Христианство в Армении

У меня нет денег.

"Золотой медведь" 1972 года В ролях: Хью Гриффит, Лаура Бетти, Нинетто Даволи, Франко Читти, Джозефина Чаплин, Алан Уэбб Подбор музыкальных тем Пьер Паоло Пазолини при участии Эннио Морриконе Художник по костюмам Данило Донати Художник постановщик Данте Ферретти Монтаж Нино Баральи Оператор Тонино Делли Колли Продюсер -Альберто Гримальди Автор сценария и режиссер Пьер Паоло Пазолини После Вас, сударь. Нет-нет, позволь мне уступить. Нет, проходите первый. Прошу, милейший. Мистер, после Вас. Пустяк, мой господин. Пустяк. Проклятье. Я еле удержался на ногах. Твой нос подобен мощному тарану. Довольно слов, я пошутил, милейший. Не тревожься. В пустой невинной шутке всегда есть доля правды. Я глуховата, признаю. Хоть это горько. Но столь искусна я в почетном ремесле ткачихи, что посрамить могу всех жалких потаскух из Ипра и из Гента. И пусть нескромно хвастовство мое, но равной не найти во всем приходе. Я будто бы жемчужина в навозе. На праздниках церковных все отвести не могут глаз. И если вдруг найдется сумасбродка что бросит вызов мне, то пожалеет горько о том дне, когда на свет смогла она родиться. Живьем ее сожру. Я побывала в Иерусалиме, в Риме, в Кельне и Компостеле у гроба апостола Иакова. Со мною шутки плохи. Но шутки я люблю, и насмешить могу любого. И вам скажу, красавцы, без утайки, известны мне рецепты любовных снадобий. Уж в этом, дорогие, я съела дюжину собак. Народ честной, взгляни, мешок мой полон реликвий, спасения и залогов по случаю из Рима привезенных. Лоскут покрова божьей матери и паруса клочок. Под ним апостол Петр пустился в море в тот день, когда Иисус пошел по водам среди волн. А радикс молором экс купидас, что в переводе значит, произрастает зло из корня жадности. Так не скупитесь, покупайте. Покупайте. В евангелие не сказано, что девственность угодна богу, и не напрасно, ведь Господь наш создал детородный орган, не для того, чтобы он болтался вяло. И лишь глупец твердит упрямо, что жезл столь дивный для испускания мочи. Прочь, прочь. Сударыни и судари. Угомонись же. Словам моим внемлите. Любезные друзья, от всей души приветствую вас ныне. Клянусь, что много лет не видел я собрания столь достойного. Все вы стремитесь в Кентербери -добрый путь. Да наградят вас за усердие святые мученики. Однако ж опыт, учитель мой, вкусивший тяготы премногих странствий, мне говорит, друзья, что путешествия омрачены бывают часто скукой.

И чтобы путь вам не казался долгим, пусть каждый по дороге в Кентербери историю расскажет. Я буду счет вести и стану проводником, отправившись на собственные средства в Кентербери. Все согласны? Решил я подыскать себе жену. Иная участь не стоит и стручка фасоли. Я убедился: супружество сулит нам рай земной. Когда седины убелят мужчину, прелестную он деву в жены должен взять, чтоб родила наследника. А старца жизнь наполнила восторгом и усладой.

Кто столь послушен как жена? Ученые мужи единодушно согласны в этом. Так учит мудрый Теофраст. И пусть он лгал, смеясь над нами, мне все равно. Так поспешите с подготовкой к свадьбе. Ждать я не намерен. Однако ж помните, любезные друзья, что не возьму старуху в жены. Старому пройдохе подайте юную девицу. С тридцатилетней я не повенчаюсь, нет. Зачем подстилка из гнилой соломы? Если ремеслу любви жена училась в чужих объятиях, бедняга муж при ней всегда школяр. Прелестные создания. Ангельские лица. О, боже всемогущий, как соблазнительны мои соседки. Осталось только выбрать. Может, Мэй? Нет, нет, уж слишком молода. Нет, нет. О чудо из чудес. Братья, братья! Бегите со всех ног. Да где же вы? Довольно вам стирать подошвы и утомлять коней. Решение я принял и не отступлюсь.

Я знаю, что выбор мой угоден Богу. Блаженство ждет меня. Я выбрал Мэй. Спешите, братья, договориться о приданном. Истосковалось сердце по покою. Брат мой, душа моя скорбит. Ведь нынче ночью я боль ей причиню. Боюсь, бедняжка занедужит. Я обуздать обязан страсть. Скорее бы спустился тьмы покров, и разошлись докучливые гости. Хватит есть, за танцы принимайтесь. Ради бога, святой отец. Довольно же, довольно. Ступай же прочь, святой отец. Убирайтесь. Прочь. Не мешкайте в дверях. Убирайтесь. Убирайтесь. Увы, жена моя, я должен посягнуть на девственность твою. И миг блаженства предварит страданья. Но помни, в ремесле любом поспешность помеха делу. Нам хватит времени на игры. Никто не потревожит нас. Итак, жена моя, исполним же веление природы. Я готов. Люблю тебя всем сердцем, Мэй. И если не уступишь любви моей, умру. Пора мне отдохнуть. Устал немного. Ведь близится рассвет. Два раза за ночь, дорогая. Я покажу тебе, моя голубка, чудный сад.

Оазис рукотворной красоты, которую описать не смог бы и автор дивного романа о розе. Пусть сад укроет нас от зноя лета и здесь, на изумрудных травах, я долг супружеский исполню. Чужой сюда войти не может, заветный ключ я бережно храню, не расставаясь с ним ни на мгновение. Голубка Мэй, прелестная жена, ложись со мною рядом. Мой юный Дамиано, люблю тебя всем сердцем.

Я раздобыла ключ от сада, и уступить любви твоей готова. На помощь! Помогите! Мэй, где ты? На помощь. Я ослеп. Никак вы не возьмете в толк, глупцы. На помощь. Я ослеп. Мэй, где ты? Мэй, где ты? Куда ты собралась? Отныне и на шагтебя не отпущу. Я ослеп, а ты теперь мой поводырь. Убирайтесь! Прочь отсюда! Оставьте нас наедине. Живо, все убирайтесь. Прочь с глаз моих, глупцы. Оставьте нас наедине. Прочь! Прочь, говорю! Никто не нужен мне! Прочь, содомиты жирные. Отведи меня в мой сад, в мой дивный сад. Хоть мне и не суждено его увидеть. Мой ключ. Бедняга муж, как на закланье на обман ведут. Но я вмешаюсь, и зрение ему верну. Пусть он узрит жены коварство. Своей лишь воли ты послушен, но если зрение вернешь ты мужу, жену я научу спасительным словам. Не гневайся, ты одержала верх.

Но слово дал я, а слово царь сдержать обязан. Царице тоже не годится бросать слова на ветер. Не гневайся, дражайший муж. Мы уже в саду? Жена моя, взыграл плод чрева твоего. Приляг на мягкую траву. Вина заморского ты слаще, голубка сизокрылая моя. Как вздулся мой живот, я умереть могу. Так нестерпимо желание отведать сочных ягод шелковицы. Плодоносящая жена, здесь нет слуги, чтобы влез на древо, а я, увы, ослеп. Неважно. Иди сюда. Встань на колени. Будь осторожна, дорогая, умоляю. Упасть ты можешь. Да, да, влезай. Плодами наслаждайся. Готов я вены вскрыть и кровью жажду утолить твою. Созрела ли шелковица? Ешь, дитя мое. Ешь вдоволь. Мои глаза. На помощь. На помощь. Помогите. Как ты посмела, потаскуха! Видишь? Ты прозрел. Какое чудо, чудо из чудес. Дражайший муж. Свершилось чудо.

Душа моя от радости трепещет. С мужчиной я тебя увидел. И он тебя ласкал. Я видел это. На глазах моих ты отдалась ему на древе. Все это померещилось тебе. Тот, кто был слеп, прозрев, не видит ясно. На этом древе, средь ветвей. А ревность призраков рождает. Я видел, средь ветвей. Вернулось зрение к тебе, мой муж. Хвала всевышнему, свершилось чудо. Ну полно, женушка моя. Давай скорее все забудем. Прости меня, Господь, за мысли злые. Прекраснее ты сейчас, чем в грезах бедного слепца. Голубка Мэй, прелестная жена. Простите. Уделите мне минуту. Ради святой девы Марии, не выдавайте меня. Там торговец с мужчиной занимаются прелюбодеянием. Я сам видел. Только не выдавайте меня. Не тревожься, друг мой, я вычеркну тебя из черной книги. Гони свой страх. На этот раз ты избежишь расплаты. Я друг твой, и тебе я помогу. Так сколько? Четыре сотни. Все забирай. Медяк отдам последний, но, ради бога, не предавай мой грех огласке. Клянешься кровью ты христовой, что и медяк найти не сможешь? Воистину, мой господин. Клянусь спасителя очами. Друг мой, о благе я твоем пекусь. Я беден, сударь. Сжальтесь надо мной. О снисхождении судью проси. Тебя поджарят на решетке. Пирожки. С пылу, с жару. Пирожки. Пирожки. С пылу, с жару. С пылу, с жару, с пылу, с жару, пирожки.

С пылу, с жару. С пылу, с жару, с пылу, с жару, пирожки. Подождите, подождите. С пылу, с жару. Пирожки. С пылу, с жару. Подождите, подождите, мы сейчас. Похвально, друг мой. Снискал ты честь себе. Теперь обсудим мы другое дельце. Приветствую вас, сударь. Рад я встрече. Я этой встречи ждал давно. Далеко ль держишь путь? Нет-нет, в соседней деревушке собрать я должен подать. Ты сборщик податей? Пожалуй. Я тоже. Но этот край чужбина для меня. Давай подружимся, иль станем братьями. Согласен. Скрепим союз наш клятвой. Дай мне руку. И поклянемся, что будем братьями до самой смерти. Клянусь. Где мне найти твое жилище, брат, когда в тебе нуждаться буду? На севере далеком, брат. Надеюсь, скоро посетишь обитель ты мою. Ты тоже сборщик податей, мой брат. Так научи меня своим уловкам, чтоб увеличить смог доход от ремесла я. Забудь про грех и совесть, и говори все откровенно, как брату надлежит. Властей награда горстка медяков. И я свожу концы с концами, обманом вымогая деньги. Без вымогательства давно б я ноги протянул. Ни угрызений совести, ни жалости не зная, во всем мы схожи. Господь свидетель. Теперь скажи мне брат, как звать тебя? Ты хочешь имя знать мое? Я -дьявол, и моя обитель ад. А здесь я промышляю, как и ты.

Я собираю подать, лгу без угрызений. Я тень твоя, и спутником останусь, пока меня ты не прогонишь. Не прогоню, пусть ты сам дьявол. Ведь цель у нас одна нажива. Возьмешь свою ты долю, я свою. Тебе принадлежит все то, что люди по доброй воле отдадут. Согласен, это мне подходит. Возьмешь свою ты долю, а мне принадлежит все то, что люди по доброй воле отдадут. Брат мой, на этой мельнице живет вдовица, она утопится скорее, чем отдаст медяк, но я судом ей пригрожу и выудить сумею двенадцать пенсов, хоть бог свидетель, она невинна как овечка.

Увидишь ты, как в здешних весях мы обираем бедняков. Смотри же и учись. Спаси Господь вас, что, судари мои, угодно вам? Вот повестка. Под страхом отлучения должна явиться ты на суд церковный завтра. Чтоб архидьякон рассмотрел твои поступки, о которых тебе самой известно. Дай мне двенадцать пенсов, и я сниму с тебя вину. Двенадцать пенсов, пресвятая дева? Поверьте, сударь, столько денегя не видала за всю жизнь. Клянусь вам. Будьте милосердны к убогой немощной старухе. Если не заплатишь, в свидетели я призываю святую Анну, что отберу кувшин твой новый. Ты должна мне. Я ж заплатил, когда рога наставила ты мужу. Ты лжешь. Жила я честно, ни в чем закон не преступая, и тела своего грехом не оскверняла. Пусть дьявол забереттебя и мой кувшин в придачу. И в этом, матушка моя, твое желание? Уверена ли ты? Да, если не покается злодей, пусть дьявол заберет его живьем с кувшином вместе и со всем добром. Покаяться? Ума лишилась старая корова. Пусть ад разверзнется, я каяться не стану. Брат мой, зла не держи. Кувшин и тело грешное твое беру по праву. И к ночи в ад ты попадешь. Фоме Аквинскому не снились тайны, которые узнаешь ныне. По дороге в Кентербери Рассказ повара Убирайся прочь, проваливай отсюда. Прохвост. И не показывайся мне на глаза. Никчемный недоносок. Ублюдок. Жалкое отребье. Убирайся. Остановитесь. Получишь ты добавку, воришка грязный. Хозяин твой изгнал тебя. Семью ты опозорил и ремесло свое. Уверен я, что мать тебя зачала от итальянца. Ступай немедля спать без пищи и питья. Ешь на здоровье, сын. Отцу же на глаза не попадайся. А завтра за ум возьмись. Найди себе работу. Пообещай во имя Господа Иисуса. Да, завтра я найду работу. Приветствую. Хозяин, работы не найдется? Да, мне нужен подмастерье. Возьмешься? Пусть яйца заблестят, как жемчуг. Три тщательно, но осторожно. Блестит яичко. О, боже! Пустяк, хозяин. Невероятно. Ты, парень, чудо сотворил. Попробуем еще раз. Будь я проклят. Сгодятся на омлет. Я ненадолго отлучусь. Ступай, хозяин. Работай так, чтоб пот с лица катился. Будь расторопен и услужлив. Понятно. Сыграешь с нами? Ну что, друзья, сыграем? Воришка грязный, убирайся. Яблоко гнилое бросают свиньям, иначе сгниют в корзине все плоды. Согласен. Приветствую. Приветствую. С моей женою познакомься, Перкин. Она гулящая. Гуляка Перкин, именем закона ты арестован. Оденься, и немедленно последуй за мной в тюрьму. Юный певец из Ленуре Жил в городке Балабуре, Но пение его пытка для слуха, Бедняге медведь наступил на ухо. Джефри Чосер! Да, жена моя. Робин. Иди сюда, Робин. Сейчас, хозяин. Оставь меня в покое. Страсть жжет меня. Отдайся мне скорее. Запутался я в складках платья. Умру я, если не уступишь. Нет, нет, не надо, Николас. Пусти, а то я закричу. Я закричу. Ручищи убери свои, ради святых даров. Элисон, любовь моя, не только плоти нежной жажду я. Душа моя к твоей душе стремится. Тебя до смерти не покину, рабом твоим я буду, прислужником смиренным, лишь уступи моей любви. Но если это правда, и ты клянешься. Клянусь. Я уступлю любви твоей. Как пень червями, источен муж мой ревностью, будь начеку и тайну сохрани, иначе лютой смерти не миновать. Все сделай, как скажу. Корзину с пищей на три дня мне принеси. Я ж в комнате своей запрусь, а ты во всем послушна будь моим словам. И не тревожься. Никчемный бездарь тот школяр, который плотника не сможет обхитрить. Еще разок. Яиц побольше, фруктов, овощей, баранину и курицу зажарь, чтоб на три дня хватило. До встречи. Ну все, пошли. Ну как я выгляжу? О, Элисон, любовь моя, любовь. Кузнец, не надоело целый день работать? Я тоже раздавал благословенья всем потаскушкам нашего прихода, когда был молод. Луна взошла, и на свидание Спешит любовник молодой. Светлеет небо, и прощание Сулит луч солнца золотой. Гони прелестница сомнения, Ночь коротка, окно открой. Элисон, ты слышишь, как Абесалом поет под окнами? Да, Джон, душа моя внимает каждой ноте. Это тот сопляк, который служит ризничим и вечно шляется ночами, а в церкви пялится, пуская слюни, на прихожанок? Он самый. Все говорят, что лжив он как змея и тошнотворно портит воздух. Спи, муж мой дорогой, наверное, ты устал с дороги. Как заливается прохвост. Ну просто соловей. Элисон, ты точно нынче не видала студента, постояльца нашего? Нет, не видала. Я даже послала служанку. Джил стучала в дверь, но он не отворил. Давай-ка разберемся, Робин. Помоги нам, святой Вайнтерстат! Он будто окаменел. Клянусь святым Фомой, мне жаль беднягу. Я войду к нему и по-отечески обняв за плечи, встряхну, чтоб отлетело наваждение. Господь свидетель. Прошу прощения, не побеспокоил?

Эй, Николас, вернись с небес на землю страстей христовых ради. Пусть крестное знаменье защитит мой дом от эльфов и от бесов.

Господь Иисус и святой Бенедикт, защитите дом мой. Господь Иисус и святой Бенедикт, защитите дом мой. Увы, увы, мир грешный скоро сгинет. Не лгу тебя я, Джон. Раскрыл я фолиант по астрологии, и ужас, узнал, что ливень яростный в грядущий понедельник обрушится на землю.

Нас ждет потоп вселенский. Всего за час весь мир покроется водой, а люди смерть найдут в жестоких волнах. Жена моя прелестная утонет? Неистовые волны поглотят Элисон? Неужто нет спасения? Есть, слава богу. Послушайся совета моего, и я спасу себя и вас с женой без паруса и мачты. Но нужно торопиться. Немедля привези для каждого из нас большие чаны для брожения пива. В них поплывем мы по волнам спасаясь от стихии. И запасись едой на сутки. Во вторник утром ливень прекратится, и стихнет буря. Пусть подмастерье Робин и служанка Джил покинут дом, а чаны надобно подвесить под крышей, чтобы их никто не видел. В каждый топор ты положи, чтобы обрубили мы веревки, когда обрушится потоп. И поплывете вы неуязвимы, как Ной с супругой, как новые владыки мира. Но чан с женою разделить не сможешь, чтобы плотскому греху вы не предались, и гнев Господень на себя не навлекли. Время на исходе, скорее в чаны. Во имя отца и сына и святого духа. Все. Теперь молчите. Абесалом, Абесалом, сюда. Похоже плотник из города уехал. Его никто не видел целый день. А слуг он в Лондон отослал. Твоя красотка сейчас тоскует на широком ложе. Так поспешим к ней. Снимай скорее юбку. Нет, дай мне сначала убедиться, что петушок не спит. Нет, разденься, ради бога. Но мне не терпится его увидеть. Достань скорее.

Везеттебе, Абесалом. Все женщины твои. Элисон, эй, Элисон. Это я, Абесалом. Где ты, Элисон? Ты что, уснула, медвяная прелестница? Проснись же, Элисон, голубка, корица сладкая моя. Внемли моим мольбам. Прохвост Абесалом. Он не скупился на дары, пытаясь соблазнить меня. Вино заморское, мед сладкий, со специями пиво, фрукты в сахаре и вафли с пылу, с жару, и серебро, чтоб тратить в лавках. Я весь дрожу от нетерпения, как лист осины на ветру. Прочь от окна, гуляка ризничий. Другого я люблю, пройдоха. Увы, любовью истинной всегда пренебрегают. Если гонишь ты меня, то подари хоть поцелуй, один лишь поцелуй. Уйдешь ты, если поцелую? Исчезну будто дым, любовь моя. Облизывай же губы, я иду. Спасибо, Элисон, спасибо. Смотри, сейчас помрешь от смеха. Один лишь поцелуй, молю. Скорее, пока соседи не проснулись. За мной победа. Я поцелуем страсть в ней разожгу. О, Элисон. Как ты могла, любовь моя? Как ты могла? Ну ничего, ты мне за все заплатишь. Святой Фома свидетель, ты мне заплатишь. Кузнец, кузнец. Абесалом, что подняло тебя с постели? Из-за девицы мечешься по городу средь ночи? Любезный друг, дай кочергу мне, раскаленную в огне. Уж ей найду я применение. И тотчас же тебе верну. Бери, проказник, но скажи, что ты задумал? Узнаешь завтра. Элисон, это опять я, твой Абесалом. Вернулся я, любовь моя. Ну что еще?

Принес тебе булавку золотую, наследство матушки покойной. Блестит она подобно звездам, и я готов ее отдать за поцелуй один. Пожалуй, мой черед. Я проучу его. Где ты, прелестница? Всего лишь поцелуй. Молю смиренно. Скажи хоть слово, птичка, чтоб знал я, где твои уста. Ах, вотты где. Воды! Воды, во имя господа, воды. О, боже. Потоп, потоп вселенский. Поторопись, муж мой, совсем зачахну я без свежих сплетен. С соседками судачить и языком чесать простительная слабость. И если взаперти держать жену, она взбеситься может. Нет, я не замолчу, и моему терпению есть предел. Черт подери. Мэри, неси хозяину воды. Не задница, а просто загляденье. Что стряслось? Красавчик. Паршивая свинья. А это, любезная соседка, мой новый постоялец, мистер Дженкин, студент из Оксфорда. Приятно познакомиться.

Приятно мне вдвойне. Но кажется, с тобою мы встречались раньше. А где не помню. Да, жеребец породистый. Но все мои мужья единогласно признавали, что прелести мои, сокрытые под платьем, снискали славу батскому приходу. Ты замужем, соседка. Разве нет? Без похвальбы скажу, что муж для игр любовных не помеха никогда. Ну разве я похожа на мышь безмозглую, которая в одной лишь норке убежище находит. Муж мой любимый, бесстрашный муж мой, ну почему меня ты покидаешь? Прощай навеки. Поговорить пришла сюда я, Дженкин. Дженкин, меня околдовал ты. Нет смысла отрицать. Всю ночь ты снился мне. Ты покушался на жизнь мою. Лежала я недвижна, а вся постель была залита кровью. Околдовал меня ты, Дженкин, и должен потому на мне жениться. Жениться? Но слишком молод я еще. Мой муж вчера лишь испустил последний вздох. И все, кто знает в жизни толк, согласны, что сон мой счастие сулит. Кровь к золоту. Элис, скорее шляпу. Как я выгляжу? Идем же. А это, мой дражайший пятый муж, ночной горшок. Дженкин, надеюсь, я не пожалею, что отдала тебе всю землю и все деньги, которые в наследство получила от четырех мужей, мной обладавших до тебя? В сей книге сказано. Что именно? К чертям катись ты со своею книгой. Семплиций Галл. Здесь сказано, оставил навек жену свою, узнав, что та всего лишь раз из дому вышла с головою непокрытой. А Ева, мать порока, весь род людской к страданиям привела, а Господа к распятью. Ксантиппа однажды вылила на голову Сократа горшок мочи, а глупый старикан утер свой лоб и лишь промолвил: Еще и гром не прогремел, а дождь уже пролился.

Дженкин, ты смеешь упрекать меня, а мне попреки ненавистны, никчемный остолоп, постылый содомит. Меня убил ты, и будешь наслаждаться теперь моим богатством. Но я тебя прощаю. Прощаю, мой Дженкин. Смерть моя близка.

Склонись, мой муж, последний поцелуй, Прости меня, молю. Да, я тебя прощаю. Мой нос. Любезный ректор, безмерно удручен я тем, что как спеленутый младенец в постели дни влачу, болезнью скованный. А мельник и его жена, недуг мой обращая в прибыль, бессовестно зерно крадут. Сэр ректор. Сэр ректор. Наш эконом похоже вот-вот умрет. Лицом он точно мертвецу подобен. На мельницу нас с другом отпустите, мы проследим, как мельник зерно помелет. Что ж, как говорит Боэций,.. Готов я головой поклясться, что мельник не утащит ни хитростью, ни силой и горсточки зерна. Коня седлайте, школяры. Быть может, выйдеттолк. Храни вас милостивый бог. Как сладостно бездельничать и жизнью вольной наслаждаться. Зачем нам школа? Взгляни, как мир огромен. Хотел бы ты сейчас девицу, Джон? Молчи, я похотлив как тысяча монахов, и вмигтебя невинности лишу. Симкин, Симкин. Приветствую. Приветствую. Любезный Симкин, как дела? Здорова ли твоя жена и дочка Молли? Да, они все хорошеют. Добро пожаловать. Не ожидал я вместо эконома увидеть двух студентов. Что привело вас в эту глушь? Наш эконом вот-вот умрет. И нас прислали помолоть зерно и отвезти муку на кухню. А чем займетесь вы, пока молоть я буду? У жернова я встану и посмотрю, как сыплется зерно.

Готов поклясться Иисуса кровью, что от рождения я не видел жернова. Договорились, Джон? Я, чтоб время даром не терять, смотреть не отрываясь буду, как ручеек муки бежит в корыто. Возьми нас с Джоном в подмастерья, мельник. Ну что ж, коня стреножьте, и свой мешок сюда тащите. Кто понесет мешок? Взвали на плечи. Так держать. Горжусь своим я ремеслом, друзья. Располагайтесь, и за работу. Эй, капитан, приказывай поставить паруса. Швартовы отданы. Решили зубы мне заговорить, юнцы, чтобы помешать моим уловкам. Какие простаки. Насыплю отруби вместо муки в мешок, им философия не впрок. И пусть умом своим птенцы кичатся, а старый ворон зернышки склюет. Ну вот, моргнуть вы не успели, а все зерно помолото. Любуюсь жерновом, мой друг. Корыто -дивный механизм. Боже всемогущий! Конь! Где конь? Нам ректор голову снесет. Куда он делся? Увы, ваш конь умчался на пустошь, послушный зову диких кобылиц. Его найдем мы до заката, Господь свидетель. Ты что, забыл коня стреножить, тупица? Неси скорее отруби, жена. Отсыплем пол мешка. Ну и ловкач я. Пусть бегут, пусть порезвятся дети. Доббин! Доббин, где ты? Доббин, оставь кобыл в покое! Вставай, болван. Войдите. Добрый вечер. Добрый вечер. Устали вы, и вымокли, бедняги, как мыши, попавшие под дождь. Коня мы отыскали, но просим пустить нас на ночлег и накормить любви христовой ради. Любви христовой ради и за деньги. Мой ужин скудный разделите, но спать придется в тесноте. Задачку вам задам: дюйм растяните в фут. Приободритесь, и с другом мельником вина испейте. Во имя отца и сына и святого духа, аминь. Ты спишь, Джон? Слыхал ли ты хоть раз, чтобы храпели хором? Вор мельник дрыхнет, как убитый. Пали из пушек, наставляй ему рога, он не проснется. Заснуть я не могу, и глупо тратить ночь такую на сон. Считай, нам повезло, я заберусь под одеяло к дочке. Ведь если ты понес убыток, то по закону получаешь возмещение. И если днем судьба немилосердна, то ночью одарит блаженством. Элан, будь осторожен, страшен в гневе мельник. Прибьет обоих, если мы его разбудим. Он жалкая блоха, пусть катится к чертям. Так не годится. Ты с дочкой мельника в постели кувыркаться будешь, а мне валяться как мешку с картошкой? Когда узнают в Кембридже об этом, решат, что евнух я или глупец. В бою добудь трофей почетный. Пощупай-ка. Неплохо. Черт, как больно. Ой, умираю. Помочиться приспичило. Сейчас я лопну. Проклятая колыбель. А где же колыбель? Черт. Чуть не залезла я в постель чужую. Муж мой, давненько ты меня не ублажал. Что на тебя нашло? Заткнись и не мешай. Молли, любовь моя, сладки твои объятья, а лоно мягкое, душистое. Прощай же, Молли, солнце встало, и нам пора расстаться. Но я клянусь, невзгоды жизни лишь закалят любовь мою, как сталь. Любовник дорогой, прощай, но прежде выслушай признание Молли. За дверью мельницы найдешь ты хлеб, он выпечен из той муки, которую я помогла отцу у вас украсть. Храни тебя Господь, любимый. Эй, бедолага Джон, проснись, ну хватит дрыхнуть. Я трижды ублажил дочь мельника, а ты, лентяй и трус, проспал всю ночь. Бесенок грязный, как ты посмел? Да я убью тебя. На помощь. Проснись, мой муж. Студенты глупые дерутся. Они убьют друг друга. На помощь, муж, проснись. Мой бедный муж. Прощай, любимый, прощай. Ешь хлеб, из нашей он муки. Отрежь и выброси. -Заткнись. Давай, давай. Вот сучка. Давай, давай. Держи еще монету. Нет, погоди. Ну, что еще? Скажи, что королева ты. Я королева. Любовь моя прекрасная, голубка, мой полевой цветочек. Нет прав, апостол Павел, пусть истребит господь обжор ничтожных, которые здесь брюхо набивают. Эй, повар, зажарь-ка парочку яиц. К черту ужин, Руффо. Давай напьемся, старина. Получай, старуха. Ты юность нашу погубила. Видать сам дьявол породил тебя. Ты шлюх презренных научила, как похоть нашу разжигать. Катитесь в ад. За пьянства грех всех вечный ждет огонь. Вино проказы хуже. У пьяницы лицо одутловато, дыхание зловонно, а объятья слабы.

Но разве хоть один Самсон средь вас найдется? Бог свидетель, Самсон к вину не прикасался. Читайте библию, пьянчуги. Ну, хватит, Руффо. Мочись на голову продажных девок. Я грех обжорства обличил. Теперь примусь за обличенье игр азартных. Примером пусть послужит принц-игрок. Он жертвой стал порока. И в одночасье потерял бразды правления и уважение подданных. Урок запомните, никчемное отребье продажных потаскух. Кто умер? На улицу беги скорее, мальчик. Узнай, чье тело мертвое везут? Смотри, не спутай имя. Мне незачем на улицу бежать, любезный сударь. Скончался друг ваш, вина напившись. Сидел он ночью на скамье и был убит. Вор, чье имя смерть, подкрался, и сердце рассек кинжалом. А сам ушел, не проронив ни слова. Так мать мне рассказала. Все верно. Неужто, этот мистер смерть так страшен? Все города и веси обойду, но отыскать его сумею. Давайте, братья, отомстим за Руффо. Злодею пустим кровь. Мы вместе отомстим. Прочь хмель гоните, тупицы. Ножи точите, мы найдем убийцу друга. Держу пари, что жалкий недоносок, смерть, умрет. Бог в помощь, юноши. Кто ты, старый червь, в монашеских одеждах ветхих? Зачем ты в муках дни влачишь, старик? Я издавна брожу по миру, но до сих пор найти не смог ни в Индии, ни в здешних городах того, кто обменять согласен юность на старость. Бедный и убогий, я скитаюсь и непрестанно посохом моим стучусь в ворота матери земли и говорю: О, мать, пусти меня. Когда же кости обретут покой? О, мать, я все отдам за саванн погребальный. Но мать земля скупа на милость. Не оскверняйте грубостью себя и зла не причиняйте старику, чтобы и вас, когда увянете, юнцы не обижали. Пропустите, и да хранит вас бог. Ступайте же своей дорогой.

пойду своей. Нет, нет, старик, святой апостол Иоанн свидетель. Ты не отвертишься. Похоже, ты накоротке со смертью. Предатель этот друга нашего убил, а ты его шпион. Где он укрылся? Уверен я, что вы союз злодейский заключили, чтобы юных убивать. Ну что ж, коль вам не терпится со смертью повстречаться, ступайте по извилистой тропе, ведущей к роще. Нет легче ничего, чем смерть найти. Видите тот дуб? Под ним найдете смерть. Спаси вас бог, и впредь остерегайтесь зла. Теперь мы заживем как богачи. Но как нам унести богатство? Ведь если среди бела дня войдем мы в город, нас примут за воров. Один из нас пусть сходит в лавку и принесет вина и хлеба. Двое будут сторожить сокровища, а под покровом ночи мы золото надежно спрячем. Дик, ты самый младший. День добрый, господа. Аптекарь, мне нужен яд. Так крысы одолели, что спасу нет, а мерзкие хорьки таскают кур. Как погубить злодеев? Ладно, ты получишь яд. Любое существо в подлунном мире смерть лютую найдет, отведав яду этого щепотку, и пискнуть не успеет. Эй, мальчик, буханку хлеба и три бутыли сладкого вина. Поторопись. Живее, недоносок. Проворнее, сопляк. Спешу я. Давай, чертенок. Мы поклялись во всем с тобою быть как братья. Так выслушай меня. Вдвоем его мы одолеем. Ты будто в шутку начни его ласкать, а я тихонько подкрадусь и нож всажу под ребра. Убив его, сокровища разделим пополам. Вина принес я три бутыли. Ну наконец. Где ты шатался? Дай бутыль. Как жажда мучит. Дик, возлюбленный мой, ты другу не откажешь? Мне задница твоя ночами снится. Умри, ублюдок. Давай, брат Джони, пить и веселиться. Похоронить его всегда успеем. Нет, погоди. Во имя отца и сына и святого духа, аминь. Чудесный пирог. Бог, Томас, видит все. Пусть не оставит богтебя щедротами. Ведь сидя в этом кресле, премного я подарков получил и не однажды вкусно отобедал. Но слышал я, брат мой, что и другим монахам ты кое-что дарил. Поэтому ты болен, брат мой Томас. Обители моей ты дал мешок овса, четырех козлят соседям. Что стоит фартинг, поделенный на части? В единстве обретаем силу, в рассеянье слабеем. Да, верно, дар мой скуден. Не обессудь. Теперь скажи, назвал меня ты братом. Да, да, любезный брат.

Отдам тебе я драгоценность, которую хранил надежней всех богатств, но лишь при одном условии: пусть каждый из монахов получит долю. Клянусь. Тогда, откинь скорее одеяло. Под задницей моей нащупаешь сокровище, которым дорожу я больше жизни. Теперь оно твое. Где? Где? Под задницей. Раздвинь же ягодицы. Ну как, нашел? Под задницей. Ты должен пойти со мной. Идем. Тебя ждет ад, монах. Но почему? Небесный суд решил, а с ним не спорят. Закрой глаза и не подглядывай. Раз, два, три. Эй, сатана, хвост подними и покажи нам, где в аду обитель для монахов. Во имя отца и сына и святого духа. На этом я завершаю кентерберийские рассказы, цель которых лишь в удовольствие рассказывать.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Он всегда говорит, когда ему надо в туалет.

Значит, ты отказываешься выслушать меня. >>>