Христианство в Армении

Все в этом зале знают истину.

СЕРДЖО РУБИНИ (в роли Бертуччо) МИШЕЛЬ ОМОН ФЛОРАНС ДАРЕЛЬ ИНЕС САСТРЕ ЖАН-МАРК ТИБО ЖЮЛИ ДЕПАРДЬЕ КРИСТОФЕР ТОМПСОН РОЛАН БЛАНШ ЖОРЖ МУСТАКИ ЭЛЕН ВЕНСАН СТАНИСЛАС МЕРАР СТЕФАН ГЕРЕН-ТИЛЛИ При участии ГИЙОМА ДЕПАРДЬЕ ПАТРИК БУШИТЕ в роли Бошана КОНСТАНС АНЖЕЛЬБРЕШТ в роли Эрмины Данглар МИШЛИН ПРЕЛЬ ЖАН-КЛОД БРИАЛИ Автор сценария и диалогов ДИДЬЕ ДЕКУЭН по мотивам одноименного романа Александра Дюма Композитор БРЮНО КУЛЕ Оператор ВИЛЛИ СТАССЕН Никого не пропускайте! Вы всё проверили? Ручаюсь, что всё в порядке. Продюсер -ЖАН-ПЬЕР ГЕРЕН Пожалуйста, попробуйте. Режиссер -ЖОЗЕ ДАЙАН Что тут происходит? Проезд закрыт, месье. Здесь место казни. Бульвар везде перекрыт. Разворачивайтесь или поезжайте боковыми улицами. Ждать долго придется? Нет, не думаю. Фургон с осужденной только что выехал из тюрьмы.

Говорят, она убила много детей, Что были у матерей в животах Говорят, из-за нее умирали дети, И Бог на земле ей мстит! Она помешала стольким детям Матерям в глаза взглянуть, И свет для нее навсегда погаснет Бог на земле ей мстит! Никто не оплачет Жервэзу, Она была слишком плохой В аду ее место навечно Дьявол теперь будет с ней Дьявол теперь будет с ней. Посторонитесь! Посторонитесь! Нельзя нам здесь оставаться, тут полно жандармов. Как раз наоборот, приятель. Они никогда не подумают, что двое сбежавших с каторги настолько глупы, что находятся в таких местах. Вон, посмотри на своего отца. Никто не оплачет Жервэзу, Она была слишком плохой В аду ее место навечно Дьявол теперь будет с ней Я подложила вам три подушки, дедушка.

Так вы сможете сидеть прямо и смотреть в окно на небо. Может быть, вам удастся увидеть эту комету, о которой все говорят. Спасибо за него, мадмуазель, но месье Нуартье предпочитает видеть рождение дня, зарю. Это напоминает ему солнце Аустерлица. Милое дитя, что вы здесь опять делаете? Сколько раз вам повторять, что юной девушке не место возле больного. Я помогала Барруа уложить месье Нуартье. У него был тяжелый день. Зная его состояние, поневоле задаешь себе вопрос, чем этот день отличается от остальных. Помилуйте, Элоиза, дедушка всё слышит и понимает! Спасибо, Барруа: мы должны поговорить с моим отцом. Валентине, наверное, надо тоже уйти. Почему? Ведь это касается ее. А вы, Барруа, смените, наконец, костюм. Я сотни раз просил сменить эти лохмотья, которые вы упорно не снимаете, и которые вызывают у всех раздражают. Эти лохмотья, господин прокурор, видели все поля сражений в Европе, а эти поля сражений сделали Францию более великой, чем когда-либо. К тому же вы ничем не рискуете: мы с месье Нуартье никогда отсюда не выходим. Дорогой отец, мы пришли сообщить вам приятную новость: скоро из Марселя к нам приедет мадам Сен-Меран. Вы понимаете, что это значит? Мы сможем готовиться к свадьбе Валентины с лейтенантом Францем д'Эпине. Барруа, мой отец хочет нам что-то сказать? Да. Месье Нуартье против этого брака. Мой друг, Барруа выдумывает невесть что! Вы ошибаетесь, Элоиза, у него есть свой способ разговаривать. Правый глаз отвечает за гласные: одно моргание "а", два моргания "е", три моргания "и" и так далее. Левый глаз делает то же самое с согласными.

У вашего бедного отца просто нервный тик. И еще месье говорит, что если свадьба состоится, он лишит мадмуазель Валентину наследства. Что? Дорогой мой отец. Ничего, друг мой! Если он лишит ее наследства, все деньги будут ваши. То есть наши, за неимением других наследников. И всё его состояние перейдет в женский приют Святого Павла. Он лишился рассудка. Я всегда говорила, его надо поместить в дом душевнобольных. Это его решение доказывает, что я была права.

Успокойтесь, Валентина! Бедная девочка каждый день навещала его, и в знак благодарности он лишает ее наследства! Я попрошу доктора Авриньи осмотреть отца. Пожалуй, его рассудок действительно начинает. Месье говорит, что прекрасно знает, почему вы плачете, мадмуазель. И он сделает всё, чтобы вы никогда не вышли замуж за Франца д'Эпинэ. Вы выдадите ее замуж? Конечно! Несмотря на угрозы вашего отца? Какие это угрозы! Мне безразлично, что он передает деньги бедным. Я никогда не гонялся за деньгами, тем более не начну это сейчас. Деньгами, дорогая Элоиза, пусть занимается Данглар! Да, знаю, вам интересна только слава. Да нет, дорогая, нет, слава меня тоже не волнует, слава это игрушка, она может удовлетворить только любителей погремушек, Морсерфа, например. То, чем я обладаю, куда более пьяняще это власть приговаривать к смерти или забвению в каменных застенках. Что, приблизительно, одно и то же. Мне довольно оставаться прокурором, то есть сохранять расположение короля. Семья д'Эпинэ близка к Его величеству. Так что Валентина выйдет замуж за Франца д'Эпинэ, нравится ей это или нет. Да, со мной 17 сундуков, 11 корзин и 8 шляпных коробок! Начинайте разгружать и не говорите, что вам тяжело: там всего лишь ткани: шелк, перкаль, атлас. Поднимите всё это в мою комнату, и пусть горничная поскорее достанет их и погладит! Ах, дорогой Вильфор, эти кучера дилижансов просто невыносимы! Начиная с Марселя они вели со мной непримиримую войну под предлогом, что у меня слишком много багажа. Что за времена, скажу я вам! С каких это пор кучера диктуют женщине, что она должна везти на свадьбу своей внучки? Вы помните, какой я была красивой в день вашей свадьбы на Элен? Какой был прекрасный день. Разве? Мне казалось, что шел дождь. Ведь вы так мне говорили, мой друг? Конечно, шел дождь. Проливной. Потоп. Но как мы все смеялись под этим дождем. Господи, как мы смеялись! Прошу меня извинить. Надо дать распоряжения на кухне. Ужин будет в десять. Ваша новая жена всё такая же неприветливая. Что значит новая. не будем преувеличивать. Мы с Элоизой уже много лет вместе. Возможно. Но я никогда к ней не привыкну. Что вы в ней нашли? Боже мой, ну она. в общем, мне кажется. Вы мямлите, это доказывает, что сделали ошибку, женившись на ней. Я вам всегда это говорила. Но у вас нет мужества признаться в этом. Забудем вашу мегеру. А как мой ангел? Валентина? Валентина? С ней всё в порядке, спасибо. Нет, я имела в виду, как ладят мегера и Валентина? Прекрасно, мадам, прекрасно! Что значит: они ненавидят друг друга. Ладно, оставим это, мой друг. Это не имеет никакого значения, поскольку Валентина выходит замуж, а следовательно, скоро покинет этот дом.

Лишь бы она была счастлива со своим Францем д'Эпинэ, это мое единственное желание. И мое тоже, мадам, и она будет счастлива. Я всё для этого сделаю. Надеюсь. Иначе мой призрак будет приходить драть вам уши.

Лестница не лучшее место для такого рода признаний, но знайте, что эта свадьба последний праздник, на котором я буду присутствовать.

Последняя же церемония, на которой я буду присутствовать, поверьте, не по своей воле это мои похороны. Почему вы так говорите? Потому что это правда. Так что, Вильфор, я хочу, чтобы свадьба была красивой и пышной. Чтобы она была великолепной и незабываемой. Я хочу плакать, да, плакать. Я так давно не плакала. Точнее, со смерти Элен. Если вам понадобятся деньги, чтобы сделать свадьбу еще великолепнее, скажите мне. Так что когда граф Монте-Кристо попросил меня оказать ему услугу и встретиться с вами, я чуть не расцеловал ему руки: это не услуга, а вознаграждение. Потому что наконец я вас увидел и могу поблагодарить за. Не за что благодарить, май бой, вы мне ничем не обязаны! Обязан. Вы спасли моего отца от разорения и позора. Увы, он умер слишком рано, чтобы лично выразить свою признательность, позвольте теперь сыну сделать это. Одним словом, милорд, требуйте от меня чего угодно. Что ж, молодой человек, сообщаю вам, что банк "Томсон энд Френч" решил открыть новые финансовые рынки на Востоке, а точнее в Греции, в городе Янина. В Янине? Да. Это был один из самых важных портов для наших кораблей на пути в Индию. К сожалению, несмотря на героическое сопротивление под командованием генерала Морсерфа, город попал в руки турок. Я знаю, я спрашивал графа Морсерфа о его службе султану Янины. Полная загадка! Непонятно, как турки смогли захватить город. Удивительно просто Говорят, султана Али-пашу предали. Предательство? Тем более надо всё выяснить, перед тем, как открыть там наш филиал.

Не могу ли я, месье Моррель, встретиться с одним из ваших капитанов, которые заходили в порт Янины? Этого человека зовут Коклес, капитан Коклес. Он 27 лет служил у Морреля, а теперь живет в Фекане. Что ж, поедем в Фекан. Хоть отдохнем от этих вонючих испарений, которые вынуждены здесь вдыхать. Можно подумать, что мы на кладбище, где вскрыли все могилы. Ты недалек от истины: это эликсир глубокого сна. У того, кто его выпьет, он вызывает такое глубокое оцепенение, что его принимают за мертвеца. Еще один из рецептов вашего аббата Фариа? Да. Но он не был уверен в правильности формулы. Бедняга, он был так стар! Что ж, проверим. Я знаю один рецепт, о котором ваш Фариа, судя по всему, никогда не говорил. Это рецепт счастья. Он никогда не удавался. Это зависит от повара. Мне кажется, что с мадам Ришардэ вы могли бы быть счастливы. С вашим состоянием вы могли бы вести чудесную жизнь. Всё плохое быстро бы забылось. Я уже вижу, как мы с вами едем в Лондон, Будапешт, Санкт-Петербург, а может даже и в Америку. Америку? Ты хочешь, чтобы океан отделял меня от правосудия? То, что вы называете правосудием, на самом деле ни что иное, как месть. Неужели ты думаешь, что мне нравится быть графом Монте-Кристо? Честно говоря, Бертуччо, я бы поостерегся быть его другом. Это ужасный, безжалостный и холодный человек. Но не я сам захотел стать им, мне достаточно было быть Эдмоном Дантесом, я не хотел ничего другого от жизни. Но мне помешали Вильфор, Морсерф, Данглар и даже это ничтожество Кадрус, который знал всё и ничего не сказал.

Решив убить молодого моряка, которому ничего ни от кого не было нужно, они породили мстителя, который пришел спросить с них долги, тем хуже для них. Вели запрягать лошадей. Через час мы выезжаем. Моррели всегда были ко мне добры, месье. Как отец, царство ему небесное, так и сын. Я это говорю потому, что если бы вас не прислал Максимильян, я бы вам ничего не рассказал. Да, но ваше молчание защищало виновного. Я знаю, но я сам в этом деле повел себя не лучшим образом! Не могу понять, как генерал, граф Морсерф, пэр Франции. Забудьте эти трескучие титулы. Морсерф-подлец не имел их, когда служил в Янине. Там его звали Фернаном Мондего, и он был всего лишь подполковником. Али-паша сделал его генералом, а турки сделали богатым за его предательство. Этот негодяй Мондего не только сдал туркам крепость Янины, но он еще и виновен в том, что вся семья Али-паши была вырезана. Но вас же там не было, капитан Коклес! Я прибыл туда к концу событий. Но, главное, мне рассказал всё свидетель. Свидетель? Да, месье: Гайде, дочь Али-паши. Но вы только что сказали, что вся семья Али-паши была убита. Все, кроме Гайде. Турки сделали из нее то, что обычно делают с красивыми пленницами: ее продали в рабство, в гарем, где ее превратили в кусок мяса для удовольствия. Тогда послушайте: раз турки считают Гайде товаром, мы ее у них выкупим. Невозможно. Придется заплатить по крайней мере в 20 раз большую цену.

А ее цена тогда, в виду ее положения, молодости и красоты, уже была значительной.

И помимо выкупа, надо ведь снарядить корабль, оплатить эту экспедицию. Это целое состояние, месье! Предположим, что я найду вам человека, который сможет собрать такие деньги? Несмотря на свой возраст, я немедленно отправлюсь туда. Мне холодно. Однако совсем не холодно. Иногда ты обвиняешь меня в том, что я не умею прощать. Если бы ты слышал рассказ Коклеса, ты бы тоже не простил. Бошан, вы здесь? Мне казалось, что журналистам слишком мало платят, чтобы они могли играть на бирже. Я здесь не играю, а работаю, господин граф. Мне поручено расспросить барона о его последних неудачах. Неудачи? У барона Данглара? Это невозможно! И тем не менее это так. Очень странно, но в последнее время удача отвернулась от него, и его состояние словно рухнуло в пропасть! О чем вы говорите! Данглар блестящий финансист. Он потерял 5 миллионов на рискованном вложении капитала в золотые прииски в Мексике, а желая поправить дело, потерял примерно столько же на разведении осетра в Санкт-Петербурге. Похоже, что вам это доставляет удовольствие? У вас вид кота перед большой миской сливок. Боже мой, граф, в наше время журналисты живут в основном за счет несчастья людей. Тогда удачи вам, господин кот: скоро вам предстоит настоящее пиршество: Янина. Яни. как? Я-ни-на. Но предупреждаю: эти сливки невероятно отвратительные. От них даже тошнит. Привидение!

В моей комнате было привидение. Успокойтесь, бабушка. Привидений не существует. Это просто ветер колышет шторы. Я не сумасшедшая. Я знаю, что я видела! Это было привидение, говорю тебе. Привидение моего бедного мужа, которое пришло предупредить меня, что скоро и мне придется покинуть мир живых. Что это были за крики? Что случилось? Ничего. Бабушке приснился дурной сон. Ну конечно, скажите сразу, что я истеричка! Но кто, кроме привидения, осмелится войти в дом королевского прокурора? Все знают, мой дорогой Вильфор, что вы не боитесь живых: вы неприкосновенны. Но мертвые это другое дело. Она не бредит: я выглянула в окно и увидела. Умоляю вас! Девушкам свойственна истерия. Тем не менее. Он хотел подать мне воды. Если вы хотите пить, я вам приготовлю напиток. Я не хочу никаких напитков! Я не хочу спать! Я хочу, чтобы поскорее рассвело и ускорить события! Какие события, бабушка? Твою свадьбу, дорогая. Я хочу увидеть тебя невестой до своей смерти. Нет, это невозможно! Почему невозможно? Из-за того, что ничего не готово? Тем хуже. Да, я хотела пышной свадьбы, нечто великолепное, ну да ладно. Пусть твоя свадьба произойдет в тесном кругу, лишь бы она состоялась. Нужны только нотариус для удостоверения подписей и кюре, который пробормочет несколько слов на латыни,и дело сделано! Не беспокойся, я оговорю в своем завещании, что я освобождаю вас всех от траура после моей смерти. В этом случае ничего не сможет помешать тебе устроить праздник, как только меня предадут земле. Почему ты плачешь? Ты не хочешь, чтобы я умерла? Не хочу! И замуж тоже не хочу! Не хочу! Не хочу! Да что это с вашей дочерью? Откуда мне знать? То, что мир вырождается, еще не причина отказываться от традиций. А у Сен-Меранов традицией было устраивать прекрасные и благородные свадьбы. Франц д'Эпинэ разве не прекрасная и благородная партия? О такой партии можно только мечтать. Тогда перестанем мечтать. Сегодня вторник. Скажем, не позднее субботы наша милая Валентина станет баронессой д'Эпинэ. Ваш билет, молодой человек! Купите сначала билет! Можно вас на минуту, месье Моррель? Не задерживайте меня! Меня там ждут! Это быстро. Вы не опоздаете на представление. Мне нет дела до представления, я его видел раз двадцать! Теперь прошу меня отпустить, у меня свидание с. мадмуазель Вильфор. О ней я и хочу поговорить. Вы ее любите? А ваше какое дело? Я должен вам отчитываться? Мне нужно знать правду. Только правду, и я вас тотчас же отпущу. Отпустите меня или я закричу! Кричите. Я скажу, что схватил вас за руку,когда вы хотели меня обворовать. Вы возразите, что это ложь, и нас обоих отведут в участок, и тогда ваше свидание наверняка не состоится. Прежде всего отпустите меня. Ответ на ваш вопрос: да, я люблю Валентину!

А она? Она вас тоже любит, месье Моррель? Как вы можете ее любить? Вы знаете, кто ее отец? Прокурор Вильфор. Мало кто на свете столь безжалостен к людям, как прокурор Вильфор. Какое мне до этого дело? Для меня главное Валентина, а ее отец пусть катится к черту! Да, есть большая вероятность, что он к нему попадет. Нет, ты выслушаешь меня до конца. Ты любишь Валентину, потому что она кажется тебе красивой, ведь так? Бедное дитя, не доверяй внешности! Что священник может знать о красоте женщин? Я не всегда был священником. Но речь идет не обо мне. Мне важен ты. То есть, ты уверен, что не сможешь любить никого, кроме Валентины Вильфор? Тогда иди к ней. Дамы и господа, поторопитесь, представление скоро начнется! Поторопитесь, маг не будет ждать! Поверь, Максимильен, у меня нет никаких возможностей избежать этого брака. Я уже два дня плачу в своей комнате, я обдумала все возможные решения. Но я несовершеннолетняя, и по закону я. А если я скажу, что есть страна, где нет законов или их совсем мало? Это Алжир! Это далеко. У дома Морреля есть только один корабль, но, к счастью, он сейчас в Марселе и заканчивает ремонт. Уже через неделю "Фараон" может отправиться к Алжиру. Похищение? Ты об этом думаешь? Ты сошел с ума! Скажи "да". Нет, я говорю нет. Это будет таким горем для отца и бабушки! Ты предпочитаешь, чтобы я был в отчаянии? Хорошо! Я знаю, что мне остается делать. Да. Забыть меня. Выйдя отсюда, я пройдусь под арками Пале-Руаяля, где можно найти торговца оружием. Я куплю пистолет, заряжу его и сяду возле фонтана. Почему возле фонтана? Чтобы звук воды заглушил звук выстрела. Я умру, но никого не потревожу, даже голубей Пале-Руаяля. Что хорошо? Хорошо насчет пистолета? Хорошо насчет фонтана? Хорошо, что я убью себя? Хорошо насчет Алжира. Это правда? Это правда, ты не передумаешь?

Нет, а ты? Когда мы туда прибудем, ты женишься на мне? Нет. Как это нет?

Нет, потому что мы не будем ждать Алжира! Как только мы покинем Марсель, нас поженит капитан "Фараона". Вот что мы сделаем: сегодня же вечером, в 11 часов, ты подойдешь к воротам. Я буду ждать тебя уже с коляской. Не бери никакого багажа, мы купим всё, что надо, по дороге. Болван! Какой же болван этот Максимильян! Он влюбился именно в ту, в которую было нельзя. Что такого в этой девушке, что она ему так нравится? Тебе она тоже кажется красивой? Конечно. Она обескураживающе пресна, слишком светлая, слишком белая. Именно, граф. Ведь так выглядит сдобная булочка. Мадмуазель Валентина сдобная булочка. Булочка! Мадам Ришардэ к его превосходительству графу Монте-Кристо. Вы собираетесь на бал-маскарад? Я могу вас сопровождать? Я так давно не гримировалась. Не подскажете, какой костюм мне придумать? Сдобную булочку, мадам! Сдобную булочку? Как оригинально! У вас всегда необычайные идеи! Я уже вижу на голове круглую и озорную шапочку цвета поджаренного хлебца, а платье еще более объемное, чем шляпа, с пышными воланами, словно щечки булочки. Она зовет себя Камиллой А он зовет ее Сдобной булочкой Ее губы пахнут ванилью Он считает себя неприступным. Но вот они оказались в беседке О Боже, счастье совсем уже близко! Для капитана Коклеса, для его путешествия в Янину. Настоящая пещера Али-бабы! Там золота и драгоценностей девать некуда. Пойдем, нельзя здесь оставаться. Да, лучше дождемся ночи. Мадам, не следует приходить сюда без предупреждения. Если я вас потревожила, извините меня. Но как я могла вас потревожить? Насколько мне известно, вы не работаете. Нет, мадам, я работаю. Над чем же? Над получением долгов с задолжавших мне людей. Я пришла без предупреждения только потому, месье, что скучала без вас: я не видела вас 53 часа. 53 часа? Так вы их считаете? Я считаю даже минуты. А секунды? У меня нет для этого достаточно точного секундомера. Завтра я вам такой подарю. Погодите немного с подарками. Мне нужно ваше присутствие. Для чего? Скажем, для этого. Извините, если я сделаю это неловко, но я никогда не умела хорошо целоваться. Но вы ведь всё знаете, вы научите меня этому. Песня не лгала, мадам: от вас пахнет ванилью. А вы любите ваниль? Пожалуй да. Но если вы не против, я бы хотел точно быть в этом уверенным. Одно только содержимое ящиков бюро в прихожей стоит того.

Есть одна хитрость, как его открыть, но я подсмотрел, как он это делает. Видеть это одно, проникнуть совсем другое.

Это просто: темнота, прочная лестница, хорошо заточенный алмаз, чтобы разрезать окно. А если нас застигнут на месте? Ну знаешь, убийство. ты бы осмелился? Если нас поймают, ты знаешь, что делают со сбежавшими с каторги? Эй, друг мой. Что? На колокольне Сен-Жермен пробило уже полночь. Я так понимаю, мы уже час ждем. Ладно, я пойду узнаю, ждите меня здесь! Умерла! Умерла! Не могу поверить в такое несчастье. К тому же такая ужасная смерть. Вы думаете, она мучилась? И боюсь, что жестоко. Достаточно посмотреть на ее искаженное лицо. Мне кажется, яд, который унес ее жизнь, был неправильно дозирован. Отсюда эти невыносимые боли, непрекращающиеся удушья. Отравление? Мне кажется, ваше заключение слишком поспешно, Авриньи! Кто мог так ее ненавидеть, чтобы. Я не говорю, что ей подсыпали яд. Нет, я вполне допускаю самоубийство. Но почему она это сделала? Особенно в ее возрасте? Мой бедный друг, у жеста отчаяния нет возраста.

Где комната мадмуазель Валентины? На втором этаже, месье. Но бедная барышня. Максимильян Моррель, мадам. Я друг. Спасибо, месье. Кто бы вы ни были, спасибо, что пришли так быстро. Мы не ждали визитов раньше завтрашнего утра. Но как вы узнали об этом несчастье, поразившем нас? Это здесь. здесь она. Покоится? Да, месье. Если хотите, можете ненадолго войти и предаться размышлениям у ее тела. Но предупреждаю, мы еще не совершали обмывания. Я думал, что. Я так испугался, ты бы знала. У нее начались приступы боли в тот самый момент, когда я собиралась выходить. Я не могла бежать при таких обстоятельствах. Да, понимаю, ты правильно сделала. Но. Ты не обидишься, если я подумаю сначала о нас двоих? Ее смерть, конечно, трагична, но возможно, это чудо! Ты же сама говорила, что мадам Сен-Меран хотела ускорить твою свадьбу с Францем д'Эпинэ? Она умерла, это печально, но теперь мы можем вздохнуть. Это чудесно, Валентина! Увы, Максимильян! Перед смертью бабушка попросила, как свою последнюю волю, чтобы. Что? Что она попросила? Чтобы эта свадьба всё равно состоялась и чтобы это произошло в день ее похорон. Завтра, любовь моя, завтра я буду замужем! Да. Она говорила о каком-то долге, о чем-то, чем наша семья обязана семье д'Эпинэ. И мой отец поклялся, а клятву у изголовья умирающей нарушать нельзя. Куда я засунул этот документ? Проклятые очки! А, вот. Итак. Хотя нет, это завещание маркиза Ветёйя. А это у нас что? Да! Купчая на особняк Жизор, нет, это не имеет никакого отношения к нашему делу. Но вы не беспокойтесь, я найду этот договор. Вы не можете требовать от меня подписать брачный договор в день похорон моей бабушки. Подписывать буду я, поскольку ты несовершеннолетняя. От тебя требуется только твое присутствие. Наконец-то нашел! Итак, если все готовы, мы можем начать. В присутствии мэтра Деляфосса, нижеподписавшегося нотариуса, здесь собрались, ввиду будущего брака между ними, месье Франц Альфонс Кристиан д'Эпинэ, офицер королевской армии, холостяк, совершеннолетний, будущий супруг, выступающий от своего имени, и мадмуазель Валентина Жюли Мари Вильфор, незамужняя, несовершеннолетняя, будущая супруга, и оговаривается, что приданое мадмуазель Вильфор будет составлять 50 тысяч золотых франков. Извините, месье, но разве речь шла не о ста тысячах? Дорогой Франц, мы были бы рады быть более щедрыми. Но только вот, мой свекор выкинул один из тех капризов, на которые способны только старики: он лишил всех наследства: моего мужа, Валентину и меня. Так что мы хотим обеспечить свое будущее. Тем более, Франц, мы все знаем, что вы женитесь на Валентине не из-за денег. Нет, конечно. Из любви, глубокой, искренней и бескорыстной. Чтение настоящего договора происходило в присутствии обеих сторон, которые одобрили все его пункты. Договор подписан, согласно закону, мной, мэтром Жак-Альфонсом Деляфоссом,нотариусом. Составлен в Париже, 21 июля 1838 года. Будьте добры подписаться. Вы счастливы? Я да.

Если бы этот день не был омрачен похоронами мадам Сен-Меран, я бы сказал, что это самый прекрасный день в моей жизни. Валентина, вы ничего не скажете? Мне нечего сказать. Подождите, лейтенант, не подписывайте! Барруа! Что на вас нашло? Прошу прощения у господина прокурора, но это месье Нуартье. Он послал меня за лейтенантом д'Эпинэ. Передайте отцу, что мы все засвидетельствуем ему наше почтение, как только закончим эти формальности. Месье Нуартье настаивает, чтобы это было сделано немедленно. Он говорит, что речь идет об особо важном деле. Это та картина, месье? Мы что, пришли сюда играть в художников? Здесь письмо. Должен ли я прочесть его вслух? Я должен передать его кому-то? Кому, месье? Месье Вильфор, ввиду признаний, содержащихся в письме, я вынужден немедленно и навсегда разорвать все отношения с вашей семьей. Мэтр Деляфосс, прошу вас оставить нас одних. И вы, Барруа, тоже выйдите. Что такого написано в этом письме?

Франц д'Эпинэ едва не женился на внучке человека, который убил его отца. Да, Элоиза, это признание, подписанное моим отцом до удара, в котором он признается. что он убийца? А, нет, не убийца, слава Богу. Да, верно, мой отец убил генерала Кенеля, барона д'Эпинэ. Но это не было преступным действием, в том смысле, как его трактует закон. Нет, это была дуэль, объяснение между двумя человеками чести. Дуэль без свидетелей, что и объясняет тот факт, что полиция сочла, что д'Эпинэ убили.

Дуэль на шпагах, не так ли, ночью, на берегу Сены. Поединок длился около часа, а потом шпаги сломались, и вы продолжали на пистолетах. Всё происходило именно так, не так ли? Теперь я должен сделать признание: я об этом знал. Откуда вы могли знать? Двадцать лет назад, в Марселе, вследствие анонимного письма, мне привели молодого человека. Это был молодой человек, которого арестовали в разгар праздника в честь его обручения. Я даже помню его имя: Эдмон Дантес. Дантес высаживался на остров Эльба, где адъютант Наполеона передал ему для вас письмо. В этом письме, отец, вам сообщали, что свергнутый император собирается бежать с острова Эльба, высадиться во Франции и вновь захватить власть. Вам предписывалось облегчить ему эту задачу, убрав любыми средствами одного из самых опасных противников Наполеона: барона д'Эпинэ. Да, да, знаю, вы никогда не видели этого письма: чтобы защитить вас, спасти вас, я сжег его, превратил в пепел. Но если письмо было уничтожено, как же ваш отец. тем не менее выполнил поручение, о котором он никогда не узнал?

Из-за своего внутреннего убеждения, что в любом случае нужно убрать д'Эпинэ. Нет так ли? Мне тоже, Элоиза, всегда достаточно было внутреннего убеждения, я никогда не нуждался в приказах, чтобы решить, что человек заслуживает смерти. А молодой моряк?

Я распорядился отправить его навечно в самое надежное место: в застенки замка Иф. Только потому, что он был посланником? Как я мог быть уверенным, что он не знал содержания письма? Я выбирал между ним и отцом. Но теперь вы выпустите его? Слишком поздно. Он пытался бежать и утонул.

Какая несправедливость. Зато он уже никогда не придет требовать объяснений у вашего отца. Салям алекум, Хасан! Алекум салям, господин! Нет, Хасан, не надо света. Приведи немедленно Мухаммада, быстрее! Нужно было дождаться середины ночи. Нет. Середина ночи это опасность полной луны. У меня не лежит душа к этому делу. Слишком большой риск, мы больше получим, шантажируя твоего отца-прокурора. Он нам больше понадобится, если нас поймают. Я скажу ему, кто я, кто он, и он нам поможет. Давай, лезь. Лучше ты. Нет, я буду караулить. Если кто появится, я буду ухать совой. Я не хуже тебя могу ухать совой. И к тому же я боюсь высоты. Если тебе страшно, как курице, я пущу кровь тебе, как курице. Так что лезь! Я боюсь высоты! Лезь! Тихо, Мухаммад! Там, в парке, двое мужчин, с лестницей. Они попытаются проникнуть в дом через второй этаж. не бойся, господин, я не дам им этого сделать. Нет, нет, пусть они приходят. В парке два человека. Или убийцы. Если кто-то, наконец, узнал, кто я, у него есть все причины заставить меня навсегда замолчать. Или же донести на вас в полицию! Слишком опасно. В полиции я могу рассказать всё, что знаю. А я слишком много знаю о подлых делах Данглара, Вильфора и особенно Морсерфа. Следи за первым этажом. Мне предупредить других слуг? Юный Хасан отлично умеет душить веревкой. Никаких движений, надо сделать вид, что дом пуст. Наблюдай за парадной лестницей. И главное, не стреляй первым. Я хочу знать, кто они и кто их прислал. Вы уверены, что их всего двое? Здесь наверняка на миллионы. На миллионы! Знаешь, Кадрус, ты меня очень разочаровал. Аббат Бусони, что вы здесь делаете? А ты, Кадрус? А я? Ну, я, господин аббат. как вы видите, я ищу. Ищешь? А что ты ищешь? Ну. Средства на жизнь! Ренты, которую я тебе назначил, тебе недостаточно? Всё так дорого, господин аббат, для бедного человека без средств: чтобы спать под крышей, есть что-нибудь горячее, иногда даже мыться, за всё надо платить в десять раз больше, иначе тебе угрожают, что донесут. К примеру, даже вы, господин аббат, несмотря на то, что вы святой человек. Если я вас буду умолять отпустить меня, я знаю, что вы мне ответите: "Хорошо, мой друг Кадрус, бери ноги в руки, но перед тем купи мое молчание, чтобы я не сдал тебя жандармам!" Вот, возьмите, я отдаю вам всё, что у меня есть, от чистого сердца, это для ваших бедных. Ты готов продать отца и мать, Кадрус? Можно быть священником, не имея при этом желания стать мучеником. Помилуйте, пощадите, господин аббат. Я не хотел причинять вам зла. Конечно, нет. Убить человека не значит причинить ему зло, поскольку смерть приблизит его к Богу. Ты ведь так смотришь на вещи, Кадрус? Да, именно так я думаю. Прекрасно! Когда палач привяжет тебя к откидной доске, и твоя голова окажется в круглом отверстии как раз под лезвием, ты будешь чувствовать себя счастливым? Нет, нет, только не это! Нет! Как от тебя плохо пахнет, Кадрус. Это от страха ты так воняешь? Что такое? Ты наделал в штаны? Ты хочешь поскорее уйти, Кадрус? Я могу уйти? Вы правда хотите, чтобы я ушел? Это Бог может хотеть или не хотеть. Согласен ли ты, чтобы тебя судил Бог? Если вы меня отпустите, господин аббат, я сделаю всё, что вы захотите. Договорились. Если Бог позволит тебе невредимым добраться до своей норы, это будет доказательством того, что он простил тебя. Тогда и аббат Бузони тебя простит. Подбирай. Нет, я же сказал, это для ваших бедняков. Бедняков? Но я никогда не найду человека беднее тебя. Подбирай и исчезни. Ну что? Нашел? Вот. Извини, папаша, меня научили выживать, а не делиться. Позови скорее Мухаммада, Бертуччо, быстро! Ни шага дальше, иначе я буду стрелять! Эй, стой! Не убивайте меня, я сдаюсь, я сдаюсь. Не убивайте меня! Хорошо, Мухаммад. Оставь нас. Хирурга. Пошлите за хирургом. Ни один хирург тебе теперь не поможет. Тебе нужен священник, Кадрус.

К черту всех кюре! Я не верю в вашего Бога! Почему, Кадрус? Почему ты не веришь в Бога? Потому что он не существует. Если бы он существовал, мир был бы менее уродливым, бедным воздавалось бы, а злые несли бы наказание. Помните, аббат, мы уже говорили с вами об этом. Вы говорили мне о Дантесе. Вы помните беднягу Дантеса? Умирая, ты думаешь об Эдмоне Дантесе? Да, потому что он наказан. А те, кто его предали, сейчас богатые и в чести. Чушь всё это, ваш Бог. И Бог ваш несправедлив. О нет, Кадрус. Нет, Бог справедлив. Посмотри на меня: я Эдмон Дантес. Он умер. Нет, он жив. Он здесь, рядом с тобой. Он держит тебя за руку. Посмотри на меня, Кадрус, я жив, я жив. Эдмон Дантес? Вы Эдмон Дантес? Но тогда, если вы Эдмон Дантес, тогда. тогда. Тогда что? Проходи! Он первый расплатился, но, возможно, он не был худшим из всех. Вы ведь были скованы одной цепью, да ведь, Тусен? Свяжи его, Бертуччо. Руки за спиной. Очень крепко. А затем отведи его в полицию. А если меня спросят, что он сделал? Скажешь, что он сын своего отца. Если бы вы знали, кто мой отец, вы бы задрожали! Молодой человек, если бы вы знали, кто я, вы бы знали, что это ваш отец задрожит. Браво, браво, браво! Браво, граф! Первое место. Поздравляю. Молодец, мой мальчик.

Вы отлично гребли, месье. Спасибо, мадам. Но эта победа немного несправедлива. Несправедлива?

Дело в том, что я не совсем новичок в морском деле. Ну да, конечно. Ваше долгое путешествие на Восток. Вам должно недоставать моря. Мне многого чего недостает, мадам. Несмотря на ваше состояние? Не верю. Вы можете купить себе всё, о чем мечтаете. Я редко мечтаю. Мои ночи тяжелы. Какой вы странный человек? Вас послушать, так можно подумать, что вы несчастный человек. У нас еще есть время покататься? Вы действительно, прекрасно гребете. Вы любите моряков? Какой странный вопрос. Какой вопрос? Вы хотите знать, люблю ли я моряков. Это так, чтобы поддержать разговор. Мне кажется, мы не знаем, о чем нам говорить. Как все знатные люди, которые мало знакомы друг с другом. В Париже это называется сдержанностью. Хотя если бы мы обменялись здесь признаниями, нас никто не услышал бы. Вы хотите мне в чем-то признаться? Я? Нет. Нет. А вы, месье? Я тоже нет, мадам. Что ж, никаких признаний. Я Мерседес Морсерф, и в моей жизни нет секретов, а вы граф Монте-Кристо, и в вашей жизни тоже нет тайн. Однако вы, как и я, имеете прошлое, у нас была молодость. была счастливой? До определенного момента. А ваша? До определенного дня. Это мадам Морсерф попросила графа покатать ее на лодке. Я тоже очень хотела этого. Это ненадолго, месье скоро вернется и покатает вас тоже. Но я не хочу, чтобы он себя изнурял. И потом, боюсь, что уже время уже позднее. Передайте ему, что я вернулась в Отёй. А если я разрешу вам называть себя Мерседес, по крайней мере, когда мы наедине? Спасибо, это очень красивое имя, мне нравится произносить его: Мерседес. А мне, в свою очередь, как вас называть? Как пожелаете. Тогда. почему бы не Эмиль? Эмиль, давайте поплывем к солнцу, в тени холодно.

Нет, нет, решительно Эмиль мне не нравится. Попробуйте другое. Поскольку мы остановились на букве "Э", почему бы не Эдмон, пожалуйста, давайте поплывем к солнцу. Мы на солнце, Мерседес. Мы даже на ярком свете. Разве он не ослепляет? Да, сейчас да, мне больно глазам! Вы должны знать, что я не счастлива. Мой муж не. Мы договорились не делать признаний. Выслушайте их. Я никогда никому не могла открыться. И выбрали меня? Почему? Потому что вы в Париже проездом. В общем, вы не считаетесь, вы облако. Послушайте, месье облако. Я любила другого мужчину. Я безумно его любила. И во время празднования нашего обручения он вдруг исчез при странных, неожиданных и драматических обстоятельствах. Исчезновений, Мерседес, не существует. Единственное настоящее исчезновение это смерть. В остальных случаях нужно рыться, скрести, искать. И тогда находишь или вновь находишь. А как вы думали? Естественно я пыталась узнать о нем! Но сам его отец сказал мне, что Эдмон умер. Его тоже звали Эдмоном? Это совпадение. Но вы правы, я буду звать вас по-другому. Я не хочу, чтобы вы носили имя мертвого. Даже если это просто игра. Игра, да, игра. Когда я был маленьким, я всегда боялся того момента, когда отец высовывался в окно и кричал: "Уже поздно, иди домой!" Это всегда было примерно в это же время. Ваш отец был прав, призывая вас к порядку. Действительно уже поздно. Очень поздно. Дедушка, это Масимильян. Он хотел лично поблагодарить вас. Месье Нуартье, я никогда не забуду, что вы для нас сделали. Могу представить, чего вам стоило выдержать взгляд Франца, когда он узнал правду. Отныне, если вы не против, мы оба будем заботиться о вас, Валентина и я. И, естественно, Барруа! Я принес месье совсем свежего лимонада, который мадмуазель Валентина только что для него приготовила. Вы не хотите пить? А я хочу! Сегодня такая жара, можно подумать, что лето не хочет кончаться. С вашего разрешения, месье. Осторожно, Барруа, опасно пить холодную воду в такую жару. Знаете, такой старый волк, как я, ничего уже не боится! Когда тебя чуть не поджарили в Москве и едва не заморозили в Березине, ты не. О Господи! Что с ним? Не знаю! Недомогание! Я позову отца, к счастью, у него доктор Авриньи. Но ты уходи, так будет лучше. Иди. Ну что вы, Авриньи, это всего лишь самые обычные лекарственные травы. Если их принимать по отдельности. Но некоторые соединения могут быть в высшей степени токсичны, и если ваша теща. Дорогой мой, это из области романов! Трудно вообразить, что мадам Сен-Меран отравилась из-за того, что захотела играть в аптекаря-любителя. Папа! Доктор Авриньи! Идите скорее! Скорее! Пульс слабый, почти не прощупывается. И глаза уже закатились. Нужно, чтобы его вырвало. Мадмуазель Вильфор, бегите к ближайшему аптекарю и купите рвотное.

Спросите самое сильное. Лимонад. Это случилось после лимонада, который я выпил. О, как мне больно! Лимонад? Какой лимонад? Лимонад. вон тот, месье. Да, это лимонад. Это вы его приготовили? Нет, это. это мадмуазель Валентина. Кажется, он мертв. Говорю вам, я туда не пойду. Еще как пойдешь. Нет, месье, я нанялся служить вам. В этом случае вы не имеет права заставлять меня работать на другого. Что это значит? Что я для вас? Какой-то товар? Раб, да?

Которого вы можете одолжить, нанять, продать? Да, я тебя "одалживаю" Вильфорам. Но ты продолжаешь оставаться у меня на службе. Вдали от вас. Да, рядом с Валентиной. Ты будешь служить мне, охраняя ее. Ну это уже слишком! Я ничего не понимаю. Еще несколько дней вы хотели приготовить страшную смесь, мерзкий эликсир, потому что вы хотели, чтобы ее отец умер от горя. А теперь я должен охранять ее, как весталка священный огонь. Вы уж определитесь, чего вам надо. Ты знаешь, что такое софизм? Нет, но я из-за этого не переживаю. Пример софизма: Сократ смертен, все кошки смертны, значит, Сократ кошка. Да. Очень смешно, даже изыскано, но совершенно глупо, извините. Еще один софизм: Я люблю Максимильяна, Максимильян любит Валентину, следовательно, я люблю Валентину. А Валентина в опасности. Мне продолжать? Ладно. Я понял. Вы хотите, чтобы я стал ее нянькой? Я буду ее нянькой. Еще повезло, что девушка хорошенькая. Что ж, а вот и твоя соска, няня.

При малейшем сомнении, при малейшем синдроме недомогания, ты дашь ей это выпить. Но почему вы решили, что Вильфоры возьмут меня в управляющие? Я говорил с Элоизой. Все слуги уходят от них. Тебя ждут, как мессию.

Вот посмотри Добрый вечер, месье. Меня пригласили управляющим. Тебя ждут с нетерпением. Входи и будь, как у себя дома. Твоя еда на столе.

Посвятите в дела. Поговоришь об этом завтра с хозяевами. А я ни минуту больше не останусь в этом проклятом доме. Почему в проклятом, как это проклятом? Вам что, здесь плохо? За одну неделю два отравления, один из них тоже слуга. Это не соответствует моим понятиям счастья. Это точно. Лучше предупредить, чем потом лечить. Вот отчет об анализе лимонада, которым был отравлен Барруа. Вот, прочтите. Весьма красноречиво. Отравление! Смесь экстракта дигиталиса и настоя цикуты. Безнадежный случай. Вздор, доктор! Мой отец тоже пил этот ваш так сказать отравленный лимонад, но с ним ничего не случилось Действительно, и признаюсь, что меня это удивило. Но в связи с состоянием здоровья, месье Нуартье буквально нашпигован лекарствами, я это знаю, потому что сам их ему прописывал. Они наверняка помешали действию яда, став в каком-то роде постоянным противоядием.

Распорядитесь об эксгумации и аутопсии тела мадам Сен-Меран: я уверен, что в ее органах мы найдем следы цикуты и дигиталиса. Я не буду отдавать никаких распоряжений, Авриньи, вбейте это себе в голову. Понимаю, что правда ужасает вас. Это Валентина приготовила лимонад, который убил Барруа. Замолчите, доктор, вы бредите! Конечно, она не хотела убивать несчастного слугу. Нет, ее целью был Нуартье. Но из-за трагической случайности Барруа выпил из стакана своего хозяина. Абсурд, Авриньи, абсурд! Валентина обожает своего дедушку! Разве он не лишил ее наследства? Старческий маразм. И к тому же Валентине это было всё равно. Только с виду. Девушки очень хорошо умеют притворяться. Войдите! Я Бертуччо, месье. Ваш новый управляющий. Да, я знаю, жена мне сказала. Что вам надо? Ничего, господин прокурор. Это господин прокурор меня вызывал. Неужели? Я что-то не помню. Это правда, вы сказали, что хотите коньяка. Сейчас принесу. Я выпью коньяк один, Авриньи. Я больше ничего не хочу делить с вами. Вы покинете этот дом и больше никогда не переступите его порога. Я только сказал вам, что думаю. Послушайте, Вильфор, даже если вам это кажется несправедливым и жестоким, Валентина должна быть изолирована. Под видом рассудительной девушки скрывается одна из тех извращенных и неуравновешенных истерических натур, которые при малейшем противоречии им впадают в худшее из безумий. Я не сплю уже много ночей: я знаю не хуже вас, что ожидает Валентину, если вы сообщите о ее преступлении. Нет, вы этого не знаете! Вы никогда не видели, как отрубают голову! А я видел. Сотни голов. Я видел их вблизи, видел их отвратительный ужас, касался их кожи, мокрой от ледяного пота, от которого уже исходил сладковатый запах смерти. Я слышал, как стучат их зубы, порою настолько сильно, что иногда они ломаются. И вы хотите, чтобы это я предуготовил своей дочери? Да это вы чудовище, если осмеливаетесь предложить мне такое!

Возможно, мы сможем избежать худшего и добиться помещения в лечебницу? К сумасшедшим? Чтобы с ней обращались, как с бешеной собакой и держали связанной день и ночь? А теперь слушайте меня, Авриньи: если вы осмелитесь повторить хоть слово из этого кому бы то ни было, я брошу вас в тюрьму. В тюрьму? Меня? Под каким предлогом? Насчет этого можете быть уверены: я найду. Я привык. Хорошо, я буду молчать. Но мне вас жаль. Больше всего я боюсь за вас. Вы вполне можете быть следующей жертвой. Любой обитатель этого дома может быть следующей жертвой. Уходите! Мой друг, я всё слышала. Она моя дочь. Никто не причинит ей зла, никто. Впрочем, она больше не выйдет из дома. Я запер ее в комнате. Вы правы. Но, боюсь, ей не понравится, когда она узнает, что превратилась в пленницу. Возможно, будет лучше, если она выместит свое недовольство на мне, чем на вас. Где ключ? Под дверью ее комнаты. Я пойду к ней. Отдохните, я всё возьму на себя. А теперь, дорогой граф, я могу, наконец, это отведать? Господи, как мне нравится этот ротик, который так вежливо произносит: "дорогой граф", тогда как глаза умоляют: "Поцелуй меня! Поцелуй меня, как повар!" А как целуются повара? Восхитительно. Что ты здесь делаешь? Мне очень страшно. Страшно? Но страха не существует. Это иллюзия, как множество других вещей. Возвращайся туда, откуда пришел. Я не за себя боюсь, а за нее. Что, за Валентину? Валентина? Какая Валентина? Валентина Вильфор. А, эта малышка! Рассказывай. Некий доктор Авриньи убежден, что это Валентина отравила Барруа и мадам Сен-Меран. Он обнаружил, что в лимонаде, приготовленном Валентиной и который выпил Барруа, действительно находился яд. Но что за яд? Смесь цикуты и дигитала. Проклятье! Теперь, когда она удостоверилась в эффективности своей смеси, можешь быть уверен, что она на этом не остановится. Какое несчастье! Вы тоже думаете, что она виновата? Я думаю, что она в смертельной опасности! Возвращайся к Вильфорам. Если надо, ляг перед дверью в комнату Валентины, никого не впускай. Особенно Элоизу. Я присоединюсь к тебе как можно скорее. Как я могу незаметно войти? Я еще плохо знаю дом. Он огромный и мрачный. Возможно, туда можно проникнуть через крышу. Хорошо, через крышу. Давай иди, будешь меня поджидать. А теперь беги! Ты должен был быть уже рядом с Валентиной. Беги! Я скоро приду! У вас опять вдруг стал озабоченный вид, который мне совсем не нравится, месье! Досадная помеха. Но ничего особенного. Хотя. Хотя что? Хотя я очень надеялся оставить вас рядом со мной после нашего ужина, но. О, оставьте меня!

Если бы вы знали, как мне холодно в моем старом доме в Отёе. Пожалуйста, я хочу остаться здесь с вами. Рядом с вами. Прижавшись к вам. Будьте разумны, мадам. Но почему? Потому что сегодня ночью у меня дела. Отложите на завтра. Завтра тоже будет ночь. Невозможно, мадам. Именно этой ночью меня ждут. Кто вас ждет? Надеюсь, не женщина? Если смерть похожа на женщину, тогда да. Бертуччо, что ты здесь делаешь? Что я делаю? Я делаю то, что должны бы делать вы: охраняю вашу Валентину. Ты ее охраняешь? Как это охраняешь? Что это значит? Она в опасности? Говори же, Бертуччо, говори! Да нет, не волнуйтесь вы так. Теперь мы ее охраняем. Да, но это ничего не значит. Ты, Бертуччо, всего лишь Бертуччо. Конечно. Я не это хотел сказать. Да нет, я сам это говорю. Но успокойтесь, месье, потому что я не один. Со мной еще этот человек. Какой человек? Человек, которого, хотя он и мой хозяин, я скоро буду считать своим другом. Однажды я скажу ему "ты". И обниму его. Ладно, а теперь за работу. Проснись! Проснись, ради Бога! Проснись, маленькое существо, проснись. Ты мне нужна! Ты мне нужна! Проснись! Молодец, Бертуччо, молодец. Осторожно, ступени скрипят. Спальня мадмуазель Вильфор.

Бедное дитя! Все эти волнения вас измотали. Я приготовила вам напиток, чтобы вам лучше спалось. Спасибо, Элоиза, мне ничего не надо, я хорошо сплю. Не сомневаюсь, но с этим вы будете спать еще лучше. Давайте, пейте, вот так, смелее. Пейте до последней капли. Вот так, вот так. Вот так дорогая, хорошо. Спите крепко. Спокойной ночи. Тихо! Если вы закричите, мы пропали, и вы никогда больше не увидите Максимильяна. Какой вкус был у напитка, который она вам дала? Какой вкус? Я не обратила внимания. Немного горьковатый. Прошу вас, будьте точнее, от этого зависит ваша жизнь! Приятный вкус. вкус трав. Скорее, Бертуччо, где флакон, который я тебе дал? Флакон? О чем вы? Противоядие, противоядие! Его больше нет. Мне приготовили ужин. У меня появились подозрения. И я выпил весь флакон. Мне трудно дышать. Быстро в лабораторию. У меня есть еще противоядие. В пробирке. Седьмая на полке. Живо! Мне очень холодно! Скорее, вы что, уснули? Скорее, кучер. Вы меня слышите? Ну же, скорее! А, месье Бертуччо! Это я, капитан Коклес. Поручение выполнено. Месье Бертуччо, несмотря на поздний час, будьте добры сообщить графу Монте-Кристо,что. Хорошо, очень хорошо, но позже. Месье Бертуччо! Месье Бертуччо! А где кучер? Он не захотел ждать. О Боже. Пойдемте. Нам надо скорее ехать. Скорее, скорее! Шаги, кто-то сюда идет. Боже, нет! Это вопрос секунд. Слава Богу, мое противоядие действует быстрее яда. Но оставались считанные секунды. Слава Богу, она спасена. Только временно. Можешь быть уверен, что мадам Вильфор сделает еще одну попытку. Когда она увидит, что сегодняшний яд не подействовал, она может приготовить нам другой, формулу которого я не знаю. а значит, не будет противоядия. Простите меня, граф. Я хочу знать, какое мне будет наказание. Я совершил ужасный промах. Из-за меня она чуть не. Я тоже не безупречен, Бертуччо. Граф, наконец-то вы, но, клянусь, я ничего не понимаю. Что за ночь, что за ночь! Сначала мы простаивали у вашего дома, а потом нас повезли неизвестно куда. Поверьте капитану Коклесу, даже турки не такие взбалмошные, как ваш месье Бертуччо. Господи. Гайде? Если бы вы знали, где я ее разыскал и в каком жалком состоянии она была. Я знаю, капитан Коклес. Могу угадать, что она перенесла. Нет, я сам поведу. Я задыхаюсь, мне нужен свежий воздух! Добро пожаловать, мадам. Я граф Монте-Кристо. А я ваша рабыня, поскольку вы меня перекупили. Я вас не перекупил, я вас освободил. Вы были пленницей, а я ненавижу тюрьмы. Я знаю, месье, я должна была вернуться в Отёй. Но мне было любопытно узнать, что вы называете "свиданием со смертью". С виду ваша смерть очень красива. Эта женщина многое выстрадала. Страдающие молодые женщины и составляют ваш тайный сад? Камилла Ришардэ. Тоже много страдала. Вдова после всего двух лет замужества, и представьте себе, я имела неосторожность влюбиться в человека, которого считала мужчиной, но который оказался совой или летучей мышью, в общем, одним из тех существ, которые по ночам куда-то спешат и никогда не ночуют в мягкой постели. Спасибо за слово "влюбиться", мадам. Об остальном поговорим потом. Вы, наверное, очень устали. Мухаммад приготовит вам комнату. Принцессе Гайде не лучше ли было остановиться в гостинице? Никто не должен знать, что мы ее разыскали и что она в Париже. Я требую полного молчания, как ради ее безопасности, так и ради своих планов. Поскольку вы хорошо знаете этот дом, мадам, надеюсь, вы постараетесь, чтобы у нее всё было. Спасибо, капитан Коклес. Вы также просили меня достать вам некоторые документы. Вот они. Что такое, Бошан, придите в себя. Я прошу вас написать серьезную статью: Виктория, первый итог первого года правления. То, что вы написали, это не политическая статья, это признание в любви! Дело в том, что ее 19 лет, миленькое круглое личико и застенчивая улыбка делают королеву Англии просто очаровательной! Месье Бошан! Очень срочно! Спасибо. Пусть королева Англии еще подрастет: у меня в руках настоящая бомба. Вот, прочтите, месье. Если это правда, то какой будет скандал! Вы уверены в этих сведениях? Я уверен в человеке, который мне ее прислал. Будем надеяться. Иначе я потеряю свою газету. В любом случае, в первое время будем осторожны: подпалим фитиль, но бомбу пока не взорвем. Вы уже прикинули, какой будет заголовок? "Нам пишут из Янины". Слава Богу, месье, что вы никогда не стрелялись на дуэли. По крайней мере, со мной! Пуля в сердце какое здесь наказание? Наказание, достойное этого слова, должно продолжаться долго. Вы когда-нибудь промахивались? Никогда. Тогда научите меня. Запишитесь к учителю стрельбы. Следующие занятия в субботу. У меня нет времени. Прошу вас, вы спасли мне жизнь в Риме, не дайте мне потерять ее в Париже! Альбер, что случилось? У меня серьезное дело. Дуэль. Вы и дуэль? Меня оскорбили. И кто оскорбитель? Бошан. Бошан? Журналист? Но мне казалось, что вы друзья! Больше нет. Вот, прочтите.

Третья страница, внизу: "Нам пишут из Янины". И где оскорбление? Как это где оскорбление! В этой статье делается намек, что некий Фернан, французский офицер, служивший в Греции, виновен в вероломстве, предав султана Али-пашу и отдав его на растерзание турков, его и его семью. И подпись: Бошан. Некий Фернан, ладно. Но как это вас касается? Моего отца зовут Фернан. Мой дорогой, сотни людей только в Париже носят имя Фернан! Это заурядное имя в наше время! И если слово "заурядное" кажется вам обидным, скажем, что это модное имя. Но служил в Греции? И под знаменем султана Янины? Право же, намек на моего отца более, чем прозрачен! Допустим. Но тем не менее эта статья касается чести вашего отца, так что не вам надо ее отстаивать, а графу Морсерфу. Слава Богу, отец ничего не знает об этой гнусной клевете. Он никогда не читает "Вестник", он считает, что она продалась его политическим врагам. Что бы вы делали, если бы оскорбили вашего отца? Моего отца? Он испытал худшее, чем оскорбление: его заставили умереть от горя. И вы не пытались отомстить за него? Пытался. Вот видите. Как оскорбленный, я имею право на выбор оружия. Я хороший фехтовальщик, тогда как Бошан ни разу не держал шпаги в руках. Но зато он умеет стрелять. В память нашей прежней дружбы и не желая, чтобы это стало убийством, я выбрал пистолет, но стрелять я совсем не умею. В общем, вы заменили убийство на самоубийство. Если только вы не научите меня стрелять. И я отказался: сделать из Альбера меткого стрелка это всё равно, что самому целиться в грудь Бошана. Этот бедный парень опубликовал статью, поверив документу, который я сам ему передал! В таком случае, Альбер тоже не виноват. С каких это пор дети должны платить за ошибки родителей. Если так рассуждать, то наша Валентина. Если мне удастся заставить Фернана Морсерфа выдать себя, то у его сына не будет причин стреляться. По крайней мере, я надеюсь. А вот что касается Валентины. Элоиза постоянно кружится вокруг нее. Постоянно предлагает ей то кофе, то оранжад, то наливку. Я всё время слежу за ней, но, к несчастью, существуют ночи. А время от времени надо спать.

Кстати насчет сна. Возможно, есть средство сделать Валентину недосягаемой для мачехи. Ты помнишь ту лягушку, которую я заставил принять эликсир, после которого спящий больше походит на мертвеца? Мне эта идея совсем не нравится. Мне тоже, но это единственное решение. А пока возвращайся скорее к нашей подопечной. Увидимся здесь завтра, в десять.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Мы посоветуемся с оракулом.

Это в 6 части. >>>