Христианство в Армении

У вас есть сигареты?

Переводил: CyberEL Придумали! Что ж, каждый тащит камень?.. Да, в себе самом. Кум Адам, от слабого ведете род Вы предка; Упал он раз в начале всех начал И стал своим падением известен; Как Вы сейчас. Ну что? Вы так же? Я? Пожалуй! Я говорю Вам, здесь споткнулся я. Не в переносном смысле? Ну, конечно, Уж где такую боль перенести! Когда же этот случай приключился? Теперь, в единый миг, едва с постели. Я встал. Еще с молитвой на устах Споткнулся рано утром я, и прежде, Чем я свои дела дневные начал, Уже господь успел свихнуть мне ногу. И левую, конечно? Почему же? Справедливо! Ту, что на путь греха ступила тяжко. Вот эту? Не пойму я? Почему? Что кривая?.. Одна нога такая ж, как другая. Ну, к Вашей правой Вы несправедливы. Она, ведь, этим может не хвалиться, И уж скорей рискнет на скользком месте. Одна рискнет, за нею и другая. А что же Вам лицо так исказило? Мне? Лицо? Как? А Вы не знаете об этом? Не стану лгать!. На что ж лицо похоже? На что похоже? Смотрит гнусно! Что-что? Ясней скажите. В ссадинах оно. Ободрано? Да страшно даже посмотреть. А на щеке куска не достает! Большого? На весах прикинуть можно б. Да вот, удостоверьтесь сами. Не так-то уж красиво! Верно. Нос тоже пострадал. Да уж и глаз. Ну, глаз-то ничего. Ну, да! У глаза синяк такой багровый, Вот, ей-богу, Как будто злой детина Вас бабацнул. Глазная кость, и только. Да, признаться, Не думал я, что сильно так расшибся. Да, да! Как будто были Вы в бою. Да, да, с козлом проклятым я сразился. Вон с тем, что здесь у печки. Да, да, теперь я знаю, знаю. Я равновесье потерял, и, словно Утопленник хватается за воздух, Я за штаны схватился, накануне Повесил с вечера я их на печку. Схватился, понимаете, и думал Что удержусь дурак!

И разорвал кушак, Кушак, штаны и я летим, Я головой вперед, и прямо в печку, Как хлобыстну. Да прямо в угол тот, Куда козел потягивает морду.

Ну, ловко! День Ваш прямо С постели начали грехопаденьем. Что я хотел спросить: Что нового у нас? Что нового? Ах, чорт возьми, как скоро Я позабыть успел об этом! Ну? Да, из Утрехта будет гость, кого мы Не ждали здесь. Как? Член суда приедет. Член суда пожалует к нам, Вальтер. Он все суды в округе ревизует И к нам прибудет нынче непременно. С ума сошли? Сегодня?

Уж поверьте. В деревне смежной, в Холле, был вчера он И судный дом успел ревизовать. Один крестьянин на пути в Гуйзум Приметил запряженную повозку. Он, из Утрехта, член суда, сегодня! Ревизия! Он знает толк в делах, А я к нему явлюсь с такою харей! В Гуйзум он едет, станет придираться. До Холлы добрался, в Гуйзум приедет. Поберегитесь! Я предупреждаю! Да ну, рассказывайте Ваши сказки. Кой чорт, когда крестьянин видел сам! Как знать, кого паршивый плут увидел! Плешивого увидев, не поймет Болван, где тут лицо, и где затылок. Дурак, он кочергу в плаще видал. Что ж, сомневайтесь, чорт бы Вас побрал, Пока он в дверь войдет. Чтоб он вошел, О том вперед нам не сказав ни слова! Безумие! Еще когда бы это, Вахгольдер был, наш прежний ревизор! Да нет, теперь нас Вальтер ревизует. Ну, уверяю Вас, советник Вальтер Вчера нежданно в Холле появился, Проверил кассу, книги шнуровые, и писаря с судьею отрешил от должности. За что? Мне неизвестно. Да что за чорт? Сказал мужик все это? И более. Коль знать хотите. Пришли к судье сегодня рано утром, Который был в своем дому посажен. Под стражу, и нашли его в овине. Высоко на стропилах он висел. Что говорите Вы? Пришли на помощь, Из петли вынув, терли, обливали.

И к жизни возвратили кое-как. Да? Возвратили? И теперь печати на всем в дому, Все замкнуто и сдАно На сохраненье, будто он уж труп, И в должности ему наследовал другой. Ах, чорт, смотри! Распутный был он пес, Клянусь я жизнью, хоть и в честной шкуре А с ним приятно время проходило. Приходится сказать, совсем распутный. Да, если был советник ныне в Холле, Так плохо было бедному сычу. Лишь этот случай, говорит крестьянин, Причина, что сюда не прибыл Вальтер, Но в полдень непременно будет здесь. А, в полдень! Кум, не забывайте дружбу. Вы знаете, рука ведь руку моет. Я знаю, Вы не прочь бы стать судьею, И служите, клянусь, не хуже прочих.

Сегодня случай все же не для Вас,Пусть эта чаша Вас минует нынче. Судьею? Мне? С чего Вы это взяли? Ну, не морочьте, мы ведь кумовья! Да что за подозрительность? Отстаньте! Идем же, кум, идем. Регистратурой за меня займитесь, А я за эту груду дел засяду, Тут вавилонское столпотворенье. Судья Адам? Советник Вальтер Велел Вам кланяться, сюда идет он. О, праведное небо! Что же, с Холлой уж кончено? Да, он сейчас в Гуйзуме. Ах, он уже в Гуйзуме. Гей, Лиза! Грета! Успокойтесь. Эх, куманек! Благодарить велите. А завтра едем дальше в Гусае. А завтра едем дальше в Гусае. А завтра едем дальше в Гусае. Что. что же делать мне теперь? Что мне надеть? Штаны наденете на голову? Да Вы в уме ли? Вот, господин судья, и я! Кто? Господин советник? Нет, служанка! Воротничок мне! Плащ! Сперва жилет! Ну, что? Живей! Снимаем, снимаем, снимаем! Жилет, жилет, жилет, жилет! Сюртук, сюртук, сюртук, сюртук, сюртук! Мы рады и готовы Советника приветствовать. Ему. От нас "добро пожаловать" скажите. Судья Адам Вас просит его простить. Простить? Да. Простить! Смотрите сами, вот спектакль занятный. Уж я таков, Меня от страха слабит. Я захвораю. Вы с ума сошли? Советника принять мы будем рады. Гей! Лиза! Грета! Да здесь мы. Что угодно? Живее, говорю я! Унесите. Капусту, сыр, бутылки и колбасы, Все прочь из канцелярии! Живее! Не ты! Другая!. Ротозейка! Ты! Ах, гром тебя побей! Коровница ты, Лиза, Ты в канцелярию! А мне прикажете что делать? Молчать! Живей! Тащи мне мой парик! Он там в шкафу, где книги. Ну, пошла! Не все, как будто, дома! Советник будет принят хорошо! (Непонятно) Кум, кум! Ах, кум, Вы выдали себя. А что? Вы смущены. Да ну? Да, смущены. Эй, Лиза! Лиза! Ты что несешь? Брауншвейгские колбасы. Брауншвейгские колбасы? Сиротские бумаги. Сиротские! Они идут опять в регистратуру. Колбасы? Что? Колбасы? Нет, обложка! В книжном шкафе Мне парика найти не удалось. А почему? Хм! Потому что. Вчера. В одиннадцать. Ну, наконец ты скажешь? Пришли Вы, Припомните, домой без парика. Что? Я? Без парика? Да, в самом деле. Да вот свидетель, Лиза то же скажет. У парикмахера другой парик. Да, верно, господин Адам. С открытой головою Вы вернулись. Забыли Вы? Сказали, что упали. Еще я кровь Вам с головы смывала. Бесстыдница! Уж где мне скромной быть!

Сказал, молчать! Тут правды нет ни слова.

Так рана-то у Вас вчера была? Нет, сегодня. Сегодня рана, А вчера парик, Он был на голове, и на-бело напудрен, И по ошибке, вот ей-богу, вместе с шляпой Я снял его, когда домой вернулся. Чью голову ты мыла, я не знаю. Да провались ты к чорту, там болтай! В регистратуру! Кум пономарь Мне должен свой ссудить; В моем сегодня кошка окотилась, Свинья такая! Он лежал загажен Там под кроватью, я теперь припомнил. Что? Кошка? Да, жизнью Вам клянусь. Пять желтых с черным! И один котенок белый. Всех черных я намерен утопить. Что ж делать? Не хотите ли котенка? Как, в парике? Пусть чорт меня возьмет! Когда я раздевался, так парик На стул повесил у моей кровати. Я ночью стул задел, И он упал. А кошка хвать его зубами. Стащила под кровать и окотилась. Да, каналья! Они котят рожают, где придется. О, чорт, проклятый мой живот! Пошли, Грета, пошли! Пошли! Так мне идти? Ну да! И мой поклон. Почтенной Черноризке, пономарше. Я ей верну в сохранности парик Сегодня, а ему, смотри, ни слова. Ты поняла меня? Да уж исполню! Вы, бьющая кувшины сволочь! Вы! Вы мне заплатите! Ну, что Вы лаетесь? Что больше можно сделать? Когда один из нас. разбил кувшин, то Вас вознаградят. Меня вознаградят? Ну, словно бы моя овца заговорила! Ну, что же, суд, по-твоему, гончар?

Да ну, отец. Оставь. Ведь ведьма, право, И не кувшин разбитый злит ее; А то, что свадьба вдребезги разбилась, Надеется, что починить заставит. Пустой болтун! О свадьбе я забочусь! Ведь свадьба-то и черепка не стоит. Да стой она, натертая до глянца, Передо мной, как мой кувшин вчера.

Так я б ее схватила крепко в руки Да о башку ему разбила б звонко! Прошу Вас, успокойтесь, фрау Марта! Сегодня здесь все это разберут. Голубчик, Рупрехт! Я клянусь тебе! Прочь с глаз моих! Распутная. Сказать не смею, кто ты. Одно словцо тебе шепну я. Ты, Рупрехт, в полк идешь теперь. Кто знает, уж если ты ружье возьмешь, Увижу ль вновь тебя я в жизни. Война, подумай, на войну идешь ты! Со злобою покинешь ты меня? Со злобой? Сохрани меня господь! Дай бог тебе так много благ, как только Он может дать. Когда с войны вернуся Здоровым я, и с закаленным телом. И до преклонных лет здесь доживу,, То в смертный час тебе скажу я: Девка! Отстань! Я что тебе сказала? Хочешь, Чтобы позорили тебя? Эй, кум! Уже истцы стоят перед дверьми. Истцы? А что, сегодня судный день? Конечно! Недоброго я жду сегодня, кум. А что? Мне снилось, что истец меня схватил. И потащил к судейскому столу, И за столом я сам сидел. Распоряжался, разносил себя. И сам себя я присудил в оковы. Ну, что ж, ведь это сон. А, чорт возьми! Пусть будет это сон, иль только шутка, Как Вы хотите, только б он не сбылся. Советник прибыл! Вот зараза. Храни Вас бог, судья Адам. Добро пожаловать, почтенный господин, Один господь всеправедный лишь знает, Как радостно мы Вас здесь ожидали. Я прихожу немножко рано, знаю.. Приходится довольным быть в пути По службе, если рано или поздно Хозяева приветливо отпустят. К Вам я пришел с открытым, чистым сердцем. Высокий трибунал в Утрехте хочет. Улучшить правосудие в стране, Кой-где оно свершается неверно, И строгие ввести везде порядки. Моей поездки цель еще не строгость, Я должен осмотреть, не наказать, И если я найду не все, как должно, То буду рад, когда хоть сносно будет. Похвально это благородство мысли. Не сомневаюсь я, что Вы найдете Причину порицать обычай старый. Юстицию в Гуйзуме просветите И верьте, милостивый господин, Что раньше, чем спиной к ней повернетесь, Вы будете вполне довольны ею. А это кто там, писарь? Писарь Лихт, Покорнейший слуга Ваш. В Духов день, Я девять лет в суде. Прошу садиться. Вы пришли из Холлы? Вы от кого узнали? Узнал? Да Вашей милости слуга. Крестьянин нам сказал, Из Холлы он недавно прибыл. Крестьянин? Да, крестьянин. Старик-крестьянин. Да! Вышел один там случай. очень неприятный; Нарушил он спокойствие, с которым Нам относиться следует к делам. Должно быть, Вы извещены об этом? Так это верно, Ваша честь? Судья Пфауль, В своем дому, подвергнутый аресту, Пришел в отчаянье и удавился? И этим только худших дел наделал. Запутанность в делах и беспорядок Хищением, на деле, оказались, Чего закон, конечно, не щадит. Скажите, нынче судный день у вас? Гм. Нынче? Да, первый на неделе. А эти вот, которых я в сенях Снаружи видел, это?.. Эти. эти будут. Это уж просители собрались. Да, это уж просители собрались. Я рад, что так случилось, господа. Я не мешаю, можете позвать их. Я буду здесь и посмотрю, как в вашем, Гуйзуме совершаете вы суд. Регистратуру с кассами возьмем Мы после, кончив прежде это дело. Как Вы прикажете. Хожалый! Эй! Хожалый! Поклон от пономарши, господин судья. Она охотно б Вам парик. Что? Нет? Она сказала, утром будет служба, Один парик надел сам пономарь, Другой же невозможно надевать, Он к парикмахеру пойдет сегодня.Ах, чорт! Как только пономарь вернется, Она тотчас же Вам пошлет парик.

По чести, ваша милость. Что случилось? Проклятый случай отнял у меня Два парика; а вот теперь и третий, Что я занять хотел, мне не дается: Придется лысым сесть на судный стул. Без парика? Клянуся вечным богом, меня весьма смущает, Что надо мне сегодня судить без парика. Пожалуй, попытаться бы на хутор. Быть может, арендатор даст! Как далеко на хутор? Да не больше полчасика. Как, целых полчаса? Ведь час открытия суда уж пробил. Спешите! Мне в Гусае надо ныне ж. Спешить. Ну, голову посыпьте пудрой! Куда же к чорту делись парики? Уж как-нибудь устройтесь. Я спешу. Ну вот, ну вот. Хожалый здесь. Пока позвольте на завтрак колбасу из Брауншвейга? Стаканчик данцигской? Благодарю! Без церемоний! Завтракал, спасибо. Идите, не теряйте времени, пока Я в записную книжку кое-что внесу. Вы пострадали, господин судья. Упали Вы? Да, со мной удар случился, Когда с постели утром я вставал,Там, в комнате, такой удар ужасный, Что я уж, Ваша честь, подумал,Смерть моя пришла. Мне очень жаль. Надеюсь, что последствий не будет? Думаю, что нет. И службе Моей не помешает этот случай. Позволите? Пошли! Пошли! Впустить истцов! Ступай! Пошли!

Ну, успокойтесь, фрау Марта! Я же сказал, здесь это разберут. Ах, разберут? Смотри-ка, пустомеля!

Кувшин разбит, его и разберут! Когда докажете Вы Ваше право, Я возмещу! Он возместит кувшин! Я докажу тогда он возместит? Да пусть попробует хоть раз поставить Его мне на карниз. Он возместит! Кувшин не положить и не поставить, Уж так разбит, а он, гляди-ка, возместит! Мама, кувшин оставьте! В город отпустите Найдется, может быть, там мастер, Чтоб Вам на радость склеить черепки. А если он пропал, тогда возьмите Мою копилку и купите новый. Да разве стоит глиняный кувшин, Хоть будь он тех времен, когда жил Ирод, Такой беды, таких больших тревог? Что говоришь, сама не понимаешь. Ведь честь твоя лежит в кувшине этом! И вместе с ним страдает перед всеми! Отправить на костер мерзавцев этих, Вот это нашу честь очистить сможет! Ой! Евочка. И дюжий негодяй Здесь, Рупрехт! Что за чорт! Да здесь вся шайка! Не на меня ль мне жаловаться будут? Скажите, кум, зачем они пришли? Да как мне знать! Не беспокойтесь, мелочь. Я что-то слышал про кувшин разбитый. Кувшин? Так, так! А кто разбил кувшин? Кувшин-то кто разбил? Да, куманек. Садитесь. Все узнаете, ей-богу. Послушайте, я больше не могу. От раны на ноге меня мутит. Вы разбирайте, я пойду в постель. В постель? Да Вы, никак, с ума сошли? Чтоб чорт их всех унес! Меня тошнит. Ну что ж, пожалуй. Но уж советнику скажите сами. Возможно, он позволит. Скажи-ка, Евочка. Ну, вот еще! Я знать не знаю. Помилуй, Евочка, я так страдаю! Зачем пришли? Узнаете, небось. Насчет кувшина, что старуха держит? Ну да, насчет кувшина. А больше ничего? Ведь говорю же Вам! Ну, что пристали! Послушайся совета, будь умна! Бесстыжий! Слушай, крупным шрифтом имя В свидетельстве стоит уж: Рупрехт Тюмпель. Чрез год сошьешь ты траурный корсаж, Как известят: в Батавии твой Рупрехт Издох, от лихорадки желтой, что ли, Или от красной, или от гнилой. Со сторонами говорить не надо. Садитесь здесь, допрашивайте их. Что? Что он говорит? Что там? Что Вам угодно, Ваша милость? Что мне угодно, говорю Вам ясно,Двусмысленной беседой Вам не время Со сторонами тайно заниматься. Вот здесь Вам подобающее место, И я публичного допроса жду. Ах, чорт возьми! Судья! Что Вы, глухи? Ведь господин советник Вас зовет. Да господин советник. Господин советник? Да, ладно. Что. что вашей милости угодно? Прикажете открыть мне заседанье? Рассеяны Вы очень. В чем же дело? Прошу, простите. У моей цесарки,Ее купец из Индии мне продал,Типун; не знаю я, что с этим делать, И вот просил у девушки совета. В таких вещах я сущее дитя, И курочек моих зову детьми. Садитесь здесь! Теперь истцов зовите, допросите,. А писарь пусть составит протокол. Вести процесс прикажет ваша милость С формальностями или так, как мы, В Гуйзуме здесь привыкли это делать?

С законными формальностями теми, Что приняты у вас в Гуйзуме, только. Так, так. Отлично. Я постараюсь угодить Вам. Готовы, писарь? К услугам Вашим. Итак, приступим, Да будет правосудие вершиться! Истцы, сюда! Я, господин судья! Кто я? Кто Вы? скажите Мне имя, званье, адрес, и так дальше. Я думаю, Вы шутите, судья. Шучу? С чего? Вы здесь стоите, фрау Марта, пред судом, Суду же надо точно знать, кто Вы. Но Вы же каждый праздник сами, Идя на хутор, Вы ко мне в окошко глазеете. Да Вам она знакома? Она живет здесь, Ваша милость, близко,Через терновник там идет тропинка. Была за кастеляном, нынче бабка, Почтенная, ее здесь каждый знает. Когда Вы так осведомлены в этом, Так для чего ж вам лишние вопросы?

Внесите только имя в протокол. Прибавивши: суду известна лично. Так точно, так точно. Ну что ж, когда формальностей не надо, Я сделаю, как Ваша честь велит. Теперь спросите о предмете иска. Теперь? Я должен. Да, узнать, в чем дело! В кувшине, извините. Что ''в кувшине''? Кувшин. Простой кувшин. Кувшин внесите, писарь, Добавивши: суду известен лично. Вы, господин судья, предполагаю. Пишите то, что я Вам говорю! Кувшин ли это, фрау Марта? Да. Здесь кувшин! Ну, то то же. А кто разбил кувшин? Известен Вам повеса? Да вот повеса! Больше мне не надо. Неправда, господин судья! Чужой вины не надо на шею хомутать! Молчи, разиня! Твоей-то шее уж пора колодки. Кувшин, как сказано, внесите, писарь, И запишите, кто его разбил. Ну, вот, мы дело то и разобрали. Эй, господин судья! Что за приемы? Как так? Не станете формально?.. Нет же! Их милость ведь формальностей не любит. Ну, если, господин судья, процесса Порядок Вы усвоить не успели, То здесь не место этому учить.

Не можете иного дать суда, Уйдите. Писарь, может быть, сумеет. Позвольте, я сужу, как здесь обычно. Ведь Ваша милость так мне приказали. Я Вам? Клянуся честью! Я сказал. Чтоб суд Вы здесь свершали по закону. Я думаю, закон такой же здесь, в Гуйзуме, Как и в целом государстве. Так извиненья я прошу покорно. Когда позволите Вы, здесь в Гуйзуме Имеем мы особые статуты, Не писанные, правда, но до нас Дошедшие по верному преданью. Из этой формы, смею вас уверить, Сегодня я и йоты не нарушил. Но сведущ я и в этих ваших формах, Какие применяют в государстве. Угодно доказательств? Прикажите. Могу я так и иначе судить. О Вас я начинаю плохо думать. Ну, хорошо. Начните снова дело. Клянуся честью, будете довольны. О чем Вы, Марта Рулль, просить пришли? Прошу, Вы знаете насчет кувшина. Но, прежде чем скажу, что с ним случилось, Прошу я позволенья рассказать, Какой он раньше был. За Вами слово. Почтеннейшие судьи, посмотрите, Вы видите кувшин? Ну да, мы видим. Да нечего смотреть, одни обломки. Такой кувшин, и вдребезги разбили! Как раз на этом месте, где дыра, Там штаты Нидерландские совместно Испанскому Филиппу присягали. Вот здесь стоял Карл V в облаченьи: Смотрите, от него одна нога осталась. Вот здесь корону принимал Филипп: Теперь лежит в горшке почти он весь. До задней части, да и та побита. По середине, в освященной митре, Стоял архиепископ из Арраса,Так начисто ведь чорт его унес. Вот здесь дома, что в Брюсселе на рынке, Вот здесь торчит в окошке любопытный: На что он смотрит там, уж я не знаю. Избавьте, Марта, нас от этих скучных Подробностей, столь не идущих к делу. Дыра нам интересна, а не штаты, Которые Филиппу присягали. Какой кувшин, уж это прямо к делу! Котельный мастер Хильдерик кувшином Тем завладел в те годы, как испанцы, Как проливень, застигли нас внезапно. Кувшин вином был полон, и испанец Его поднес к губам, а Хильдерик Испанца повалил, кувшин схватил, Вино все выпил и ушел с кувшином. Потом кувшин к могильщику в наследство перешел. Три раза только пил он из кувшина, Да и притом вино мешал с водою. На молодой женившись в шестьдесят, Он выпил первый раз; через три года Когда отцом счастливым стал, второй раз; Когда ж она пятнадцать родила И умерла, он выпил третий раз. Когда пожар был в шестьдесят шестом, Владел им муж, пошли ему господь. Ко всем чертям! Вы кончите, иль нет?

Ну, если, господин судья, мне надо Молчать, то для чего ж я здесь? Уйду, И поищу суда, где можно говорить. Вы можете здесь говорить, но только О том, что относилося бы к делу. Из Ваших слов о качествах кувшина Мы знаем много, для суда довольно. Так что же? Что с кувшином было? Что с ним было? Какой-то негодяй разбил кувшин! Кто? Рупрехт, он! Неправда, господин судья! Молчите, слово не за Вами. Придет черед, Поговорите Вы. Вы в поротокол внесли все это? Ну, расскажите ж, Марта, по порядку. В одиннадцать. В одиннадцать. Простите, ночи. Уже ночник я погасить хотела, Как вдруг мужские голоса и шум Из Евиной каморки слышу, словно Вломился враг туда. Я испугалась. На лестницу бегу проворно,вижу, Что выломана комнатная дверь, Свирепая навстречу брань несется, И вот, когда я осветила выход, Что, господин судья, я там нашла? Кувшин разбитый в комнате лежал, По всем углам разбросаны куски, Ломает руки девушка, а он, Как бешеный, средь комнаты воюет. И потянула я его к допросу, Чего он поздней ночью ищет в доме, Кувшины для чего крушит, бушуя. И что ж он мне ответил? Угадайте! Бесстыжий ты! Бездельник! Негодяй! Он говорит, другой, мол, с полки кувшин сронил, подумайте! другой Был в комнате и только что исчез,И начал девушку мою срамить! Пустые отговорки! Пустые отговорки! Пустые отговорки, да. Тогда на Еву я с вопросом посмотрела. Она стоит, как труп. Зову я: Ева! Садится. Спрашиваю, кто ж другой? Воскликнула! "Иосиф и Мария! Да что Вы, мама! кто ж иной?" И поклялась мне в том, что это он был. Как я клялась? Да в чем я поклялась? Я не клялась ни в чем Вам, мама! Лжете! Вот, слышали! Проклятый пес, Иль глотку кулаком тебе заткнут! Потом поговоришь, вот будет время. Послушайте-ка! Марта, что такое? Вы запугали милого ребенка. Когда девица вспоминать начнет, Напомните спокойно, что случилось,Случилось, говорю, а так же то, О чем она молчит, но что могло быть: Сличите, что вчера и что сегодня Она покажет, с клятвою ли, нет ли. Иосифа с Мариею оставьте. Да нет же, господин судья! Как можно Давать двусмысленные наставленья! Но, господин судья, Вы мне поверьте, Я уверяю, что она клялась. Вчера она клялась, клянусь я в этом. А девушка не хочет говорить. Господин судья! Ну, говори! Так ты мне не сказала? Ты мне чера, ты мне не говорила? Ну, я ж не спорю, да, сказала. Ты тварь, ты! Тварь? Запишите. Тьфу, стыдися! О Вашем поведеньи, господин судья, Что думать? Если бы кувшин Вы сами Разбили, то усердней не могли бы С себя на молодого человека Валить все подозренья, чем теперь.

Вы, писарь, в протокол вписали только, Надеюся, что девушка созналась В сознании вчерашнем, а не в факте. Да разве ей показывать черед? Нет, Ваша милость, ей еще не время. В таких вещах не трудно сбиться с толку.

Ответчика теперь спросить я должен? Усвою я хорошие уроки! Наивность! Да, ответчика спросите. Спросите же, прошу я Вас, кончайте: Последний здесь ведете Вы процесс. Последий? Что? Ответчика, конечно! О, боже! О чем ты думал, опытный судья? Проклятая цесарка с типуном! Издохнула бы от чумы индейской! Мне из ума нейдет комок лапши. Нейдет? Что за комок? Комок лапши, Постите, курице я должен дать. Когда пилюлю стерва не проглотит, То уж не знаю, как и быть, ей-богу! Ах, чорт! Ведите ж дело, говорю Вам! Ответчик, выходите! Здесь я, господин судья. Рупрехт, сын Тюмпеля, из Гуйзума. Ответчик слышал ли все то, что против Него сейчас сказала Марта? Да, господин судья, слышал. Что возразить На эту жалобу ответчик может? Сознается, или решится здесь Как человек безбожный, отпираться? На эту жалобу что возразить Могу я? Господин судья, позвольте Сказать, что здесь и слова правды нету. Что? Это может доказать ответчик? Достойнейшая Марта, что. Не беспокойтесь. Дело обойдется. До Марты что Вам, господин судья? До Марты что мне? Но христианству должен. Пусть скажет о себе, что может показать. Что пучишь ты глаза? Ну, что ты скажешь? Ну, вот осел. Ну что, как бык, стоишь? Ну, что ответчик скажет? Что я скажу? Вы, да. Ответчик скажет все, что было. Лишь только десять пробило в ту ночь,Та ночь январская была тепла, Как в мае, я отцу сказал: "Отец! Хочу сходить я ненадолго к Еве". Ее хотел нанять я, надо знать, Ловка в работе, сам во время жатвы Я видел, как в руках ее горела Работа, как снопы взлетали ловко. Сказал я: "Хочешь?" А она мне: "Ах! Что мелешь вздор!" Потом сказала: "Да!" Поближе к делу! Мелешь вздор ты! Что? Сказал ты: "Хочешь?" Отвечала: "Да!" Так точно, господин судья. Дальше! Дальше! Дальше! Дальше! Сейчас. Я говорю: "Отец, пусти, ты слышишь? Через окошко говорить мы будем". Сказал: "Иди, да на дворе останься." "Ей-ей!"сказал я, значит, побожился. Он мне: "Живей! В одиннадцать домой!" Ну, мелешь ты, и мелешь без конца! Ну, скоро ты расскажешь? "Ну, сказал я, Одно словечко". И надеваю шапку. И иду. Хотел тропинкой, но пришлося Итти двором назад, ручей разлился. "Погода! думаю, Не ладно, Рупрехт". Иду себе к калитке в Мартин сад. До десяти не запирала Ева, Коль в десять не был, Значит, не приду.. Ну, и беспутство! Ну! Потом? Ну, подхожу по липовой аллее, И слышу издали, скрипит калитка. Была там Ева, я ее узнал По кофточке, и вместе с нею кто-то! Что? Вместе с нею? Кто же, пустомеля? Так Вы меня спросить хотите, кто. Ну, да! Я думаю, не пойман, Не повесят. Довольно, господин судья! Оставьте! Не надо так его перебивать! Перед дарами в том не поклянуся. Ведь ночь была, в потьмах все кошки серы, Но должен вам сказать я, что сапожник Лебрехт, который был недавно призван, Старался обойти меня пред Евой. Итак, Лебрехт его зовут? Да, Лебрехт. Лебрехт. Вот имя. Как-то обойдется. вы, писарь, записали в протокол? Конечно, да и все другое также. Ну, дальше, Рупрехт, говори, сынок. Полез себе я тихонько в калитку, В кустах боярышника притаился. И слышу болтовню там, шопот, шутки То там то здесь, ну, господин судья, Не опоздать бы, думаю. Прошло так четверть часика. Смекаю: Ну, что ж там будет, Свадьба, что ль, сегодня? Но прежде, чем я так успел подумать, Глядь, оба в дом они, и без пастора. Скажу я, мама, пусть их, что угодно. Ну, ты там у меня, молчи! Чтоб гром тебя побил, незванная болтунья! Дам слово, подожди, тогда и скажешь. Господин судья, Как в сердце нож воткнули. Задыхаюсь. От куртки пуговица отскочила. Я куртку рву, кричу: "Дышать мне дайте!" Иду, вхожу, стучусь; у этой твари Дверь на задвижку заперта, но я, Что силы было, приналег и вышиб! Разбойник ты! Она загрохотала, Кувшин с карниза печки полетел, И бух! В окошко кто-то живо прыгнул, Кафтана полу только я и видел. То был Лебрехт? А кто ж другой-то мог быть? Стоит девчонка, я ее свалил, Бегу скорей к окошку, вижу, парень Еще висит на кольях частокола, Где виноградники вились до кровли. Задвижка у меня в руках осталась, Когда я в дверь ломился; ну, огрел я Его задвижкой, весом с фунт, стальною, Так, господин судья, как только мог. Ах, задвижкой? Задвижкой к двери. Так вот как. Да, просто задней стороной задвижки. Так вот как, задней стороной задвижки. Ай-ай! Свалился парень. Отойти хотел я, Как вдруг услышал шорох в темноте. "Жив!" думаю, взобрался на окошко, Хочу бежать за парнем, господа, Но только что прыжок хотел я сделать, Как вдруг мне горсть прекрупного песку,Как град, рассеявшись, летит в глаза. Проклятый! Вишь ты! Кто же? Кто? Лебрехт. Уж кто иной! Как с десятисаженной Горы меня свалил бы ливень с градом, Так хлопнулся я в комнату с окошка. Уж думал я, что пол прошиб. Сидел и протирал себе глаза. Она: "Ах, боже мой!" И после: "Рупрехт, Да что с тобой?" Ей-богу, пнул ногою, Куда, не видел, уж и то спасибо. Ведь это от песка? Да, горсть песка. Проклятье! Угодил! Дальнейшее известно. Да, дальнейшее известно, да. Что, Марта, возразить на эту речь хотите? Возразить на эту речь? Она куницей вкралася, и правду, Как клокчущую куру, задавила. Так это доказать вы нам должны. О да, охотно. Вот свидетель.. Как, Марта, дочь? Нельзя! Нельзя? Но почему же? Свидетельницей, Ваша честь? Но где же В законе есть, В четвертой или в пятой главе, Что если юный олух станет Кувшины или что иное бить, То матери свидетельствует дочка? Дочь не свидетельствует, а объясняет. Ах, объясняет. Так. Глава шестая. Но что ни скажет, этому нет веры. Дитя мое, поди сюда. Гей, Лиза! Простите! В горле пересохло. Стакан воды! Могу Вам также? Французское или Мозель, хотите? Спасибо. Позвольте откровенно Вам сказать, Что дело можно кончить примиреньем. Закончить дело примиреньем? Не понимаю, господин судья. Благоразумных примирить легко; Но как достичь могли б вы примиренья, Когда еще не разобрали дела?

Вот это я от Вас хотел бы слышать, Как думаете Вы его решить? Ваша честь! Когда закон меня в тупик поставил, Пусть философия поможет мне. Был это Лебрехт.

Или Рупрехт. Или Лебрехт. Тот кувшин разбил. Да как же так? Иль Лебрехт, иль Рупрехт? Я вижу, Вам решенье выбирать Все то же, что в горшке с горохом рыться. Ну, ну, ну. Ах, молчите, я прошу Вас! По чести, лучшее решенье было б, Когда б они кувшин разбили оба. Спросите и узнаете. Но будь я плут, коль что-нибудь узнаем! Ну, писарь, протокол у Вас готов? Готов, и начал лист я новый, Занятно, что записано там будет. Говори, дитя! ну, Евочка, ты слышишь? говори же! Дай, боже, ей, голубушка, ты слышишь?Подумать, здесь ты вот, как перед богом, И не должна ты огорчать судью Ни запирательством, ни болтовнею, Нейдущей к делу. Ну, да ты разумна. Судья, ведь, знаешь ты, всегда судья. И каждому, быть может, пригодится. Лебрехт разбил, ты скажешь: хорошо; А скажешь, Рупрехт, ну, и это ладно! Так скажешь, так, меня не проведешь, А как покончить, от тебя зависит. А вздумаешь ты здесь болтать иное: И третье имя сдуру называть, Смотри, дитя, я тратить слов не стану. Тебе ни в Гуйзуме, чтоб чорт побрал Их всех, ни в Нидерландах не поверит Никто; ведь стены не свидетель. Рупрехта твоего возьмет падучка! Когда же кончите Вы Ваши речи? Такая болтовня! Ни то, ни сё! Не понимает Ваша честь? По чести, не учен я, Ваша милость, И господам не ясен из Утрехта, Но здесь нужны совсем иные речи. Клянусь вам, Ева знает, что мне надо. Ну, что ж ты? Говори теперь смелее! Ну, ты! Живей! Кто ж это был? О Иисус! Ей-богу, трудно смело говорить, Когда за глотку нас ухватит совесть. Разиня! Негодяй! Ведь этакая дура! Дура? Тьфу! Как можно, фрау Марта? Пусть девушка сама нам все расскажет. К чему пугать дитя, пусть все припомнит. Ну да, припомнит. Ты, болван, молчи! Сапожник ей припомнится ужо!

Я честно сорок девять лет, ты слышишь, Жила, дай бог пятидесятый так же. Мое рожденье третье февраля, Сегодня первое. Недолго. Кто же? Ее мне жаль. Оставьте же кувшин; Я отнесу его в Утрехт. Неужли Такой кувшин хотел бы я разбить! Как недостойно это! Тьфу, стыдися, Что не сказал: ну, я разбил кувшин! Тьфу, Рупрехт, тьфу! О, как тебе не стыдно,Ты в этом деле мне не хочешь верить! Когда б ты даже подглядел за дверью, Что я с Лебрехтом из кувшина пью, Ты знать бы должен, Ева не изменит, И все к ее же чести объяснится, Когда не в этой жизни, то за гробом, В тот день, когда мы все пред богом станем. Ей-богу, что мы это тянем, Ева! Что у меня в руках, тому и верю. Положим, это был бы Лебрехт, Но почему тебе б я не открылась? Но почему, Рупрехт, я не могла бы, Тебе доверясь, на тебя сказать? Так это был не Рупрехт? Нет, Ваша милость, Не Рупрехт глиняный кувшин разбил. Не Рупрехт, Ева? Что? Нет! Вчера я Вам неправду говорила. Да я тебе все кости обломаю! Фрау Марта! Эй, хожалый! Хожалый! Хожалый, Вон вышвырнуть проклятую каргу! Да почему ж никто иной, как Рупрехт? Она тогда ему светила, что ли? Я думаю, девица лучше знает. Да будь я плут, коль не Лебрехт там был. Так это был Лебрехт? Лебрехт там был? Ну, Евочка, скажи, Лебрехт иль нет? Лебрехт, ведь, Лебрехт. Бесстыжий Вы! Бессчестный! Как могли Вы на Лебрехта говорить!.. Да как ты смеешь! Разве ты забыла, Что ты к судье обязана почтеньем?

Ну что! Судья туда ж! Да сам он стоит, Ничтожный грешник, чтоб его судили, Уж он-то лучше знает, кто там был! Да разве он не сам вчера Лебрехта Отправил со свидетельством в Утрехт В комиссию рекрутского набора? Так как же мог на Лебрехта сказать он, Когда отлично знал, что тот в Утрехте? Ну кто ж иной? И не Лебрехт, кой чорт! И не Рупрехт, и не Лебрехт. Опомнись! Рассказывай ход событий нам. Мой дорогой, почтенный господин, Не заставляйте, чтобы я сказала. Что не Рупрехт разбил кувшин, могу я, Когда потребуете Вы, в том клятву Перед священным алтарем принять. Я не скажу здесь, кто разбил кувшин. Когда-нибудь я матери откроюсь, Но здесь, перед судом, она не вправе Меня заставить говорить об этом. Ну да, не вправе мать. По чести, нет.

Когда она присягу принесет Перед судом, то иск отвергнуть надо, И спорить против этого не стоит. Здесь о кувшине речь. Скорее к делу. Рупрехт его разбил, так докажите! Мне просто доказать здесь, Ваша милость, Что Рупрехт мне кувшин разбил. И если Вы Бригитту позовете, Рупрехта тетку, я довольна буду, Она его рассказы опровергнет. Она в саду обоих в половине Одиннадцатого, заметьте, раньше, Чем был кувшин разбит, застала в споре. Кто встретил? Кто? Сестра Бригитта? Ни слова правды! Это невозможно! Его, в саду, и с Евой, в половине 11-го! Зовите эту женщину. Проклятый плут, послушай, что ты сделал? Все кости обломаю. Да за что? Зачем же промолчал ты, что в саду Ты с девкой полчаса болтал и спорил? Зачем о том молчал? Зачем молчал? Да бог меня побей, коль это правда! Ах, так. Докажет тетя Бригги, так повесь Меня, да и ее к ногам, пожалуй. Давайте позовем сюда Бригитту.

Судья Адам! А разве Вашу милость это дело Не утомило? Затянулось очень. Еще хотели ваша милость в кассы, В регистратуру. Я думаю. Прервать разбор? Отлично! Позвольте! Я думаю окончить дело. Вы думаете? Хорошо. Как Вам угодно. Хожалого пошлите, писарь; должен Сейчас сюда он привести Бригитту. Чтоб время, дорогое для меня, сберечь, прошу, займитесь этим сами. Не будет ли пока угодно Вам Немного освежиться?

Так знаете ль, судья Адам, Стакан вина мне дайте в перерыве. От всей души, охотно. Маргарета! Лиза! Я буду счастлив, Ваша милость. Мы здесь, судья Адам! Прочь, люди, прочь. Что прикажете? Французского иль с Рейна? С родного Рейна. С родного Рейна. Хорошо. Вот, Маргарета. Вот. Иди, того, с печатью. Вот ключи. Куда? За двери, в сени. Живо! Марш! Пока не позову. Ступайте все! Их отослать хотите, господин судья? Да. Когда позволите, уйдут они, Пока не явится Бригитта. Вы думаете, что еще не скоро она сюда придет? Сегодня день для сбора дров. Почти что все крестьянки Пошли в сосновый бор сбирать валежник. И очень может статься. Нет. Тетка дома. И она сейчас придет. Судья Адам, пошлите за вином. И на закуску ничего не надо, Кусок сухого хлеба с солью только. Сушеный хлеб и соль? Да что Вы? По крайней мере, сыр? Хотя бы сыр! Ведь после сыру Вино для языка приятней станет. Ну, хорошо, кусочек сыру, больше ничего. И масло свежее, и сыр лимбургский, И гусь копченый померанский, жирный. Живо! А я камчаткою накрою белой. Плоха, да настоящая. Что я хочу спросить: Где Вы расшиблись, господин судья? Ведь голова у Вас совсем разбита. Упали. Так. Когда? Вчера?

Сегодня, утром рано, извините, В шестом часу, едва с постели встал. И кто ж Вас? Кто? Ах. Господин советник, По правде Вам сказать, никто, как сам: Ударился об дверь я головою. Затылком? Что "затылком"? Или лбом? У Вас две раны, Спереди и сзади. И так, и этак.

Сначала так, потом. Об угол печки Сперва я лоб себе расшиб, потом От печки навзничь на пол повалился, И там себе затылок я разбил. Угодно Вам? Имейте Вы жену, тогда б я, Господин судья, подумал невесть что. И что? Как так? Уверяю Вас, На всем лице царапины я вижу. Нет. Нет. Нет. Нет, слава богу, не от женских рук. И как раз сегодня. Так странно Вы лишились парика! Вы париком закрыли б Ваши раны.

Да. Одна беда придет, за ней другая.. Вот масло. Свежесбитое. И сыр. Из Лимбурга. Могу я предложить? Кусочек. Кусочек. Вот. Хм, из Лимбурга. Прямехонько из Лимбургского замка. Кусочек жирной грудки от гуся. Желаете? Спасибо. Но как же, чорт возьми, случилось это? Так как же Вы лишились парика? Да вот, я вечером вчера читал. Дела, и так как я очки засунул Куда-то, то я так нагнулся низко, Что от огня свечи парик мой ярко Зажегся вдруг. Подумал я, что льется Огонь с небес по грешной голове. Хватаюсь за парик, чтоб снять его, Но прежде чем распутал я завязки, Он, как Содом или Гоморра, вспыхнул,Едва-едва три волоска я спас. Ах чорт! И в городе у Вас другой? Да. У парикмахера. Нирштейнер? Иль добрый Оппенгеймер? Нирштейнер или Оппенгеймер. Нирштейнер или добрый Оппенгеймер. Ты как плута, не в голову ль ушиб? Прошу! Не надо! Еще наполовину полно! Я прошу! Для круглого числа! В башку ты сколько раз плута ударил? Нет, Рупрехт! Его я спрашиваю! Ударил сколько раз плута? Ну, живо говори! Два раза, господин. Негодяй, вот это помнишь! Два раза! Уложить его ты мог бы Ударами такими, ты это понимаешь? Уложил бы, Так уложил бы, да и был бы прав. Лежи он мертвый здесь, так отпираться Не стал бы я, сказал бы, это я. Да, мертвый! Ну, еще бы! За все хорошее, советник. За верность. правду, честь. судья Адам! Вон госпожа Бригитта, Ваша милость! Итак, судья Адам, Теперь вопрос мы разрешим. Итак, сюда, Бригитта, проходите. Кто это, Адам, госпожа Бригитта? Бригитта, вроде, госпожа. Да, это госпожа Бригитта, Ваша милость. А это что нам принесла Бригитта, Никак парик?

Милостивый господин. Милостивый господин. Что нам принесла Бригитта. Что это за парик? Что? Простите. Ну, в чем же дело? Если Вам угодно, Через судью она спросить желает, Кому принадлежит парик, и станет Дальнейшее, не сомневаюсь, ясно. Пусть скажет нам Бригитта, Как она его нашла? Она нашла парик на частоколе У Марты Рулль. Висел он, как гнездо, Запутавшись на виноградных лозах Под тем окошком, где девица спит. Как? У меня в саду? Судья Адам? Когда б Вы мне хотели что доверить, То будьте же добры, во имя чести Суда, прошу Вас, все откройте мне. Я Вам? Нет? На самом деле нет? Клянуся честью. Ну что ж, парик не Вам принадлежит? Вот этот парик? Да! Ведь это мой! Ведь это тот же самый, Который восемь дней назад я отдал Ему, чтоб к Мелю отнести в Утрехт. Рупрехту? Когда в Утрехт Он восемь дней назад собрался, Не вверил разве плуту я парик, Чтоб парикмахеру его он отдал? Парик? Ну да. Он дал мне. Почему же, Бездельник, парика ты не отнес? Как почему?.. Да бог меня убей! Его же в мастерскую я отнес! Вот так? Ты так его отнес? Да как он в винограднике нашелся У Марты Рулль? Ну, погоди, каналья! Ты не уйдешь! Сдается мне, что пахнет здесь шпионством. Или изменой, как мне знать! Позвольте Мне женщину тотчас же допросить. Так это Ваш парик?.. Позвольте, Ваша милость. В четверг прошедший собирался парень В Утрехт идти с отцовскими волами. Пришел и говорит: "Судья Адам, Вам в городе чего-нибудь не надо?" Сынок, сказал я, если ты так ласков, Возьми парик, отдай его поправить. Но не сказал ему: иди и спрячь К себе парик. Надень его, пожалуй, Иль в винограднике оставь у Марты. Нет, господа, по-моему, простите,Там был не Рупрехт. Шла вчера я ночью К моей двоюродной сестре на хутор,У ней роды тяжелые, и слышу: Кого-то девушка в саду бранит. И страх, и ярость ей сжимали горло. "Да как тебе не стыдно! Тьфу, негодный! Что делаешь? Уйди! Я кликну мать!" Я: Ева! ей кричу через ограду,Что, Ева? что такое? И тихо стало. Когда же с хутора я возвращалась, И к полуночи уж время было близко, Гляжу, в аллее лип у сада Марты Передо мною вырос кто-то лысый, С копытом конским, и промчался мимо, Вонюч, как дым от шерсти. смол и серы.. Я "С нами бог" шепчу, и отвернулась В испуге, и гляжу, ну вот, ей-богу, Светясь, как дерево гнилое, плешь По липовой аллее убегала. Тысяча чертей. С ума сошли Вы, Бригги? По-Вашему, там чорт был? Вот именно! Что видела, что нюхала, то знаю. Как Вам угодно, Но мой свидетель будет писарь Лихт. Что это чорт был, я не утверждаю; Но лошадиное копыто, плешь И смрадный дым, все это в нас вселяет Почти уверенность. Ну, продолжайте! Сегодня с удивленьем я узнала Все, что случилося у Марты Рулль. Чтоб выследить разбившего кувшин, Того, кого я повстречала ночью, Я осмотрела место, где он спрыгнул, И след в снегу нашла я, господа,И что за след, подумайте, нашла я? Направо ясный, тонкий, ровный след, Совсем, как следует, нога людская, А слева безобразный, неуклюжий, Громадный след ножищи лошадиной. Не может быть такого, фрау. Да я вас уверяю! Сперва у частокола, где он спрыгнул, Виднеется кругом изрытый снег, Как будто там в снегу свинья валялась. Свинья? И след людской, и конский след оттуда, И след людской, и конский след, И след людской, и конский след, Вдоль сада, По аллее, дальше, дальше. Мне этот случай кажется достойным Внимания. По-моему, должны мы Не торопиться с нашим заключеньем, И раньше запросить синод в Гааге, Согласно ли с законом мы поступим, Признав, что Вельзевул разбил кувшин. Да, только этого от Вас и ждал я. Ваша милость, зачем синод, и сами Вы решите. Пускай кончает, если Вам угодно,Бригитта.

"Ну, писарь Лихт,я говорю,давайте Пойдемте-ка по следу мы, да взглянем, Куда бы это чорт укрыться вздумал". А он: "Умно придумано, Бригитта; И, может быть, не в сторону уйдем мы, Когда отправимся к судье Адаму". Куда привел Вас след, хочу я знать. Куда? Ближайшею дорогой к вам. К нам? Сюда? Сюда, скажу я Вам, к судье Адаму. К судье Адаму? Что? Сюда? Ко мне? Да, к Вам, сюда. Да неужели чорт. В суде живет? Я не вру. Уж я не знаю, право, Живет ли в этом доме он; но здесь Остановился он, я это знаю; Прямехонько к порогу след приводит. Быть может, здесь он. только мимоходом? Да, или мимоходом. Может быть.

Да, мимоходом. Да будь я проклят, У нас в регистратуре дело плохо. Не сомневаюсь я,мои расчеты Все перепутаться теперь должны, И я уж ни за что не поручусь!

Я тоже! Скажите, господа, Здесь есть, в Гуйзуме, С уродливой ногою кто-нибудь? Конечно, кто-то есть у нас в селе. Да? Кто? Спросите, Ваша милость, у судьи. Судью Адама? Ничего не знаю. Мне кривоногих не случалось видеть. Да пусть он ногу вынет! Зачем под стол он ногу прячет? Можно Подумать,сам он этот след оставил. Кто? Я? Да чорт я разве? А это разве конская нога? Когда бы чорт имел такую ногу, На бал итти он мог бы и плясать. Кончайте же скорее заседанье! Вот только, господа, одно сомненье Наводит этот праздничный убор! Какой там праздничный?.. Да вот, парик! Кто видел чорта в этаком наряде? Да разве здесь мы можем знать, Бригитта, Что у чертей в аду сегодня в моде! Обычно чорт своими волосами Доволен. На земле ж, я в том уверен, Он прячется нередко под парик, Чтобы втираться к благородным людям. Бездельник! Стоило бы Вас отсюда С позором выгнать! Что Вас защищает, Так это только честь суда! Кончайте Скорее заседанье! Я надеюсь. На что надеетесь? Увертки Ваши вижу! Не верите ж Вы, чтобы я, судья, Парик мой в винограднике оставил? Избави бог! Ведь Ваш парик, подобно Содому и Гоморре был сожжен. Простите, Ваша милость,это кошка Вчера котят снесла в его парик. Вот собралися на меня улики. Но не спешите, я прошу вас, господа. Здесь на судейском месте я в Гуйзуме Сижу, и положил парик на стол. Кто говорит, что это мой парик, Того зову в верховный суд в Утрехте. Гм! А парик-то Вам идет, ей-богу, Как будто бы на голове он Вашей вырос.. Злословие! Эх, конское копыто! Я тебя достану! Сегодня мне песку в глаза не бросишь! Когда позволите, я объявлю решенье. Да, именно, да, объявляйте! Дело рассмотрев, Рупрехта, шельму, нахожу виновным! На шею цепь Надеть ему, а так как очень дерзко Держался он перед своим судьею, Так за решетку посадить в тюрьму! Срок заключенья после я назначу.. Как? Меня в тюрьму? На шею цепь? Так вот какой ваш суд! Он сам, бесстыжий, он, что там сидит, Он сам! Судья Адам кувшин у нас разбил! Кто? Он? Ты, чорт хромой! Вперед, мой Рупрехт! Тащи его с судейского сиденья! Да как ты смеешь? Простите! Рупрехт! Рупрехт! Лови его! Стой, чорт хромой! Скорее, писарь Лихт, назад зовите! Чтоб злейших бед, спасаясь, не наделал. Он с должности своей смещен, конечно, А Вас я назначаю до дальнейших Распоряжений, эту должность править. Надеюсь я, что кассы все в порядке, И я его преследовать не стану. Быстрей! Идите же! Верните же его, прошу Вас очень. Господин! Вы не поможете, так мы погибли. Погибли? В честь чего? Рупрехта мне спасите от набора! Который,Мне судья Адам, как тайну, это рассказал,Идет в Ост-Индию; оттуда ж, Вам известно, Из трех едва один назад вернется! Что? В Ост-Индию? Да ты с ума сошла? Вербуются войска, но лишь для службы Во внутренних провинциях; никто Из них в Ост-Индию не будет послан. Нет, господин? Да, правда? Никогда? Клянуся честью! А если б оказался я неправ Внесу за твоего Рупрехта выкуп. Побежали! Ах, Ева! Я грубо оскорбил тебя сегодня, Ах, сто чертей! Сегодня и вчера. Голубушка! Невеста золотая! Простишь ли ты меня когда-нибудь? Как обманул меня злодей, о боже! Забудь хромого чорта, милый друг! Когда бы твой кувшин разбила лошадь, Я ревновал бы столько ж. как теперь! Ваша милость! Ваша милость! Что такое? Скажите, Ваша милость, как найти мне Правительство в Утрехте? Возле рынка! А зачем Вам? Зачем? А где добиться правды мне насчет кувшина? В четверг и в пятницу там заседанья. На этой же неделе буду там!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Вскрытие показало последнюю стадию сифилиса.

Она гимназистка, тоже очень современная. >>>