Христианство в Армении

Я никогда не думала, что это так важно.

Музыка ВОЙЦЕХ КИЛАР ЛЕХ БРАНЬСКИЙ Художники ТЕРЕЗА БАРСКАЯ АЛЛАН СТАРСКИЙ Костюмы КРИСТИНА ЗАХВАТОВИЧ ВЕСЛАВА КРОП КОНОПЕЛЬСКАЯ Монтаж ДЭВИД НЭЙДЕН МЕЧИСЛАВА КАЛИШ Оператор ВИТОЛЬД СОБОЦИНЬСКИЙ Режиссер АНДЖЕЙ ВАЙДА Вы с "Видажа"? Это не рассказ о женитьбе. У моего поступка были скорее черты развода, почти бегства. Он возвращается домой. Домой? В Англию. Без всякой видимой причины я покинул судно. Случилось это в Сингапуре. Списывается и снова записывается? Нет, списывается совсем. Что-нибудь случилось? Нет. Он покидает нас, чтобы вернуться домой. Я был первым помощником на "Видаже", отличном судне. Капитан Кент испытывал ко мне большое уважение. Должно быть, он удивился, что это на меня нашло. Но он был моряк, и сам тоже был когда-то молод, и наверняка понял то, что мне так трудно было выразить. Эти восемнадцать прошедших месяцев. пожалуйста, не считайте меня неблагодарным. были наполнены разнообразным опытом. Но я чувствую. Как это выразить? Что из него не удастся извлечь никакой истины. Какой истины? Что ж, если Вы считаете, что должны уйти, я не могу удержать Вас силой. Надеюсь, Вы найдете то, что стремитесь искать. Вы знаете, что в течение ближайших трех-четырех дней ни одно судно не отплывает в Англию? Спасибо. Итак, я покинул судно капитана Кента, как птица покидает удобную ветку. В один день все было прекрасно, а на другой все исчезло очарование, вкус, интерес, удовлетворение все. Это был один из тех моментов, когда достигается граница тени. Предостережение, которое молодости нужно обязательно оставить позади. На меня обрушилось разочарование поздней юности. Я был моряком без судна. Мне нужно было три дня ждать корабля домой. Я был пассажиром. Я направился к Дому офицеров торгового флота. О боже! О боже! В чем дело? Вижу, Вы не слишком заняты? Можете дать мне ту же комнату, что в прошлый раз? Всего на несколько дней. Вы заплатите вперед? Конечно нет! Это неслыханно! Какая наглость! О боже! Не сердитесь, я всех спрашиваю. Не верю. Если бы вы, господа, платили вперед, я мог бы получить плату и с Хамильтона. Он всегда сходит на берег без гроша. Даже когда у него есть деньги, не хочет платить. Не знаю, что с ним делать. Ругает меня! Кричит, что я не могу выбросить белого человека на улицу! Есть тут кто-нибудь, кого я знаю? Капитан Джайлс только что вернулся из рейса по морю Сулу. Двое других постояльцев и, конечно, Хамильтон. О да, Хамильтон! Добрый день, капитан Джайлс. Вы сошли на берег в отпуск? Нет, я оставил судно совсем. Вы свободный человек ненадолго? Полагаю, с одиннадцати утра могу им считаться. Эта адская жара отбивает всякий аппетит. Пошел получать Ваше место. Он меня в гроб вгонит. Он не платит, и у меня постоянно неприятности с управлением порта. Надеюсь, что он получит эту работу. Я передохну немного. Не надейтесь! Он не получит это место. Мой преемник уже на борту. Это офицер с яхты какого-то раджи. Я помню, как он прибыл сюда несколько лет назад. Кажется, это была только вчера. Славный был мальчик. Ох, эти славные мальчики! Нет, я не это имел в виду. Они слишком быстро раскисают здесь. Это все чудовищная жара. О нет, здесь, на Востоке хотят облегчить жизнь белому человеку. Это правильно, но сложность в том, чтобы остаться белым. А некоторым это не удается. Почему Вы списались с судна? Почему? Вы этого не одобряете? Я? Вообще-то. И я начинаю раскисать, самое время немножко подремать. Никогда не отказываю себе в сиесте, когда я на берегу. Вредная привычка. Очень вредная. Оторванный от родного дома, лишенный его сердечной атмосферы, я мог бы без преувеличения сказать, что море стало для меня всем. Единственной нитью, связывающей меня с родиной, были посылки от дяди. Письма напоминали о мире, который я покинул тринадцать лет назад. Иногда он присылал экземпляр журнала "Странник", чтобы побудить меня делиться впечатлениями от моих путешествий, поддержать память об отчем языке и обычаях, вынесенных из дома. "Потому что. потому что, слава богу, ты польского не забываешь, за это пусть. за это пусть бог тебя благословит, и я благословляю.

Это было бы и упражнением в родном языке, и продлением связей с родиной, с земляками, и, наконец, данью памяти отца, который хотел писать и служил отчизне". Но глядя на фотографии дяди, его жены и остальных членов семьи, я чувствовал, что это совершенно иной мир, нежели тот, в котором я живу. Мое детство на Украине, школьные годы в Кракове были только отдаленными воспоминаниями. Мое будущее зависело от пути, который я выберу. Я хотел доказать, что из края, не имеющего выхода к морю, могут происходить такие же хорошие моряки. Я встретил Вашего капитана. Он жалеет, что Вы ушли. У него никогда не было такого подходящего первого помощника. Я тоже ценю этот корабль и его командира. Больше, чем когда-либо в моей морской карьере. Так почему же. Разве Вы не слышали, что я возвращаюсь домой? Да, я слышал подобные речи уже не раз. И что с того? На этот раз Вы это увидите. Да, конечно, Вы абсолютно правы. Что он пытался сказать? Не знаю. Наверняка он повеселился вчера и чувствует себя отвратительно, а завтра ему будет еще хуже. Ну, в любом случае Вы будете ему опекуном. Не волнуйтесь, они будут счастливы заполучить джентльмена.

Не надо шума! Он глупый юнец! Что с того, что он долго был помощником у Кента? Они говорят о Вас. Ерунда! Я не буду соперничать с бродягой! Нет никакой спешки. Какой нахал!

Не обидели ли Вы его чем-нибудь? Я в жизни с ним не беседовал. Не знаю, о каком соперничестве он говорил. Разве что он пытался получить мое место и не получил его. У Кента ему и не могло повезти. Кент все еще сожалеет о Вас. И даже назвал Вас отличным моряком. Не из-за чего сердиться. Я решил вернуться домой, я же сказал Вам! Знаю, Вы говорили, что уезжаете. У Вас там есть какие-то перспективы? Ничего, насколько я знаю. А проезд Вы уже оплатили? Нет, не оплатил. У меня будет время для этого завтра. Тогда, полагаю, Вы должны знать, что здесь что-то затевается. Или старший стюард говорил с Вами сегодня? Нет. И у меня нет к этому никакого желания. Утром на веранде появился посыльный с письмом в руке. Это письмо было в официальном конверте. Он показал его первому встреченному белому. Им был наш товарищ в шезлонге, но его в ту минуту ничто не могло заинтересовать. Он мог только отослать посыльного дальше. Тогда он наткнулся на меня. Я как раз случайно оказался на веранде. Письмо было адресовано старшему стюарду. Что мог капитан Эллис, комендант порта, писать старшему стюарду? Не знаю. Это не мое дело. О чем они говорили? Меня это не касается. Пусть катятся к черту! Что Вы об этом думаете? Хамильтон не заслуживает моего интереса. Что значат мысли и слова такого бездельника? Не буду же я с ним драться. Я бы просто сделался посмешищем. Вы не поняли. Действительно?

Очень рад. Учитывая то, что мы слышали, полагаю, Вы должны это сделать. Должен это сделать? Сделать что? Спросить стюарда, что было в письме из портового управления. Спросите его прямо. А Хамильтон? Вот именно. Не позволяйте ему. Сделайте, как я говорю. Загоните старшего стюарда в угол. Он очень скверный работник и жалкая тварь к тому же. Но я бы скорее подумал о том, чтобы дернуть его за нос! Дернуть его за нос!. Много бы Вы с этого получили. Это все слишком сложно для меня, капитан. Я ничего не понимаю. Он шут, конечно. Но все-таки спросите его, и все. Подождите минутку! Почему Вы не отвечаете? Я слышал, что утром пришло какое-то официальное письмо от коменданта порта. Я не мог Вас нигде найти. Не буду же я за Вами бегать! А кто Вам велит? Я хочу знать, что было в письме. Ничего такого. Вы говорили, что возвращаетесь домой, так что. Прошу Вас дать мне письмо! Отдавайте! Вы не поверите! Ищут капитана на какое-то судно. А этот тип прячет бумагу себе в карман! Вы меня в могилу вгоните! Третий час. Вы еще успеете. Успею куда? В управление порта. Этим нужно заняться. Мне нет до этого дела. Нет дела? Кент предупреждал меня, что Вы странный. Командование для Вас ничего не значит? После всех моих трудов. Трудов? Каких трудов? Вы хотите увидеться с ним? А как Вы считаете? Стоит? А как же! Он сегодня два раза спрашивал о Вас. Спрашивал обо мне два раза? Тогда, наверное, я могу зайти? Вы должны! Должны! Где Вы пропадали? Я слышал, что требуется капитан для какого-то парусника. Так что я подумал. Вы подходящий кандидат на эту должность. Остальные боятся ее. В этом все дело. Почему? Боятся парусов. Боятся белой команды. Слишком много хлопот. Слишком много работы. Они здесь слишком долго. Привыкли тут к удобной жизни. Я уж подумал, что Вы тоже. Я пришел без промедления. У Вас здесь хорошая репутация. Мне приятно это слышать. Но Вас не было. Старший стюард не пренебрег бы распоряжением управления. Где же Вы прятались целый день? Пожалуйста, присаживайтесь. Вы принимаете условия? Да, принимаю. Это Ваше назначение. Судовладелец должен соблюдать условия, которые Вы приняли. Когда Вы будете готовы? Сегодня, хоть сейчас. Капитан парусника умер в море. Судно привел в Бангкок первый помощник Бернс. Почему в Бангкок, а не сюда? Вы знаете Бангкок? Там нет ни белых офицеров, ни телеграфа. Господин Бернс опытный но он еще не дорос до командования, хотя сам считает иначе. Пароход "Мелита" отходит в Бангкок сегодня вечером. Я попрошу капитана, чтобы он взял Вас пассажиром и подождал Вас до десяти.

Господин Роули, пусть портовый катер ждет под парами, чтобы забрать господина капитана на "Мелиту" в половину десятого. Что ж, теперь Вы командир, независимый, принятый официально, под мою ответственность. До свидания и удачи! Спасибо, сэр.

Большое спасибо. Вот это да! Его собственный катер. Что Вы с ним сделали? Это для меня? Я понятия не имел. Да, последней особой, которой он давал катер, был герцог. Я должен вывести судно в Индийский океан. Из Бангкока до Индийского океана путь неблизкий. Я неплохо знаю Архипелаг, за исключением Сиамского залива. Залив. О да! Забавный пруд. До свидания. До свидания. До свидания, капитан Джайлс! На катере! Это наш пассажир? Приготовиться взять пассажира!

Есть, сэр! Мы опаздываем на три часа из-за Вас. Мы должны были уйти в семь, Вы знаете! Нет! Не знаю. Комендант или не комендант, я не стал бы ждать лишних пяти минут. Дело Ваше. Я не просил, чтобы Вы меня ждали. Надеюсь, Вы не рассчитываете на ужин, тут не пансион. Вы мой первый пассажир, и надеюсь, что последний. Капитан! Вон! Ваше судно, капитан. Сейчас мы с ним поравняемся. Надеюсь, оно Вам понравится. Я новый капитан. Где первый помощник?

Я видел, как он спускался вниз. Я скажу ему, что Вы здесь, сэр. Я ощущал себя последним представителем династии. Наследником связанных не кровью, а опытом, умениями, понятием долга и простотой взглядов на жизнь. Частицей коллективной души предшественников. Бернс, первый помощник. Поднимемся на палубу. Пожалуйста, ведите. Майлз, второй помощник. Ловок и трудолюбив. Француз? Гэмбрил, заслуживает доверия. Не слишком опытен, но прилежен. Рэнсом, кок. Не похож. У него что-то не в порядке со здоровьем. На судне кто-нибудь болен? Люди выглядят нехорошо. Рейс был тяжелый. Врач уже был? Попросите британское посольство прислать врача. Конечно. И, мистер Бернс, прикажите натянуть над палубой тент от солнца. Я вижу, Вы содержите судно в образцовом порядке. Это хорошее судно. У него хороший ход? В чем дело? Вы уже два года на нем, и не знаете? Судну, как и человеку, нужен шанс показать, на что оно способно. А у этого судна не было шанса. Во всяком случае, на моей памяти. Последний капитан. Ему не везло? Он не был неудачником. Но он не хотел пользоваться своей удачей. Где он умер? Здесь, в кают-компании. Именно там, где Вы сидите. Я имею в виду, где он был похоронен? У входа в залив. Я знал его и видел, что он умирает. Во время предобеденной вахты я собрал людей и велел им попрощаться с капитаном. Он был в сознании? Он не говорил, но следил за ними взглядом. Каким он был? А где скрипка? Он выбросил ее за борт. Как-то он связался с этой женщиной. Исчез на целую неделю. Потом заявился посреди ночи и вывел судно в море. Взял курс на Гонконг против муссонов. Без достаточного балласта. Это была безумная идея. Он не собирался приводить судно в порт. Не писал судовладельцам. Никогда не писал своей старой жене. Решил порвать со всем. забившись вон там в угол дивана. Играл на скрипке, во всяком случае, извлекал из нее непрерывный визг. Его не заботили ни дело, ни фрахт, ни окончание рейса. Он хотел блуждать по свету, пока не погубит судно вместе с командой. Капитан умер почти в самый полдень. На закате я прочел над ним заупокойную молитву. И привел судно сюда. Я привел его! Сомневаюсь, что оно пришло бы само. А почему не в Сингапур? Ближайший порт. Послушайте. Я не гнался за этим Мне его предложили, и я его принял. Я должен отвести судно в порт приписки. И прослежу, чтобы каждый из вас делал то, что ему положено. Пока это все. Если бы у меня на родине не было жены и ребенка, я попросил бы о немедленном увольнении. А я, мистер Бернс, не отпустил бы Вас. Вы подписали договор, и пока он не станет недействительным, я ожидаю, что Вы будете выполнять обязанности и поможете мне своим опытом. Рад Вас видеть, капитан! Как Вы? Выглядите уставшим. У меня сложности с Вашим грузом. Присаживайтесь, пожалуйста. Садитесь, садитесь. Спасибо, не надо. Мне нужны мешки для груза. Прошу Вас, отличный табак! Это включено в счет. Мне нужно 1100 мешков. Говорят, их невозможно купить. Вы можете оставить их про запас. Мы не обязаны предупреждать Вас о возможности отсутствия чего-либо перед подписанием фрахтового договора. Вы обязались не допускать проволочек. Это не я подписывал. Господин Бернс. Что ж поделать? Вы говорили с Джекобусом? Он главный торговец здесь. Мог бы помочь. Господин Бернс подписал опрометчивый фрахтовый договор, который прибавил нам много хлопот. Это был просто эпизод. Но как вывести судно? Мое судно, с его грузом и командой, с его телом и душой, слабеющими в испарениях этой реки, как вывести его в море? Пожалуйста, доложите капитан Джозеф Конрад-Коженевский. Капитан Джозеф Конрад. Коженевский, к мистеру Джекобусу. Капитан Джозеф Гановски. Убирайся! Убирайся!

Я не ошибся? Это контора господина Джекобуса? Пожалуйста, проходите. Входите, входите! Садитесь. Мне рекомендовали обратиться к Вам. У меня нет мешков.

Я не понял его, не обращайте внимания. Мерзавец не должен беспокоить меня в это время. Садитесь, капитан! Человеческая натура не сплошь светла. У нее есть темные стороны. Быть капитаном судна намного сложней, чем просто как следует ставить паруса. Люди ценят огромную пользу опыта. Но на деле опыт означает всегда что-то неприятное. В противоположность прелести и невинности иллюзий. Я быстро лишался своих иллюзий. Господин Бернс заболел. У него жар. Стюард тоже болен. Я пока что заменю его. У Вас свои обязанности. Я справлюсь. Только буду работать не торопясь.

Что с Вами, господин Бернс? Неужели нельзя хоть раз передохнуть, когда голова раскалывается от боли? Да, сэр? Рэнсом, пожалуйста, пусть моя дверь будет открыта. Конечно, сэр.

Боюсь, сэр, я не смогу ухаживать за первым помощником так, как это необходимо. Большую часть времени я должен проводить на камбузе. Не беспокойтесь, Рэнсом. Мы перенесем господина Бернса на берег. Доктор на борту. Ваши распоряжения кажутся мне очень разумными. У Вас превосходные матросы. Я буду придерживаться Ваших рекомендаций, пока мы не выйдем в море. Море. конечно. Для этого потребуется несколько дней. Господин Бернс подписал фрахтовый договор, но у нас проблемы с грузом. Насколько это серьезно, доктор? Симптомы указывают на холеру. Он может не дожить до утра. Прекрасный человек. Очень жаль. Следует найти заместителя. Его заменяет кок. Вы имеете в виду Рэнсома? Да, Рэнсома. А что, с ним что-то не так? Ничего. Но у него больное сердце. Он должен себя беречь. А господин Бернс? Как его состояние? Без медицинского ухода может быть плохо. Я заберу его на берег. Вы добились своего. Избавились от меня на судне. Никогда в жизни Вы не ошибались сильнее, господин Бернс. Где господин Бернс? Вы не хотите, чтобы я был на судне. Хотите убрать меня с дороги. Хотите доказать, что я вел себя как дурак. Нет! Но я не могу ждать, иначе лихорадка свалит всех. Я должен вывести судно Если Вы оставите меня в этом гиблом месте, я умру. Я это чувствую. Я уверен в этом. Вы меня оставите. У меня в Сиднее жена и ребенок. Я умру здесь! Санитар! Подите сюда. Здесь полный порядок. Благодарю. Через три дня мы будем в море. Наконец-то закончатся наши проблемы. Без первого помощника? Телеграфируйте в Сингапур, чтобы прислали. Даже если это заставит Вас выйти на неделю позже. Ни дня больше! Если вы не запретите мне официально, я заберу Бернса на борт завтра и выведу судно из реки, даже если буду должен стоять на якоре в устье. Это Ваше судно и Ваше решение. Не мне его менять. Но моя обязанность предупредить, что это неразумно. Надеюсь, что господин Бернс не заплатит за это жизнью. Не слушается руля? Слушается. Поворачивается медленно. Держать на юг. Есть держать на юг, сэр. Мертвый штиль. Это фокусы старика. Подкарауливает где-то на дне со своими дьявольскими замыслами. Нет никакой возможности двигаться, сэр? Мы можем только дрейфовать. Земля по левому борту! Мыс Лайант был на рассвете в каких-нибудь 15 милях от нас. Мы ползем. Во всяком случае, лучше, чем стоять на месте. Что там опять? Кажется, болезнь еще не оставила нас. Что случилось? Ночью у Райта начался жар, а у Кубрика озноб. Но я уверен, что это одна и та же болезнь. Они очень плохо себя чувствуют? А как другие? Не лучше, и господин Майлз тоже не в себе. Утром был хотя бы слабый ветер? Пожалуй, нет, но мы продвинулись. Берег перед нами, кажется, чуть ближе. Чуть ближе. Сильный ветер мог бы развеять эту заразу, которая прицепилась к судну. Что ж, у нас еще есть хинин. Он тут, Рэнсом! Что случилось, господин Майлз? Что Вы тут делаете? Здесь прохладно. Темно и затхло! Пожалуйста, сэр, оставьте меня. Рэнсом, хинина. От доктора. "Мой дорогой капитан. Я не хотел бы Вас разочаровывать, но, боюсь, это не конец Ваших проблем. Наверняка Вам придется бороться с рецидивом лихорадки. К счастью, у Вас достаточно И в нем вся надежда". Я чувствую себя намного лучше. Этот жар меня не осилил. Через несколько дней я смогу выйти на палубу и помочь Вам. Единственная вещь, которая действительно может нам помочь, это ветер. Порядочный ветер! Вы рассчитываете, что это будет так просто? Не будет нам покоя, пока мы не минуем широту 8 градусов 20 минут, где похоронен старик. Вы все еще думаете о прежнем капитане? Я думаю, умершие не чувствуют ненависти к живым. Вы его не знали! И он меня не знал. Он не имеет ничего против меня. Да, но против нас имеет. Вам нельзя столько говорить. Вы устанете. А еще и само судно. Нет, больше ни слова! Мы как заколдованы.

Да, я знаю, что Вы думаете. Но покойник не может изменить метеорологию в этой части света. Хотя что-то в ней перепуталось. Береговые и морские бризы разбились на множество частей. На них невозможно полагаться и пяти минут. Через несколько дней я вернусь на палубу, тогда мы посмотрим. Уверяю, Вас там будут очень рады видеть. Если Вы будете поправляться такими темпами, Вы будете самым здоровым человеком на судне. А разве ребята не поправляются? Никто не умер? Почему на судне такая тишина? Изредка я слышу только Ваш голос, этого мало, чтобы улучшить мне настроение. Самое важное дело пройти широту 8 градусов 20 минут. Тогда все будет хорошо. Вы там похоронили вашего капитана? Не пора ли уже закончить с этими глупостями? Я не удивлюсь, если он нам еще что-нибудь устроит. Вы уже отправляетесь на тот свет. "Значит, я отправляюсь на тот свет, да?" Так и есть, уже немного дней Вам осталось. Это заметно по Вашему лицу.

"По моему лицу?" "Ладно. Разворачивайте корабль и идите к черту". "Если бы это от меня зависело, и никто из вас, и ни судно не увидели бы порта. Я надеюсь, что так оно и будет". Он был в сознании. Он действительно этого хотел. Но я его высмеял, и старик съежился и отвернул голову. Больше никто не слышал его голоса. Он не говорил в последнее время какой-нибудь чепухи? Господин Бернс? Нет, господин капитан. Сегодня утром он жалел, что пришлось похоронить покойника на самом пути судна. Разве это не чепуха? Не знаю, сэр, я над этим не задумался. За ночь мы потеряли то, чего добились вчера. У нас больше нет хинина. В банках был песок. Я уложил господина Бернса обратно в постель. Он неожиданно поднялся, но упал, когда отпустил край койки. Но мне кажется, он не потерял сознания. Мне нужно время на уборку. Завтрак не задержится. Не больше чем на 10 минут. Завтрак может подождать. Подберите эту гадость и выбросьте за борт. Соберите людей, я должен им об этом рассказать. Ну и как? Плохо. Этот негодяй забрал у меня ножницы. Он думает, что я рехнулся, что ли? Боюсь, что это я начинаю сходить с ума. Я всегда чувствовал, что он сыграет с нами какую-нибудь адскую шуточку. Как Вы это объясните? Как это могло случиться? Да. Как это могло случиться? Он выручил за него в Хайфоне фунтов пятнадцать. Мистер Бернс! Почему нет?

В тех краях хинин дорогой, а в Танкине его вообще нет. Что ему стоило? Вы его не знали. Я воспротивился ему.

Он не боялся ни бога, ни дьявола, ни собственной совести. Ненавидел всех и каждого. Но думаю, он боялся смерти. Полагаю, один я оказал ему сопротивление.

Мы померились с ним силами в каюте, в которой Вы живете. Он испугался, что я сверну ему шею. Но я только высмеял его. Если бы он настоял на своем, мы бы лавировали, пока он был жив и еще дольше, на веки вечные. Изображали бы "Летучего голландца" в Китайском море! А зачем ему было ставить бутылки обратно? А почему нет? Они стояли на полке. Обертки тоже были там. Вероятно, он сделал это по привычке. Грязный фокус. Я всегда говорил, что он что-нибудь такое выкинет. Это только моя вина. Моя и ничья больше. Никогда себе этого не прощу. Это очень глупо, сэр. Команда ждет на палубе. Я должен посмотреть им в лицо. Сказать правду. Я не хочу допустить сплетен. Как капитан, я должен описать вам положение, в котором мы оказались. У нас больше нет лекарства от болезни, которая коснулась большинства из вас. Я больше ничего не могу сделать для больных. Я полагаю, что вы поняли, что я сказал, и знаете, что это означает. Мы можем полагаться только на собственные силы. Я намерен идти в Сингапур, там мы получим медицинскую помощь. Единственный шанс для судна и команды в усилиях всех, больных и здоровых, которые должны осуществить этот замысел. Это все. Верно, должен быть какой-то выход из этой проклятой ситуации. Что-то происходит в небе, какой-то распад, гниение воздуха, который все равно остается неподвижным. В конце концов, это только тучи, которые могут принести или не принести ветер или дождь. Даже странно, как это меня волнует. Слушается руля? Совсем не слушается. Пойдите и лягте. Вы не потребуетесь. Очень хорошо, сэр. Спасибо, сэр. Я чувствовал себя так, как будто меня настигли все мои грехи. Скорее всего, все дело в том, что судно стоит без движения, нечувствительное к рулю. Я должен держать в узде свое воображение. Почему на судне такая тишина? Что с людьми? Не осталось ни одного, кто мог бы петь на канатах? Ни одного, господин Бернс. Ни у кого на борту не хватает на это дыхания. Иногда мне удается собрать на работу не больше троих.

Никто не умер? Этого нельзя допустить! Если ему удастся схватить одного, он схватит всех. Может, Вы спуститесь вниз и попробуете что-нибудь съесть? Как давно я на палубе? Я потерял чувство времени. В понедельник было две недели, как мы снялись с якоря. Вся моя жизнь казалась мне бесконечно далекой. Мы легко можем потерять все паруса, а это стало бы смертным приговором для команды. Мы лишались сил. Мы чувствовали себя как кто-то связанный и ожидающий погибели.

Похоже на то, что впервые у нас будет немного дождя. Я отказываюсь выйти на палубу и стать с ним лицом к лицу. Теперь я понимаю, почему в прошлом я чувствовал какое-то странное беспокойство. Я всегда волновался, что могу с этим не справиться. И вот доказательство: я не справляюсь. Кто-нибудь умер? Нет, сэр, никто не умер. Как там наверху? Очень темно.

Наверное, что-то из этого будет. С какой стороны? Кругом, сэр. Вы считаете, я должен быть на палубе? Да, сэр, считаю. Пожалуйста, стюард, закройте дверь! Конечно, сэр. Вы здесь, ребята? Все здесь, сэр. Да, все, кто на что-то годится. Попробуем убрать верхние паруса. А потом убрать грот! Потом закрепим реи. Гэмбрил, держи штурвал! Руль прямо. Есть руль прямо, сэр. Вы помогали убирать грот! Что за выдумки? Вы не должны этого делать! Наверное, не должен. Теперь уже все нормально. Вы тут, ребята? Разобрать фалы и сложить в бухты. Я займусь этим. Берегите себя. Отдать шкоты и свернуть бизань! У Вас хватит сил, чтобы справиться с управлением, если судно двинется назад? У нас и так хватает трудностей, и мы не можем себе позволить повредить что-нибудь в рулевом механизме. Я не выпущу штурвал из рук, а что дальше не знаю. Готово, господин капитан. Остался еще кливер. Пусть хлопает. Мы сделали для судна все, что возможно. Посмотрим, на что оно способно, когда получит побольше ветра. Не отпускай штурвал! Не волнуйся. Тебе не нужен свет. Со светом лучше. Держи штурвал так, чтобы ветер все время был в спину. Ты понял? Да, сэр. Хорошо! Сэр! Первый помощник! Первый помощник! Убирайся, Френчи! Проклятое судно! Чокнутая команда! Почему никто не топает за работой? Ни один растяпа не может крикнуть? Нужно двинуться против него смело! Покажите, что не боитесь его поганых фокусов! Господин Бернс, господи, что Вы творите? Зачем Вы поднялись на палубу в таком состоянии? Именно за этим! Смелость это единственный способ! Капитан! Сэр! Держитесь! Поднимается ветер. Я не вижу верхних парусов. Так держать! Все будет хорошо. Старайтесь только, чтобы ветер был в спину. Даже ребенок может управлять этим судном на спокойной воде. Да, сэр. Здоровый ребенок. До сих пор у нас не было такого ветра. Это радует. Это было самое походящее время, чтобы выйти на палубу. Я собрал все силы. Понимаете? Спуститесь вниз и отдохните. Вниз? Об этом не может быть и речи! Вы не знаете, как за это взяться. Потому что откуда Вам знать?. Вы не слышали, что он говорил. Волосы вставали дыбом. Нет! Он не был безумцем. Он был не безумнее меня. Он просто был злым до мозга костей. И Вы думаете, что он изменился только потому, что умер? Нет! Эта падаль лежит тут, в ста саженях под водой. Восемь градусов 20 минут северной широты. Но он стался таким же, каким был. Мне нужно было выбросить его за борт, как собаку. Только ради команды. Читать заупокойную молитву над этой скотиной. "Наш усопший брат". Можно лопнуть со смеху. Именно этого он не выносил. Наверное, я единственный человек, который смеялся ему в лицо. Снова штиль. Уже четырнадцатый день одно и то же, господин Бернс. Порыв ветра, потом штиль, а через минуту, вот увидите, судно сойдет с курса и пойдет дьявол знает куда. Старый хитрый дьявол! Кто там рехнулся? Это первый помощник, держите его! Так вы не проглотили языки? Я думал, вы совсем онемели! Хорошо! Так смейтесь же! Давайте все вместе! Раз, два, три! Смейтесь! Кажется, он потерял сознание. Пусть кто-нибудь возьмет его за ноги. Кто-нибудь, идите сюда! Я больше не могу! Какой курс, сэр? Пока прямо по ветру. Сейчас принесу Вам свет. Вы не уроните меня на трапе? Не уроните? Вы правите очень хорошо в этих условиях. Что это значит? Снова намек на предшественника? Думаю, его мозг стал отказывать по меньшей мере за год до смерти. Что же я могу сделать, господин Бернс? Мы не можем ни закрепить его, ни поставить. Я бы только хотел, чтобы эта тряпка разорвалась на клочки. Этот ужасный шум меня раздражает. Как Вы введете судно в порт без команды? Этот ветер доконал нашу команду. Уложил всех до единого. Да, полагаю, Вы и я единственные здоровые на судне. Держите. Френчи утверждает, что он еще попрыгает. Он не справится. Он хороший человечек. А если ветер изменит направление, когда мы подойдем ближе к берегу? Что мы будем делать? Нас выбросит на берег, или мы потеряем мачты. Или и то, и другое. Ничего не поделать. Теперь нас несет. Мы можем только править. Это судно без команды. Да. Все слегли. Я заглядываю к ним, но немногим могу им помочь. И я, и судно, и все на судне очень многим Вам обязаны. Я уверен. Господин Бернс, Ваш смех сделал свое! Силы природы на нашей стороне! Никто не умер, если Вы об этом. Вся команда!. С ними очень плохо? Очень плохо. Господи, а это кто? Господин Бернс, мой первый помощник. Он тоже отправляется в больницу? Нет, пока стоит грот-мачта, господин Бернс не сойдет на берег. Он мой единственный выздоравливающий. Знаете, Вы выглядите. Я не болен. Нет? Вы выглядите странно. Семнадцать дней я не уходил с палубы. Семнадцать.

Но Вы же должны были спать. Наверное, должен был, не знаю. Но я уверен, что не спал последние сорок часов. Вы сходите на берег? Как только смогу. Меня там ждет масса дел. Советую, закажите себе это лекарство. Оно Вам потребуется сегодня вечером.

Что это?

Это снотворное. Да, большое спасибо. Не позвольте им меня уронить, сэр! Простите, но я хотел бы тоже сойти на берег и получить расчет. Вы покидаете судно? Именно, сэр. Хочу уйти и отдохнуть где-нибудь. Где угодно. Может быть, и в больнице. Не представляю, как я расстанусь с Вами. Я должен уйти. Имею право! Конечно. Я отпущу Вас, если Вы этого хотите. Но я должен Вас попросить остаться здесь до вечера. Я не могу оставить господина Бернса одного на судне. Да, сэр, понимаю. Конечно. Что я слышу? За 21 день из Бангкока?

Это все, что Вы слышали? Я Вам расскажу, во что Вы меня втянули, капитан Джайлс. Должно быть, Вы чувствуете себя усталым. Я не устал. Но я скажу Вам, как себя чувствую. Я чувствую себя старым. И, наверное, я и есть старый. Все вы на берегу кажетесь мне беззаботными юнцами, не знающими тревог мира. Это пройдет. Но действительно, Вы выглядите старше. Не нужно преувеличивать значение ни добра, ни зла. Жить на среднем ходу? Не каждый это сумеет. Вы и этим будете сейчас довольны. И еще одно: человек должен уметь справляться с неудачей, собственными ошибками, своей совестью и тому подобным. Потому что с чем же еще мы должны бороться? Уж не трусите ли Вы? Один бог знает, капитан. Это нормально. Вы научитесь стойкости. Человек должен научиться А этого многие из молодых не понимают. Но я уже не молодой. Вы вскоре отплываете? Прямо отсюда я возвращаюсь на судно. Правильно. Так и надо. А чего Вы ждали? Что я буду неделю отдыхать? Я не отдохну, пока мы не выйдем в Индийский океан. Да. Никто не отдыхает в этой жизни достаточно. Лучше не думать об этом. Это может Вам пригодиться, когда Вы выйдете из больницы. Как Вы себя чувствуете? В настоящее время неплохо, но я боюсь, что это вернется. Я жутко боюсь из-за этого сердца. Не пожмете мне руку, Рэнсом?

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Прошу тебя, без грубых шуток.

Езжай к дому моей матери, добро? >>>