Христианство в Армении

Пэрси, ты преподнесла мне, старому дураку, пару хороших уроков.

Артур Стефанович Эльжбета Товарницкая Мечислав Чепулонис Изабелла Клосинска На столе, парящем Над городом На столе, парящем Над городом Когда каждый кусок хлеба Сверлит мне небо И спирали звездной пыли над головой О, парящий Не дай забыть Что кусок хлеба может излечить Онемение наших языков Сегодня мы сидим за столом Как и каждый день Время обедать Мать накрывает на стол Допотопный телевизор Отец режет Вилкой и ножом Как обычно Мне отдал илучший кусочек Болтливая глотка репортера И сахарная голова женщины "Прогноз погоды" Как обычно Сегодня впервые Во время обедая отметил, что никто на меня не взглянул Ее свет пробуждает страх До нее легко дотянуться Когда она бьет струей со стола Со стульев у стены Фонтан наша мать Лицо отца в тени Лишь глаза блестят в тишине Фонтан беспокоит нас Мать готовит пустые кастрюли и бутыли Липкие от молока Фонтан наша мать Желая сохранить свое плодородие Она моет грудь и руки Фонтан беспокоит нас В нашем жилище И мы никогда не знаем Где забьет струя вновь Фонтан наша мать Ее молоко снимает боль Фонтан наша мать Она избавляет нас от страхов И мы бодрствуем Пристально вглядываясь в темноту Оконного проема Утрата бдительности Стоит слишком дорого Больше нельзя вбивать гвозди Если я это делаю, ее тело утекает Сквозь пальцы Больше нельзя вбивать гвозди Иначе не прощу себе это Мои утраты такие частые Стена потрясает меня Я больше не могу Я не знаю, кто она Мать или возлюбленная На рассвете я целую ее холодные босые стопы И снимаю с нее тонкий слой штукатурки Во время полнолуния Я никогда не могу войти В комнату отца Как только оно настает Отец запирается у себя в комнате и не разговоривает со мной На рассвете я кожей чувствую присутствие луны Не могу проснуться, хотя было бы лучше оставить их наедине друг с другом Ночью посреди нашего жилища Растет дерево, чьи корни Достигают соседа снизу Крона же его проникает в потолок светлой комнаты Живущего над нами Мы растим наше дерево с суровой заботой Поливаем каждый день и чистим кору Убиваем червяков Растим дерево По ночам мы верим во всемогущество нашего дерева Мы чувствуем необходимость Поэтомуне вмешиваемся Наблюдая грязь соседа снизу Мы знаем о его воровстве и пьянстве Его богохульства Часто доходят до нас Лежа на полу Мы свидетельствуем каждую ночь Что в его грязном, сыром жилище Очередная женщина Которая всегда кричит в экстазе И жадно прижимается к его волосатой груди Нас тревожит незнание, чем занимается Сосед сверху, мирный и тихий жилец Такой тихий, будто его не существует Каждый день он погружается в молитвы Мы верим, что цветы Распускаются на ветвях У него в гостиной Питаемые соками темной души Жильца снизу Этот образ всегда возвращается В сон моего отца Обнаженный, я задумчиво брожу Через густой сад его библиотеки Касаясь книг Он не позволял мне их трогать И я полон обиды Отец видит это и ждет Пока ты не уснешь Затем опускается на колени и касается твоих ребер Когда проснешься В руках близкой и далекой женщины Ты ощутишь чувственное удовольствие Все еще спит И не видит Что женщина-забвение Предостерегающим голосом просачивается И вскроет ящик Она вскроет его и прочитает Что мы обнажены И беззащитны во сне Который есть лишь Отцовская библиотека На рассвете отец проснется Весь покрытый испариной И только через какое-то время решит подняться Шарканье ног среди сухих листьев Пока он не поймет Что в сны Больше никто не верит В нашем жилище пол покрыт травой Мы можем ходить босиком И наслаждаться этим в тишине Трава хороша, растет высокой Оплетает ножки стульев Убивает страх одиночества Ее мудрость в ее цикличности Она умирает весной Чтобы возродиться зимой Трава знает, как давать рождение Насколько я могу помнить, мать сидит за столом И вместо телевизора смотрит на траву Отец косит траву, в нашей квартире начинается праздник Мы надеваем чистые рубашки И я выключаю магнитофон Никто не знает, что сегодня ночью роса выпала на срезанной траве И я проснулся С привкусом крови во рту В самой дальней комнате Нашего жилища Пасутся косули Их влажные глаза Тронуты темным блеском Мебель зарастает корой каждую ночь Ее обгрызают зубами косули Все мы побеги дерева Наши корни рушат стены Все мы побеги дерева Наши корни рушат стены Наши лица цветут Когда они поводят Бархатными ноздрями Отец, мать и я Мы любим смотреть Как косули едят с наших рук И в безопасности бродят По нашему жилищу По нашим снам Хотя каждый вечер Соседи включают радио И добавляют громкости своим телевизорам Возможно ли, что однажды мы все уйдем Жилище опустеет, стены иссохнут без нашего дыхания Возможно ли Что цветы в горшках и стулья зарастут мхом Мать стареет, и отец в перчатках -так болят старые кости Мы заглядываем в потаенные углы, выбиваем ковры, не думаем Что пыль придавит слишком рано, неслышно проникнет в глаза и рот Мы верим, что скрытые слезы увлажнят пыль, и однажды мы порастем мхом Новые мать и отец руками, еще свободными от перчаток Коснутся нас в тишине, наслаждаясь новым мхом в старом жилище Зима уже в моем доме Отец замерз за столом Мать, неся ужин, склоняется под порывами ветра Что дует прямо в лицо Промерзшая до костей рука отца Пытается справиться с дрожью В постели, скованной льдом Пульсирует родник старой крови Не могу оторвать свое лицо Примерзшее к окну Слышу неясные шаги Скрипит снегэто ты уходишь, исчезая в небесах Покрытая льдом в безмолвии Блестящая изморозь покрывает ярмарочные фургоны Железные сердца в стрелковых галереях Моя рука красна, как рассвет На потрескавшейся коже видны контуры высоких гор и забытых прикосновений Кристаллы на заиндевевших окнах крошатся в ладонях Лишь тишина и этот вальс продолжаются Смотрите в камеру Не двигайтесь В окне какие-то отражения Рафаль Ольбрыхский Эльжбета Мазур Мечислав Чепулонис Агнезка Вроблевска Не ходите там В картинку, пожалуйста Артур Стефанович Эльжбета Товарницкая Мечислав Чепулонис Изабелла Клосинска На столе, парящем. над городом На столе, парящем.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Хорошо, я спрошу ты любишь плавать?

И это его любимая мелодия. >>>