Христианство в Армении

Дабы выразить благодарность, он угощает их обедом в лучшем ресторане гостиницы.

Переводчик: Mashur-Jusup Редактор: Отрава QC: Mira Спасибо, что смотрели с фансаб-группой "Альянс" (http://alliance-fansub.ru/) Я встретила Лали. Мы давно не виделись, зашли в кафе, выпивали и говорили только о тебе. Как интересно. Знаешь, что она сказала? Что мне пора уйти от тебя, потому что ты псих, сумасшедший, и люди тебя боятся. Ты не хочешь знать, что я ответила? Лали считает, что мне лучше вернуться в колледж. Там есть вакансия. Что пение не обеспечит будущее. Тогда я говорю: «Мне плевать на будущее». «Я – авантюристка и ты не понимаешь меня потому, что у тебя нет чувства юмора». Ты снова пишешь обо мне? Отдай! Тебе какое дело? Уходи от него. Лина, у меня проблема. Надо же, новость. Теперь понимаешь? Каждую ночь у тебя проблема. Если бы! В этот раз я увязла по уши. Сейчас расскажешь. Ужасно хочу писать. – Есть зажигалка? – Поищи на столе. Это гримёрная Иоланды?

Нет. Напротив. Но она вышла в туалет. Это справа. Придётся зайти в туалет. Счастливо.

ОБЩИНА ИСКУПАЮЩИХ ГРЕХИ «ПРИДИТЕ КО МНЕ, Я ВАШЕ УБЕЖИЩЕ» Добрый вечер. Можно? – Что вам угодно? – Автограф. Автограф? Да. Я ваша большая поклонница. Я много раз была на ваших концертах. Подпишите мне вашу фотографию. Я только начинаю.

У меня мало фотографий. Нет, нет, ради Бога, эта очень личная. Неважно. Я впервые даю автограф. Да ещё монахине. Я в восторге. Большое спасибо! Ух ты, чёрт! Нравится? Их делают затворницы для продажи. Очень нравится. Она ваша. Если я понадоблюсь, приходите в монастырь. Поговорим о любой вашей проблеме. Возьмите. Вот карточка. Искупающие грехи. Бедная девочка! Во всём виноват её отец. Что вы! Он был достойным сыном божьим. Неважно! Он был ужасным мужем и отцом. Просто он был немного строгим. С тех пор, как он умер, я живу своей жизнью! Моя дочь была бы счастлива за меня. Ладно, не будем о грустном. Как ваши курсы визажисток? Прекрасно! Разве не видно по моему лицу? Вы очень красивая. – Да, делаю, что могу. – Ну, и? Я не стану давать вам деньги каждую неделю, как мой муж. Но это было его завещанием. Вас нет в его завещании. Он обещал. Желание покойного свято! Последние дни жизни он был не в себе. Вы оставляете нас на улице! На улице? У вас есть всё это, стоит, наверное, миллионы. Я не могу им распоряжаться. Мать аббатиса уже несколько месяцев при смерти. Не время создавать ей проблемы. Экономические проблемы. Почему бы вам не посмотреть правде в глаза и не вернуться в Альбасете?

Это больше не работает. Молодёжь нуждается в нас. Молодёжь? Молодёжь хочет, чтобы её оставили в покое! А денег у меня нет. И не со мной вам обсуждать экономический кризис. Но у вас миллионы! Чтобы сегодня выжить, нужны миллионы. А я не хочу выживать, я хочу жить в удовольствие! Снова показывают «Мою прекрасную леди». Вам стоит посмотреть. Мы не можем тратить деньги на кино. Я вас приглашаю. Вам понравится. Сигарета, падре! Сигарета! Сесил Битон получил «Оскар» за костюмы. У этого человека хороший вкус. Видели бы вы эти платья и шляпки! Обожаю шляпки! На Одри Хепбёрн была белая с чёрными ленточками, сдвинутая набок, закреплённая на кружевной сеточке для волос, тоже белой с россыпью цветочков. Дивная! Вы так всё описали, что мне уже и не нужно фильм смотреть. Мы всё равно сходим с вами в кино. Разрешите? Господи, что это за стул? Добрый день, маркиза! Привет! Какой чудесный торт! Я очень старалась. Унесите торт, сестра! Сеньора маркиза в этом месяце на диете. Как жаль! Тогда мы сами его съедим. Ладно, мне пора. Следите за собой. Вы плохо выглядите! Сейчас меня волнуют совсем другие вещи. Неправда! Главное для женщины – её внешность и. Как поживаете, сеньора маркиза? Не останетесь на молитву за здоровье матери аббатисы? Нет, нет, дочка, я их столько слышала в жизни, что Бог и аббатиса простят, если я больше не приду в церковь вообще. – Что это такое?

– Это подарок тебе. О, сеньора! Не стоило беспокоиться! Я так тронута, так тронута! Ой, простите! Я знала, что тебе понравится! «Универсальное моющее средство. Биодеградирующее». «Открывать здесь». Какая прелесть! Как малыш? Хорошо. Растёт на глазах. Хотите его видеть? Нет. Смотри, чтобы он не сбежал. Да, с каждым днём он всё резвее. Да. Сколько раз просила не трогать кур и кроликов. Куры пропадают одна за одной! Не знаю, что и делать! Это проблема. Конечно, он всю жизнь провёл здесь. Понятно, что ему хочется поиграть. Пречистая дева Мария, вы ещё придёте к нам? Зачавшая без греха, не думаю. «Агнец божий, искупающий грехи мира». «Благословенны те, кто приглашён на этот ужин». «Господи, я недостойна того, чтобы ты вошёл в мой дом, но одно твоё слово излечит меня». Господин моей жизни и любви, открой мне рану в твоём сердце и наставь при этом мою душу на путь истины. Вы меня помните? Как мне вас забыть?

Входите, Иоланда! Я нашла в сумке вашу карточку. Не волнуйся, иди за мной, я покажу тебе твою комнату. Эта самая лучшая. Тебе здесь будет удобно. Да, здесь хорошо. Мы можем это снять и повесить плакат с Миком Джаггером. Нет, всё в порядке. Просто я не знаю. Отдыхай. Сначала отдохни, а потом и решишь. Здесь тебе никто не помешает. Сеньора маркиза впала в худший из грехов – жадность. Она не будет нам помогать. И в это же время мать аббатиса – единственная надежда общины – умирает. Настало трудное время, но я не отступлюсь. Сюда давно никто не приходил за очищением, но сегодня пришла одна девушка, которая в нас нуждается. Как хорошо! Мы будем бороться с грехом! Даже если в этот раз придётся рассчитывать лишь на Бога! пробудешь 15 дней с загипсованной ножкой. Сестра Грех, если кто-то из вас захочет вернуться в Альбасете – я не возражаю, но я на вас надеюсь. Конечно, мадре! Мы останемся здесь, пока этого желает Господь. Или пока нас не вышвырнут! Не будь пессимисткой, положись на Господа. Кто эта новая девушка? Певица, и очень хорошая. Она останется? Да. Я вас представлю, только, пожалуйста, не надоедайте ей. Особенно ты! Скоро эта палата наполнится убийцами, наркоманками и проститутками, как в старые времена. Дай-то Бог! Сестра, сходите в лавку. Купите вырезки, сыровяленой колбасы и. – И сыра. – У меня не хватит денег. Скажите, что одна из нас больна. Может, они сжалятся. Мне ещё надо купить краски для стен и покрасить их, пока не пришла зима. Забудьте про стены. Это монастырь, а не дворец. Чистота, чистота. Будто других проблем нет.

Чистота – не роскошь. Мы могли бы продать несколько кур. Нет, мать, нет. – Или кролика. – Я сказала – нет! Следи за малышом. Закрой его. Чтобы девушка не видела. Где она?

Я поселила её в комнате Вирхинии. В комнате Вирхинии? Да. Наконец-то она хоть кому-то пригодится. Тебе нравится? Это рисовала одна сестра. У тебя красивое платье, но в этом будет удобнее. Не стоит беспокоиться обо мне! Ты отдохнула? Постель нетронута. Монахиня, которая жила тут раньше, спала на полу. Что с тобой? Мне нужно идти. Не знаю. Можешь идти, когда захочешь, но сейчас не лучший момент. Я принесла то, что тебя успокоит. Что вы задумали? Ты мне не доверяешь? Это героин. Он тебе поможет. Не понимаю, о чём вы. Я уколюсь первая, чтобы у тебя прошёл страх. Дайте мне. Я принесла тебе новую иглу. Однажды ты устанешь и уйдёшь. Я хочу отомстить тебе, пока ты не ушла. Ты – самая высокая цена, которую я заплатил за героин. Я у-мер. Ио-ланда ме-ня у-би-ла. – Ты её принесла? – Да. Внутри заметка. Большая? Маленькая. А ты что хотела, статью Франсиско Умбраля? Это всё? Мы уже во всём определились. Ладно, что будем делать с.? У тебя есть идеи, да? Они ждут чего-то нового. У нас настали тяжёлые времена, ты же знаешь. Прибыла новая девушка, но не думаю, что это что-то решает. Не знаю, что со мной происходит, но я хочу оставить всё это и начать заново. Что ты несёшь?

Поздно что-либо менять. Твоё место здесь. К тому же, куда ты пойдёшь в свои 48? Всего 47, если ты забыла. Не важно! Разве ты не видишь, что с каждым годом становишься старше? Сестра, принесите раку с мощами святого. Та, что стоит на мебели. Времена сильно изменились. Жизнь теперь другая. Это фантазии монахинь. Думаешь, если вы не выходите на улицу, там что-то происходит? На улице не происходит ничего. Всё, всё, всё осталось таким же, как в день, когда ты пришла сюда. Потому что я там живу, и я это знаю наверняка! Привет, я сестра Уличная Крыса. Хотела познакомиться с тобой. Любишь рисовать? Только чтобы убить время. Вирхиния не закончила эту картину. Кто такая Вирхиния? Дочь маркизы. Она была с нами со дня основания монастыря. Её отец, маркиз, оформил эту комнату точно так же, как ту, в которой она жила дома. Заботился, чтобы у неё всё было. Но она не хотела ничего, что напоминало бы об отце, наоборот, она сбежала. А где она сейчас? Уехала в Африку, и там её съели каннибалы. Но не будем об этом. Посмотрим. Я знаю, что ты певица. Я рада, что ты сюда пришла. Никогда не встречала ни одной певицы. Я ухаживаю за садом. Я там целый день, приходи ко мне. Чудесно! Обожаю растения. Раньше я была преподавателем естественных наук. Трудно поверить! А я совсем не люблю растения. Мне скучно с ними. Это неправда, что они разговаривают с нами. Нет-нет, я не курю. Я принесла тебе книгу, если тебе станет скучно. Сними обёртку. «Убирайся, каналья». Да. Мне нравится бульварная литература. Мне тоже. Но никому не говори! Это секрет! Если у тебя найдут её – скажи, что это твоя. Я пойду, а то у меня много дел. Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно, и во веки веков. – Я сама открою. Что случилось? Я ждала тебя позавчера. В наше время нужно быть осторожной. – Привет, Лола, рада тебя видеть! – Привет! Пойдём в келью. Я видела, как сестра Крыса выходила из комнаты Вирхинии. Поговорим потом. Рассказывай. Помните девушку, которая вас так интересовала? – Певица. Иоланда. – Да, а что? Её парня нашли мёртвым. Героин со стрихнином. Присядь. Это не первый случай в Валенсии, её ищут. – Но. она исчезла. – Правда? Нужно затаиться на время. Повсюду облавы. Думаю, они поймают сукиного сына, что подмешивает яд в героин. Думаешь, она имеет к этому отношение? Не знаю, всякое может быть. К тому же она была связана с наркотиками. Полиция желает отыскать её и хорошенько потрясти. Ты уверена, что этот не отравлен? У меня есть знакомый химик, он мне его проверяет. Но, я могу попробовать, чтобы вы. Не стоит, я тебе верю. Да? Нюхну кокаинчику. Сколько ты принесла? Три грамма. Наверное, это последние. У нас нет денег. Я не осмелюсь продавать имущество монастыря. Если нужны деньги, могу ввести вас в хороший бизнес. Да. В незаконный, конечно, но кто будет подозревать монахиню? – Молчи, о чём ты говоришь. «Убирайся, каналья». «Новый роман загадочной Кончи Торрес» «Наркоман был найден мёртвым в своей квартире» «Хорхе Мюллер, 33-х лет.» Не будь жадиной, дай мне немного кислоты для сестры Навоз. Она всё галлюцинирует? Прямо, как в шестидесятые! Рай в Парагвае! Сейчас нужно быть осторожней с полицией! Не беспокойся, сюда никто не придёт. Мы в безопасности. Что здесь делает эта девушка? – Знаешь её? – Немного. Бывшая послушница. Некоторые из них приходят, чтобы увидеться с матерью настоятельницей. Девушки вернулись в мир, но она остаётся их духовной наставницей. Понимаю. Меня она тоже исцелила. Когда-то в Мадриде я зарезала человека. Она солгала в суде и спасла меня. Я всем обязана ей. И на всё готова, чтобы защитить её. Зачем вы мне всё это рассказываете? Потому что я убийца и не заслуживаю уважения. Мать настоятельница возлагает на тебя много надежд. Ты не должна её разочаровать. Я хочу, чтобы ты сегодня поужинала с нами. Я испекла очень вкусный торт. Если мы его не съедим, он зачерствеет. Не ешь больше, я же вижу, что тебе не нравится. Съешь вот это. Тебе нужно подкрепиться. Мы должны исполнять покаяние. Но ты – нет.

Помимо апостольского служения, одной из основ нашей общины является самоистязание и унижение. Поэтому мы носим такие странные имена: сестра Навоз, сестра Уличная Крыса. К вашим услугам. Сестра Грех и сестра Змея. Человек не может спастись, пока не поймёт, что он. самое жалкое из созданий. – Возьмите, мадре. – Нет, нет, спасибо. Сделайте исключение в честь приезда Иоланды! Мне хватит и крошек. Даже с вишнёвой начинкой, мадре? Если не будешь хорошо питаться – испортишь желудок. Так мне и надо. Мать настоятельница забывает, что она просто человек. Но мадре не человек. Она святая. Да, но святые тоже едят. А для меня отведать этот торт – словно причаститься. Мне явился Иисус, пока я вкушала сироп. Он открыл мне свои раны и попросил отпить из них, будто я была ласточкой. Это была галлюцинация. Благословенны такие галлюцинации. И я съем немного. – Тогда мы тоже возьмём по кусочку. – Конечно, сестра. Его приготовила сестра Навоз, она не особо расторопная, но на кухне нет никого лучше, чем она. Как вкусно! У настоятельницы такое бледное лицо. Эта выглядит не лучше. Я боялась этого. Он не опасен. Малыш, что ты здесь делаешь? Я же тебя просила! Ничего страшного. Он весь день провёл в клетке и немного разнервничался. Мальчик мой, тише, тише. Сейчас я тебя покормлю, и мы пойдём на прогулку. Смотри! Смотри, какая девушка посетила нас! У неё очень красивое платье. Блестящее. Ты знаешь, она певица. Какой ужас! Успокойся, всё хорошо. Ещё бы она не испугалась. Она впервые увидела тигра в монастыре. Эрминио принесла одна послушница. Оставь, я сама объясню. Его принесли, ещё котёнком. Сестра Грех вырастила его.

Знаешь, пару лет назад было модным держать животных, но когда хозяйка покидала монастырь, он так вырос, что она не знала, как быть. И мы его оставили. Сестра Грех его вырастила и любит, как сына. Вы уверены, что он не опасен? Нет, если не нападать на него. Я и не думаю нападать на него. Ты привыкнешь к нему, как все. Торты! Торты! Чудодейственные торты из плоти и крови Христа! Не говори так, сестра, нас примут за чокнутых! – Торты! – Цветы! – Перец! – Торты! – Цветы! – Перец! – Торты! – Цветы! У вас есть весь мой репертуар. Я восхищаюсь музыкой, которая передаёт чувства. Болеро, танго, меренге, сальса, ранчера. Музыка говорит с нами, она передаёт правду жизни, потому что каждый из нас любил и терял любовь. Сегодня утром ты так красива! Нет, я ужасно выгляжу. Нет, что ты! Ты мне нравишься такой. В физическом недомогании есть своя красота. Когда я была девочкой, мечтала иметь круги под глазами. Но не могла этого достичь, потому что всегда была полненькой. Однако, когда я болела, часами любовалась на себя в зеркало. Меня в детстве называли Зелёнкой. – У меня был плохой цвет лица. – Правда? Величайшие грешницы столетия. Тебя удивляет, что они здесь делают, да? В несовершенных созданиях выражено всё величие Господа. Иисус умирал на кресте не для того, чтобы спасти святых, он умер ради спасения грешников. Когда я смотрю на этих женщин, чувствую к ним большое уважение. Благодаря им Господь умирает и воскресает каждый день. Кто-нибудь ещё употребляет героин? Нет, только сестра Навоз иногда балуется кислотой. Да, я уже поняла. А почему ты спросила? Рвота. Это никого не удивило. Нет. Они не знают, что это из-за героина. Нет, они не знают, они привыкли к этому, но они не знают. Ты счастлива здесь, Иоланда? Счастлива? Не знаю. Я делаю всё, что могу. Это от вас не зависит, мадре. Одна часть меня нуждается в тебе, другая – ненавидит тебя. И я ненавижу обе части. На тебя не действует ничто, даже наркотики. Я не помешаю? Нет. Заходи. Мать настоятельница шлёт тебе эти цветы. Куда поставить? Не знаю. Поставь возле Богородицы. Здесь карточка. Забудь о ней. Я останусь на минутку. Мне скучно. – Ты прочла книгу? – Да, прочла. Тебе понравилось? Очень интересно, правда? Я спрячу её.

Тебе что-нибудь нужно? Я, пожалуй, пойду. Ты не очень разговорчива! Если что-то понадобится – скажи мне. Ну, хорошо. «Есть разные виды поцелуев, как и разные виды любви». «Поцелуй в лоб – отеческий». «Поцелуй в глаза – полон покоя». «Поцелуй в нос – забавный». «Поцелуй в щёку – дружеский». «Все они довольно безобидны, но являются искусительным приглашением к более коварным поцелуям, таким, как нескромный поцелуй в шею или тихий поцелуй в ухо, похожий на тайну, которую тебе открывают». «И, наконец, поцелуй в губы». «Один поцелуй ничего не значит, думают безрассудные». «Если ты холодна, как лёд, а твой друг не пылок, ты сможешь избежать его объятий, но если поцелуй взволновал тебя, помни, что его он взволновал ещё сильнее». «И тогда, пробуждается вся сила его желания». «Не целуй его, друг мой, пока на пальце у тебя не будет кольца». «Это скрытый совет, исходящий от Фауста, самого дьявола». «Великие преступления». «Со времён Евы все её дочери склонны к грехопадению.» – У них какие-то дела. – Какие? Иоланда что-то передала сестре Крысе. Не знаю. Она это спрятала у себя в келье. А сейчас подумайте о том, что услышали. Если ты снова обидишь хоть одну курицу, я уеду в Альбасете. Посмотрим, как ты будешь без меня обходиться. Мне постоянно приходится краснеть за тебя. Тебе нравится, когда я играю в барабаны, пока ты ешь? Тебе это напоминает Африку. Не царапай меня! Не царапай, смотри, что ты натворил! Господь всемогущий, мне стыдно выходить на улицу! Вот мясник спрашивал: «Что это с вами? Что с вами?» Как я ему это объясню? Мне стыдно. Нельзя так, нельзя! Понимаешь? Бедные животные, такие тихие. Что я тебе говорила? Не трогай их, не трогай! Сестра Грех, я вот что скажу: почему бы вам не отдать мне то, что не съест тигр? Потому что он съедает всё, сестра. Дайте мне кусочек, пока он не съел! Дело в том, что я хочу поджарить его, пока на кухне никого нет. Хорошо, но. Держите и не приставайте, потому что ему это нужно больше, чем вам. Нет, другой кусочек. Не хотите – как хотите. Возьмите и оставьте нас. Зелёная фасоль. Такое наказание – есть одни овощи! Тихо, что я тебе сказала? Что я сказала? Так хорошо? Очень хорошо. Вы каждый день делаете успехи. Почему бы вам не научиться кроить? Можно сигаретку? – Ты умеешь шить, Иоланда? – Не очень. – Если хочешь, я научу. – Отлично. Это здоровое занятие. Успокаивает нервы. Я научился шить, чтобы бросить курить. Есть, чем занять руки. Но что это? Она не видела такого раньше. Это наряды для девы Марии. Их придумала сестра Змея. Это, правда, обалденно! – Обалденно? – Значит, тебе нравится? – Очень. Их изготовили наши послушницы. Эти костюмы дороги нам как память. Церковь эволюционировала во всём, кроме изображений. Мне кажется, декоративный элемент – это проявление набожности. Сестра Змея разработала модели девы Марии для каждого сезона. Вот эти – осенне-зимние. Нужно следовать за эпохой, в которой мы живём, правда? Люрекс, мантия, подёрнутая люрексом, с накидкой, тоже из люрекса. – А юбка? – Валенсийская юбка. Золото с серебром. Для Покровительницы Обездоленных. Покровительница Обездоленных – я ей так предана! Как и моя мать при жизни. В следующем году блестящие ткани будут в моде. Что вы едите? Я? Шпинат. Я проголодалась. Надо приносить себя в жертву, сестра. Я себя уже принесла. Посмотрите на меня. Господи, помилуй! Вы опять за своё, сестра Навоз! Во что вы превращаете кухню? Идите, на сегодня хватит, вы уже заслужили прощение. Давайте готовить пищу. Оставьте это мне. Кажется, у меня снова видение. Хорошо, но только другим ножом, – Этим вы порежете себе пальцы. – Какая разница?

Почему вы себя так наказываете?

Я не против самоистязания, когда оно не угрожает здоровью. – Потому что я убийца. – Ну и что? Я хочу искупить свою вину. Как знаете. Вытрите рот. Идёмте в сад. Весь монастырь превращается в сарай! Мне-то что? Это вы помешаны на чистоте. Я не помешана. Но однажды вы подцепите какую-нибудь заразу, тогда и посмотрим. Идите с Богом. Я обыскала келью сестры Крысы и ничего не нашла. Ты уверена, что они чем-то обменялись? Абсолютно. Это не твоё воображение? Ты что-то принимала? Нет. Я приняла сейчас и нахожусь в полном трансе. Тогда я оставлю тебя. Зачем ты забралась на стол? Просто так. Слезай, не будь смешной! – Что это?

– Тетрадь. Я вижу, не слепая. «Вирхиния не спала на кровати. Иоланда – спит». «Но им обеим нравится Лучо Гатика». Но что это значит? Я записываю свои мысли. Хочешь, чтобы память Вирхинии оставили в покое? Что ты задумала с Иоландой? Ничего, я. Она живёт в той же комнате, и на меня нахлынули воспоминания. Не будь ребёнком. Отойди, чокнутая! Но что это? Ну, хорошо. «Я не сон», «Затерянная в городе», «Зов плоти». «Секретарши тоже плачут». Что это? Это просто романы. Да, я вижу. Но почему ты их прячешь? Мне немного неловко. Я их забираю. Что ты с ними сделаешь? Не знаю. Поговорим завтра. Пролистала их. Нельзя сказать, что у тебя хороший вкус. Я никогда не кичилась этим. Почему ты их прятала? Тебе всегда нравились интриги. Мне не нравятся интриги. Я застенчива, ты же знаешь. Я бы не сказала, что ты застенчива, скорее, наоборот. Я борюсь с этим. Послушай, зачем мне теперь скрывать это от тебя? Я написала все эти книги. Да, Конча Торрес – это мой псевдоним. Я отдаю рукописи сестре, а она относит их издателю. Ты шутишь? Ты – писательница? Да у тебя никогда не было воображения! Его и сейчас нет. Эти романы – истории девушек, которые здесь жили. Разве ты этого не поняла? Как ты осмелилась? Ты – пиявка! Многие монахини были великими писательницами. Это не твой случай! Если бы девушки знали. Почему ты не пишешь о себе самой и не оставишь других в покое? Моя жизнь не представляет интереса. Если тебя так интересует мир, уходи из монастыря. Я уже об этом подумала. Я уеду в Африку, в миссию. В миссию? Конечно, здесь или в Альбасете тебе скучно. Так и быть, я напишу им о твоём приезде. А сейчас слушай внимательно! Ты больше не напишешь ни строчки о Вирхинии и Иоланде! Успокойся! У меня как у писательницы и монахини настал кризис. – Я больше ни о ком не напишу. – Как мне тебе верить? Просто верь. Отдай мне книги. Забудь о них! Или мне их отослать матери аббатисе? Если бы она не была при смерти, ей были бы интересны многие вещи. Правда? Что же ты имеешь в виду? – Ты прекрасно знаешь. – Угрожаешь мне? Нет, Хулия. Я тебе друг, с тех пор, как мы были послушницами. Прошу, не будь сентиментальной. Я много раз думала, почему ты отдалилась от меня? Может быть, это ревность? Ревность? С чего бы? Тебе не нравилось, что девушки больше доверяли мне, чем тебе. Мы достаточно побеседовали. Оставь меня одну, у меня много дел. Иди с Богом! Оставайтесь наедине с собой. Зачем ты выдала меня? Я? Выдала? О чём ты? Книга! Зачем ты сказала матери настоятельнице, что она моя? – Я ей ничего не говорила. – Значит, это была сестра Навоз. Что вы делаете? Собираюсь сжечь эти книги. Похоже на инквизицию. А кто автор? Конча Торрес, отвратительная писательница. Конча Торрес – моя любимая писательница! Ты её знаешь? Да. Что за романы? Я бы их почитала. – Правда? Это же мусор. – Но мне нравится. Серьёзные книги меня утомляют. Хорошо, когда прочтёшь, я их сожгу. Может, расслабимся? Расслабляйся ты, на двоих не хватит. – Тогда нужно купить ещё. – Вечером я этим займусь. И ещё купи немного кокаина, а то очень скучно. Иоланда, не думаю, что ты что-то значишь, я просто использую тебя. Иногда мне кажется, что ты это понимаешь, и я ненавижу тебя за это. – Что вам нужно? – Я просто смотрю на тебя. Не смотрите, это меня раздражает. Я рада, что ты не пошла на рынок, мы остались одни. Я всегда одна. Не говори так, у тебя есть я. Да. Ты сегодня в плохом настроении. Мадре, не водите меня за нос, я знаю ваши игры. Не понимаю, о чём ты. Вы прекрасно понимаете. Ты думаешь, что я знаю, почему ты сюда пришла? Да, я знаю, почему ты скрываешься. Говорят, это ты его убила. – Кто говорит? – Какая разница? Клянусь вам, это ложь, я невиновна. Я тебя не виню. Вы сообщите в полицию? Я не люблю полицию. Сообщайте, если хотите, мне всё равно. Думаешь, ты смелая? Но ты всего лишь наркоманка, безнадёжная и напуганная. А вы кто? Я не боюсь. Я принесла тебе подарок. Мне показалось, что тебе надоела старая одежда. Я буду в часовне, если вдруг тебе понадоблюсь. Вы мне не нужны, поймите. А вы что думали? Я просто использую вас, и всё. За это я вас порой и ненавижу. «Господь, взываю к Тебе, приди!» «Услышь мой голос, когда я зову Тебя». «Пусть вознесётся моя молитва и достигнет ушей Твоих, мои руки тянутся к Тебе, чтобы коснуться ступнёй Твоих». «Запечатай, Господи, уста мои, чтобы скверна не сорвалась с них».

«Не допусти, чтобы в сердце моем зародилось зло, огради от совершения преступления». «Не допусти, чтобы я сидела за одним столом с негодяями». Продолжайте, сестра. «Пусть буду я справедливой». – Здравствуйте, мадре. Зачем ты пришла, Мерче? Я хотела видеть вас, мадре. Ты меня увидела. Позвольте мне остаться, мадре, пожалуйста. Мне некуда идти. Ты не можешь остаться здесь. Прошу вас, мадре! Я не создам вам никаких проблем, клянусь. Что ты делаешь? Я больше вам не нравлюсь? Я говорила тебе, если ты уйдёшь, то не вернёшься сюда никогда. Но, мадре, я не могу больше! Позвольте мне остаться здесь хотя бы на одну ночь, умоляю! Это ведь убежище для грешниц, правда? Думаю, да. Но завтра же ты уйдёшь, мне не нужны проблемы. Их и так хватает. Это было ужасно, мадре, ужасно. Постарайся отдохнуть! Не оставляйте меня одну, мне страшно. Что ты сделала? Дайте мне успокоительное, потому что я не смогу заснуть, я очень нервничаю. Отдыхай, я принесу тебе таблетку. А у вас есть что-нибудь посильнее? Я посмотрю. Мадре. я люблю вас. Нет, ты используешь меня. Я всё объясню! Однажды ты уже высказалась, так что объяснять нечего.

Я не забыла вас. А я тебя забыла. Укладывайся и не шуми. Простите, мадре, что мы вас разбудили. Сейчас не время для визитов. Мы ищем Мерседес Кора. Мерседес Кора? Не знаю такую. Мы знаем, что она здесь. – Здесь только 5 рабынь Господних. – Пожалуйста, мадре. – Покажите мне документ, ордер или. – Он нам не нужен. Если вы не скажете, где она, мы найдём её сами. У нас 50 келий и несколько склепов, вы можете заблудиться. Хорошо, осмотрим всё сами. Не спешите так, вы разбудите сестёр. Стойте! Я скажу, где она. Пустяки, это рушится монастырь! Вы не видите, что она босая? Чего они хотели? Вчера пришла бывшая послушница, они её искали. Что ты делаешь? Порываю со своим прошлым. Хочу начать заново, без наркотиков, без воспоминаний. От наркотиков и воспоминаний трудно избавиться.

Мы причиняем себе много вреда, мадре. Я сильная, и героин полезен для моего организма. А для моего – нет. С вами я повторяю те же ошибки, что и с Хорхе, с меня хватит. – Что ты будешь делать? – Я могу работать в саду. Я специалист по созданию гибридов. Ты как шкатулка с сюрпризами. Да нет, просто я мало о себе рассказываю. Делай, что хочешь, я не возражаю. Спасибо. Ты, правда, решила завязать с наркотиками? Да. Вам тоже стоит бросить. У нас будет ломка. Ты знаешь? Всего несколько дней, я выдержу. А вы примете страдания за наши грехи. Я грешна лишь в том, что слишком люблю тебя. Не говорите мне это. Бог на стороне тех, кто любит. И тех, кто страдает. Из всех женщин, которых я знаю, тебя я понимаю меньше всех. Поэтому я вам так интересна. Вы здесь столько дней! Я принесла вам поесть. Спасибо, сестра, у меня нет аппетита. Вы не можете продолжать, вы больны. Единственным украшением Невест Христовых должны быть шипы и крест. Я столько грешила! Мне нужно наказание! Но Господь милостив. Господи, где ты? Господь оставил меня! Я зову его, чтобы просить прощения и убежища, но он прячется. Видели бы вас сейчас послушницы. Свою защитницу! Я такая же, как они. Я ими так восхищалась, что превратилась в одну из них. Иоланда, мы хотим устроить праздник в честь именин матери настоятельницы. Ты ведь можешь спеть? Обычно поём мы, но настоятельнице будет приятно, если споёшь ты. Она сейчас так грустит. Несмотря на то, что я певица, пою я ужасно. – Это неважно. – О чём это вы? – О празднике матери настоятельницы. Я думала, что в этом году его не будет. Убеди её спеть! Иоланда, спой! Ну, ладно, спою. Спасибо! Спасибо! Спасибо! Добрый день, я принёс вам письмо из Африки! Спасибо. Как дела у Мерче? Она до сих пор здесь? Мерче? Она давно ушла. Чёрт, но вы передайте ей привет от меня. Забудь её, сын мой. мы решили праздновать ваши именины, как обычно. Что за шутка? У нас сюрприз. Иоланда будет петь! – Это правда? – Вы её попросили? Не беспокойтесь о деньгах, мадре. Ой! Пришло письмо из Африки. Мы пойдём на рынок. Конечно, я могу устроить представление. Некоторые из вещей, которые я делаю как умерщвление плоти, только для зрителей. Людям понравится. Мы могли бы устроить цирк. Цирк монахинь. Что-то особенное, с тигром, сестрой Грех и. Сестра Крыса ничего не умеет, но это ничего. Я могла бы распять себя прямо на рынке, во искупление людских грехов, ну и моих, конечно, тоже. Уверена, это будет очень зрелищно! Возможно. Я не пойду на похороны матери аббатисы. Так, пожалуй, я поем, потом мне надо уйти. Хотите, я разогрею? Не беспокойся. Господь всемогущий, что случилось? Хорошие новости, сестра. Мы устроим большой праздник. Мы покажем новой матери аббатисе. что мы ещё на плаву. Вечером получишь свою кислоту. Скажи сестре Крысе, чтобы нашла меня. Пришёл ответ из Африки. Тебя ждут. Поезжай, когда захочешь. Я уеду после праздника. Хулия, хочу, чтобы ты знала, я не держу на тебя зла. И я на тебя. Прости за то, что я сказала тебе о книгах, я не имела права. Ты была права, они плохие. Ты всегда разбиралась в литературе. Ты много говоришь с Иоландой. Какие у неё планы? Не знаю. Похоже, ей нравится здесь. Да. Но однажды всё закончится. И она уйдёт, но было бы хорошо, если бы она осталась на праздник. Ты уже знаешь, приедет новая аббатиса, ты помнишь, как это было? Было бы хорошо, если бы мы смогли показать ей хотя бы одну девушку. Иоланда будет здесь, она будет петь для тебя. – Правда? Скажи, а куда ты собралась? – Мне нужно кое-кого навестить. – Куда же ты идёшь? К маркизе, хочу немного пошантажировать её. Какой же у тебя характер! Сеньора маркиза дома? Да, да, я здесь! Я здесь. Добрый день, сеньора маркиза. Вы меня чудом застали. Я как раз уходила на выставку олеографий. Хотите со мной? Нет, спасибо. У вас есть минута? – Одна минута? Пройдёмте в гостиную. Хотите присесть? Ну, так что у вас? Буду краткой. Я приглашаю вас на мой праздник. Простите, мадре, но в этом году я не пойду. Мне было смертельно скучно. Я пошла только по настоянию мужа. Нам предстоят траты, надеюсь, вы нам поможете. Сожалею, если бы это был другой праздник. Хорошо, тогда перейдём к делу. Да. Хочу продать вам кое-что. Что же? Туалетную воду? Нет. Информацию о судьбе вашей дочери в Африке. Что-то действительно дорогое. Я ничего не скажу, если вы не заплатите. Как вы смеете наживаться на горе матери? У вас горе, но также у вас много денег. У меня же только это письмо. Моя дочь умерла! Что же вам ещё нужно? Сто тысяч песет. Убирайтесь! Я напишу в миссию. Если у них есть что ответить, они ответят. Конечно, ответят, только придётся подождать. Вон! Не хочу больше вас видеть! Так и быть. Храни вас Господь. Какой сюрприз, мадре! Входите, входите. Как дела, Лола? Располагайтесь. Исключительный урожай! Нет, спасибо. Ты знаешь, что я не люблю лёгкие наркотики. Зачем же вы пожаловали? Нужен героин? Да, и ещё. я хочу, чтобы ты одолжила мне денег. Сколько? Сто тысяч песет. Вы думаете, что я – банк? У меня столько нет. Ты можешь достать? А как вы будете возвращать? Не знаю. Продам что-нибудь. Исповедальни всё ещё в хорошем состоянии. Но, мадре, кому нужны исповедальни? Много кому. Я думаю о более простом способе, который принесёт вам больше ста тысяч. Незаконном, конечно. Одно путешествие в Таиланд, и на обратном пути прихватите чемоданчик. Согласна. Держите. Я отправлюсь после праздника, через десять дней. Вы не подведёте? Ты знаешь, что нет. Можешь дать мне немного вперёд? Думаю, да. Только сделаю один звонок. Надеюсь, ты наденешь его на мой праздник. До встречи. Иоланда! Удачи вам! Осторожнее! Ничего не забыли? – А вот и такси.

– Ничего не забыли? Да. Мы пойдём к моей сестре, если будет время, мы найдём вас. Иоланда! Иоланда! Ты не едешь с нами на рынок? Вы согласны с Чораном, что любовь – это союз двух слюнтяев? Какой вздор! Ваши любимые авторы? Так, Гарольд Роббинс, Вики Баун, но я мало читаю. – А я много! Дом занимает у меня много времени. Вам нравится? Очаровательно. Я считаю, что дом – это зеркало души. – Видите, к примеру, этот фонтан? – Он стоил мне сто тысяч песет! – Кошмар! Мы потом сделаем фотографию девочки возле фонтана. Кто это на этот раз? Эсперансита, иди открой и скажи, что мама никого сейчас не принимает. Так, на чём мы остановились? Я очень верю в то, что дом. Простите, но. когда вы пишете? Ну, не знаю. Ну. когда пишется. Как у тебя отросли волосы! Мама дома? Да, но она занята. Ничего, я подожду. Нет, она сказала, что никого не принимает! Отойди, девочка! – Привет, Чус, я тебя не ждала! – Да, я понимаю. Моя сестра, монахиня. Мои приятели. – Привет! Как дела? – Очень приятно. Это Иоланда Белл. – Привет! Как поживаете? – Очень приятно! Вы не подождёте меня в зале? Я скоро закончу. Иди, Эспе, иди с тётей. Нет, я хочу остаться! Но, дочка, пришла твоя тётя, если ты её ещё помнишь. Иди, отведи их. Никогда не оставляют меня в покое! У вас появилось много новых вещей. Да. Мы хорошо живём! И ещё, мои подруги очень мне завидуют, потому что моя мама – писательница. Твоя мама – писательница? Конечно, очень известная. Её, наверное, зовут Конча Торрес? Да, но это её ненастоящее имя, понимаешь? Её зовут Антония. Я знаю, что её зовут Антония, я не дура. Смотри, сколько литературы! Так, посмотрим. Сервантес, Гонгора. Смотри, Гонгора, как звучит! А что здесь. то же самое. Опять Сервантес. Четыре «Отелло». А почему целых четыре? Если ты мне не веришь, у меня есть вырезки про маму. Где они? Покажи мне их! Смотри, вот. Ну-ка, ну-ка. «Конча Торрес – гениально». «Конча Торрес, литературный гений». «Конча Торрес, социологический феномен. Габриэль Гарсиа Маркес». Надо же! Почему ты мне не верила, когда я тебе говорила, что ты – социологический феномен литературы? Я думала, ты это сказала, чтобы ободрить меня. Просто ты слишком наивная и ничему не учишься. – Я пойду к ней. – Правильно! Ты не монахиня? Нет, детка, я проститутка. Но ведь это запрещено? Я ведь просила тебя не мешать нам! Очень важное интервью? Это гарантия нашего благополучия. Не хотела тебе говорить, но ты наследуешь всё, если со мной что-то случится. Скажи этим господам, что ты больше не будешь писать! Это же огромные деньги! Где вы их взяли? Бог сжимает, но не душит. Я думала, что вы не придёте. Хочу, чтобы вы мне всё рассказали. Мне не хватит и дня рассказать вам всё. Мне нужно знать только о дочери. Езжайте за этим в Африку. Я уже туда написала, но письма идут долго. Вы знаете цену. Рано или поздно я всё равно узнаю. Вы понимаете? Тогда. наберитесь терпения. Вы не боитесь, что я расскажу матери аббатисе про этот шантаж? Ей ничего не известно. Они написали только мне, потому что думали, что я вас проинформирую. Вы отвратительный человек! Оскорбляйте меня, если вам от этого станет легче. Слова ничего не значат. Прошу прощения. Это неслыханно! Кто это живёт в келье моей дочери? Что здесь происходит? Успокойтесь, это Иоланда, новая гостья. – Можно войти? Я маркиза. Думаю, ты обо мне слышала. Конечно. Прости, если помешала, но я увидела свет и так как это была келья моей дочери. не важно. Почему Вирхиния поселилась в монастыре?

Из-за одного парня. Мой муж запретил им пожениться и он покончил с собой. Крайне редкий случай, правда? Потому что сегодня подобные вещи не происходят. Но мой муж был таким. Приказал сделать эту комнату такой же, как её комната дома. Убедил монахинь следить за ней. Прости, не хочу думать об этом, понимаешь? Это очень грустные вещи, которые я не хочу. – Я визажист. – Серьёзно? Да. Хочешь, сделаю тебе макияж? Что ты делала до приезда сюда? Всего понемногу. Мне это нравится. Я всегда была маркизой, супругой и матерью. Мне сказали, что вы не придёте на праздник. Я тоже так думала, но узнала. Мать настоятельница получила письмо из Африки, касающееся моей дочери, но не говорит, что там написано. Тебе ничего не известно? Нет. Но я знаю, что ей пришло какое-то письмо из миссии. – Где оно? – Думаю, в её келье. Я скажу матери аббатисе, чтобы она заставила мне отдать его. Нет, нет. Будет большой скандал. Тем более, что все на празднике. У меня есть другая идея, намного лучше и быстрее. Что ты здесь делаешь? Я искала кокаин. Я давно не выступала, мне нужно взбодриться. Там много людей, я побоялась попросить его у вас. Но как ты открыла дверь? Шпилькой. Представляете? – Ты нашла его? Конечно, он ведь у меня. Осторожно, идёт аббатиса! Она подождёт. Что вы делаете, сестра Навоз? Откройте, мать настоятельница! Я знаю, что вы там! Ты очень красива. – Что вы там делали? – Это сюрприз. Мадре, нам нужно поговорить. Я специально приехала для этого из Альбасете. После, сейчас у меня много дел. Не забывайте, что у меня много гостей! Вам нравится праздник? Мы не поскупились. Да, всё очень мило, но я нахожу вас немного экстравагантными, вы делаете то, что мне не нравится. Сегодня особый случай. Вы же не думаете, что вся наша жизнь – сплошной праздник? Монастырь переживает тяжёлые времена. Мы ещё поговорим об этом. А что случилось с алтарём, с иконами и картинами? – Они исчезли. – Как это – исчезли? Как дела, сеньора маркиза, вам весело? Да, гораздо веселее, чем я думала. Я не сомневалась. Сестра, отнесите кусок торта Иоланде. Конечно, а то вдруг гости всё съедят. Что здесь происходит? Все будто с цепи сорвались! Не хотят признавать правду, предпочитают жить, как раньше. За время болезни матери аббатисы этот монастырь превратился в хаос. И я вижу результат. Что вы с ним сделаете? Закрою. Больше никаких «Искупающих грехи». И продадите? Конечно. Есть одно заинтересованное агентство. Но не в этом дело. Мать настоятельница перешла все мыслимые границы. Все эти ужасные имена: сестра Крыса, сестра Навоз. – Всё кончено. – А меня это даже развлекало. Я не одобряю смирения. Нет большего высокомерия, чем избыток смирения. Вы уезжаете в Африку на следующей неделе? Думаю, да. Хочу, чтобы вы меня подробно информировали, что там творится. В миссии происходят вещи, которые меня беспокоят. Три одинокие женщины в джунглях и один капеллан, окружённые дикарями.

Плоть слаба. Преподобная мать, я никогда не была шпионкой, не стану и теперь. Как вы смеете? Ладно, ладно, не будем об этом. Иоланда, я принесла тебе кусочек торта. Я совсем не голодна. Но ты ещё не готова? Подожди. Сделай кое-что для меня. Найди маркизу и аккуратно, чтобы никто не увидел, передай ей это письмо, это очень важно. Я могу его прочесть? Не будь такой любопытной, я потом всё расскажу. Одевайся скорее. Возьмите, не открывайте. Но почему? Я очень хочу прочесть его. Идите в туалет. Я спрошу. Сестра Грех, вы не подскажете, где туалет? Так. идёмте в тот, что у моей кельи, там чище всего.

Смотрите за дверью, чтобы никто не вышел, нам скоро выступать. Куда ушла маркиза? В туалет. Расставляйте стулья и объявляйте номер Иоланды. Она уже идёт. Проходите, сеньора маркиза. – Я не упаду? – Нет, я помогу вам. Спасибо. Какая прелесть! Мои животные. Пришлось держать их здесь, потому что это было постоянным искушением для сестёр. Туалет там. Спасибо. Я присяду здесь, я очень устала, дочь моя. Хорошо, здесь мягко. У меня такие каблуки, что я страшно устала. Как вам будет угодно. А вы не мешайте сеньоре маркизе. Ты не против, верно? которая хочет немного отдохнуть. Нет, нет, я. Я ненадолго прилягу. Спасибо. Закрой меня. Письмо. Мальчик на фотографии – сын Вирхинии. В её хижине мы нашли чемодан, который принадлежал ей. В нём был медальон маркизы.

Вирхиния сбежала с охотником, и у них родился сын. Когда их обоих съели каннибалы, мальчик был ещё младенцем. Его подобрали обезьяны, и он жил среди них. Передайте сеньоре маркизе этот медальон и снимок. В нашем монастыре поселялись разные женщины, но нам не хватало только певицы. И вот несколько недель назад провидение послало нам в дар певицу. От имени всех женщин, нашедших приют, утешение и развлечение в этих стенах. Иоланда Белл, в нашем сопровождении, порадует вас красивой песней, которую она посвящает этой женщине, вложившей всю свою душу в наш душеспасительный труд. Для неё, нашей дорогой матери настоятельницы!

Аплодисменты Иоланде Белл! Я снова прихожу сюда, хотя боюсь тебя встретить. Снова всё происходит не во сне. Я оставлю все мечты и буду любить, пока люблю. Я забуду лишь тогда, когда придётся забыть. Ты не надела платье, что я тебе подарила. Я думала, что оно тебе понравилось. Мне нравится, но мне нравится и то, что сшила сестра Змея. Неважно. Спасибо, что ты пела для меня. Ты выглядела так вызывающе.

Я рада, что вам понравилось, песня посвящалась вам. Подожди, подожди, я помогу тебе. Что вы делаете? Бог простит меня, если я чувствую себя новой Вероникой.

Мне кажется, вы чуток перебрали с наркотиками. Вы не оставите меня, я хочу переодеться? Конечно. До встречи! Где мать настоятельница? Мне нужно поговорить с ней!

Пойду, поищу её, наверное, она молится. Сестра Грех! Простите, мадре. Я ещё не закончила! Займитесь своими личными вещами. Остальным, тем немногим, что ещё остаётся, займусь я. Мадре, я могу продолжить уборку? Смотрите, какой беспорядок. Бедные девочки! Падре. я хочу исповедоваться. Куда вы, сестра Змея? Исповедоваться, мадре. В Альбасете тоже есть исповедники. Вы что, не можете подождать? Где Иоланда? Надо поговорить с ней. Сейчас спустится. Давайте немного пройдёмся, а то я нервничаю. А что случилось? Дело в том, что я – писательница. Раньше я писала под псевдонимом, а сейчас. А что за псевдоним? Конча Торрес. Не думаю, что вы слышали. Конча Торрес. Конечно, я прочла все ваши романы, я ваша поклонница! Какая прелесть, Конча Торрес – монахиня! Иоланда, я в неоплатном долгу. Как мне тебя благодарить за что ты сделала? Письмо, за песню. Не знала, что так хорошо поёшь. – Я тоже. – Ты прекрасно поёшь! Крыса, я ухожу. Почему? Что случилось? Просто я хочу уехать. – В Африку? – А что мне делать в Африке? Тогда куда ты? Не знаю. Хотите пойти ко мне домой? Я живу одна и перед вами в долгу. – Вы серьёзно? – Серьёзно! – На пару дней? – На сколько хотите. Потрясающе. Что скажешь? Я. не знаю. Хочешь изменить свою жизнь? Я не знаю. Совсем не знаю. Ладно, я ухожу, Крыса. Подумайте, пока мы не ушли. Прямо сейчас, если хотите. Я провожу вас до дверей, заодно подумаю. Не думайте, решайтесь. Настал момент поговорить, мадре. Я не позволю, чтобы вы снова убежали. Я не убегала, я просто не хотела, чтобы мне испортили праздник. Отлично, впредь не будет праздников. Всё закончилось. Я уже говорила с остальными. Я знаю, чего вы хотите. И я говорю вам – нет! Сейчас трудное время, но я никогда не боялась борьбы. У меня больше власти, и вы должны мне подчиниться! Пусть они уходят, если хотят. Я уже написала Папе. Я хочу основать свой орден. Я знаю, как получить деньги и последователей. Завтра же я отправлюсь по делам. По каким делам? Я вам не скажу. У вас три дня, чтобы собрать вещи. Я сама всё проконтролирую. Мне больше нечего сказать. Раз, два, раз, два. Спасибо за всё, сёстры. Я никогда не забуду этот вечер. А теперь пора спать. У нас был трудный день. Завтра обо всём поговорим. Кто видел Иоланду? Она была здесь, но ушла в свою комнату. А сестру Змею и сестру Крысу? Сестра Крыса ушла с маркизой, а сестра Змея исповедуется в часовне. – Оставь это. – Оставь, завтра. – Смотрите, какой беспорядок! Это невозможно. Я привыкла шить с вами, причащаться с вами, беспокоиться о вашем здоровье. Не могу поверить, что мы расстанемся. Это не грех. Бог есть любовь и он создал нас ради любви. Я тоже люблю вас. Я научился шить, чтобы быть с вами. И ближе. Но это невозможно! Я – монахиня, вы – священник. Мы приняли обет. – Чего вы боитесь? – Не знаю, падре, не знаю. Сестра Грех, что ты делаешь в церкви с тигром? Я возвращаюсь в Альбасете. Обещайте мне, что позаботитесь о нём. Мне будет не хватать его, но. я не могу взять его с собой. Он вас знает. Если вы создадите семью, дайте ему приют. Об этом знали все, кроме меня. Даже ты, малыш. Наша любовь – как ты, тигр, выросший в этих стенах, не осознавая этого.

Мы будем относиться к тебе, как к сыну, у тебя всегда будет кусок мяса, я обещаю. Ладно, мне пора. А ты. веди себя хорошо. Благослови вас господь. Иоланда, это я, открой. Открой, завтра я уезжаю в Таиланд. Я хочу попрощаться. Нам есть о чём поговорить. Моё счастье зависит от твоего счастья. И мы всё больше нужны друг другу, мы никогда не простимся. Никогда не узнаем покоя. И боль всегда будет преследовать нас.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Она просто ждет, когда я останусь одна.

Позвонила сестра из приюта. >>>