Христианство в Армении

Фукубей упал с крыши вместе с человеком, который держал контроллер.

Дорогой Дерек.

Я помню все, что ты говорил в своих интервью начала 90-х, перед самой смертью, в ответ на вопросы, как бы ты хотел, чтобы тебя помнили. Я думаю, было бы здорово просто исчезнуть. Жаль, что я не могу взять с собой все мои работы. Я хотел бы, чтобы случилось именно так. Просто полностью исчезнуть. Ты хотел бы взять с собой все свои работы и испариться. Забавно, дело в том, что сейчас, десять лет спустя, есть столько причин, по которым тебя не могут забыть. Правда, надо честно признать, что многое все же забыто. С тех пор, как тебя нет здесь, шел снег, и твои следы занесло. К счастью, ты оставил их на твердой земле. Я никогда не был особенно умным. Я хочу сказать, когда я был ребенком, у меня были серьезные проблемы в школе. Я видел школьные отчеты, перед тем, как сжег их.

Меня отправляли в две монастырские школы. Не помню, как называлась первая, а вторая была Св. Юлиана Она была совсем рядом с Оксфордом и там я прошел настоящий курс католического промывания мозгов. Там были такие монашки, которые делали противные леденцы, знаете, из замороженного апельсинового сока, и били вас по рукам. Я хочу сказать, они и вправду были немного вроде. Знаете, я был там около года, это была дневная школа. Как раз перед тем, как мне исполнилось 8, меня отправили в Милфорд-он-Си в подготовительную школу, которая называлась Хордэл Хаус, которая стояла на милфордских утесах в Милфорде, графство Хэмпшир. И я оставался там до.

ммм. 12 или 13 лет. Дальше я учился в Кэнфорде, в частной школе, В Дорсете, недалеко. Наш директор был спортсменом Я хочу сказать, что художники там были вторым сортом. И, знаете, студенты там были, в основном, отвратительными.

По настоящему мерзкие маленькие. мальчики, знаете, из привилегированных классов и злобные. Злобные во всем, я имею в виду, злобные по отношению к другим классам, знаете, они называли их быдлом. Злобные по отношению к другим расам. Они были для них "итальяшками" и "чурками". Злобные по отношению к выходцам из северной Англии, не знаю, как они их называли, но их не признавали. Вот что на самом деле происходило в этой школе. На самом деле я хочу сказать, что эти элементы моего школьного воспитания были концом великих имперских сумерек. Связь между нами, вылившаяся в десятилетия совместных съемок фильмов, и дружба, продолжающаяся и за границами жизни, уходила корнями в наш общий опыт этой комедии нравов. Эта патрицианская Вселенная. Я ищу тебя повсюду, Дерек. Скучаю по тебе, мой друг. Мой родной Художник, дитя воителей. Круглый колышек среди квадратных дыр. Мне не хватает твоего веселья. Компании. Мои родители поженились в 1940. 30-го марта. Кажется, именно в этот день было больше всего свадеб за все сороковые. Кто-то сказал мне об этом. Из-за войны. Он должен был стать бомбардировщиком, он был командиром эскадрильи. И должен был почти сразу же уехать. сначала в Личфилд, а затем в Лоссимаут, на север, в Шотландию. У меня есть его бортовой журнал, знаете, у него было много вылетов, и я думаю, он участвовал в одном из первых боевых вылетов, если не в самом первом, с бомбардировщиками "Лисандр", из Лоссимаута. Они бомбили что-то вроде нефтяных вышек в Норвегии. Моя мама была из семьи, принадлежащей к среднему классу которая в течение нескольких поколений работала в Индии то ли с чаем, то ли в страховании Ллойда. Мои родители были на самом деле довольно симпатичными людьми, она сама шила свои платья, и всегда выглядела очень эффектно, даже в самый разгар войны она могла сделать из простыни вечернее платье, или что-то вроде этого. Конечно, как говорила моя тетя, "у девушек из среднего класса не бывает парней" "Твой отец был первым парнем, с которым она ходила на свидания." С другой стороны, она была склонна к авантюрам. Она отправилась.. ммм.. в уотфордскую школу искусств, где, я подозреваю, она по большей части бездельничала. Мы очень часто переезжали с места на место во время войны. А в самом конце войны поехали в Италию. И я увидел свой первый фильм в Риме, это был "Волшебник страны Оз". Я ходил там в детский сад, и не знаю, как я оказался на "Волшебнике страны Оз" но я пошел смотреть его, и был напуган.

Я никогда не видел движущихся картинок. Я думал, все это взаправду. Злая колдунья навсегда поселилась в моих снах! Когда мы вернулись из Италии, у нас был очень, очень сложный период. Я думаю, мои дедушка и бабушка хотели забрать меня, и возможно, как считает моя тетя, родители были на грани развода. Он стал очень злым по отношению ко мне. Я почти полностью потерял аппетит. Я не ел. Он очень расстраивался из-за меня. Пытался кормить меня насильно. Выбрасывал меня в окно, и все такое. Это было физическое насилие. Понимаете, он, вероятно, вернулся с войны вместе со всеми ее крайностями. Потом это и правда ушло после этих проблем первого времени хотя все равно оставалось там, в глубине души. Я имею ввиду, это всегда сказывалось на наших отношениях. Я забыл об этом, пока тетя не рассказала мне На самом деле. Очевидно, это было так болезненно, что я похоронил это в себе. Я и вправду похоронил это. Моя мать была очень сердечной и любящей. Я имею в виду, не было никаких проблем. Я имею в виду, она действительно любила моего отца и, конечно, я думаю, как и многие женщины в подобной ситуации, она должна была в большей или меньшей степени устраняться и собирать осколки, когда мой отец успокаивался. Я действительно помню, как она вмешивалась и пыталась остановить его. Но лучшим способом вмешаться было послать меня к бабушке и теперь мне понятно, почему меня всегда отправляли к бабушке на каникулы. Однажды, в подготовительной школе проявилась моя сексуальность меня застигли в постели с другим мальчиком и нас очень сильно ругали. Нам пригрозили исключением, сообщили обо всем нашим родителям. Это был настоящий шок для системы. и это привело к тому, что я застыл в этой области, на самом деле, до 22 лет. Представляете, меня вытащили перед всей школой. и побили. Физически побили. Должно быть, мне было около 10. 9 или 10. Совсем юный. Я хочу сказать, я не представлял, что же я сделал такого плохого. То есть, все, что связано с сексуальностью. Это мир, в котором. сексуальность абсолютно зажата. То же самое было в моей частной школе. Когда я был тинэйджером, у меня не было сексуальных контактов, никаких, вообще.

Фактически, я не думал об этом. Все исчезло, когда мне было 10. когда мне было 10. Я просто похоронил это в своих картинах. Я собирал разные вещи. марки, кактусы и. Боже мой! Как эти камни. Здесь, повсюду. Иногда нас относили к Артхаусу. Как же это нас тогда раздражало! Как пренебрежительно это звучало! Как слащаво! и напыщенно-благочестиво! словно школьный предмет для дополнительного развития! Потому что суперзвезда артхауса, читай, ничтожество. Тогда, как и сейчас, господствовал миф, что нет ничего, кроме мэйнстрима. Мы были счастливы просто от того, что знали, что у нас есть аудитория и есть для кого спокойно работать. Верно, никому в Англии не было до нас дела: я думаю, никто и не предполагал, что на нас можно заработать деньги. Или получить награды. Или идентифицировать как национальный продукт. Я попал в университетский колледж в Оксфорде и в Кингс-колледж в Лондоне. И я очень рад этому, потому что было начало 60-х, и поэтому, я попал прямо в. В другой. мир. Первый фильм для взрослых, на который я пошел. на самом деле, отец моего школьного друга, адвокат, взял нас на "Сладкую жизнь", и вот. Не знаю, нужно было быть в 60-х. Мне было около 18 и я думаю, мы то ли переросли, то ли не доросли знаете, так или иначе, чтобы смотреть этот фильм "только для взрослых". Ну, я имею в виду, я был в полном замешательстве. Я хотел поступить в Слэйд. Как это ни странно, то давление, которое мы испытывали в Кингс-колледже, было намного сильнее, чем в Слэйде, где можно было делать, что хочешь. На самом деле, в определенном смысле, это разочаровывало. потому что ты думал, что тебя будут толкать, или что-то в этом роде, на самом деле. к этому нужно было привыкнуть. Подростком я стал таким трудоголиком и внезапно очутился в месте, где люди сидели и просто пили чай. намного более приятная жизнь, но я хочу сказать, Я был не вполне к ней готов. Первое, что я осознал, это то, что я совсем не такой хороший художник, как я думал раньше. Там были люди, которые могли рисовать так, как я не мог. И я это сразу же отлично понял и быстро осознал, что я середнячок. Когда мне было 22, я был в гостях у друга, и молодой американский или канадский студент, остался на ночь, и пришел в мою постель. Это был переломный момент, и это произошло. когда мне было 22, то есть, в каком году, в 1964. И затем я уехал в Америку я поехал в Нью-Йорк и я остановился у этих чудных геев-священников, которые всевозможными способами набросились на меня. и фактически пытались изнасиловать в этой миссии на Норс-Генри-стрит. я был в ужасе, и сел на междугородний автобус, и отправился в Калгари, где жил мой друг я занимался геодезическими работами для скотобоен в Калгари и другими вещами.

а затем, когда это все стало чересчур я отправился в Сан-Франциско, где жил старый друг моих родителей, и я зашел в книжный магазин "Огни большого города" и купил все эти запрещенные книги включая "Обед нагишом" Уильяма Берроуза и разрабатывал планы, как провезти их контрабандой в Англию. А затем автостопом я добрался до Биг Сура, и когда я добрался туда, я подобрал молодого студента. Я до сих пор помню его имя. Его звали Майкл Шитс. и он сворачивал самокрутки. и дал мне много травки, чтобы поэкспериментировать с ней, и я снова отправился в Сан-Франциско, скручивал сигаретки и однажды вечером совсем свихнулся. Бурные деньки в Нью-Йорке. Я уехал. Обратно в Англию. К тому времени, когда я вернулся в Слэйд, все изменилось. Я вернулся в состоянии. вроде как чистого листа. и на протяжении следующего года Я познакомился с Патриком Проктором и Дэвидом Хокни и целой группой молодых геев-художников. И тогда моя жизнь полностью изменилась. Слэйд отошел на второй план. Превратился в место, где можно рисовать, но моя настоящая жизнь сместилась в этот мир, который, конечно, был завораживающим. В центре всего был Дэвид, вроде как знаменитость. Он был во всех цветных приложениях, и если вы просто находились рядом, то встречали всех этих необычных людей, и, конечно же, это вызывало много зависти у других студентов Слэйда. Знаете, передо мной открылась настоящая сеть. "Свингующий Лондон" был очень, очень странным, потому что, очевидно, если сейчас перевести часы назад, люди не могут понять, о чем все это, потому что не было ничего особенного. Но нечто вроде ICA было тогда невероятно новым местом. То, насколько страна уверена в себе, измеряется степенью свободы, которую она дает созидательной интеллигенции. Были, понимаете, были эти художественные лаборатории и что-то вроде мест, где сдвигались основы где показывали фильмы, преимущественно американские и вы могли пойти и посмотреть новый фильм Энди Уорхолла. Первым андеграундным фильмом, который я увидел, был "Восход скорпиона" его показывали в Кэмбервелле, и все ждали рейда полиции. Так что Энгер был первым, кого я увидел. И это меня правда заинтересовало. Я знаю, все это ребячество, и это было особенно захватывающе. потому что делалось тайком, знаете, все эти фильмы показывали в по-настоящему интересных местах. Это имело мало общего с кино. Это были захватывающие места, куда можно было пойти и провести там весь день, если нужно, и там были фильмы. Я вылетел и сел на пособие по безработице. А в то время это было не то, что сейчас. Это считалось. Вы чувствовали себя, как прокаженный. Я вернулся к живописи, и работал над своими картинами это были очень, очень холодные пейзажи. Самые 60-е. Белые холсты Краски Ликвитэк, которые пришли из Америки. Акрил. И использование бумажной ленты, чтобы получить отточенные линии. Все характерные черты 60-х, но в моих картинах они использовались, чтобы сконструировать что-то вроде пейзажей, абсолютно пустынных. Я потом всегда думал, что они словно ждали чего-то, что в них произойдет потому что Дэвид украл все внимание. Я имею в виду, все эти парни в кровати и все остальное, и, это все продолжалось и продолжалось во всех его картинах. И вы ничего не могли сделать, потому что вы собирались быть последователем. Затем случились две вещи. Я переехал из мира приличных комнат Ислингтона и я переехал на эту старую корсетную фабрику, что напротив Блэкфраэрс Бридж. Поскольку я был в Америке и видел чердаки и это ничего не стоило. У нас не было ванны и ничего такого. У нас было около 16 туалетов, знаете, они располагались в один ряд. Там была громадная старая система отопления, и это было просто замечательно; солнечное пространство и много света и никто здесь не мог этому поверить. Это место больше не существует. Оно похоронено где-то под огромным жилым массивом. Это место стало в определенном смысле центром моей жизни Потому что каждый, кто входил, оказывался на сцене. Ну конечно же, Я слышал о "Фабрике", но это не было "Фабрикой", потому что я не был в положении Энди Уорхолла. Но, я имею в виду, что то чувство было. Я никогда не мог точно вспомнить, в каком это было году. Ко мне прислали студента, изучавшего театральный дизайн и он принес в студию камеру Супер-8. и одолжил ее мне. И я ходил по студии и просто снимал; всего лишь, как документ. Это и есть фильм "Бэнксайд" который, вроде, и сейчас сохранился. Когда мы его закончили, мы начали эти кино-вечеринки, и мы делали всевозможные фильмы. И мы приносили подушки и всякие штуки и садились на пол И включали Супер-8; иногда были целые Супер-8 вечера. Другие люди приносили фильмы; много, то что было тогда английским андеграундом. Так. в 1969, в самом конце, мы проводили вечеринку; мы пригласили каждого, до кого смогли дотянуться. Пришли самые разные люди, в том числе Теннеси Уильямс. Его никто не приглашал, понимаете; он просто оказался в Лондоне и услышал об этой вечеринке! И все эти люди приходили и уходили, и оставались, и все в таком роде.

Так или иначе, пришел Кен Рассел. Сейчас-то, конечно, мне кажется, что Кену Расселу нравилась идея быть Богемным Художником. Кен пришел в мою студию и сказал "Я снимаю "Дьяволов", не хотели бы вы присоединиться?" Я был абсолютно ошарашен! Я имею в виду, он появился как гром среди ясного неба. И ммм. Я вдруг обнаружил, что строю декорации для "Дьяволов".

Что я действительно оттуда вынес, так это та атмосфера, в которой снимается фильм По крайней мере, традиционно; и понял, кто, что делал. И еще я узнал нечто бесценное для моих собственных фильмов, если они должны были быть малобюджетными. Все, что касалось дизайна. В последнее время все стало ужасно прилизанным. Многого уже нет. Полиэтиленовый глянец и по-казарменному застеленные кровати. Повсюду правит коммерческая формула. Они на рынке гарантированного продукта. Они не понимают сути. Они что, не знают, что колесом рулетки управляют? А крупье шулер? Эти люди не смотрят старые фильмы? Эта область появилась из живописи. Эта эстетика, или что угодно, эта позиция преобладала.

Не думаю, что кто-нибудь воспринимал Супер-8 всерьез. Хотя и не было связи между миром Кена Рассела и этим миром. Они главным образом. были просто для развлечения, и в них были те люди, которые ходили вокруг. "О, давай снимемся в фильме!" "Себастьян" начинался как шутка Я просто хотел снять фильм в поддержку движения геев. Это было даже не кино, я имею в виду. вся идея.

предмет был важнее фильма. Были другие. фильмы, которые описывали положение гомосексуалистов, но это было совсем другое дело. "Себастьян" был гомоэротическим фильмом по самой своей структуре, Я думаю, он был самым первым фильмом такого рода. Здорово, что он был снят в то время, когда был снят. Чтобы понять этот фильм, вы должны вернуться в середину семидесятых. В то время были все эти все эти марши за свободу геев и прочие подобные вещи, и митинги, и собрания.

Я ходил на первые митинги. Хотя вскоре мы все и раскололись, потому что началась ужасная междоусобица и все перемешалось с другими политическими программами; которые для большинства из нас, знаете, хотя и были важными, казались слишком общими, чтобы бороться со всем миром. Война во Вьетнаме и все такое! Понимаете, что я имею в виду! Знаете, я действительно не знаю, как мы сделали этот фильм, если бы представляли предстоящий процесс кинопроизводства, ничего бы не вышло. А произошло то, что я переехал на площадь Слоан. Квартира была пуста, там была только кровать. У нас не было телефона. и я спускаться в Роял Корт к их таксофону, чтобы звонить по поводу моего фильма. И я завел правило, что в 5 часов я всегда был там, если кому-нибудь нужна была какая-нибудь информация. Мы на самом деле не знали никаких актеров, ничего такого, но каким-то образом люди услышали об этом. Я понятия не имел, чего я хочу, совсем, действительно, честное слово, но я написал сценарий.

И мы все собрали чемоданы и отправились на корабле и самолете в Кала Доместика, заброшенную бухту на Сардинии, где в августе никого не должно было быть. И тогда гомосексуальность, конечно же, била ключом, и в результате получилось это, эта любовная сцена, да, или сексуальная сцена, или что бы это ни было, на самом деле, любовная сцена. Кен сказал, что хочет провести ее. с эрекцией. это абсолютно всех шокировало, когда он появился с эрекцией, да. Потому что, ммм.. другой член съемочной группы делал ему миньет, чтобы привести его в это состояние, потому что ему совершенно не нравился его партнер по этой сцене. А потом они сказали "Мы не хотим, чтобы все эти люди глазели на нас, Дерек", поэтому я сказал, ладно, давайте, кроме тех, кто абсолютно необходим в этой сцене, то есть, меня и оператора, идите за гору, и тут все возмутились!

Пол сказал, "мы все имеем право находиться здесь", а я сказал "посмотрим", а он сказал, "в любом случае, это отвратительно -" "сцена, которую ты снимаешь; Это в чистом виде эксплуатация", а я сказал, "ладно, я не вполне в этом уверен; давай посмотрим," "так ли это в конечном счете. " "Я не думаю, что так. Я думаю, настало время показать что-то такое в кино. " "Я никогда ничего такого не видел в кино; давай это снимем. " И парни, участвовавшие в сцене, сказали "Мы хотим это снять". очень уверенно, то есть, они были на моей стороне. Мы сняли это. Мы сняли это. Независимо от того, нравится ли людям фильм, это им всем нравится; они все пришли посмотреть на это, может, они и на фильм пришли только чтобы увидеть это. Я не считал себя на самом деле режиссером, потому что не было других фильмов, похожих на этот, в Великобритании в то время. Было два по настоящему независимых полнометражных фильма во всем британском кино. Один "Себастьян", и второй "Юбилей"! Нет будущему! Я встретил Джордан. Она есть в "Себастьяне", она в первой сцене "Себастьяна" и когда мы начали его, "Юбилей", мы сказали, "давай сделаем твой фильм!" Наш школьный девиз Faites vos desirs realite. Сделай свои желания реальностью. Сама я предпочитаю песню, "Не мечтай, а будь. " Она придала всему достоверность. Я не мог бы снять "Юбилей" без Джордан, потому что иначе, понимаете, скажем прямо, я был среднего возраста, из среднего класса, и так далек от всего, что их касалось. Поэтому мне нужен был кто-то, кто был бы по-настоящему своим в этом мире, и мог бы привести в него людей. А тем временем, появились "Sex Pistols" и репетировали, и я снимал их в студии. И поэтому я связал все это, и подумал, "это очень, очень волнующе". Я решил ввязаться во все это, и дошел до конца Кингс Роад, и купил все эти фанзис, журналы, которые казались абсолютно безграмотными, но на самом деле, очень меня интересовали. Панковский мятеж как-то проник под мою кожу, вроде как открыл все раны, источник которых был, конечно же, в прошлом, наша школа и все такое, что тогда происходило. Мы были очень злыми. И, понимаете, меня понесло! Это было время, когда весь этот яд вылился наружу, социальные и прочие ситуации, в которых все мы оказывались, и все усугублялось, если ты гей, и должен скрывать свою жизнь.

И затем, знаете, непрерывно заявлять, что ты гей, и от этого, понимаете, я был зол еще больше. Я хочу сказать, это исследование насилия, верно? В "Юбилее" есть много насилия разного типа.

От сражений на мечах в духе Эррола Флинна до настоящего насилия, и насилия, которое кажется еще большим насилием, потому что большинство людей привыкли к насилию, которое приукрашено и представлено захватывающим, и, я думаю, насилие в "Юбилее" в самом деле неприятно, и поэтому кажется, что в фильме очень много насилия; но если вы сравните его с другими фильмами того времени, знаете, это не так. Вот как я это себе представляю. Вот как я это себе представляю. Тогда было не очень-то много любви. То есть, я думаю, это был правдивый образ ммм.

моего состояния, и еще нескольких людей, занятых в этом фильме. Это не было связано с какой-то дикой жестокостью моей жизни, никоим образом. Хотя я и попадал в ситуации, которые можно было бы связать с дикой жестокостью, в некоторых Нью-Йоркских клубах и подобных местах. Хэмпстэд Хит и все такое, вроде как связывало людей. У меня были любовники, но в конечном счете, они всегда стремились к платоническим отношениям. Сам сексуальный акт на этой стадии кажется проявлением насилия. И содержит в себе элемент насилия. Мне это вполне нравилось. Понимаете, что я имею в виду? Знаете, это было. Но, я имею в виду, дело в том, что объекты твоей любви конечно же, были в то же время и твоими соратниками. И я не мог этого понять.

Как будто бы выплескиваешь злобу на весь мир; понимаете? Мы исполняли этот акт, как своего рода месть. Знаете, я думаю, это было очень распространено в 70-е. Публично. Понимаете? То есть, я хочу сказать, элемент этого определенно был в моей сексуальности. Я не сказал бы, что он был главным, но он был. И я был, в общем-то, рад заниматься публично на этой стадии сексом Я хочу сказать, понимаете, да, занимался! Иногда, знаете, вытолкнуть из себя. как бы на показ! Во всем этом были и другие элементы; это было. не только секс, там были всякие социальные и прочие аспекты, когда ты выходишь в свет и встречаешь людей в клубах, много людей в то время думали, что это плохо, но на самом деле это было фундаментом для встреч многих людей и коллективной активности. Если бы не гей-клубы и все такое, многое было бы невозможно, например, организовать тот отпор, который был дан кризису, порожденному СПИДом. Все это было нужно, потому что давало. впервые чувство, что есть много людей. В 60-е мы были изолированы.

К семидесятым ты мог пойти в клуб, где было от 2000 до 3000 человек, там бывало примерно от 2000 до 3000 человек за ночь. И ты мог пойти в клубы, где у каждого был секс. Я хочу сказать, по сравнению с прошлым, когда ни у кого не было секса, Это было действительно поразительно. Это давало чувство локтя, всегда давало.

Те, кто долго прятался, кого презирали, мошенники, бесстрашные и вдохновенные нарушители правил не ханжеские типы индустриального общества с их приторными манерами и управленческим ноу-хау. Все это было среди дыма и зеркал, и всегда так будет. А не среди циркуляров и корпоративных комитетов. Не среди статистических данных и предварительных просмотров, чтобы определить реакцию публики. Они что, не знают основных законов, действующих для публики? На словах мы хотим больше знать о злодее, но на самом деле нет; на словах нам нравятся хэппи-энды, но наши души сникают без горьковато-сладкого привкуса чего-то, что в какой-то степени, уводило бы нас из нашего восхитительного, и в то же время совершенно смертного мира в истинный мрак и возвращало оттуда назад. Сами и поворачивайте, если хотите. Леди не поворачивают! Раскрыть свою сексуальность и обнаружить, что ты всегда под огнем.

И поскольку революция Маргарет Тэтчер, если угодно, началась я и люди, подобные мне, оказывались под давлением все больше и больше, в известном смысле снова в чулане.

Я думаю. ммм. все геи моего поколения, прошедшие через эти репрессии, имеют эту необычную смесь желания соответствовать и быть принятыми, и что-то вроде насмешки над всем этим, понимаете, о чем я? На самом деле, это шизофрения. Была мода на вещи, которые назывались "нормальными", а все, что называлось "извращениями", считалось зачумленным. Тогда здоровые семьи были последним писком моды. Не было такой вещи, как общество, а под культурой подразумевалось нечто, относящееся к йогурту. Это было до того, как Санди Таймс просветила нас, что культура это переваренные мнения о рыночных художественных усилиях. Сейчас мало что изменилось. Мне кажется, что на самом деле фильмы, все как один были, я не сказал бы консервативными с большой буквы К, но в них есть некий элемент консерватизма. Другими словами, привнести в кино такие произведения, как "Буря", где ее увидят много больше людей, чем когда либо видело пьесу. Дело в том, что привнесение определенных вещей. Я пришел к заключению, что это очень ценно, как в прошлом, как и в настоящем. Я думаю, именно это сделал Пазолини. Я думаю, это делает любой Художник; Шекспир наверняка. Каждый делает одно и то же. Очень просто! Знаете. Одна из мотиваций на самом деле рассеять секретность. У меня за спиной очень многое, я имею в виду, все, что я сделал; даже "Буря", странным образом, но я имею в виду, что-то вроде герметического свойства относиться к. Это тайный мир, не правда ли? Открывающийся по ходу действия пьесы. И на самом деле вас приглашают в. очень личные области. Я думаю, меня заинтересовало именно это, как ничто другое в "Буре". Ты действительно был великим режиссером эпохи тэтчиризма, ибо каждый твой 200,000фунтовый фильм, приносил кому-нибудь реальную прибыль, по крайней мере за первые два года. Если вы собираетесь делать арт-фильмы, расплатой является то, что вам трудно найти финансирование. Я не очень уверен, что это были вполне "арт"фильмы, поскольку, ммм. Говорят, что да, но я думаю, что это неотъемлемая часть проблемы, когда мы говорим о кино в этой стране. Я думаю, если бы я был немцем, оказалось бы, что я куда ближе к мэйнстриму. Дерек может сказать, что два из трех его фильмов принесли прибыль. Я имею в виду, не очень много режиссеров могут так сказать. Британия имеет великие литературные и театральные традиции Дерек пришел из дизайна, визуальная традиция. Британская киноиндустрия относилась к нему с заметной негостеприимностью. В те дни много говорили о британской кинопромышленности помните все эти разговоры о ренессансе в 80-е после того, как "Огненные колесницы" выиграли Оскара? "Англичане идут!" Ну, сейчас ренессанс провозглашают почти каждый год, по мере того как один режиссер за другим снимают свои первые фильмы, а заканчивают тем, что снимают рекламу. Я не думаю, что фильмы вроде "Огненных колесниц" это настоящее кино. Можно посмотреть на это по-другому; Я смотрю как живописец или как художник, и я лично не готов идти на компромиссы. Лучше я не буду работать. Мертвая рука хорошего вкуса начала свою последнюю попытку скупить каждую живую душу на планете; и с того места, где я сижу, кажется, что ей это вполне удается. Искусство сейчас неотделимо от идеи культуры культура от наследия, наследие от туризма, а туризм это то, что, как я недавно видела на окне магазина американской торговой сети в Глазго, превозносится в качестве "искусства досуга".. Ну, поэтому были долгие провалы, на протяжении всего начала восьмидесятых. когда просто нечего было делать. Поп-ролики имеет смысл делать только из-за денег потому что это абсолютное растрачивание умственной энергии. Я думаю, он вероятно считает это. чем-то вроде разрушения сознания, говоря о компромиссах и глупости, с которой вы должны мириться. Шел мимо паба, вытягивающего жизнь из твоего тела, и церкви, пытающейся урвать твои деньги. Королева мертва, парни, и так одиноко. Я очень рад, что не был вовлечен в политику в те годы, потому что я тогда утонул бы в абсолютной неразберихе, как и вся страна. Я осознавал, что в этом ничего не было, я имею в виду, на самом деле, стоило дунуть, и все бы упало. Люди думают об этом монументальном сооружении и беспросветной политической ситуации, в которой мы находимся, но все совсем не так. Меня воспитало поколение, которое воевало, и основало государство всеобщего благосостояния. Я понял, что все, ради чего сражались мои родители было отброшено, на самом деле, людьми моего собственного поколения. которые оказались испуганными людьми, и упустили перспективы свободы 60-х. Знаете, они раздражены и напуганы. Поэтому было куда более понятным делом работать над фильмами. Фильм это совсем другое дело. И если фильмы и были политическими, то не из-за того, о чем они были, а из-за самого факта, что они были сделаны. Я хочу сказать, как вы можете любить себя если вам говорят о вас только отрицательные вещи. Это занимает много времени. Я перерос это; Я с удовольствием говорю, что "Разговоры ангелов" это фильм о любви. Возможно, это печальный фильм, но любовь часто печальна. Антоний и Клеопатра, например. Здесь есть печаль.

Сексуальность была очень важной, потому что во времена моей юности, то есть, в начале 60-х, все, что касалось твоей сексуальности, было табу. Мне было. я думаю, 22, когда я посмел сделать что-то вроде предложения или даже просто заговорить с другом об этом. Люди забыли об этом! Люди забыли об этом! И, конечно, это очень способствовало юношескому суициду. И об этом тоже люди забыли, потому что за последние 15 лет появилось чуть больше открытости.

Я думаю, многие другие выразили это через простой нарратив, а "Разговоры ангелов" нет; это поэзия. Там используются сонеты Шекспира, которые по-своему глубочайшее, необычнейшее исследование того, что значит любить, которое только есть в нашем языке.

Я раб твой, и желанью твоему Душа моя всегда служить готова: Я повинуюсь взгляду одному И твоего лишь ожидаю зова. Часов тягучих клясть я не могу, Покуда ожидаю встречи в муке; Когда же гонишь своего слугу, Не думаю о горечи разлуки. Чем занят ты и с кем ты в этот час, Не смею вызнать помыслом ревнивым. Одна лишь мысль в рассудке, что погас: Кого ты нынче делаешь счастливым? (пер. С. Степанова) Главное здесь метод визуализации, Который пришел из живописи. Поэтому здесь нет обычного кино-языка. Я читаю свои образы так, как это сделал бы художник. Я думаю, здесь это совершенно ясно. Это не. Это бессознательное; Тот способ, каким располагалась камера.

Люди продолжают говорить "О, это похоже на ту, или на эту картину" Нет, не похоже, потому что если ты художник Ты не копируешь. ммм. картину. Ну, конечно, в "Караваджо", делая фильм о художнике, ты должен копировать его картины. Как тебя зовут? Микеланджело ди Караваджо Микеланджело? Микеланджело! В первой части фильма Караваджо рисует свои небольшие картины, и поворотная точка в фильме, когда он получает общественный заказ, и весь фильм вроде как вертится вокруг этого общественного заказа. И, я имею в виду, по своему, этот фильм в точности передает те отношения, которые есть в моей работе. Прошло около 7 лет, как вы сняли последний фильм, почему такой перерыв? Ну, мне просто кажется, что британское кино и не думает включать в себя авторское кино, и таких ненормальных, как я, и просто позволяет нам врасти в мэйнстрим кинематографа. Я сбежала, чтобы присоединиться к другому кругу: пожалуйста, Планета Джармения. Ты был первым из моих знакомых, кто мог болтать о Фоме Аквинском и одновременно держать неподвижно камеру, как это произошло, когда мы встретились впервые. Я подумала, что будет здорово провести с тобой 6 недель. Я догадывалась, что нам будет, что сказать друг другу. У нас работала интернациональная бригада. Определенно, доиндустриальная. Немного шумная, пользующаяся весьма дурной репутацией. Не всегда в лучшем вкусе.

И не всегда подходящая, хотя мысли об этом расстраивали нас и доводили до безумия, для здоровых семейных развлечений. Я всегда обожала работать с тобой, словно в школьном театре. Это все еще живо во мне, и я ужасно по этому скучаю. Противоядие, которое предлагается, чтобы отразить удар рынка искусность без искусства, многозначительность без значения. стало пищей для стольких из нас, кто надеется на этот клоунский парик, что мы потеряли свой угол, где мы могли приподнять ковер и обнаружить под ним плиты чего-то, в чем мы могли бы узнать духовную основу. Что-нибудь грубое и запыленное и невнятное, ради всего святого. Вот что знал Пазолини. И, коли на то пошло, вот что знал Караваджо, который рисовал проституток, как мадонн, и жигало, как святых. Хочешь сделать перерыв? Мадонны, как проститутки, и святые, как жигало вот в чем проблема. Все дело в том, что Pet Shop Boys пришли и спасли меня. И, знаете, Нейл Теннет оказался человеком, который понимал все, о чем я говорил. "Это грех". честно, это было одной из лучших вещей, которые я когда-либо сделал.. Ибо все, что я жажду сделать Не важно, где, когда и с кем, Имеет одну общую черту Это. Это. Это. Это грех. Воспоминания, заключенные в темницу, подкрадываются в темноте. Что видишь ты в этих тяжелых водах?

Я спрашиваю. Только бюрократов из министерства, уничтожающих лютики новыми химическими средствами. А что я слышу? Звуки Гершвина из бумбокса А что еще? Деление атома. А что за шепот? Полуправда льется из министерского портфеля. Извивается под слепящим солнцем. Что говорят?

Все отлично, без комментариев. "На Англию прощальный взгляд" на самом деле содержит что-то вроде той абсолютной. злости, которая была в "Юбилее". Он работает с ней по другому, как будто смотришь в ствол винтовки, или что-то такое. Вас помещают под прямую атаку. "На Англию прощальный взгляд" на самом деле был снят до того, как я узнал, что у меня ВИЧ, хотя, думаю, заканчивал я его, уже зная это. Но тогда у всех был ВИЧ, по крайней мере, в том мире, в котором я жил, с того момента, как его выделили в 1984. Поэтому, что касалось меня, знаете, даже если ты не сдавал анализы, всегда была вероятность. И даже если у тебя не было ВИЧ, почти у всех, кого ты знал, он был. атмосфера.

С тех самых пор, сразу после "Караваджо", знаете, у меня были друзья, которые умирали. Не знаю точно, сколько, вероятно, 20; очень много. И это действительно все изменило. Холодно, холодно, они умирали так тихо. Пять лет назад я огласил, что у меня ВИЧ, и ммм. в прессе и. не зная, на самом деле, куда это все приведет.

Я рассказал, что у меня был секс, и это немедленно подхватили все бульварные газеты, и меня обвинили в том, что я серийный убийца. В то время, когда одни призывали предать остракизму сообщество ВИЧ-инфицированных, другие боялись не только за свою жизнь, но и, верьте или нет, еще и за свою работу, страховку, гражданские права, твой дерзкий жест публичного признания был сделан с таким особенным, и типичным для тебя благородством, и это оказалось тем воздействием которое далеко распространило влияние твоих работ. Ты передал свой дух, свою природу, свое знание нам, а еще возможность художественного бесстрашия перед реальностью.

Увидеть, что у сексуальности появилась перспектива, и осознать, что ты всегда под прицелом. Казалось очень важным сделать что-то со всей этой ситуацией и лучше всего это можно было сделать через историю "Страстей". Это был для меня самый простой путь, потому что тогда, понимаете, получалась совершенно прямая связь, и никто не мог уклониться от нее. Конечно, все это пошло от отцов церкви, а затем подняло голову в 11 веке, когда начались настоящие преследования. гомосексуалистов. Поэтому очевидно, что религия, из-за моего воспитания, и всего того, что было для меня важно. я имею в виду, как это все было связано с миром. И затем. как все это развивается. После того, как я снял "Сад", в этом доме достаточно распятий, чтобы надеяться на возможное воскрешение.

То есть, имеется вроде как безукоризненная сторона жизни Христа, которая не имеет ничего общего с церковью. И она меня всегда интересовала, всегда интересовала. Я имею в виду, что вся эта, вроде как, революция. революция, когда он действительно вышел и перевернул столы, я имею в виду, буквально, знаете, в общественном здании, но кроме того. если говорить о признании людей. Именно он привел прокаженных, и всех тех, кто были нечистыми, или кого считали нечистыми, в Иудейское общество. Я имею в виду, это совершенно фантастическая история, и фантастическое достижение, независимо от того, был ли он сыном Бога, или не был. "Сад" это религиозный фильм, в том смысле, что там есть Христос. Понимаете, что я имею в виду? Там в конце есть сцена, в которой. ну, вы можете трактовать ее, как вам нравится,сказано, что на Христа донесли Понимаете, что я имею в виду? Но, я не знаю, на чьей я стороне. Можно ведь посмотреть так, что это подстрекатель. Понимаете? И он остался там. Или с точки зрения подстрекателя. можно увидеть, насколько он был неэффективен в той ситуации. Некто, кто мог. а все, что он смог сделать показать свою рану. Я имею в виду, что все это делалось с невероятной степенью свободы. на этот раз, потому что сценария не было, только записи и несколько стихотворений. Тебе нужно было бы быть католиком. Я иногда думаю. все эти одеяния в Караваджо. не говоря уже обо всей этой содомии в склепе в "Юбилее". Должно быть, ты и Майкл Пауэлл так страстно использовали Кардинальский Красный, как никто другой в английском кино. Секретный язык Святой крови в руках язычников. Да здравствует страсть! Ты и Шекспир. тайные английские паписты. Все мы сестры, мужчины и геи Нет убийствам, сегодня мы плачем.

Мне позвонили. и спросили, не хочу ли я стать святым. И сперва я сказал "Нет, не думаю". А затем я подумал "Ну, почему бы и нет?", знаете, это как стать профессором. Почетным профессором, знаете, а не настоящим. И мне и вправду воздали почести. а местная пресса восприняла все это серьезно. Это было весело, впервые за долгое время, потому что конечно, я должен был посещать мероприятия типа дня свободы св. Валентина из Сохо. Это дало мне шанс одеться так, как я бывало одевался. когда я был ребенком. Я искренне люблю Сестер. Это большая группа людей. и на самом деле, я думаю, они очень эффективно борются с гомофобией. Я думаю, это очень эффективно; очень трудно арестовать монашку! Все едины в том, что нужно изменить закон, но полный разброд в том, как этого добиться. одна группа, Outrage (Беззаконие), верит в конфронтацию. Другая, Stonewall (Оппозиция), в которую входят актеры сэр Ян МакКеллан и Майкл Кэшман, верит в силу убеждения. Я всячески за демонстрации, которые проводят "Outrage" Я думаю, от них намного больше пользы, чем от "Stonewall" Они слишком мягкие. Все эти люди, что сидели по чуланам и не высовывались под огонь. в семидесятые и начало восьмидесятых. знаете, чтобы объединиться. Думаю на протяжении последних десяти лет я становился все более и более политизированным, и, в "Эдуарде", просто. ну, это было немного слишком просто, пригласить туда "Outrage", но, дело в том, что. они освещают мою работу, все мои работы, живопись и фильмы, которые я делаю сейчас. А за обиды явные, за зло,. Что нам, и королеве, и стране. Нанес король, мы отомстим мечами, Чтоб королеве Англии вернуть Достоинство и почести должны мы. Прогнать сейчас от короля льстецов, Что Англии казну и земли грабят (пер. А.Радловой) Это очень сложно. если ты гей. воспринимать все это серьезно, при том, что ты знаешь. что, хотя твои отношения искренни, они едва ли будут успешными, из-за того давления, которое ты испытал ребенком; из-за этого тебе очень трудно доверять своим эмоциям. Когда я был молодым, я только и слышал, что брань. педик, гомосек. И все такое. Нужно было быть очень сильным, чтобы противостоять этому. Любовь многообразна. и она не из тех вещей, которые определяются человеческими законами, я не собираюсь говорить Божьими законами, потому что, вроде как, я совершенно убежден, что Бог, если он существует, должен быть андрогинном. Знаете. Знаете, я открыл любовь в самом конце жизни. Ну, у меня были любовники, но они всегда, в конечном счете, тяготели к платоническим отношениям. Все это. сексуальный акт на этой стадии казался сплошным насилием. И у людей моего поколения уходило много времени, чтобы перерасти это. И только на этой стадии я внезапно осознал, что ключ к "Эдуарду" для меня это то, что нас не должны убивать в конце. и на самом деле, оружие убийства должно быть отброшено. убийцей. Я имею в виду, что каждый убивает то, что он любит, понимаете? Перевернуть все! Перевернуть! Сейчас кажется, что ты в самом средоточении тьмы, но не надо так думать. Я встречал людей, которые видели такое, чего я никогда бы не увидел, если бы жил в гетеросексуальном мире, который куда более зашифрован. очень зашифрован! А этот мир не был зашифрован. потому что раньше такого не случалось; это было совершенно. ну, это было старым, как эти холмы, но в то же время совершенно новым.

Вы видите всю эту истерию; Я думаю, понимаете, я думаю. Я даже не знаю, где это началось! Я даже не знаю, где это началось! Люди просто вообразили себе. и до сих пор не перестают воображать. Я имею в виду, один из моих любовников был серийным убийцей! Понимаете, что я имею в виду?! Он отправил на тот свет 8 человек! Я уже потом об этом узнал! и о нем до сих пор неизвестно! Начнем. Сколько раз мы должны сказать это "педик-педик"? Три? И затем возвращаемся и делаем еще три раза, так что начинаем с трех "педик-педик". ОК. и. Мотор! Педик-педик! Педик-педик! Гомик! Гомик! Гомик! Блестяще! Иногда я думаю, что это очень, очень похоже. на "Волшебника страны Оз",дом, в особенности в последние годы со всеми этими бурями, кажется, что его сорвет с места. и сдует, как маленький домик в Канзасе. а эта атомная станция, на самом деле, Изумрудный город. чувство, которое действительно меня здесь посещает. Это странно. Но я вложил. целую мифологию в этот пейзаж, мою собственную. Теперь много людей приезжает посмотреть на твой сад в Дангенессе. H.B., твоя великая любовь, рассказал мне.

"В солнечные выходные,. " ". здесь больше тысячи посетителей. " ". бродящих по саду. " ". затаптывающих всходы. " ". и заглядывающих в окна. " ". часто возмущающихся, когда им не дают сунуться внутрь. " "Но самое странное жирные отпечатки на стеклах. " "Давление туристов делает жизнь в Хижине Перспективы. " ". невыносимой. " "Чувствуешь себя, как в осаде. " Эти старые камни. Ты говорил, что они растут. и они выросли. Лечение, новые друзья. а что дает сад? Люди, что крадут обрезки. Я их поощряю! совсем новая жизнь. Понимаете, несколько человек приезжают каждые выходные. Это правда. Это совершенно замечательный сад в своем роде. Я думаю причина того, что ты значишь так много, твоей уникальности для некоторых людей, в том, что ты настолько очевидно жил настоящей жизнью художника. Ты всегда отвечал за свои слова, всегда. Твое призвание. было духовным. даже в большей степени, чем политическим или художественным. И та прозрачность, с которой ты предлагал свою жизнь и жил ею, особенно после Крещения я не могу назвать твою болезнь иначе твоей болезнью. было гениальным жестом, а не только провокацией милосердия. Я знал, что когда-то должен снять фильм, о том, как все было о ситуации, которую я пережил; и другие люди вот этот фильм. Глубокие воды, Омывающие остров мертвых. В коралловых гаванях амфора, осколок, золото На безмолвном морском дне. Мы лежим там, омываемые волнами.

Паруса забытых кораблей Трепещут под траурными ветрами На глубине Потерянные мальчики Спят вечным сном В крепких объятиях Припавшие соленые губы В подводных садах Холодные мраморные пальцы. Прикосновение древней улыбки Звуки в раковине.

Вздохи. Приливы и отливы глубокой любви. Его запах Прекрасный мертвец В красоте лета Его голубые джинсы Обтягивают лодыжки Блаженство в моем внутреннем взоре Врачи думают, что я чудо. Вот в чем дело. И на самом деле я не могу не обращать на это внимания на этой стадии, понимаете. Я имею в виду, что я надеюсь болезнь не продлится долго, но я не беспокоюсь. Я должен сказать, что совершенно принял все это. Потому что это что-то вроде. ну, с этим все равно ничего не поделаешь, и поэтому нужно принять это с улыбкой.

Я поймал себя на том, что разглядываю ботинки в витрине магазина. Я подумывал уже войти и купить пару, но остановился. Тех ботинок, которые сейчас на мне, должно хватить на всю жизнь. Я не хочу продолжать снимать фильмы; "Голубой" был моим последним фильмом энергия сейчас ограничена и мне кажется. очень, очень трудно. снять фильм. но не невозможно. Но вместо этого я собираюсь рисовать.

Сейчас я намного счастливее, когда рисую. И я могу сидеть в этой комнате, в замечательной комнате. и спокойно работать. Я не вижу здесь проблемы; Я имею в виду, рисовать так же интересно, как и снимать кино. Так что, это совсем не то, как если бы я выбрал что-то второсортное. Возможно, все так плохо, как по моему и твоему мнению и должно было быть, Может, даже хуже. Но мы здесь, остатки нас. мы все еще вместе, несмотря ни на что. И ты присутствуешь среди нас, если подумать. все так же сильно, и вдохновляюще, как и раньше. Пример, который ты показал нам. так же прост, как и реклама кроссовок. Меньше болтовни, больше дела! Меньше финансовых отчетов, больше фильмов! Меньше беспомощности, больше движения! Меньше уважения, больше достоинства! Меньше денег, больше работы! Меньше правил, больше примеров! Меньше зависимости, больше Любви! Твоя, Тильд.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Мое положение было отчаянным.

У него был я. >>>