Христианство в Армении

Я смотрю на деревню во время рассвета.

я не хотел ничего другого от жизни, но мне помешали Вильфор, Морсерф, Данглар и даже это ничтожество Кадрус, который знал всё и ничего не сказал. Решив убить молодого моряка, которому ничего ни от кого не было нужно, они породили мстителя, который пришел спросить с них долги, и тем хуже для них.

ЖЕРАР ДЕПАРДЬЕ В фильме "ГРАФ МОНТЕ-КРИСТО" ОРНЕЛЛА МУТИ ЖАН РОШФОР ПЬЕР АРДИТИ СЕРДЖО РУБИНИ (в роли Бертуччо) МИШЕЛЬ ОМОН ФЛОРАНС ДАРЕЛЬ ЖАН-МАРК ТИБО ЖЮЛИ ДЕПАРДЬЕ КРИСТОФЕР ТОМПСОН РОЛАН БЛАНШ ЖОРЖ МУСТАКИ ЭЛЕН ВЕНСАН СТАНИСЛАС МЕРАР СТЕФАН ГЕРЕН-ТИЛЛИ ЗАКЛЮЧЕННЫЙ: Мы есть хотим! Где вы там ходите? При участии ГИЙОМА ДЕПАРДЬЕ Тихо вы там! Тихо, или на неделю останетесь без пищи! Поняли? ПАТРИК БУШИТЕ в роли Бошана КОНСТАНС АНЖЕЛЬБРЕШТ в роли Эрмины Данглар МИШЛИН ПРЕЛЬ ЖАН-КЛОД БРИАЛИ Автор сценария и диалогов ДИДЬЕ ДЕКУЭН по мотивам одноименного романа Александра Дюма Композитор БРЮНО КУЛЕ Оператор ВИЛЛИ СТАССЕН Продюсер ЖАН-ПЬЕР ГЕРЕН Режиссер ЖОЗЕ ДАЙАН Не хочу я вашей похлебки! Не приносите мне больше еды! Не надо мне ее! Я не хочу больше есть! Я хочу умереть, я хочу умереть, я хочу умереть! Не бойтесь. Помогите мне. Аббат Фариа. А вы? Я номер 34-ый. Но раньше меня звали Дантесом. Эдмоном Дантесом. Давно вы здесь? Уже не помню.

Сначала я считал дни, но теперь уже не знаю. Сегодня 11 февраля. 11 февраля. Да, сейчас февраль, вот почему мне холодно. Февраль какого года? 1833-его. 1833-его? Я здесь 18 лет. У меня отобрали солнечный свет, украли любовь, молодость, будущее. Эдмон Дантес? Эдмон Дантес! Я пришел с мандатом на ваш арест, выданным господином Вильфором, королевским прокурором. Именем закона, Дантес, следуйте за мной! Друзья, продолжайте веселиться, я скоро вернусь! Письмо с доносом на вас анонимно. Естественно. Вы хотя бы представляете, в чем вас там обвиняют? Совершенно нет, господин прокурор! Сколько бы я ни гадал, не могу представить, какое зло я мог совершить! К тому же я только что вернулся во Францию после долгого путешествия в Восточную Индию, на "Фараоне", корабле судовладельца Морреля. На котором вы служите в качестве помощника капитана, верно? Да, месье. При каких обстоятельствах вы взяли на себя командование кораблем? Как я сообщал в своем последнем рапорте, капитан "Фараона" умер от лихорадки, когда мы проходили через Гибралтарский пролив, и. Надеюсь, меня не обвиняют в том, что я убил его? Нет, Дантес. В письме пишут, что вы заезжали на остров Эльба. Это правда? Да, правда. Что в этом плохого? Когда вы там оказались, адъютант бывшего императора передал вам письмо? Разве вы не знали, что любое общение с бывшим тираном запрещено? Месье, я действовал по приказу капитана "Фараона". Когда он еще боролся со злочастной лихорадкой, которая и погубила его, он заставил меня поклясться, что я заберу это письмо. Так вы не бонапартист? Я моряк, и только моряк. Слишком часто и слишком долго далеко от Франции, чтобы интересоваться политикой. Но как я мог отказать в последней просьбе умирающего? Тем более, что этот умирающий был единственным, после Бога, хозяином корабля, на котором я служил. А морской устав требует неукоснительного подчинения. Вы хорошо защищаетесь. Я не защищаюсь, господин прокурор. Меня защищает правда. Я вам верю, мой мальчик. Дело закрыто. К тому же мы сами знаем, что такое анонимные письма: я получаю их десятками ежедневно. Снимите с него цепи. Я свободен? Лучше: вы невиновны. Я не вижу, в чем правосудие может вас упрекнуть, разве только в сочувствии и подчинении старшему по званию. Это только делает вам честь. Прощайте, капитан Дантес. Возвращаю вас вашей невесте.

А я возвращаюсь к своей, потому что у меня тоже сегодня помолвка. Какое странное совпадение. Что ж, желаю вам счастья, господин прокурор. И кто знает, вдруг наши невесты станут лучшими в мире подругами? Да, они объединятся, чтобы разорить нас у одних и тех же портних и модисток! Прощайте. Еще одну минуту, капитан Дантес. Последний вопрос: это пресловутое письмо с острова Эльба еще при вас? Конечно. Вот оно. Вы прочли имя получателя? Запомнили его адрес? Конечно. Я даже сам лично хотел его отнести. Это некий месье Нуартье, живет в Париже на улице Кок-Эрон, 13. "Я готовлюсь к побегу с острова Эльба, чтобы высадиться во Франции и вернуть себе трон. Вы должны создать благоприятные условия для этого, для чего надо убить генерала Кенеля, моего самого опасного противника. Я полностью вам доверяю. Наполеон." Эдмон Дантес, именем закона я должен арестовать вас. Но вы только что сказали. И проследите, чтобы он ни с кем не мог общаться.

Вы не имеете права! Замолчите, Дантес. Больше ни слова. Вы обвиняетесь в тяжких преступлениях. Отпустите меня! Вы не имеете права! Отпустите! Вильфор, будьте вы прокляты, Вильфор! Однажды я найду вас! Однажды я убью вас! Такое резкое изменение поведения и решения прокурора Вильфора было вызвано. именем человека, которому я должен был передать письмо с острова Эльба: Нуартье, улица Кок-Эрон, Париж. Это имя вам ничего не говорит? Нет. Я ходил вдоль берегов Африки, огибал мыс Доброй Надежды, останавливался в портах Коломбо и Бомбея, но никогда не был в Париже, я никого там не знаю.

Вашего Нуартье на самом деле зовут Нуартье Вильфор. Он отец прокурора, который засадил вас сюда. Добавлю, что он всегда был известен своей симпатией к Бонапарту. Это письмо, вероятно, содержало послание, которое рисковало скомпрометировать отца Вильфора. Да, похоже, похоже. Это объясняет, почему меня бросили сюда гнить безо всякого суда. Но Наполеон тоже умер! Эти истории с бонапартистскими заговорами уже потеряли смысл! Для Вильфора одна опасность порождает другую: если бы вы предстали перед судом, вы бы сказали о письме. Значит, чтобы защитить своего отца и свою карьеру, Вильфор спокойно принес меня в жертву? Приговорил быть заживо погребенным здесь. Не забывайте о другом письме. Анонимном. Где писалось, что я курьер императора. С тех пор, как я нахожусь в этой вонючей тюрьме, я только и думаю об этом, рассматривая события с разных сторон. Мне тяжело в этом признаться, но сейчас для меня это письмо уже перестало быть анонимным. Не надо стыдиться. Когда Христа схватили, он тоже плакал. Все думают, что те слезы Христа были слезами страха. Страха пыток. Но я спрашиваю себя, не плакал ли он от того, что Иуда предал его. Иуда был его другом, и вы знаете, что он сделал. Но Иисус не мстил Иуде. Нет, потому что он был Богом, у него другие обязанности. Но вы всего лишь человек, и это дает вам право. Лучше сообщим о его смерти в конце дежурства. Тогда на кладбище его понесет ночной караул. Всё же зашьем его в мешок, иначе его оглодают крысы. Я искал и нашел, Фариа. Лучшее из сокровищ, свободу. Фариа, я нашел свободу. Тяжеловат он для старика, у которого были кожа да кости. Это из-за ядра. Нужно было привязать его потом, на кладбище. Это тебя ищут? Я могу спрятать тебя. Мы можем пока хорошо провести время. Что на это скажешь? У меня нет денег. Я словно вдыхаю морской ветер. Ноги мои уже колыхаются, как у русалки. Тебе, как моряку, это должно нравиться. У меня вообще нет денег. Я возьму совсем мало. И у меня есть женщина, она ждет меня.

Отец! Отец, Открой! Это Эдмон. Умоляю, окрой мне, я в опасности. Отец! Извините, мадам, что, месье Дантеса нет дома? Нет, и уже давно. Он уехал в другое место? Да, именно. В другое. Далеко отсюда? Очень далеко. Он умер. Его сына арестовали, бросили в тюрьму. И тогда старик Дантес умер. От голода. От голода? Это невозможно! У него здесь были только друзья, его не могли бросить! Когда он узнал, что у него забрали сына, он отказался есть. Он хотел только одного: умереть. Не может быть. чтобы встретиться со своим любимым Эдмоном там, на небе, у Господа.

Но Эдмон Дантес не умер! Боюсь, что все же умер. Многие пытались узнать о его судьбе. Им отвечали, что о нем ничего не известно.

И потом, это такая давняя история. Зачем ворошить прошлое? Похоже, ты моряк? Покажи свою книжку моряка. Да, конечно. Так где она? Сейчас. Извините, меня уже в третий раз просят ее показать. Я уже забыл, в какой карман ее положил. Что вам нужно от моего внука? Это хороший мальчик, никому никогда не делал ничего плохого. Он ваш внук? Без него я бы уже давно умерла. Может, так оно было бы и лучше! Не говорите такие вещи, мадам. Извините, мы просто не знали. Мы ищем беглеца, вы уж поймите нас. Вот У нас вы его точно не найдете. Мы здесь прячем только свою нищету. Спасибо. Скажите, почему вы это сделали? Я не знаю, кто ты, мой мальчик, и не хочу знать. Я сделала это потому, что только что ты с теплом вспоминал о бедном старике Дантесе. Я ищу сеньориту Мерседес. Я постучался в ее дом, но мне никто не открыл. Вы наверняка ее знаете: Мерседес Игуалада, дочь Фелиу и Росады. Она каталонка. Друг, с какой луны ты упал? Она уже лет двадцать как уехала отсюда. Уехала? Уехала? Куда? Ходили слухи о Париже. Мне так кажется. В любом случае, она сюда больше не возвращалась. А Фернан Мондего? Кажется, он был ее кузеном. Может, он знает, где она? Фернан Мондего? Тоже уехал. Он поступил на военную службу. Я смотрю, приятель, ты ешь зерно, как крыса. Ты на какое судно нанялся? Ни на какое. Но мы потерпели кораблекрушение. Такое случается. Но "Юная Амели" прекрасное судно, оно выдержит любые бури. А я хороший капитан, который держит свое слово. Это предложение? Одного из моих матросов арестовали в таверне за драку. Очень досадно, поскольку у меня этой ночью встреча в открытом море. Да еще этот чертов мистраль при нехватке экипажа. Так что я не откажусь от помощи. Контрабанда? Не будешь соваться в мои дела я не буду соваться в твои. Так согласен? И куда мы идем? В сторону Италии. Больше тебе ничего знать не надо. Ветер попутный, капитан, так что надо поднять прямой парус, чтобы у судна была устойчивость. Прямой парус? Да. И немного ослабить треугольный, он недостаточно надувается. Зубатка средиземноморская с прованскими пряностями, фаршированная мясом лангустина и морского ежа. Каково? И всё поджарено на стеблях укропа, пропитанных анисовым ликером, и залито мякотью помидоров, тушеных в шафране.

Этот негодяй Бертуччо ничего не смыслит в навигации, но как главный кок он не имеет равных.

Кстати, перед тем, как наняться на "Юную Амели", он был поваром у графа Фарлатти, одного из самых богатых людей в Тоскане. А этим людям всегда кажется, что их обирают, грабят, обворовывают Ваш повар вор? Наблюдатель заметил сигнальные огни справа по борту, капитан. Какой сигнальный огонь, постоянный? Мигающий: то видно, то не видно. Это сигнал нам. Все на мостик, я уже чувствую запах турецкого табака! Это ведь остров Монте-Кристо? Остров, говоришь? Большая честь для этой груды камней. Вы можете меня там высадить? Высадить тебя на Монте-Кристо? Вы пройдете в нескольких кабельтовых от него, вы ненамного отклонитесь от курса. Мне не хочется расставаться с таким хорошим моряком, как ты. Да и глупо покидать нас так рано: я не продал табак, который погрузил сегодня ночью, так что мне нечем с тобой расплачиваться. Вместо платы я прошу высадить меня на этом острове, а на обратном пути из Италии забрать меня. Через неделю. Что такому человеку, как ты, делать на этом никчемном камне? Когда Лазарь вышел из могилы, никто не задавал ему вопросов. Нужно уважать молчание мертвых, капитан. Да простит меня Богза то, что я превратил его Сына в нож! Вот, это придаст вам силы. Нет, слишком поздно. Но перед тем, как умереть, я хочу тебе кое-что дать. Это секрет, в который никто никогда не верил. Но ты в него поверишь, как ты веришь в Бога. Разве я верю в Бога? Это как мой секрет: пока ты его не видел, ты сомневаешься. Когда ты его увидишь, ты будешь ослеплен. Это сокровище, ибо я богат, мой сын, безмерно богат. Оно там, на острове. На острове? О каком острове вы говорите? Монте-Кристо. Остров Монте-Кристо. Здесь повсюду рифы. Ближе нельзя, я не могу рисковать. Ничего. Я хороший пловец. До свидания! Увидимся через неделю! Вы еще пожалеете о моей вкусной еде! Он пожалеет не только о ней. Ты что, не понял, кто он? Ты помнишь, мы слышали вестовую пушку замка Иф? Допустим. И что? Беглец это такой же товар, как и тюк с табаком, даже лучше. Вот почему я сначала хотел оставить его на борту. Но это был неправильный расчет: он мог воспользоваться остановкой в Италии, чтобы там раствориться.

Тогда как с Монте-Кристо у него нет никаких шансов сбежать. Да, но в Италии меня могут схватить карабинеры. Успокойся, ты не стоишь и веревки висельника. Вот он другое дело: постояльцы замка Иф это тебе не какой-то мелкий воришка. Это жирные сливки! Они стоят многого! Пещера. Фариа, один только жест, знак, дай знак, остальное я сделаю сам! Фариа, не бросай меня. Покажи мне его. Фариа. Это сокровище принадлежало графу Спаде, отравленному Цезарем Борджиа. Помоги мне. Я потомок рода Спада. А сокровище было очень хорошо спрятано, даже для Борджиа. Бедный старик, он уже не знал, что говорил. Это нормально. Я тоже бредил. И потом, что бы я делал с этим сокровищем? мой старый Фариа, что бы я делал с этим сокровищем? В этой пещере ночь погребла драгоценные камни. Но ты вырвешь их у ночи. Ты заставишь их блестеть ярче солнца. Они будут принадлежать тебе. Всё это твоё. Точно? Ты в этом уверен? Ты уверен, что это остров Монте-Кристо? Месье! Месье! Месье, это Бертуччо! Месье, не прячьтесь, не прячьтесь! Я пришел спасти вам жизнь! Месье! Спасти мне жизнь? О чем ты болтаешь, Бертуччо? Клянусь, это правда. Капитан "Юной Амели" хотел сдать вас французским властям, чтобы получить за вас награду. И ты решил сам получить эту награду! Сколько вас прибыло для этого? Да нет, вы ошибаетесь. Не подходи! Не подходи! Посмотрите, я один. Не считая рыбака Джеппе, который доставил меня сюда. Скажи этому Джеппе, чтобы он плыл сюда: я заберу его лодку и возьму тебя с собой в качестве моряка. Но на этой лодке он зарабатывает себе на хлеб: Джеппе бедняк. Держи, теперь он богатый человек. Почему вы не взяли с собой старика Джеппе? Двое против одного, вы легко могли бы избавиться от меня. Я знаю, кто ты. И кто же я? Повар, у которого даже нет с собой ножа! Вор, который ограбил своего хозяина. Но со мной это не пройдет! Да у вас это навязчивая идея, что на вас нападут! Из-за богатств, которые вы там спрятали? В любом случае, нет смысла играть в прятки. Ваша история ясна, как день: зачем узнику, едва сбежавшему из тюрьмы, отправляться на заброшенный остров, если только не забрать свою добычу, которую он успел хорошо спрятать перед тем, как его арестовали? Это не добыча, а наследство. Как бы там ни было, ты сам себя выдал: ты пришел за мной не из милосердия, а из корысти. У тебя нет ножа, а у меня есть. И я умею им пользоваться. Так что приятного плавания. Вы заблуждаетесь! И даже если ваш чертов сундук полон таких же больших камней, что вы дали старику Джеппе, повторяю вам, они меня не интересуют. Вот так. Слово Бертуччо! Единственное, о чем я прошу вас это взять меня с собой в качестве слуги. Мне никто не нужен! Уверен, мы направляемся не к французским берегам. Верно, мы едем в Италию. Извините, однако боюсь, я вас не понял: от чьего имени вы действуете? Месье, я имею честь быть собственным хозяином и жить на свои деньги. 51 процент капитала вашего банка, именно так.

Почему 51 процент? Чтобы иметь свободу действовать так, как мне заблагорассудится. Следуя причудам своей фантазии, вы понимаете? Нет, он не понимает. Извините, но мне кажется, что эта шутка слишком затянулась. Послушайте, друг мой. Господин граф. Простите? Вы назвали меня "друг мой", что само по себе не оскорбительно. Но вы должны говорить "господин граф". Господин граф? Да, господин граф Монте-Кристо. И это вы? Дорогой месье, не хочу показаться грубым, но я спешу. Так что, если вы не хотите иметь со мной дело, будьте любезны сказать это прямо сейчас, и я пойду в другое место. В другое место? В другое место. чтобы купить другой банк? Что ж, прошу меня извинить. Перед тем, как встретиться с вами, я поместил свой сундук в сейф вашего банка. Я охотно разрешаю вам открыть его. Это уже сделано. Вы осмотрели содержимое сундука, который этот господин поместил у нас? Да, господин директор, в том-то и дело. В чем же дело? Там много денег, золота, драгоценностей, ожерелий. Хорошо, спасибо. Оставьте нас.

То, что мне сообщили, просто невероятно. Поразительно! Как получилось, что мы никогда не слышали о. О Монте-Кристо? Просто потому, что я практически не выходил из своего. замка. Вашего замка? Ну конечно. Представляю его великолепие. И где он находится? На острове, там, на Востоке. Могу ли я поинтересоваться, чем мы заслужили такую честь, что ваш выбор пал именно на нас? Одним из ваших акционеров является судовладелец Моррель из Марселя. Для меня это лучшая рекомендация. Похоже, что господин Моррель в последнее время стал жертвой весьма плохих обстоятельств. Он потерял все корабли, кроме одного: "Фараона". На днях он отправился в Восточную Индию. Будущее, или вернее, выживание торгового дома Морреля зависит целиком от того, насколько успешным будет это плавание. Это будет долгое плавание Во время которого вы не будете представлять судовладельцу Морреля никакие векселя для оплаты. Это желание кажется мне опрометчивым, господин граф. Самая большая опрометчивость, мой дорогой спорить со мной. Живо в Марсель! До свидания, господин граф. Господин аббат, могу ли я. Что может сделать для вас аббат Бузони? Я не хотела вас беспокоить, пока вы устраивались. Наверное, привести в порядок этот старый дом стоило вам целого состояния! С Божьей помощью всего можно добиться. Мои бедные старые ноги не донесут меня до церкви, а мне так хотелось бы исповедоваться. Отпускаю тебе грехи во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Отпускаете мне грехи? Но я вам их даже не сказала! "То, что делаете для самого малого из нас, вы Мне делаете". Слова Господа. Это Бог в долгу у вас. Получилось, Бертуччо, получилось! Старуха ничего не поняла! Она даже хотела мне исповедоваться. Возможно, я в последний раз сказал "Я вас прощаю". Над аббатом Бузони надо еще немного потрудиться. С носом всё в порядке, с голосом более или менее. Осталось найти нечто особенное во взгляде. Ты заметил, что я тебе говорю всё? Возможно, даже слишком много. Надеюсь, я прав, доверяя тебе. В конечном счете, ты лишь один из мелких воришек, по которым плачет тюрьма. Или, возможно, каторга. Так что даже не думай меня предать, иначе месть моя. будет ужасной, я знаю. Но позвольте сказать вам одну вещь: если вы решили опять жить среди свободных людей, вы должны заново научиться доверять. По крайней мере, мне.

Без задней мысли. К тому же я признаюсь вам кое в чем, чтобы доказать вам, что ваше доверие оправдано и чтобы полностью отдать себя в вашу власть: я скажу, как меня зовут. Того, кого разыскивает полиция, зовут Висколи. Мое настоящее имя Бенедетто Франческо Висколи. Спасибо, Бертуччо. Полагаю, что ты ожидаешь, что я отвечу тем же? О, я повар, который хранит в секрете свои рецепты, так что вы имеете право быть хозяином, который не раскрывает своих маленьких секретов.

В таком случае, я предоставляю тебе нечто вроде кредита: в тот день, когда ты меня об этом спросишь, я скажу тебе, кто такой граф Монте-Кристо. Бог вам в помощь. Скажите мне, добрейший, далеко ли еще до гостиницы у Гарского моста? Чуть меньше одного лье, мой отец.

Но на вашем месте я бы остановился в другом месте. Вот как? Это отчего же? Не хочу злословить, но говорят, что хозяин и его служанка отъявленные мошенники. Я смотрю, вы оживились! К нам едут люди, и не бедные! Я аббат Бузони. А вы ведь Кадрус, не так ли? Так вы меня знаете, господин аббат? Только понаслышке. Это ведь вы содержали когда-то корчму "Ля Позада" возле каталанской деревни? Верно, отец мой. Но я предпочел уехать из Марселя.

Да. Это ведь опасный город, да? Там очень просто связаться с дурной компанией. Карконта, ты что, не видишь, что господин аббат умирает с голоду? Не выпьет ли месье аббат со мной бутылку этого отменного "Бокэра"? Охотно, месье Кадрус. Присаживайтесь. Хотя я остановился у вас ни ради вашей еды, ни ради вашего вина. Тогда для чего? Чтобы обратиться к вашей памяти, месье Кадрус. Вы помните некоего Эдмона Дантеса? Эдмона Дантеса, вы сказали? Знал ли я Эдмона Дантеса! Да, немного, он иногда заходил в "Ля Позаду", выпить бутылочку молодого Бандольского вина. Но я уже давно его не видел. И никогда не увидите: он умер. Я его причащал и выслушал его последнюю исповедь. Голос "из бездны", как говорят у вас. Хотя бедному юноше особенно не в чем было исповедоваться: он был лучшим из всех, кого когда-либо носила земля. Вижу, что вы любили его. Он тоже вас любил, Кадрус. Перед самой своей смертью он умолял меня разыскать своих единственных настоящих друзей, которые у него были, и которых он никогда не забывал: Фернана Мондего, Эжена Данглара и вас, дорогой мой Кадрус. Разыскать нас? Но зачем, раз он умер? Чтобы обогатить вас. Как это обогатить нас? Не спрашивайте меня, как этот бриллиант попал к нему, это относится к тайне исповеди. Но камень этот оценивается в 50 тысяч франков, и Дантес отдал мне его, чтобы я продал его и разделил эту сумму между его друзьями, в число которых входите и вы, мой дорогой Кадрус.

Даже разделенная на три, сумма остается внушительной.

Конечно, господин аббат, конечно, однако нужно трижды подумать, чем делить камень. Однако откуда он мог знать, бедняга. Знать что? Фернан Мондего и Эжен Данглар, которых Дантес считал своими друзьями. но вы обвините меня в клевете, господин аббат! Говорите, мой друг, мне вы можете всё сказать. Из-за них-то Дантеса и арестовали. Это они написали и отправили анонимное письмо, из-за которого его бросили в тюрьму. Я смотрю, вам многое известно, месье Кадрус. Вы же знаете, когда обслуживаешь людей, поневоле слышишь, о чем они говорят. В любом случае, я не участвовал в их грязном заговоре, ни вблизи, ни издали! Впрочем, вы сами видите: я-то остался в нищете. Они, господин аббат? Выслушайте Кадруса, и вы решите, что нет справедливости в этом подлом мире! После ареста Дантеса они недолго там оставались. Данглар уехал в Париж, нажил миллионы, основал банк! И даже купил себе титул барона. Он барон? А Фернану еще больше повезло: он поступил в армию, служил в Греции у некого Али-паши, который произвел его в генералы и наградил значительной суммой. Он тоже теперь живет в Париже под именем графа Морсерфа. Он пэр Франции. Понимаю. Надеюсь, теперь вы видите, что несправедливо делить этот бриллиант с ними, они его не заслужили. Не то, что мы и моя бедная служанка. Вам плохо, господин аббат? Нет, нет, всё в порядке, но мне надо уже отправляться. Сколько я вам должен, Кадрус? Да ничего, господин аббат, ничего! Вы принесли бриллиант стоимостью в 50 тысяч, не буду же я заставлять вас платить! Нет, бриллиант от Эдмона Дантеса. А аббат Бузони пил ваше вино и ел вашу курицу. В таком случае, два франка сорок. Вот вам три франка. Сдачи не надо. У Эдмона Дантеса, как он думал, были друзья, но у него еще была и любовь. Мерседес Игуалада. Такая красотка! Мне сказали, что она уехала из Марселя. Естественно, раз она вышла замуж за Фернана! Так что в данный момент она графиня Морсерф. Прощайте, Кадрус. Прощайте, мадам. Закрой дверь на задвижку, не ровен час, он пожалеет, что оставил мне камень. Нам оставил. Я никого не предавал: ни людей, ни богов. Поэтому я пришел предупредить тебя: раз ты не счел нужным осуществить свое божественное правосудие, я сам это сделаю. По-своему. И месть моя будет безжалостной и оглушающей. Я брат Барнабэ из ордена францисканцев. Я веду отшельническую жизнь там, на вершине холмов, и эта часовня моя молельня. Меня удивляет, что священник на такой великолепной лошади остановился в таком жалком месте, чтобы найти здесь Бога. Я не ищу Бога, брат Барнабэ, я пришел предупредить его, что решил занять его место. Это на ремонт вашей двери. Молитесь за меня. Наконец-то! Я уже начал беспокоиться. И не только из-за ужина, который, кстати, чуть не подгорел, что было бы жаль, потому что я приготовил вам превосходные помидоры с анчоусами, спагетти с дарами моря и. Я только что съел ужин на 50 тысяч и три франка, который на несколько дней вперед отбил у меня аппетит! К тому же у нас нет времени на еду. Мы уезжаем. Опять? Куда на этот раз? На Восток. Мне надо кое-чему научиться. Аббат Фариа не всему меня научил, он был слишком добр для этого. И чему вы хотите научиться на Востоке? Изощренности, Бертуччо. Изощренности во всех ее формах. И, в частности, изощренности мести. МАРСЕЛЬ, ГОД СПУСТЯ. СУДОВЛАДЕЛЕЦ ЛЕОНС МОРРЕЛЬ Что такое, Максимильян? Возможно, это он, отец, это может быть "Фараон"! Это может быть и он, но необязательно. Нужно. Нужно, чтобы это был он! Да услышит тебя Бог! Если "Фараон" и его груз утонули, тогда банкротство неизбежно. Уф! Подумать только, всё это время вы заставляли меня жить с этим пирогом на голове! Полагаю, вам тоже не терпится переодеться? Да, и быстро. У меня встреча. И кем вы хотите сейчас быть? Вы хотите быть графом Монте-Кристо, аббатом Бузони, доктором Малзенштайном, лордом Вилмором? Лордом Вилмором. И это сойдет за английский нос? Я узнал англичан, когда плавал на "Фараоне". Если верить им, то их корабли более внушительные, чем наши, а их империя больше нашего королевства. Тогда пусть и нос тоже. А ваши турки? Что "мои турки"? Я вам кто, Алладин? Как мне содержать ваш караван-сарай в таком маленьком доме? Ты прав. Купи что-нибудь для них. За любую цену. Что-нибудь большое и красивое. Даже роскошное. Как это роскошное? Эти же люди всего лишь рабы! Уже нет, раз я из выкупил. С теми, кто поступает ко мне на службу, нужно обращаться так, как я обращаюсь с собой. Войдите! Наверняка это сообщение о прибытии "Фараона"! Месье Моррель, пришел некий лорд Вильмор и просит, чтобы его приняли. Он говорит, что его уполномочил банк. Да, банк "Томсон и Френч", это было неизбежно. Что ж, пусть войдет. Речь пойдет об очень щекотливом деле: у меня в этом банке много векселей, срок которых уже истек.

А это много, много денег. К сожалению, наши сундуки пусты.

Отец, не отчаивайся. Если это был "Фараон", которого я видел вдали. Месье Моррель, банк "Томсон энд Френч", с которым ваш дом ведет дела. Послушайте, не хочу показаться невежливым, перебивая вас, но полагаю, что этот разговор для вас столь же тягостен, как и для меня. Так что, если позволите, будем как можно более кратки. Как пожелаете. У меня с собой выписки из всех счетов. Прежде всего, у нас имеются подписанные вами векселя на сумму 200 тысяч франков. Уплата по ним была отсрочена на год К этому нужно прибавить еще 32 тысячи 500 франков, которые нужно выплатить в конце текущего месяца, и 55 тысяч в конце следующего. Да. Именно так. Коль вы не оспариваете сумму ваших долгов, как вы собираетесь их платить? Не буду скрывать, что наш банк обеспокоен. Но я всегда ручался за свою подпись! Я знаю, что в Марселе ходят слухи, что торговый дом Морреля может оказаться несостоятельным, но как только мой корабль "Фараон" зайдет в порт. Я прибыл в Марсель на "Луксоре", он подобрал на борт моряков с потерпевшего кораблекрушение "Фараона". "Фараона" больше нет, месье Моррель. Макасимльян, сынок, беги в порт. Утешь бедных моряков. Приведи их сюда, я выйду поговорить с ними, как только закончу с лордом Вильмором. Я бегу, отец! И скольких людей удалось спасти? Весь экипаж "Фараона" цел и невредим. О, спасибо, милорд. Спасибо, это главное. Ходят слухи, что судовладелец Моррель ни разу не потерял ни одного члена экипажа, правда? О нет. Нет, это неправда. Я потерял одного капитана, но. но это старая история. На каком корабле он погиб? Он был не на корабле. Его поглотило нечто более чудовищное, я так никогда этого не понял. И, чтобы почтить его память, я назову вам его имя. Его звали Эдмоном Дантесом. Дантес, вы сказали? Не за несчастным ли отцом этого человека вы так великодушно ухаживали до самой его смерти? Великодушно, милорд? Так говорят в Марселе. Сочувствую вам насчет "Фараона". Вам-то что за дело? Что для вас, банкиров, какой-то корабль? Колонки цифр, стоимость товара! Вы не можете понять: "Фараон" был самым красивым, самым старым кораблем. Но теперь "Фараон" на дне моря, и за ним на дно пойдет дом Морреля. Я прекрасно знаю, что вам нужно от отца. Но что вы, банки, делаете со всеми этими деньгами? Мы превращаем их в корабли, в путешествия, в свободных людей, в кэрри, ваниль, шелк, индиго! Мы превращаем их в мечты! У нас деньги не лежат взаперти, они летят на ветру, плывут по морям! Право же, вы довольно красиво говорите. Ну конечно, смейтесь надо мной!

Да будет вам известно, молодой человек, что банк "Томсон энд Френч" предоставил вашему отцу дополнительную отсрочку на три месяца, чтобы он смог оплатить векселя. По окончанию этого срока буду рад видеть вас здесь, ровно в полдень. Через три месяца ситуация будет точно такой же, если только не случится чуда. Тем не менее спасибо за эту небольшую отсрочку: многие люди считают большой привилегией знать день и час своей смерти. Хорошая карета, Бертуччо, хорошая. Но как только мы прибудем в Италию, достанешь мне пару лошадей того же цвета. Изысканность, Бетруччо, изысканность! Но почему Италия? Мы возвращаемся в Италию? Да, завтра на заре. Будем ехать день и ночь, если надо. Каждый час на счету. Разве не ты говорил, что только там можно найти умелых кораблестроителей? Верно, но и карабинеры там не хуже. Надеюсь, вы не собираетесь строить там корабль? Не понимаю, зачем? Чтобы повернуть время вспять, Бертуччо. И победить его. Вот точный макет того, что я жду от вас. За исключением нескольких деталей. Корма слишком приподнята, что уменьшает элегантность линий. Рубки тоже слишком громоздкие. Что касается этих смешных перекладин на перилах. Мои перила смешны? Слишком вычурны, если вам так больше нравится, господин инженер. Трехмачтовое судно это не парадная яхта. А теперь перейдем к главному. Каким деревом вы намереваетесь обшить мостик? Как всегда в таких случаях: сосной. Я хочу белый бук. Сосну оставим для нижней части судна. Естественно, она будет обрамлена дубом на медной основе. Думаю, на это потребуется приблизительно 100 тысяч заклепок. Можно подумать, что всю свою жизнь вы только и делали, что строили корабли. Я любил только один корабль, месье. Я знал его наизусть, от киля до клотика на мачтах. Иногда ночами я строил его в своей голове, от шпангоута до шпангоута. Это такое же умственное упражнение, как все остальные, чтобы не сойти с ума. Перейдем теперь к срокам. Господин граф, срок в три месяца кажется мне слишком коротким, чтобы я согласился. Однако у вас нет ни дня, ни часа более. Удвойте, утройте, учетверите число строителей, я заплачу, сколько надо. Господин граф, конечно, богатство позволяет диктовать условия, но. Не богатство дает мне это право, а мое несчастье. Белый бук, дубовая отделка на медной основе. Скажите, вы не граф Монте-Кристо? К вашим услугам, месье. Что ж, господин инженер, рассчитываю на вас. Месье, я ваш покорный слуга. Виконт Альберт Морсерф, и это я, господин граф, ваш покорный слуга. Простите, как ваше имя? Морсерф. Я сын генерала Фернана графа Морсерфа, пэра Франции. В таком случае, ваша мать никто иная, как. графиня Морсерф, да! Мерседес Морсерф? Вы с ней знакомы? Вы чем-то взволнованы? Нет, я. это солнце Италии, этот ужасный зной. Да, невыносимо жарко. Позвольте предложить вам освежающий напиток. Признаюсь, я хотел встретиться с вами, чтобы попросить вас об одной услуге. Вы не пьете? Пью, пью. Итак, вот почему я хотел вас видеть. Вы слышали о казни? Простите? Да, о смертной казни, которая должна произойти через два дня. Должны казнить некоего Рокка Приори по прозвищу Пеппино, обвиненного в принадлежности к банде Луиджи Вампы, одного из самых известных итальянских бандитов. Не понимаю, какое это имеет к вам отношение? Мне сказали, что у итальянцев любопытный способ казни. Поскольку я предпринял путешествие в Италию, чтобы узнать страну и ее обычаи, я сказал себе, что должен увидеть это. Увы, я слишком поздно узнал о казни, чтобы приобрести места. Но синьор Пастрини, владелец этого особняка, сказал мне, что граф Монте-Кристо наверняка был менее легкомыслен. В общем, согласитесь ли вы принять меня на балконе, который вы сняли, чтобы посмотреть это зрелище? Зрелище? Вы называете смерть человека зрелищем? Боже мой, месье, речь идет о наказании бандита. Слово "наказание" ужасное слово, молодой человек. Не употребляйте его так, словно вы говорите об опере. Я вас не понимаю. ведь это правосудие. Правосудию случается ошибаться. И когда оно ошибается, то становится самой гнусной, самой отвратительной вещью. Оно позорит тех, кто его творит. И к тому же у меня нет балкона. Что такое? Это я, месье, Бертуччо! Что случилось? Пожар? Нет, хуже! Ужасная история, месье. Синьор Пастрини только что побежал в церковь поставить свечку святой Рите, покровительнице безнадежных случаев: только она может спасти этого бедного юношу, только она или же вы! Да о ком ты говоришь? О виконте Альбере Морсерфе: его только что похитили! Похитили? Как это похитили? Это сделал Луиджи Вампа, бандит. Он требует непомерный выкуп, и я вам гарантирую, что если ему не заплатят, он перережет горло несчастному юноше. Хотите узнать, сколько он требует? У этого Вампы непомерный аппетит! Но не вижу причин беспокоиться: пусть синьор Пастрини передаст похитителям требуемую сумму, а Морсерфы затем ее возместят. У синьора Пастрини нет таких денег. Дай мне поспать. Я ненавижу денежные вопросы. Но вы можете что-то сделать! У вас есть такие деньги! Так ты за этим пришел ко мне? Я был уверен, что вы на это согласитесь! Так вот, нет, Бертуччо, граф Монте-Кристо на это не согласен: извини, дорогой, но для Морсерфа у меня не найдется ни гроша. И, кстати, если бы я мог поступить, как хотел бы, я бы попросил тебя принести мне чернила, перо и бумагу, чтобы доставить себе удовольствие самому сообщить Фернану Морсерфу, что он только что потерял сына. Как вы можете говорить такие ужасные вещи? Не может быть! Не могу поверить! Я тоже, Бертуччо, не мог поверить в некоторые вещи. И однако, это было правдой.

Дражайший Фернан узнает, что это такое потерять сына! Пусть он испытает то, что пережил, умирая, мой отец. Распорядись, чтобы мне принесли вина. Я хочу выпить за здоровье Луиджи Вампы! Вы можете радоваться такому ужасу? Нет, я радуюсь Божьему правосудию. Но бедный юноша ни в чем не виноват! И если эти бандиты решат убить его. Юный Альбер хочет присутствовать на казни: что ж, он будет в первых рядах. Что нет? Только не вы! И не это! Замолчи. Ты ничего не понимаешь. Вы не подумали о его матери? Что ж, поговорим о его матери! Не стоит за нее переживать, она быстро утешится. Свое первое горе она забыла через несколько месяцев. Так вы знаете эту несчастную женщину? Нет, месье, нет, вы ее знаете. К тому же она заставила вас страдать, вот почему вы радуетесь при мысли, что теперь, наконец, и она будет страдать. Не буду это оспаривать. Вы хотите отомстить мстите! Но не ценой смерти невинного юноши, который даже еще не родился, когда вам пришлось переживать ваши ужасные несчастья. Я тоже был невиновен. Вот именно!

Раз вы помните всё, что вы пережили, вы должны помешать тому, чтобы несправедливость заново поразила невиновного. Ты хочешь, чтобы я спас Альбера Морсерфа? Да, хочу. И даже требую этого. Ах, ты требуешь?

Ты позволяешь себе требовать? И во имя чего? Я позволяю себе это во имя вашего долга мне. Вы его забыли. А я нет. Однажды вы сказали мне, что у меня открытый кредит в отношении вас. Но это касалось моей истории, я был готов раскрыть тебе свое имя. Мне совершенно всё равно, кто вы! Мне важно знать какой вы, а вы добрый человек. Откуда ты это взял? У меня есть мозги, и я умею думать. Например, хотите знать, почему вы тратите колоссальные деньги на постройку корабля? Потому что я был моряком и обожаю корабли. Нет, вы никогда не подниметесь на этот корабль. Я знаю для чего и, главное, для кого вы его строите. Ты опасный кредитор, Бертуччо. Отлично, ты выиграл, я верну тебе долг. Вы хотите сказать, что заплатите выкуп за юного Моресерфа? Нет, я не выплачу выкупа. Поскольку ты лишил меня удовольствия мести, позволь мне, по крайней мере, немного позабавиться. Беги в церковь, оторви синьора от его молитв и скажи ему, что я сегодня же ночью, до зари, хочу встретиться с Луиджи Вампой. Теперь я узнаю вас! Еще одно: даю тебе время до завтрашнего вечера, чтобы всё узнать о судье, приговорившего члена банды Вампы. Здравствуйте, синьор Вампа. Прежде всего, благодарю вас, что согласились на эту встречу. Скажи своим людям отойти. Скажите это им сами, синьор Вампа. Ладно! Ты принес выкуп? Нет. Как вы видите, я пришел с пустыми руками. Ты знаешь, что это значит? Альбер Морсерф будет казнен.

Нет, не думаю. Хотел бы я знать, кто этому помешает. Рокка Приори по прозвищу Пеппино, один из ваших друзей, как мне кажется. Какое тебе дело до смерти Пеппино? Я могу помешать казни. Вырвать его у палача? Я думал об этом. Это невозможно. Слишком много солдат будет вокруг. Я берусь добиться помилования Пеппино в обмен на жизнь Альбера Морсерфа. Одна жизнь за другую, это ведь честно? Мы заключили сделку, синьор Вампа? Ты уверен в этих сведениях? Накануне смертной казни судья Симонетти всегда ходит в оперу. Каждый заглушает свою совесть, как может. и ожидает наступление роковой зари, своеобразно общаясь с какой-нибудь женщиной. Мне нужен его превосходительство судья Симонетти. Милое дитя, я не прошу у вас ничего особенного. Если бы я просил вас заняться со мной любовью, я бы понял ваш отказ, но единственное, что я вас прошу, это. целовать мои ступни! Фу! Лизать их, если быть точным. Медленно, с обожанием, а если, случайно, я плохо справлюсь с этой смиренной обязанность, не возражаю, чтобы вы наказали меня несколькими ударами кнута. Замолчите, вы мне противны. Право же, я не понимаю вас, милое дитя, из нас двоих унижен, наказан и осужден буду я, и при этом безмерно счастлив. Молодая дура! Могу я с вами поговорить о деле, господин судья? Нет, сожалею. Месье, только не сегодня. Сегодня всё отвратительно: оркестр, сопрано, хор. И особенно это маленькая дурёха, не так ли? Видите ли, когда вы просите у юного создания доставить вам странное и упоительное удовольствие, в обмен нужно предоставлять ей другую форму упоения. А в настоящее время девушек привлекает вот это. Великолепный камень! Я рад, что он вам понравился: он ваш. Кто вы такой? Пойдемте, я вам объясню. На самом деле, господин судья, речь идет о сделке. Сделке, месье? Этот рубин в обмен на помилование некоего Пеппино. Этот рубин принесет вам благодарность этого очаровательного ребенка с такими изящными ножками. Замолчите! За кого вы меня принимаете? За судью, которого легко подкупить? Я не хочу вас компрометировать. Только помочь вам утолить свое желание. И, право же, желание невинное, право же по сравнению со столькими другими. Я искренне спрашиваю себя, месье, что останавливает меня дать распоряжение арестовать вас. Страсть, господин судья, вас сдерживает страсть. Вы обожаете только тех женщин, которые вас унижают или заставляют страдать. Почему бы нет, хотя я и не разделяю ваших вкусов. Меня заставила страдать женщина, а мужчины унизили. Это оставило во мне ощущение крайнего смятения. Но у каждого свои мечты, и я воздержусь от оценки ваших.

Подождите. На вашем месте я сделал бы из этого бриллианта кулон. Чистота бриллианта на еще юной груди. Что касается рубина и изумруда, девушка наверняка сможет найти им применение. Эти маленькие дурехи глупы только с виду.

Эта казнь называется "мацзолата". Она существует только у нас, в Италии. Видите вон ту дубинку? Палач ею проломит череп Пеппино. Затем ножом перережет горло, после чего наступит ему на живот и будет топтать его, чтобы кровь била из горла умирающего. Какая дикость! Успокойтесь: сегодня мы увидим мацзолату в последний раз. Отныне итальянцы будут казнить, как все цивилизованные люди: просто отрубать головы. Мне нужно передать письмо офицеру. По приказу его превосходительства судьи Симонетти объявляется помилование для Рокки Приори по прозвищу Пеппино!

Ну что, дорогой виконт? Вам так и не удалось присутствовать на вашей мацзолате. Надеюсь, вы не очень расстроены? Месье, мой отец. моя бедная мать. и прежде всего я. все мы. Вы живы. Погода прекрасная. Италия страна, полная очарования. Пользуйтесь этим. До встречи, виконт. Успокойся, Максимильян, успокойся. Мы должны поговорить. Англичанин сказал, что придет в полдень. Сейчас половина двенадцатого, как я могу оставаться спокойным? Твое волнение ничего не изменит. Лорд Вильмор будет здесь в полдень, а я.

Нет! Отец, не делайте этого! Нельзя убивать человека из-за денежных дел! Успокойся, я не причиню лорду Вилмору никакого вреда. Но тогда значит, что это вы себя. Дайте его мне! Дайте его мне! Какое значение имеет, сколько мы должны этому человеку? Мои долги банку "Томсон и Френч" не разорят его. Для них мои долги это капля в море. Вот видите! Подумайте обо мне! Я только о тебе и думаю. О твоем будущем. О твоих шансах позже получить доверие вкладчиков, которые будут помогать тебе основать новое судовладельческое общество. Но я не хочу, чтобы о тебе говорили: "Видите молодого Максимильяна, его отец оказался неспособным быть верным слову чести, не доверяйте этому Максимильяну". Я не думаю о будущем. Если я не буду судовладельцем, я пойду в матросы. Ты пойдешь в армию. Твое имя больше ничего не стоит! Твой отец обесчестил его. Ты знаешь, что такое подпись, Максимильян? Ты знаешь, что такое подпись? Это продолжение руки. Моя рука это я. А я это ты. Ладно, уйди. Оставь меня одного, я должен сделать то, что должен сделать. Но как я могу покинуть вас, зная, что по моему возвращению я найду васуснувшим. Уснувшим насильственным способом, конечно, но уснувшим. Знаешь, я не боюсь сна, спать приятно. Ты это поймешь, когда тоже станешь старым. Каждый вечер я говорю себе: "Ах, закрыть глаза, закрыть глаза!". Я люблю тебя, мой мальчик. Я люблю тебя. Ладно, уходи. Оставь меня одного. Скоро полдень. "Лорду Вильмору, 5-го марта сего года. Милорд, я решил покончить счеты с жизнью. Если вы такой человек, каким я вас считаю, вы меня поймете. Моя смерть не возместит вам мой долг, но, совершая этот акт который некоторые, но не вы, сочтут бегством, трусостью, я рассчитываюсь с самим собой, я сам себе возвращаю свою честь." Вы не сын Морреля? Да, я Максимильян Моррель. Мне сказали передать тебе это. До полудня. Кто это вам передал? Священник. Святой человек. Аббат Бузони. Папа остановитесь, не делайте этого! Смотрите смотрите. Этим можно оплатить все наши долги сполна! Но я знаю этот кошелек, я его знаю. Он принадлежит священнику, Бузони. Нет, нет, ты ошибаешься, нет. Это кошелек отца Эдмона Дантеса. Каждый раз, когда я к нему приходил, я клал туда несколько монет, иногда купюры, чтобы было не так слышно. Войдите. Лорд Вильмор, месье. А вот и я, месье. Как мы договорились. Проходите, милорд, проходите! Как я счастлив вас видеть! Садитесь, я хочу рассказать вам нечто невероятное! Чудо, милорд! Это чудо! И вы в состоянии. заплатить согласно распискам, милорд. И даже более! Ну да. Я подозревал, что так и будет. А возвращение "Фараона" тем более изменит ваше положение. Извините, милорд, но вы, должно быть, ошибаетесь. Ошибаюсь? Насчет чего? Насчет "Фараона"! Но вы же лучше других знаете, что мой корабль затонул. Вы сами сообщили мне об этом три месяца назад. Я человек финансов, господин Моррель. Я привык к точности цифр, к бесстрастности фактов. Я могу вам сказать, что был на борту судна, которое присутствовало при последних мгновениях "Фараона" и подобрало его экипаж. Я находился на мостике "Луксора", я видел, как эти несчастные с отчаянной энергией плыли к вашему судну, я видел, как бушующее море поглотило то, что оставалось от вашего несчастного корабля. Если у вас есть Библия, месье Моррель, дайте ее мне. Я готов поклясться, положив правую руку на эту святую книгу, что я видел, как "Фараон" погружался в глубины моря. Но я также готов поклясться перед Богом, что идя сюда по набережной, я видел толпу людей, которые радостно приветствовали всё тот же "Фараон который, с вымпелом вашего дома, величественно прибыл на рейд в Марсель, вернувшись из Италии, где загрузил свои трюмы оливковым маслом, пшеницей и цитрусовыми, бочками вина "Кьянти", сыром пармезан. Это невозможно! Это было бы. Чудом, господин Моррель, чудом. Я сам с трудом в это верю.

Но если слово "чудо" существует в человеческом языке, значит, за ним скрывается действительность. Во всяком случае, время от времени. Ну что, хорошо развлеклись? Клянусь да, Бертуччо.

Наш "Фараон" настолько похож на прежний, что сам Моррель поверил. Мне лично кажется, что он еще пахнет свежим лесом Италии, но если убрать эту деталь, я думаю, что только настоящий моряк, вроде. вроде Эдмона Дантеса? Дантеса? Кто такой Дантес? Ты знаком с Дантесом? Нет, нет, нет. Это просто имя. Почему-то пришло на ум. Ну, раз оно непонятно почему пришло, пусть быстренько выйдет. Уже вышло, я его забыл! Какое имя я назвал? Вальдес? Бургес? Дублес? Как ужасно иметь такую короткую память! Кстати, вот, чуть не забыл вам это передать.

Приглашение от виконта Альбера отобедать у Морсерфов 21-го июня, в честь самого длинного дня года. Папа, тебе плохо? Пустяки, пустяки, это наверняка от волнения. Я счастлив, я безмерно счастлив.

И раз корабли воскресают, это доказательство того, что Бог существует, и мы тоже. Нет! Папа! Папа! Нет! А теперь мы едем в Париж!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты хотела его увидеть.

Мы посоветуемся с оракулом. >>>