Христианство в Армении

Конечно, и больше, чем одну.

Почему нет? По-моему, дело мое очень простое.

Маренго. ПОСТОРОННИЙ Сегодня умерла мама. Или, может, вчера, не знаю. В телеграмме из дома призрения говорилось: "Мать скончалась. Похороны завтра. Искренне соболезнуем". Дом призрения находится в 80 километрах от Алжира. Я выехал двухчасовым автобусом. Было очень жарко. Меня сморил сон. Вы сын госпожи Мерсо? Могу я сейчас же увидеть маму? Сперва надо зайти к директору. Мы должны быстро ее похоронить, здесь на равнине очень жарко. Знаете, в этой части страны все быстро происходит, даже похороны. Замолчи ты! Незачем ему про это слушать. Нет, все в порядке, это даже интересно.

Госпожа Мерсо пробыла у нас три года. Вы были ее единственной опорой? Я не много зарабатываю. У вас это где-то дожно быть записано. Не надо оправданий, дружок. Вы, наверно, хотите видеть вашу матушку. Мы перенесли покойницу в мертвецкую, чтобы не тревожить остальных. Гастон, проводи господина Мерсо. Да, господин директор. Вы были не в силах ее содержать. Она нуждалась в сиделке. Вы просто не могли этого позволить. В любом случае, у нас ей было лучше. Нам не о чем было с ней говорить. А одна она скучала. Вот вы где. Гроб уже закрыли, но я отвинчу крышку, чтобы вам поглядеть на покойницу. Не хотите? Что же так? Не знаю. Понятно. Присаживайтесь. У нее опухоль. Вы можете пообедать, если хотите. Нет, спасибо. Я не голоден. Тогда может быть чашку кофе с молоком? Да, пожалуйста. Оставлю вас одного. Над стеклянной крышей быстро сгустилась тьма. Наступил вечер. Друзья вашей матушки тоже придут посидеть около нее. Такой здесь обычай. Пойду принесу еще стульев. И черного кофе. Вы тут давно? 6 лет. Сигарету? Можно погасить одну лампу? Ничего не поделаешь. Так уж устроено. Либо все, либо ни одной. Она плачет весь день. Она была другом вашей матушки. Теперь она говорит, что у нее никого не осталось. Обитателям дома не полагается присутствовать при погребении, ради их же блага, но я сделал исключение для друга вашей матушки, Томы Переза.

Довольно трогательная история. Господин Перез с вашей матушкой были почти неразлучны. В доме над ними подшучивали. Называли Переза женихом. Ее смерть для него тяжелый удар. Чертовски жарко. Говорю, жарко. Ваша мать? Старая она была? В общем, да. В памяти уцелели еще какие-то обрывки этого дня. Красная как кровь земля, падающая на мамин гроб. Упавший в обморок Перез, точь-в-точь марионетка, которую уже не дергают за нитки. Алеющая на могилах герань. Вот так встреча! Давно не виделись.

Все в той же конторе работаете? А вы где работаете сейчас? О, на той же должности, что и раньше. Очень жаль, что вы с нами не остались. Подождите, я вам помогу. Было славно. Мы растянулись на поплавке, и я положил голову ей на живот. Она ничего не сказала. И я так и остался лежать. Прямо в глаза мне смотрело сине-золотое небо. Затылком я чувствовал, как тихонько поднимается и опускается живот Мари. Мы долго лежали, полусонные, на поплавке. Не хотите пойти со мной в кино?

О, да. Посмотрим картину с Фернанделем? Вы в трауре? Моя мать умерла. Я вспомнил, что нынче воскресенье. Не люблю воскресений. День стоял погожий. Мостовая лоснилась от жары. Прохожих было мало, и почему-то они торопились. Я подумал вот и прошло воскресенье, маму похоронили, завтра я пойду на работу, и, в сущности, ничего не изменилось. Доброе утро. Доброе утро. Садитесь. Как вы, Мерсо? Спасибо, в порядке. Сильно устали? Нет, нет. Примите мои соболезнования. Спасибо. Скажите, Мерсо, сколько лет было вашей матушке? Седьмой десяток. А, понятно. Эмманюэль. Бежим быстрее! Селест, вот и мы. Ну как, держишься? Да, спасибо. Но я голоден. Присаживайся. Приготовлю тебе как обычно. Что будете? Закуска, бифштекс, рокфор и кофе. Пожалуйста. Добрый вечер. Треклятая дворняжка, чтоб тебя. Что он натворил? Опостылел он мне. Да пошли же! Вот негодяй! Вам не противно? Эй, у меня есть колбаса и вино. Может, присоединитесь? Хорошо, спасибо. Как я сказал, я водил знакомство с одной, она моя любовница. Тот парень, которого я избил. Он ее брат. Я знаю, что говорят обо мне соседи, мол я сутенер, но это грязная ложь. Я работаю кладовщиком. Так вот, про эту дамочку. Я сам снимал ей комнату и давал 20 франков в день на еду, подарки время от времени думаю, этого достаточно для любой женщины. Но дамочка называла меня жмотом и говорила, что моих денег ей никак не хватает. Послушай, я ей говорю, пошла бы работать на полдня. Избавила бы меня от мелких расходов. Но она не работала, и под конец я понял, что меня водят за нос. Я нашел в ее сумочке лотерейный билет, и она не могла объяснить, на какие деньги его купила. Немного позже я нашел у нее квитанцию из ломбарда оказалось, она заложила два браслета. Понимаете? Откуда у нее эти браслеты? Я ей их не дарил. Это был кто-то другой. И тогда я с ней расстался, но сперва отлупил ее. И выложил на чистоту, что я про нее думаю.

Ты, говорю, только и знаешь, что забавляешься в постели с кем попало. Но это еще не все. Я, говорю, еще пожалеешь. Лучше меня у тебя никого не будет. Поколачивал я ее, но только так, любя. Она, бывало, всплакнет, я закрою ставни, и все кончается самым обыкновенным образом. Нет, нет. Еще чуть-чуть. Но на этот раз дело серьезное. И я еще не проучил ее как следует. Тут мне нужен ваш совет. Сперва я хотел привести ее в гостиницу и вызвать полицию: пускай разыграется скандал и ее арестуют как уличную проститутку. Потом обратился к друзьям у меня есть люди в этих кругах. Все что они мне посоветовали это обрюхатить ее, но мне не это нужно. Что вы думаете обо всей этой истории, Мерсо? Ничего не думаю. Просто это любопытно. Разве она меня не обманывала? Разве я зря подозреваю ее в измене? Да, пожалуй, обманывала. Послушайте, что я задумал. Я пошлю ей письмо, в котором "дам ей по морде" и в то же время заставлю ее раскаяться. Когда она вернется, я лягу с ней в постель. Такого шанса я упускать не собираюсь. И "в самую последнюю минуту" я плюну ей в лицо и выгоню вон. Что думаете? Да, таким образом она и вправду будет наказана. Верно. Но проблема в том что, даже зная чего я хочу, я не смогу составить такое письмо. Вот я и подумал может вы сможете мне помочь. Вы не против заняться им сейчас же? Я в вас не сомневался. Ее зовут Ясмин. Мавританка? Несколькими днями позже Мари встретила меня в конторе. Мы прошли по широким улицам через весь город. Нам встечались красивые загорелые женщины, и я спросил Мари, замечает ли она это. Она сказала: "Да, понимаю о чем ты". Хочешь жениться на мне? Мне все равно. Можно и пожениться, если тебе хочется. Ты любишь меня? Нет. Пожалуй, не люблю. Но если ты хочешь, мы поженимся. Я думаю, брак это дело серьезное. Потом она сказала, что я какой-то чудной, и за это она меня любит, но когда-нибудь именно из-за этого я стану ей противен. После этого мы поспешили обратно ко мне и бросились в постель. Я оставил окно настежь. Холодный ночной воздух омывал наши тела, и это было славно. Оставь дверь открытой, чтобы проходил свежий воздух. Посмотри, что я надела. о, что там у тебя? А, прекрасно! Сволочь! Подлюга! Что такое? А, это длится уже восемь лет. У пса какая-то накожная болезнь он весь облезлый и в коросте. А старик выглядит в точности как его собака. Что еще забавней пес перенял у хозяина манеру ходить. Они очень похожи, но, что странно, друг друга терпеть не могут. Ты любишь меня? Все это пустые слова. Но, пожалуй, не люблю. Сейчас? Да, сейчас. Ах ты лживая сука! Я тебя проучу! Что происходит? Какой ужас! Вернись и вызови полицию. Нет, не люблю полицейских. Сейчас вызову полицию! О, слава богу, полицейский уже здесь! Он здесь! Здесь! Сюда! Скорее, убивают! На втором этаже! Не толпитесь здесь, расходитесь по домам. О, господин полицейский, посмотрите, он избил меня! Эй, ты! Фамилия? Раймон Синтес. Вынь сигарету изо рта, когда со мной разговариваешь. Можно подобрать окурок? Подбирай. В другой раз будешь знать, как с полицией шутки шутить. Он сутенер, он шлюх продает! Разве это законно, обзывать человека сутенером? Заткнись. Я еще с тобой не закончил. Я сказал, заткнись! А вы уходите. Идите же. А тебе лучше остаться здесь, пока тебя не вызовут в участок, понял? Хоть бы постыдился. Вон до чего пьян, весь трясешься! Я не пьян. Просто перед вами я поневоле дрожу. Не толпитесь, все закончилось, расходитесь по домам. Я должен тебя поблагодарить. Ты здорово мне помог. Ты мой настоящий друг. Правильно ты сказал, что она меня обманула. Полицейские все одинаковые. Но я знаю, как с ними обходиться. Мерсо, ты, наверно, ждал, что я дам полицейскому по морде? Нет, ровным счетом ничего не ждал. Я вообще не люблю полицию. Хочешь, сходим куда-нибудь или, может, снимем пару девочек? Нет, не люблю я это. К тому же мне завтра рано вставать. Да, я и сам устал. Достаточно на сегодня женщин. Тогда мы не спеша повернули обратно. Раймон был со мной очень мил. И я подумал: славно прошел вечер. Что случилось? Пес удрал. Пошел я с ним, как всегда, на площадь. Там ярмарка. У балаганов полно народу. Я остановился поглядеть огнеглотателей. Вы только представьте, а его и след простыл. Правда, давно надо было купить ему ошейник поуже. Да только не думал я, что эта сволочь вот так возьмет и удерет. Какая досада. Он найдет дорогу домой. Да он сперва изголодает до смерти. Если б кто-нибудь взял его себе. Да кто его, шелудивого, возьмет. Поймите, полиция его прикончит. Думаю, его просто отвезут на живодерню. Заплатите штраф и собаку вернут. Да чтоб он сдох! Еще деньги платить за такую падаль! Доброй ночи. И еще раз спасибо. Все прошло отлично. Преподали мы этой суке урок. Доброй ночи. Как вы думаете, что с ним случится, господин Мерсо? Если мне не помогут его отыскать, что же мне делать? Почему бы вам не купить другую собаку?

Я уже привык к своей. Понимаю. Давно она у вас? Как умерла жена. Я не был счастлив с женой. Но со временем я привык к ней, и когда она умерла, мне стало очень одиноко. Тогда я выпросил у одного товарища собаку. Он привез ее сюда, вот такую крошечную. Щенок был так мал, что пришлось выкармливать его из рожка. Но собачий век короче человеческого, и мы состарились вместе. Бывали у нас и нелады. А все-таки он был хороший пес. Породистый? Видели бы вы его, когда он еще не захворал. Шерсть у него была уж так хороша, любо поглядеть. Но, в сущности, пес был очень стар, так ведь от старости не вылечишь. Да, думаю, вы правы. Знаете, ваша бедная матушка очень любила моего пса. Вы тоже страдаете от ужасной потери. Хоть бы собаки ночью не лаяли. Мне все мерещится, что это мой. Доброй ночи. Сам не знаю почему, я подумал о маме. Да, здорово.

Это мой приятель, Массон. Отличный парень. Он приглашает нас в свой пляжный домик в эти выходные. Да. Я про тебя все рассказал. Конечно, пускай и подружка едет. Жена Массона только обрадуется. Раймон, мне пора. Подожди, это важно.

Ты скоро? Мне надо тебе еще кое-что сказать. Послушай, за мной весь день ходят по пятам несколько арабов. В том числе брат моей бывшей любовницы. Если увидишь его вечером возле дома, когда вернешься, предупреди меня. Непременно. Мерсо, патрон тебя вызывает. Мне надо идти, пока. Проходи. Садись, пожалуйста. Послушайте, Мерсо, у меня есть один план. Я бы хотел обсудить его с вами. Хочу услышать ваше мнение. Я хочу открыть отделение нашей конторы в Париже, которое бы занималось делами прямо на месте и вело бы переговоры с крупными фирмами. Я подумал, не хотите ли вы за это взяться? Можете жить в Париже и довольно много разъезжать. Вы молоды, такая работа должна прийтись вам по вкусу. Пожалуй, хотя, в сущности, мне все равно. Неужели вам не интересно переменить образ жизни? В жизни ничего не переменишь. Все одно и тоже. А мне и так хорошо. Вечно вы отвечаете не по существу. Нет у вас честолюбия, а это очень плохо для дела. Идите. Я с вами потом поговорю. В студенческие годы я был очень честолюбив. Но когда пришлось бросить ученье, я очень быстро понял, что все это, в сущности, неважно. Прошу прощения, это только. Извините. Какой чудесный день! Что там у тебя в сумке? Дай взглянуть. Если надеешься увидеть там что-то съедобное, то я ничего не взяла. Но мы можем зайти выпить кофе. Это Раймон. Позволь представить тебе мадемуазель Кардон. Выпьем кофе? Отличная идея. Что такое? Второй слева, это тот парень. В чем дело? Да это араб, с которым Раймон подрался. Автобус идет. Если не хотите кофе, тогда идем. Попьем его позже. Зачем терять время? Не хочу хвалить своего мужа, но он лучший рыбак в Алжире. Посмотрите, что он поймал этим утром. Эй, Масон! Как на счет еще одной рыбки? Подожди меня! Ты с утра еще ни разу меня не поцеловал. Я подумала, почему бы тебе не сказать патрону, что ты обдумал его предложение, и согласен на ту работу в Париже в следующем году. Я бы поехала с тобой. Я очень хочу увидеть Париж. Я когда-то жил там, давно. Какой он? Там грязно. Всюду голуби, закопченные дворы. А кожа у людей белая. Эй, может тебе помочь? Нехорошо, что я здесь бездельничаю, а ты делаешь всю работу. Нет, все в порядке, я сама прекрасно справлюсь. Поторопись, мы уже собираемся есть. Да, иду. Смотри, Масон уже вернулся. Думаю, все готово. До чего же хочется есть. Идем? Побежали! Сейчас только половина двенадцатого! Не может быть. Мы сегодня завтракаем раньше обычного. Как я всегда говорю: когда проголодаешься, тогда самое время поесть. Господа, предлагаю немного пройтись по пляжу. Жена после еды любит подремать. Да. Для меня самое то. А мне, наоборот, надо пройтись. Я помогу тебе с посудой. О, спасибо, дорогая. Ну что, пойдем? Раймон, ты с нами? Не будем тянуть и побыстрей с ней покончим. Когда вы вернетесь, то обнаружите прелестных спящих куколок. Это он самый. Как они узнали, что ты здесь? Они видели, как мы садились в автобус. Если начнется потасовка, займись вторым. О своем субчике я сам позабочусь. А если явится третий, это уж для тебя, Мерсо. Мерсо, сюда! Сейчас я тебя изукрашу! Берегись! У него нож! Сильно он меня? Так, царапина. Мое лицо, посмотри. Говорю же, ничего страшного. Пошли, отведем тебя обратно. Госпожа Масон, скорее сюда! В чем дело? Несчастный случай? Ничего серьезного. Господи. Мадемуазель, идите сюда! На утесе дом доктора. Он обычно бывает здесь по воскресеньям. Пойду схожу за ним. Нет-нет, все в порядке. -Я сам доберусь. -Я тебя отведу. У нас произошла стычка с арабами. Раймон! Отстань. Раймон, подожди. Я сказал, оставь меня. Прикончить его? Держи себя в руках, Раймон. Было бы свинством стрелять ни с того ни с сего. Тогда я его обругаю, а как ответит прикончу. Нет, так не пойдет. Отдай мне револьвер. Сойдись с ним один на один. Если он вытащит нож, я его пристрелю. Ну вот, рад, что они сбежали. Напугали мы их, да? Нам лучше вернуться в город. Автобус уходит в пять. Мадемуазель Мари, вы готовы? Поторопитесь, мы уезжаем. Я остановился внизу: в голове гудело от жары и не хватало силы одолеть два десятка ступеней да еще разговаривать с женщинами. Я стряхнул с себя пот и солнце. Я понял, что разрушил равновесие дня, необычайную тишину песчаного берега. И эти четыре отрывистых удара прозвучали так, словно я стучался в дверь беды. Меня поймали на краже в магазине. А ты здесь за что? Я убил араба. Когда захочешь спать, разложи эту циновку. Конец скатай валиком вместо подушки. Идиоты, сколько вам можно повторять. Никогда не делаете, как положено. Но нам сказали поместить его сюда. Опять все перепутали. Он должен быть в одиночке. Вставай. Переходишь в одиночную камеру. Пошевеливайся. Вы двое, отведите его. Я ваш адвокат. Меня назначил судья. Я изучил ваше дело. Случай, конечно, щекотливый. Но я не сомневаюсь в успехе. Если только вы мне доверитесь. Спасибо. Перейдем прямо к сути. О вашей личной жизни уже навели справки. Стало известно, что ваша мать недавно умерла. Она была в доме призрения в Маренго. Туда послали запрос и, к сожалению, обнаружилось, что вы проявили бесчувственность в день похорон. Неловко вас об этом распрашивать, но это крайне важно. Если обвинение использует этот довод, у вас будут серьезные проблемы. Горевали ли вы в тот день?

Я затрудняюсь ответить. Какое это имеет значение? Конечно, я любил ее. Но были и моменты, когда я желал ей смерти. Ведь так или иначе это свойственно всем нам? Пообещайте мне, что не будете говорить этого на суде или следователю. В тот день, когда хоронили маму, я очень устал и не выспался. Я плохо соображал, что происходит. Конечно, я бы предпочел, чтобы мама была жива. Этого недостаточно, Мерсо. Можете ли вы сказать на суде, что вы сдерживали естественную скорбь? Нет, ведь это неправда. Директор и служащие дома призрения будут вызваны в качестве свидетелей, и тогда дело для вас примет прескверный оборот. Но это здесь ни при чем, меня судят за другое. Видимо вы никогда не сталкивались с правосудием. Скажите, любили ли вы вашу мать? Да, как все люди. Вы стреляли пять раз подряд, без перерыва, так? Нет, сперва я выстрелил один раз, а чуть погодя еще четыре. Но почему вы ждали после первого выстрела? Объясните, почему вы стреляли в убитого. Я настаиваю на ответе. Скажите мне, почему?! Видите это? Знаете ли вы его? Да, конечно. Я верю в Бога. Я верю, что даже самый последний грешник может получить его прощение. Но для этого он должен раскаяться и стать душою как дитя. В вашем признании неясно одно. То обстоятельство, что вы после первгого выстрела стреляли не сразу. Все остальное меня не смущает, но этого я понять не могу. Верите ли вы в Бога? Это невозможно. Все люди верят в Бога, даже те, кто от него отворачивается. Если я буду вынужден в этом усомниться, моя жизнь потеряет смысл. Хотите, чтобы моя жизнь потеряла смысл?! Меня это не касается. Я христианин! Я молю его отпустить тебе твои грехи! Как ты можешь не верить, что он страдал за тебя? Вот видишь, видишь! Ведь правда, ты веруешь в него? Никогда еще я не видел души столь очерствелой, как ваша. Все преступники, сколько их ни проходило через мои руки, плакали перед этим скорбным ликом. Сожалеете ли вы о своем поступке? Не то чтобы жалею. Но мне неприятно. На сегодня хватит, господин Антихрист. Нет женщин. Это первое, на что жалуются заключенные. Мне тоже. Несправедливо так обращаться с людьми. Так разве это не цель заключения? Какая цель? Посадить вас сюда и лишить свободы. Да, верно. Иначе какое же это наказание. И это все объясняет. Вот-вот, вы-то разбираетесь. Другие нет. Но в конце концов они начинают сами себя утешать. Эй, я здесь! У тебя есть все, что нужно? тогда я ее отругала, и что ты думаешь? Она мне орать: "Закрой свой поганый рот!" Раймон передает тебе привет. Спасибо. Ему лучше? Да, я привезла его домой в понедельник. С тобой все будет в порядке? эта проклятая дура собирается за него замуж. Ведь мы поженимся, когда тебя освободят? Время вышло, все на выход. Время вышло. Все на выход. Тебя оправдают, и мы пойдем купаться на пляж. До свиданья, мама. Думаю, я больше не смогу тебя навещать. Они мне не разрешают, потому что. потому что мы не женаты. Разрешили только на этот раз! Пять месяцев. Пять месяцев. Я сижу в тюрьме уже пять месяцев. Приступим? Судья затронет вопросы, по видимости не имеющие отношения к делу, но по существу весьма тесно с ним связанные. Давайте рассмотрим ключевые факты. Нам известно, что в июне 1936 вы поместили вашу мать в дом призрения в Маренго. Правильно? Да, ваша честь. Почему вы это сделали? Я не зарабатывал достаточно денег, чтобы содержать ее.

Трудно вам было на это решиться? Вы скучали по ней? Мы больше ничего друг от друга не ждали. Да и ни от кого другого тоже. Мы оба привыкли к новому образу жизни. Думаю, больше не стоит углубляться в эту тему. Есть ли у прокурора вопросы? Да, ваша честь. С вашего разрешения, Я бы хотел спросить обвиняемого, для того ли он вернулся к роднику, чтобы убить араба. Тогда почему обвиняемый был вооружен и почему он вернулся именно на это место? Это вышло случайно. Ваша честь, у меня больше нет вопросов. Адвокат, ваша честь. Подождите. Мы вернемся к защите после обеда. Суд объявляет перерыв до двух часов. Потом вы выслушаем свидетелей. Уведите обвиняемого. Я бы хотел спросить, жаловалась ли мать обвиняемого на него? Да, много раз, но это дело обычное, все обитатели дома вечно жалуются на своих родных. Очень хорошо. Также я бы хотел знать, упрекала ли она обвиняемого в том, что он отдал ее в дом призрения. Да, ваша честь. Вы заметили что-то особенное в поведении обвиняемого в день похорон? Да, меня удивило его спокойствие. Он отказался взглянуть на ее тело. Не пролил ни слезинки. Уехал в конце церемонии и даже не побыл у могилы. Есть ли у прокурора вопросы? Нет, этого предостаточно! Спасибо, вы можете идти. Он сказал мне, что не хочет видеть тело. Более того он курил, пил кофе и спал. Я не совсем расслышал. Ваша честь, можно попросить свидетеля повторить только что сказанное? Пожалуйста повторите то, что вы сказали. Говорите громче, пожалуйста. Я сказал, что он, сидя перед гробом, выпил чашку кофе и выкурил сигарету. А потом он уснул. Ваша честь, я протестую. Спросите этого человека, не курил ли он сам с обвиняемым? Да кто же здесь подсудимый? Что за приемы защиты! Хотите очернить свидетеля и умалить вес его сокрушительных показаний? Да только этот господин сам предложил мне сигарету, так отказываться было неловко. Не хочет ли обвиняемым что-нибудь прибавить? Нет. Ничего. Свидетель правильно говорит. Это правда, я предложил ему сигарету. Ваша честь, а кофе ему предложил я.

Господа присяжные, учтите эти слова. Да, господа присяжные это учтут и сделают вывод, что посторонний человек мог предложить чашку кофе, а вот сын у бездыханного тела той, которая дала ему жизнь, должен был от этого кофе отказаться. Господин Перез, расскажите, пожалуйста, как вел себя обвиняемый в день похорон? Понимаете, ваша честь, я был убит горем в тот день, так что я ничего не видел. Я даже лишился чувств. Я не мог видеть господина Мерсо. Может быть, по крайней мере, вы видели, как он плакал? Господам присяжным следует это учесть. Но можете ли вы утверждать, что он совсем не плакал? Вот он каков, этот процесс! Все правильно, и все вывернуто наизнанку! Остановимся на этом.

Не волнуйтесь, все идет хорошо. Положитесь на меня. Господин Мерсо часто обедал у вас? Да, и кроме того он мой хороший друг. Почему вы считаете его хорошим другом? Потому что он человек. Как это понимать? Всякий понимает, что это значит. Нет другого определения. Соблюдайте порядок. Замечали ли вы, что обвиняемый замкнутый и скрытный? Он попусту языком не трепал, ваша честь. Вовремя ли обвиняемый платил вам за стол? С этим все было в порядке. Снисхождение суда также зависит от вашего мнения об этом преступлении. Я считаю, это было несчастье. Несчастливое стечение обстоятельств. Спасибо, можете идти. Я хочу сказать еще кое-что. Говорите, но, пожалуйста, покороче. Он не убийца. Это решит суд. Мы здесь для того и находимся. Спасибо. Это все. Скажите, пожалуйста, как давно вы знаете обвиняемого. Около трех лет. Говорите громче, пожалуйста. Около трех лет. Я работала в той же конторе, что и господин Мерсо. В каких вы с ним отношениях? Простите за нескромность. Я его подруга. Мы собирались пожениться. Я бы хотел спросить мадемуазель Кардона, когда началась ее связь с обвиняемым. Первая суббота июля прошлого года, если быть точной. Понятно. На следующий день после похорон госпожи Мерсо. Соблюдайте порядок. При всем моем уважении к мадемуазель я бы не хотел развивать столь деликатную тему, но мой долг стать выше условностей. Опишите в точности, что произошло в первую субботу июля в прошлом году. Прошу прощения, мадемуазель, но я вынужден задать этот вопрос. Ну, в июле я обычно по субботам бываю на пляже. В тот день я заметила его на пирсе. Около часа мы с ним купались и загорали. Потом пошли в кино. Затем мы вернулись к нему в квартиру, и он попросил меня остаться. Мы только что услышали показания мадемуазель Кардона, подтвердившие сказанное ею на следствии. Я посмотрел, что показывали в тот день в кино, но я бы хотел, чтобы мадемуазель Кардона уточнила, какую картину они смотрели. Фильм с Фернанделем. Господа присяжные, на другой день после матери он едет на пляж купаться, заводит любовницу и идет в кино на развеселую комедию. Это все не правда, было совсем по-другому! Вы исказили все мною сказанное. Я знаю, он не хотел этого. Это не его вина! Пожалуйста, мадемуазель, идемте. Он был добр к моей бедной собаке. Им с матерью было не о чем больше говорить. Надо понимать. Надо понимать. Ваша честь, я считаю его невиновным. Вы здесь не для того, чтобы выводы делать, а для того, чтобы давать показания и отвечать на вопросы. Скажите, в каких отношениях вы состояли с жертвой? Я и есть враг убитого. Это потому, что я забавлялся с его сестрой. А были ли у жертвы основания ненавидеть обвиняемого тоже? Нет, совершенно нет. Господин Мерсо оказался со мной на пляже в тот день по чистой случайности. А теперь я бы хотел, чтобы вы объяснили суду, как получилось, что письмо, из-за которого разыгралась вся трагедия, было написано обвиняемым. Это случайность. Почему-то случай оказывается главным козлом отпущения в этой истории. А то, что обвиняемый пошел с вами свидетелем в полицейский участок, это тоже случайность? И то, что вы его выгораживали тоже случайность? Господин Синтес, каков род вашей деятельности? Я работаю в магазине. Хорошо известный факт, ваша честь, что он сутенер, а обвиняемый его приятель и сообщник. Всему виной стал порочный нрав. Ваша честь, прокурор бесстыдно. Вы выскажитесь потом, позвольте прокурору продолжить. Мне почти нечего прибавить. Подсудимый был вашим приятелем?

Да, отличным приятелем. Был ли этот человек вашим другом? Вы только взгляните на этого бессердечного преступника, на сына, который оплакивал свою мать постыдным распутством, и, не дрогнув, убил беднягу, которого едва знал. Да в чем же обвиняют моего подзащитного в том что он убил человека или похоронил мать?! Этот человек на похоронах матери в сердце своем уже был преступник. Господа присяжные, теперь вы получили представление о событиях, приведших этого человека к хладнокровному преднамеренному убийству, которому он полностью отдавал отчет. Повторяю, здесь нет смягчающих обстоятельств, это не аффект, и не внезапный порыв. Перед вами человек вполне разумный, Вы его слышали, он умеет отвечать на вопросы, Невозможно предположить, что он действовал, не отдавая себе отчета в своих поступках. Я заглянул в душу этого человека и не обнаружил там ничего кроме зияющей пустоты, по истине, у него вообще нет души, нет ничего человеческого, ни единого нравственного принципа, спасающего человека от порока. Без сомнения, мы не должны вменять это ему в вину. Но здесь в суде мы должны забыть о добродетели терпимости и уступить место добродетели более высокой, что есть справедливость. Ибо человек, сидящий перед вами, это зло, и оно должно быть низведено, дабы более не порочить этот мир. Господа присяжные, завтра этот же суд будет рассматривать дело о гнуснейшем из злодеяний. Убийство родного отца, господа. И я должен вам сказать, что тот ужас, что внушает мне это преступление, лишь бледная тень того бессердечия, что сейчас перед нами. Тот, кто убил родную мать душевной черствостью, имеет не больше права жить в этом обществе, чем тот, кто убил своего отца, и, без малейших колебаний в душе, я требую смертной казни для этого человека. По долгу службы мне часто приходилось требовать столь крайнего наказания, но в этом деле роль играет не долг, здесь я действую по велению совести и сердца, не долга. И моя совесть заставляет меня требовать смертной казни. Потому что в этом преступнике, в этом чудовище, не осталось ни капли человеческого. Желаете ли вы что-нибудь прибавить? Все дело в том. в том, что я не собирался убивать того араба. Суд примет это во внимание. Но я совсем не понимаю, на что опирается ваша защита. Таким образом, прежде чем выскажется ваш адвокат, объясните же мне, каков был ваш мотив, ваши побуждения к этому действию. Ну, дело в том.

Все вышло из-за солнца. Слово предоставляется защите. Господа присяжные. Да, это правда, я убил. Почему он так сказал? Адвокаты всегда так говорят. Я тоже всмотрелся в душу этого человека. но я не придерживаюсь мнения, высказанного моим многоуважаемым коллегой и я могу утверждать, что читал в этой душе, как в открытой книге. Это душа прилежного и неутомимого труженника, честного человека, друга многих, порядочного гражданина, сострадающего и отзывчивого к чужому горю. Меня искренне удивляет,что его отношение к матери подняло столько шума. Перед нами примерный сын, который оставался опорой матери до последней возможности, но потреяв возможность в полной мере поддерживать ее, он отдал мать в дом призрения, в надежде, что там она получит покой и уют.

Конечно, если надо доказывать полезность таких учреждений, мы не должны забывать, что содержатся они самим государством, которому мы должны быть верны. Таким образом, отправляя свою мать в учреждение, государством поддерживаемое, этот человек молчаливо выразил свою веру в закон, наши школы, наши больницы и суды. А вы, господа, находитесь в суде. Господа присяжные, его преступление это роковая ошибка. Человеческая ошибка. Вы должны быть милосердны. Вы не можете обречь его на смертную казнь. Надеюсь, вы примете во внимание все смягчающие обстоятельства. Позвольте его совести стать ему судьей, его единственным мучителем, его самой тяжкой карой. Отлично сработано, вы были великолепны. От имени французского народа, суд после должного и беспристрастного рассмотрения этого дела, считает обвиняемого виновным в данном преступлении, и в соответствии с положениями закона, приговаривает Артура Мерсо к публичной смертной казни через гильотину. Я слышал, они всегда приходят за тобой на рассвете. И теперь все ночи напролет я ждал этого единственного рассвета. Не люблю, чтобы меня заставали в расплох. Поэтому я спал только днем, а ночью терпеливо ожидал первый отблеск рассветного неба. При малейшем звуке за дверью я прижимался ухом к дереву, прислушиваясь так сильно, что мог слышать собственное дыхание. Отрывистое, хриплое дыхание. Точно у загнанного пса.

После мое безумие затихало. И я знал, что у меня есть еще 24 часа. Я три раза отказывался принять тюремного священника. Мне нечего было ему сказать. Я не хотел говорить. Я много раз думал, в сущности нет великой разницы умрешь ты в тридцать или в семьдесят. А когда и как что за важность. И когда я заставлял себя в это поверить, хоть на миг, но мне становилось спокойно. Мне правда не нужен священник.

Не бойтесь. Вы обычно приходите. в последний момент. Это всего лишь дружеский визит. Просьба о помиловании тут ни при чем. Про нее мне ничего неизвестно. Присядьте рядом со мной. Нет, спасибо. Почему вы отказываетесь меня видеть? Я не верю в бога. Почему вы уверены в том, что его нет? Разве это важно? По-моему, совершенно нет. Иногда кажется, что человек в чем-то уверен. Но внутри его снедают сомнения. Вы согласны? Всякое бывает. Может я и не знаю наверняка, что меня по-настоящему занимает. Но уж что мне совсем неинтересно, я знаю твердо. И то, о чем вы говорите сейчас, меня ничуть не интересует. Должно быть вы говорите так от крайнего отчаяния? Я не отчаиваюсь. Я боюсь. Это свойственно человеку, не так ли? Господь избавит вас от страхов. Друг мой, я говорю вам это не потому, что вы осуждены на смерть. Все мы осуждены на смерть. Но не через казнь. Для меня это совсем не утешение, вы должны это понимать. Я знаю. Но если вы не умрете в скором времени, вы умрете позже. И тот же самый вопрос вновь встанет перед вами. Как вы встретите этот последний час? Точно так же, как встречаю сейчас. В вас совсем не осталось надежды? Неужели вы верите,что после вашей смерти от вас ничего не останется? Мне вас жаль. Должно быть ваша жизнь невыносима, если в вас живет такое чувство. Послушайте. Я уверен, что вашу просьбу о помиловании удовлетворят, но не это волнует меня. На вас тяготеет великий грех, и от этого груза надо освободиться. Людской суд ничего не значит, важен только суд божий. Меня-то осудили люди. Человек не в силах искупить ваш грех. Для меня это ничего не значит. Я виновен и расплачиваюсь по счету, а более с меня нечего спрашивать. Вы заблуждаетесь. С вас спросят больше. На много больше, чем вы можете себе вообразить. Чтобы вы видели. Видели что? Эти стены пропитаны человеческим страданием. Каждый камень здесь пропитан муками. Но в глубине души я знаю, каждый, кто ждал здесь смерти, увидел сквозь мрачные стены божественный лик. И вы увидите его тоже. Я много месяцев смотрю на эти стены, и сейчас я ничего не вижу, ничего сквозь эти камни не проступает. Да, я старался увидеть. Я искал там лицо. Лицо в красках солнца и пламени желания. Лицо женщины, которую зовут Мари. Но мои поиски были напрасны. Теперь с этим покончено. Я ничего не видел, и ничего сквозь эти грязные стены не проступало. Попробуйте помолиться. Неужели вам так дорого все земное? Нет, не могу в это поверить. Я уверен, что вы бы хотели жизни после смерти. Конечно, а кто бы не хотел? Но так же я желал бы быть богатым или или плавать быстрее всех. Или иметь красивую форму рта. Когда вы думаете о смерти, скажите, что вы представляете после нее? Жизнь, где я буду помнить все это. Я очень устал, господин священник, оставьте меня. Время сейчас особенно ценно. И я не хочу тратить его на бога. Почему вы называете меня "господин священник", а не "отец мой"? Вы мне не отец. Вы заодно с теми. Нет, сын мой, я с вами. Но вы не в силах это понять, потому что сердце ваше наполнено ненавистью. Но я буду молиться за вас. Нечего за меня молиться! Вы так уверены во всем, но ваша уверенность не стоит единого женского волоска. Напрасно вы уверены, что живы, ведь вы живете как мертвец. А я с виду обездоленный, но я уверен в себе и во всем, уверен в своей жизни, а теперь в моей смерти, и лишь то, в чем я уверен, является для меня правдой.

Ни моя мать, ни кто бы то ни было еще, даже ваш бог здесь не имеют значения. Неважно, какой путь я избрал или думал, что так сделал, нас всех ждет одна судьба, и вас тоже, разве вам непонятно? Не все ли равно, если обвиненного в убийстве казнят за то, что он не плакал на похоронах матери? Или что Саламано не любил никого кроме своего пса, а Мари хотела стать моей женой? Не все ли равно, если моим приятелем был и Раймон, а не только Селест, который куда лучше Раймона? Не все ли равно, если Мари подставит сегодня губы другому Мерсо? Разве вы не понимаете, что умрете так же как я, но я уверен в том, что я встречу. Отпустите его. Как только он вышел, я успокоился. Должно быть я уснул, потому что, когда открыл глаза, в лицо мне светили звезды. Прохладный ночной воздух доносил до меня звуки с полей, он пах землей, солью и холодил мне виски. Чудесное спокойствие спящего лета вливалось в меня, как прибой. Где-то то на краю ночи я услышал пароходный гудок. Люди отправлялись в путешествие по миру, который стал навсегда для меня безразличен. В первый раз за все эти месяцы я подумал о маме. И сейчас я, кажется, понял, почему в конце жизни она нашла себе "жениха". Почему притворилась, будто все начинается сначала. Там, где угасали человеческие жизни и куда всегда приходило скорбное затишье. Перед самой смертью мама, должно быть, почувствовала себя освобожденной, готовой все пережить заново. Никто, никто не имел права оплакивать ее. И теперь я тоже готов все пережить заново. Как будто неистовый порыв гнева очистил меня от боли, избавил от надежы, и, смотря на это ночное небо, я впервые открываю сердце этому тихому равнодушию мира, который, словно мой брат, так похож на меня, и от этого я чувствую я был счастлив. Я счастлив и сейчас.

Чтобы все завершилось, чтобы не было мне так одиноко, остается только пожелать, чтобы в день моей казни собралось побольше зрителей, и пусть они встретят меня криками ненависти.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Но не пытайся понять.

Не знаю, может, это неизбежно. >>>