Христианство в Армении

Это в 6 части.

ПЬЕР АРДИТИ СЕРДЖО РУБИНИ (в роли Бертуччо) МИШЕЛЬ ОМОН ФЛОРАНС ДАРЕЛЬ ИНЕС САСТРЕ ЖАН-МАРК ТИБО ЖЮЛИ ДЕПАРДЬЕ КРИСТОФЕР ТОМПСОН РОЛАН БЛАНШ ЖОРЖ МУСТАКИ ЭЛЕН ВЕНСАН СТАНИСЛАС МЕРАР СТЕФАН ГЕРЕН-ТИЛЛИ При участии ГИЙОМА ДЕПАРДЬЕ ПАТРИК БУШИТЕ в роли Бошана КОНСТАНС АНЖЕЛЬБРЕШТ в роли Эрмины Данглар МИШЛИН ПРЕЛЬ ЖАН-КЛОД БРИАЛИ Автор сценария и диалогов ДИДЬЕ ДЕКУЭН по мотивам одноименного романа Александра Дюма Композитор БРЮНО КУЛЕ Оператор ВИЛЛИ СТАССЕН Продюсер ЖАН-ПЬЕР ГЕРЕН Режиссер ЖОЗЕ ДАЙАН И чтобы никто не подходил к карете! Прошу тебя, нам надо поговорить. Да, завтра в половине седьмого в лесу Сен-Клу. Обменяемся только одним словом: "Готов? Готов!" Граф, я тоже в замешательстве. Поймите меня, я не могу требовать от Палаты пэров, председателем которой имею честь быть, возбудить дело против одного из её членов на основании каких-то намёков. Автор статьи предусмотрительно не сказал, о ком именно идёт речь. "Некий Фернан". Согласитесь, это довольно туманно. Фернан! У меня у самого есть внук Фернан. Герцог, сегодня в вечернем выпуске "Вестника" будет названо его полное имя. Говорить уже будут не о "неком Фернане", а о графе Фернане Морсерфе. Поверьте мне.

Месье, я должен вас предостеречь. После Революции во Франции можно критиковать всех, разумеется. Но чтобы обвинить такого уважаемого человека, как граф Морсерф. Вот гранки статьи, которая сегодня вечером появится в газете "Вестник". Извините меня за нескромность, месье, но какова ваша роль в этом деле? Я его инициатор. И вы так спокойно об этом говорите? Это внешнее спокойствие, герцог. Внутри меня переполняют гнев и отвращение. Тогда разуверьте меня и скажите, что речь не идёт о личной мести месье де Морсерфу. Не всё ли равно, если эта месть равна правосудию. Допуск прекращен. Поверьте мне, уважаемые коллеги, я бы не придал никакого значения этим обвинениям. Этим измышлениям! Этим измышлениям, если так угодно барону Мершандьеру. Если бы под ними не подписался ряд знатных особ, утверждающих, что они были свидетелями этого. Преступления, да? Тихо, господа! Тихо! А вам, месье Морсерф, я не давал слова. Но я беру его, месье. Регламент ничто по сравнению с нанесённым мне оскорблением.

Которое вы, месье, повторяете с такой лёгкостью, что меня это удивляет и ранит. Они все на его стороне. Этого надо было ожидать. Если Альбер меня завтра не убьёт, меня обвинят в покушении на безопасность страны. Да, попал я из-за вас в переплёт, граф. Морсерф уверен в победе, так как думает, что знает все карты, которые здесь разыгрываются. Но у меня есть в запасе одна, о которой он не догадывается. Умоляю, достаньте её скорее! Настало время за ней сходить. К тому же глотну свежего воздуха, а то здесь я задыхаюсь. И кто же те свидетели, на которых ссылается эта газетёнка? Старейшины города Янины. Наверное, из тех, что давно уже умерли. Это не ново взывать к мёртвым. Меня это не удивляет. Браво! Браво! Если вы мне не верите, господа, пошлите следственную комиссию в Янину. У Палаты пэров есть дела куда поважнее, чем ездить к туркам. Дорогой Морсерф, никто не сомневается в правдивости ваших слов. Я, во всяком случае. Я в вашем распоряжении, месье. Я давно уже жду этого момента. Я тоже, мадам. Господа! Господа! Сегодня взялись за меня. А завтра, возможно, настанет ваш черёд. Ваш, ваш и ваш! А потом и нашего судью пригвоздят к позорному столбу. А вслед за судьей, может быть, и короля. Господа, вернитесь на свои места или я прерву заседание. Граф Морсерф, нельзя доказать свою невиновность, набрасываясь на прессу. И в чём я должен оправдываться? Что рисковал жизнью в Янине?

Что за проявленный героизм султан Али-паша, которого я якобы предал, признал мои заслуги, присвоив мне звание боевого генерала? А потом? После того, как он сделал вас генералом? Потом. потом город захватили турки. Но каким образом? Как они его захватили? Вот в чём вопрос. И где же ваша козырная карта? Вот она: червовая дама.

Тихо, господа, тихо! Я должен сделать важное сообщение. Мне доложили, что только что сюда прибыла особа, предлагающая выслушать её в качестве свидетеля по делу Янины. Герцог, мы уже многих выслушали. Пора оставить графа Морсерфа в покое. Дорогой мой, пусть наши враги выступят с открытым забралом. Я прошу только об этом. Что это за маскарад? Кто эта женщина? Представьтесь, мадам. Янинская принцесса Гайде, дочь султана Али-Паши. Этого не может быть! Она самозванка! Почему самозванка? Потому что турки вырезали всю семью султана. Да, месье. Они убили всех: мою мать, отца, двоих братьев. Я одна избежала этой бойни. Возможно, потому что была совсем маленькой. Чтобы турки кого-то пожалели! Эта женщина рассказывает небылицы. Они бы проявили жалость, если бы убили меня, а не сделали рабыней. Если вы рабыня, вы не можете давать показания. Она уже не рабыня, месье. Я её выкупил. И освободил. На чьей вы стороне? Мадам, раз уж граф Монте-Кристо ручается за достоверность ваших показаний, вы можете говорить. Рабыня или нет, но она должна доказать, что она та, за кого себя выдаёт. Скажите вы, кто я. Истеричка, вот вы кто! Мондего, вы были одним из самых приближённых к султану и его семье. У Гайде была особая примета? Прошло столько времени! Как я могу помнить? Так была у неё особая примета или нет? Возможно, была. Она в те времена объедалась лакомством, которое у них называется рахат-лукум. Так что сейчас она должна весить не менее двухсот фунтов. Вот её особая примета, А вы явно не дотягиваете до этого веса, дорогая. Я тоже был в Янине. Правда, всего несколько дней. Но я имел честь встречаться с султаном Али-пашой. Сейчас речь идёт о его дочери. Вот именно. Я встречался и с его дочерью. И она перед вами. Вы несёте вздор, мой дорогой Гийон. Впрочем, как всегда. Не знаю, знакомы ли вы с соколиной охотой, дорогой герцог. Но это чрезвычайно увлекательное занятие, которое. Ближе к делу, месье де Гийон, ближе к делу! Так вот. Однажды сокол принцессы оторвал ей клювом мочку правого уха. Но спешу сразу добавить, что красота принцессы Гайде от этого ничуть не пострадала. Простите нас, мадам, за унижение, которому мы вас подвергли, но это последнее. Попрошу пэров Франции встать, как это принято, когда мы принимаем у себя члена королевской семьи. Она сама себя покалечила! Выходите! Выходите или я сам приду за вами. Ступайте домой, Альбер. Ваша мать ждёт вас. Из-за вас мой отец опозорен. Но клянусь вам, я не испытываю злорадства по этому поводу. Это надо было сделать. Если вы не знаете, что это значит, поясняю: я вызываю вас на дуэль. Где и когда? Я этого не хотел, Альбер. Отвечайте: где и когда? Вы собирались драться с Бошаном. Дуэль между вами потеряла смысл. Так что предлагаю в том же месте в тот же час. Вот мои секунданты. Представьте мне своих. Максимильан Моррель и Бертуччо. Торговец и слуга. Опять хотите меня унизить? Других друзей в Париже у меня нет. Какой дождь!

Надеюсь, он упадёт на спину, а не лицом в землю. Он не заслуживает такой унизительной смерти. Хватит, Бертуччо, я сам закончу. Иди к Валентине, у меня неспокойно на душе. Не волнуйтесь, граф. Вильфоры в Сен-Луи на отпевании мадам де Сен-Меран. А бедного Барруа не отпевают? Извините. Это графиня. Какая графиня? Мадам Морсерф. Оставь нас, Бертуччо. Присаживайтесь, Мерседес. Что вы делаете? Умоляю вас. Вы сами знаете. Встаньте! На колени опускаются лишь перед Богом. Но вы, как и Он, можете совершить чудо. Почему чудо? Ваш сын считает себя оскорблённым, так что первым стрелять будет он. Вы же знаете, он промахнётся. Он плохо стреляет. И он будет волноваться, у него будут дрожать руки. Это его первая дуэль. У меня тоже. Но в отличие от вашего сына, я прекрасно стреляю. Вы хотите, чтобы я выстрелил в сторону? Поэтому вы и пришли? Да, ради Бога, умоляю вас. Обещайте мне, что вы так и сделаете. Я этого не предполагал, но допустим. Итак, я стреляю в сторону и не попадаю в вашего сына.

Но, Мерседес, у нас будет по два пистолета, и опять первым стрелять Альберу. И на этот раз дистанция будет сокращена с шестидесяти шагов до тридцати. Прицельтесь в меня! И вы поймёте. Скажите честно, с тридцати шагов, даже не умея стрелять, разве вы промахнётесь? Сожалею, Мерседес, я не позволю вашему сыну выстрелить мне в сердце с тридцати шагов. Тогда. нанесите ему лёгкую рану в плечо. Сделайте что-нибудь, лишь бы этот кошмар прекратился. Это дуэль не до первой крови. Один из нас должен быть убит. И это ваш сын так захотел. Вы на всё говорите "нет". За что вы нас преследуете? Что мы вам сделали? Я думал, вы знаете. Откуда мне знать? Что я знаю о вас? Однако тогда на реке мне показалось. Мне тогда тоже что-то показалось. Но я, наверное, ошиблась. Потому что он не был таким. Он не был таким, как вы. На реке я назвала вас Эдмоном. Но почему потом вы ничего не сказали? Я думала, ты сам скажешь. Что ты должен это сказать. С первого дня я жду этого признания. Признания, Мерседес, должны делать виновные. Ты хочешь, чтобы я сказала, как тебя зовут? Никто. никто никогда не произносил моё имя так, как это умела делать ты. Я помню, как ты писала его на запотевших стёклах. Я тебя любила. А сейчас я боюсь тебя. И всё же произнеси его, Мерседес. Попробуй, назови меня по имени. Нежно, как раньше. В последний раз. Потому как завтра ты уже не сможешь произнести его без содрогания. Скажи, Мерседес. Эдмон Дантес. Нет, Эдмон, не надо, не трогай меня. Я знаю, что ты меня ненавидишь. Я же начну тебя ненавидеть только завтра.

А твоей ненависти двадцать лет.

Ты хочешь мне отомстить, убив моего сына? Я? Отомстить тебе? Другим да, но не тебе. От тебя я хочу только узнать, что с нами произошло, почему я остался один. Я тебе говорила: твой отец сказал мне, что ты умер. Да, я знаю, ты мне говорила. Говорила, что ты ему поверила, потому что он никогда не лгал. Но выйти за Мондего. Ты знаешь Фернана Мондего? Ты знаешь теперь, кто он такой? Как я могу не знать? Весь Париж говорит о его предательстве в Янине. А случилось ли бы это в Янине, если бы он раньше не совершил предательства, не познал вкуса лжи, клеветы, измены? Что ты хочешь сказать? Это из-за него меня арестовали. Не может быть. Он всем говорил, что потерял лучшего друга. Я видела, как он плакал. В нём всё фальшиво: слёзы, героизм, честь. Он хотел жениться на тебе, а я ему мешал. Тогда и появилось то анонимное письмо. Очень смелый ход, это анонимное письмо. Вполне в духе Фернана. Подонок! Да, но подонок среди других мерзавцев. Вильфор, Данглар, Кадрус. Накажи их. Накажи их всех, это твоё право. Но только не Альбера. Не вмешивай его во всё это. Не убивай моего сына. Если тебе так будет легче, накажи и меня. Я не сделала ничего плохого, но. накажи меня, если тебе будет легче. Но только не трогай моего сына. Ты слышишь, Эдмон Дантес? Не трогай моего сына! Твой отец умер у меня на руках. На руках у Морреля. Тебя там не было. Нет, была. Был бы жив Моррель, он бы тебе сказал. Нет, не бери в свидетели покойника. Но это правда! Я держала твоего отца за руку до его последнего вздоха. И до своего последнего вздоха он говорил о тебе. Нет, Мерседес. Как он тебя любил! Только не это, Мерседес, только не это! Он любил тебя так же, как я Альбера. Мне больше нечего добавить. Ты ничего не хочешь мне сказать, пока я ещё здесь? Завтра утром с двадцатилетним опозданием тебе уже не надо будет гадать, жив ли Эдмон Дантес. Он умрёт. Альбер Морсерф пустит мне пулю в сердце. Спасибо. Прощай, Эдмон. Мерседес. Входи, Мухаммад. Господин, ты звал меня? Здесь по одному для каждого из вас. Это деньги. Вернее, брильянты. С ними проще иметь дело. Брильянты? Да, на обратную дорогу и на достойную жизнь, когда вернётесь домой. Полагаю, Хассан сможет купить себе фелуку и станет знаменитым ловцом губок. Он так любит море! Но скажи ему, чтобы он был осторожен, ладно? Морю нельзя доверять. Никому нельзя доверять. Господин, ты нас прогоняешь? я вас не прогоняю, но. возможно, уйду я. Мы пойдём за тобой куда угодно. Спасибо. Но я уйду в такое место, где уже никто никому не нужен. Мне надо с тобой поговорить. Что вы делаете? Хочу любить вас. Я люблю вкус дождя! Небо просветлело. Как всегда после грозы.

Если со мной что-то случится, обещай мне одно: никогда не заниматься любовью в дождь. Что с тобой может случиться?

Ты же самый сильный, самый красивый, самый неистовый, ты граф Монте-Кристо. Получилось почти в рифму. Я такая счастливая, что непроизвольно сочиняю стихи. Который час? Ещё нет шести. Можешь ещё поспать немного. У меня встреча. Так рано? С кем? Прежде всего с самим собой. Я хочу есть. Приготовь мне чего-нибудь. Хлеб, масло, кофе? Немного сала. Вернее, много сала. И ещё, если найдётся пара куриных ножек, я не откажусь. Ну ты и обжора! Так до вечера? Камилла. Нет, ничего. Хотя нет Я хотел сказать, что это была чудесная ночь. Чудесная, но такая короткая! Следующая будет очень долгой. Он опаздывает больше, чем на полчаса. Может, он струсил? Нет, он приедет. Он Морсерф. Порода предателей. У него есть и мать. Мерседес смелая женщина. Моё завещание. Но, месье. Я отписал тебе десять миллионов. Положишь их в банк "Томсон энд Френч" под 18-20 процентов и получишь неплохую ренту. С тебя я требую только одного: исполнить мою последнюю волю. Это несложно. Я был моряком и хочу, чтобы море стало моей могилой. Чтобы меня опустили в море с борта "Фараона". Договоришься об этом с Максимильяном. Они едут! Виконт Морсерф приносит извинения за опоздание. Из-за грозы размыло все дороги, у нас сломалось колесо. Хорошо, месье. Всё равно стрелять с шестидесяти шагов невозможно из-за тумана. Если вы не возражаете, граф Монте-Кристо предлагает стрелять с тридцати шагов. На таком расстоянии туман не должен помешать. Дело в том, что месье Морсерф желает. в общем, он хочет сказать кое-что графу Монте-Кристо. Вы должны знать, месье, что это противоречит правилам. Говорить теперь должны только пистолеты.

Извольте проверить наши и показать нам свои. Я приехал без оружия, месье Моррель. Без оружия? Без оружия и с извинениями. С извинениями? Но вас оскорбили, вы не должны извиняться. Месье Монте-Кристо, прошу вас подойти. Я хочу с вами поговорить в присутствии моих и ваших секундантов. Прошу вас, месье, встанем к барьеру и покончим с этим. Да, конечно, покончим, но не так, как вы думаете. Я приехал сюда не для того, чтобы вы меня убили и тем более не для того, чтобы убить вас. Если вы не настаиваете, мы не будем драться. Я приехал извиниться перед вами. Сегодня ночью, во время этой ужасной грозы, моя мать мне всё рассказала. Что рассказала? Вы же не хотите, чтобы я говорил при всех, как далеко могло зайти ваше великодушие. Действительно, но это касается только меня и графини Морсерф. Что касается остального, тут всё ясно. Вы были обязаны разоблачить моего отца. Да, господа. Граф Фернан Морсерф совершил предательство. И не только в Янине. А ещё задолго до того, в Марселе. Только не это, только не это! Вы не хотите, чтобы я рассказал? Хотите сами предъявить ему это обвинение? Возможно. Это моё дело, а не ваше. Не бойтесь, я умею хранить тайны, тем более ту, в которую меня посвятила моя мать. Благодарю вас за то, что вы избавили меня от позора обвинить своего отца ещё и в том, что. Вы не представляете, как я счастлив. Устроил себе такой роскошный завтрак. Думал, что он последний в жизни, и ни в чём себе не отказывал. Всегда нужно жить так, будто в последний раз. Сделай мне массаж. Как хорошо. Спой мне песню своей страны. Граф Морсерф. Что граф Морсерф? Он здесь и хочет вас видеть. Он разъярён и говорит, что сделает то, чего не сделал его сын. Иначе говоря, он хочет меня убить? Да, он поклялся честью. Своей честью? Тогда мне нечего бояться. Месье, не относитесь к этому так легкомысленно.

Полы его сюртука оттопырены, под каждой спрятаны пистолеты. Хорошо, проводи его в гостиную.

Подай ему портвейна и печенье. Скажи ему, что я скоро приду. Проследи, чтобы у него всё было. А сам беги к Вильфорам. Быстро, Бертуччо! Валентина одна. Быстро! Вот, месье. Ты хотел меня видеть, Мондего? Монте-Кристо, я пришёл к вам. Как ты сказал? Монте-Кристо?

Граф Монте-Кристо? Ты ошибся адресом, Мондего. Взгляни на меня. Посмотри как следует. Разве я граф Монте-Кристо? Во что вы играете? Я не играю, Фернан. Я никогда не играл. То, что я испытал, было на самом деле. А вот ты играл. Играл в безутешного друга, в жениха-утешителя, в доблестного генерала, в достопочтенного графа де Морсерфа. На самом деле ты продажный мерзавец. Игра окончена, Фернан. Ты проиграл. Бесполезно, ты меня уже убил. В общем, пытался. Но не сумел. Вот доказательство: я вернулся. Выпьешь со мной? За здоровье Эдмона Дантеса. Право же, мой бедный Фернан, ты всегда ломаешь то, что принадлежит мне. Бертуччо! Бертуччо! Я вас ищу повсюду. Валентина! Нужно немедленно позвать врача. Нет, уже поздно. Ей нужен священник.

Бегите за священником! Быстрей! Прошу вас, держите себя в руках. Положитесь на волю Божью. Успокойтесь. К счастью, это просто грязь. Пальто не испорчено. Мне кажется или это был граф Морсерф? Возможно. Вы принимаете его у себя, несмотря на опалу? А вас, дорогой Данглар, я разве не принимаю? Да, но я не. Не опозорен? И всё же в финансовом мире репутацияэто что-то вроде игры на бирже: сегодня повышение, завтра падение. Кстати, как сейчас ваша репутация? Я вам признателен, граф, за то, что вы интересуетесь моим делами. От них, мой дорогой, в какой-то степени зависят и мои дела. Я решил покинуть Париж, представьте себе. Дорогой граф оставит о себе незабываемые воспоминания. Тем более я не хочу оставлять за собой долги. А посему будьте любезны, выдайте мне шесть миллионов в течение двух дней. Шесть миллионов? Но я уже дал вам шесть миллионов! Мне нужно ещё шесть. Не забывайте, банк "Томсон энд Френч" открыл мне у вас неограниченный кредит. Вы с "Томсон энд Френч" смеётесь надо мной. Что они там в Италии могут знать о моём финансовом положении? Мои сейфы пусты. Досадно. Если вы не в состоянии оплатить мой аккредитив, боюсь, как бы "Томсон и Френч" не сделал вас банкротом. Банкротом? Я потерял столько денег только по вашей вине! Все так сказать, чудесные капиталовложения, которые я сделал по вашим советам, пропали! Благодарю, Хассан. Итак, мы договорились: шесть миллионов через два дня. Пожалуйста. Передайте это письмо моему мужу. Мадам, вы можете сами это сделать. Граф только что приехал. Я не желаю его видеть. Приехали, граф. Утром она попросила горячего молока. Бертуччо не было, и жена ей принесла. Оставьте меня наедине с ней. Я её исповедаю. Но, святой отец, она без сознания. Это дело Божье, мадам, а не ваше. И тогда Иисус сказал ей: "Воскреснет брат твой Лазарь. Верующий в меня, если и умрёт, оживёт и не умрет вовек. Чем вы так напуганы, маловерные?" я словно голая. Какой позор! Как я могу выйти на люди без драгоценностей? Куда ты собралась? Мы должны быть завтра на похоронах дочери Вильфора. Наденешь чёрную накидку, никто не заметит отсутствие украшений. Они потянут на два миллиона. Ещё продадим наши охотничьи угодья в Рамбуйе и кое-что из мебели. Нет, только не мебель! Мебель принадлежит мне, она досталась мне от родителей. Предпочитаешь банкротство? Чтобы я сел в тюрьму? Мы были так счастливы! Жизнь казалась прекрасной, лёгкой. И вот, за несколько месяцев какой-то злой рок. Все эти смерти у Вильфоров, бесчестье Морсерфа, его самоубийство. А теперь ты говоришь о банкротстве, тюрьме. За что на нас свалилось всё это? Не знаю, Эрмина. Нет, ты должен знать! Не могже Бог вдруг просто так разгневаться. Мне себя не в чем упрекнуть. Тем более, не в чем. Что хотя? Я сделала нечто дурное. И заслуживаю, чтобы ты продал мои драгоценности и мебель. Я должна быть наказана. Я тебе изменила. Много лет назад. У меня родился ребёнок от другого мужчины. Ты же не можешь иметь детей. Может быть, всё дело в тебе? С другим ведь я смогла, у меня родился сын. С кем это с другим? Почему ты не спрашиваешь: "Что с ребёнком, где он?" У меня есть ребёнок, которого я не знаю, которого никто не знает. И, похоже, никому до него нет дела. Наверное, с кассиром. Она вечно ошивалась возле кассиров. Смотрела на них своим томным взглядом, облизывала губы. Женский язычок, такой розовый, влажный! Представляю, как тревожил душу молодым кассирам этот язычок. Я виноват лишь в том, что нанимал молодых кассиров. Но всё это в прошлом. Молодые, старые в любом случае мне нечем им платить. Так что. Все вон! За дверь! Вон! Убирайтесь! Верните наши деньги! Верните нам деньги! Банк Данглар уведомляет вкладчиков о временном прекращении выплат Да благословит вас Господь, матушка, за ваше гостеприимство. Понимаю, вам было нестерпимо ночевать в доме самоубийцы.

Это единственный грех, который Бог не прощает. Лишить себя жизни из страха перед самим собой значит усомниться в безграничном милосердии Господа. Если Его милосердие безгранично, я уверена, Он прощает и отчаяние. Прощать -так прощать всё. Особенно то, что непростительно. Это вы так думаете, графиня. Нет, матушка, не называйте меня больше графиней. С этим покончено. Потому я и решила пожертвовать своё имущество вашему монастырю. Мы будем за вас молиться, мадам, чтобы Господь помог вам обрести покой.

И чтобы он защитил вас, месье, когда вы будете в Алжире. Лучше просите, чтобы Он дал мне возможность восстановить честь семьи, попранную моим несчастным отцом. Скажите родне, что я готов. Остальных будем ждать, месье? Кого остальных? Тех, кто должен присоединиться к процессии. У покойной, наверное, были друзья. Нет, месье. Пойдёмте, закончим с этим поскорее. Ну вот, они ушли. Перейдём к нашим скорбным делам. Вы довольны? Как и говорили: три тысячи франков, чтобы не очень крепко забить крышку; две тысячи чтобы не класть плиту, и. Я готов дать двадцать тысяч, но мне нужно кое-что ещё. И что вы за это хотите? Чтобы вам её достали из гроба? Вы снабжаете студентов университета свежими трупами, чтобы они их препарировали? Должно быть так? Нет, просто хочу купить катафалк. Вместе с лошадью и вашим молчанием, разумеется. Однако, странный у вас, священников, промысел. Всё, пошли. Пошли отсюда скорее!

А теперь, Бертуччо, за работу, живо! Как сегодня себя чувствует жаба? Всё спит. Но это ничего не значит. У жабы и у человека разная физиология. Конечно. Жаба может ещё долго спать, а вот Валентина могла уже умереть. Всё делаем, как договорились. Только быстро! Она дышит, Бертуччо. Как зверёк во время зимней спячки, но дышит. Да, Бертуччо. Слезай, помоги мне! Когда она придет в себя, ей захочется пить, ей будет холодно, страшно. Она не будет знать, кто она, где она. Не волнуйтесь, я обо всём позабочусь. Когда она проснётся, я выведу её прогуляться. Дам ей хорошего прованского вина. Всё будет хорошо, не волнуйтесь. Кстати, Максимильян знает о вашей проделке? Нет, конечно. Нет? Вы говорите, что любите его, как сына. Вы жестокий! Нет, осторожный. Если вдруг что-то случится, бедный мальчик придёт в отчаяние. Вы хотите сказать, если Валентина не проснётся? Давай же! Видите, вы не очень-то уверены в себе.

Ненавижу чёрные платья. Элоиза, вы же сами того хотели. Что вы имеете в виду? В ночь, когда Валентину отравили, нас было четверо в доме. Валентина, мой отец, вы и я. Полагаете, Валентина могла покончить с собой? Нет, я. не думаю. Тогда кто дал ей яд? Мой отец? Ваш отец, при его-то немощи! Мне это кажется совершенно невозможным. Тогда остаёмся мы с вами. Что, это я убил свою дочь?

Честно говоря, не знаю. А я знаю, что это не я. Какой вывод? Вы сошли с ума! Я обвиняю вас в трёх убийствах: Мари-Луизы Сен-Меран, слуги Жюля Барруа и Валентины Вильфор, моей дочери. Боль утраты ослепляет вас. Для убийства должны быть мотивы. Боже, какие деньги? Да, деньги. Сначала вы убили мадам де Сен-Меран, чтобы её состояние отошло к Валентине. А потом убили Валентину, чтобы получить его через меня. А Барруа? Я что, и от него тоже хотела получить наследство? Барруа не должен был умереть. Вы хотели избавиться от моего отца, чтобы остаться одной. Но с деньгами. Потому что, подумав, вы бы и меня. Подумайте. Подумайте хорошенько, прежде чем совершить безумие.

Если я убийца, как вы утверждаете, если меня арестуют и станут судить, вы первый пострадаете от этого ужасного скандала. Тогда. прощай ваша карьера! Смерть Валентины сломала мою жизнь, так что моя карьера, знаете. Даю вам последний шанс, мадам. Я согласна. Безоговорочно. Не увлекайтесь, дорогая. Я предлагаю вам не путь к спасению, а лишь не столь жуткую смерть, которая ждёт вас на эшафоте, когда вас делят надвое под крики ненависти и плевки толпы. Ваш удивительный яд вызывает, как я вижу, мучительную агонию. Но ведь вы должны понести хоть какое-то наказание, Даю вам час, мадам. Мадемуазель Валентина! Валентина, прошу вас, постарайтесь проснуться. Нельзя же столько спать! Она ледяная. А, это вы, аббат, полагаю, вы пришли за воздаянием. Воздаянием? Да, священникам ведь принято подавать. Не надо. Кадруса зарезали, Морсерф покончил с собой, Данглар в бегах, ваша дочь умерла. Мне этого достаточно. К тому же, я честный человек, и я не возьму ваши грязные деньги. Я не священник. Не священник?

Как не священник? Вы же аббат Бузони. Но как же? Я вас узнаю. Нет, господин прокурор, вы меня не узнаете. Монте-Кристо. Вы граф Монте-Кристо. Нет, Вильфор. Я Эдмон Дантес. Я вас не узнал. О своих преступлениях не хочется вспоминать. Что вам нужно? Чего вы от меня хотите? Чтобы вас оправдали? Я сделаю всё возможное. Я пойду к королю, если надо. Правосудие восторжествует. Правосудием я займусь сам. Я принёс вам один адрес. Тюрьма Шерш-Миди. Левое крыло убийц. Вы хотите меня туда отправить? Но я не убивал Элоизу. Она сама покончила с собой. Если это так, тем лучше для неё. Даю вам слово, я не убийца, я не хочу в тюрьму. Даже если вы там увидите своего сына? Вы не знали, что у вас есть сын? Вы его сразу полюбите. Его зовут Туссен, потому что его нашли в День всех святых в саду в провинции Отёй. Надеюсь, вам не придётся выступать против него в суде. Требовать смертной казни для сына это, естественно, совсем не то, что отправлять Эдмона Дантеса заживо гнить в замке Иф. Прощайте, господин прокурор. Позвольте мне удалиться, как говорят в ваших кругах. просто страдайте. Мой дорогой мальчик! Я ждал тебя, чтобы попрощаться. Я тоже уезжаю. В Марсель? Гораздо дальше. В Алжир?

Ещё дальше. Не догадываетесь? Я вам подскажу. В то утро после дуэли вы мне подарили на память свой пистолет. Нет, Максимилиан! Отдай мне его! У меня его с собой нет. Вы опытный стрелок, скажите, куда лучше стреляться? В висок или в рот? Максимильян! Поверь. Вы заметили, что после Лазаря и Христа он никого не воскресил, словно забыл, как это делается. Ты говоришь, как я в твоём возрасте. То же отчаяние, тот же бунт, почти те же слова. Я тоже хотел умереть. У вас есть всё. И, главное -любовь. Тогда у меня ничего не было. Я даже не имел права смотреть на солнце, так что любовь. И вот однажды, находясь в глубоком отчаянии, я встретил одного человека, который говорил со мной так же, как я сейчас с тобой, и который сказал мне: "Верь, несмотря ни на что, Эдмон Дантес, Эдмон Дантес? А почему Эдмон Дантес? Потому что это я. Эдмон Дантес умер. Многие в это поверили, даже твой отец. как я хотел сказать ему правду. Будь вы Эдмон Дантес, отец узнал бы вас. Он бы не узнал Дантеса в обличии лорда Вильмора. Лорда Вильмора? Это были вы? Иллюзионисты, которые так нравились тебе и Валентине, ничто в сравнении с тем, на что способен я.

Лорд Вильмор, аббат Бузони, граф Монте-Кристо это один и тот же человек. И этот человекЭдмон Дантес. Но как.? Почему? Это долгая история, друг мой. История, к которой Валентина имеет определённое отношение. Хочешь послушать? Единственное, что я хочу услышать, это пистолетный выстрел. Ты ничего не услышишь, ты будешь уже мёртв. Выстрел это мгновение. Если только не промахнёшься. Достаточно малого: рука дрогнула, дуло отклонилось на пару сантиметров и ты станешь калекой, как старик Нуартье. Вы можете предложить что-то другое? Я знаю чудесный яд.

Ты расслабляешься, засыпаешь. Ни тревоги, ни страданий. Ты видишь сон. Но этот сон постепенно развеивается, как туман, уносимый ветром. Вскоре всё исчезает. Только тьма, небытие, Это конец. Дайте его мне. Не сегодня. Хочу тебе кое-что предложить, Максимильян. Дай мне две недели и обещай, что в течение этого времени ты не будешь пытаться уйти из жизни. По прошествии двух недель мы с тобой встретимся в Марселе. Если ты будешь в таком же отчаянии, я обещаю принести тебе яд, который убьет тебя. Вы думаете, что за две недели я забуду Валентину? Я буду вечно её помнить! Если вечность недостаточно сильное лекарство, чтобы прогнать твою печаль, тем более не стоит бросаться в неё, сломя голову. Какие-то две недели это всё, что я прошу от тебя. Думаю, ты сможешь сделать это для меня в память о том, что лорд Вильмор сделал для твоего отца. Две недели, минута в минуту.. Клянёшься? Да, клянусь. Но вы тоже поклянитесь. Да, Максимильян. Я клянусь. помочь тебе умереть, если я ошибся. Всё готово, мой господин. Можем отправляться, когда захочешь. Разве не повар должен это делать? У меня нет больше повара. Боюсь, я уже не смогу позволить себе такую роскошь. Я его уволила. Почему вы мне ничего не сказали? Я бы охотно взял его с собой, продолжал бы платить ему жалованье. Для меня не проблема. Вы знаете новость? Я зашёл попрощаться с Бошаном. Представляете, Франц д'Эпинэ влюбился в Гайде из Янины. Уже поговаривают об их свадьбе. Не так уж плохо всё заканчивается. Вы не считаете? Плохо, ведь вы уезжаете. Мы уезжаем вместе. Мой муж любил предсказывать погоду. Он очень увлекался облаками. Он говорил, что хорошая погода это аномалия между дождливыми, холодными, хмурыми периодами. Вы были моей аномалией. И она была прекрасна. Что вы хотите мне сказать? Где ваши чемоданы? Что значит нигде? Вы не готовы? Поторопитесь, Камилла. Мы скоро уезжаем. В Италии у меня встреча, которую я не могу пропустить. Я остаюсь со своей фасолью. Вы едете без меня, вы что, не поняли? Что происходит? Камилла, что с вами? Вы меня разлюбили? Я всегда буду любить вас. Вы волшебник. Я спала, вы меня разбудили. Я рада, что открыла глаза. Мир прекрасен. Особенно летом. Но. Что "но"? Я не женщина. Вернее, не настоящая женщина. Просто смешная девчонка. Вы испытываете ко мне нежность, но не любовь. Вы сошли с ума. я люблю вас. Вы такая чистая. Скорее, наивная. Со временем моя наивность вам наскучит. Вы отвернётесь от меня. Я стану несчастной. Вы отведали слишком крепкого ликёра, чтобы довольствоваться сиропом. Но я обожаю сироп. Почему вы хотите меня его лишить? Если вы когда-нибудь приедете в Отёй, я буду здесь. Но ты не приедешь. Мерседес сумеет тебя удержать. Мерседес? Она ждёт тебя. Вы 20 лет ждали друг друга. Ты плачешь? Это всё проклятый лук. Жил бы ты в деревне, то знал бы, что от лука всегда плачут. Камилла, это же фасоль. Значит, она с луком из одного семейства. Будет лучше, если ты поскорее уедешь. Ничего не говори. А главное, не шуми, дай мне спокойно уснуть. Да, Камилла? Ты всех заставил заплатить по счетам? Да. Сполна. Могу я тоже выставить тебе свой счёт? Как это счёт? Скажем, отступная. Я возвращаю тебя Мерседес, это чего-то стоит. Тебе так не кажется, ведь ты такой справедливый? Я об это думал, но не смел предложить, боясь тебя обидеть. Моё богатство теперь твоё. Оно мне больше не нужно. Мне не нужны твои деньги! Тогда чего же? Хочу, чтобы ты простил. Чтобы я. простил? Всех и вся. Даже дождь, под которым ты промок, когда вышел без шляпы. Я прошу тебя об этом, потому что простила человека, убившего моего мужа. Не сразу, но всё же я смогла это сделать. Думаю, и ты сможешь. Вот что я у тебя прошу. Думаешь, это большая цена? Очень большая. Но обещаю, что попытаюсь. Граф Монте-Кристо не пытается, он всего добивается. Я люблю тебя, люблю, люблю. Просыпайся! Давай, просыпайся, ну же! Боже, она умерла. Она действительно умерла. Проснись! Проснись! Быстрее! Пошевеливайтесь! 10, 11, 12. Вся сумма целиком. Да, вся. Когда я вернусь в Париж, господин директор, весь мир финансов узнает, что вы честный человек. "Томсон энд Френч", не мог не оплатить аккредитив графа Монте-Кристо. Да уж, эти кредиты! Знаете, вы ведь меня очень напугали. Неограниченный кредит! Впервые такое слышу. Мы тоже впервые видим такого необыкновенного человека, как его превосходительство граф Монте-Кристо. Моё почтение, барон. Я Луиджи Вампа. Чего изволите? По какому праву вы меня похитили? Похитили? Ну что вы! Вы мой гость. Похитили, усыпили, заперли. Какой дрянью вы меня одурманили? Во рту всё горит.

Выпейте чего-нибудь, вам станет лучше. Что бы вам доставило удовольствие? Может, Кьянти? У нас есть отличное Кьянти.

Да, Кьянти, но только побыстрее! Это стоит двести тысяч франков. Двести тысяч за стакан вина? Почему за стакан? За двести тысяч Луиджи Вампа принесёт вам полную бутылку. Да хоть за бутылку! Да хоть за кувшин или даже за бочку! Это безумие, это немыслимо!

Вы же банкир. Ведь банкиры богатые люди? Оставьте себе это Кьянти. Дайте мне воды. Горло пересохло. Кувшин или стакан? Цена сто тысяч за кувшин двадцать тысяч за стакан. 20 тысяч за стакан воды? Она же чистая. Но вы. вы бандит! Как и вы, барон. Только я, в отличие от вас, никогда этого не скрывал. Кто этот человек? Что ему от меня надо? Вы палач, да? Сжальтесь! Сжальтесь, прошу вас! Пожалейте несчастного! Вы хотя бы раскаиваетесь? Раскаиваюсь? В содеянном зле. В содеянном зле? Не так уж много зла я сделал. Вы уверены? Подумайте. Подумайте хорошенько. Нет, месье, не знаю. Я правду говорю, не знаю. Я заработал немало денег, конечно, но что в этом плохого? А сколько я их потерял? Золотые рудники без золота, осетровые промыслы без осетров, а на Украине пшеничные поля без пшеницы. Я вам помогу. Марсель, 20 лет назад. Таверна в каталанском селении. Вино там было не такое дорогое, как здесь, всего несколько су. Таверна Кадруса? Память к вам возвращается? А помните прекрасный летний день, когда вы пили в беседке с Фернаном Мондего и Кадрусом? Помните? Подождите, откуда вы всё это знаете? Граф Монте-Кристо! Нет, Данглар.

Я Эдмон Дантес. Это невозможно! Я должен был этого ожидать. "Невозможно" это любимое слово вас всех. У вас явно не такое богатое воображение, как у меня, господа. Ладно, вылезай из этой крысиной норы. Стоит хорошая погода, мы в Италии. Нет, нет. Нет, я не сумасшедший, Дантес. Ты выстрелишь мне в спину. Или это сделают твои люди. Это не мои люди. Что касается меня, я учусь прощать. И начинаю с тебя. Тебе крупно повезло. Давай, быстрей! Уходи поскорее потому что прощать всё-таки труднее, чем мстить. Да, но. мои деньги? О каких деньгах он говорит? Понятия не имею. Когда мы его похитили, у него были пустые карманы. Пустые карманы? У меня было 12 миллионов. Дорогой Данглар, вы, очевидно, ошибаетесь. Вопервых, вы мне всегда говорили, что у вас нет денег. И потом, будьте логичны: если бы у вас было 12 миллионов, мой друг Вампа не стал бы вас похищать, чтобы получить выкуп. Я бы просто забрал эти миллионы у месье Данглара. Успокойтесь, Данглар! Я тоже через это прошёл. В заточении человек теряет рассудок. Не забудьте, о чём мы договорились. Я сдержу слово: миллионы, отобранные у месье Данглара, будут розданы бедным, сиротам, вдовам, больным. И заключённым. Купите для них одеяла, лекарства, еды. Не забывайте о заключённых. У меня встреча с графом Монте-Кристо. Вам было сказано: ровно через две недели. Но вы пришли раньше. Но я не могу больше так мучиться, Бертуччо. Я хочу положить этому конец. Я сдержал слово, пусть ваш хозяин выполнит свое обещание.

Ну что, Максимильян? Всё так же в отчаянии? Да, я же вам говорил. Я готов. Бертуччо? Да, месье? Сделай, как я тебе сказал. Это он даст мне яд? Так даже лучше. Вы не запачкаете свои руки. Предупреждаю тебя, Максимильян: ты испытаешь огромное потрясение. Ты даже не представляешь, какое. Вы боитесь, что моя смерть будет слишком жалким зрелищем? Хотя, действительно, кто знает, умирать, может, не так легко. Я хочу выпить яд прямо сейчас. Что бы ты ни чувствовал не кричи. У нас соседка очень пожилая дама. Не будем её пугать. Я умею держать себя в руках. Не волнуйтесь, я не боюсь боли. Если ты такой храбрый, пора это доказать. Пойдём со мной. "Булочнику. Мне нужна только одна буханка хлеба, мой сын уехал. Мерседес Игуалада." вернулся"! Надеюсь, ты не плачешь. Вспомни: я был младше твоего сына, когда впервые вышел в море.

Ты здесь! Что ты тут делаешь? То же, что и ты. Я здесь живу. На всем этом пляже. А твой дом на равнине Монсо? Вернее, нет, не продал. Отдал монахам под монастырь. Я сделала то же самое: всё отдала монахиням. А домик наверху по-прежнему твой? Он всегда был моим. А сейчас он единственное, что у меня осталось. В таком случае я спасён. Мне хоть есть, где ночевать. Перестань, ты меня уронишь! Ты встанешь. Мы всегда встаем. Я чувствую себя таким грязным! От тебя пахнет Парижем, деньгами, дилижансами, взмыленными лошадьми, курицей в трактире. Тебе надо выкупаться. Пошли. Пошли! Ты забыл, что я не умею плавать? Идём, я тебя научу. Я тебя научу.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Все в этом зале знают истину.

Повалите его в низ. >>>