Христианство в Армении

Наше дело не спрашивать.

Российская коммунистическая рабочая партия Революционная партия коммунистов (Киров). (Ави Льюис): Добро пожаловать в город призрак современной глобализации. Это Аргентина. Это можно увидеть где угодно.

Брошенные фабрики, бетон в трещинах, ржавое оборудование.

Но из руин появляется что-то новое. Рабочие места возвращаются. (Наоми Кляйн): На самом деле, рабочие места захватывают. (скандируют на Испанском) Новый лозунг: "ЗАХВАТЫВАЙ." "СОПРОТИВЛЯЙСЯ." "ПРОИЗВОДИ." Когда ты был здесь последний раз? Я был здесь 2 или 3 года назад. Они уволили меня перед закрытием фабрики. Я нашел только мою кружку для матэ. Странно, здесь больше нет голубей. Может быть они забрали их с собой?

Здесь было полно голубей.

(электроакустическое танго группы Gotan Project из Парижа) Аргентина Буэнос-Айрес (Наоми Кляйн): С высоты птичьего полета, Буэнос-Айрес выглядит как Европа или Северная Америка: Мигающие вывески заманивают покупателей, Реклама банков призывает вас хранить и инвестировать. (Ави Льюис): Но ниже, банк защищен стальными листами, покрытыми граффити. Те кто роются в мусоре, носят ветхую одежду. которые когда-то ели Американский фаст фуд, сейчас сортируют мусор. Это не просто еще одна бедная страна, а богатая страна, которую сделали бедной. Буэнос-Айрес Отпуск у моря Правительство Перона выполняет свои обещания. На курорт Марамар прибывают туристы всех возрастов, мужчины и женщины, которые проведут великолепный отпуск у моря. (Наоми Кляйн): 50 лет назад Аргентина только делала попытки стать частью первого мира, и процветающей страной, такой, как Канада или Австралия. Хуан Перон, военный, который правил Аргентиной в золотые годы, построил страну по модели, которой пользовались в Европе и Северной Америке: огромный государственный сектор и создание в Аргентине индустриальной экономики. Результатом стал самый процветающий средний класс в Латинской Америке. (Ави Льюис): Перенесемся в 1990-е годы, в годы правления президента Карлоса Менема. Он тоже трансформировал Аргентину, но в то время, согласно правилам Международного Валютного Фонда.

Менем вел политику очень выгодную крупному бизнессу, все время: сокращения, корпоративные подачки и продажа всех общественных активов, которые он нашел. В Аргентине это назвали «моделью». И Вашингтон это одобрил. Аргентина выбрала верный путь. Michel Camdessus управляющий директор, МВФи должна войти в новый век на очень, очень серьезной основе. (Ави Льюис): Неверно. Чудо Менема стало бедствием. Пол страны погрузилось в бедность.

Он создал то, что на западе называют капитализмом "Дикого Запада". В то время как люди находились в ловушке без работы, деньги свободно перемещались. (сирена) И когда стоимость аргентинской валюты начала падать, случилось то, что должно было случиться. Транснациональные банки быстро вывезли из страны 40 миллиардов долларов наличными поздней ночью. Не было никаких законодательных актов, запрещающих это. Правительство запаниковало и заморозило банковские счета в стране. А простые аргентинцы наблюдали как богатые переводят свои деньги в офшоры, в то время, как все остальные оказались лишены доступа к своим сбережениям. Все это не сошло с рук так просто.

(скандируют) (Наоми Кляйн): Миллионы людей вышли на улицы скандируя: "Пусть уйдут все," "они все должны уйти!" И они почти получили желаемое. Аргентина увидела 5 президентов за три недели.

И в тот же месяц Энрон объявила себя банкротом, а вслед за этим и Аргентина, с крупнейшим суверенным долгом за всю мировую историю. (Ави Льюис): Страна отказывающаяся платить по своим долгам, банки, закрывающие доступ людям к их счетам. Основные законы капитализма нарушались самой системой. Таким образом, целью восстания в Аргентине был не конкретный политик или политика. Люди отрицали всю модель. (скандируют на испанском) "Чьи улицы? Наши улицы!" (Наоми Кляйн): Это происходило по всему миру, от Сиэтла до Южной Африки. Вся эта экономическая политика глобальна, и сопротивление тоже глобально. (Ави Льюис): Как несколько активистов-журналистов мы курсировали между полицией и телевизионными экранами, дышали слезоточивым газом днем и горячим воздухом ночью. Там есть право протестовать на виду. И 600 человек арестовано в Вашингтоне.

Те, кто был арестован, были взяты сразу в ходе мирного марша! (все говорят сразу) Кто-то попал под перекрестный огонь? Конечно, да. Сегодня моим гостем является один из участников движения альтерглобалистов.

Кроме протеста, что еще она может предложить? Я думаю, что эта экономическая политика была разрушительной и я прошу дать мне пример хотя-бы одной страны, которая последовала бы ей. Но вы не даете нам никаких альтернатив.

Для каждого вида зла, о которых вы говорите , есть и хорощие стороны. Вы спрсили меня об альтернативах и подумайте, что альтернатива в том, чтобы разрешить людям. Вы всего лишь приводите мне еще одно зло. (Наоми Кляйн): Он не дал мне завершить предложение, но у него было правильное наблюдение. Только такого типа протест может достичь цели. В определенный момент нужно говорить о том, за что вы боретесь.

(Ави Льюис): Поэтому мы решили помолчать какое-то время Наши оппоненты хотели альтернатив, и мы тоже. До нас дошли слухи о новой экономике возникающей в Аргентине. Когда сотни фабрик закрывались, сотни рабочих закрывались врутри них и управляли своими рабочими местами без собственника. Где мы были, закрытая фабрика всего лишь результат той модели, конец истории. В Аргентине сегодня это только начало. Если хотите отвоевать свою фабрику, ребята, готовьтесь к драке. Вам должны 3.2 миллиона песо невыплаченных зарплат. Давайте надавим на них этим фактом. Фабрика стоит 3.6 миллионов. Они предлагают полмиллиона. Это смешно. Давайте возьмем фабрику и забудем деньги, которые они нам должны. Нужно подумать об этом, о ее захвате. Потому что вы же видели, что они уже хотят продавать грузовики под предлогом выплат охранникам. Но это только предлог. Мы не позволим им, мы не позволим этому случиться. Они забирают сердце фабрики, самое главое, чтобы мы не смогли ее запустить. Я здесь не работал. Я из Национального Движения Восстановленных Предприятий. Вы были рабочими на этой фабрике. И вы вернете себе рабочие места. Это может для вас звучать как пустой звон, но это не пустой звон. У Национального Движения Восстановленных Предприятий есть лозунг: Занимай, Сопротивляйся, и Производи. Я работал 15 лет на этой фабрике изготовителем штампов и инструментов. Моя месячная зарплата была $1200, и это были хорошие деньги. Сегодня у меня их нет. (Наоми Кляйн): Три года прошло с тех пор, как Freddy Espinosa и его коллеги по работе наблюдали, как закрывается их фабрика по производству автокомпонентов Forja San Martin. Сегодня завод полон привидений, рабочие и их семьи встревожены. Благодаря Forja у нас есть этот дом. Для некоторых это может быть и ничто, но для нас это всё. Деньги, которые я зарабатывала, я могла тратить на себя. Я покупала духи, крема, косметику и одежду. У нас были кредитные карточки. Ну что же, мы оба работали, но мы наслаждались тем, что мы получали. Думаю, что год прошел с того момента, как мы куда-то выходили. Какое-то время прошло. Они даже не помнят, что такое МакДональдс Хэппи Мил. До этого нас мало что волновало, а сейчас мы все обеспокоены. И то, что я сейчас получаю не хватает на все это. Только на еду и выплату долгов. Если я плачу долги, девочки остаются без еды. Если девочки едят, я не плачу по долгам. Я предпочитаю не платить по долгам, чтобы они росли.

(Ави Льюис): Эта история знакома всем промышленным городам во всем мире. Но Фредди и его коллеги по работе настроены решительно изменить ситуацию. Они создали кооператив и получили разрешение от суда по банкротствам на проведение проверки фабрики. Они ищут подтверждения того, что бывшие собственники тайно продают оборудование. Если это подтвердится, то это повод для взятия завода и управления им самим. Вот это да, брат. Как же возможно, что мы голодаем и страдаем, когда такое огромное сооружение закрыто и не работает? Смотри, здесь даже паутина. Ты знаешь, какого кабеля не хватает? Помнишь тот, который мы протянули здесь для крана? Это как раз тот, которого не хватает. Вот этот работал на полную мощность. Вот здесь есть контуры от него, и в другом складском помещении тоже, а здесь были контейнеры полные сырья. А сейчас нет ни одного. Ни единого! Все исчезло. Это катастрофа. Знаешь, что меня еще волнует? Тут нет голубей. Здесь было полно голубей. Они должно быть умерли от тоски. От голода. Но ведь это грех. Уже три года прошло с тех пор, как они меня выглнали с работы, и я не нашел другой работы. Сейчас я прихожу и вижу то, что лежит у меня в шкафчике, как например, рисунки, сделанные моим сыном. Это заставляет чувствовать меня плохо, когда я вижу всю эту разруху. Я не знаю, что еще сказать вам, все в грязи. В кооперативе мы все будем администраторами. Я буду проверять то, что он делает, а он будет проверять меня. Конечно, нам придется стать более сознательными и не быть слишком буржуями, как это было при начальниках. Когда можно было нырнуть куда-нибудь в уголок, чтобы отдохнуть, когда был такой момент. Сейчас, нет. Если свет горит, выключите его , если он не нужен. Зарплаты у всех будут равные. Не будет завышенных зарплат, как это было раньше, одна из тех причин, которые и привели ко всему этому. В округе Сан Мартен в этот день, 7 марта, мы обнаружили, что многого не хватает. Вот почему наше собрание решило, большинством голосов, что начиная с сегодняшнего дня мы будем охранять фабрику постоянно, чтобы защитить помещения и не допустить разграбления фабрики. Сейчас все зависит от судьи. Вот почему мы остаемся здесь. С сегодняшнего дня до. Пока они нас не выгонят. Пока они нас не выгонят. (Наоми Кляйн): Мы останемся с ними на первые несколько дней по мере того, как рабочие занимают фабрику и надеемся, что они смогут убедить судью дать им возможность запустить оборудование. Мы не знаем, как это сделать. Мы только учимся. Наша цель достичь того, что достигли другие восстановленные предприятия. Те, кто прошел через эту борьбу, которую мы сейчас проходим. Как на Заноне. Занон это наше вдохновение. Я думаю, что мы достигнем того же. "Forja San Martin: захваченная фабрика" "Занон принадлежит рабочим" (Ави Льюис): Занон. После 2 лет под рабочим котролем, он является "дедушкой" этого нового движения. Сегодня фабрика выпускает продукцию силами 300 работников. Решения принимаются на собраниях; один рабочий, один голос. Все получают одинаковую зарплату. (Наоми Кляйн): Так было не всегда. Пару лет назад, собственник фабрики объявил, что завод более не рентабелен и его надо закрыть. Рабочие отказались принять эту судьбу. Они утверждали, что предприятие так много должно было обществу в виде долгов и общественных субсидий, что сейчас это предприятие принадлежит всем. В годы правления Менема, фабрика Занон получила миллионы налоговых привилегий, собственник же имел огромные долги. И сейчас, когда его работники вновь запустили оборудование, он вдруг вернулся. Вы собираетесь вернуть себе фабрику? Луис Занон Бывший хозяин фабрики Я верну себе фабрику. А как вы это сделаете? Правительство вернет мне ее. Правительство отдаст ее мне. (Ави Льюис): Это означает, что рабочие никогда не смогут отдохнуть. Они ведут круглосуточную вахту по охране фабрики и каждый из них вооружен пращей, в случае если появится полиция, для отражения ее атак. (Наоми Кляйн): Их борьба против власти привлекла на их сторону одну из самых популярных в Аргентине рок групп; Bersuit в городе, и группа посвящает свое выступление рабочим Занона.

То, что ребята сделали на Заноне, сражаясь с полицией, с помощью рогаток, а против них использовалось настоящее оружие, они захватили фабрику. (Ави Льюис): Но как мы узнали, идя по главной улице, настоящим оружием Занона является поддержка общественности. Маленький вопрос. Что вы думаете о заводе Занон, находящимся под контролем рабочих? Он работает лучше, чем при бывших владельцах. Потому что люди по крайней мере работают. Продукция, которую они выпускают, дешевле….. и будущее ярче, чем то, что у них было при собственниках. Все, что они сделали, было получение субсидий у правительства ничего более. И они деньги держали при себе. Все, что я знаю, так это то, что общество поддерживает их на 100 процентов. Так как они не крадут, не убивают кого-то. Как раз наоборот они работают для того, чтобы прокормить свои семьи. Есть много компаний, которые должны быть в руках рабочих. Но кажется, что это не приемлимо политически. Вот в чем проблема. И сейчас, когда мы на производстве. Господин Занон, можете поцеловать нас в зад! (Наоми Кляйн): Что вы думаете о лозунге рабочих: "Занон народное предприятие, Занон для людей"?

Что я могу сказать? Это не правда, оно не народное. Инвестиции были мои, вся работа была моей. Я все сделал сам. Оно не может быть "народным". (Ави Льюис): Вы стоите сейчас перед фабрикой стоимостью в 90 миллионов долларов. Рауль Годой Профсоюзный лидер Занонкоторую вы и ваши товарищи взяли под свой контроль в ващих интересах. Этому есть название. Это называется кражей. И по другому можно назвать: экcпроприация. И это то, что мы собираемся сделать. (Наоми Кляйн): Рабочие Занона собрали тысячи подписей в поддержку своего требования о непосредственной экспроприации. Они отдают плитку, которую производят, местным больницам и школам. (Ави Льюис): И общество отплатило Занону. С момента захвата рабочими они боролись с шестью постановлениями об их изгнании. Каждый раз, тысячи сторонников стекались к фабрике, создавали живую линию обороны, вставая между оборудование и полицией. Каждый раз судебные исполнители удалялись, оставляя завод рабочим. И сейчас, Занон действительно пренадлежит народу. Сюда пришел взрыв Сюда пришел взрыв Моей гитары И ваше правительство Летит к чертям. "Занон принадлежит рабочим: Поддержите рабочих" (электроакустическое танго группы Gotan Project из Парижа) (Наоми Кляйн): Более чем 15 000 человек работают на оккупированных заводах в Аргентине и количество захватов удваивается с каждям годом. (Ави Льюис): Экспроприированные предприятия отнюдь не новое явление. Вспомните Россию. Вспомните Кубу. То, что делает эту модель особенной, это то, что она не навязывается сверху социалистическим государством или управляется бюрократами. Она создается снизу фабрика за фабрикой, цех за цехом. Рабочие, без идеологии, не пытаясь доказать что-либо. Луис Замора Член Парламентаиз жизненной необходимости возвращают заводы к жизни. Это то, что капитализм каждый день пытается доказать как что-то невозможное. Предполагается, что боссы незаменимы. (Наоми Кляйн): И это не только фабрики. Частная Школа Институт Коммуникаций Частная Школа Институт Коммуникаций Под Рабочим Контролем Клиника Медрано Больница Клиника Медрано Больница Под Рабочим Контролем То, что мы узнали, это то, что в бизнесе демократические принципы являются более эффективными. Потому что, если вы часто голосуете, вы привыкаете побеждать, но вы привыкаете и к поражениям. Вы учитесь принимать решение большинства. Кораблестроительный Завод Астиллеро Альмиранте Браун Под Рабочим Контролем Фабрика мороженого Гелько Под Рабочим Контролем Ткацкая Фабрика Брукман Под Рабочим Контролем Мы сами себе платим справедливую зарплату. Мы обсуждаем, сколько денег у нас, сколько нужно отложить, и сколько взять. Для нас, рабочих, бухгалтерия не сложна. Я не знаю, почему так тяжело для боссов платить зарплату, покупать материалы и оплачивать счета. Для меня легко только складывай и вычитай. (Наоми Кляйн): И сейчас есть новое пополнение в движении: только что захватили производство, это рабочие с Форья идут на свою первую встречу восстановленных производств. Как идут дела? Вы уже внутри? Дай ему сказать, что произошло здесь. Он один из пионеров этого движения. Он сильно жалуется по поводу отношения некоторых товарищей. Вот что меня беспокоит: Ты ломаешь спину, 30 или 40 ребят с самого начала. А затем остальные приходят и говорят, "хорошо, я теперь в кооперативе". "Я хочу работу." Нет, нет, нет. Если работы для всех не хватает, то первые 40 имеют приоритет. Кто это решает? Собрание, собрание. Если вы можете это сделать, займите активную позицию, не только положение обычного рабочего. Позицию человека создающего историю. Меня зовут Фредди Эспиноса, президент Форья Сан Мартин, с завода по производству автозапчастей. От имения завода Форья я благодарен за всю помощь, которую вы сможете оказать. Я думаю, мы все нуждаемся в этом. Я был очень наивен я своей семье давал даты. Я им сказал: "подождем месяц до 14 декабря". 14 декабря пришло: ничего. "Подождите до 14 января". 14 января пришло: ничего. У меня дочь, которой семь лет, и она спрашивает меня каждый день, "Папа, ты не работаешь?" А я не знаю, как ей объяснить. Иногда мне в голову приходит все бросить. Лало говорит мне поработать еще, мы почти у цели. Но это тяжело. Были дни, когда все, что у нас было кабачки и жареный картофель. Клянусь детьми. К сожалению, я думал, что этот процесс будет короче. Я знаю, что большинство из вас прошло это, но я только хотел рассказать вам свою историю. (крики и аплодисменты) Данное движение восстановленных предприятий. стало чем-то очень серьезным. Нас почти 200 компаний, восстановивших тысячи рабочих мест. Это благородная борьба, полная удивительного опыта. Но у нас есть огромное препятствие. Те же самые люди, которые ввергли нас в нищету и сделали нас безработными, те, кто отнял у нас все, сейчас пытаются все вернуть.

Это большая опасность для нас. Я знаю, что есть те, кто очень недоволен мною…потому что они полагают, что я им не дал всего, что мог.

И они правы. Но и я тоже был в гневе. Бог заставил меня страдать. Я столкнулся с бедствиями. Я был на коленях. Сейчас я встал на ноги. Менем, третий президентский срок. Исторический срок. (Наоми Кляйн): Да, Менем возвращается. Он прошел тяжелые испытания с момента, когда он ушел из власти. В какой-то момент, он был под домашним арестом по обвинению в коррупции. Но сейчас, временное правительство назначило досрочные выборы и человек, который продал страну, вдруг возник из своего подполья, и вновь втупает в борьбу за власть. Мы восстановим порядок. Мы насытим улицы Республики. Мы заставим уважать Закон. И среди прочего право частной собственности. Если Менем победит, у нас не будет возможности больше управлять этой фабрикой. Менем прямо как владелец фабрики. Они представляют те же интересы. Богатые импресарио, бедные фабрики и рабочие. Богатые политики и народ, умирающий от голода. Они те же люди, те же интересы. И они защищают друг друга. Какие у вас были в последнее время связи с Менемом? Я разговаривал с ним, я навестил его в тюрьме. Мы встречались, после того, как он вышел, И он мне сказал: "я изменю все. Я верну вам вашу фабрику". У нас здесь оккупированная фабрика мы безработные рабочие. Мы не поддадимся на пропаганд такого, как Менем, который обманул всю страну. Будем все это срывать, пусть люди не читают это дерьмо. (Наоми Кляйн): Но у Менема есть сильная карта: он управлял страной во время экономического бума. Это означает, что он может сыграть на ностальгии. Голосуйте за Менема и он вернет вам назад добрые старые времена супер капитализма 1990-х. Выпивку всем раздаст. Вернись, Карлос, сейчас вернись! Вернись, Карлос, вернись! Вернись Менем…жить в новую Аргентину! (Ави Льюис): Основной противник Менема в предвыборной гонке Нестор Киршнер, никому не известный губернатор из Патагонии. Победа Киршнера может спасти оккупированные фабрики от репрессий, обещанных Менемом. Но многие участники движения видят, что весь этот предвыборный цирк отвлечение от реальной работы по созданию альтернативной экономики. Здесь сказано: "Наша мечта не помещается в ваши избирательные урны". И это то, во что я верю. Это то, что привело меня к решению не идти на выборы. (Наоми Кляйн): Мати новичок на керамическом заводе Занон. Для нее это одна из первых работ, созданных при рабочем контроле. Ее взяли на работу вместе с другими несколькими молодыми активистами, из местного движения безработных. Они живут в районах, где уровень безработицы достигает 60%. Это фарфоровый цех, один из многих, который наша организация создала специально для безработных. Maty's part of a new impatience, one we've seen around the world. Не только сказать "нет" на выселение. Но также пойти в органы власти и сказать: "подтвердите наше право немедленно". Год уже прошел. Давайте наступать. Если мы скажем: "пожалуйста, не выгоняйте нас", с нами будет покончено. Забудьте о вежливом правительственном лобби. Все дело в прямом действии и прямой демократии. С того момента мы собирались вместе, мы смогли получить эту фабрику и производить. И сейчас это национальное движения. На нашей последней национальной встрече, стало ясно, что рождается новая политика. И не просто ощущать себя ее частью, мы чувствуем себя первопроходцами. (сердцебиение) Мой ребенок не будет верить в спасителя. Я не знаю, во что он будет верить потом, но то, чему я попытаюсь научить, так это то, что он сможет сделать что-то сам, быть самостоятельным. И ему не надо будет следовать за кем-либо. Ни за каким политиканом, королем или спасителем. (Ави Льюис): Подлинная опасность движению захваченных фабрик: за кандидатами стоят собственники и суды, сама культура старой политики. Партийная машина в Аргентине берет тех же самых людей, которые стали жертвами этой экономической модели и платит им для того, чтобы они смогли помочь тем же самым старым политикам. В то время, как так много аргентинцев голодают, для которых благо сендвич и стакан Коки. Мати знает все об этом процессе: все, что происходит в стране, отражается на дворе ее дома. (говорит на Испанском) Этот сукин сын, Менем, я даже не хочу видеть его. Конечно, мы не хотим видеть его. Киршнер. Даже еще меньше. Что вы делаете со всем этим? Киршнер. И таких, как он, много. У них эти стикеры про Киршнера…потому что им платят 15 песо в день, чтобы они были политически активными и собирали голоса. Сегодня у него стикер Кирхнера, на прошлой неделе он распространял постеры о Менеме. Я не виню его: я виню того, кто нанимает его. Этот тот придурок, который его имеет. Но есть. Ага, вы заметили. Что относительно этого в Вашем доме? Что это делает в моем доме? Одним из толчков побудившим критику тех, кто нанимает таких как тот парень, это моя мама. Привет ребята, как дела? Канадцы. Целая куча канадцев. Привет, ребята. Добро пожаловать. Я перонистка. У нас перонистская семья. В этом доме хозяйка Эвита. То, чего я хочу, что мне нужно, я не получу голосованием. Нет, я этого не понимаю. Я не понимаю, как это не голосовать. (Ави Льюис): Мы понимаем этот конфликт между Мати и Анной. Для Мати, правительство всегда было силой, которое все разрушает и продает. Но Анна, как и поколение наших родителей, помнит времена, когда правительство строило планы, национальные проекты, мощный общественный сектор. Девочки, идите с Пачи. А что касается Анны, это видение общественных изменений не изменилось. Ну, Пачи, ты сейчас главный. Иди прямо туда. Будь внимательным в автобусе: не потеряйся! И вот появляется. кандидат в президенты всех аргентинцев…. Нестор Киршнер. Следующий президент Аргентины. Пришло время производить. Пришло время работать. Пришло время ценить рабочих.

Время продажи с аукциона нашего наследия и нашего достоинства кончилось. Спасибо. (слова песни) Перон, Перон, ты велик! Мой генерал, ты любим! Перон, Перон, великий лидер! Ты первый среди рабочих. (Наоми Кляйн): Ностальгия о времени, когда у каждого была работа, образование, будущее. Но золотой век Перона был пирамидой. Вся власть и выгоды плыли от небожителя где-то на верху. В новой политике оккупированных фабрик, пирамида была заменена сетью: оккупированных рабочих мест, которые помогают друг другу выжить. (Ави Льюис): И Фреди и Лало нуждаются в помощи. Если они хотят убедить судью в том, что они смогут руководить фабрикой, им нужен бизнес план. Им нужны покупатели. Они отправляются в поход на тракторную фабрику, которая управляется рабочими. Везде какой-то новый запах! (Наоми Кляйн): Здесь, в Занелло, рабочие создали товарищество с группой бывших менеджеров, как впрочем и с дилерами, которые продают трактора.

В отличие от Форья, они решили не платить каждому одну и ту же зарплату. Это не та модель, которая подходит всем. Каждое оккупированное рабочее место имеет собственные правила. Правда в том, что для всех нас эта фабрика как Мекка. Как вы смотрите на то, чтобы мы работали с вами? Не думаю, что будут проблемы. Нам нужны кованые детали. Это большая помощь. Фредди, вы можете их делать? Эти? Я их могу делать с закрытыми глазами. Вот то, чего мы достигли. Мы согласились, что они вышлют нам сырье, а мы сделаем штамповку, поставим ее им, и начнем это дело именно так, на 87% трактор состоит из таких деталей. Если судья, Фернандес, поняла это, она поняла бы, что мы можем сами управлять фабрикой. Я надеюсь, что однажды, если дела пойдут, мы начнем производить Я буду первым, кто станет помогать другим кооперативам. Вы можете положиться на это.

(сирена) "Госпожа Судья: от вас зависит будущее наших детей." (Ави Льюис): В Аргентине, закрытые фабрики являются смолкнувшими полями боя. Рабочие кооперативы это прямая угроза кредиторам и судам по банктротствам, которые рассматривают фабрики, такие, как Форья, в качестве большого количества металлолома для продажи. Когда Фредди и Лало вернуться на свой завод, они обнаружат что у них посетитель. Что же здесь происходит, кто эти люди? Этот человек доверенное лицо. Он посредник между судьей и теми, кто покупает с одной стороны, и рабочими с другой. Он тот, кто продал все сырье? Он тот, кто продал все. Он враг? Да, да…. я не думаю, что он будет на одной из сторон, но для нас он враг. Мы планировали начать работу в понедельник. Мы думали, что в понедельник мы начнем работу. Действительно? Нам важно знать… Ваше мнение об этом процессе. У нас нет опыта. Все, что мы хотим сделать, так это бороться за справедливость. Я думаю, было бы лучше всего, если бы вы получили все наши ответы… …в зале суда. Кто является представителем кооператива? Сэр, это я.

Рад познакомиться с вами. Есть ли представитель профсоюза? Да, господин Муруа, от имени движения. Пожалуйста, заходите. Судья: давайте подумаем теоретически. Управлять чем-либо в оккупированной фабрике…практически невозможно. Никто не подумает покуситься на фабрику, которая занята. Что вы хотите сказать? Я слушаю. Лало: я благодарен за то, что вы слушаете, Ваша Честь. Для нас было важным…что наше собрание решило занять фабрику для того, чтобы спасти помещения… Судья: извините, но они охраняются. Как вы видели, ничего не пропало Лало: Нет, это не тот случай, Ваша Честь. Мы свидетельствовали до этого, что не хватало определенного количества предметов. Судья (доверенным лицам): Господа, чего не хватает?

Доверенное лицо: Мы не знаем об изменениях… Судья: И у нас есть подписанный документ инвентаризации… Доверенное лицо: Ваша Честь, это первое, что я услышал об этом. Никто никогда не говорил нам, даже ни единого слова. Лало: Извините, но я присутствовал… Доверенное лицо: И я могу подтвердить с абсолютной уверенностью, потому что это имеет отношение к сфере ответственности доверенных лиц. Лало: Извините, возможно, я не обращаюсь к вам должным образом. Судья: Нет проблем, вы обращаетесь ко мне совершенно правильно. Я проясню кое-что, так как вы несколько смущены. Я борюсь за то, чтобы вам платили и вы имели работу. и вы препятствуюте мне тем, что захватываете фабрику! Мне не интересны ваши предложения, пока вы не проявите добросовестность, и не прекратите оккупацию. (Наоми Кляйн): Старый слой власть имущих Аргентины восстанавливает уверенность в себе, которую он потерял, когда экономика развалилась и народ восстал.

Карлос Менем по опросам поднялся с последнего места на первое. Кажется, что по прежнему есть множество людей в Аргентине, которые ищут спасителя в нем. И Менем счастлив сыграть эту роль. То же случилось…с нашим Господом, Иисусом Христом, который вызвал великую ненависть, и был распят. Хотя я не хочу сравнивать себя с ним, Компания Менема на столько успешна, что, к нашему удивлению, мы даже обнаруживаем тайного сторонника Менема на фабрике Форья.

(Ави Льюис): Как ты можешь голосовать за Менема? Как? Потому что мы должны изменить… то, что происходит при временном правительстве. Нам нужны перемены. Я думаю, что с Менемом будет больше стабильности, будет работа, и нам не надо будет вымаливать 150 песо в месяц. Сколько еще нам нужно будет слоняться без дела? Why does that cause you so much pain? Во первых, давайте начнем с не столь сложной проблемы. Он говорит, что он хочет открывать фабрики, Менем закрывал фабрики. Он приватизировал, и долги сразу росли. Менем, нет. Менем все продал, он продал страну. Политики хотят, чтобы мы поверели…что через выборы мы все исправим, и достигнем справедливости для всех. Но сегодня, вся команда МВФ собралась в отеле Шератон, внимательно изучая политическую ситуацию в нашей стране. И именно там в действительности принимаются решения. (Ави Льюис): Ануп Сингх, директор Западного отделения МВФ, прибыл в Буэнос-Айрес для подготовки условий предоставления нового кредита. Кредита для оплаты процентов по предыдущим кредитам. МВФ призывает к тому же самому. К сокращению социальных программ и огромному росту цен за воду и электричесто по требованию приватизированных коммунальных предприятий. (Наоми Кляйн): И как раз МВФ предлагает именно такой совет, Сотрудник фонда арестовывается в Буэнос-Айрес по обвинению в коррупции. МВФ не очень то популярен в Аргентине. А выборы всего через неделю, представители Фонда также проводят встречи со всеми кандидатами в президенты. Эти встречи секретны.

МВФ не проводит пресс-конференций или интервью. (Ави Льюис): Хэлло, мистер Сингх! Как дела? Точно, точно. В Аргентине вас хорошо приняли? Да! Очень хорошо. Тепло. Как дела? Очень хорошо. Откуда вы? Из Канады. Из какой сети? Не могли бы вы сказать мне, с кем вы проводите встречи на этой неделе, почему вы здесь? Это обычный визит. Мы встречаемся с экономистами, с другими людьми… Кандидатами в президенты? Мы встречались уже с широким кругом людей, да. Вы ужинали с Карлосом Менемом? Нет, у нас не было ужина. А что у вас было? Я бы очень хотел задать ему еще несколько вопросов, но ужасно трудно получить интервью у людей из МВФ. Мы скоро встретимся. "МВФ, кто их контролирует?" (Ави Льюис): Позднее, МВФ сообщил нам, что это была встреча с кандидатами в президенты для обеспечения макроэкономической стабильности в Аргентине. Другими словами, не важно, кто победит на выборах, страна увязнет в той же самой экономической системе, отмечает большинство людей, что и породила кризис в первую очередь. (Наоми Кляйн): Работники Форья попали в трудное положение. Они не могут управлять своей фабрикой пока не выиграют юридическое право на управление заводом.

Так как судья уже хлопнул дверью, они сейчас вынуждены обратиться напрямую к самым дискредитированным в Аргентине людям: политикам. (говорит на Испанском) (лает собака) Неужели так холодно? Она напугана. Мы отправились в Ла Плату. Они заставили нас "побегать", как обычно. Мы вернулись в четверг. Да, вижу, что вы все вернулись. Нет. На это уйдет много времени Как жалко. Он говорит, что только три месяца прошло. Три месяца? Для меня это уже три года. Это борьба, это надолго. Знаете, дева, которой я молюсь, глуха. У меня святая дева здесь, бедняга, она не хочет больше слушать. Она не примет это больше. Да, я устал. Мы потеряли все, что у нас было. Поездки на природу с нашими дочками, отпуска. Но бутылочку матэ, тарелку еды, игры с дочерьми, это все мы постарались сохранить. Даже если он приходит домой уставший, у него всегда есть пять минут на наших дочерей. Нет, есть нечто такое, что они не смогут у нас украсть так легко. Они могли украсть у нас наше достоинство, его прежде всего. Самое печальное на свете это мужчина без работы. Униженный мужчина. Но я думаю, что он все вернет. Мы здесь остаемся, и мы сможем вернуть все это. Он, и его товарищи с ним (Ави Льюис): День выборов. (Наоми Кляйн): Менем почти победил. Кажется, что его мессианская проповедь рынку побеждает. Но ненависть к нему, и то, что он сделал со страной сильна, как никогда. Кирхнер наступает ему на пятки. С пятью кандидатами в гонке, выборы будут почти точно продолжены во втором туре. Страна затаила дыхание. (Ави Льюис): У Мати и Анны день выборов как хорошо отрепетированный семейный ритуал. Дом становится штаб-квартирой перонистов. (говорит на Испанском) Соседи приходят чтобы узнать где голосовать и за кого голосовать. Сегодня, Мати не участвует в протестах, но с готовностью помогает. Мы за Киршнера здесь, бабушка. Что ты о нем думаешь? Ты думаешь, что он как раз то, что нужно? Я отдам тебе бюллетень. Вот он. Киршнер Сциоли. Я не буду. Я не собираюсь голосовать. Но это же незаконно, так ведь? "Избиратели: запрещено распространять бюллетени в 80 метрах от избирательных пунктов." В чем дело? Как дела, Грасиела? Я просто жду товарища, вот я и пришла. Эй, за кого ты собираешься голосовать? За Менема? Я не знаю. Возьми это. Голосуй за Киршнера. Согласно опросам, Менем выигрывает. Одолжи мне свою ложку? Я не хочу идти за ней. Это удар. Это удар, потому что… 19 и 20 декабря был лозунг "Пусть они все уходят, они все должны уйти." И вот они все. Те пять кандидатов, которых мы как раз и не хотели. Печально. Очень печально. Видите, что Аргентинцы, с 1976 года и по сей день, уже стерли из памяти. И они забыли…обо всем, что случилось с нами. И тот, кто несет прямую ответственность за все, это Менем. На первом месте, Менем Ромеро. На втором месте, Киршнер Сциоли. Сциоли первый кандидат, который признал, что будет второй тур. Ребята приберают цех за цехом. С надеждой, всегда стараясь настраиваться позитивно. Но остается вероятность того, что нас могут выселить в любой момент. Эта опасность всегда висит над нами. Мы действительно боимся: это то, что мы не можем скрывать. "Порядок, безопасность. С Менемом это гарантировано." (Ави Льюис): Мы слышали, что мафия Менема в судах и полиции на самом деле создает конфликты, чтобы дать стимул в наведении порядка и законности.

Нам в полночь позвонили, но это не от Фредди. Еще одна фабрика выселена силой. Швейная фабрика Брукман. (говорит на Испанском) Полиция окружила весь квартал и они заваривают сейчас ворота на фабрику. Матильда Адорно Работница Брукман Я пришла домой из церкви в полночь. Переоделась в пижаму и включила телевизор. И вот тогда зазвонил телефон. Я вскочила, опрокидывая все на своем пути. Моя коллега Элиза сказала: "Матильда,…" И все. Я обо всем узнала. Уведомление о лишении права, вероятно, исходит от Национального правительства, может быть, с помощью Менема, при поддержке собственников. Они пытаются поставить нас в положение.

Сильвио Дельфино, Политический активисткогда приходится сопротивляться. И на самом деле силы настолько неравны, что репресии будут жестокими.

Но для нас это момент истины, это точно.

Потому что то, что мы пытаемся защищать является основой нашей демократической борьбы на этом самом месте. Брукман принадлежит рабочим! И тот кто не согласен с этим. поцелуйте себя в задницу! поцелуйте себя в задницу! (Наоми Кляйн): Если сегодня вечером паника, только потому, что это не просто какая-то фабрика это фабрика, с которой все начиналось.

(Ави Льюис): Так фабрика Брукмана выглядела, когда мы первый раз ее посетили год назад. (Наоми Кляйн): Она оказала на меня неизгладимое впечатление. Здесь старая текстильная фабрика, захваченная ее 58 швеями. Я видела текстильные и швейные производства в развивающихся странах. То, что типично для них, так это дух беспомощности. Если рабочие требуют лучших условий, транснациональные компании просто их закрывают и уходят. До их оккупации, женщины Брукман столкнулись с той же дилеммой.

Собственники резко сократили им зарплату и угрожали закрыть производство.

Однажды, собственники просто бросили фабрику. Рабочие решили продожить работать и остальное это история. История историей всегда есть начальники и рабочие. Но мы боремся за рабочий контроль. И я думаю, это возможно. Я не знаю, если я справляюсь здесь, может быть, мы сможем управлять и всей страной таким образом. (Ави Льюис): Женщины Брукмана стали любимым символом новой политики Аргентины. Они были приняты Матери Плаза де Майо, известной правозащитной организацией, кто потерял своих детей во время последней военной диктатуры. И фабрика стала символом активистов, со встречами и митингами у швейных машин по выходным и концертами на улицах по вечерам. Брукман и Занон, Под рабочий контроль! Сейчас Брукман, и все, кого он представляет на линии. (скандируют на Испанском) Брукман принадлежит рабочим! И те, кому это не нравится… поцелуйте себя в задницу! Я иду вперед. Оставайтесь здесь и успокойте людей: становится напряженно. Да, люди разгневаны. Товарищи! Сохраняйте спокойствие, потому что они там ведут переговоры с судьей. Пожалуйста, не заводитесь…пока мы не увидим, что выйдет из этой встречи. Наша национальная конституция дает неограниченную защиту…правам собственности. Судья Хорхе Римонди выдал ордер о выселении Брукман И мы, судьи здесь для того, чтобы люди соблюдали. конституцию и законы. (Наоми Кляйн): К третьему дню противостояния новость разошлась по всей стране и все социальные движения выделили своих людей на помощь работникам, чтобы вернуть фабрику. (Ави Льюис): Вы полагаете, что вам удастся попасть опять в это здание прямо за нами? Да, да, мы вернемся. Никакого сомнения. И я приглашаю вас войти с нами внутрь и продолжать снимать там фильм, после того, как мы это сделаем. (Наоми Кляйн): Женщины Брукман сейчас окружены со всех сторон тысячными толпами, отделенные от своей фабрики не только несколькими метрами улицы, но и целой армией полиции. Командир полиции! Мы хотим с вами поговорить. Мы просим полицию уйти. Мы не уйдем, потому что есть судебное распоряжение. Мы остаемся здесь до того момента, пока судья не скажет нам уйти. Вы думаете о возможном пролитии крови? Нет! Это вы думаете! Городское правительство связывается с министерством труда. Поэтому вам придется подождать результатов. Нет, мадам, вам нельзя сюда проходить. Нет. Я вам говорю, вы не войдете. Товарищи! Помогите нам и окажите нам поддержку! Пожалуйста! Мы остаемся здесь и внимательно наблюдаем. И когда наступит нужный момент. мы попытаемся пройти, товарищи! (Ави Льюис): Вдали от толпы, рабочие Форья чувствуют напряжение на фабрике Брукман. Если они не выиграют свое судебное дело об экспроприации, они будут следующими. Ок, ребята, в следующий раз нам придется пойти в Ла Плату, чтобы оказать давление на политиков с тем, чтобы они приняли наш закон. Я знаю, что вы устали, и некоторые думают, что это бесполезно обращаться к законодательному органу. Но нам нужно идти и давить на них. Это единственный способ получить право на экспроприацию. Вы все согласны? (Ави Льюис): Это их последний шанс.

Их законопроект, в конце концов, был поставлен на голосование. Мы будем голосовать за этот проект: Принято единогласно. Одобрено. Законопроект будет послан в палату депутатов. Благодарю Вас, господин Председатель. Я бы хотел поблагодарить всех за вашу поддержку. Я поверил ему, когда он пришел в мой дом и сказал, что это возможно. Верно, это возможно, Это случилось. Привет, это Мигель. Привет, папа, как дела? Подожди. Да, послушай меня. Я на Ла Плата. Две минуты назад они приняли закон об экспроприации в нашу пользу. Да, я думаю, он вскоре будет принят и депутатами Конгресса. Слушай, я не могу много говорить. Не волнуйся, папа, скажи маме, что у меня все в порядке. Закон практически наш. Все сработало. Сначала в сенате, сейчас депутатам…кому я доверяю, передадут это вечером. Думаю, что мы, рабочие, знаем, как это сделать, мы вложили в это дело свою душу, и с божьей помощью… эта фабрика снова заработает, но под руководством рабочих.

Это короткая песня, она в такт времени, в котором мы живем Пожалуйста, соедините руки! Это песня Мерседес Сосы. И она поется так … Кто сказал, что все потеряно? Больше аплодисментов! Вам понравилось или нет? "Кто сказал, что все потеряно? Я отдам свое сердце Так много крови унесено рекой Я отдам свое сердце Будет трудно Но все пройдет Будет не так просто, как я думал раньше Это как открыть свою грудь и обнажить единственное сердце Как удар любви" Очистите дорогу! Мы идем это мы. No serГЎ tan fГЎci Ya sГ© quГ© pasa No serГЎ tan simple Como pensaba Como abrir el pecho Ysacar el alma Una cuchillada del amor Luna de los pobres siempre abierta Yo vengo a ofrecer mi corazГіn Como un documento inalterable Yo vengo a ofrecer mi corazГіn Y unirГ© las puntas De un mismo lazo Yme irГ© tranquila Yme irГ© despacio Y te darГ© todo Yme darГЎs algo Algo que me alivie un poco mГЎs Cuando no haya nadie cerca o lejos Yo vengo a ofrecer mi corazГіn Cuando los satГ©lites no alcancen Все хорошо. Все хорошо. Не беспокойтесь. Yo vengo a ofrecer mi corazГіn Пойдем туда, где нет полиции. Yhablo de paГ­ses Yde esperanzas Hablo por la vida Hablo por la nada Hablo de cambiar Г©sta nuestra casa De cambiarla por cambiar nomГЎs QuiГ©n dijo que todo estГЎ perdido Yo vengo a ofrecer mi corazГіn Эти рабочие помогают моей сестре, которая работала с ними. Она больна раком. Они ей помогают: моя сестра не может работать. Они якобы "плохие люди". Между прочим, собстенники Брукман вычли бы из ее заработка. если бы моя сестра проходила хромотерапию и облучение. Они бы лишили ее дневной оплаты. Эти рабочие те, кто помогает стране двигаться вперед. Это те люди, которым мы должны помочь. Фабрика никогда не управлялась так, как она управляется сейчас. Никто не является собственником. Это каждый из них. И что самое прекрасное, так как это то, что они не забыли…своего больного товарища. И что прекрасно, так это то, что они собирают деньги, чтобы помочь ей. Потому что иначе мы не смогли бы продолжать лечение. Эти люди являются настоящей ценностью. Это люди с фабрики Брукман. Спасибо. (Наоми Кляйн): Когда мы впервые прибыли в Буэнос Айрес, случилось нечто странное: совершенно неожиданно какой-то человек вручил мне письмо; оно читалось как предупреждение. "Мы зеркало, в которое надо смотреться. Ошибка, которой надо избежать. Аргентина это отходы, которые остаются от глобализирующейся экономики. Мы остатки уходящего мира". (Наоми Кляйн): Но то, что мы увидели в Аргентине это страна, которая пытается учиться на своих собственных ощибках. И пока приближается второй тур выборов, гнев на Менема и ко всему, что он представляет, вновь проявляет себя. И с этим ему трудно справиться. Огромное большинство аргентинцев поняло, что модель Менема исчерпала себя. Менем понял, что он потерпит поражение во втором туре, потому что люди сказали "нет" ему и его "модели". И он вышел из борьбы. Почему вы вышли из борьбы? Я победил в первом туре, но сейчас я ухожу. "Вы история" "С этой новостью мы обратимся к Нестору Киршнеру" Я возьму на себя со всей рещительностью и мужеством ответственность за управление республикой. Ребята, он победил, он президент. Я думаю, что президенту придется нам помочь, он будет помогать кооперативам. А не транснациональным корпорациям, потому что они инвестируют капитал, делают, что хотят, а затем уходят. И этот президент, я полагаю, начнет снизу. В отношении же МВФ, мы увидим, понравится ли им та идея, что мы являемся кооперативом. Они могут сказать, "оставьте все рынку, и пошлите подальше рабочих". То, что мы сейчас делаем, этот кооператив. Это наш способ создания нового мира.

Чтобы вымести старый мир. Мне жаль, что вы сейчас уходите и наша история не имеет счастливого конца. Она будет как "Матрица". "Продолжение следует…" Продолжение. Знаете, продолжение будет прекрасным. на Форья работают полный рабочий день 100 и более сотрудников, Шум по ночам, днем, по субботам и воскресеньям. Будет здорово, если вы сделате продолжение вашего фильма, если сможете увидететь все то, чем был раньше Форья, и все то, чем он будет. А почему бы и нет? Спустя 6 месяцев… Сейчас, когда машины останавливаются, все приходят посмотреть, что происходит. Всего три дня мы слышим снова шум. Невероятно, что с нами происходит. Потому что нам не хватало этого щума. Правда, нам его действительно не хватало. Завод Занон Керамикс увеличил производство и нанял новых рабочих. Несмотря на свою зажигательную риторику, президент Киршнер подписал новое соглашение с МВФ. Все это похоже на старые дела. Городской совет Буэнос-Айреса отдал производство рабочим фабрики Брукман.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Это отправит их по ложному пути.

А как насчет того, что тебе нужно? >>>