Христианство в Армении

Я убью тебя, жирный грязный коп.

Оператор: Александр Мелман Монтажер: Джилл Билкок Художник: Бен Ван Ос Композитор: Майкл Найман Питер Оуэн Художник по костюмам: Дин Ван Штрален Памяти Мэри Селвей, Марлона Брандо и Хантера С. Томпсона В фильме снимались: Джонни Депп, Саманта Мортон, Джон Малкович В 1660 году, после нескольких лет пуританского гнета, на английский престол, к всеобщему ликованию, взошел Карл II. При новом короле настал расцвет театра, изобразительных искусств, науки и сексуальных связей. А вместе с ними пришли войны, природные катастрофы, политические конфликты, экономические болезни и запойное пьянство. К 1675 году наступило похмелье. Карл в отчаянии обращается за помощью к другу. Позвольте мне быть откровенным: я вам не понравлюсь. Господа будут завидовать, а дамы испытают отвращение. Я вам сразу не понравлюсь, и со временем неприязнь только усилится. Дамы, внимание! Я всегда готов. И это не хвастовство и не частное мнение, это твердокаменный медицинский факт. Понимаете, я сплю со всеми подряд. А вы будете смотреть на это и вздыхать. Не вздыхайте. Уж лучше вам наблюдать за мной и делать выводы на расстоянии, чем если бы я полез к вам под юбки. Господа, не расстраивайтесь. Я всегда готов и к этому тоже, так что предупреждение касается и вас. Придержите свои жалкие эрекции, пока я не договорю. Но позже, когда вы будете заниматься сексом — а вы обязательно будете заниматься сексом — я возлагаю на вас надежды, и мне будет известно, если вы их не оправдаете. Я хочу, чтобы мой человекоподобный образ засел у вас в паху. Прочувствуйте, каково было мне, каково мне сейчас — и задумайтесь. Ощущал ли он тот же трепет? Может быть, он познал что-то более сильное? Или мы все бьемся головой о стену в этот сияющий триумфальный миг? Все. Вот и весь мой пролог. Никаких стихов, никаких заверений в благопристойности. Надеюсь, вы этого и не ждали. Я Джон Уилмот, второй граф Рочестер, и я не желаю вам понравиться.

РАСПУТНИК Рен огорчен. Духовенство утвердило самый традиционный проект собора. Как архитектор он связан по рукам и ногам. Добавьте в договор подпункт: Допустимы декоративные отступления от плана. Так он сможет делать все, что захочет. Дальше. Требования, чтобы вы были осторожнее в общественных местах. Или даже ходили с охраной. Кому это взбрело в голову? Вашему брату. Меня никто не тронет — иначе на троне окажется он. Данби говорит, что армия слишком дорого обходится. Его работа — считать баланс. Если он думает, что распустить армию и впустить французов — это правильная экономика, пусть ищет себе другое место. Что-то еще?

Вы просили напомнить о графе Рочестере. — Когда я выслал его? — Три месяца назад. — На сколько? — На год. Верните его. Будь внимателен к жене. Она не привыкла к Лондону. Матушка, я буду во всем стараться услужить ей и вам. Служи Господу Богу. Ты не должна бояться Лондона. Меня пугает не Лондон. Ты увез меня в такой же карете, когда я еще была непорочной наследницей. Тебе понравилось похищение? Безмерно. Расскажи. Джон, здесь не место. Расскажи мне о похищении. Мне было восемнадцать лет. За мной давали две с половиной тысячи в год. Ты устроил засаду, вытащил меня из кареты и увез. За это король посадил тебя в Тауэр. А я упрямо отвергала всех других мужчин. Только моего милого похитителя я была готова встретить с распростертыми объятьями. Новая пьеса Драйдена. На, Чэс, возьми часть. Драйден не в состоянии написать записку для прачки. Рочестер! Мы стосковались по тебе.

До сих пор в тоске. Когда я просыпаюсь в деревне, то мечтаю оказаться в Лондоне. А стоит мне попасть сюда — кругом люди вроде вас. Это правление — просто бардак, вы согласны? Мой отец рисковал жизнью, пряча этого Карла на дубе. Он простил тебя? Он меня простил. А я его не прощу. Из-за чего он выслал тебя на этот раз? Представьте себе: чудесное утро. Я прогуливаюсь по галереям. Король прогуливается по галереям. Я в чудном одиночестве. Вокруг короля топчутся медлительные средиземноморцы. Родственники жены. Ему непременно надо выставить меня напоказ. Смотрите, граф Рочестер. Остроумец, поэт. Просим, познакомьте нас со своей музой. И что мне делать? Тут я вспоминаю, что у меня в кармане есть набросок чего-то про деревню, с нимфами. Достаю и читаю: В Великобритании, издавна славной лучшими на всем белом свете дырками… Чтоб мне провалиться, думаю, это не та бумажка! Ни разу не видел у короля такого колючего взгляда. А у его свиты челюсти так и отпали. Этот листок бумаги исписан не просто нападками на двор, о нет! Это выпад против самой монархии… венчающийся изображением королевской любовницы, пытающейся возбудить бессильный королевский член. Будь у меня время, я бы рассказал, Каким трудом бедняжке Нелли — Руками, пальцами, губами и бедрами — Удается поднять член, доставляющий ей удовольствие. Я ненавижу всех монархов и троны, на которых они сидят, И французского грубияна, И британского дурака. Джонни, это же чертовски хорошо. Конечно, хорошо. Не в этом дело… Дело в том, что он этого не оценил. Я почти час сочинял, думал, ему понравится. Три месяца в этой вонючей деревне в самый разгар сезона. Пропустил все хорошие пьесы. Старый зануда. Мы тебя любим, Джонни.

Сочини нам что-нибудь — мы посмеемся вместо короля. Я поднимаю тост за Этериджа. После пьесы Она хотела б, если бы могла он не написал ничего нового. Он написал бы, если б смог, но он не в состоянии. Ладно, Джонни, сказано хорошо, но ведь это неправда. Правда, Джорджи, правда. Ты думаешь, что можешь по сей день почивать на лаврах за то, что ты написал семь лет назад. Нельзя вечно быть подающим надежды, Джордж. Рано или поздно нужно что-то сделать. О чем я и говорю. Я написал новую пьесу. Новую пьесу, надо же! Все эти дни он притворялся, что, как приличный человек, идет к любовнице, а сам запирался у себя в комнате и втихую строчил пьесу. Какая гадость, Джордж. Постыдная гадость. Так о чем твоя пьеса? Сатира на Драйдена? Чума на Драйдена. Пьеса о тебе. А в своей пьесе ты расскажешь обо мне правду? Ну, я постарался показать тебя… Знаешь, мне нравится твое общество. Ты сделал меня милым. Только зрители способны… Не юли, Джордж. Ты весьма милый… парень. Значит, ты не сказал правду? Молодец. Не будем пугать людей. Как насчет настоящей пьесы? В Герцогском театре идет новый Отвей. Я возлагаю большие надежды на молодого Тома Отвея. Позвольте мне прикончить его, сэр. Это мой слуга. Только что вытащил у меня из кармана два шиллинга. Вор и мерзавец. Именно, милорд. Вы что, еще не уловили дух времени? Я не возьму на службу вора. Тогда я возьму. Сколько тебе платит хозяин? Шесть шиллингов в неделю, сэр. И кто тут вор? Джордж, дай ему пять фунтов. Купи коричневую ливрею и приходи в Герцогский театр. Он украдет ваши деньги. Надеюсь. Если, попав в мою орбиту, он все же окажется честным малым, значит, я не такая уж злая планета, как я надеялся. Теперь уходите, сэр. Как Ваша светлость будет расплачиваться? Запиши на мой счет. Я пользуюсь монетами, опошленными головой монарха, только чтобы расплачиваться со слугами. Ваш покорный слуга.

Нет, мистер Ратклифф, вы принц галантереи. Принц всегда счастлив увидеть голову короля.

Но не носить ее в кармане. Ладно, запишу на счет. Билли, иди к нам. Джонни? Это Билли Даунс. Билли. Граф Рочестер. Сколько вам лет, мистер Даунс? Восемнадцать, милорд. Молодой человек, эта компания вас погубит. Не смейтесь, я серьезно. Мистер Ратклифф, сидит очень хорошо. Милорд, я наблюдал сцену со слугой того джентльмена. Как вы считаете, я поступил мудро? Если болван сбежал с деньгами, вы докажете свою правоту, но себе в убыток. Если он вернется в ливрее, у вас появится слуга, про которого известно, что он нечист на руку. Так вы докажете другое свое утверждение, но опять себе в убыток. Вы хорошо все пересказали, мистер Даунс. И по тому, как вы это сделали, я полагаю, вы учились в одном из колледжей Кембриджа, где рассуждают о том, сколько ангелов танцует на острие иглы. В Кингзе, верно? Верно, милорд. Значит, в Кингзе. И все же вы не поняли мораль этой сцены. Которая заключается в?.. В том, что любой заслуживающий внимания опыт в этой жизни приобретается себе в убыток. Хорошо это запомните. Милорд Рочестер! Ты вернулся. В вашей ливрее, милорд. Значит, ты честный малый. Я этого не вынесу. Я сожалею о содеянном, милорд. Но я подумал, что, попав к вам в услужение, я смогу получать больше радостей от жизни. Надо же, этот парень уловил дух времени. Он мне чрезвычайно нравится. Как тебя зовут? Пеннис, сэр. Какой хозяин, такой и слуга. Пеннис, ты будешь пить и трахаться больше, чем любой другой лакей во всем королевстве. Иди и потрать остаток денег на шлюху. На толстую грязную шлюху. Как выполнишь, возвращайся ко мне. Какое бесстыдство. Милорд. Милорд. Рочестер. Рочестер. Рочестер. Лорд Рочестер, Вас не хватало. Бесстыдство! Наглый ублюдок! Милорд Рочестер! Милорд. Дьявол во плоти. И в хороших камзолах попадается немало мерзавцев. Насквозь прогнивших! Этот красавчик — опасный тип. Рочестер! Я им задницу покажу! Все ее уже видели. Ничего, потерпят еще раз. Джонни сказал королю дырка! Джонни сказал королю дырка! Джонни сказал королю дырка! Джонни сказал королю дырка! Выпустить Вам первую летнюю струю? Я привез с собой жену. Напрасный труд — кончать в благоверную. Дамы и господа, король. Чтоб у меня моча замерзла, король, кажется, зовет меня. Как интересно. Скучала по мне? По деньгам. Не люблю чувствительных шлюх. Я мог закрыть глаза на твои стихи, но специально поднял шум. Не буду от тебя ничего скрывать. Страна на грани. Люди еще не отошли от пожара и чумы. Католики строят заговор. И эти ублюдки голландцы. А французы в десять раз хуже… И совсем нет денег. Я могу получить деньги, если буду пресмыкаться перед Парламентом, или если пойду против французов. А я не хочу бодаться с ними очертя голову, как делал мой отец. Очертя голову— это хорошо. Джонни, ты появился при дворе восемнадцатилетним мальчиком. Некоторая ветреность, нахальные выходки — это было приемлемо. Прошло десять лет, теперь все по-другому. Нужно сменить тон. Я должен выглядеть ответственным, трезвым. Я хочу, чтобы ты был рядом. Поэтому я вернул тебя. Я хочу, чтобы ты выступил в новой роли. Здесь, в театре? Нет, в палате лордов. Твой отец тайно вывез меня из Англии, когда моя жизнь была под угрозой, поэтому я заботился о нем и о тебе. Вы посадили меня в Тауэр. И я же тебя выпустил. Пора платить по счетам. Люди прислушиваются к тебе, Джонни. Если ты займешь свое место в палате лордов, ты можешь стать прекрасным оратором и оказывать влияние на ход дела. Любой может быть против. Против быть весело. Но приходит время, когда пора быть за. Ваше величество. Мистер Этеридж, хотите пососать? Спасибо, мадам, я поужинал. И это твоя верность? Это твоя честность? Вы недобрый, лживый, непостоянный юноша. Сударыня, не верьте никому, кроме моего брата. Кто это? Лиззи Барри. Она ни на что ни годна. Это облегчает мое горе и дает моей уставшей душе передышку. Забыть то, что он сделал, столь же сложно и невозможно, как и наградить его за это. Счастье мое теперь заключается в том, чтобы служить вам, только будучи вашей я имею ценность. Лиззи? Лиззи?! На сцену. Ты должна выйти на поклон. Почему ты упорно делаешь все наоборот? Если девчонки вроде тебя не будут делать, что им говорят, с нашим полом на сцене покончено. Нельзя пренебрегать советами знающих людей. А теперь иди к зрителям. Пусть поцелуют меня в зад. Эта ничего, но дорого дерет. В рот берет хорошо, а по полной не соглашается. — А со мной соглашается. — Не может быть. Мэри, если можно так сказать, — застывшее изваяние.

Обещающее греческие удовольствия. Миссис Барри. Все наши репетиции. Неужели они для вас ничего не значат?

Вы правы, мистер Харрис. Молли, я не могу научить того, кто не хочет учиться. Мистер Этеридж. Как поживаете? Хорошо, мистер Харрис. С вами, кажется, был лорд Рочестер? Куда-то убежал. — Вам понравилась пьеса? — Неплохая. Игра актеров, по большей части, тоже. Миссис Барри. Ее уволили. Вот приказ от мистера Беттертона. Мне его уже передали. Это другой. Вы выпросили для меня помилование. Да, сударыня, но за определенную цену. Это ваш первый сезон на лондонской сцене? Да, милорд. Миссис Барри, вы должны научиться не замечать тех, кому вы не нравитесь. По моему опыту, люди, которым вы не нравитесь, бывают двух типов: это либо глупцы, либо завистники. Глупцы через пять лет вас полюбят. А завистники — никогда. С моей помощью вы станете самой лучшей, самой пленительной актрисой на лондонской сцене. Завтра я приду в театр. Что ты задумал, Джонни? Она бездарна. У нее нет ни голоса, ни стати. Ставлю двадцать гиней, что она станет лучшей актрисой на нашей сцене. Ты думаешь членом, а не головой. Трахни ее, и дело с концом. Дружище, у тебя нет двадцати гиней. Раз патрахаться не удалось, пойдем выпьем? Тут поблизости открылась пивная, называется У глухой Марион. Ого, выпускник Кэмриджа вызубрил свои книжки наизусть. Веди, Кингз. Мне в нутро что-то попала какая-то дрянь. Милорд, полагаю, это не я.

Нет, Пеннис, не ты. Пока не ты. Надо разметить лужайку перед домом в Аддербери для игры в шары. Такая глупая игра. Смотря с кем играешь. Король играет с обычной проституткой, а не со своей женой. У португальцев нет способностей к занятиям на свежем воздухе. Кроме мореходства, конечно. Я хочу сказать, что в этой игре особый этикет. Понимаю, о чем ты. Дорогой, ты должен быть тузом, королем или валетом. Но небо не послало тебе эти карты. Джонни, твой удар. Я не играю. Играешь, Джон. Играешь, если я так сказал. Самый сложный прибор во всей Западной Европе. Стоит шестьдесят тысяч фунтов. Показывает время в любом уголке мира. Понимаешь? Это достижение. Человек, который его сделал, не пьянствовал три года подряд. Что вам от меня нужно? Стихи. Что-нибудь серьезное, то, что может стать памятником моему правлению. Ты мой литературный гигант. Драйден? Чернорабочий. А посмотри, чего он достиг. У Елизаветы был Шекспир. А ты мог бы стать моим. Напиши для меня крупное произведение, и получишь пятьсот гиней. Когда вам будет угодно — к пятнице? Не прощелкай свой шанс, Джонни.

Я люблю тебя. Миссис Барри. Я не могу надолго отдать вам сцену, мне нужно готовиться к Тамерлану. Там столько декораций. Три часа разглагольствований и битья в литавры. Милорд Рочестер. Я пришел, как обещал. Мне задрать юбку? Или вы предпочитаете сделать это своими силами? Я пришел учить вас… актерскому мастерству. Вы так сказали при первой встрече, но, зная, что про вас говорят, я подумала, вы имеете в виду нечто другое. Надеюсь, обо мне говорят разное.

Я пришел, как и говорил, учить вас актерскому мастерству. Никогда не слышала, что вы актер. Это не мешает мне делиться озарениями с другими людьми. Я так и думала. Тогда начнем. Вам знакомы пьесы мистера Этериджа? Милорд, их всего две. Боюсь, это ненадолго. Комическое мщение, или Любовь в бочке. Вы видели миссис Беттертон в роли Грацианы? Да, я ее дублерша. Второй акт, сцена вторая. Я буду играть Бофорта. Грациана, зачем ты обрекаешь свою любовь? Без нее твоя красота станет мне погибелью, несчастливой звездой, предвещающей крах и отчаянье. Вы ошибаетесь, я виню не свою любовь, а несдержанность.

Пламя нужно скрывать подольше, я же, боюсь, открыла его слишком быстро. Наш слабый пол побеждает непредсказуемостью. Мы хвалимся тем, что сразили кого-то взглядом. Мужчины же ценят противника, осмеливающегося сопротивляться, того, кто храбро защищает раненное сердце. Победа для них тем ценней, чем больше потребовала усилий. Это была не Элизабет Барри, а миссис Беттертон. Дублерша должна копировать, а не творить. — Вчера вы творили. — Вчера меня уволили.

Но вы играли правдиво. Правдивая игра слишком дорого обходится. Мне кажется, вы даже не задумывались над этим монологом. А как бы вы хотели, чтобы я его прочла? Давайте подумаем. О чем этот монолог, который миссис Беттертон так исказила? Грациана считает, что слишком поспешно открыла секреты своего сердца. Чего женщина не должна допускать в отношениях с мужчиной. Тогда мужчина примет любовь как должное и не будет ее ценить. Автор прав? Вы с этим согласны? Я считаю, мужчины — это препятствия, которые необходимо преодолеть. И все? Вы когда-нибудь испытывали к нам страсть? Я изображала страсть в мужской постели, если вы об этом. На сцене притворство не пройдет. Вчера меня осмеяло четыре сотни негодяев. Я знаю, что не пройдет. Значит, вы поверите их мнению против двух наших, и отныне будете продавать им фальшивку. Не знаю. Тогда будем учиться. Вернемся к монологу. Вы изобразили наивность. Грациана не невинна, иначе бы ей такие мысли в голову не пришли.

Если бы вы хоть раз любили, вы бы произнесли эти слова с сожалением, потому что боялись бы потерять этого мужчину. А если я все же любила? Так покажите мне это в монологе. Вы ошибаетесь, я виню не свою любовь, а несдержанность. Пламя нужно скрывать подольше, я же, боюсь, открыла его слишком быстро. Наш слабый пол побеждает непредсказуемостью.

Мы хвалимся тем, что сразили кого-то взглядом. Мужчины же ценят противника, осмеливающегося сопротивляться, того, кто храбро защищает раненное сердце. Победа для них тем ценней, чем больше потребовала усилий. Так лучше? Как вы думаете? Я желаю знать ваше мнение. Но теперь вы чересчур злитесь. Черт возьми, конечно, я злюсь!

Вы приходите в театр и указываете мне, как мне делать мою работу. Предупреждаю, я несдержанна, могу ударить вас тем, что первое под руку попадется. И если это окажется бутафорский кинжал — некоторые из них острее, чем надо, так что будьте осторожны. Умереть на сцене на руках у прекрасной женщины. Это не про меня. Думаю, я могу сделать из вас настоящую актрису, а не фальшивку. Я могу это сделать… но я не могу учить вас, если вы хотя бы немного не раскроетесь. Не в моем характере раскрываться. Я ревниво оберегаю свой талант. Хотя, поверьте, вы один во всем городе его заметили. И меня совсем не ослепляет-то, что вы лорд, чтобы во всем с вами соглашаться. Да, вы правы. Я намерена сделать то, что до меня никому не удавалось. И вчера у меня ничего не получилось из-за страха перед зрителями. Но я их завоюю. И когда я добьюсь известности и двух фунтов в неделю, я не хочу, чтобы люди говорили, что это лорд Рочестер осенил меня своим гением… И теперь я — всего лишь частичка его величия. Нет! Меня будут ценить за то, что я умею делать на сцене, за то, что я, Лиззи Барри, вылепила из жара своей души и превратила в чудо, и тем прославилась. Я не афиширую свои произведения. Если я помогу вам прославиться, я не стану претендовать на известность. Это вы сейчас так говорите.

А потом в пивной после спектакля, когда все будут обсуждать мою Клеопатру, разве вам не захочется похвастаться перед приятелями: Это я ее научил, или Пока я не позанимался с ней, на галерке ее вообще было не слышно? Сударыня, я предлагаю свои услуги. Если вы не видите в них никакой пользы, вы можете отказаться. Сэр, вы можете купить мою щель — фунт за ночь. Я бы не стала возражать. Но я думаю, вас это не устроит. Вам нужна власть надо мной, а это меня возмущает, потому что только я могу сделать то, о чем говорю. Если хотите в этом участвовать, я хочу узнать, что вами движет. Спросите себя, чего вы желаете от театра? Я желаю страстной любви зрителей. Я хочу легким движением руки уносить их сердца. И, чтобы, когда я умираю, они вздыхали, что больше не увидят меня… до завтрашнего дня. Вот и ответ. Я хочу быть одним из этого множества. Я хочу, чтобы меня трогали за живое. В жизни я не способен на чувства. Мне нужно, чтобы кто-то чувствовал за меня на сцене. Про вас говорят, что вы имеете вкус к жизни. Я циник нашего золотого века. Это щедрое угощение, которое Великий Карл и Господь Бог, более или менее поровну, поставили перед нами, заставляет меня положить зубы на полку. Жизнь не имеет цели, ею правит случайность. Я делаю выбор, но если бы я сделал наоборот, ничего не изменилось бы ни на йоту. А в театре любое действие, плохое или хорошее, имеет последствия. Уронишь платок — и он возвратится, чтобы задушить тебя. Театр — мой наркотик, и болезнь моя так запущена, что мне требуется лекарство высочайшего качества. Милорд, на таких условиях я постараюсь делать то, чего вы хотите. Я хочу, чтобы завтра мы снова встретились и занялись Офелией. Офелией? В следующем месяце мистер Беттертон возобновляет постановки Гамлета, и вы будете играть Офелию. Что ж, Офелия так Офелия, если вам угодно. Но не будем забывать урок мистера Этериджа. И в чем же он заключается? Что женщины должны относиться к мужчинам с подозрением. Буду счастлив прийти сюда снова и вернуться к нашей работе… с этим поучением в черепной коробке. — Займись мной. Дрожа, смущаясь, ослабев, Я лежу, как неподвижная колода. Клинок любви, чье острие обагрено Кровью десяти тысяч девственниц, В этот горький час лежит безвольно, Съежившись, словно увядший цветок. У меня такое ощущение, что ничего не выйдет. У меня тоже. Я познакомился с женщиной. Лиззи Барри. С этой актрисой? Смотреть не на что. В ней есть характер. Если мужчина видит характер, а не глаза и не грудь, он пропал. Джейн, ты бы назвала меня циником? Я бы сказала, что вы человек, который притворяется, что любит жизнь куда больше, чем на самом деле. Это циник? Я всего лишь шлюха-воровка. Я не даю ответов на вопросы. Ну, вот если я циник… как же я мог влюбиться в некрасивую женщину, которую совсем не знаю? Вы увидели ее на сцене. Яркие костюмы, стихи, что они читают — это придает им блеск. — А не в театре вы ее не видели? Тогда это не она. Это театр. Что или? Говорят, мужчина влюбляется трижды. Первая — это юношеское увлечение. На второй он женится.

А третья? Третья… Третья — ваша предсмертная подруга. Почуяв ее, вы чуете могилу. Вотты меня и развеселила. — Идите спать домой. — Не хочу спать. — Тогда идите думать. — Вообще больше не хочу думать. Джон… Не заставляй меня привязываться к тебе. Лучше бы ты кончил мне в лицо, чем оставил с этими чувствами. Забота — что ком в горле. А теперь иди домой и забудь. Много вина было выпито за серьезной беседой — о том, кто кого имеет, и кто поступает хуже.

Ведомый желанием увидеть, как пьянство сменяется распутством, я отправился в Сент-Джеймсский парк — охладить голову и зажечь свое сердце. Но, хотя этот парк почтен вниманием королевских особ, это святилище члена и вагины.

Здесь от кровосмешения из плодородной земли выросли деревья странной формы, и по ночам под их кронами случаются изнасилования, инцесты и мужеложство. Господин Гюйсманс. Думаю, бутылка и стакан могли бы украсить вашу композицию. Милорд, но эти предметы не подходят для семейного портрета. Господин Гюйсманс, еще одна идея. Видите, обезьяна пляшет под звуки скрипки? Сложно не заметить, как эти создания похожи на людей. Я бы посадил эту обезьяну на стопку толстых томов, и дал бы ей в руки листок бумаги, будто она только что написала стихотворение, понимаете? Она мне протягивает свои стихи, а я надеваю ей лавровый венок. Я нахожу леди Рочестер более изящной и интересной моделью. Сэр, вы говорите совсем не о том. Изящество, интересность — это все по-своему хорошо, но что они проясняют? Значит, я не годна даже для того, чтобы позировать рядом с тобой? Конечно годна, Элизабет, очень годна. Но ты бы предпочел портрет с обезьяной? Это немного слишком. Вы обе по-своему хороши. На этом портрете я ничем не лучше, чем обезьяна, которая знает, как звали ее предков. Разряженная мартышка, пожирающая глазами роскошное убранство своей клетки. Люблю Лондон. Здесь все так быстро заражаются его щедростью. Я не хочу огорчать людей, но я должен говорить то, что думаю… потому что-то, что происходит у меня в голове, куда интереснее того, что происходит в мире за ее пределами. И поэтому с Вами невозможно жить, Вы понимаете? Я ведь однажды хвалил тебя за прямоту? За это Вы меня и наняли. За это я тебя могу и уволить. А теперь… достань мне ту обезьяну. Джон, мне было бы легче в браке, если бы в нем не было притворства. Будь я просто хозяйкой дома и средством продолжения благородного рода. Когда ты не со мной, ты так заманчиво пишешь, как сильно любишь меня и — я не думаю, что ты специально мучаешь меня — но это пытка, когда ты говоришь, что там, далеко, сгораешь от страсти, а оказавшись рядом, так оскорбляешь меня. Ты же знаешь, я всегда стараюсь, чтобы нам было хорошо вместе, но через пару недель понимаю, что мне это не дано. Мыслями я где-то далеко. Тогда вырви меня из своего сердца, и покончим с этим. Не проси меня сделать то, что не в моих силах. Может, это я виновата? Будь я хорошей женой, разве ты пошел бы в бордель или в пивную? Бордель и пивная нужны каждому мужчине. Но в глазах у тебя не бордель, и не пивная. Это что-то другое. Актриса. И когда на днях у тебя горели глаза, это из-за нее? Из-за нее. Похоже, я куда больше мешаю тебе в Лондоне, чем предполагала. К утру я уеду. Что чувствует Офелия в этой сцене? Она безумна. Она сошла с ума. С ума сходят по-разному. — От горя. — От пьянства. От любви. Да, говорят. Как бы Вы показали эти состояния? Показала? Их телесное выражение. Закройте глаза. Закройте. Какой же благородный ум повержен! Меч воина, глаз царедворца, ученого язык, а я… Какой же благородный ум повержен! — Меч воина, глаз царедворца… — Еще раз. Какой же благородный ум повержен! — Меч воина, глаз царедворца… — Сначала. Меч воина, глаз царедворца, ученого язык… — Заново. — Какой же благородный ум повержен! Какой же благородный ум повержен! Сначала. — Что не так? — Вы сами знаете, что не так. Она сегодня этот монолог уже двадцать раз читала. И прочитает еще двадцать. В истории театра так еще не работал никто.

Какой же благородный ум повержен! Меч воина, глаз царедворца, ученого язык, А я, из женщин мира Более несчастной И сожаления достойной нет! Какой же благородный ум повержен! Меч воина, глаз царедворца, ученого язык, Цвет и надежда государства. А я, из женщин мира Более несчастной И сожаления достойной нет! Еще недавно я вкушать могла Мед клятв его певучих, что ж ныне? Зачем же я живу, Чтоб это все увидеть наяву? Вот тебе сладкий укроп, а это водосбор. Тебе немного руты, и мне. Ее также зовут трава раскаянья. Ты свою носи не так, как я. Умер он, умер он, Только слышен стон: Господи, помилуй! Господи, помилуй его душу и все христианские души. Умников никто не любит. Я молю Господа. Господь с вами. Что ж, Лиззи. Мои поздравления. Спасибо, мистер Харрис. Не хочешь со мной прогуляться? Я подумал, может, пойдем выпьем? Лорд Рочестер ушел под занавес. В таком случае я прогуляюсь одна. Доброй ночи. Догоняй. Сударыня, подъездная дорога в ужасном состоянии. Добрый день, милорд. Вы не предупредили о своем приезде. Дорога разбита, а лужайка превратилась в болото. Если бы Вы чаще бывали дома, Вы бы знали, что Оксфордшир не относится к числу засушливых графств. То, что Джон занялся домом, очень хорошо, хоть и непривычно. Я не желаю слышать упреки в его адрес. Как я понимаю, он посвятил себя театру. Занятие, недостойное джентльмена. Пить может каждый. Но мало кто сравнится со мной в упорстве. Мы, знать, выше зова плоти. У нас же есть сила воли, ведь так? Надеюсь, что так. А если мы испорчены и используем силу воли с дурной целью? Тогда мы должны заглянуть в себя поглубже и вырвать источник зла. Рвите сильнее, матушка. Лиззи Барри! Лиззи Барри! Лиззи Барри! Я сбежал от твоей любви, а теперь бегу ей навстречу! Проверяй мою любовь, как считаешь нужным. Испытай меня! Я все выдержу! Пятнадцать.

Хоть верну немного денег из тех, что проиграл из-за Лиззи Лошадиной морды Барри. Кстати, Джонни, как там дела? Я слышал, она берет деньги за каждую минуту. Да ладно, Джонни, тут одни джентльмены. Ты не джентльмен, Джордж. Ты учился на юриста и пишешь пьесы за деньги. Ах, да. А как же твой королевский заказ? Это не считается? — Это совсем другое. — Конечно, другое. Можно поинтересоваться, как идет работа над великим произведением? Уже написал первую строчку? По крайней мере, я не присваиваю шутки своих друзей и не выдаю их за свои. Да ладно, Джонни, будь справедлив. Какая была ставка? Пятнадцать гиней. Милорд, тут пришла актриса, Элизабет Барри. Подождет. Она очень настаивает. Эта шлюха подождет! У него стрит! Сегодня вечером я плохо играла. Я искала поддержки. Я ни о чем не могла думать, кроме тебя. Вот в чем мы не можем сравняться. Ты столько требуешь от меня, и так мало от себя. Ты отполировал мое скромное дарование так, что оно засияло.

А свой великий дар ты швыряешь в грязь. Вот видишь. Я слишком далеко зашла. У тебя это получается прекрасно, а у меня выглядит ошибкой. Остротами он угождал Другим — себе в убыток… Лиззи Барри. Почитай мне еще. Французы, я все время возвращаюсь к французам. Вот они, зависть всей Европы.

У них хорошие бордели. Конечно же, они мерзавцы. Но не в этом дело. Мне нужны деньги. И они могут их дать. Не буду скрывать от тебя, Джон. Дела наши плохи. Луи не даст мне денег, пока я не разгоню Парламент, а Парламент не даст мне денег, если я не объявлю Луи войну. Что ж, выбирайте. Мне нужны деньги от них обоих. Вы говорили о большом затруднении. Луи прислал нового посла. Такой утонченный. У меня есть план, твоя великая пьеса. Мы поставим ее в честь его приезда в Лондон. Дружеский жест. И так мы покажем, что мы лучше их. Представление с серьезными глубокими стихами. Задача как раз для тебя. Займешься этим ради меня? У Беттертона следующей весной по окончанию сезона. Вы в отчаянии. Мы должны устроить праздник жизни. Да, задачка как раз для меня. Пришлю к тебе Чиффинча, обсудите, сколько нужно денег. Костюмы, декорации, что-нибудь роскошное. Роскошное, ага. И необычное. Смотри, Джон. Фрукт из Южной Америки. Вырос здесь. Это удивительно. Видишь, чего можно добиться при помощи знаний? Я жру, чтоб трахаться, И трахаюсь, чтоб жрать. Перо! Перо, живо! Не вино, болван, перо! Пеннис, разве я не оставил тебя в деревне? Я пришел обратно пешком, милорд. Так, на чем я остановился? Скипетр… Я волнуюсь. Это дело с французами крайне важно. Что он делает? Впервые за все время, что я его знаю. Возвышенные мысли. Философия в стихах. Думаю, он на грани величия. Вы читали? Он со мной всем делится. Вам стоит носить больше украшений. Не с моих заработков. Разве граф не обеспечивает Вас? Граф не из тех, кто умеет обеспечивать жизнь. Зато король умеет. Я могу дать Вам все самое лучшее. Я сделаю все, что вы пожелаете. Я хочу, чтобы вы стали моими глазами и ушами при графе. Я его любовница. Но еще я ваша верная подданная. Так Вы поможете мне в этом деле? Да, помогу.

Это будет выгодно нам обоим. Милорд, как идет работа над пьесой? Пеннис, не будь скотиной. Мы будем повторять до тех пор, пока у вас не получится. Милорд, Эллис Твуни передавала, что у нее заболел ребенок, и она не сможет прийти. Кого она играет? Малышку Клиторис. Ну, конечно. Настал твой час. Заменишь ее. — Нет, милорд. — Прошу прощения? Я Пеннис. Малышка Клиторис — не мое амплуа. Я работаю за сценой. Не перечь. Сударыня, ваши дильдо не идут ни в какое сравнение с теми, что я видела. Вообще-то эти будут маловаты. Короткие дильдо удовлетворяют лишь наполовину. Простите, милорд, у меня вопрос. Вы уверены, что это представление соответствует случаю и возможностям труппы? Молли, пьеса писалась с мыслью о французах. В Париже случайные связи на улицах с совершенно незнакомыми людьми просто обязательны. Простите, милорд. Я не выезжала южнее Эпсома. Я просил не мешать. Мой костюм требует срочного внимания.

Ремарка в конце этой сцены, на мой взгляд, требует авторских разъяснений. По-моему, там все ясно написано. Танцуют шестеро обнаженных мужчин и женщин, мужчины оказывают почтение вагинам женщин, часто дотрагиваясь до них и целуя, женщины, сходным образом, — мужским членам. Затем они совокупляются.

После чего женщины тяжело вздыхают, а мужчины выглядят так, будто они ни при чем, и крадучись уходят со сцены. Конец второго акта. Сильная сцена. Столько возможностей для актеров. Кульминационная, хотя можете мне не верить. А… господам раздадут реквизит, что вот та юная леди держит в руках? Чтобы привязать на пояс для исполнения этой сцены? Я не предполагал таких громоздких излишеств. Я считаю, эту сцену следует играть во плоти. А мы будем давать в день по два представления? Нет, мистер Харрис. Как я рад слышать это от автора. Репетиция в костюмах, одно представление при дворе и одно для публики — всего три.

Не знаю, встречались ли вы с моим постоянным дублером, мистером Лайтманом. Очень надежный человек. Сэр, вам оказана честь играть моего дублера, играть меня. Тогда я воспользуюсь случаем и откажусь от участия. Вы пародия на человека! Если они сегодня провалятся, не пройдет и недели, как начнется война. Не теряй веру.

Даже если что-то не удастся, ваши стихи вызовут восхищение. Как обычно. ты бледна. Молли, поколдуй над миссис Барри. Вот и французский посол. Нет, я от него плачу. Дамы старой доброй Англии, Целовавшие герцогине руку, Не замечали ли вы у нее Благородного итальянца по имени Синьор Дильдо? Этот синьор из свиты Ее Высочества, Я плачу, но с другого конца. Он помогал ей в самом главном, Но теперь она заявляет: Я ухожу к герцогу, мне больше не нужен синьор Дильдо. Прекрасная итальянская работа. За качество люди будут платить дороже. Я хотел бы встретиться с человеком, который это написал. Этот синьор крепок, надежен, всегда готов и молчалив, Так забудьте все, чем вы пользовались раньше, И оцените достоинства синьора Дильдо. Я правлю, находясь в зените своей похоти: Я жру, чтоб трахаться, И трахаюсь, чтоб жрать. Пусть остальные монархи скипетром держат своих подданных, рабов короны, в страхе. Мой народ будет свободен: Моим скипетром станет мой член. Мои законы будут исполнять с удовольствием, а не по принуждению. Я буду править странной с помощью члена. Чэс, скажи мне, что я сплю. Он сейчас свой член достанет, задницей чую. Как забавно. Во Франции его бы за такое казнили. Слушайте королевский приказ: Отныне разрешено только мужеложство. Кончать можно только в крепкую мужскую задницу! Лорд Рочестер. Ваше лицедейство… изображает какого-то конкретного монарха? Нет, Ваше Высочество. Мой персонаж — существо слишком фантастическое, чтобы родиться на этот свет. А теперь вернитесь на свое место, вы вторглись на мою сцену. Нет, это вы вторглись на мою. Я дал вам шанс проявить свой блестящий талант, и что вы дали мне взамен? Порнографическое изображение королевского двора, где все мужчины содомиты, а женщин интересуют только дильдо! Памятник вашему правлению. Исчез? Люди не исчезают. Месье Баррильон. Ваше Величество, к сожалению, я вынужден немедленно вернуться во Францию. Терпеть не могу скачки: забава королей и крестьян. Да ладно, Джорджи.

Когда ты выигрываешь, тебе нравится. Должно быть, я сегодня распрощался с 60 фунтами. Можно было бы купить лошадь. Исчезающая Искра. Как вы мне позволили поставить на лошадь по кличке Исчезающая Искра? Что за черт! Господа, угостите друзей вином? Где ты был? Наше представление имело такой успех в столице, что мы отправились на гастроли в провинцию. Так где же выпивка? Давай, Чарли, гони свой выигрыш. Господа, это здесь. Вот дом той шлюхи, что рекомендовал лично мистер Драйден, которая известна под именем Молли Ноукс. Чего же мы ждем? Эй, сторожа, открывайте! Молли! Молли!

— Молли! — Молли! — Господа? — А где Молли? Мы хотим Молли, и поскорее. Молодой человек, вы мочитесь на мои сапоги. Ага! Только ты сторож в борделе, а мы — сливки общества. Я начальник стражи. Драйден не может даже написать, как дойти до борделя. Сэр, вы подлый лжец! Убивают! На помощь! Джонни! Джонни! А теперь, господа… Боюсь, тут вышла небольшая ошибка. Мы… Джонни, пожалуйста. Я же тебе говорил. Шесть месяцев прошло. Где его черти носят? Найти его. Ваше величество! Я стою на пороге смерти, почти ослепший и совершенно хромой. У меня почти не осталось надежды снова увидеть тебя. Мир, похоже, возненавидел меня, наслав эту болезнь. Но я снова поднимусь, чтобы исправить эту несправедливость и вернуть твое сердце. Ртуть лечит сифилис, но спутывает мысли. Какая проблема для мужчины, верно? Член или мозги? Тише, Джонни, тише. Его видели в Чипсайде, с ним слуга и шлюха. Если он сильно пьян, все будет очень просто. Если же он немного выпивши, будьте осторожны. А если он трезв? Значит, это не он. Дамы и господа, подходите ближе. Слушайте внимательно. Я продаю целебное лекарство. Зубы, живот, колени, ноги — доктор Бендо излечит все! Французы, Парламент, граф-сифилитик… Со всех сторон обложили, какое уж тут королевское достоинство. Его видели в трех местах, источники сверхнадежные. Отведите меня туда. Немедленно. Я закрыл лавку. Пришлось отказать 40 посетителям. Какая низость — надувать людей за деньги. Мы сегодня заработали восемьдесят фунтов. Мы приехали сюда отдыхать. Мы приехали сюда, потому что лица показать не можем. Ты когда-нибудь думаешь о Господе Иисусе Христе? Как и я, он оказался в пустыне. Его презирали и осыпали бранью. Его предали ученики. Мне кажется, в основном, его жизнь сильно отличалась от вашей. Он бы воскресил Билли Даунса из мертвых. Пустые мысли. Оставь меня. Джонни! Джонни! Джонни! На колени! Не получилось произвести впечатление. Вы искали меня шесть месяцев. Ты думаешь, что за эти шесть месяцев я думал о тебе дольше пяти минут? Эти ублюдки в Парламенте снова ставят мне палки в колеса своим биллем об исключении наследников. Вместо того, чтобы рубить королям головы, можно выбирать новых себе по вкусу. Вот моя гражданская война, тут не до тебя. Мистер Этеридж собирает полные залы желающих увидеть твои чудачества в Дорсет-Гарденс. Ист-Энд выворачивает кошельки для тебя в роли шарлатана. А в городе тебя называют трусом за то, что ты оставил друга умирать в уличной драке. Все люди были бы трусами, будь у них на это смелость. Мальчик умер. А ты сбежал. Мне нужно перегибать палку, понимаете? Мне нужно переходить грани дозволенного, иначе я не чувствую, что живу. И поэтому грандиозный эпос о моем правлении превратился в грязную пьеску. И поэтому умер Даунс. Я хотел посадить тебя в Тауэр. Я даже думал насадить твою голову на кол. Но я придумал кое-что похуже. Я перестану обращать на тебя внимание. Я больше не буду питать на твой счет никаких надежд. Я приговариваю тебя оставаться самим собой до конца твоих дней. Как я ненавижу деревню. Полки пусты, милорд. Так сходи в погреб, мерзавец! Я сказал, найди мне вина! Вы не в состоянии справляться с обязанностями хозяйки дома? Вот. Это последняя, милорд. Элизабет, почему погреб не пополняется? Оставь нас. Оставь нас! Я всегда твое последнее пристанище. Когда тебя вышвырнула на улицу любовница, и даже последняя шлюха в Ковент-Гардене отказывается обслуживать тебя, только тогда ты приходишь ко мне. Думаю, вам не будет счастья, пока вы не станете всеми уважаемой вдовой. Я изо всех сил стараюсь оказать вам эту последнюю услугу. Я не желаю тебе смерти. Я хочу, чтобы ты жил, и жил иначе. Остановись! Элизабет! Почему? Если тебе хорошо, почему мне нельзя? И мне нехорошо. Тогда почему ты идешь по этой дорожке? Когда ты в последний раз был трезвым? Три, нет, четыре. Четыре года назад. Пять лет. Джон, ты ведь разумный человек? Разве твой ум не хвалили? Хвалили. Так вот, этот разумный человек, понимающий, что пять лет пьянства ослабили его тело и привели его в уныние, — что бы сделал этот разумный человек? Ты пытаешься подловить меня, как… — Что бы он сделал? — …ловкий юрист! Он бы остановился! — Да, он бы остановился. А те, кого он любит, разве они не выказывают свою любовь тем, что просят его остановиться? Все не так просто, дорогая. Люди говорят, что в тебя вселился дьявол.

Если это так, я знаю, как он вошел. Он много выстрадал, и из-за болезни, и из-за потери репутации. Вы Божий человек. Приведите моего сына к Нему. Господь решил наслать на тебя эти страшные болезни. Но мне, как матери, менее мучительно видеть тебя умирающим в агонии в руках Господа, чем живым, но безбожником. Матушка… Если господь хочет, чтобы люди верили, почему он не сделает нас более расположенными к вере? Большинство людей расположены. Но не я. Потому что вы противопоставляете религии разум. Презренный разум. Вы верите разуму. Вы смеетесь в лицо Господу с помощью разума. Почитайте мне те слова. Те слова из Исайи. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни… …и мы отвращали от Него лице свое. Господь поднял меня с постели, чтобы я сделал то, что должен. По предварительному опросу, наше положение шаткое — может не хватить 15 голосов. Палата не должна уступать Добудьте мне эти 15 голосов. Я верю, вы этого не сделаете. Граф Рочестер. Трус! Трус. Милорд! Билль, который мы рассматриваем, закроет брату короля дорогу на престол на основании того, что он католик. Поэтому было заявлено, что ни один добрый протестант не имеет права критиковать этот билль. Тем не менее, сэр, я не могу воздержаться оттого, чтобы не высказать некоторые возражения против него. Но у некоторых из присутствующих господ возникнет вопрос, на самом ли деле я — добродетельный протестант. Надеюсь, ни один человек из здесь присутствующих не поставит под сомнение мою добродетель. Три главных занятия нашего века: написание стихов, опустошение бутылок и удовлетворение женщин. Найдутся люди, которые мне в них не уступят, но в том, чтобы заниматься всеми тремя одновременно — а я, сэр, пробовал, и ручаюсь, что для этого требуется значительная ловкость рук — мне нет равных, не говоря уж том, чтобы кто-то мог меня превзойти. Так что не будем подвергать сомнению мою добродетель. Прошло не так много лет с тех пор, как отца нынешнего короля убили на неком подобии сцены у стен этого здания. В свое время его убийцы были осуждены и тоже казнены. Но разве им вынесли приговор, даже не выслушав? Несмотря на уверенность в их вине и тяжести их трусливого преступления, им даровали право законного суда. А здесь, в этой палате, предлагают осудить второго сына убиенного короля, не дав ему даже той отсрочки, что причиталась его убийцам. Господа, будем же справедливы. Когда настанет час, и наш добрый король покинет нас, пусть его брату-католику предъявят обвинение здесь, в палате лордов, в обычном порядке. И если его вина будет доказана — пусть ему отрубят голову… Если господа парламентарии посчитают, что он этого заслуживает. Я же уверен, что присяга на верность престолу не может быть нарушена, и какой бы веры не придерживался наследник престола, право его первенства не подлежит обсуждению. Сэр, я скромно ходатайствую о том, чтобы сохранить монархию, а этот докучливый билль — выбросить. Прекрасно сказано, сэр! Король есть король, мы не вправе выбирать! Выбросите его! Выбросить! У тебя получилось. Наконец-то ты сделал что-то для меня. Я сделал это не ради вас, а ради себя. Ваше Величество, мы победили. С перевесом в сорок голосов. Молодец, Джонни. У тебя получилось. Молли, я привел графа посмотреть на мой успех. Мистер Этеридж, для драматурга отведено специальное место. На чердаке. Не люблю, когда в театре кто-то мешается под ногами. Лиззи его не увидит. Она не увидит Джонни. — Это единственный выход. — Не хочу, чтобы она огорчилась.

Я мог бы написать великолепную пьесу. Нет, не мог бы. Щеголь. Дух времени, сохраненный для потомков. Это написал я, не ты. Потому что у тебя нет таланта. Добрый Джордж. — Что он здесь делает? — Я тут ни при чем. Джон, увидимся позже. Я буду в таверне Лонга. Хорошо. Локкета? Ах да, Лонга. Я видел два первых акта. Вам не понравилось, как я играла? Наоборот. Я не мог больше выдержать вашего великолепия. Мистер Харрис! Вы играете меня. Дублер стал актером. Полгода назад прошел слух о вашей смерти, и мое сердце сжалось от огорчения. Но ваше воскресение излечило мою печаль. Я — Природа, а ты — Искусство. Посмотрим, есть ли у нас что-то общее. Мистер Харрис должен переодеться, отпустите его. Вот он, ваш джентльмен эпохи Реставрации. Сегодня он не обмочился в штаны, и он в состоянии прямо пройти двести ярдов, не упав лицом в грязь с приступом рвоты. Посмотрите сюда и сюда. Он не мылся, он еле ходит, и он не способен ни заплатить за свой ужин, ни поднять свой член. Мне нужно переодеться в ночную рубашку. Вот что в вас, актерах, вызывает во мне зависть.

У вас время приобретает значение. Я должен немедленно переодеться! Сейчас будет мой выход! Но жизнь — это не череда сейчас и немедленно. Жизнь — это тонкий ручеек вопросов Зачем?. Ваш выход. У вас пять минут, миссис Барри. Ты была нужна мне не как любовница, Лиззи. Я хотел, чтобы ты стала моей женой. Ты совсем ничего не понимаешь? Я не устала быть твоей любовницей, Джон. Я устала от тебя.

Я не хотела быть твоей женой. Я не хотела быть ничьей женой. Я хочу остаться той, кто я есть. Весь Лондон приходит в этот театр, чтобы увидеть меня, а не пьесу Джорджа, и не мистера Беттертона. Они хотят меня, снова и снова. Я не променяю свой успех на твою ненадежную любовь. Я хотел, чтобы ты родила мне ребенка. А я родила. Дочь. Когда театры закрылись на лето.

К началу сезона я опять похудела, так что смогла играть Дездемону в ночной рубашке. Миссис Барри, у вас две минуты, пожалуйста. Как ее зовут? Элизабет.

Элизабет. Дитя нашей страсти. Когда рождались другие мои дети, я совсем не ценил человеческую жизнь. А теперь ты меня гонишь, а я не могу снова стать таким, каким был раньше. Я никогда не прощу тебе, что ты научила меня любить жизнь. Если я тебя этому научила, то мы квиты. Ты научил меня жизнеподобию, а тебя — самой жизни. Больше нам незачем встречаться. Если будешь в Лондоне, и у тебя в кармане найдется полкроны, можешь увидеть меня здесь.

В остальном… Надеюсь, что навечно останусь в твоем сердце, и иногда буду появляться в твоих мыслях, но никогда не буду у тебя в долгу. Мне тридцать три года. Я умираю. Я пытался говорить правду, но меня предали. Элизабет! Расскажи мне о похищении. Мне было 18, и за мной давали две с половиной тысячи в год. Ты устроил засаду, вытащил меня из кареты и увез. Своим обаянием он очаровывал нежнейших дев, а стихами устрашал глупцов. Вот он лежит. Наконец-то. Человек, уверовавший на смертном одре. Праведный развратник. Разве я мог жить в полсилы? Дайте мне вина — я выпью все до капли и запущу пустую бутылку миру в лицо. Покажите мне Господа Иисуса в муках, и я влезу на крест и вытащу гвозди из его ладоней, чтобы вонзить их в свои. Я покидаю этот мир, еле волоча ноги, пролитое вино еще не просохло на раскрытой Библии. Я смотрю на булавочную головку и вижу пляшущих ангелов. Теперь я вам нравлюсь? Теперь я вам нравлюсь? Теперь я вам нравлюсь? Теперь я вам нравлюсь? Субтитры Интермодаль (2009) Режиссер: Лоренс Данмор В фильме снимались: Джонни Депп, Саманта Мортон, Джон Малкович, Розамунд Пайк, Том Холландер, Джонни Вегас, Келли Рейлли, Джек Дэвенпорт, Ричард Койл, Фанческа Эннис, Клэр Хиггинс, Руперт Френд. Сценарий Стивена Джеффриса по его же пьесе. Продюсеры: Лайэнн Хэлфон, Джон Малкович, Рассел Смит.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но тот трос порвался.

Упорно стой на своем, мой несмышленый малыш. >>>