Христианство в Армении

Ты дал мне не ту бумажку, баран!

И сегодня мы с особенной гордостью представляем вам полулегендарную биографию великолепной четверки. Дирк, Нести, Стиг и Барри. Именно они сделали шестидесятые тем, чем они являются сейчас. Легендарные «Ратлз»! Именно на этих улицах, рядом с заведением «Ратлендская Каверна», зародился легендарный «ратлендский звук», созданный великолепной четверкой. Дирк, Нести, Стиг и Барри.

Они создали музыкальную легенду, способную дожить до обеда. Их нашел менеджер Легги Маунтбаттен в забегаловке неподалеку отсюда. Запись их первого альбома заняла двадцать минут. Второго — даже больше. И сегодня мы изучаем легенду — группу «Ратлз». Мы узнаем об их жизни, любви, их музыке. Взглянем на трудности, которые сформировали их. И мы спросим тех, кто работал с ними, правда ли они были такими же милыми, как и на публике. Мы расспросим многих из тех, кто знал их на самом деле. Да, сегодня мы выясним о феномене «Ратлз» все. Но где же началась наша история? Ответ прост — прямо здесь! Именно на этом месте Рон Нести и Дирк МакКвикли впервые столкнулись. А вот здесь, буквально в полуметре, Рон Нести предложил Дирку помочь встать. Дирк, начинающий алкоголик, согласился. И здесь, ну, еще в полуметре отсюда, родилась музыкальная легенда. Вскоре к ним присоединился гитарист Стиг О`Хара, заядлый прогульщик с невнятной прической. Не прошло и двух лет, как им удалось найти барабанщика, Баррингтона Уомбла, который прятался в фургоне. Когда это случилось, от него потребовали сменить имя, чтобы сэкономить время, и сменить прическу — чтобы сэкономить на лаке. И он стал зваться просто Барри Уом. В октябре 1961 года в их жизни появился Легги Маунтбаттен, аптекарь из Болтона. Легги потерял ногу перед отставкой из ВВС, и с тех пор ковылял по Ливерпулю.

В детстве мама не разрешала Легги играть с другими мальчиками. А его отец был таким снобом, что принимал ванну в плавках, чтобы не презирать безработных. Но здесь, в Ливерпуле, мы. В Ливерпуле мы поговорили с матерью Легги, миссис Айрис Маунтбаттен. Ну. он рассказал мне, что ходил смотреть на этих молодых людей из темного подвала. Его всегда очень интересовали молодые люди. Молодежные клубы, бойскауты, в таком плане. Но. он сказал, что эти парни — не такие. Как это? Ну. их прически и. внешний вид. Их музыка. Ему нравилось? Нет, терпеть не мог. А что же ему нравилось? Их брюки. А что с их брюками? Ну. они были. Они были такими. обтягивающими. Обтягивающими? — Да, было отлично видно. — Понимаю. Просто все! Формы. как на ладони. Да, большое вам спасибо, да. Итак, обтягивающие брюки и. — Даже фантазию напрягать не надо. — Да, спасибо! Я стою на самой развратной улице в мире, пресловутой Репербан в Гамбурге. Для четырех голодных парней пролетарского происхождения эти места были круче тюрьмы. И «Крысиный Погреб» в Гамбурге — одно из таких мест. Здесь они нашли себя. Так далеко от дома и таланта. Вот здесь они на самом деле играли. Теперь давайте пройдем внутрь или. как говорят немцы: «mit mirer gekommen туда». В самом начале был еще пятый ратл — Леппо, друг Нести по колледжу. Обычно он оставался в тени, поскольку не умел играть на гитаре. Зато он умел развлекаться, а в Гамбурге это куда важнее. Сейчас я нахожусь в самом настоящем Крысином Погребе, и это как раз — самые настоящие крысы. Именно в эту маленькую комнатушку Дирк, Стиг, Нести, Барри и Леппо приходили отдохнуть, когда не играли наверху для других крыс, обедающих там, в другом Крысином Погребе. Вот здесь они спали и ели, вот кровать, ну, а все что можно было съесть, было давным-давно съедено. Схомячено грызунами, мышами пережевано, короче говоря, все сожрали крысы. Кстати, «Крысиный Погреб» дословно переводится с немецкого как «погребок крыс». Погребок не в смысле «человек, который погребает, то есть, хоронит крыс и на этом зарабатывает», нет, конечно. Это значит «погреб, полный крыс». Мы можем даже сказать «погреб, полный "Ратлз"». В октябре тысяча девятьсот. эээ.ээээ. Эй! О господи, у меня на ноге крыса! В октябре 1961 года Легги ковылял по Лондону и пытался продать записи. Знаете, однажды этот чудак приковылял к нам в офис. Он. Он уже успел встретиться почти со всеми в этом бизнесе. И все указали ему на дверь. Он и меня просил показать ему где дверь, но я. Я не стал ему показывать. Тогда взамен он показал мне фотографии и записи «Ратлз». Они были совершенно неотесаны. Но в них было нечто. И что же это было? Думаю, их штаны. Я люблю, когда штаны правильные. Я имею в виду, что мне самому доводилось торговать одеждой и потому я знаю толк в штанах. У ребят с этим все было отменно. Дик «Челюсти» Джоуз, безработный музыкальный издатель с сомнительными возможностями, заключил с ними пожизненный контракт. Вот свезло!

Легги Маунтбаттен в своей автобиографической книге «Погреб, полный гоев» так описал волнение тех первых дней. «По дороге к славе им пришлось сесть на паром, который должен был доставить их в страну богатств и инфарктов». Легги запихнул их в костюмы, потом — в студию звукозаписи, а затем и в газеты. Успех был буквально на расстоянии барабанной палочки. — Они гнались за мной, поймали и избили! — Кто «они»? Все эти малышки. Одна из них визжала мне прямо в ухо! Я спросил Мика Джаггера когда он впервые узнал о «Ратлз». Знаете, мы жили в нищете, прозябали. И тут увидели по телеку «Ратлз», как за ними гонялись девчонки. И мы подумали. «Да чем мы хуже?», — и решили тоже попробовать. Чего вы хотите добиться в жизни? Стать парикмахером. Или двумя. Я хочу быть двумя парикмахерами. Я впервые увидел «Ратлз», когда они прибыли в Ричмонд — посмотреть на нас. А они. А мы только закончили номер, вдруг смотрим — они стоят там в своих черных костюмах, только что с телевидения. Они просто стояли там, вроде как оценивали конкурентов. Потом они представились. Дирк, Стиг, Нести, Барри. Я хочу эскадрон танков. Они были очень милыми, ну понимаете, потому что уже слышали о нас. Потому что мы были таким себе «южным ответом» «Ратлз» в те времена. Думаю, мы с Роном напишем пару песен и продадим кое-кому. Мы попробовали писать для «Роллинг Стоунз» и, скорее всего, они это купят. Дирк был в этом мастак. Он постоянно приторговывал песнями. Все время хотел продать песню, любой старой шлюхе, лишь бы продать. Короче, приехали они к нам, мы как раз пытались репетировать. Ну и они: «Хотите песню?». Ну и мы: «Да мы всегда открыты для новых песен», — потому что сами не писали. И, конечно же, «Ратлз» всегда славились тем, что могли написать хит. ну или хотя бы попробовать. Короче, они побежали в паб за углом писать эту песню, а вернулись уже с ней. Сыграли ее нам и. это было ужасно. Мы даже никогда и не думали ее записывать. Неделя выдалась тяжелой для полулегендарной четверки, так как снежный ком ратломании уже покатился по Англии. Во вторник ратломания охватила Лондон. Фанаты «Ратлз» заблокировали площадь Пикадилли и остановили движение в Лондоне. Никто не видел подобного со времен войны. Берегитесь, девушки! Вот и «Ратлз»! А для кого-то это оказалось чересчур! Но ничего, в руках закона она в безопасности.

Первой приехала принцесса Маргарет, большая поклонница «Ратлз», в сопровождении мужа, лорда Сноудона Тони Армстронга Джонса. Ее Величество лично поприветствовала «Ратлз» в такой блистательный день. Ежегодное королевское представление. Спасибо большое, спасибо. Следующий номер мы посвещаем особо важной гостье, присутствующей сегодня. Маме Барри. Ну а теперь, встречайте вашего любимца — Дирк МакКвикли! Даже королева — поклонница «Ратлз»! Ей так понравился концерт, что в среду «Ратлз» отправились к ней за орденами Британской империи. Молодцы ребята! Англия гордится вами! — Должно быть, встреча с королевой — большая честь для вас? — Должно быть. — О чем она вас спрашивала? — Она спросила, кто из нас кто. А что вы сказали? Я сказал, что я — это он. А я больше ощущал себя им, чем собой. — Вам лучше теперь, после визита к королеве? — Нет, лучше становится после визита к врачу. — Только не к моему врачу. — Да, не к твоему. — А что вы теперь будете делать? — Пойдем к вам. Но безделье повергает «Ратлз» в уныние. В четверг они отправились в США, проверить, продержится ли их слава больше девяти дней.

Зря беспокоились, в Америке тоже любят «Ратлз». Может, даже больше. Во Флашинге день «Ратлз»! А этот парень, Мюррей Кей, он ничего. Хоть и ненормальный какой-то. Ну же, звери Флашинга! Что вы хотите узнать? Что вы хотите услышать? Если позвоните мне по номеру 555-21-60 и попросите поставить не «Ратлз» — лично приду посмотреть на вас! Кроме шуток! Это день «Ратлз», завтра они будут здесь и расскажут о своих брюках. Это знаменательнейший день для Флашинга! Давайте оглушим их аплодисментами! Знаю, я тебя не слышу, но я понимаю, что ты хочешь сказать, детка! Сцена здесь, во Флашинге! Весь мир смотрит на Флашинг! Потому что полулегендарная четверка прибывает в город завтра. и расскажет о своих брюках! — Впервые слышу подобное, а ты? А затем обратно в отель, отдохнуть и поиграть! А вот и чай, знаете, мы его пьем. Заливаем чай водой и вот он получается! — Наливаем в заварник. — Чашечку за дядю Мейми, чашечку за тетю Бетти. Таковы будни английских послов доброй музыкальной воли — группы «Ратлз»! Это и есть шоубизнес! Сейчас я действительно стою у той самой гостиницы, в которой Ратлз в самом деле останавливались в 1964 году. В этой самой комнате, кроме шуток. И это на самом деле было в этой самой комнате. И сейчас я на самом деле беседую с самым настоящим Полом Саймоном. Ну, было шоу, я помню еще, как Эд Салливен говорил что-то вроде «А ну-ка успокойтесь, успокойтесь все», «ничего не слышно», знаете, эти вечные дурацкие указания. А они как раз открывали шоу, и, я думаю, должны были его еще и закрывать. Мне кажется, Салливен планировал именно так. Потому что иначе все пришли бы в ярость, если бы пришлось просидеть все шоу в ожидании «Ратлз». Понятно же, что на той неделе все ждали шоу исключительно из-за «Ратлз». Итак, вчера и сегодня наш театр переполнен репортерами и сотнями фотографов со всей страны. Со мной согласятся ветераны — никогда еще город не был свидетелем такой истерии, которую устроили молодые люди из Ливерпуля, называющие себя «Ратлз». И сегодня они будут развлекать вас дважды — прямо сейчас и во второй части нашего шоу. Дамы и господа, «Ратлз»! Музыка «Ратлз» тем временем привлекла внимание признанных музыкальных критиков. «Лондон Таймс» назвала их «лучшими после Шуберта». Сэр Брайан Моррисон, профессор музыки Оксфордского Университета в течение последних трех лет. Мы спросили его, насколько хороши «Ратлз» в музыкальном плане. Стэнли Дж. Краммерхэд Третий Младший, случайно приглашенный профессор кафедры прикладных наркотиков Университета Самоудовлетворения штата Калифорния. Он также является авторитетным исследователем поп-музыки. Мы спросили его, насколько музыкально хороши «Ратлз». Смотрите, если в простых словах, то с музыкальной и этической точки зрения «Ратлз» в высшей степени являлись эмпирической смесью радикальных ритмов. Вербальное прошлое они соединили с исторически инновативным мелодическим материалом, транспонированным и трансмодифицированным согласно метафизическому страху ратлендского этического опыта, который поднял их из эссенциальных альфа-экспонентов простого бета-потенциального гармонического материала до первичных культурных экспонентов эолийской космической формы каденции и станса. Но на самом деле он тоже ничего нам не ответил. Поэтому мы отправились в Новый Орлеан, чтобы выяснить, насколько дорого обойдется наше исследование. Я стою на берегах Миссисиппи. И Первый На. Я стою на берегах Миссисиппи, Луизиана, — колыбели блюза. Это музыка черных, хотя чаще всего ее поют белые.

Мы здесь для того, чтобы найти черные корни музыки «Ратлз». Я обратился к Блайнд Лемон Паю. Это, ну, всему, что я умею — меня научили «Ратлз». «Ратлз»? Правда? Да. Всему. Но вы же играли блюз еще в тридцатых. Совершенно точно! Не. Я работал на железной дороге. Я проработал там тридцать лет или больше. Пока не услышал «Ратлз». И я понял — вот она, моя музыка. Я ушел с железной дороги, стал играть и с тех пор прозябаю. — Так где же корни музыки «Ратлз»? — Да в соседнем доме. — В соседнем доме? — У соседа — у Раттлинг Орендж Пила. Да, сар. Я прародитель «Ратлз». От меня они все и взяли. До последней нотки. — Эээ, как это? — Ну, сар, они приехали и забрали все что я написал. Эти четверо ливерпульских чуваков здесь были! — Да он врет! — Нет, не вру! — Он завсегда врет! — Не вру, не вру! Каждый раз, когда снимают докфильмы о музыке белых, он лепит, что с него все началось. С меня, с меня! На прошлой неделе рассказывал, что с него начались «Эверли Бразерс», Фрэнк Синатра и Лоуренс Уэллс! — С меня, с меня!

— Он врет всегда! Видите, кажется, мы просто теряем зря время в Новом Орлеане, не обращая внимания на расходы. И все же это круто! Итак, из Нового Орлеана — обратно в Ливерпуль. Говорят, что теперь, став известными, вы стали сторониться Ливерпуля. Да нет, не сторонимся, поскольку мы туда не ездим. Говорят, вы там не были уже полгода. — Ну, люди всегда говорят. — И тем не менее, полгода. Теперь и вы говорите. Почему вы не спросите, где я был? — А где вы были? — Не скажу! Нести написал и издал собственный бестселлер: «Из головы вон». Только одно медиа оставалось непокоренным — Но в 1965 году с выходом фильма «Крыса трудного дня» изменилось и это. Роджер МакГоф, ливерпульский поэт, автор множества книг, посвященных Ливерпулю. Например, «Мерси саунд», «Концерт», «Ливерпульская сцена», а два его стихотворения вошли в «Оксфордскую антологию английской поэзии ХХ века». Он родился в Ливерпуле, ходил в школу в Ливерпуле, даже женился в Ливерпуле. И болеет он, разумеется, за «Эвертон». Он участник комедийной труппы «Подмостки», выступавшей в «Каверне» в начале шестидесятых. Все эти невероятные годы он жил, творил, любил, смотрел футбол и выпивал в Ливерпуле. — Роджер, вы знали «Ратлз»? — О да, да! Роджер МакГоф, ливерпульский поэт, писатель, литератор, юморист, бонвиван, человек, знавший «Ратлз»! Австралия, «Ратлз» завоевали мир. Они на одной ступени с великими. Их фотографии повсюду. Их имена на тысяче товаров, — от футболок до подвязок и наволочек. Легги осаждали торговцы. Кажется, каждая девушка в Америке хочет спать с ратлом. У нас есть линия товаров «Ратлз», все готово к запуску. Футболка «Ратлз», тарелка «Ратлз», чашка «Ратлз», крем от прыщей «Ратлз», заколки «Ратлз». Целая линия товаров «Ратлз». От вас мне нужна только отмашка и. И мы в деле. — Мы в деле? Мне нравится ваш подход. В 1962 Брайан Тай был ведущим лондонским издателем. Мистер Тай, много лет вас знают как человека, отказавшего группе «Ратлз». Да, это так. Вы сказали, что группы гитаристов теряют былую популярность и с ними не заработаешь в шестидесятые. Да, верно. Вы отказались от всех этих миллионных продаж, сотен золотых дисков. Да, именно так. — Каково это — быть таким лохом? На вершине ратломании, в 1965, их взбалмошный ударник Барри Уом вернулся домой в Ливерпуль, чтобы жениться на подруге детства. Церковь была набита фанатами «Ратлз». Каждый хотел взглянуть на них вблизи. В темной, битком набитой церкви, Барри потерял свою невесту и в итоге женился на совершенно другой. В суматохе невеста Барри, 23-летняя помощница мясника, Бренда Лайола, нечаянно вышла замуж за группу шотландцев из Гулля. Это вдохновило Барри написать заунывную балладу «Когда девушка твоей мечты в объятиях шотландцев Гулля». Привет, это Лондон. И из Лондона мы отправляемся в Швейцарию, на премьеру второго фильма «Ратлз» «Ой!». Снят в цвете, на очень дорогой натуре, а не в Лондоне. Стадион «Че». Названный в честь героя кубинской партизанской борьбы, стадион «Че». Именно сюда в 1965 прибыли «Ратлз». Понятно, не прямо сюда на парковку. А туда, на битком набитый стадион прибыли «Ратлз» в 1965, полный аншлаг. Я помню, как они выбежали на середину поля и их едва было видно, понимаете, словно, они были за сотни миль. Это. и правда «Ратлз»? Наверное, кто-то другой. Ничего не было слышно. Как долго они играли? Около двадцати минут и все, в вертолет и назад в отель «Уорвик», каждый с двумя девками. В 1966 «Ратлз» столкнулись с самой большой угрозой их карьере. Нести в своем широко цитируемом интервью видимо, заявил, что «Ратлз» были больше чем бог. И добавил, что бог не выпустил ни одного хита. Никогда. История полыхнула в Америке как зарница. Огромное количество поклонников сожгло их альбомы. Еще большее — обожгло пальцы в попытках сжечь их альбомы. Продажи пластинок резко пошли в гору — люди покупали их чтобы сжечь. Но на самом деле все это было чудовищной ошибкой. Нести в разговоре с глуховатым журналистом говорил лишь о том, что «Ратлз» были больше чем Род. Род Стюарт и правда стал большим только через восемь лет. Понимаете, это все, что я сказал, а потом пошло-поехало. — И что, по-вашему, это доказывает? — Я думаю, это доказывает, что все вы кретины! Полагаю, у меня еще будут неприятности из-за того, что я сказал. Нести принес извинения богу, Роду и прессе, после чего тур продолжился согласно расписанию. Но это был последний тур «Ратлз». Мы отыграем все заявленные концерты и, надеюсь, даже повезем что-то, не скажу что, в Америку, ну, вы понимаете. По завершению тура в идиллическом Сан-Франциско середины шестидесятых они познакомились с Бобом Диланом. Он угостил их неизвестным веществом, оказавшим на них огромное влияние. Это был чай. Несмотря на опасения, что его употребление приведет к более сильным веществам, «Ратлз» наслаждались приятным действием чая. Влияние чая на их лучший альбом «Сержант Раттер» очевидно. Когда я слышу об альбоме «Сержант Раттер», сразу вспоминаю, как слушал его под кайфом в наушниках, ну, знаете. Особенно, знаете ли, последний аккорд, который звучит бесконечно, вы понимаете. Выход этого альбома, вехи в истории поп-музыки, привел к наступлению идиллической поры колокольчиков, цветов и чаепития. Музыка побудила тысячи людей на эксперименты с чаем. В конце концов, даже пресса узнала и дала Дирку шанс все опровергнуть. Это не от меня зависит, если уж вы приехали и спрашиваете, я скажу правду. Это правда, я употреблял чай. Много чаю. Индийского и. пирожных. Признание Дирка спровоцировало скандал. Пресса не уловила сути его слов и только и ходила вокруг да около. Многие поп-звезды были арестованы за употребление и хранение чая. Самого Нести замел детектив инспектор Брайан Плант, он подбросил ему чаю в карман, на всякий случай. В это время «Ратлз» появились в прямом эфире перед 200 миллионами зрителей по всему миру с песней, которая выражала дух эпохи. Чай был у всех на устах. Вот эта новая, слегка измененная форма хорового пения, с небольшими отличиями. А мы вернемся через несколько минут с сюжетом о принце Чарльзе. Песня «Любовь, Жизнь» стала их визитной карточкой. Первым забеспокоился Легги Маунтбаттен, он всегда был очень привязан к ним. Но после отмены гастролей ему нечем было заняться. Конечно, он продюссировал и других: «Братишек МакКизмо», Артура Ходсона и «Коленные чашечки», а также французскую версию «Бич Бойз» — «Ле гарсон де ля пляж». Но он предпочитал вкладываться в корриду, а не платить налоги, ну и его специфическая личная жизнь. Его арестовали в Калифорнии — он делал искусственное дыхание надувному матрасу. Все это вызывало беспокойство. Я спросил у Мика Джаггера, знал ли он о том, что происходило с Легги.

О да, Легги. да. вы шутите, Легги та еще плутовка, ему все с рук сходило, понимаете, пока он не начал клеиться к тем тореадорам. Думаю. Да, именно тогда, я думаю, тогда и спала у них пелена с глаз. И он не знал, куда деваться, знаете, в смысле, к чему стремиться в жизни. А они хотели больше самостоятельности, ну, знаете. Как раз тогда Стиг подпал под влияние Артура Султана, «Мистика из Суррея». Султан ознакомил Стига со своей техникой спиритизма. Артур Султан пригласил «Ратлз» сбежать от всего этого — провести выходные за столоверчением вблизи Богнора. Как обычно, пресса последовала за ними. Вся эта затея с Богнором была забавной, пресса прозвала ее «Богнорским экспрессом». Кто-то опоздал. Какая-то из девчонок, они всегда опаздывали. Кто-то из группы, не помню — вроде бы, Нести, думал, что мы пытались догнать тот мистический ратломобиль, если вы понимаете, о чем я, но это была неправда. Мы просто неистово, как и все, хотели узнать что творилось на этих богнорских сеансах столоверчения. Но пока «Ратлз» сидели у ног суррейского мистика, судьба готовила им сокрушительный удар. Именно здесь их настигло страшное известие об их менеджере. Легги Маунтбаттен, уставший и подавленный, все выходные пытался дозвониться друзьям, пришел домой и трагически. согласился стать учителем в Австралии. Выходные были забавными, но в конце-концов мы узнали, что Легги уехал в Австралию, что, конечно же, спутало нам все карты. Для «Ратлз» это был гром среди ясного неба. Они были потрясены и ошеломлены. — Мы были потрясены. — Да, потрясены. Потрясены. И ошеломлены. Да, ошеломлены. Совершенно ошеломлены. Артур Султан поддержал вас? — Ну да. И да, и нет. Он сказал, что все мы под богом ходим. И что мы не должны убиваться из-за его ухода. Понимаете, он сказал, не стоит отчаиваться. ну Австралия. И что. Всегда есть способ поддерживать связь — столоверчением. — И открытками. Совершенно ошеломлены. Показательно, что их первый крупный провал — «Трагическое историческое путешествие» последовал сразу после утраты Легги. Идея фильма была не лучшей даже для «Ратлз». Четыре преподавателя истории из Оксфорда путешествуют автостопом по чайным Ратленда. Критика в прессе была безжалостной. Я в Нью-Йорке, сижу в арендованном лимузине. И именно сюда. Ну, понятное дело, не в лимузин, а в Нью-Йорк «Ратлз» прибыли в 1968, чтобы объявить о создании корпорации Ратл. В Нью-Йорке мы для того, чтобы сообщить о создании корпорации «Ратл». Мы с Нести представляем других «ратлов». Да, они не смогли приехать. Мы учреждаем корпорацию «Ратл»,чтобы люди всегда могли обратиться к нам за помощью, мы дадим им денег. Понимаете, если они нуждаются в деньгах, пусть просто идут к нам. Да, вместо банка. Мы хотим помогать людям справляться своими силами. Именно этим и занималась корпорация «Ратл», люди всячески справлялись своими силами. В какой-то момент они стали терять деньги быстрее, чем английское правительство. Поговаривают, что корпорация «Ратл» находится на грани банкротства. Эрик Манчестер, пресс-атташе «Ратлз». Есть ли основания утверждать подобное?

Нет, ну что вы, это все домыслы, слухи, да и только. Я думаю, все понимают, как только вы добиваетесь успеха, сразу ползут подобные слухи. А рассказы о кражах тоже неправда?

Нет, но они преувеличены, крайне преувеличены. Плохо, что подобное происходит, понимаете, но не с таким же размахом, как говорят. Беда в том, что все думают, раз это «Ратлз», приходи и бери, что хочешь. Но это не так! И мы положим этому конец, мы работаем над этим. Поток краж практически иссяк. Подобное происходило, не стану отрицать — телевизоры, корпоративный автомобиль. Они исчезли. Но, поймите, ничего из ряда вон выходящего. Я сам однажды обнаружил, что мой кабинет увели. Оказалось, его присвоил Рон Деклайн, которого мы пригласили чтобы прекратить утечку ценностей из здания, так что ничего страшного. Вы полагаете, что кражи прекратятся. Возобновит ли в таком случае корпорация «Ратл» свою деятельность? Несомненно. Как только разберемся с этими мелкими кражами, корпорация Ратл будет еще очень-очень-очень. Какое-то время в подвале корпорации располагалось три объединения «Ангелов Ада» из Реддитча. В конце концов Стиг собрался с духом и попросил их убраться. — Кто ударил Стига? — Одна из девчонок. — Кто именно? — Вот, Большая Валери. Конечно, мы очень расстроены, поделать ничего не можем. — Нет? Почему? — Ну. она и мне вмажет. «Ратлз» открыли магазин одежды в Лондоне. За три недели они потеряли около миллиона долларов, пока Нести не положил этому конец. Эй, кто твой друг? Почисти ему зубы. — Эй, Нести! — Привет, Дирк! — Ой, меня порвало. — Что ты делаешь, Стиг? — Да сматываюсь отсюда. — И я как раз собирался. Личные проблемы разрывали «Ратлз» в клочья. Они еще пели вместе, но уже не разговаривали. Очень скоро они перестанут даже петь. К марту 1969 дела группы были настолько плохи, что оба, и Дирк, и Нести женились. Дирк попал под очарование Мартини, французской актрисы, которая не говорила по-английски совсем, зато немного говорила по французски. Их свадебная церемония в Лондоне прошла на испанском, итальянском и китайском языках, так, на всякий случай. Я люблю тебя. Тебя, которую люблю. Свадьбы нашей день сегодня. Любить тебя до самой преиспо. Соль, си, си, ми. — Ре.Ре. Неплохо. Тем временем Нести посетил выставку разломанного искусства в Амбициозной Галерее в Сохо. Все экспонаты были предварительно сброшены с высоток. Среди развалин Нести обнаружил и саму художницу. Честити, простая немецкая девушка, дочь изобретателя Второй мировой войны. Нести был без ума от нее. На следующий день они объявили о своей помолвке на пресс-конференции в душе. Зачем вам это? Мы делаем это ради мира и, в основном, чтобы продемонстрировать, что общество идет ложным путем, попросту протекает. — А что вы делаете? — Мокнем в душе.

Мы обсудили это, ну, я и Честити, и пришли к выводу, что цивилизация — это попросту исправная канализация. Мы хотим продемонстрировать это миру с помощью водопровода.

Стиг тем временем совсем исчез из виду. В 1969 даже прошел слух, что он мертв. Распространению этих слухов способствовало несколько так называемых фактов. Во-первых, он.он не давал интервью. Пусть он и «тихий ратл», но он и слова не обронил с 1966. Во-вторых, на обложке их последнего альбома «Шэбби Роуд» на нем нет брюк. В итальянской культуре нагота — признак смерти. В-третьих, в песне «Я халдей» Нести якобы поет «Я зарыл Стига». На самом деле он поет «э буррес стигано», что на ломаном испанском значит «Есть ли у вас водяной буйвол?». В-четвертых, на обложке альбома «Сержант Раттер» Стиг принял позу умирающего снежного человека из ратлендской «Книги Мертвых». В-пятых, если пропеть строчку «Оркестр Клуба игры в дартс сержанта Раттера» задом наперед, то получается «Стиг давным-давно мертв, без шуток».

На самом же деле это звучит так: «Ареттар Антажрес Страд в Ырги Абулк Ртсекро». Абсолютная бессмыслица. Стиг, конечно же, был далек от смерти — как и, собственно говоря, от Эшера. Он попал в постель Гертруды Стрендж, большегрудой, биологически готовой на все американкой, отец которой изобрел магнитные мины. Это была похоть с первого взгляда. Тем временем Барри, уклоняясь от налогов, провел год в постели. Его подвел бухгалтер, — считает Эрик Манчестер; либо он отчаянно пытается запустить слух, что Барри тоже умер. Когда он очнулся, корпорация «Ратл» пребывала на краю финансовой пропасти. Нести на всех парах примчался из Нюрнберга, где он проводил медовый месяц, чтобы встретиться с самым грозным агентом в мире, Роном Деклайном. Деклайн слыл жестким человеком. Единственным его недостатком было шельмовство. Кто угодно мог проверить его бухгалтерию, но никто не знал где его счета. Он повергал своих подчиненных в ужас. Многие предпочитали самоубийство встрече с ним. В деле его левая рука никогда не знала кого в этот момент уделывала правая. Нести обожал его, он был ему по карману. Деклайн пообещал «Ратлз», что если они позволят ему заняться их доходами, им больше никогда не придется думать о деньгах. Тем временем Стиг советовался по финансовым вопросам с Билли Кодаком, Дирк пригласил Арнольда Шварценвайсенгриненблуенбрауненбургера, чтобы тот занялся окончанием его фамилии. Барри каждые три с половиной минуты советовался с «Книгой Перемен». Там толпилась прорва адвокатов. Внезапно все стали незаменимыми.

Помню, я вставал утром, подавал в суд на кого-то, читал в газетах, что меня не уволили, шел в офис, подавал в суд на кого-то, забирал свежие повестки, подавал в суд на банк, выходил пообедать, подавал в суд на ресторан, возвращался в офис, собирал повестки за вторую половину дня, читал газеты, обзванивал газеты, подавал на них в суд и шел домой, судиться с женой. Они спрашивают: «Где деньги, где деньги?». Да я понятия не имею где деньги. Я никогда не дружил с цифрами, это известно. Никогда не был силен в математике, это просто не мой предмет. Я не знаю, где деньги. Если тебе нужны деньги, я дам тебе денег. Но это.такое отношение удивляет, правда. Я правда поражен. Я-то думал, у нас здесь нечто большее, чем просто бизнес. В смысле, я люблю вас больше, чем собственную семью. Я хочу защитить вас, хочу помочь, хочу уберечь вас от всего мира. Защитить вас. защитить вас. от людей вроде меня, понимаете? На последнее заседание пришло 134 адвоката и бухгалтера. Их впихнули в комнатушку восемь на десять метров. Живыми вышло только 87 человек. Черная дыра Сэвил Роу поглотила самые светлые финансовые умы целого поколения. К счастью, это было небольшой потерей. Тем не менее, «Ратлз» стремительно разрушали самих себя. И на фоне всех этих публичных разборок «Пусть гниет» были выпущены в форме альбома, фильма и судебного разбирательства. В 1970 году Дирк подал в суд на Стига, Нести и Барри. Барри подал в суд на Дирка, Нести и Стига. Нести подал в суд на Барри, Дирка и Стига. А Стиг совершенно случайно подал в суд на самого себя. Это было началом золотого века для адвокатов. Но для «Ратлз» выступление на лондонской крыше оказалось началом конца. Так же, как и с другими великими. эээ, популярными музыкальными явлениями как Синатра там, Пресли и «Ратлз». возникают вопросы в стиле: «Вот уж десять лет прошло, кто же будет следующими "Ратлз"»? Не думаю, что кто-то будет следующими. По прошествии 16 лет после первого публичного выступления никому тогда не известной группы, и 8 лет после раскола, ну и где эти «Ратлз» сегодня? Дирк со своей женой Мартини организовали панк рок-группу «Панк Флойд». Он поет, а она нет. Нести отвернулся от мирского, погрузился в свои размышления и воспоминания. У Барри два собственных салона в Ридинге. Ну а Стиг работает стюардессой на индийских авиалиниях. Слава — неверная любовница. Многие ли помнят «Ратлз»? Мы спросили прохожих, кто такие «Ратлз». Извините, мадам, мы снимаем документальный фильм, не могли бы вы ответить на несколько вопросов? Извините, я не отвечаю на вопросы. Это займет всего пару минут, камера уже включена. Мы из Англии, снимаем документальный фильм, ответьте, пожалуйста, на один вопрос. — Хорошо. — Огромное спасибо. Стойте здесь, хорошо? — Кто такие «Ратлз»? — Не знаю. — Да ладно, вы должны знать. — Извините, но нет, не знаю. — Нет, вы знаете. — Да нет же, не знаю. — Кто такие «Ратлз»? — Я не знаю. — Нет, знаете! — Да не знаю я! — Должны знать! «Ратлз»! — Понятия не имею кто они такие! — Кто такие «Ратлз»? Пожалуйста, скажите. — Понятия не имею кто они такие. — Кто такие «Ратлз»? — Не знаю! — Знаешь! — Да не знаю я! — Знаешь! Кто такие «Ратлз»? — Я не знаю! Кто такие «Ратлз»?

Ратлз — лучшая английская поп-группа 60-х годов, покорившая весь мир заводными мелодиями, эксцентричным ливерпульским юмором и идиотскими, из ряда вон выходящими, проделками, отображенными в таких фильмах как «Крыса трудного дня» и «Ой!». Дирка и Нести, признанных лидеров группы, идеально дополняли тихоня Стиг и неугомонный Барри. Вместе они были дружной, милой, талантливой нееврейской группой, радовавшей людей по всему миру. — Спасибо! — В 1962 году они выступали в «Каверне». Затем несколько месяцев провели в Гамбурге. — Да, спасибо большое. Позже в 1962 году вышел их первый сингл «Твист энд Рат». Да, спасибо большое, спасибо! Ты заткнешься? Из Нью-Йорка обратно в Лондон. Я стою на том самом перекрестке, где закончилась легенда «Ратлз». Именно здесь полулегендарная четверка — Дирк, Нести, Стиг и Барри, «Ратлз», поющий феномен, сформировавший наши шестидесятые. Да, именно здесь все и случилось. Мик, как думаешь, почему «Ратлз» распались? Что я думаю? Почему они распались? Женщины. Женщины путались у них под ногами. Cherchez la femme, как говорят. Как думаешь, они когда-либо воссоединятся? Надеюсь, нет.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Узнай можем ли мы переждать там, пока все не уляжется.

Так что страданий он не познает. >>>