Христианство в Армении

Давайка ещё раз пройдёмся по всему, что произошло.

правда? У Скотта две дочери. Жизнь странная штука. Всё в порядке, я не сплю. Я ждал тебя. Мартин показывал мне моллюсков. Я не хочу слышать о том. что делается снаружи. Тогда ты рассказывай. Про себя. Умеешь хранить тайны? Ты уверена, что умеешь? Я расскажу тебе, но ты должна наклониться поближе. Наклонись, чтобы я мог прошептать. Ты слушаешь? Я не умею. плавать. Смешно, правда? Ну ладно, кончай, хватит. Не настолько это смешно. Просто. Учитывая, где ты работаешь, это немного странно.

Да ладно, тут же не толпятся в очереди. чтобы сигануть с вышки в океан. Это же пока не долбаный аквапарк. Я всегда боялся воды. Когда я был маленьким, по телевизору шёл сериал. Думаю, ты о нём не слышала. Про подводную лодку. Он назывался "Путешествие на дно морское". И там. всё время был слышан шум этой подлодки. Это было. Я не могу повторить. Как-то так. Меня этот сериал завораживал. Мне снились кошмары, в которых морские чудовища хотели меня сожрать. Однажды летом родители решили: "Отдохнём на берегу моря".

Какое-то время всё было нормально. Я сделал всё, чтобы родители не заметили, что я не иду к воде. что я от неё в ужасе. Я не мог даже подойти к краю воды. Я не мог пальцами ног коснуться воды, потому что был убеждён. что в воде меня ждут чудовища. Я просто всё время. строил замки из песка. И вот однажды. отец решил взять на прокат водный велосипед. И он. здорово на меня разозлился, когда я сказал, что не сяду на велосипед. так как хочу достроить свои замки. Он рассвирепел. Он поднял меня и усадил на этот велосипед. А потом начал яростно крутить педали. в приступе неконтролируемого гнева. Я весь дрожал, всхлипывал. А он говорил:"Я на этот водный велосипед потратил 5 долларов". "И нам будет весело, хочешь ты этого или нет!" И мы довольно быстро отплыли далеко от берега. Он перестал крутить педали. Потом. он встал. и сказал что-то вроде. Не знаю, что он сказал.

Он поднял меня. и бросил в воду. И я начинаю идти ко дну. Я погружаюсь всё глубже, и глубже, и глубже. И вдруг. клянусь, Кора. я вижу это огромное чёрное. желеобразное. нечто с огромными выпученными глазами. и щупальцами. И оно увидело меня. и стало приближаться. Это последнее, что я помню. Я очнулся на больничной. койке. Видишь ли. отец. бросая меня в воду, забыл. что сам не умеет плавать. Доктор Сулитцер? Ну, дел у нас немного, так что. Нет-нет, всё нормально, всё хорошо, просто жду. Послушайте, здесь Ханна, медсестра, она хочет с вами поговорить. Можно? Да. Нет, состояние стабильное, но. Дело в том, что ему не становится лучше. У него всё ещё высокая температура. Волнами утром и после обеда. Думаю, его необходимо снять с вышки. Нет, немедленно. Послезавтра? Хорошо. Вы поговорите. Ладно. До свидания. По-моему, Сулитцер ищет другую работу. У компании есть другие вышки, меня куда-нибудь переведут. Может быть. в Чили или на Кубу. Кто знает? А пока я буду здесь.

сколько им нужно. Я на суше нервничаю, у меня там голова начинает. кружиться. Этот несчастный случай. как он произошёл? Вы действительно хотите знать? Мы бурили участок дна, который похож. на сыр с дырками, на швейцарский сыр. Там, внизу много пустот с газом. Мы на одну напоролись. Это не в первый раз такое. Этого можно было избежать? Хотя, да, может быть, если бы мы давным-давно бросили бурить. Но тот человек погиб не случайно. Он хотел покончить с собой. Он сам бросился в огонь. Простите.

А Джозеф, он пытался. спасти его, но. всё так быстро произошло. Мы все видели, как он бросился туда. в пламя. Мы не стали об этом рассказывать. Пусть считают это несчастным случаем. У него остались. жена и двое детей. Какой смысл говорить правду? Пусть считают это несчастным случаем, семья хоть деньги получит. А, в общем. всё в жизни. несчастный случай. Он никогда об этом не говорит. Ничего. Нет, ничего. Ну, кончай! Ничего. Саймон. Нет, что? Ханна. Посмотри. Помни, что тебе не 15 лет. Как думаешь, что я сказала? Идиот? Мудак? И то, и другое? В общем, да. На каком языке? Какая разница? Ну вот, опять. Тебе не надоело разыгрывать женщину-загадку? Хочешь ещё супа? Я тебе рассказал свои маленькие трагедии. Теперь ты расскажи. Нет, суп я больше не могу.

Как тебе "Письма португальской монахини"?

Я думал, ты любишь только курицу и рис. Раньше я много читала. Я не очень хорошо её помню, читал очень давно. Это короткая книга. Я читаю только такие, на длинные терпения не хватает. Эту книгу. я подарил одному человеку. Женщине. Не надо было этого делать. Потому что она была чужая жена. Муж любил её. И она его любила. И даже я его любил. Есть некоторые вещи, которые нельзя делать. Например? Никогда нельзя дарить. определённые книги женщине. которая слишком много времени проводит в одиночестве. Никогда нельзя влюбляться в жену лучшего друга. Это ужасно искушать сострадание. Это последнее, что я хотел бы пробудить в тебе. Как можно жить после произошедшего? С последствиями этого? Как можно жить с мертвецами? Не знаю. Видимо, нужно жить дальше. Каждый как-то живёт ради будущего. Или нет. Есть те, кто не выживает. За тобой прилетит вертолёт, завтра или послезавтра. Ты полетишь со мной? Поддержишь меня? Поможешь мне снова увидеть себя? Ханна, иди к нам! Я место занял! Спускайся! Тебе не нравится шоу? Я его уже видел. На кого ты работаешь? На компанию. И они тебе платят за проверку моллюсков? Мне платят за измерение силы волн, я же говорил. А моллюски это моё дело. Иногда я забываю, что мы в море. Нет, мы здесь. по горло в воде и. Знаешь суть проблемы? Люди думают, что она в нефти. Но это не так. Проблема вода, выкачиваемая вместе с нефтью. Вода, которая миллионы лет была на дне моря, рядом с нефтью. Когда мы отделяем воду от нефти и возвращаем её в море. это уже плохая вода. Она отравляет всё, чего касается. Знаешь, что случается с рыбами, живущими здесь? Эта вода изменила их гормоны. Они мечут икру позже. и холодное течение уносит её до появления мальков. Но установку закрывают. Надеюсь, не закроют. Что ты намерен делать? Её можно применять для разных целей. Буровые моторы могут очищать воду. Её ведь можно очистить. А если тебя никто не послушает? Буду дальше измерять волны. И собирать моллюсков. И думать, что что-то можно сделать. Я завидую тебе. Я, правда. Я не знала, что ещё есть такие люди. Желаю удачи. Как ты провёл ночь? Не знаю. Хреново, наверное. Который час? Хочешь есть? Учась в Дубровнике, я всегда боялась, когда нам приходилось мыть пациентов. Я чувствовала себя. неудобно. потому что мне казалось, что им неудобно. Но скоро я поняла. что люди любят чистоту. И неважно. как ты это делаешь. или кто это делает. Они любят. быть у тебя в руках. Они как бы доверяют тебе свои тела. как будто говорят:"Это лишь тело". "Это лишь тело, и ты никогда не узнаешь." ".о чём я думаю." ".или кто я есть". У меня была. У меня была подруга, мы вместе учились. Мы очень дружили. Она была. такой жизнерадостной. Я никогда такой не была. Я очень гордилась нашей дружбой. Мы читали с ней одни и те же книги. а потом обсуждали их ночи напролёт. Мы погружались в них. Книги всегда были реальнее. чем всё остальное. Во время войны мы жили в одной комнате. Когда закрыли училище, нам было по 20 лет. И тогда мы с ней решили вернуться в наш город, откуда были родом. Связаться с нашими семьями мы не смогли. Рассказывали всякие ужасы о том, что происходит. но никто в это, в общем, не верил. Люди всегда преувеличивают. Это не может быть правдой, ведь война. ведь война всегда происходит где-то далеко. Мы одолжили машину, она умела водить, и. поехали.

По дороге. ничего не происходило, мы видели. пожары вдали.

дохлых собак. Много дохлых собак. Мы слушали кассету. итальянского диско. И смеялись. Мы столько смеялись в ту поездку. Помнишь, была такая песня. "Ля Дольче Вита"? Такая дурацкая. Они остановили нас, когда. до города оставалось всего 2 километра. и отвезли в гостиницу. Мы думали, они хотят просто украсть машину. Мы очень волновались, как будем объяснять это хозяину машины. Нелепо, правда? У тебя сейчас вся жизнь. переменится. а ты думаешь о старом Фиате. Это были наши солдаты. Это были солдаты, которые говорили, как я, на моём языке. Некоторым едва исполнилось 18. Я помню, потом приехали войска ООН. и мы подумали, что нас оттуда выпустят. Голоса вроде твоего, Джозеф. Они говорили, как ты. Я помню. один из них. всё время извинялся. Он всё время извинялся. улыбаясь. Если ты можешь это представить. Тебя насилуют снова и снова, и шепчут тихо, так что слышно только тебе:"Извини. Прости меня". "Прости". Нас было там 15 женщин. Иногда больше, но мы знали, что когда еда кончится, некоторых из нас убьют. Они заставили одну женщину убить дочь. Ей вложили в руку пистолет, прижали палец к курку. и засунули.

ствол девочке во влагалище. Они заставили её спустить курок. и говорили что-то вроде:"Теперь ты уже не будешь бабушкой". Что-то в этом роде. Женщина скоро умерла. умерла от горя. Однажды наступил рассвет, а она умерла. Знаешь, что они делали с теми, кто кричал? Они говорили:"Ну, теперь у тебя будет причина покричать".

Они делали на теле сотни надрезов ножом. и втирали в раны соль. А самые глубокие надрезы. зашивали швейными иглами. Вот что ждало мою подругу. И я не могла. Они не дали мне промыть её раны. и она истекла кровью. Это было так. Это было так долго. Кровь. стекала у неё по рукам и ногам. Я молилась, чтобы она умерла быстрее. Я считала крики. стоны. Я измеряла её боль. Я думала:"Она больше не выдержит". "Сейчас она умрёт". "Вот сейчас". "Пожалуйста". "В следующую минуту, пожалуйста". Как её звали?

Твою подругу. Как её звали? Ваш рюкзак. Это не мой. Нет, ваш. «Любовные письма португальской монахини» Прошу вас. Вы нормально добрались? Садитесь. Да. Спасибо. Вы впервые в Копенгагене? Да, тут красиво. Да, красиво. Так что вы хотели? Я всю дорогу думал. что я скажу вам при встрече. Так и не придумал. Как я уже говорил по телефону, Ханна была моей медсестрой. ни разу не видел. Вы хотите увидеть фото, чтобы узнать, так ли она красива, как её голос? Нет, просто за фотографией вы бы так далеко не поехали. Я 2 года занималась ею. С тех пор время от времени у меня раздаётся звонок. Она не говорит. Она ничего не говорит, но я знаю, что это она, и что она жива. Почему она молчит? Это наше с ней дело. рассказала мне. кое-что. про ту гостиницу. Видимо, она доверяет вам. Но я знаю. Не спрашивайте, как и откуда, но я знаю. что было ещё кое-что, что она мне не рассказала. И я хотел бы это знать. И вы ждёте, что я расскажу? Вам мало ужаса, который вы узнали? Что ещё вам нужно? Что вам нужно на самом деле? Вы что, не читали газет эти 10 лет, что шла война? Я хочу. Не знаю. Наверное, я думаю, что хочу. прожить с ней остаток жизни. Остаток жизни. Как романтично. Остаток жизни с беженкой от войны, про которую все забыли? С женщиной, которую вы не видели? С женщиной, о которой вы знаете лишь, что она вынесла то. что ни вы, ни я вынести бы не смогли? Вы не думали, что, возможно, больше всего Ханне нужно. чтобы её оставили в покое? Да, я думал об этом. я знаю, что я ей нужен. И она нужна мне. Я это знаю. Идёмте со мной. Вот это Ханна Амиран. Здесь всё, что вы хотите знать. Но даже если вы так тепло к ней относитесь. вправе ли вы смотреть эту плёнку? Без её согласия? Знаете, сколько тут подобных Ханне? Знаете, сколько здесь крови, сколько смертей? Знаете, сколько ненависти на этих плёнках? Знаете, почему мы это записываем? Нет. Почему? Перед Холокостом Адольф Гитлер собрал своих помощников. и, чтобы убедить их в том, что его план сойдёт им с рук.

спросил их: "Кто помнит." ".уничтожение армян?" Вот, что он спросил. Прошло 30 лет, и никто уже не помнил. что миллион армян уничтожили самим жестоким способом. Прошло 10 лет. и кто помнит, что произошло на Балканах? Выжившие помнят. Те, кому удалось остаться в живых, чтобы рассказать о том, что было. Если могут. Те, кто стыдятся.

того, что выжили. Как Ханна. В этом ирония судьбы, если её можно так назвать, они стыдятся того. что им удалось выжить. И этот стыд. который больше, чем боль, больше всего остального. может длиться вечно. По-моему, у меня где-то есть фото Ханны. Я знал, что ты блондинка. Я принёс. твой рюкзак. Спасибо. Принёс, теперь можешь уходить. Я взял кусок мыла. Надеюсь, что ты не рассердишься. Нет, у меня его полно. У тебя красивый шрам. Мне сказали, что потом пройдёт. Ещё они сказали. что медсестра очень мне помогла. Платформу закрыли. И куда всех? Нам предложили работу в Чили. Саймон решил снова взяться за ресторанное дело. А я не решил, что делать. Всё ещё думаю. Я подумал. ты и я. Может. мы могли бы уехать куда-нибудь вместе, как-нибудь на днях. Сегодня. Прямо сейчас. Едем со мной, Ханна. Нет, я. Не думаю, что это возможно. Почему? Потому что если мы куда-нибудь уедем вместе. я боюсь, что придёт день. может быть, не сегодня. может, и не завтра, но внезапно придёт день. когда я начну плакать, и меня никто не сможет остановить. Слёзы наполнят комнату, мне нечем будет дышать. и я утащу тебя на дно за собой, и мы оба утонем. Я научусь плавать, Ханна. Клянусь. Я научусь плавать. Я ушла давным-давно. Только иногда, утром в воскресенье. когда он ушёл за газетами и за хлебом, а она слышит. как её дети шумят, играя у соседнего дома. у неё сейчас двое детей, мои братья. В это холодное солнечное зимнее утро, когда кроме неё в доме никого нет. и она ощущает странную, хрупкую пустоту внутри. и на мгновение не понимает, не было ли всё это сном. вот тогда я прихожу к ней. И она обнимает меня, гладит меня по голове. И ничто, ничто из того, что было, никогда не встанет между нами. Но я слышу, что её дети возвращаются. Я ухожу. Я уже далеко. Может быть, я никогда больше не вернусь.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Я не принимаю наркотики.

Можете ли вы это разглядеть? >>>