну, хорошо. Я попрошу его сюда. Как тебе не стыдно? Он, что официант?! Пусти, я пойду одна. Послушайте, Настенька, а что этот гармонист, он ещё не ушёл?

Андрей Николаич? А куда ему уйти? Он здесь живёт. Вот, я ему ужин, как раз несу. Я хочу его видеть, поговорить с ним. Ну, пойдёмьте. Вы что, его знакомая? Да, знакомая. Андрей Николаич, к вам тут пришли. Наташа! Андрей! Наташа! Наташка! Родная! Ой, Господи! Вот вы где, а я вас ищу, ищу. Вы плачите? Ничего, Яков Захарыч, это я так. Нет! Я вижу вас кто-то обидел. Кто он? Имя его как? Да, я ж его в мелкий табак сотру. Никто меня не обидел. Просто я посуду разбила. Пустите меня. Но здесь, что-то другое. Ой! Моё фото с первой афиши. Откуда оно здесь? Я вырезал её у консерватории в тот вечер. Помнишь? В тот вечер. Когда ты ничего не рассказал мне о себе. Не подождал меня и даже не простился. Обижался. Бежал, как трус. Так сказал про тебя дядя. Вадим Сергеич. А он прав! Я действительно тогда бежал. Я испугался. Испугался? Кого? Самого себя. И я решил, Наташа, забраться куда-нибудь подальше. Подальше от всего. От музыки, концертов, от афиш. И от меня. Прости, Наташа. Но мне было очень тяжело. И я. Я не мог иначе. И вот, ты снова с музыкой. Здесь, в этой чайной, в тайге. Так это не похоже на тебя, Андрей! Ты видишь здесь только чайную, Наташа. А я вижу народ. Наш простой русский народ. Это они. Вот эти мужики и парни в трудные дни отстояли Москву. Победили под Сталинградом. За годы войны, я как-то сроднился с ними. И когда мне стало тяжело, я вернулся к ним сюда в Сибирь. И ты знаешь, они помогли мне. Они помогли мне поверить, что я ещё что-то могу. Что я музыкант! Ну, конечно, не такой как раньше, но музыкант. И вот! В свободное от работы время, я стал играть им. Петь их же старинные песни, сочинять свои.

И ты знаешь, мне стало легче. Они приходят сюда, как на праздник. И требуют моей музыки, моих песен. Ты слышишь? Андрей! Наташа! Андрей. Извиняюсь, Андрей Николаич! Иду, иду, Корней Нефёдыч! Познакомьтесь. А мы, как будто уже. Корней Заварзин. Очень приятно. Директор и худрук данного учреждения. Да-да. Пойдём, Наташа. Ты посидишь там. А может мне не удобно. Может я лучше здесь? А почему не удобно! Ну! Мы вас не обидим, люди у нас все хорошие Пожалуйте! Пойдём, Наташа. Эх, чудеса! Старинная сибирская песня. Когда над Сибирью займётся заря, И туман по реке расстилается На этапном дворе слышен звон кандалов Это ссыльные в путь собирается. На этапном дворе Слышен звон кандалов Это ссыльные в путь собирается. Раздалось "Марш, вперёд!", И опять поплелись До вечерней зари каторжане. Не видать им отрадных деньков впереди, Кандалы грустно стонут в тумане. Не видать им отрадных деньков впереди, Кандалы грустно стонут в тумане. Это было давно, той Сибири уж нет. В дни печали и звёзд не вернутся ????????????? И за годы разлук И другие здесь песни поются. Батюшки! А ведь действительно Андрей! А? Андрюша! Смотрите, смотрите она хочет петь! В таком дыму! Сумасшедшая, она же охрипнет! Её надо остановить. Да, подожди, подожди. Не мешай! Пусть поёт. Зачем тебя я, милый мой, узнала, Зачем ты мне ответил на любовь? Ах, лучше бы я горюшка не знала, Не билось бы сердечко мое вновь. Не билось бы сердечко мое вновь.

Терзаешь ты сердечко молодое, Всё ясно. Тебя твоя зазнобушка здесь ждёт. Проходит только время золотое, Зачем же ты, желанный, не идёт? Зачем же ты, желанный, не идёт? Эх! Боевой товарищ. Птаха вы моя, сирая! Чирик, чирик! Сердце моё разрывается, глядя на ваше. И действительно. Ну, как же так? Служили два товарища в одном и том полку. И вот, является третий. Да, вы не убивайтесь, он вас полюбит. Нет, Яков Захарыч, не полюбит. Не полюбит! А я говорю, полюбит! Да, не может он не полюбить вас! Не имеет права! Да, обойди он всю Землю вдоль и поперёк, не найдёт такой как вы. И знаете, что он вам скажет? Ненаглядная моя, скажет. Подруга дней моих суровых. Нет у меня ничего вас дороже!

Вот как он вам скажет. Ой, что вы, Яша. Между прочим, это я от себя хотел сказать. Да, всё робел. боялся. А вот теперь не боюсь! Теперь не страшно. Теперь я не за себя говорю, а за другого. А дороже вас, Настасья Петровна, у Бурмака ничего нет! Ну, ничего, Настасья Петровна! Ой! Что с вами, Яша? Ну, успокойся, Яшенька.

Какой же вы хороший! Начинаем вальс! Громче музыка! Выходите скорей все на круг. Парни бравые, что робеете, Выберайте для вальса подруг. Разрешите! Пожалуйста. Прошу вас, Тоня! Как всё это странно, Андрей. Как будто это уже было. А ведь и было, Наташа. Помнишь наши студенческие вечера на Кисловке. Да, помню. И даже тот же вальс. Веселей сержант! Выше голову! А на счёт этой артистке не беспокойтесь. Завтра же отвезу её. Посажу в самолёт, взмахну флажком и полетит она. А тут с ним останетесь. А вы то как, Яша? Ничего. управлюсь! Много ездил я, по родной стране, Но теперь в этот край я влюблён! Вам строителям победителям! Наш привет, и почёт, и поклон! Вам спасибо за ваше искусство. Мы в гостях????????. Передайте Москве наши чувства Приезжайте по-чаще сюда! Скорей! Скорей! Смотри! Смотри, Андрей, сейчас оно взайдёт! Сейчас взайдёт и озорятся эти могучие леса, озёра, сопки. И ты увидишь мою Сибирь! Увидишь край мой! Как много в нём, Наташа, красоты, простора и богатств. А люди! Какие люди здесь! Иногда мне кажется, что это богатыри. Умельцы! Золотые руки! Вот посмотри, полгода назад, вот здесь была тайга. Жил зверь и редко какой-нибудь охотник заглядывал сюда. Но пришли эти люди, взорвали, вырвали тайгу! И скоро здесь будет белое царство бумаги! Бумага! Она промчится по стране подобно быстрокрылой птицы. И может быть письмом ко мне, твоим письмом, родная, возвратится. Смотри! Смотри, Андрей! Восходит! Боже мой! Как хорошо! Как хорошо! Ой!

Как хорошо! Андрей! Наташа! Андрей! Это чёрт, знает что! Она что, летит в Америку или совершает свадебное путешествие? Да, вот они. Что ты волнуешься? Ну, наконец то. Куда это вы запропастились? А мы были на стройке, смотрели восход. Жаль, что вы не пошли с нами, ребята. Это как сказка. Наташа, нам сейчас не до сказок. Ну! Прощайся и садись в машину. Ну, прощай друг! Счастливо, Серёжа. Будь здоров! Прощай, Андрей! Прощай, Борис! Goodbye, Андрюша. Goodbye! Прощайся, Наташа! До свидания, Андрюша. Будь счастлива, Наташа. Береги себя. Дайти-ка, ребята, мой чемоданчик. Скорей, Наташа. Ну, а теперь уезжайте. А мои вещи пришлите с шофёром. Я остаюсь здсь! Что такое?

Ты шутишь? Нет, я не шучу. Ну, не глупи, Наташка, садись. И поскорей, пожалуйста, ведь мы же опаздываем. Я не поеду, ребята. Прощайте! И не ругайте меня. Прощайте! О-о-о! Наташа! В чём дело? Это же суд! Ты с ума сошла. Наташа, погоди! Что ты будешь здесь делать? Я буду петь, давать концерты. Где? В этой кухмистерской? Но это ж ужасно глупо! Наташа, нас ждёт Америка. Аме-ри-ка! -А я и не хочу в вашу Америку. Не хочу! Goodbye, ребята. Наташа! Чёрт знает что! Ну, пойдём, Андрей, разберёмся! Да. Семён! Глуши мотор! Ты не имеешь право! У тебя командировка. Паспорт. Нас ждёт теплоход, заказаны каюты. Никуда я не поеду! Я остаюсь здесь! Извините. Моё дело, конечно, шофёрское, но я бы вам тоже не советовал. Комары здесь звери! Тайга, глушь! Обидеть могут. Ничего, не обидят. Прощайте, ребята! Это чёрт знает что! Ну, что же ты молчишь, Серёжа? Неужели ты не понимаешь. Это невозможно! Это возмутительно! Да, неожиданно, конечно, получилось. Но я думаю, она правильно делает. Едем без неё. Никуда мы без неё не поедем! Нам за это попадёт. Ещё как попадёт! И правильно! Учат вас, посылают на боевое задание, а вы выкрутасы всякие. Где дисциплина? Вот на ГУБу бы вас всех за это. Тогда бы знали, где раки зимуют. Спокойно, старшина, спокойно. Опоздаете, ребята, самолёт улетит без вас. Это ты во всём виноват! Да, я. Ну, и что же? Будем серьёзны! Я хочу говорить с тобой конфиденциально. Как мужчина с мужчиной? Тогда пойдём ко мне в комнату. Кстати. Там у меня уже был вчера один такой разговор. Мы оба любим Наташу. Оба! Но ты, Андрей, эгоист! Ты не хочешь её счастья. А почему ты так думаешь? Как почему? Да, неужели ты не понимаешь, кто ты кто она! Ты, трактирный гармонист! Не по твоей вине, конечно. Я понимаю, война и прочее. А её ждёт слава! Народ, Америка, Европа. Если ты сегодня удержишь её здесь, она через неделю поймёт, что ошиблась. И будет страдать! Ну, неужели, Андрюша, ты хочешь своё счастье строить на её ошибке? На её жалости к тебе. Неужели ты хочешь, что бы она. А чего ты от меня хочешь? Я? Да, ты! Я хочу, что бы ты оставил Наташу в покое. И не губил её жизнь. Ну, хорошо! Хорошо. Ты обрёл своё призвание здесь.

А она что? Что она будет делать в этой чайной? Попавать квас, чай, 100 грамм. Замолчи! Слушай, ты! Когда то ты был моим другом, но это было давно. Это было до войны, а сейчас. А сейчас. А сейчас вы все карты перевернули. Весь план их жизни испортили. Вот из-за вас, можно сказать, слёзы проливаются. Из-за меня? Какие слёзы? Кто проливает? Да, вы садитесь, пожалуйста. Это вам спасибо. Конечно, не велика птица, мог бы постоять. Но кто она? Вот, в чём суть. Незаметный герой войны, каких миллионы, тысячи. Но для некоторых, заметьте. одна! И давно одна. А он её командир! Может быть промежду них смерть стояла не один раз. Разве можно девушке такое забыть! Понимаю. Понимаю. Настенька? Точно. Она. Боже мой! Какой ужас, мы летим в трубу.

Мы летим в трубу. Серёжа! Серёжа, ведь ты же серьёзный человек. Ты дирежёр. Ну, пойди, вразуми её. Ты думаешь? Да, умоляю тебя. Ведь мы же опаздываем. Хорошо. Иди, иди. Он оскорбил меня. И правильно сделал. Незачем тебе вмешиваться в чужие дела. Едем! Чужие? Нет, это мои дела! Я не позволю. Я так не оставлю. Я буду жаловаться. Да, пустите! Трактирный гармонист! Зачем вы ходили туда, Яша? Что вы ей говорили? Эх! Настасья Петровна! Товарищ старшина! Задержать отъезд пассажиров на 5 минут. Есть задержать отъезд пассажиров! Прости, Наташа. Но тебе. Тебе лучше всётаки уехать. Ты понимаешь. Ты понимаешь, я не могу иначе. Я не имею права! Не продолжай, Андрей, не надо.

Я всё понимаю. Но почему ты? Серёжа, Борис, ради Бога не уезжайте! Подождите! Не волнуйтесь, они не уедут. Я уже предупредил шофёра. Какой вы предусматрительный. Благодарю вас. Прощай, Андрей. Это был чудесный вечер. Я так много узнала. И утро, и восход. Такого я наверно. никогда уж больше не увижу. Прощай, Наташа. Желаю вам, Настенька, счастья. Полного счастья. Вы его заслужили. Прощайте! Стойте! Стойте! Подождите! Стойте! Стойте! Андрей Николаич! Андрей Николаич! Бегите скорей в контору. Звоните, это всё Яша Бурмак! Он был у неё, говорил с ней. Это всё из-за меня! Всё из-за меня!

Господи, какая я несчастная! Да что же вы стоите? Бегите, верните её! Она вас любит! Не надо! Не надо, Настенька. Не надо не бежать, не звонить, всё правильно. Всё на своих местах. Нет Оленич, рано ты меня похоронил. Сибиряки ещё никогда не сдавались! Настенька! Ты сержант 56 Сибирского ордена Красного Знамени полка Ты воевала 3 года! Видила ли ты, когда-нибудь чтоб наши сибиряки сдавались или отступали? Нет, товарищ старший лейтенант. Наши сибирские бойцы никогда не сдавались и не отступали! Верно сержант! Верно дорогой! Куда вы? Прощайте, Настенька! Что Бурмак обещал, он сделал. Теперь вашему счастью никаких помех. Живите, не поминайте лихом. А я удаляюсь. Потому ручаться за себя не могу. Характер! Низкий поклон вашему Андрей Николаичу, пусть он поёт. И веселит народ! И вас, конечно. Его нет, Яша. Он уехал. Ушёл. Как ушёл? Куда ушёл? Да забрал свои вещи и ушёл. Это он что. Насмешки шутит? Не позволю! Вернуть! Семён, заводи машину! Семён. Пропадает счастье человека. Из-за кого-то ржавого гвоздя. А? ПРОШЁЛ ГОД, ПОШЁЛ ВТОРОЙ. Здрасьте, Корней Нефёдыч! Не узнаёте меня? Батюшки! Товарищ Малинина. Да, какими судьбами! Какими судьбами, какой добрый ветер занёс вас. Дабрый? Вот уж нет! Прямо обжигает. Все дороги замело, пришлось от аэродрома на лошадях добираться. Светопредставление! Пятый день метёт. Да, как же это вы к нам то попали? А я с концертом. В Иркутске и Красноярске была. Понимаю, гастроли. Да вы раздевайтесь. Снимайтека тулуп. Мы с бригадой ездили, а на обратном пути я решила к вам. К Андрей Николаичу по делу. Пожалуйста, пожалуйста, проходите, там теплее. У меня дядя профессор, а Андрей его ученик. Ну, вот от него у меня поручени. Так, так, понимаю. Кондратьевна! Кондратьевна, смотри какая гостья то у нас. Господи! Товарищ Малинина. Вот не ждали. Здравствуйте. Здравствуйте. А ну, Капитолина, тащи сюда чайку, блинов, угощай гостью. Сейчас, сейчас, вот радость то какая! Сейчас с блинами появится. Масленица у нас! Извините, вас кажется Павловна по батюшке? Так-так. Так вы значит. К Андрей Николаевичу? А ведь его нет у нас. Как нет?

А где же он? Да, уехал, ушёл. Уехал? Куда уехал? В том то и дело, что мы и сами не знаем куда. Его уж тут разыскивали. Письма слали, телеграммы. Вон, целая пачка на гвоздике, берегу. Это наверно мои телеграммы. Я думала, что он здесь. А мы, извините, думали обратно. Что он около вас где-нибудь в Москве. И давно он уехал? А как вы улетели, так и он, в тот же час. В тот же час? Как странно. Как странно, в тот же час. По улице, улице, по широкой улице Вот я, ля-ля-ля, по широкой улице ??????????????? ??????????????? ??????????????? Сто-о-ой! Молодец, ребята, дальше проспимся и поедем дальше. Привет этому дому, спешим к другому. ??????????????? на Кубань едем. Тише, вы, тише. Ну, что вы так с налётка. Гости у нас. Поздоровались? Наталья Павловна! Товарищ Малинина! Здрасьте Назранка. Наталья Павловна. Здравствуйте, Яша! Здравствуйте, Наталья Павловна! Поздравляю вас! Наталья Пална, да как же это вы к нам? Сами или с Андрей Николаичем? Нет, Настенька, я сама. Одна. А ведь вы, Яша. Вы мне тогда совсем другое говорили. А теперь вот, свадьба у вас. И вы оба такие счастливые. Я очень рада. Очень рада. Видишь, медведь, что наделал язык твой глупый. Письма ему писала, телеграммы. А ответа нет и нет. И его нет! Вот они и. Ладно, разобрался. Вы меня, Наталья Павловна, простите, ради Бога. Это я из-за неё вот, из-за птахи этой. Из-за меня всё, Наталья Павловна. Всё из-за меня. Обожди! Мы тут женимся, свадьбы играем, веселимся, а хорошие люди страдают, по Свету мыкаются. А кто виноват? Я виноват, Наталья Павловна. Я! Ну, что вы, Яша. Да, вы то тут при чём? Как при чём? Нет! Позвольте. Если Бурмак виноват, он за спину других не прячится. А раз так, ни на какую Кубань, мы с тобой, Настя, не едем. Точка! Это ещё зачем? А за тем! Искать будем вашего Андрей Николаича. И всё ему объясним! Всё расскажем. Правильно, Яша. Мудрец! Ну, как же мы его найдём? Без адреса. А как я птаху свою разыскал? Да, не то, что адреса, приметы никакой не было. А тут, такой человек! Да, мы его по песням найдём! Мудрец! Где песня, тут и он. Правильно. Одевайся, Наталья Павловна! Верно, Наталья Павловна, едем! Эх, и лошади, как раз у крыльца. До станции и с бубенцами домчат. Одевайтесь, Наталья Павловна. Поехали! По задворью, по задворью, по задворьицею, Что за люба, что за люба, по задворьицею, Старый двор, старый двор, с оголовошкою. Что за люба, что за люба, с оголовошкою. Неведомая, дикая, седая Медведицею белою Сибирь. За Камнем, за Уралом пропадая, Звала, звала меня в серебрянную ширь. Что в этой шири? Где конец раздолью? А, может быть, и нет у ней конца?

Но к ней тянулись за вольготной долью Отчаянные русские сердца. Да, подумай ты наконец о себе. Ну, если бы он помнил о тебе или хотел увидить тебя. Он мог бы написать. Написать хотя бы две строчки. Ну, где эти строчки? Ну, где? Их нет! А ты забросила концерты, бегаешь, ездишь за ним по всей Сибири, как. жена декабриста. Да, кто он в конце концов? Князь Трубецкой, Волконский. Я прошу тебя, Борис. Ведь ты же дал мне слово. Послушай, Наташа, но мне обидно. Обидно, что ты не замечаешь человека, который тебя любит.

Для которого, ты всё! Понимаешь, всё! Не начинай, Борис. Не надо. Неужели ты не хочешь счастья? Настоящего тихого счастья. Где не будет никого, кроме нас и нашей музыки. Ты всё это уже говорил, Борис. Мне надоели твои бесконечные восклицания. Да и признаться, музыка твоя. Что ты говоришь? Моя музыка? Да, твоя музыка. Ведь ты только пархаешь, прыгаешь над клавишами.

Наташа, опомнись! Ты всегда восхищалась моей игрой. Это было давно, Борис. За эти годы я многое узнала. Кое что поняла. Интересно, что же ты поняла? Не иронизируй. Я видела людей, которых никогда не встречала раньше. И признаться не думала, что есть у нас такие. Я видела страну мою, которую оказывается очень мало знала. И мне смешно когда ты говоришь, о каком то тихом счастье. Очевидно с канарейкой в виде меня. Странно. Ведь ты молодой, талантливый, как будто и не глупый. Но как ты не похож на тех людей. Вот например, Яша Бурмак. С его широким русским сердцем. Или Настенька. Или Корней Нефёдыч. Или Андрей, с его настойчивым желанием вновь найти себя. А ты? Ты живёшь лишь для себя. Любуешься своей игрой. И любишь только самого себя. Ах, вот как! Значит я эгоист, обыватель. Нет, Наталья Павловна, я артист! Меня знает вся страна, вся Европа. Меня слушает по радио весь мир! И глумиться над моим искусством я не позволю, даже вам. Прощайте! Прощайте. До свидания. Уже покидаете нас, Борис Григорич? Да, покидаю, Вадим Сергеич, и навсегда! Наташа стала невыносима. Она оскорбила меня, моё искусство. Ваше искусство? Мою музыку. Я не потерплю этого. И правильно, голубчик, не терпите, не терпите. Это уж слишком. Прощайте, Вадим Сергеич. Вы должны понять меня, как музыкант музыканта. Понимаю, голубчик, вполне понимаю. Прощайте, голубчик. Наташа! Наташа. Наташенька, что у тебя вышло с Борис Григоричем? Ничего. Я просто сказала ему всё, что я о нём думаю. Вот это нехорошо! Зачем же так обижать молодого человека. Но он стал невыносим.

Да, он всегда таким был, ты только этого незамечала. Да, возможно. А скажи, дядя, тебе не кажется смешным, глупым, что я, как девчонка бегаю за Андреем? Думаю о нём, ищу его. Он даже письма не напишет. Видишь ли, Наташа, с ним очевидно сейчас происходит что-то. Это Борис! Опять, что-нибудь не досказал, не довыяснил. Открой ему, дядя, и скажи что я не хочу его видеть. Нет, голубушка, объясняйся с ним сама. Я. я не вмешиваюсь. Ну, я прошу тебя, дядя! Ну, дядя, пожалуйста! Миленький! Ну, поди, дядя,????????. Серёжа? Вадим Сергеич! Нашёлся! Отыскался! Ура-а-а! Наташа, Наташа! Андрей! Андрей! Наташа! Андрей! Где он? Где он? Представьте себе. Ух! Представьте себе! Вваливается сейчас ко мне, вот эдаково огромного роста, лётчик. Весь в кожанном и бах мне в руки вот эту штуку. Открываю, клавир! Лётчик, эдак спокойненько. Это говорит, вам товарищ Балашов прислал.

С зимовки Заполярья! Андрей?! А, вот он куда забрался. Мы то его всюду ищем, а он сидит во льдах и музыку пишет. И какую музыку! Ну-ка, ну-ка. Какую музыку, вы послушайте! Вадим Сергеич, какую музыку! Ну-ка, ну-ка, ну-ка! "Сказание о земле сибирской". Андрей БАЛАШОВ СКАЗАНИЕ О ЗЕМЛЕ СИБИРСКОЙ Глядика, Настенька! Ой, Андрей Николаич! А мы то его искали! Всю Сибирь исколесили, а он вот где! И Томакуров тут, видишь!

Так ведь дружки!

И всё видать про нашу Сибирь. Про нашу, а ты разве сибиряк? А кто? Где работаю? Кто меня сюда прислал? Ты, казак кубанский! На морозе нос отморозил! А Ермак Тимофеич, по твоему кто был? То Ермак, он Сибирь завоевал! А я тебя! Ещё не известно, кому трудней было, Ермаку или Бурмаку. Неведомая, дикая, седая Медведицею белою Сибирь. За Камнем, за Уралом пропадая, Звала, звала в серебрянную ширь. Что в этой шири? Где конец раздолью? А, может быть, и нет у ней конца? Но к ней тянулись за вольготной долью Отчаянные русские сердца. И вот однажды сквозь туман и мрак К реке Тоболу подошёл Ермак. В тот день Тобол ярился и шумел, Теперь и волны молнией блистали, И беспрерывно гром гремел, И ветры в дебрях бушевали. И ветры в дебрях бушевали. И беспрерывно гром гремел, И ветры в дебрях бушевали. Но Сибирь в тот день была покорена А племя Ермака, Хабаров, Московитин Всё шло вперёд. Мол, довершим сполна, Уж больно был для русского завиден Седой простор, огромный, как луна. И наш казак нехоженой тропою, Пугая зверя воинской трубой, Все шёл да шёл, ветрами обуян,И вот великая Россия пред собою Увидела Великий океан. Ищи края, что и пышней, и чище. Найди простор, где дремлет столько сил. То лютый царь сибирские землища В край каторги, смертей, и горя превратив. Здесь были Пугачёвцы, декабристы, Народовольцы были и большевики. Здесь Чернышевский на реке на Лене Творения обдумывал свои. Здесь план восстанья разработал Ленин, Предвидя пролетарские бои. Отсюда, Сталин вьюгой обуянный, В Россию шёл он руководить боями. Могучая, тучная, полная жизни, Ты мощно, Сибирь, отвечаешь на труд. Недаром по праву гордится отчизна Поэмой лесов твоих, сказкою руд. По тигровым сопкам, по волчьим полянам, Из тундрой, из леса, из недр, из болот, Навстречу великим Сталинским планам Сибирь золотая встаёт! Сибирь, Сибирь, Благославенный русский край, русский край, Земля потомков Ермака! Полна ты хлебом золотым, Железом и рудой! И твой народ непобедим, непобедим, Строитель и герой! Сибирь, Сибирь, Благославенный русский край, русский край, Земля потомков Ермака! Ну, вот наконец то мы с тобой одни. Разрешите! Разрешите! Настенька! Старшина, откуда вы? А мы здесь рядом едем. Видели как вас провожали. И вот пришли поздравить! С законным браком вас! Поздравляю, Андрей Николаич! И вас так же, Настенька! Садитесь! Спасибо! А вы, что же опять в Америку? Нет, не в Америку. Гастроль, значит. И не гастроль.

А-а! Понимаю, свадебное путешествие. И не в свадебное путешествие. А куда же вы? В Красноярск едем. В театре работать будем. Ой, к нам! И надолго? Насовсем, Настенька. Вот, хорошо то! Как же это вы так, из Москвы, из центра и вдруг в Сибирь. Командировали вас, что ли? Почему командировали, домой едем. На Родину! Я ведь тоже сибиряк, старшина. Понимаю. А народ наш, не только в Москве, да в центре живёт. А Наталья Павловна, как же? Ей ведь поди скучно будет у нас. Тайга, тайга. Нет, Настенька. Мне теперь ваши края такие близкие и родные стали. Это верно! Края у нас, что надо! Во всём свете не найдёшь таких. Сибирь, Сибирь! Благославенный русский край! Русский край! Земля потомков Ермака! Ты в летнем зное и в снегах Светла и хороша! Дороже золота в горах Твоих сынов, твоих сынов душа! Сибирь, Сибирь! Благославенный русский край! Русский край! Земля потомков Ермака! Полна ты хлебом золотым, Железом и рудой!

И твой народ непобедим, непобедим, Строитель и герой! Сибирь, Сибирь! Благославенный русский край! Русский край! Земля потомков Ермака!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< У меня нет друзей.

Вот что я думаю. >>>