Христианство в Армении

Только ублюдок не такое способен.

было огненное озеро. Вода озера горела цветом, алым и пурпурным, и в ее неподвижности отражались небеса. После нескольких месяцев без дождя сюда приходил сезон засухи. Озеро высыхало и становилось белым, как пепел. Но в этом запустении наступало обещание другого сезона. Сезона цвета и жизни, сезона начала. ПУРПУРНЫЕ КРЫЛЬЯ Озеро Натрон в северной Танзании находится в самом центре Восточно-Африканской Великой рифтовой долины. Этот край еще не до конца сформировался. На южном берегу озера возвышается Ол Дойнио Ленгаи действующий вулкан, неугомонный и беспокойный. Скрытый глубоко в его темном ядре, с первозданной энергией горит очаг магмы. Для местного племени масаи Ленгаи это место, где живет бог. Натрон огромное неглубокое озеро длиной 64 километра и глубиной не более двух метров, и настолько токсичное из-за соды, что жизнь в его воде почти невозможна.

Но каждый год лишь несколько недель на Натрон проливается дождь. И совершается грандиозный акт сотворения, одно из последних великих таинств Африки. А вместе с дождем появляются фламинго. Каким-то образом они узнают, что пришло время вернуться на Натрон. Они покинули десятки других озер, расположенных вдоль Рифтовой долины, и пролетели сотни, даже тысячи миль, чтобы оказаться здесь. У каждой птицы своя история, своя тайная жизнь. И каждая история началась здесь, на Натроне, с приходом дождя. Дождь вызывает рост водорослей в воде. Когда фламинго поедают водоросли, они изменяются. Их перья, глаза и ноги наливаются красным. Этот цвет привлекает их друг в друге больше всего. Ведь именно за этим они и прилетели на Натрон, чтобы найти себе пару. Медленно и учтиво они начинают. Каждое движение это часть ухаживания. Хореография. Возрастающая энергия желания. Один за другим фламинго находят друг друга. Спаривание продолжается весь сезон. Спаривание, которое начинается сразу же. У масаи есть миф, что фламинго сделаны из соли. Что они дети озера. Но правда не менее удивительна, как и то, что происходит только здесь, на Натроне. Посреди озера появляется загадочный остров. Когда заканчивается сезон дождей и обжигающее солнце вновь обретает свои права, вода испаряется так быстро, что на поверхности остается соль.

Каждый день под влиянием солнца слои соли накладываются друг на друга, словно пластины соляного льда, что движутся и шлифуются на ветру. Пласты дрейфуют, по мере движения объединяясь в группы маленьких островов. Ветер сгоняет островки к центру озера. После стольких недель интенсивного испарения глубина воды в центре озера составляет всего несколько сантиметров. Плавучие соляные островки застревают на обнажившемся иле и вскоре собираются в один соляной остров шириной 16 километров. Здесь оставшаяся вода сгущается в сернистые лужи, а температура регулярно поднимается выше 50 градусов. Ни одно сухопутное животное не смогло бы здесь пройти, а тем более, выжить. Но для фламинго этот удивительный новый мир подарок. В Восточной Африке насчитывается 2 миллиона малых фламинго, и каждый из них родился здесь, на тайном соляном острове Натрона. Будущие родители строят свои гнезда из соленого озерного ила.

Хотя соляной остров огромен, фламинго, как социальные птицы, предпочитают группироваться вместе, но устанавливать границы выбранных гнездовых площадок. Гнезда имеют высоту почти 30 см, в них суше и на несколько градусов прохладнее, чем на поверхности соляного острова. Соль спекается, выцветает и застывает в виде каркаса. После постройки гнезда откладывается яйцо. А затем остается лишь ждать. один долгий, жаркий месяц. Наконец, маленькое, но решительное начало. Новая жизнь той, что появится сегодня, и возможно, если ей повезет, продлится 40 лет. Совершенно новая история. Ее самые первые крики особенные. Это ее собственный голос, так она и родители всегда смогут узнать друг друга. В течение нескольких часов ее пух высыхает на жарком солнце, и она пытается встать. Для этого потребуется лишь немного больше практики. Затем пришло время поесть высококалорийной жидкости из озерных водорослей, содержащей также примесь крови ее родителя. В эти первые дни при ней постоянно находится кто-то из родителей. Это пора установления связей и близости. Темная впадина под крылом матери любимое место, чтобы укрыться от жгучего солнца. Пока птенцы маленькие, они находятся в тени своих родителей или на гнездовых холмах. Все, чтобы оставаться в прохладе. Примерно через неделю ее ноги уже достаточно сильны, и, немного воодушевившись, она решается покинуть гнездо. Ее мир становится шире с каждым нетвердым шагом. Теперь, когда она может ходить, ее отношения с родителями все больше и больше будут приближаться к разрыву. Как и любой другой птенец, она предпочитает находиться с остальными. Поддержка и дружеское отношение ее рода. Для жизни, которая скорее не индивидуальная, а коллективная. До полумиллиона взрослых и птенцов живут в этом сезонном шумном и галдящем детском саду.

Но остров также может быть злым и суровым. Соль лежит неустойчиво, а жара необычайна. Когда птенцы ходят по лужам вязкой соленой воды, которые здесь повсюду, иногда на их щиколотках образуется тонкий ободок соли.

Произойдет это или нет, по-видимому, дело случая. И чем больше эти птенцы наступают в воду, тем больше соли нарастает и застывает крепкими оковами, которые невозможно разбить. Высоко над колониями появляются аисты марабу, кружа, словно ведьмы из сказок. Они прилетели из далеких от озера мест со своим загадочным пониманием того, что происходит на Натроне. Очень скоро. их намерения становятся очевидными. Практически ненасытные, несколько марабу могут убить сотни птенцов, рассеивая и распугивая родителей. Со своими покатыми изогнутыми клювами фламинго не ровня марабу. Но иногда мать выигрывает отсрочку для своего птенца. В один из дней птенцы решают, что с них довольно. Возможно, некий инстинкт сообщает им о лучшем месте, где-то за пределами соли. Внезапно сотнями тысяч они покидают свой детский сад. Птицы-опекуны уводят их далеко за пределы соляного острова, возможно, по маршруту, который они выбрали для себя, когда сами были птенцами. Но есть и те, кто остался, слишком слабые или слишком израненные, чтобы совершить путешествие. Истории, которые едва начались. Каждый день выжившие птенцы продвигаются сквозь раскаленные мили. Хотя они присоединяются по вечерам к своим родителям для отдыха и еды, именно птицы-опекуны руководят этим дневным маршем и обеспечивают, чтобы даже самые маленькие нашли дорогу.

Но группа не может ждать каждого. Птенцы, отягощенные соляными оковами, отстают все больше и больше. Но взамен на сотни погибших птенцов тысячам все удастся. Как далеко они дошли. Группы объединяются и набирают скорость, словно они, наконец, обнаружили место назначения. И, достигнув края соляного острова, нашли озеро с прохладной голубой водой. И ей тоже это удалось. Сначала с опаской. А потом. Вперед. За остальными. Покидая соляной остров, птенцы попадают в обширное озерное царство. Здесь их ждет совсем другой мир. Живой ландшафт, сложный и одушевленный. Рифтовый утес возвышается над озером на 300 метров, стена скалы прорезана глубокими ущельями. Здесь, среди сумрака и стрижей из сотен подземных источников бьет вода. Вода насыщена углекислым натрием, минералом, который и придает озеру соленый химизм. Множество родников и рек снабжают водой группу болот, граничащих с озером. Почти вся жизнь на Натроне зависит от сравнительно пресной воды этого богатого зеленого лабиринта. И следующие несколько месяцев так же будет и для птенцов. Каждое утро родители оставляют своих птенцов на илистом берегу у болота. Они фактически проводят день совершенно без присмотра. Они учатся добывать пищу. В их клювах развиваются фильтры, и они приобретают характерную форму, что позволит отделять нужные водоросли от болотной грязи и ила. Ее очень мягкий пух это идеальная защита от сильного солнца. Но он требует частого ухода не только в оздоровительных целях, но и для стимулирования роста взрослых перьев. Без этих перьев она не сможет летать, как бы ни старалась. Есть множество вещей, от которых хочется улететь. Например, от мангуста, который живет на болоте. Пока птенцы растут и преображаются, жизнь на болоте идет своим чередом. Монотонная, но вместе с тем полная чудес. В возрасте трех месяцев она стала более уверенной в себе и в своем положении на болоте. Теперь ее пух превратился в ювенильное оперение. И, одно за другим, отросли ее маховые перья. Приходит день, когда она обнаруживает, что ее крылья достаточно окрепли, и неожиданно стал возможен совершенно новый образ жизни. Полет, который поначалу происходит неподалеку от озера и болота, привычных мест ее жизни. И полет, который вскоре оторвет ее от земли, от всего, что ей знакомо. Уже не птенец, а молодая птица, чьи крылья открыли перед ней всю Рифтовую долину. Каждые 30 лет Ленгаи извергается. в расплавленном ядре вулкана под давлением лава распыляется в пепел и выбрасывается в воздух. Пепел содержит углекислый натрий, тот же минерал, что в озерной воде и в почве. Как будто каждая составляющая ландшафта озера просто представлена в другой форме. Разное воплощение одного основного элемента. Натрон единое пространство воды, земли и воздуха. И фламинго, рожденные на соляном острове озера, измененном его соленой водой, олицетворяют живую форму Натрона. Беспрерывные странствия фламинго среди многочисленных озер Рифтовой долины скорее, не миграция, а смена обстановки. Фламинго перемещаются по собственной воле. Натрон, Богория, Эмбакай. Магади, Накуру, Маньяра. Они прилетают и улетают, когда захотят. Внезапно появляясь, они полностью захватывают озеро. Но у каждого озера есть свои ведьмы из сказок. На этот раз она скрывает свою историю. Она скрывает свою тайную жизнь. Подобно тому, как они прибыли на Натрон, словно волшебное действо, так же неожиданно фламинго исчезают. Порождение соли они завладевают небом, впитывают цвет воды, и их перья отливают красным, как у феникса. Их жизни это непрерывное превращение. И даже после смерти они переходят во что-то другое. Их перья, кости, цвет, их жизненная сила все вернулось в озеро. При смене сезонов в воде расцветает микроскопическая жизнь. Натрон превращается в огненное озеро. После шести месяцев без единой капли дождя краски блекнут и выцветают. Пепел вулкана смешивается с озерной солью и земляной пылью, рассеянными беспокойным сухим ветром. Элементы Натрона превращаются друг в друга. Пепел, пыль и соль.

Но даже этот сезон безмолвия пройдет. История птиц это обещание нам. Заверение природы. Зимой или после смерти, в период запустения, придет дождь. Раздастся птичий крик. И все может начаться заново. Птица-молния. Жар-птица. Феникс. Она вернется на пурпурных крыльях и совьет гнездо среди пепла. И дети озера возродятся. Когда-то в самом центре Африки было огненное озеро. 20 миллионов лет фламинго жили и мигрировали среди озер Африки. Многие из этих озер, в том числе и Натрон, в настоящее время находятся под угрозой из-за загрязнения и разработки земель. Сколько еще сезонов жизни и цвета осталось у фламинго? И заметит ли кто, если они исчезнут навсегда?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но так как мы не доверяем друг другу, мы поедем на север все вместе.

Только не в эти тряпки. >>>