Христианство в Армении

И я настаиваю, чтобы ты считал этот дом своим вторым домом.

Субтитры: Борис Булгаков И во сне рыча. Чуть мерцают в этот миг Корешки старинных книг В доме никого. Слышен нам столетий гул Если старый пёс уснул Не буди его. Как большой и страшный бог В кабинете дремлет дог Бьёт на башне пять. Не тревожьте этот сон Если вдруг проснётся он Нам не сдобровать. Спят над Темзою мосты Под дождём блестят зонты В мире никого. Слышен нам столетий гул Если старый пёс уснул Не буди его. На сей раз будь что будет, но Стэнтон обязан нам всё это разъяснить. Мы прольём свет на эти тайны. Сегодня. Сейчас же. Ты хочешь вернуть их, Чентбери, один-два. Спасибо. Гордон, это ты? Стентон ещё у вас? Я хочу, чтобы вы оба приехали сюда. Да, чем дальше тем больше. Это очень важно. Мы все в этом заинтересованы. Да, конечно. Бетти мы можем от этого освободить. Превосходно. Они возвращаются. Нет, кроме Бетти. Мудрая маленькая Бетти. Вы говорите таким тоном, точно Бетти от чего-то увиливает. Вам же знаете, что она не замешана в этой истории. Вы думаете?

А что, разве нет? Бедный Роберт, вы только взгляните на него. У него же всё на лице написано. Как мы все­таки выдаем себя. Удивительно, что у нас ещё есть какие-то секреты друг от друга. Послушайте, Олуэн, вы не имеете права задевать таким образом Бетти. Вы же прекрасно понимаете, что мы не должны впутывать её в эту историю. Да, конечно, мы не должны пачкать ее чистого юного воображения. Да, Олуэн, она моложе нас всех и очень впечатлительна. Вы же видели, что с ней происходило перед уходом. Она не могла выдержать создавшейся обстановки. Но это совсем не потому. Вы просто её не любите, Олуэн. Я только не понимаю почему? Она всегда вами восхищается! Ну, что же, мне очень жаль, Роберт, но я не могу платить ей тем же. Я восторгаюсь только её внешностью. Не могу сказать, чтобы я её не любила. Просто у меня нет к ней. той жалости, того сочувствия, которые я хотела бы к ней испытывать. У вас нет к ней жалости? Разве есть необходимость вам или кому-нибудь жалеть её? Вы говорите что-то очень странное, Олуэн. Я этого не думаю, Роберт. Во всяком случае у нас сегодня вечер странных разговоров. Кстати, я сейчас стою перед весьма важной проблемой, которую приходится решать только женщинам. Если к вам в дом возвращают человека, для того чтобы сказать ему, что он мерзавец и подлец, а возможно и вор должна ли я тем не менее приготовить ему несколько сандвичей? От меня он никаких сандвичей не получит. Нет честности нет и сандвичей, не так ли? Вот твой девиз. О, дорогой, какими мрачными мы стали без Мартина! Он был бы восторге от всего этого. Он придумал бы невероятные грехи и каялся в них. И не смотрите на меня так торжественно мрачно, вы оба. Будьте чуточку повеселей. ну, на минуточку. Я боюсь, что нам недостает вашего легкомыслия, Фреда. Мне кажется, у меня такое настроение, невзирая ни на что, потому, что я себя чувствую немного хозяйкой, ожидающей гостей, и не могу не думать о комплиментах и сандвичах. Вот и они. Тебе придется встретить их самому. Вы действительно давно знали это? Да. Больше года. И всё это время мне хотелось сказать вам что­нибудь по этому поводу. А что бы вы сказали? Я не знаю. Очевидно какую-нибудь глупость.

Но обязательно, что­нибудь хорошее и дружеское.

А я узнала о вас только сегодня вечером, Фреда. И теперь мне все кажется таким очевидным. Удивительно, как я раньше не догадалась. Я тоже не понимаю. Это настоящее безумие. Это совершенное безумие. И с каждым днём это становится всё безумнее. Впрочем, мне все равно. Это приносит хоть какое­нибудь облегчение?

Отчасти, да. Но в то же время становится страшновато, как-будто мчишься в машине, у которой отказали тормоза. А впереди опасные повороты и страшные тупики. Прошу прощения, Фреда, но Роберта настаивал на нашем возвращении. И прав, что настаивал. Но во всяком случае, это какое­то развлечение. Ну, и в чем же дело? В основном дело касается пропавших денег. Я так и знал! Довольно! Но почему вы не можете оставить в покое бедного Мартина? Минуточку, Гордон. Мартин не брал этих денег. Это правда? И ты в этом уверен? Вы знаете, я никогда не мог этого понять. Это было так не похоже на Мартина. Вы действительно уверены, что Мартин не брал денег? Почему он застрелился? Мы не знаем, Стэнтон. Но надеемся, что вы нам это разъясните. Вы шутите, Роберт? Нисколько. Я не стал бы вас вызывать сюда для шуток, Стэнтон.

Мне помнится, вы как-то сказали мне, не правда ли, что вы совершенно уверены, что Мартин взял этот чек. И я вам сказал, почему. Все данные указывали на это, а случившееся потом подтвердило, что я был прав. Вы полагаете? А разве нет? А если это и было так, то почему вы сказали Мартину, что в краже подозреваете Роберта? Не будьте смешны, Фреда. Я стал бы говорить Мартину, что чек взял Роберт. Зачем? Да, именно, зачем? Вот это-то мы и хотим узнать. Но, конечно же, я этого не говорил. Нет, говорили. Вы тоже?! Да, тоже. Олуэн? Солгав Мартину, вы причинили мне большие неприятности, Стентон. Я не хотел этого. Я же не мог знать, что вы поедете к Мартину и он расскажет вам всё? Какая разница, хотели вы или нет. Это была подлая, низкая ложь. Олуэн! После этого я никогда больше не захочу разговаривать с вами. Всё что угодно, только не это! Простите меня, Олуэн. По­видимому, мы все мало что для вас значим? Но всё­таки вы нам обязаны дать некоторые объяснения. Перестаньте лгать, Стэнтон. Вы и так уж здесь натворили. Почему вы хотели стравить нас с Мартином? Тут может быть только один ответ. Потому что он сам взял этот чек. Боже мой, вы не сделали этого! Вы не могли этого сделать, Стэнтон! Я сделал это. Какая же вы после этого сволочь, Стэнтон! Мне наплевать на деньги. Но вы же навлекли позор на Мартина. Замолчи, Гордон! Довольно истерик, в самом деле! Но вы же заставили поверить всех нас, что Мартин был вором! Прекратите размахивать руками! Мы не собираемся устраивать здесь кабацкой свалки. Вы же навлекли. Ничего я не навлекал, никакого позора, как вы изволили выразиться. Посреди всей этой кутерьмы, поднятой из-за денег, Мартин взял, да и застрелился. Вы все моментально решили, что он это сделал потому, что он присвоил деньги и боялся быть раскрытым. Я вам не мешал так думать. А там, куда он удалился, ему в высшей степени наплевать, считает ли кто­нибудь здесь, что он украл эти пятисот фунтов стерлингов или нет. Но вы ещё и сознательно стремились к тому, чтобы очернить меня и Мартина в глазах всех. Ну, разумеется. Вот это-то и делает его поступок таким мерзким. Да у меня и в мыслях не было, чтобы кто-нибудь был наказан вместо меня. Я хотел всего лишь выиграть время. Я взял этот чек, потому что мне очень понадобились деньги, и я не знал, как мне выкрутиться. Я был уверен, что за какую-то неделю я сумею покрыть недостачу. Я даже рассчитывал, что смогу договориться со стариком Слейтером. Он же смотрит на такие вещи спортивно. Но когда всё всплыло, мне необходимо было выиграть время, и выход, который вы знаете, показался мне самым простым. Но вы же не могли сами реализовать этот чек в банке? Конечно, нет Я нашел для этого одного парня, который умеет держать язык за зубами. По чистому совпадению он оказался приблизительно одного возраста и такой же комплекции, как вы и Мартин. И не ищите в этом какой-то глубокий, сокровенный умысел. Сплошная импровизация, случайность. Глупо, чертовски. Но почему вы не признались в этом раньше? А за каким дьяволом? Если вы не можете этого понять, то бесполезно объяснять вам это. Но на свете все-таки существуют такие вещи, как честность и порядочность. Неужели? Сомневаюсь. Не забывайте, что вам удалось лишь случайно откупорить меня. А если мы будем продолжать, то очередь может дойти и до другой бутылки. Возможно. Но это не объясняет, почему вы так упорно молчали обо всём этом. Самоубийство Мартина всё объяснило. Оно покрыло собой сразу всё. Никто не хотел после его смерти вновь ворошить это дело. Должно быть деньги взял покойный Мартин и не будем об этом вспоминать. Такова была общая точка зрения? И тут дело было уже не в 500 фунтах. Я рад бы был их вернуть. Но я прекрасно понимал, что если я сознаюсь, старик в секунду вышвырнет меня из фирмы. Я не был его любимчиком, как вы или Мартин. Меня ввели в правление не потому, что я окончил подряд три университета или принадлежал к какому-то избранному, высшему кругу. Я пробивался из низов сам! Если бы старик хоть на минуту мог подумать, что я украл эти деньги. ему и в голову не пришло бы замять дело. Он тут же бы вызвал полицию. Не забывайте, что я начал с младших клерков в конторе. Вы, друзья мои, так не начинали. В этом есть между нами кое-какая разница.

Но мой отец удалился от дел фирмы за шесть месяцев до происшествия. Ну и что же? Удалился, не удалился. Всё это прошло, со всем было покончено, дело было закрыто. Зачем опять всё сначала? Никто бы никогда даже не вспомнил об этом, если б не начали идиотского следствия! Роберт, Гордон и я прекрасно вместе работали бы в фирме. Что изменилось бы от того, если бы я покаялся? К чему мы сейчас пришли? Кто от всего этого выиграл? Вы нет, скажу по совести. Но Мартин да. И те, кому он был дорог. Вы полагаете?

Разумеется, они выиграли. Не будьте в этом так уверены. Во всяком случае мы знаем теперь, что он не был обыкновенным вором. И это всё, что вы знаете. И при всём том он взял, да и застрелился. Надеюсь, вы не думаете, что он это сделал забавы ради. О! Вы. Вы мерзавец, Стэнтон! Прекратите этот разговор, Стэнтон! Это почему же? Вы ж хотели правды. Вот вы её и получаете. У меня не было желания возвращаться и садиться на скамью подсудимых. Вы вынудили меня. И теперь я буду говорить так, как хочу. Итак, Мартин застрелился. Застрелился, прекрасно зная, что он даже не дотрагивался до этих денег. Значит, должна быть другая причина. Понятно теперь, что вы затеяли, какую заварили кашу? Ну и что же, по-вашему, мы затеяли? Вы так говорите, будто знаете о Мартине больше, чем знали мы. Я знаю только одно. что он должен был иметь основания, чтобы.

Если деньги тут ни при чём, то, значит, что-то другое. Вы много выиграли оттого, что пытаетесь теперь угадать, что это, другое? Вы бы ещё больше выиграли, если б не затевали этого расследования и не копались в этом деле. А может быть, он пошел на это, потому что думал, что я взял эти деньги? Может быть. Может быть нет. Если вы думаете, что Мартин мог застрелиться из-за предположения, что вы взяли какие-то 500 фунтов стерлингов, то вы абсолютно не знали своего собственного братца. Мне неприятно вас огорчать, но он хохотал, когда я сообщил ему о моем подозрении. Это сильно его позабавило. Он был очень смешлив, этот молодой человек. Да, это правда. Ему всё было безразлично. Он не дорожил ничем. Послушайте, Стэнтон, вы знаете, почему Мартин покончил с собой? Нет. Откуда мне знать? Вы говорите так, как будто знаете. Я могу кое-что предположить. Что вы хотите этим сказать? Я хочу сказать, что он был неуравновешенным субъектом. И вёл чёрт знает какую жизнь. Должен заметить, что не вам. Да я его не осуждаю. Вы его не осуждаете? Да кто вы такой, чтобы осуждать его?

Вы навязали ему на шею своё подленькое, гнусное собственное воровство и постарались отравить нам самую память о нем, а теперь, когда вы разоблачены и имя Мартина осталось чистым и незапятнанным, вы хотите начать всё сначала и пытаетесь убедить нас, что он был преступником, сумасшедшим, или ещё чем-то в этом роде. Это правда. И чем меньше вы теперь будете говорить, тем лучше. Чем мы все будем меньше говорить, тем будет лучше. Вам должны были это знать заранее. Я вас об этом предупреждал, до того как вы не начали публично стирать это грязное бельё.

Уперлись на своём, как бык. Но я за то, восстановил честное имя Мартина. Ни черта вы не восстановили. Если бы у вас была хоть крупица здравого смысла, вы бы поняли это. Но теперь мне наплевать на всё. Вы получите сполна всё, чего вы желали. Прежде всего, мы желали бы избавиться от вас. Неужели вы думаете, что останетесь работать в фирме после всего, что произошло? Не знаю, меня это мало трогает. Год назад это вас всё-таки трогало. Да, но теперь не трогает. Теперь я лучше проживу без фирмы, чем фирма без меня. Ну, что же, нам, во всяком случае, доставит удовольствие попробовать обойтись без вас. А вы всегда ненавидели Мартина, всегда! Я же знал это! У меня были на то причины. Я ведь не принадлежу к семейству Уайтхауз, где отец, дочь, сын все оптом были буквально влюблены в Мартина. Что вы хотите этим сказать, Стэнтон? Сейчас же возьмите ваши слова обратно. Или будьте любезны объясниться. Я ничего не возьму обратно. Прошу вас, перестаньте, пожалуйста.

Мы и так уже довольно наговорили друг другу. И вы упрекаете меня в том, что я был искренен? Мне очень жаль, Олуэн. Я жду вашего объяснения, Стэнтон. Разве ты не видишь, он метит в меня? Это верно? Во всяком случае, я не намерен её щадить. Будьте осторожны, Стэнтон! Поздно быть осторожным. Почему, вы думаете, Фреда так рассердилась на меня. Тут есть одна причина. и я давно её угадал. Фреда была любовницей Мартина. Это правда, Фреда? Я должен это знать. Если это неправда, я сейчас же вышвырну его вон отсюда. Вы говорите, Кэплен, как мелодраматический актёр. Я бы ничего не сказал, в чём не был абсолютно уверен. Другой вопрос сознается она или нет. Но даже если она не признается, вы не вышвырнете меня. Я уйду как обычно, через дверь. Фреда, это правда? И это продолжалось все время, пока. Да, все время. Когда это началось? Или мне кажется, что это было давно? Много-много лет назад.

До нашей женитьбы? Я думала, что сумею разорвать. и мне удалось на время. Но потом это вернулось, и сильнее, чем прежде. Я предпочёл бы, Фреда, чтобы ты мне сказала об этом прямо, ещё тогда. Почему ты мне никогда ничего не говорила? Я хотела. Иногда я даже говорила это мысленно, про себя, а потом. мне уже казалось, что я говорю это вслух тебе. Как хорошо, если бы ты сказала это. Как бы было хорошо! Но почему я сам не замечал? Ведь это всё так очевидно сейчас. Наверное я был слишком глуп. Я знаю, когда это началось. Это случилось, когда мы тем летом поехали в Тинтаджель. Да, это началось тогда. Тинтаджель! И это чудесное лето! Никогда больше я не испытывала ничего подобного. Мартин тогда собирался отправиться путешествовать пешком, а ты сказала, что проведешь несколько дней у Хэтчинсонов. Неужели тогда. Всё это время мы провели вдвоём И это было единственным временем, когда мы действительно были вместе. Для него это не было серьёзным так, обычный эпизод в его жизни. Разве. разве он не любил? Если бы он любил, всё было бы гораздо проще. Вот поэтому я и не могла тебе ничего сказать. Вот я и решила, что если я выйду замуж за тебя, всё будет иначе. Я знаю, это нечестно было по отношению к тебе, но тогда я искренне думала, что так будет лучше. И Мартин тоже так думал.

Но это не прошло. Ты это знаешь. Это было безнадежно. Ты не знаешь, насколько безнадежно это было для меня. Но почему же. Но почему же. сам Мартин. Почему же сам Мартин ничего мне не сказал? Он же знал. Он не мог. Он боялся тебя. Мартин меня боялся? Да, Роберт, это правда. Он никогда никого не боялся и не стал бы бояться меня. Нет, он чувствовал какой-то необъяснимый страх перед тобой. Я тоже это знала, И я тоже это знал. Он как-то мне сказал, что, если ты рассердишься, то ты ни перед чем не остановишься. Странно. Я никогда не подозревал этого в Мартине. Он меня. Но почему? Я не думаю, что это могло быть из-за этого. Нет, нет. Он просто не любил. Ему всё было безразлично. О, Мартин! Мартин! Приятный вечер. Теперь вы видите, Кэплен, что вы натворили. А я ни в чем не раскаиваюсь. Я рад, что всё это вышло наружу. Я только сожалею, что не узнал всего этого раньше. А что бы это изменило? Вы бы всё равно ничего не смогли сделать. Прежде всего, я узнал бы правду. Тогда можно было бы принять какое-нибудь решение. Я не стал бы стоять у них на дороге. Да вы и не стояли у них на дороге. конечно, Мартин был виноват во всем. Он не любил. Фреда права. Я знал это. Он сам мне об этом говорил.

Он тебе говорил? Тебе, её брату? Я тебе не верю! Зачем же мне лгать, Фреда? Мартин сам говорил мне об этом. Ты ему страшно надоел. Ты вечно торчал в его доме и мешал ему. Это неправда. Нет, правда. Он сам мне говорил об этом в тот вечер, когда я привезла ему эту шкатулку для сигарет. Он тогда сказал мне. Но ты всё это выдумала сейчас! Ты же всё это выдумала. Мартин никогда не мог говорить так обо мне, потому что он знал. Это же ложь! Почему же это ложь, когда это правда! Нет!

Он мне сам говорил, как он устал от твоих вечных приставаний. Всякий раз сегодня вечером, когда его имя упоминалось, ты впадал в истерику. В чём ты хочешь меня уверить, скажи пожалуйста? Фреда! Да это же всё..! Если бы Мартин действительно думал, что я..! Ты сама надоедала ему до смерти! Всё время преследовала его своей любовью! Ты изводила его! Он же. Нет! Что? Он же мне сам сказал, чтобы я поговорил с тобой, чтоб ты оставила его в покое! Меня тошнит от твоих разговоров! Ну что ж. Теперь ты знаешь всю правду! Ты всё знаешь! Прекратите это! Перестаньте! Замолчите вы оба! Пусть уж выяснят всё, до точки, раз они начали. Я всё время тебе хотел это сказать, но в это время Мартин застрелился! Неправда! Он не мог быть так жесток ко мне! Не мог?! А что он тебе сказал тогда, когда ты привезла ему шкатулку? Что бы ни говорил это уже не имеет значения! Это ты выдумал всю эту гадкую ложь! Послушайте, вы оба! Я не хочу больше этого слышать! Вы точно двое сумасшедших кричите, да ещё из-за покойника! Я понимаю тебя, Фреда! Но, ради бога, помолчи! Я не могу этого вынести! Я не могу этого вынести! А что касается тебя, Гордон, то ты или пьян, или. Ничего подобного. Я так же трезв, как и ты. Тогда веди себя соответствующим образом. Ты не ребенок. Я знаю, что Мартин был тебе другом. В тебе течет, видимо, рыбья кровь. Он был единственным человеком на свете, которого я действительно любил. Пятьсот фунтов! Боже мой, да я бы украл 5000 фунтов из кассы фирмы, если бы Мартин сам попросил меня об этом. Он был самым замечательным человеком, которого я когда-либо знал. Да! Иногда он изводил меня вконец и я готов был его ненавидеть. Но это не важно! Он был Мартин. И я бы предпочел быть с ним, чем быть с кем-нибудь другим, пусть он надо мной только насмехался. Я как и Фреда. с того дня, как его нет я не живу. Мне всё безразлично. А как же Бетти? Ты можешь оставить её в покое. Хочу, но не могу. И не могу не думать о ней. Ну так не думай о ней. Она сама о себе позаботится. Это как раз то, чего она не может и не должна делать теперь. А я так не считаю. И я знаю Бетти лучше, чем ты. Ты, кажется, всё и всех знаешь лучше, чем кто бы то ни был. Ах вот что? Но во всяком случае я не виноват, что Мартин относился ко мне лучше. Да откуда ты знаешь, что он тебя больше любил? Прекратите! Прекратите это, вы оба. Неужели не видите, что Мартин всё это делал со злым умыслом, просто для того, чтобы позабавиться? Это неправда. Он не был таким никогда. Да. конечно. Трудно найти было такого человека как Мартин. Простой, очаровательный, искренний. Никто не говорит, что он был таким! Он, по крайней мере, не крал чужих денег! И не старался обвинить другого человека в этом. Милая Фреда, мы все могли бы начать разговариваь в таком тоне, наскакивать друг на друга. Но по-моему, это ни к чему. Да, я с вами согласна. Я хочу теперь, чтобы Гордон и Фреда. поняли наконец, что это чистое безумие спорить и браниться из-за того, что когда-то сказал Мартин. Мартин был прирожденным интриганом. Он был зол и коварен, как кошка. Вот почему я его всегда терпеть не могла. Вы его терпеть не могли? Да, извините меня, Роберт. Я его не выносила. Я его ненавидела. Мне кажется, вы должны были бы это заметить. Я это знал. И вы совершенно правы, Олуэн. Я боюсь, что вы всегда правы. Нет, далеко не всегда. А я вам верю. В данном случае и я вам верю. Нет, нет. Вы выйдете отсюда единственная незапятнанной, чистой, как и вошли. Нет, это не правда. Именно из-за Олуэн, из-за этой проклятой коробки началась вся эта история. Это чепуха. Я давно знал обо всём. Знали о чём? О том, что вы навещали Мартина Кэплен. Вы знали? Откуда вы могли знать Не понимаю. Я проводил субботу в своём коттедже. Вы знаете ту бензоколонку, где дорога разветвляется? Одна идёт на Фоллоус-Энд, другая в мой коттедж. Вы останавливались там и заправлялись бензином. Да, припоминаю. Я тоже был на бензоколонке после вас тотчас. Мне сказали, что вы взяли курс на Фоллоус-Энд. Вы ж не могли поехать в какое-нибудь другое место. Так я узнал, что вы навестили Мартина Кэплена. Всё просто. И давно вы об этом знали? Да, всё время. Мне думается, нет смысла спрашивать вас, Стэнтон, почему вы до сих пор ничего нам об этом не сказали. Боюсь, что да, Роберт. Я ведь сделал всё, что мне было положено. Покаялся в грехах на вашем допросе. Скажу только, что мне хотелось бы несколько больше знать, чем я знаю сейчас. Почему-то меня потащили в суд и пытали там: "Знали ли вы это? Подозревали ли вы это? Как же это могло случиться?" Боже милостивый! Я должен был всё это терпеть, не будучи последним человеком, с которым виделся Мартин. Слушайте, не говорите ерунды! А почему же это ерунда? Фреда была у него после обеда, а Олуэн была поздно вечером, может быть даже в последний момент. Вот это всё, что мы знаем. Почему же это ерунда? Откуда мы знаем, что там делала Олуэн?

Она нам сказала об этом. Она ездила к Мартину, чтобы узнать у него о пропавших деньгах. Да? Ну и что, это тебе много объясняет?

Что вы этим хотите сказать? Он имел в виду, что Олуэн не так уж и много нам рассказала. Мы знаем, что она ездила к Мартину, чтобы узнать всё о пропавших деньгах. И ещё знаем, что Мартин подозревал в краже Роберта. И она тоже так думала. Вот и все.

Да. мы ж не знаем сколько времени Олуэн была у Мартина, что она там делала, что говорил ей Мартин. Ничего не знаем. Это её счастье, что она не попала в лапы к судебному следователю, там бы из неё вытянули всё в течение одной минуты. Теперь настала пора, пусть и Олуэн расскажет нам немного о себе. А почему вы говорите с ней таким злобным и мстительным тоном? В чем дело? Что такое? Там кто-то был и отскочил в сторону. Могу поклясться там кто-то был. Нас подслушивали. Лучшей ночи для подслушивания придумать трудно. Да тут никого нет. Олуэн, просто вам показалось. Никого нет. Абсолютно никого нет. Ну никого нет, так и слава богу. Интересно всё-таки, кто бы это мог быть? Ты меня спрашиваешь? Пойди и посмотри. Бетти, я думал, что ты уже спишь. Что случилось? Вы все говорили обо мне. Я знаю, что это так. Я собиралась ложиться спать, а потом не выдержала. Я даже начала раздеваться, но я должна была вернуться. Ну, так вы ошиблись. Вы единственный человек, о котором мы ещё не говорили. Это правда? Конечно, правда. Это ведь вы только что стояли тут у окна, не правда ли? И подслушивали. Нет, я не подслушивала! Я же собиралась ложиться спать, приняла стразу три таблетки от бессонницы. Теперь у меня какой-то туман в голове.

Вы не обращайте на меня внимания. Бог знает, что я могу наговорить. Я очень огорчён, Бетти. Не могу ли я вам чем-нибудь помочь? Бетти. Никто из нас не говорил о вас. Честно говоря, мы хотели, чтобы. это дело совсем не коснулось вас. Всё. и так уже достаточно неприятно. Принимая во внимание, что Бетти вышла замуж за одного из членов нашей семьи, мне кажется, что её не нужно так тщательно оберегать от истины. Замолчи сейчас же, Фреда! И не подумаю. Почему я должна молчать? О, вы сейчас увидите Роберта совсем другим. После всего, что было сказано сегодня, я не понимаю, почему это вас может так тронуть, буду ли я другим или нет. Возможно. Но мне всё ещё нравится приличное поведение. и хорошие манеры. Тогда покажите нам пример. Сейчас же, замолчите, Но тогда, о чем же вы говорили? Всё началось с пропавших денег. С тех, которые взял Мартин? Не Мартин, а Стэнтон. Теперь мы знаем всё. Он нам сам сознался. Сознался? Стэнтон? Но это же невероятно! Это звучит невероятно, не правда ли, Бетти? Но тем не менее это факт. Мне очень тяжело так низко упасть в ваших глазах. Но сегодня ночь откровений. и я вынужден был согласиться, что я украл эти деньги. Что вы хотите сказать, Стэнтон? То, что я сказал. Я всегда говорю так.

А почему вы говорите таким тоном с Бетти? Ну наверное, потому, что Бетти не особенно высокого обо мне мнения. Мне так кажется. Следовательно, у неё нет оснований так изумляться и пугаться. Что-то я не совсем вас понимаю. Где уж тебе, Роберт! А ты понимаешь? Да, мне кажется, я понимаю. Но если Мартин не брал этих денег, тогда почему же. почему он. застрелился? Это нам сейчас и интересно. Олуэн видела его последней. Это всё, что она нам пока сказала. Я так же сказала вам, что Мартин подозревал Роберта в краже этих денег. И этого было вполне достаточно, чтобы вывести его из равновесия. А все россказни о том, что это его позабавило Это была игра с его стороны. Он терпеть не мог, когда кто-то видел что его что-то может расстроить или взволновать. Да, это правда. И он верил в меня. Он всегда мог рассчитывать на мою поддержку.

Вы сами сказали, что он меня слегка побаивался. Да, потому что он уважал меня. За то, что я спокойный и уравновешенный человек. Один из тех немногих, с которыми он действительно считался. И вдруг я вор! Конечно, для Мартина это могло быть страшным ударом. Не думаю, Роберт. И я тоже. Но никто из вас не знал Мартина так хорошо, как я. Он был в очень плохом состоянии. Он был разбитый духовно и физически. Истрёпанный неврастеник. И, когда он услышал, что я взял этот чек, конечно, это выбило почву из-под ног. Я предал! Наверняка не находил себе места Мартин. И днём, и ночью ему не было покоя. Я-то его знаю он был такой. А вам, Олуэн, он и вида бы никогда не показал. Но эта мысль не оставляла его ни на минуту. Боже, как я был глуп! Разумеется. Я должен был сразу пойти к Мартину и передать то, что сказал Стэнтон. Если это правда, то настоящий виновник смерти Мартина это Стэнтон. Правильно. Нет, не ерунда. Вы бы видели, что вы наделали. Не вижу! Потому что не верю этому. Вы не хотите верить, вот это да. Господи, ну будьте благоразумны! Неужели вы не видите, что у Мартина были свои причины для самоубийства! До самоубийства Мартина довели моя. глупость и ваша подлая ложь, Стэнтон! Успокойтесь. Успокойтесь, Бетти, не надо волноваться. Мы обязаны довести это до конца, раз и навсегда. Никто из вас не способен сейчас довести ничего до конца. Послушайте меня, Стэнтон. Да, отстаньте от меня! Вы заплатите нам за это! Я никогда не прощу вам того, что вы сказали про Мартина! Видит бог, никогда! Вы превратно истолковываете это дело. Нет, не превратно, подлый вы лгун! Убирайтесь! Но Мартин же застрелился из-за вас!

Одну минуту. Мартин не застрелился.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Все знают, что в книгах все лучше, чем в жизни.

И я не понимаю правил. >>>