Христианство в Армении

Я знаю, ты любишь меня.

*Темны пути любви* *Не слышен ее шаг* *Не ведомы черты, таинственен язык* *Но вот пришла любовь* *Ее узнаешь ты, узнаешь в тот же миг* *Узнаешь в тот же миг* *Узнаешь в тот же миг* *Узнаешь в тот же миг* *Узнаешь в тот же миг* Беги, Тристан. Скорей, сюда! Плачевней не было скандала. Она пожалуй нас узнала. Не знаю. Думаю что да. Эй, сударь! Слушайте, назад! Остановитесь на мгновение. Со мной такое обращение! Вернитесь! Эй! Вам говорят! Сюда! Где слуги? Ни души. Не призрак же в ночной тиши явился мне. Но как же быть? Как будто ваша милость звали? Вся желчь моя могла б едва ли такую флегму растопить! Беги скорее, дурень вялый! Ты это звание заслужил. Узнай сейчас же кто здесь был! Кто выбежал из этой залы! Из этой залы? Отвечай ногами,живо! Узнай кто он такой, я жду. Скверный случай, ай-яй-яй! Я, ваша милость, слышал вас. Но мне не верилось, простите, что ваша милость так кричите в такой не подходящий час. Чужие люди бродят ночью по дому. Входят без утайки почти что в комнату хозяйки! Я эту наглость здесь воочию, Оттавио, видела сама. А вы, хранитель мой достойный, невозмутимы и спокойны, когда я тут схожу с ума! Шляпу я нашел, синьора! Покажи. Какой позор. Ну и перья. Это вор. Это верно, шляпа вора.

Женщин всех сюда пришлите! Ночь во что вы превратите? Спать идите. Утром рано все успеете узнать. Я не лягу спать, если только я Диана не разведав, чья вина. Мне, Оттавио, не до сна. Вот эти может быть помогут. А остальные спят давно блаженным сном и все равно знать толком ничего не могут. Прикажете нам выйти?

Да, уйдите оба.

Разгулялась. Допрос честь честью. Помешалась. И мне не верит, вот беда! Онарда, ты! Что вам угодно? Какой мужчина был сейчас? Мужчина? В этой зале. Вас я знаю всех и превосходно. Кто ввел его, чтоб он тайком меня увидел? Кто продался? Синьора, верьте, не рождался столь дерзкий замысел ни в ком! Мужчину привести сюда? Чтоб вас тайком он мог увидеть? Такой изменой вас обидеть мы не могли бы никогда! Нет, нет, вы к нам не справедливы! Когда слова твои правдивы не приходил ли он, быть может, из горничных к кому-нибудь? Чтоб вы могли спокойно спать, раз этот случай вас тревожит я буду искренней и смелой и все скажу по долгу службы. Хоть это будет против дружбы, которая у нас с Марселой. Она в кого-то влюблена. И он успел в нее влюбиться. Но кто он не могу добиться. Теперь ты все сказать должна. Раз ты призналась в главной части, скрывать остаток смысла нет. Ах, госпожа, чужой секрет мучительнее всех несчастий. Я женщина. Вам мало знать, чтобы забыть об этом деле, что кто-то приходил к Марселе? Вы можете спокойно спать. У них пока одни слова и только самое начало. Я слуг подлее не встречала! Хорошая пойдет молва о молодой вдове. Ну бойтесь, клянусь спасением ваших душ! Когда бы мой покойный муж, граф. Ваша милость! Успокойтесь. Ведь тот, с кем видится она совсем не посторонний дому. И ваша милость по пустому себя тревожить не должна. Так это кто-нибудь из слуг? Да, госпожа. Теодоро. Мой секретарь? Да. Вот как скоро я ваш рассеяла испуг. Побудь Онарда в стороне. Не обходитесь с нею строго. Я успокоилась немного, узнав что это не ко мне. Марсела! Госпожа. Послушай. И это я тебе вверяла и честь мою и помышления? Что про меня вам насказали? Ведь вы же знаете, что верность я соблюдаю вам во всем. Ты? Верность? В чем моя измена? Иль не измена в этом доме, в моих стенах встречаться с кем-то и тайно с ним вести беседу? Я с Теодоро где ни встречусь он тут же мне наговорит две дюжины словечек нежных. Две дюжины? Клянусь, не дурно. Все, что в мыслях, он тотчас же устам доверит. Доверит. Странный оборот. И что же он говорит? Наверное я не вспомню. Постарайся. То скажет так. Мне нет спасения, я гибну из-за этих глаз! То скажет: в них мое блаженство. Сегодня я не мог уснуть и изнывая страстью бредил твоею красотой. Однажды. Почему вас занимает весь этот вздор? По крайней мере тебя он радует. Не мучит. Ведь Теодоро несомненно свою любовь решил направить к такой прямой и честной цели, как та, чтобы на мне жениться. Ну что же, цели нет честнее, чем цель такая у любви. Я бы могла помочь вам в этом. Какое это будет счастье! Я вам признаюсь откровенно. Коль вы и в гневе так добры и так великодушны сердцем что я люблю его ужасно! Я не намерена, Марсела чинить препятствий вашей свадьбе. Но и себя мне должно помнить. Не поступаясь личной честью и древним именем моим. Поэтому совсем не дело, чтоб вы встречались в этом доме. Но так как все об этом знают ты можешь, только по-секретней, с ним продолжать свою любовь. А я при случае всецело берусь обоим вам помочь. Ведь Теодоро мне известен, он вырос в доме у меня. К тебе же, милая Марсела, мою привязанность ты знаешь. И родственное отношение. У ваших ног создание ваше! Пусть все уйдут. Ну что же было? Был гнев, но для меня полезный. Она узнала твой секрет? Причем узнала, что он честный! Я столько раз невольно замечала как Теодоро мил, красив, умен. Что если бы он знатным был рожден я бы его иначе отличала. Сильней любви в природе нет начала. Но честь моя верховный мой закон. Я чту мой сан и не допустит он, чтоб я подобным мыслям отвечала. Но и ревность остается в глубине. Ах, если бы судьбе преобразиться так, чтобы он подняться мог ко мне или чтоб я могла к нему спуститься. Я эту ночь провел без сна. Не мудрено, что вы не спали. Ведь вы же начисто пропали, коли дознается она. Да говорил я: обождите, пусть ляжет спать. Нет, не хотели. Любовь стремиться прямо к цели! Стреляете и не глядите. Кто ловок попадет всегда. Кто ловок различает ясно что пустяки, а что опасно! Так я открыт? И да и нет. Прямых, конечно, нет улик. Но вы в великом подозрении. Опаснейшее положение. Тут я могу погибнуть в миг. Что делать? Разлюбить Марселу. Как, то есть, разлюбить? Ну нет! Хотите я подам совет? Уверен, он поможет делу. Вы вспоминайте недостатки, не прелести. Чтоб позабыть, старайтесь в памяти носить ее изъян, и самый гадкий! Все это так, архитектура. Вас от недуга излечу. Вы мне доверьтесь, как врачу. Поможет вам моя микстура. На девиц глядите с нужной точки. Наливайте из медовой бочки. Только дегтю добавляйте к меду. Вникнуть попрошу в мою методу. Если вы на женщин слишком падки. В прелестях ищите недостатки. Станет сразу все намного проще. Девушка стройна мы скажем "мощи". Умницу мы наречем уродкой. Добрую объявим сумасбродкой. Ласковая стало быть, липучка. Держит себя строго значит злючка. Назовем кокетливую. Шлюхой! Правильно. Скажем про веселую. Под мухой! Молодец! Пухленькая. Скоро лопнет с жиру! Щедрую перекрестим в транжиру. Ну а бережлива? Окрестим в сквалыгу. Если маленькая? Ростом с фигу! Если рослая? Тогда верзила. Через день, глядишь. Через день глядишь. Через день глядишь любовь остыла! Какой невежественный лекарь, какое грубое знахарство! Чего и ждать, когда лекарство изготовлял такой аптекарь. Твоя стряпня для деревенщин. Ты коновал и шарлатан. Мужик и неуч. Я, Тристан, себе не так рисую женщин. А. Теодоро здесь? Я к вам. Я ваш слуга, синьора. По оглашении приговора мы вылетаем в три окна. одна моя подруга боясь не справиться сама, просила черновик письма составить ей. Плоха услуга, когда я ровно ничего в делах любви не понимаю. А вы напишете, я знаю, гораздо лучше моего. Прочтите вот. Когда вы сами писали вашею рукой была бы дерзкой и пустой попытка состязаться с вами. Не глядя, синьора, я прошу послать письмо таким, как есть. Прочтите. Я готов прочесть, но не для строгого разбора а чтоб узнать любовный слог. Я в нем вовек не упражнялся. Вовек!

Любить я не решался, осилить робости не мог. Я из застенчивых людей. Вы потому ли на прогулках крадетесь в темных закоулках плащом закрывшись до бровей? Закрывшись? Я? Где и когда? Вас встретил в облике таком сегодня ночью мажордом, но он узнал вас без труда. А. Это мы на склоне дня шутили с Фабьо. Мы подчас заводим тысячи проказ. Читайте. Или то меня чернит завистник неизвестный. Или ревнует кто-нибудь. Читайте. Я хочу взглянуть как блещет гений ваш чудесный. Зажечься страстью, видя страсть чужую и ревновать еще не полюбив хоть бог любви хитер и прихотлив, он редко хитрость измышлял такую.

Я потому люблю, что я ревную терзаясь тем, что рок не справедлив.

Ведь я красивей а меня забыв он нежным счастьем наградил другую. Я в страхе и в сомнении дни влачу ревную без любви, но ясно знаю: хочу любить любви в ответ хочу не защищаюсь и не уступаю, быть понятой мечтаю и молчу. Поймет ли кто? Себя я понимаю. Что скажете? Что если здесь все это передано верно, то лучше написать нельзя. Но только я в недоумении. Я не слыхал, чтобы любовь могла от ревности зажечься. Родиться ревность от любви. Я думаю, что даме этой приятно было с ним встречаться, но страсть не загоралась в сердце. И лишь когда она узнала, что он другую любит, ревность зажгла в ней и любовь и страсть. Письмо написано прелестно, я состязаться не дерзну. Попробуйте. Нет, я не смею. И все-таки я вас прошу. Синьора, вы хотите этим изобличить мою ничтожность. Я жду, вернитесь поскорее. Поди сюда, Тристан! Спешу услышать повеленья, хоть и стыжусь своих штанов. Ваш секретарь, мой благодетель, уже давненько на мели. А плохо, если кабальеро лакея держит замухрышкой. Уже давненько на мели? Так он игрок? Ах вот уж если б! Ведь кто играет, тот всегда возьмет свое. То с тем, то с этим. Он, словом, не игрок. Он робок. Он вместо этого, наверное, любовью занят.

Он? Любовью? Вот шутки! Это лед чистейший! Однако, человек как он, изящный, холостой, любезный не может не таить в душе какого-нибудь увлечения? Весь день он здесь, у вас на службе. Ему и времени-то нету. А вечером он не выходит? Я не хожу с ним. Изувечен. Нога разбита у меня. Как так, Тристан? Могу ответить. Скатился с лестницы, синьора. Скатился? Да и весьма почтенно. Все ребра мне пересчитали ступеньки. Что ж, и за дело. Тристан, с чего это ты вдруг в светильню шляпой вздумал метить? Что ж ты молчишь? Стараюсь вспомнить, когда бишь я упал. Да, верно. Сегодня ночью здесь кружили нетопыри, в окно влетели. Я шляпой начал в них кидать. Один пронесся мимо света и я, швырнув в него, попал в светильню. И при этом деле сорвался с лестницы и вниз по всем проехался ступеням. Придумано великолепно. Пожаловал маркиз Рикардо. Ну берегись, мошенник. Венец творенья, дивная Диана! Вы сладкий сон, вы сладкий сон! Виденьями любовного дурмана я опьянен! Я опьянен! Венец творенья, дивная Диана!

Вы существо, вы существо в котором нет, в котором нет, в котором нет, в котором нет в котором нет ни одного изъяна! Ни одного, ни одного, ни одного! Венец творенья, дивная Диана! Я вам оплот, я вам оплот! Любимую соперник в сеть обмана не завлечет, не завлечет! Венец творенья, дивная Диана! В любом бою, в любом бою я докажу, я докажу, я докажу, я докажу я докажу вам преданно и рьяно! Любовь мою, любовь мою, любовь мою. Любовь мою! Вы так красивы что взглянув на вас, я убежден, что вы благополучны. У женщины, как опыт учит нас здоровье с красотою неразлучны. Вы свежестью так радуете глаз что лишь невежда, лишь глупец докучный который до рассудка не дорос, вам о здоровье задал бы вопрос.

Итак, что вы благополучны зная по вашим восхитительным чертам хочу узнать, синьора дорогая насколько я благополучен сам. Синьор маркиз, вы лишний раз блистая, образчик вкуса подаете нам. Но стоит ли такого славословия обычный вид покоя и здоровья? Пусть ваша милость взглянет и решит. Вы заняты? А я ничьих доселе не крал минут. Нас время не теснит. Я в Рим пишу письмо. Всего тяжеле в почтовый день растянутый визит. Вы очень милы. Если б в самом деле! Ну, Зарио, что ты скажешь? Что она ваш страстный пыл вознаградит сполна. Написали? Да. Причем вышло плохо, видно сразу. И я работа по приказу. Покажите. Прочтем. Кто любит вслед чужой любви тот жаден. В нем завистью зажжен сердечный пыл. Кто сам себе блаженство не сулил, к чужому счастью остается хладен. Но если ваш возлюбленный украден соперницей, скрывать любовь нет сил как кровь к лицу из потаенных жил, призыв к устам стремится беспощаден но я молчу, чтоб низость высоту не оскорбила. Я остановился не преступив заветную черту и без того довольно я открылся. Забыть о счастье я мудрей сочту, иначе могут счесть, что я забылся. Вы право всех затмите скоро. Вы надо мной смеетесь? Скажите правду! Мой ответ: вы победили, Теодоро. Увы, я вижу есть причина, чтоб я забыл покой и сон.

Слугу не терпят, если он кой в чем искусней господина. О, нет. Если приз назначен бесспорно вашему письму то это только потому, что этот отклик так удачен.

Но вот плохое выражение. "Молчу, чтоб низость высоту не оскорбила". Я прочту вам небольшое наставление. Любовью оскорбить нельзя. Кто б ни был тот, кто грезит счастьем, нас оскорбляют безучастьем. Любовь опасная стезя! Любовь. Упорство до конца. Ища вниманья знатной дамы, усердны будьте и упрямы. Не камни женские сердца.

Письмо я уношу с собой, мне перечесть его охота. Но в нем нелепостям нет счета! А я не вижу ни одной. Вы так добры. О если бы в замен я вечно ваше мог хранить. Ну что ж. Лучше может быт порвать его. Порвать? Конечно. То не великая потеря. Теряют больше иногда. Казалось, так горда смотрю, глазам своим не веря. Так неожиданно и смело в любви признаться, как она. Но нет. Такая мысль смешна. И здесь совсем не в этом дело. Хотя бывало ли когда чтоб с этих строгих уст слетало в такой потере горя мало теряют больше иногда. Теряют больше. Боже мой, понятно кто ее подруга. Нет. Глупость, жалкая потуга. И речь идет о ней самой. И все же нет. Она умна, честолюбива, осторожна. Такая странность невозможна. Она к другому рождена. Ей служат первые синьоры Неаполя. Я не гожусь в ее рабы. Нет, я боюсь, что здесь опасней разговоры. Узнав мою любовь к Марселе она играя и дразня хотела высмеять меня. Но что за страхи, в самом деле? У тех, кто шутит, никогда так густо не краснеют щеки. А это взгляд и вздох глубокий: теряют больше иногда! Остановись, мое мечтание! Каким величием бредишь ты? Нет, нет единой красоты, меня влечет очарование! На свете нет такой прекрасной, такой разумной, как она! На свете нет такой прекрасной, такой прекрасной, как она! Ты здесь один? И нам дана минута встречи безопасной! Но для тебя, моя Марсела, со смертью я вступил бы в бой. Я чтобы встретиться с тобой, сто жизней отдала бы смело! Вчера здесь все ходило вкруг. Графиня позабыла сон и был строжайший учинен допрос прислужницам и слугам. Я подтвердила ей сама, что наша свадьба будет скоро. И не таила, Теодоро, что от тебя я без ума. Да, попутно я превознесла твой слог и нрав и дарованье. Она в порыве сострадания была душевна и мила. Удачным выбор мой нашла, удачней всякого другого. И тотчас же дала мне слово, что поскорей поженит нас. Так умилил ее рассказ о муках сердца молодого. Тебе графиня обещала нас поженить? Я ей родня, она и жалует меня. И как я с самого начала не понял своего провала? Так глупо разыграть тупицу! Взять и поверить в небылицу. Графиня. Ей меня любить? Чтоб этот ястреб вздумал бить такую низменную птицу? Графиня подтвердить хотела, что нет для любящих сердец уместней кары, чем венец. И лучшей нет развязки дела! Так ты согласен? Да, Марсела. Чем ты скрепишь? Кольцом объятий! Они автографы симпатий и росчерки пера любви. И поцелуй с огнем в крови скрепляет лучше всех печатей. Вы исправляетесь, я вижу. Не беспокойтесь, я прошу вас. Я. Здесь Марселе признавался, как выходя вчера отсюда я так терзался горьким страхом не примите ли вы, синьора, за оскорбительную шалость мое правдивое желание жениться на служанке вашей что мне казалось я умру, когда в ответ она сказала что вы явили в этом деле такую доброту и благость. Я заключил ее в объятия. Вы проявили, Теодоро, преступную неблагодарность забыв приличия в этом доме. И я никак не ожидала, чтобы в моем великодушии вы подчерпнуть решили право так дерзко распустить себя. Когда любовь переступает в бесстыдство то уже ничто не оградит ее от кары. Поэтому пускай Марсела, пока еще вы не женаты, побудет в заперти одна. Я не хочу чтобы служанки могли увидеть вас вдвоем а то им всем придет желание повыйти замуж, как она. Эй, Доротея!

Что прикажете, синьора? Этим вот ключом ты у меня в опочивальне запрешь Марселу. Эти дни ей нужно кое-чем заняться. Ты не считай, что я сержусь. Что это, милая? Тиранство! И злополучная звезда. Так вы желаете жениться? Мое первейшее желание быть вам приятным, ваша милость. Но вы же любите Марселу? Ведь это правда? Я прекрасно прожить бы мог и без Марселы. По ее словам вы разум теряете из-за нее. Его и потерять не жалко.

Но только верьте, ваша милость, хотя Марсела стоит самых изысканных и нежных чувств, я не люблю ее ни капли. А вы ей разве не держали речей, способных отуманить и не такую, как она? Слова, синьора, стоят мало. что вы говорили? Как признаются в нежной страсти мужчины женщинам? Как всякий, кто обожает и вздыхает. Приукрашая сотней врак одну сомнительную правду. Но в каких же выражениях? Синьора, ваш жестокий натиск меня смущает. Эти очи, я говорил струят сияние, в котором мой единый свет. А драгоценные кораллы и перлы этих уст небесных. Небесных? Да, и не иначе. Все это азбука, синьора, для тех, кто любит и желает. Я вижу вкус у вас плохой. Должна сказать, что он не мало роняет вас в моих глазах. В Марселе больше недостатков, чем прелестей. Они видней тому, кто ближе наблюдает. К тому же она еще и грязнуля, за что ей попадает часто. Но я нисколько не хочу ее порочить перед вами. А то бы я могла такое порассказать. Итак, оставим и прелести и недостатки. Я вам желаю с нею счастья. И буду рада вашей свадьбе. Но помогите бога ради советом той моей подруге! Ее томит и сна лишает любовь к простому человеку. Решив отдаться этой страсти, она свою унизит честь. А поборов свои мечтания сойдет от ревности с ума. Ее возлюбленный не знает что он любим, и робок с нею. Советчик я не подходящий. Я мог бы вам ответить только, что если сказанная дама любя простого человека боится честь свою поранить то пусть она им насладиться оставшись с помощью обмана не узнанной. Совет опасный. Что если он ее узнает? Вы мне напишете письмо где вы об этом рассуждаете. Прощайте.

Ай! Я оступилась. Чего вы смотрите? Подайте скорее руку мне. Почтение меня невольно удержало. Ну что за вежливая грубость? Сквозь плащ руки не предлагают. А ну как она честна и ни перед кем лица не прячет? Я эту честь ценю высоко. Когда б вы были провожатым вельможной дамы вы, конечно, в плаще бы руку подавали. Но вы пока мой секретарь. И секретарь держать обязан мое падение в секрете. Когда желает сам подняться. Что делать мне? Какой смешной вопрос. Мне счастье дарит верную поруку. Неся в душе пленительную муку, пойду к победе. Не страшась угроз. Однако как же изменить Марселе? Раз женщины наш светоч в царстве тьмы и так бросать их нет греха тяжеле. Но ведь они за пол мотка тесьмы и сами нас бросают, в самом деле. Так пусть страдают, как страдаем мы. Я жажду с нею объясниться. Вы, как кузен, само собой, ее проводите домой. С тех пор, как я хочу жениться ей наше родство уже внушает подозренье. А прежде я не знал стеснений и не боялся ничего. Будь он кузен, будь он знакомый, пока мужчина не влюблен свободно к даме входит он, и запросто и на приемы. Но стоит лишь ему влюбиться он реже посещает дом. Он. Он даже говорит с трудом. Он робок, он всего боится. И со мной случилось так, с тех пор, как я в сетях Дианы. Из-за моей сердечной раны я отлучен от многих благ. Я с нею видеться не смею так как в былые времена. Я говорю вам, что она пошла пешком. И слуги с нею.

До церкви близко и Диана, блеснуть желая красотой, почтила камни мостовой. Пойду туда. Ведь в сердце рана. Слепой Амур, я ожидал робея вонзиться ли в меня твоя стрела. Но миг настал, могу сказать себе я любовь пришла, любовь пришла, любовь пришла! Слепой Амур, в меня пустил стрелу ты! И закипела молодая кровь! Я не намерен ждать ни пол минуты. Пришла любовь! Пришла любовь! Пришла любовь! Что проку в этих молодых мужчинах? Скажу я сам себе наедине. Видней мужская красота в морщинах. И в седине, и в седине, и в седине. Что проку в этих скучных стариканах? Смешон не первой свежести жених. Судьба ласкает молодых и рьяных! Весь мир для них! Весь мир для них! Весь мир для них! Видней мужская красота в морщинах. Судьба ласкает молодых и рьяных! Видней мужская красота в морщинах. Судьба ласкает молодых и рьяных! Видней мужская красота в морщинах. Судьба ласкает молодых и рьяных! Маркиз ей-богу не дурен. Маркиз. Рикардо! Да, он. Забудьте ревность навсегда. Диана всех бесстрастьем сгубит. А вдруг она его полюбит? Она ведь женщина. О да. Но так горда и так кичлива, что лишь собою занята. Всегда надменна красота. Да, но жестокость не красива. Она идет. День снова ясен. Из сердца исчезает ночь! Вы подойдете? Я не прочь, когда соперник мой согласен. Я медлил здесь в надежде вас увидеть. Я очень рада встрече с вами, граф. Я, синьора, с тою же надеждой пришел приветствовать и проводить вас. Синьор маркиз, я счастлива, поверьте. Благодарю вас. Всюду быть где вы повелевает мне любовь. Вам кажется, я лишний воздыхатель? Смелее, не смущайтесь. Ну приятель! Любовь кипение в крови, вихрей зов. Она не знает страха, смотрит властно. Любовь огонь и молнии и гнев. Бороться с ней и спорить с ней опасно. Когда средь стольких велеречий есть место письмецу Марселы! Она покинула пределы своей тюрьмы и жаждет встречи. Марсела своему супругу. Ха! Супругу! Какой размах. Лакеи в эдаких словах пусть изъясняются друг с другом. Глупо. Глупо. Да. Нет слов. Ужель ты думаешь охота моей судьбе с ее полета глядеть на этих мотыльков? Ответ простой и величавый, но с письмецом что делать этим? А вот что. Вы порвали? Зачем? Так меньше с ним труда, так мы скорей всего ответим. И все же вы порвали зря. Вы, однако ж, очень смелы: разорвать письмо Марселы не узнав что было в нем! Любезный друг, твои слова как будто отдают бутылкой. Верней от молодости пылкой у вас кружиться голова! Тристан! Для всех, кто в мире дышит, черед счастливый настает. Не знает счастья только тот, кто зова счастья не услышит. Да, пусть будет так. Мой дорогой! Не подходи, Марсела. Стой! Не стану лезть я в их дела. Мой милый, как? Я так ждала, я так хотела этой встречи! Не преступай строжайшей меры! В дворцах и самые шпалеры порой владеют даром речи. Ты получил мое письмо? Его порвал я не читая. А с ним, причина тут простая, и чувство порвано само. И это вот обрывки? И ты порвал мою любовь? Не лучше ль так, чем вновь и вновь ждать, что обрушится беда и уничтожит нас с тобою? И если ты того же мнения, оставим эти разъяснения и примем данное судьбой. Ты говоришь. Что я намерен ни в чем отныне не причинять неудовольствия графине! Что не любил, и мне не верен, уже давно читала я в твоих глазах. Прощай, Марсела. Любовь сегодня отлетела, но мы по-прежнему друзья. Придти к решению такому, придти к жестокости такой! Я соблюдаю свой покой, а так же уважение к дому, которому я с юных лет обязан всем! Постой минутку! Отстань! Скажи, ты это в шутку? Послушай! Просто силы нет. Ну, что ты скажешь? Что тут можно сказать. И это твой ответ? А я скажу. А я так нет. А я скажу неосторожно. Не будь графиня столь надменной могла бы я предположить, что Теодоро, может быть, живет надеждой сокровенной. Он что-то у нее в чести. Молчи. Ты говоришь с досады. Пускай теперь не ждет пощады. Я знаю как себя вести, не так глупа! Я отомщу. Здесь секретарь? Большая спешка. Что это, новая насмешка? Ей богу, я его ищу. Графиня, я боюсь, заждалась. Ну может подождать хоть раз. Спроси у ней, как я сейчас о Теодоро отзывалась. Как он такого тунеядца второго нет, ищи где хочешь. Ты это что ж меня морочишь? А, вы сговорились притворяться. Я знаю, для отвода глаз. Да только все это напрасно. Мы сговорились! Что ты! Подстроен заговор у вас. Я Теодоро от себя не отгоняла. Да, конечно. Но в сердце жил другой. Жил вечно, во всем похожий на тебя. Похожий на меня? Ведь ты сам на себя похож? Когда мои признанья ложь и не с тобой мои мечты когда не ты мой клад заветный, когда я не твоя, мой друг пусть я умру средь страшных мук в терзании страсти безответной! Здесь все обман? Ты все наврала? А в прочем, если ты умрешь, ты только душу мне вернешь, которую давно украла. К чему весь этот вздор трескучий не понимаю, хоть убей. Любезный Фабьо. Не робей. Не упускай столь редкий случай. Тебя Марсела по неволе сегодня любит. Нам ценна любовь когда она вольна. Наш Теодоро ветер в поле, его давно пропал уж след. Ой, иду его искать. Ну что ж, он сплоховал, я стал хорош. Любовь-то, стало быть, пакет. Надписан он секретарю, а нет его вручить другому. Но я не горд, я по простому. И на обиду не смотрю. В добре и зле я твой до гроба. Да будем счастливы мы оба. Так надо было, повторяю. Оставим этот разговор. Синьора, с некоторых пор я вас совсем не понимаю. Ах, посмотрите! Здесь Марсела. И Доротея вместе с ней. Она за эти пять-шесть дней мне хуже смерти надоела. Марсела, вон поди! Ты видишь, что за ветер дует. Не то она меня ревнует, не то подозревает в чем. Дозвольте мне два слова. Те два синьора, что сейчас ушли отсюда, любят вас. Оставь все это, ерунда. Какой вам надобен жених? Маркиз Рикардо, например. Чем не отличный кавалер? И граф не хуже остальных. А вы их гоните опять. И каждый горько безутешен. Один дурак, другой помешан, а ты обоим им под стать. Я потому их не люблю что я люблю и потому люблю, что сердцу моему надежды нет. Как? Я не сплю? Вы любите? Разве я не женщина? Скорее лед. Такой, что солнца луч замрет, едва задев его края. все эти глыбы льда в сверкании холода и света у ног безродного. Кто это? Онарда, я еще горда. И долг перед собой я знаю. Кто он я скрою от тебя. Скажу лишь, что его любя свое величие я пятнаю. Ах нет. Любовь к мужчине вас никогда не опорочит. Кто любит может, если хочет, возненавидеть. И отныне мою любовь я истреблю. А сила будет? Будет сила. Пока хотела я любила, а захочу и разлюблю. Ах если б можно, если б можно было чтоб сердце самовольно разлюбило. Увы оно лишилось власти. Подчинено любовной страсти. Ах если б сердце остывало сразу. Лишь собственному подчинясь приказу. Увы оно судьбой суровой обличено влачить оковы. Ах если б можно, если б можно было чтоб сердце самовольно разлюбило. Вы слышали? Похоже, что песня с вами не согласна. Я это слышала прекрасно. Но и себя я знаю тоже. И знаю, что могу навек возненавидеть как любила.

Кому дана такая сила тот небывалый человек. Синьора, Фабьо мне сказал, что вы меня как будто звали. Я жду вас несколько часов. Я поспешил явиться сразу. Простите, если виноват. Моей руки, для вас не тайна, весьма усердно ищут двое. Не посоветовавшись с вами, не знаю как решить. Скажите так за кого мне выйти замуж? Какой же я могу, синьора подать совет там где решает единственно ваш личный вкус? А мне приятен тот хозяин которого дадите вы. Я вас почтила лестным званием советника в столь важном деле. Но вы его не оправдали. Синьора, разве с этим делом не лучше обратиться к старшим?

Вам мог бы опытом и знанием помочь ваш мажордом Оттавио который много видел в жизни. Я бы хотела, чтоб вы сами себе избрали господина. По-вашему маркиз приятнее, чем мой кузен? Приятнее, да. Его и выберу. Ступайте его поздравить от меня. Кто знал подобное несчастье? Кто видел взбалмошней решенье? Кто глубже испытал превратность? Так вот они, мои порывы. Взлететь хотел. О нет, напрасно поверил ласковому слову. Давно известно меж неравных не уживается любовь. Простись с надеждой и направь к знакомым берегам свой парус. Люби как в старь свою Марселу, с тебя вполне Марселы хватит. Графини пусть маркизов ищут. Любовь предпочитает равных. Как трудно сделать вид что влюблена. Как трудно позабыть любовь былую. Чем я усердней мысль о ней бичую тем все живее в памяти она. Но честь велит я позабыть должна. И нужно душу вылечить больную. Чужой любовью сердце уврачую. И будет страстью страсть исцелена. Вы видели графиню? Видел, милый. И счастлив тем, что от нее узнал. Ей тягостен удел вдовы унылой и свадебный нас ожидает бал. Те оба любят свыше всякой силы, но трезвый ум графини рассчитал и предпочел маркиза. И отлично! Мне велено его поздравить лично. Но я хочу чтоб ты, мой старый друг, мог заработать. Отправляйся живо. Поверь, маркиз не скуп. Таких услуг не забывают, говорю правдиво. Лечу стрелой и обернусь вокруг. Помилуй бог, как вышло все на диво. Маркизу есть чем хвастать: не пустяк склонить графиню на вторичный брак. Я вас ищу в большом волнении. Неужто правда что я слышал? Увы, Тристан, святая правда то, что я горестно ошибся. Не будь грехом ввергать в уныние и без того уже унылых я бы напомнил вам сейчас как вы взлетели горделиво! Взлетел. И вот лежу разбитый. Каким пристыженным и смирным вы возвращаетесь к Марселе. Мы с нею быстро подружимся. Марсела! Кто тут? Совсем забыла ты меня? Совсем. Как твой язык еще посмел коснуться имени Марселы! Я только испытать хотел твою любовь. Но опыт смелый был, как я вижу, слишком смел. Но что случилось? Что с тобой? Ты огорчен своей судьбой. Сменился ветер своенравный и ты опять приходишь к равной! Или ты шутишь надо мной? Я лишь одно сказать могу: я от страданий не бегу. Ты победила. И я вернулся к моей Марселе. С ней я вновь. От снов безумных я очнулся. И если есть в тебе любовь прости того, кто обманулся. Дерзай! Борись, начни с начала! Не падай духом, чтоб она тебя трусишкой не назвала! Лови удачу! Я скромна и я свою уже поймала. Прощай. Пора и отдохнуть, ты собеседник скучноватый. И Фабьо может заглянуть, а ведь мы с ним почти женаты. Тристан, держи! Отрежь ей путь! Синьора, стойте. Всякий знает: возврат любви не означает, что в ней имелся перерыв. Души отчаянный призыв все преступления искупает. Марсела, знаешь дело в чем.

Оставь меня. Да подожди ты! Опять я вижу их вдвоем. Вы, как мне кажется, сердиты, что мы их вместе застаем? Онарда, нам бы надо встать вот здесь и посмотреть немного. Ревную и люблю опять. Да отвяжись ты ради бога! Тристан мирит их как видать. У них должно быть вышла ссора. Сводник! Ведь живет такая дрянь. Коль скоро Марсела перед целым светом клянется что любит страстно другого. .. причем тут я? Лев дуется. Прекрасно. Пусть и берет его в мужья! Слыхала от меня Марсела, что я кого-нибудь люблю? По мне она соврать хотела, чтоб крепче затянуть петлю Нет! Это правда, так и есть! Молчи дуреха. Ваша честь! Что за безумие? Видеть больно. Я умолял. Теперь довольно! Я покажу что значит месть! Пусть гром меня рассыплет в прах! Не божись! Хоть я сердита, но я. Я шатаюсь на ногах. У этого бандита однако подлинный размах! Тристан! Мне некогда! Пусти! Пусти ее. Что ж. Пусть идет. Я не могу уйти, любимый! Я хочу тебя обнять. Сгореть в любви неодолимой.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Хорошо, продолжаем в том же духе.

Что с тобой сделать? >>>