Христианство в Армении

Сейчас они живут бок о бок, но.

Перевод с английского raydj Хорошо, сделаю. Всё выключено. Да-да, я знаю. Я не голоден сейчас, Но я знаю, что голод по-прежнему будет, Время по-прежнему будет, Мир по-прежнему будет, Социальные проблемы будут, И собака, которая лаяла целый день неподалёку, тоже будет. Автор: Рольф Дитер Бринкман, 11-12 июля 1974, Кёльн. ДЖОШУА Что такое Германия… в двух словах? Нет, спасибо. Картошка. Катастрофа. Пару слов. Нет, спасибо. Хотя… Германия прекрасна. Пару слов. Застой, бюрократия… Нет ничего хуже. Мы проиграли войну. Нет, спасибо. Пару слов. Мне нечего сказать. Мы непререкаемый авторитет! Можно задать вам вопрос? Нет. Германия дерьмо. Я зарабатываю 5,70 евро в час и плачу с них 25% налогов. Дитер Болен, Ханси Хинтерсир. Что вы делаете?! Сплочённость, справедливость и свобода для родной Германии… Вы выбрали неудачный день. Я не верю, что эти люди выражают общий настрой в Германии. Почему вы так думаете? Немцы любят жаловаться перед камерой. Посмотрите на их лица! Да, конечно… Они похожи на счастливую нацию? Зачем вы пришли ко мне, на самом деле? Мой коллега Бертрам Манц порекомендовал вас, когда проходил курс лечения. Перед тем, как покончил с собой. Я погуглил о вас в сети, господин Леви. После просмотре вашего фильма "Фюрер", я был совершенно уверен, что однажды вы обратитесь к психиатру. Вы знаете, что я еврей? Конечно, кто же не знает? У меня два ребёнка: Ханна и Джошуа. Великолепно, браво! Через 20 лет я буду частью компостной кучи… Да бросьте, господин Леви! В какой стране, по-вашему, они тогда будут жить? Вы не верите в Германию. Нет, я верю, до тех пор, пока немцы процветают. Но что случится, если будет ещё один кризис, как в 1929 году? Чего вы боитесь? Сейчас вы похожи на тех немцев, которых вы видели. В психологии это называется "отражение". У вас синдром смещённого восприятия. Проще говоря, у вас мрачный взгляд на жизнь. Это понятно и вполне нормально, учитывая ваш возраст, вашу религию… и историю вашего народа. Но это излечимо. Одну таблетку утром около 10-ти. Только одну в день. Господин Леви, это была честь для меня. PROMORGANAS НЕМЕЦКОЕ ЛЕКАРСТВО НОМЕРА ЭКСТРЕННЫХ СЛУЖБ Совпадений не найдено… Содержит Парагерманин N6. По запросу "Парагерманин N6" совпадений не найдено. Вы приняли первую дозу? Ещё нет. В 10, я же сказал! Вы сказали "Около 10-ти". Примите его! Что такое Парагерманин N6?

Это растительное лекарство, сделанное из африканского нута. Примите его, и вам станет лучше. Господин Леви! Рада вас видеть! Когда выйдет ваш новый фильм?

Но ведь вы никогда не говорили со мной раньше! Времена меняются. Вам помочь? Мы собираем подписи за экологически чистое будущее… Рабочий день доктора Мисника закончился. Пожалуйста, оставьте сообщение. Вас подвезти? Я хотел бы, чтобы профессор Мисник перезвонил мне. Это срочно. Куда вам? Ох, извините! Не волнуйтесь, это просто царапина. Спасибо. Я хочу летать! Хочешь полетать? Да. Джоши, ты выскальзываешь! САЛМАН РУШДИ, "САТАНИНСКИЕ СТИХИ" Мой сын улетел. Езжайте за ним! Вон он, впереди. Что случилось, господин Леви? У меня галлюцинации. Нет. Вы просто взглянули на мир с другой стороны. Мой сын улетел, профессор Мисник! Правда? А вы приняли только одну ампулу? Не принимайте вторую! Не прикасайтесь! Не прикасайтесь к нему! Вон он! Вон он! Остановитесь, пожалуйста. Стой! Джоши! Джоши! Эй, друг! Постой! Ты ещё не заплатил! Что ты сказал? Как тебя зовут? Смотри, я Аксель, он Уве… А как зовут тебя? Джошуа. Дай, я попробую. Смотри на меня. А теперь расскажи нам, как ты попал сюда, к канцлеру. Где твои мама и папа? Полиция… Смотри. У твоего папы есть такая штука? Да. У него есть такая штука? Да. Как зовут твоего папу? Его зовут Дэни. Я его отец! Подожди-ка, я не понял. Вы задержали отца? Да, отца ребёнка, который влетел в окно. Сразу же ведите его ко мне! Он очень опасный преступник! Хорошо, я понял. Что вы сказали? Что вы сказали? Что вы делаете? Я должен принять лекарство.

Что за лекарство? Проморганас. Помогает от пессимизма. Я вас прекрасно понимаю. Снимем наручники? Да, конечно. Всё равно они жмут. Где мой мальчик? Где мой сын? Новый Фюрер пришёл! Надо отвести его к нашему Предводителю! Хайль, мой Фюрер! Добро пожаловать в Баргишов. Мы ждали вас. Почему он? Он прилетел на немецком воздушном змее. Он слишком молод. Верно. Тихо! Разве это не первая нацистская деревня в Германии? Да, Предводитель! Мы долго его ждали. И он пришёл. Это начало революции! Мы все умрём, готовьтесь. Приметы все сошлись, и скоро час настанет. Может, пока вы чистите зубы, а может быть за ужином. Но рано или поздно это случится, и мы все будем мертвы. Мы все умрём, готовьтесь. Приметы все сошлись, и скоро час настанет. Все двери уже закрыты, и красным горят светофоры. Наш поезд отправляется, и скоро мы все… Господин Леви, вам нельзя туда! Постойте, господин Леви… Я заявляю вам, профессор Мисник, что вы подсунули мне наркотики! Чепуха! Это немецкое лекарство, отпускаемое без рецепта. Вы сами наркотик. А сейчас позвольте нам продолжить. У других людей тоже есть проблемы. Что такое Парагерманин N6?

Германия это нечто большее, чем просто сумма её частей, господин Леви! Германия это идея. Тот, кто живёт здесь, должен это знать. И что же это за идея? МОЁ ИМЯ МУРАТ КУРНАЗ Господин Курназ, вы много путешествуете по Европе. Что вы чувствуете, когда проходите зону досмотра в аэропорту? Я спокойно прохожу досмотр. Я имею в виду, что по сравнению с досмотром, который я проходил каждый день в Гуантанамо, это просто пустяк. Но власти некоторых стран ещё не забыли меня. Я недавно был в аэропорту Лондона, они отвели меня в сторону и допрашивали в специальной комнате целый час. Что они хотели узнать? Они задавали странные вопросы.

Например, они хотели узнать почему моя книга называется "5 лет моей жизни". Но это ведь очевидно. Во время допроса вы не боялись, что это всё может повториться, что вас опять арестуют? У меня достаточно было допросов, чтобы начать в них разбираться. Я даже лгал им, а они принимали всё за чистую монету. В заключение они спросили меня, что я делал в Лондоне. Меня пригласили на телевизионное шоу. И я сказал допрашивающим: "Вы можете поорать на меня, если хотите". И он сразу же прикрыл рукой свой бейджик. Он поблагодарил меня, но отказался от моего предложения. И на этом допрос закончился. Ваше имя, Мурат Курназ, всё ещё в списке подозреваемых. Их компьютер показал, что я бывший заключённый Гуантанамо. У них есть куча информации про меня.

Когда я был освобождён, американцы даже записали мой голос и сделали множество фотографий моих глаз. Я путешествую с тем же паспортом, с которым летал в Пакистан в 2001 году. Это турецкий паспорт, но вы ведь не можете больше им пользоваться, с тех пор как захотели получить немецкое гражданство? Да, я хочу получить гражданство. Во-первых, я родился в Бремене. К тому же это защитит меня. Некоторые политики отказывались мне помочь, просто потому что у меня был турецкий паспорт. В 2002 году американцы предложили Германии освободить вас. Американские специалисты и немецкая разведка пришли к мнению, что вы просто оказались не в то время не в том месте.

Решение было принято самыми высокопоставленными чиновниками, включая канцлера Франка-Вальтера Штайнмайера. Да, политики хотели, чтобы им сказали, что я опасен, что я талиб. Они не хотели выпускать меня. Они хотели от меня избавиться. Немцы, которые допрашивали меня, сказали, что я невиновен. Но это было скрыто от общественности. Правительство просто сказало моей семье, что они не знают, что со мной, и не могут мне помочь. В своей книге вы пишете про высокопоставленного пакистанского офицера, который надел на вас тогда наручники. Вы сказали, что никогда не простите его, несмотря на то, что он извинился перед вами. А как насчёт влиятельных немцев, которые не призывали освободить вас? Сможете ли вы когда-нибудь простить их? Я не прощу Штайнмайера. Никогда. Вы, конечно, можете сказать, что он не осознавал, что делает. Но Штайнмайер не мог не знать, что люди подвергались пыткам в Гуантанамо. Я рассказывал немцам, которые допрашивали меня, что там происходит. Я рассказал им о моей ситуации, и они слушали меня. Штайнмайер должен был знать о том, что меня пытали. И он знал, что меня держали в тюрьме против моей воли, и что я ни разу не предстал перед судом. Одного этого было достаточно, чтобы он вытащил меня из тюрьмы, когда у него была возможность. По вашему делу было два расследования.

Вы выступали в качестве свидетеля. Другие, например, бывший министр Отто Шили, также давали показания. Отто Шили считает, что ваши показания не заслуживают доверия. Эти люди знают правду, но они по другую сторону. Они делают это нарочно. Но многие немцы до сих пор уверены, что вы, Мурат Курназ, опасны. Некоторые люди хотят верить этому.

Другие думают об этом и спрашивают: "Если он так опасен, почему он свободно разгуливает по Германии?" Если я и правда опасен, то политики совершили большую ошибку. Но в таком случае они должны доказать это и посадить меня в тюрьму. Почему этого не случилось? Потому что я невиновен. Возможно политики, вроде Шили, пытались защитить Штайнмайера. Штайнмайер министр иностранных дел и собирается стать канцлером в следующем году. Ну, если ему это удастся, я не смогу ему помешать.

Но это удивительно, что политики, которые поддерживают пытки, могут быть избраны на такой пост. И это даже немного опасно, когда так много людей доверяет таким политикам, как он. Но в одиночку я не смогу сделать действительно много. После прихода к власти "Красно-зелёная коалиция" обещала сделать упор в своей внешней политике на правах человека. Но что-то не похоже, чтобы Штайнмайер собирался выполнять обещания. Господин Курназ, конечно, деньги не смогут загладить тот ужас, который вы испытали, но это могло бы быть символическим жестом. Примите ли вы подобный жест примирения или извинения от политиков? Я бы не отказался от компенсации. Но извинения гораздо важнее. Ждали ли вы, что после вашего возвращения политики придут к вам и скажут: "Господин Курназ, нам очень жаль, мы совершили большую ошибку"? Да, конечно. Хотя я и понимал, что они сделают это сквозь зубы, так и произошло. Вы не можете говорить о Гуантанамо с вашими родителями. Почему? Дело не во мне. Я хотел бы поговорить. Если уж я могу говорить об этом с журналистами, то почему не смогу со своими родителями? Дело в том, что они не спрашивали меня об этом. И я их понимаю. Я имею ввиду, что как родителям им неинтересно знать подробности о том, как меня пытали, или что чувствуешь, когда тебя бьют по глазам. После вашего возвращения ваша мать сказала: "Моему сыну нужна помощь". Вы согласны с ней? Когда я был в Гуантанамо, я не отказался бы от помощи Штайнмайера. Но сейчас мне не нужна помощь. Я свободный человек. Вся система в Гуантанамо была чётко направлена на то, чтобы физически и психологически сломать заключённых. Но это явно не сработало с вами. Как вы можете это объяснить? Моя вера была определяющим фактором. В исламе очень важно иметь терпение, контролировать себя в любой ситуации. Как я всё это пережил?.. Я и сам иногда удивляюсь. Снится ли вам Гуантанамо? Нет, как ни странно, никогда. В основном мне снится любимая еда. Но иногда я хочу, чтобы мне приснилось всё это, потому что я по-настоящему скучаю по другим заключённым, с которыми я подружился там.

После своего заключения я стал лучше понимать некоторые вещи. Например? Например, когда я смотрю фильм о голоде в Африке. Я смотрел подобные фильмы и сопереживал им, но недолго. Спустя некоторое время я забывал об этом, как и большинство других людей. НЕОКОНЧЕННОЕ Привет, пап. Я не могу говорить. Я не могу тебе рассказать. Ты всё равно мне не поверишь. Я, правда, не могу, папа. Если от меня не будет вестей, и они скажут, что я покончила с собой, не верь им. Нет, но если ты знаешь, кто для меня важен, то ты знаешь, с кем я собираюсь встретиться. Ступеньки приведут тебя на крышу… Если ты с сумкой, оставь её здесь. Неважно, насколько профессиональные вопросы обсуждаются на собрании, они так или иначе касаются частной жизни. Может быть я должна поставить точку здесь и покончить с тайнами, постараться быть действительно политически-активной, может быть я должна спасти мир или сделать ещё что-то. Толкни окно. Оно открыто. Когда ты будешь на подоконнике, отвяжи верёвку и спрыгни на пол. Сделай три шага вперёд и включи свет. Раз, два, три. Задняя дверь находится в конце коридора. Гостиная слева. Это место встречи. Здесь ты увидишь большой стол, три стула, кофе и лепёшки, проигрыватель и пишущую машинку. Кроме этого, ничего больше не будет. Должна играть подходящая музыка. Только одна из трёх пластинок правильная. Все двери должны быть открыты. Начни с задней двери. В квартире должен быть сквозняк. Открой все двери. Последней открой входную дверь. Чуть-чуть. Ты должна поддерживать сквозняк. Но ты не должна использовать для этого другие предметы. И, наконец, закрой глаза. Ульрике Майнхоф Сьюзан Зонтаг. Сьюзан Зонтаг Ульрике Майнхоф. Итак, это ты! Сколько тебе лет? Шестнадцать. О, боже, я старуха! О чём ты пишешь? Я пишу о себе. Но я никуда не годный писатель. Писать в основном о себе, это не совсем то, чего бы я хотела. Для моего развития, как писателя, мне нужно писать так, чтобы они видели больше свободы, и больше опираться на свой личный опыт. Я никогда не была уверена в своём вкусе. Относительность следует воспринимать с учётом причинно-следственной связи вещей, их взаимного влияния друг на друга. Когда речь идёт о свободе, то говорят о самоутверждении, о поиске самого себя. Я не знаю. Я просто не хочу чувствовать себя дерьмом. На что было похоже ваше детство, девочки? Давайте рассматривать предпосылки просто как фон. Что это значит? Для женщины очень важно не зацикливаться на постоянной психологического оценке самой себя. Свяжем с основной мыслью. Мои доводы содержательные, а не гормональные. Цвет чёрный. Материал кожа. Соблазн красота. Оправдание честность. Цель экстаз. Образ смерть. Да! Да! Я хотела изучать орнитологию. О, наука о птицах. Кстати, я пришла из будущего. В моём времени вас уже нет. И вы никогда не встречались. Я просто подумала, что было бы хорошо, если бы вы познакомились друг с другом. Как было бы хорошо, если бы все женщины, которым есть что сказать, объединили свои усилия. Ведь нас не так уж и много. Во всяком случае, я здесь, чтобы сделать вам предложение. Я хочу, чтобы вы поменялись личностями. И продолжили жить жизнью другого. Ты, Ульрике, в Нью-Йорке, а ты в Гамбурге или Берлине. Всё было бы по-другому. Что я буду делать в Нью-Йорке? У меня маленький сын дома, он ходит в школу. Я знаю, о чём говорю, хотя это и может звучать странно. Это отличная идея, но я не согласна. Мои дочки только что пошли в школу. Мужчин волнуют проблемы человечества, женщин волнуют только женские проблемы. Как насчёт того, чтобы изменить это? Мы работаем над этим! Не сводя это к разговорам о себе. Это трудно. Это правда трудно.

Это легче сделать, если ты мужчина и у тебя есть жена, которая присматривает за детьми. И это нормально, потому что детям нужна стабильность и кто-то, кто будет проводить много времени с ними. Но, если ты женщина и у тебя нет жены, которая поможет тебе, придётся всё делать самой. А это трудно. Проблема всех политически активных женщин, включая меня, в том, что, с одной стороны, они занимаются общественно полезной работой, и у них есть много правильных идей, которые они могут высказывать и агитировать за них. С другой стороны, они "связаны" своими детьми, как и любая другая женщина. И у этих женщин такие же семейные проблемы, как и у всех других женщин.

Честно говоря, меня больше не интересуют мужчины. Я не могу себе их позволить. От них один только вред. Мне это просто наскучило.

Мне интересны душа, искусство, истинная мудрость, то, что никогда не перестаёт мучить их в ночных кошмарах. Классовая борьба проникла в наши семьи, недопустимые социально-бытовые условия проникли в наши спальни. Я всё время воюю со своим парнем. "Классовая борьба это движущая сила всех социальных изменений." Кто это сказал? Я хочу, чтобы моя личная жизнь была неприкосновенна. Личные дела крайне политизированы. Если ты хочешь неприкосновенности, ты должна изменить систему, победить её, сбросить бомбу в человеческое самосознание. Никаких "но"! Вперёд, выставляй себя напоказ, дорогая. Вперёд, найди кого-нибудь, кто поддержит тебя. Покажи себя. Каждому есть что сказать. Все выставляют себя напоказ. А те, кому есть что сказать, просто теряются на общем фоне. Прятать… Выставлять напоказ… В целом ничего не меняется. Мне нужна еда и крыша над головой. А ещё мне нужны деньги. Но мне нужно больше от жизни. Мне нужны люди, которые будут высказывать своё мнение обо мне, будут любить меня. Поэтому я пытаюсь установить духовную и физическую связь с природой, чтобы получить то, что я хочу. А ещё я делаю это для того, чтобы достать денег. Этой связью стали культура и история, они ополчились на меня, забрали у меня всё и указывают мне, что надо делать. Разговор имеет значение, важность, искренность… Если бы они просто решили плодотворно служить человечеству, а не заставляли бы человечество служить плодотворности… Не уходи, Ульрике! Кого мы обманываем? Эмансипация при капитализме невозможна. Типично женская привычка бездеятельно мечтать, ориентироваться на других, позволять всему идти своим чередом. Я не думаю, что мне это интересно. Все мои чувства, лишь отражение того, что я хочу. Всё, что связано с этим миром рабства, вызывает у меня физический дискомфорт. Легко жить, не высовывая носа наружу. Через некоторое время понимаешь, что всё это лишь в твоей голове. Ты пленник в своей голове. ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ Нет-нет. В полдень, как и договаривались. Конечно, оператор тоже. Подожди! Ты получил согласие родителей? Хорошо. Пока! Почему бы тебе не отшлёпать его? Глядя на твоё лицо, никто не сказал бы, что у тебя сегодня день рождения. Я сделала тебе ещё фрикаделек. Я не хочу. Что вдруг? Завтра я увижу детей, которым нечего есть. А как же они тогда растут? Хорошо, у них есть еда, но её недостаточно и она не очень хорошая. Ты привезёшь им еду? Нет, но я сделаю так, чтобы много людей услышало об этом. Хватит долбить по сиденью, меня это бесит! Когда ты уже перестанешь?! Сделаешь мне кофе? Похоже, что Берлин столкнётся со множеством забастовок этой весной. Подводя итоги, мы расскажем о текущей ситуации. Можешь принести что-нибудь поесть? Мой кошелёк в прихожей. Какие ощущения? Приятно. Дышите глубже. Дышите глубже! Дышите полной грудью. Расслабьте плечи. Расслабьте плечи. Закройте глаза и дышите глубже. Глубже. Так. Очень хорошо. Ещё! Так хорошо. Дышите. Контролируйте своё дыхание. Ещё немного. Глубже. Ещё глубже. Дышите. Так… Рольф, это зачем? Чтение делает тебя умнее. Тогда Дёнера надо бы отправить в школу! Можно мне немного? Угощайся. По-любому, это ужасно. Эй, Ванесса! Еда делает тебя толстой! Закрой варежку. Придурок! Заткнись! Заткнись! Даниэль, хватит! Почему? Почему!.. Что за сорванцы! Вы обляпались! Да, бывает. Обляпались! Ну, хватит! Рольф, вы должны быть аккуратнее. Обляпались! Да ладно вам! Ещё в газету об этом напишите! Можно я возьму немного еды с собой? Твоя мама всё ещё больна? Или она опять заболела? Джо, ты можешь взять это домой. Спасибо! Пожалуйста. Я могла бы помочь. Бернхард опоздает. Он застрял в пробке. Пауль, что случилось? Не бойся. Мы не хотим кататься на пони! Давай, именинница. Я не хочу! Пусть другие катаются. Хочешь посидеть на нём? Не похоже, чтобы это им нравилось.

Чья это была идея? Она хотела этого, потому что так было у всех соседей. А мне она говорила другое. Значит, она соврала. Мам, я не хочу кататься один. Ты и не должен. Садитесь вместе с ней. И-и… хоп! Здорово. Держитесь крепче. Он такой милый! Что не так? Ты сама хотела пони, а теперь не хочешь играть с ним! Сама катайся на нём! Ну, извини! Хотите покормить его яблоками? Последний раз вы были у доктора полгода назад? Вы не хотите снова сходить к нему? Госпожа Вендтлах, мне интересно, как вы справляетесь с домашними делами. Я ничего не успела сделать сегодня. У меня просто не получилось. Сегодня? Госпожа Вендтлах, когда я смотрю вокруг, я содрогаюсь. Мы должны решить эту проблему вместе. Джо, ты вернулся? Подойди. Он меня совсем не слушает. А теперь ему взбрело в голову покрасить волосы в чёрный цвет. Ну же, поздоровайся. Здравствуй, Джо. Здравствуйте. И он совсем не моется. Я не знаю… Может быть вы с ним поговорите? Госпожа Вендтлах, это именно то, о чём я говорила. Это ничего не решит. В Берлинской транспортной корпорации настали неспокойные времена. Почти так же вкусно, как мамина еда. Это ты приготовил? Согласно опросу, 85,4% бастующих высказались за бессрочную забастовку. А что если и другие скажут: "Я не хочу работать"? У каждого фрилансера есть работа, и им тоже платят всё меньше и меньше. Они придут к нам завтра. Кто? Телевизионщики. Они хотят взять у меня интервью. В столовой? Не забудь упомянуть, что ты поступил в университет. Чего ты хочешь? Скажи. О чём ты им будешь рассказывать? Что дети здесь голодают? В Германии никто не голодает. Твоя мама тоже не хочет, чтобы ты снимался? Хорошо. А как насчёт тебя, Даниэль? Да. У тебя есть письменное согласие? Я принесу его завтра. Будет уже поздно. Стой здесь. Франци, Неле, садитесь там. Остальные стойте здесь. У нас есть согласие от родителей только этих двух девочек. Ну что же, это лучше, чем ничего. Хорошо, иди туда. Итак, мы снимаем девочек, а мальчиков только со спины. Нормально? Итак… Как тебя зовут? Его зовут Йо-Йо. Джо, перестань. Как тебя зовут? Франци? А тебя? Памела Андерсон. Нет, я Неле. А какая у тебя самая заветная мечта? Вилла. Вилла! А у тебя? Вилла с большим телевизором. Это называется "плоский экран"! Заткнись! Придурок!

Придурок! Дети приходят сюда в час пополудни после школы. Большинство из них живут неподалёку. Они помогают накрывать на стол, помогают… Извините, не могли бы вы говорить в камеру… А потом мы едим и убираемся вместе. А если остаётся время, мы вместе играем в разные игры. Дети не стыдятся приходить сюда за едой? Нет, не думаю. Им нравится быть здесь. Они… Это ведь не только еда. Здесь они встречаются с друзьями. Это абсолютно нормально. Согласны ли вы с общим мнением, что родители этих детей тратят деньги на DVD, плееры и Playstation вместо того, чтобы покупать здоровую пищу? Ну, нельзя говорить так категорично. Многие из них просто не умеют управлять своими деньгами, но они всё равно хотят чего-то. И это что-то телевизоры и Playstation. Они экономят на еде, чтобы… Я несу какую-то чушь. Простите, не могли бы вы повторить всё это? Но теперь пытайтесь выражать законченные мысли. Нет, я не смогу. Всё это гораздо сложнее, чем я только что объяснил. Хорошо, тогда начнём сначала. К вам всегда приходят одни и те же дети? В основном, да. Вы знаете кого-нибудь из их родителей? Большинство. Как вы проверяете, действительно ли дети нуждаются в помощи? Я думаю, у нас достаточно материала. Благодарю вас. Спасибо.

Мы закончили. Давайте приберёмся здесь. О чём она спрашивала? О том, чем мы здесь занимаемся и тому подобное. О чём вы? Неле, Франци, приступим. Мой кошелёк пропал! В нём все мои документы. Джо, подойди. Что случилось? Вам помочь? Нет, всё будет хорошо. Всё нормально.

Не похоже, чтобы это было так. Я потом расскажу тебе. Сейчас, в любом случае, я еду домой. Не сейчас, пожалуйста. НАМ НЕ ПО ПУТИ Аубинг, недалеко от Мюнхена. В интернете пишут о том, как проникнуть на заброшенную электростанцию, чтобы провести там вечеринку. Дуйсбург, Брукхаузен, аллея кайзера Вильгельма. Франкфурт-на-Майне, Гогенцоллерн-штрассе. Мюнхен, Ландсбергер-штрассе. Западный Берлин, район Таунтциен. Дуйсбург, Эдит-штрассе и близлежащие улицы. Единый комплекс зданий позади Туссен Кукорай. Лишь в нескольких домах по-прежнему живут иммигранты. Эти дома похожи на трупы, хранящие дух послевоенной Германии. Эти здания и улицы рассказывают о том, о чём не могут рассказать музеи и восстановленные дома аристократов, отреставрированные городские центры и перестроенные дворцы. Эссен, Нордхоф-штрассе. Они как будто издают смешанный запах тушёного мяса, линолеума и полироли, и этот запах напоминает о детстве. Счастливое детство, безрадостное детство… какое бы ни было. Это наше, немецкое детство. Эти каменные трупы предназначены к сносу, потому что мы хотим другие тела. "Мы". Что есть мы? Кёльн, Гогенберг, Эрфуртер-штрассе. Какая-то "программа архитектурной эвтаназии" охватила Германию после окончания "холодной войны". Разрушительное безумие целого поколения застройщиков и чиновников показывает наше время, как новую диктатуру мелкой буржуазии, и делает это усерднее любого фанатика из Министерства внутренних дел. Берлин, Митте, Кёпеникер-штрассе. Высотка, украшенная керамическим орнаментом. Уничтожить, разрушить, пусть растёт безработица среди высококвалифицированных работников, управленцев, логистов… Каждая диктатура изменяет язык, а потом и архитектуру. Последнее занимает больше времени. Мюнхен, Вельфен-штрассе. А что делать с этими местами? Они никак не организованы, непонятно, что здесь находится. Это послевоенные времянки, в которых ютится мелкий бизнес, заводские площадки. Эти "ужасные места", все эти пустыри, неиспользуемые земли, как бальзам на душу, как небритые части тела, не подчиняющиеся террору безволосой эстетики. Дюссельдорф, южная часть. Не то чтобы эти дома были особенно красивы. Они как старые лица, с морщинами, бородавками, складками, пятнами на коже, выцветшие. Они сморщенные и слабые. Но если разрушить "обитель призраков", это принесёт только несчастье.

Франкфурт-на-Майне, Фридбергер Ландштрассе… … аллея Ротшильда. Но мы испытываем другое чувство, нежели печаль. Развалюхи, ожидающие сноса, гораздо красивее, чем те, что были до них, и уж точно намного лучше тех, которые займут их место. Эти здания похожи на тонущие корабли. Экипаж покинул их, оставив эти ржавеющие танкеры, этих рассыпающихся монстров в ожидании гибели. "Мы не должны оставлять Германию немцам", сказал один американский генерал после Второй Мировой Войны. Можно даже сказать: "Смысл существования уродства в городах искренность". Существует ли "искренность города"? Берлин, Лейпцигер платц. Новая красота это свет, стекло и открытость. Долой маленькие окна и толстые стены. Долой! Избавимся от них! Но ведь нарочитая открытость современной архитектуры это ложь. Это только калька с модерна, именем государства и экономики, она требует открытости, которая, фактически, есть тотальный контроль. Берлин, Ревалер-штрассе между Осткройц, Варшауэр-штрассе, и вагоноремонтными заводами. Это кадры конференции, организованной Сенатом Западного Берлина в 1982 году, посвящённой печально известной железнодорожной станции "Берлинский зоопарк".

Бездомные, наркоманы, проститутки, гомосексуалисты. В 70-80-е годы, Сенат отправлял всех бродяг, живущих рядом с зоопарком, в Ванзее перед каждым зимним Берлинале, потому что иностранные гости не должны были увидеть нищету и наркоманов. Немецкая железная дорога, Армия Спасения… Архитекторы и градостроительное управление, благотворительные организации и социальные работники подсказали Немецкой железной дороге, как можно убрать "нежелательные элементы" из будущего образцового района. Новая городская обстановка.

Сотрудники гуманитарной организации осознали, что, по сути, они просят посодействовать в упразднении самих себя. Человек из Дойче Бан был так низок, что его можно было назвать "образцовым подлецом". Я думал, что таких карикатур на людей не бывает. Мне было действительно жаль его секретаршу. Спокойное время у неё было только во время перекуров. Или это было время смирения? Потом этот подлец запретил ей курить, потому что не хотел, чтобы она стояла на улице. А потом вы понимаете, что курильщиков ждёт то же самое, что и бродяг из новой Германии, которая больше не будет нашей. Воплощением многолетних усилий Дойче Бан является новый Центральный вокзал. Берлин, бывшая станция Лехтер, недалеко от Шпребохена. Как мюнхенский архитектор взялся за это?

Новое здание, построенное на месте старого здания компании Агфа, принесёт эмоционый всплеск. Да, "эмоциональный"… Ключевое слово в немецкой культуре последних 20 лет и в Германии образца 2009 года, в политике, фильмах, музыке, финансах и в рекламе… Мы всегда должны эмоционально привлекать людей.

Художники, политики… Архитектура сейчас тоже эмоциональна. Характерная архитектура. Но так было всегда, даже в самые мрачные периоды в истории Германии. Но со времён нацистов, ничто не потрясло архитектуру так, как эти 20 лет после объединения страны. Благородная, возвышенная, зовущая к цели, берущая за душу, возбуждающая, сентиментальная, волнующая, вызывающая чувства. Может быть чрезмерная эмоциональность властей, архитекторов и политиков, может быть все эти чувства только дымовая завеса, за которой скрывают реальную историю Германии. Остаётся только безликий фон и городские замки. У всего есть свой закат: здания, солнце, Германская империя, нацизм и сталинизм. Даже эти цвета поблекнут. Яркие цвета этого фильма. Никакой фильм не сможет сделать эту стену такой. Она неповторима. Мы знаем всё о стенах. Всё исчезает. А что дальше? Это всё. ГОТИЧЕСКИЙ ШРИФТ Спасибо, Мира. Ну, что новенького? Как Балканы? Что не так? Ваш халат грязный. Да ещё и мокрый. Это не важно. Да… Снимайте. Редакция "Франкфуртер", доброе утро. Меня зовут Хе-Кьонг Ву. Чем могу помочь? Алло? Алло! Алло, это Риш Байнтль из Берхтесгадена. Я хочу поговорить с редактором вашей газеты. Я хочу поговорить с вашим редактором, сейчас же! Минутку. Это главный редактор Шеффер Гумбель Чем я могу вам помочь? Новое оформление газеты это позор! Простите? Кто будет отвечать? Отвечать? Да, отвечать за это преступление! Одну минуту, я соединю вас с отделом "Германия и мир". Алло! Доктор Цвекер. Что случилось с моей газетой? Простите? Где моя газета? Я соединю вас с отделом подписки. Безумие, безумие… Это безумие… Извините, вы не продадите мне свой "Франкфуртер"? Простите? Я хочу купить эту газету. Но здесь есть ещё. Я знаю, но я хочу вашу. Этого хватит? Спасибо. Здравствуйте. Доброе утро. "Франкфуртер", пожалуйста. "Рундчау"? Господин Оцгюр, когда покупатель спрашивает "Франкфуртер", он всегда имеет ввиду "Общенациональную немецкую газету Франкфуртер". "Франкфуртер". Я хочу купить все экземпляры, господин Оцгюр.

Конечно. Так… 2, 4, 6, 8, 10, … 20. 25… Ну? Это будет ровно 40 евро. У меня есть 10 экземпляров вчерашнего "Франкфуртера". Вы превзошли себя, господин Оцгюр. Я рад избавиться от них. Итого 56 евро. Хотите заправиться? Я заправляюсь в Австрии. Оставьте сдачу себе. До свидания. До свидания. Хаберфельд, отдел доставки компании "Байнтль". Доброе утро, госпожа Хаберфельд. Здравствуйте, господин Байнтль. Как дела? Отлично, спасибо. Сколько грузовиков отправили сегодня? 214, господин Байнтль. а теперь слушайте внимательно. Все 200 грузовиков в немецкоговорящих странах должны изменить курс на Франкфурт. Все другие пункты назначения отменяются.

По пути во Франкфурт, водители должны останавливаться у больших киосков и АЗС во всех городах с населением больше 10 000 человек. Вы ещё здесь, госпожа Хаберфельд? Я записываю. Очень хорошо. В этих городах наши сотрудники должны воспользоваться фирменными карточками и купить все экземпляры, я подчёркиваю, все экземпляры "Общенациональной немецкой газеты Франкфуртер"… и доставить их по адресу… 2-4 Хеллерхоф-штрассе, Франкфурт-на-Майне, 60327. Вы будете в Зальцбурге в 10 утра? Господин Байнтль? Господин Байнтль! Чего тебе? Я господин Байнтль! Я владелец! Я владелец! А, чёрт возьми! Госпожа Хаберфельд? Прикажите им поджечь газеты. И скажите водителям, что они могут возвращаться домой. Спасибо. Как читатели отнеслись к новому оформлению газеты? Моё имя Риш Байнтль. Я из Берхтесгадена, район Оберзальцберг, и я читаю эту газету уже 42 года. Но не эту! Ежедневное фото на первой полосе, и, впервые, на нём изображена коммунистическая свинья, хлещущая вино! Это цитата одного из вас… "Результаты независимого исследования однозначны. Более 75% наших читателей считают новое оформление привлекательным, свежим и понятным". Что значит "результаты исследования однозначны"? Отказ от готического шрифта в заголовках комментариев это самое жестокое издевательство над немецкой культурой! Дамы и господа, тот, кто не понимает готический шрифт, не понимает немецкую душу. "Мне кажется, нет лиц таких же милых, как и моё, нет правды в таком обличье, а для меня мои собственные интересы важнее и выше интересов других." "Другое лицо" этой газеты. ОТКРЫТОЕ ОБСУЖДЕНИЕ В НАЗНАЧЕННОЕ ВРЕМЯ Нано! Сюда, быстрее! Он всегда пасует, ну что с ним поделаешь? Один из вас двоих вне игры. СЕКРЕТАРЬ ХРАНИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ СЕКРЕТАРЬ ОТКРЫТОЕ ОБСУЖДЕНИЕ В НАЗНАЧЕННОЕ ВРЕМЯ Кто вспомнит, о чём мы говорили на совете класса в первый раз? О том, что у каждого ребёнка есть выбор. Голосовать за или против. Правильно. Вы принимаете решения. Я никогда не говорила: "Нет, это глупо, мы не будем этого делать". Это ваш шанс решить ваши проблемы… самостоятельно. "Наше решение (не) работает, потому что…" Какую проблему мы обсуждали на прошлой неделе? Марко, не мог бы ты нам напомнить? Я, как и другие, думал, что это нечестно, что у турецких детей есть праздник Байрам, что в это время они могут оставаться дома, а мы должны ходить в школу эти два дня, а когда у нас каникулы, у них тоже каникулы. И как мы решили эту проблему? У нас будет экскурсия на целый день, когда другие будут праздновать Байрам. "Мы будем обсуждать проблему:" Давайте прочитаем записку, а потом обсудим проблему. Давайте я прочитаю это. Я смогу! Опять Марко! Ты хочешь прочитать это? Тогда ты прочитаешь. Я больше не хочу играть в "вышибалы". Никогда… в этом учебном году. Я ненавижу "вышибалы". Почему ты ненавидишь "вышибалы"? Потому что мы всегда ссоримся. А когда другие выигрывают, они обзывают нас "лузерами" или как-нибудь ещё. Обычно это Адем. Но Адем никогда не говорит "лузер". Он ничего не говорит. Обычно это тот, кто сейчас об этом говорит. Кто? Ты! Это просто потому что ты сам иногда кричишь "лузер". Это потому что я не хочу, чтобы ты называл меня лузером. Да, потому что если бы кто-то назвал так меня, я ударил бы его. Но я не могу сделать это здесь, в школе. Марко, на самом деле, твоя проблема, что дети обзываются "лузером", выходит далеко за рамки игры. Ну да, и я больше не хочу играть в "вышибалы". А Марко… Мы кричали ему, а он всё равно бросал. И в чём же проблема? В том, что он только бросает. Адем, ты бросил, когда я сказал "пасуй". Я и тоже бросил, когда ты сказал "пасуй". Но я отдал пас. Не играй по своим правилам. Ты думаешь, что я не дал пас. Я огорчился. Я бросил тебе, но… Мяч был у тебя, но ты его упустил. Мяч был у тебя, и я крикнул: "Пасуй, Адем", а ты бросил его. И ты тоже. Ну да. Мы оба так делали. Это правда, что они оба иногда не пасуют, но только иногда. Ты тоже. Ну да, иногда. Я хотел, чтобы Марко дал мне пас, а он ни разу этого не сделал. Поэтому я просто бросал мяч, а он закричал на меня, что я не пасую. Марко сделал действительно большое дело: Марко говорил с Адемом откровенно. Марко сказал: "Ты требовал, чтобы я дал пас, и я делал то же, что и ты." А сейчас ты жалуешься мне на Марко. Мы должны найти какое-то решение. Кто-нибудь придумал, как решить эту проблему? Марко больше не должен играть. Если ты говоришь, что я больше не должен играть, то ты тоже не должен больше играть! Но я хочу играть, а ты нет. Без тебя эта игра лучше. Ты сказал, что тебе не нравится эта игра. Когда Мерт говорит: "Не играй больше", это правильное решение. Но если ты говоришь: "Я хочу играть, но без Мерта", это нелогично. Но другие тоже иногда не хотят играть, как Мерт, например. Иногда Мерту не нравится эта игра. не выносит свою проблему на совет класса. Мы обсуждаем твою проблему и пытаемся найти решение. Не играть больше в "вышибалы". Я записала это. Когда кто-то выигрывает или проигрывает, ты не должен говорить "лузер". Марко? Если ты сказал "лузер", ты приносишь объяснительную от родителей. Итак, проблема была в том, что Марко не хотел больше играть в "вышибалы".

Первым предложением было, чтобы Марко больше не играл с нами в "вышибалы". Вторым предложением было, вообще больше не играть в "вышибалы". Третьим предложением было, чтобы никто не говорил "лузер", когда команда проигрывает. Всегда кто-то проигрывает. Мы не должны обижать проигравших, называя их "лузерами". И у нас есть ещё одно предложение. Любой, кто скажет "лузер", приносит объяснительную от родителей. Итак, первое предложение: Марко больше не будет играть в "вышибалы". 5, 6, 7, 8… Ноль! Ноль! Подожди минутку, Марко. Подожди. 14. Да-да, я вижу. Но сейчас у нас появилась другая проблема. Если все дети говорят, что они не хотят играть с Марко, наверное, это потому… Ты клёвый. И он клёвый тоже. Наверное, это потому что Марко на самом деле очень часто не даёт пас. Но тогда я предложила бы дать Марко ещё один шанс. Хорошо, это предложение отклоняется. Тогда мы рассмотрим другие предложения. Что ты скажешь на это, Марко? Ничего. После того, как другие сказали, что больше не хотят играть с тобой? Я скажу, что они больше не мои друзья. Но у меня есть друзья здесь. Один сидит рядом со мной. Один напротив. И ещё один напротив правее. Марко и Нано. первым предложением было… чтобы Марко больше не играл с нами. Я снова вынесу его на обсуждение, если Марко опять не будет пасовать, когда мы в следующий раз будем играть, Кто за то, чтобы никто не говорил "лузер"? Мерт, подними руки! Кто за то, чтобы ребёнок, который сказал "лузер" приносил объяснительную от родителей? Сколько? 1, 2, 3… Мерт, ты уже голосовал. Нет, он забрал свой голос назад. Итак, большинство детей проголосовало за то, чтобы любой, кто скажет "лузер", приносил объяснительную от родителей. Кто может повторить проблему и сказать нам решение? Кто-нибудь должен сказать нам проблему и её решение. Проблема была в том, что Марко не хотел играть в "вышибалы", потому что все ссорились. Решение каждый, кто скажет "лузер", приносит объяснительную от родителей. Но это не имеет отношения к игре. Правильно. Это имеет отношение… Это имеет отношение к ссорам. Хорошо, а теперь берите свои спортивные вещи и… ПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРЫ "Gefahrder" (потенциальный преступник) это человек, которого полиция подозревает в том, что он совершит серьёзное политическое преступление в будущем. Основано на реальных событиях. Даже если только у 2-х из 500 человек неприятности, СМИ представляют всех нас, как нарушителей спокойствия. Может быть нам удастся провернуть всё так быстро, что они даже не смогут задержать тебя, или они смогут лишь оттеснить тебя оттуда, и то с большим трудом. Что если мы заблокируем улицы? Да, мы по-любому это сделаем. Я имею ввиду с помощью навоза и листьев, будет так скользко, что они не смогут проехать. Или, может, мы сами обмажемся навозом. Он коричневый, мы сами будем похожи на дерьмо, и никто не тронет нас. И, что лучше всего, мы ещё и вонять будем! Терпят нас. Как тебе это нравится, а? Очень мало. Это… ничто. После восьми месяцев? В любом случае, продолжайте. А что я скажу судье? Он на нашей стороне. Итак, к разговору об "облагораживании районов"… Хельмхольцплатц типичный пример. Так это место выглядело 15 лет назад. А так… сейчас. Полностью реконструировано. Но за это время арендная плата увеличилась в 3 раза. Всем квартиросъёмщикам из бывшего ГДР пришлось съехать. Сейчас тут полно… врачей, адвокатов, политиков… … и студентов! И несколько студентов… на грязных цокольных этажах. Это пример "облагораживания районов", спонсируемого правительством. Пошли, пап! Эй, Борис! Привет, Алекс! Ты придёшь в субботу? Конечно. Ладно, я спешу, скоро придёт моя девушка. Опять новая? Ага. Удачи. Устроился, чемпион? "Тут внутри картинки", проворчал он удивлённо. "Ты должен заботиться о книгах", сказала Джули, строго нахмурившись. "Он пролистал книгу и оставил только несколько загнутых уголков." Этот парень опять приходил. Какой парень? На улице. Один из тех, которые глазеют. Может он просто запал на тебя. Нет. Похоже, что он шпионит за мной. Может быть он из Штази. Ну да, похоже на то. Где твоя статья? Её не напечатают раньше следующей недели. Прошлой ночью, трое мужчин были арестованы в Потсдаме за то, что они хотели поджечь машины военных. Полиция подозревает, что они являются членами "Группы действия".

С 2001 года, эта группа осуществила… Идиоты! … поджогов гос. учреждений в Бранденбурге. Полиция! На пол! Полиция! Полиция! Полиция! Руки на одеяло! Не двигаться! Держи руки так, чтобы я их видел! Вы подозреваетесь в участии в террористической группировке. У вас есть право… АДВОКАТЫ Государственный обвинитель заявляет, что он является мозговым центром группы. "Борис Е. способен писать сложные тексты для Г. Д." То есть для "Группы действия". "Кроме того, как преподаватель, он имел доступ к библиотекам, которые он мог незаметно использовать для поисков информации для листовок "Группы действия". Это полный абсурд! Это… Это его профессия! Он учёный… Это всё полный абсурд! Всё в порядке? Да, в порядке. Хорошо, я прочту, что у нас есть на сегодня. "В нескольких записках, оставленных возле мест преступления, были найдены такие термины, как, например, "облагораживание районов" и "сомнительный класс". Эти термины впервые появились в публикациях подозреваемого." Они погуглили в сети про "облагораживание районов" и нашли моё имя? Похоже, что так. Я написал книгу об этом. Они следили за вами 11 месяцев. Вы знали об этом? Телефон, электронная почта, видеонаблюдение. Только аудиозаписи занимают 280 папок. Не могу в это поверить. Также они следили за 4 000 человек вокруг вас. За 4 000? По сути, за каждым, с кем вы контактировали последние 11 месяцев.

Разговоры большинства из них прослушивались. Также тут говорится, что вы встречались с неким Михаэлем Дамсом? Миша, ну да. Я встречался с ним на Майнцер-штрассе. На прошлой неделе он и двое других были задержаны при попытке поджога машин военных. И они говорят, что вы не носите сотовый с собой, что это "конспирация". Почему они делают это? Я имею ввиду, что они должны понять, что я ничего не делал. Слежка штука дорогая. Почему они делают это? Я не знаю.

Политика это психология, господин Даннер. Такие меры просто необходимы в борьбе с терроризмом. Мы все согласны с этим. Задача состоит в том, чтобы люди привыкли к ним, медленно, постепенно. Да, конечно, но… Разве нельзя было арестовать более вероятных подозреваемых? Мы хотим избежать скандала. Если пресса пронюхает об этом… Нет, когда "левая" пресса ухватится за это, это сыграет нам на руку. В любом случае, они не смогут нас остановить. Но это усилит недоверие к ним. Люди привыкнут к этому.

Да, конечно. Но… Обычный Уголовный Кодекс устарел. Мы должны устранять террористов до того, как они совершат теракт. Любой может стать террористом. Возможно, не станет, но может стать, поэтому мы должны знать всё о нём.

"Люди должны привыкнуть к принципу превентивных мер". Ваши слова. Мы жертвуем малой частью своей свободы во имя общей безопасности. По-другому этого не достичь. Я должен вернуться внутрь. Борис, ты… Ты не имеешь отношения… "Ты не имеешь отношения к Группе Действия?" Да как ты можешь такое спрашивать? Спасибо. Добрый вечер, господин Даннер. Добрый вечер. Это не сработало. Ордер на арест был аннулирован. Верховный суд послал нас подальше. Напротив, операция была очень успешной. Да, но мы… Ах да, "Группа Действия"! Если бы её не было, нам пришлось бы её создать. Операция контрразведки? Просто домыслы. Ни вы, ни я, никогда, конечно, не узнаем. Что действительно важно, так это следующее: Человек является частью большой системы.

Информация, собранная вами за 11 месяцев, бесценна. Для антитеррористической базы данных? Для SD-32, главным образом. Информация о потенциальных преступниках? Ваши результаты просто превосходны. Теперь у нас есть подробная картина состояния "левых" в стране. Эта информация очень пригодится на следующем саммите G8. Предотвращение, господин Даннер. Сдерживание опасности. Ты всё-таки уходишь? Ирина, это последнее собрание. Я должен идти. Я не могу их подвести. Пожалуйста, останься дома. Мы не знаем, на что они способны. Я так боюсь! Я боюсь! Я не пущу тебя! Ирина! Я боюсь! Я боюсь! Ирина! Я не хочу, чтобы ты ходил туда! Всё в порядке, я остаюсь. Я остаюсь здесь! Я остаюсь дома! Ну-ну, всё в порядке. Всё в порядке. Андрей Хольм, чья история легла в основу этого фильма, оставался под наблюдением ещё год после освобождения. В "антитеррористическую базу данных" входят 334 базы данных полиции и спецслужб. Сейчас в ней 112 миллионов записей. Можете быть уверены, что в ней есть информация и о вас. КОМАНДИРОВКИ Кто-то пришёл. Извините, мы хотим отпраздновать победу. Простите? Мы хотим отпраздновать. Ага, понятно… Это стрип-клуб или… Нет, у нас… Это обычный бар. Обычный бар? И нет девочек топлесс? Нет, подобного вздора нет. У нас холодно. Холодно? Внутри тепло. Да, но когда я открываю дверь, в такую погоду вы можете простудиться. Даже когда погода хорошая, они не ходят на людях топлесс. Нет? Нет. Ну что же. Жалко. Ага. Спасибо.

Я могу подсказать вам заведение, пользующееся дурной славой, в двухстах метрах отсюда. В двухстах метрах? Стрип-клуб? Там куча девочек. Вот, возьмите несколько визиток. Это будет круто. Да? Точно. Минутку. Я пошлю их в гей-бар! Сколько вас? Четверо. Твою мать… РАМЗЕС Мне придётся… Этой жирной свинье… О, Боже! Секунду. Это бар для трансвеститов. Если они вернутся, у нас будут проблемы. Потому что ты послал их к мужикам. Ну, я такого не предлагал. Они побьют нам все окна в ярости. Так было несколько лет назад. Гей… гей-бар. Они как женщины, только с членами. Бог наказал их, но это не их вина. Да где ты? О, Боже, нет! 80 евро! Когда они увидят, что это мужчины, они сбегут оттуда, позабыв про своё пиво. Сейчас я позабочусь об этом. Жирная свинья! Привет, сладкий. Послушай меня… Да? Ты один? Рядом нет лишних ушей? Слушай, я только что послал к тебе 5 или 6 парней. Немецких парней. Встань в дверях. Хорошо, спасибо. Они немцы. Шестеро парней. Не забудь мои сигареты. Да, конечно. Хорошо… Извините. На чём мы остановились?

Это американка, вот эта в ковбойской шляпе. Она классно трахалась и сосала, всем клиентам нравилось. Они всегда приходили снова. Это то ли португалка, то ли итальянка. Она была даже лучше, но и стоила дорого. А про этих кто-то мне говорил, что они из Бремена или из Куксхафена. А это Рамона. Берлинка. А это русская. На диване? У неё были проблемы, потому что у неё были маленькие сиськи, и она хотела их увеличить. Она откладывала деньги на операцию. Сильвия, тоже русская. И последняя берлинка. Рамона. Рамона или… Рамона… Я не знаю её имени. Слева. Немка, берлинка. Последние несколько лет было очень трудно найти хороший персонал. Это полная катастрофа, для любого бизнеса. Если бы не иностранки, в Германии этот бизнес оказался бы в полной жопе. Это правда. Господи, благослови иностранок.

Они, по крайне мере, иногда… Немки не будут такого делать. Они все получают социальное пособие.

Они все получают кругленькую сумму и могут не беспокоиться ни о чём. Время от времени они отсасывают у кого-нибудь в туалете в ночном клубе. Они получают 20 евро, и этого им хватает. Это действительно скверные времена, и не только для меня. Для каждого в этом бизнесе и для ресторанов тоже. Это действительно ужасно. Я теряю персонал, который был у меня до объединения страны. Они были добрыми, милыми, надёжными, трудолюбивыми… как одна семья. Сейчас они на игле или нюхают что-нибудь… все в татуировках, пирсинге. Этой суке нечего есть, а она хочет на Мальорку. Они все хотят… На Мальорку или куда-нибудь ещё. О, этот диван… Я трахнул на нём не меньше 150-ти разных женщин. Я хорошо это помню. Счастливые воспоминания… Однажды я… Да, ещё несколько месяцев назад. Сейчас здесь слишком… "грязно" для меня. Представляете, сколько голых мужских задов сидело здесь? Я стараюсь регулярно чистить его дезинфицирующими средствами. Но он всё равно недостаточно чистый. Посмотрите, здесь полно… Теперь я всегда подкладываю полотенце. Счастливые воспоминания. Но не об этом! Не о кожаном диване. У меня счастливые воспоминания об этом диване. Хорошие были деньки. И о старом диване. Да, на этом было лучше всего. Глядя на вас, сидящего на этом диване, я заметил собаку рядом с вами. Мягкую игрушку. Для чего она? Что за мягкая игрушка? Вот эта! Ну, когда девочки танцуют, они трут ей здесь… и всё своё тело. Они целуют её и делают прочую чушь, не думаю, что это кого-то заводит. Они зажимают её между ног и делают с ней всякие вещи. Ну, вы понимаете, всякие извращения. С этой собакой? Клиент сидит и смотрит, как девушка танцует с собакой. И она трёт себя всю этой собакой. Такое вот дерьмо. Или с кнутом. Иногда они засовывают себе бутылку шампанского, а потом клиент нюхает её. Или с соломинкой… Она вставляет её себе в киску, танцует немного, а потом клиент нюхает её. Вот такой цирк здесь происходит. Поэтому соломинки стали дефицитом. У меня счастливые воспоминания об этом месте. Но не о кожаном диване. Что на первом фото? На каком? Слева. На этой? Нет, на этой. Они одинаковые. Но что на них? Расскажите. Этот господин лижет женское влагалище… на сцене. А она должна насрать ему в рот. Не помочиться, а насрать. Вы понимаете, о чём я? А она не может этого сделать, она ржёт и обрызгивает ему лицо жидким дерьмом. А ему это понравилось!

Я запретил ему появляться здесь. Помочиться, ладно, но дерьмо воняет на весь бар. Видите этот стул? Какой? С квадратными ножками. Покажите какой. Мне видно только один стул! Я могу вам показать… Старые круглые ножки, сделанные в 18-м веке… ручная работа, многие клиенты хотели перевернуть стул и сесть на них. Я их все заменил. Если вы вставите квадратную ножку, то она застрянет. Или вы порвёте себе прямую кишку. Мне нравятся такие штуки. Если у меня хорошее настроение, я помогаю им. Я засовываю им ножку досюда, прямо до кишок. Они кричат: "Ой-ой-ой!". "Что-то не так? Это ведь то, чего вы хотели!" Но не так сильно. Тампон. Они бывают разных размеров. Разных размеров. Если вы оторвёте бумажку и вставите его себе, как женщина, и достанете часа через 3-4, он будет похож на цветок. А некоторые клиенты хотят пососать его! Я никогда не видел такого! Проклятье! Это не какая-то фантазия или… дерьмовую историю я вам рассказываю. Но это реальность. Она вытаскивает эту штуку… Иногда клиенты просто хотят вытащить его, а потом выбрасывают. Но другие сосут его. За большие деньги. Махмуд, когда вы видите такие вещи, а утром выходите из бара и идёте домой… Я имею ввиду, что вы видите, как остальные люди живут своей обычной жизнью. Как вы к этому относитесь? Считаете ли вы себя частью этого общества или вы чувствуете себя как на другой планете? Я считаю себя частью этого общества, но всё же я далеко от него. Кое в чём, да. Иногда я думаю, боже мой… Как могут такие привлекательные… Ох, но когда вы видите этих людей днём, они выглядят очень прилично, очень хорошо, в галстуках, вежливые… Они снимают шляпу при встрече с вами.. Но когда они приходят сюда ночью… Самая большая моя мечтауехать отсюда как можно скорее. Я продам бар вместе с персоналом или без него. И тогда я съезжу ещё раз в Иран, в мой старый дом, на Родину. Это моя заветная мечта. Я очень хочу увидеть дом, в котором прошло моё детство, мою родину, красоты северного Ирана. Это как рай для меня. Я хотел бы умереть там.

Здесь я никому не нужен. Такова моя судьба. Не важно, умру ли я здесь или там. Но мне очень хочется ещё раз увидеть Родину. Это моя заветная мечта. Дети мне больше не интересны. Они уже достаточно взрослые. Я благодарен немецкому народу, я благодарен немцам, за то, что они были так гостеприимны ко мне. Да здравствует немецкий народ, да здравствуют немцы. Да.

БЕДЛАМ Доктор Рут? Доктор Рут! Большая авария на пути Германии. Что случилось? Столкновение при движении реформы задним ходом. "Скорая" уже едет. А доктор Шварц не может этим заняться? У него сегодня гольф. Как обычно. Который час, Голди? Полшестого. Всё будет хорошо. Мы поставим вас на ноги. Вы меня понимаете? Как вас зовут? Выше голову, думайте о хорошем! Мы поставим вас на ноги в два счёта! Не волнуйтесь, всё будет хорошо! Вы застрахованы? Думайте о чём-нибудь приятном… У вас есть с собой страховой полис? Думайте о хорошем. Номер вашего страхового полиса? Будьте мужественным. На счёт три: 1, 2, 3. Разденьте его, живее! Что у нас? Подозрение на социальный инфаркт. Фамилия? "Рыночная экономика", имя: "Социально-ориентированная". Изучите показатель инфляции. Нарушение сердечного ритма в системе социальной помощи. 10 миллиграммов адреналиновой субсидии. Аритмия в Торговой палате! Приготовьте капельницу с субсидиями! Финансовый пузырь лопнул! Вот чёрт! Звоните доктору Кательбаху. Где новичок? Я здесь! Положите ваш учебник и помогите нам! У него занято. Попробуйте ещё раз. Кательбах должен быть здесь! Мобильность населения резко упала! Каков ваш диагноз? До сих пор вы не ошибались. Симптомы указывают на Манчестерскую травму. В таком случае у пациента были бы фантомные боли в брюшной полости Бисмарка. Здесь у нас просто старый добрый социальный инфаркт. Коронарный криз в системе соц. обеспечения! Она сбивается с ритма! 3 единицы экономического допамина! Где Кательбах? У него всё ещё занято. Полный отказ системы! Сердце не бьётся! Найдите Кательбаха и приведите его сюда! Даже если придётся притащить его за шкирку! Хватит учиться, пора действовать! Сердце не бьётся! Мы теряем его! Мы должны вызвать шок! Готовы? Великолепное поле для гольфа, но тяжёлое. Следите за ветром, дующим с моря, иначе вы закончите игру неизвестно где. Где можно найти доктора Кательбаха? Молодой человек, как же я могу вкратце объяснить вам теорию относительности? Каждый должен найти доктора Кательбаха сам. Минутку, пожалуйста. Алло. Пожалуйста, не вешайте трубку. Клиника "Германия", одну минуту. Ваш звонок важен для нас. К сожалению, все операторы заняты. Первый освободившийся оператор с радостью ответит на ваш звонок. Скоро вам ответят. Пожалуйста, не вешайте трубку. Мы обязательно вам ответим. Мы обязательно ответим вам. Одну минуту, пожалуйста. Общество это то, что создаёт рабочие места. Рынок регулирует себя сам. Стране нужно начать всё с начала! Чем свободнее экономика, тем свободнее общество. Доход равен инвестициям в рабочие места! Население никогда не было в опасности. Мы должны мыслить глобально. Мы выбрали вас для нашего пари. Экономность это модно. Капитал легко спугнуть. Капитал легко спугнуть. Вы думаете, что я тупой? Всегда одна и та же дрянь! Не принимайте это близко к сердцу. Что с вами не так? Вы хорошо выглядите. Я всё ещё жива. Сочувствую вам. Из-за генетического дефекта я прожила дольше социально-допустимого срока. Сегодня у нас запеканка из права. Она богата питательными веществами, сбалансирована и полезна. Но… Вчера было то же самое. Вчера было тушёное право. Понятно. Могу я для вас ещё что-нибудь сделать? я хотел бы… Доктор Спин, пожалуйста, пройдите в отделение логопедии. Доктор Спин, пожалуйста. Мы должны найти гибкое решение. Действия должны приносить результат. Общество это то, что создаёт рабочие места. Погоня за собственным интересом способствует повышению общественного благосостояния.

Глобальная экономика социальна. Относитесь к своей стране, как к хорошему другу.

Капитализм это не проблема, а решение. Слишком социальный значит несоциальный. Социальная ответственность бизнеса преумножает его доход. Мы должны исключить узкие места реформы! Люди, всё должно идти своим чередом! Бережливость это модно! Слушайте, пока я это делаю! Молодой, горячий, превосходный. Ну что, мы сегодня опять не говорим? Я знаю, что я должен верить в то, что я говорю. Но я не верю в это. Я просто не верю. Фондовый рынок даёт, фондовый рынок отбирает. Вернись к нам! Если вы продолжите в том же духе, вы убьёте беднягу. А вы только того и хотите! Дальше действовать буду я. Нет, не будете. Социальные инфаркты это не ваша специализация. Вы не можете применять свои устаревшие идеи в глобализированной медицине. У пациента просто временный шок от перераспределения доходов. Так вот как это теперь называется! Гениально! Суть реформы подсказывает, что нужно ампутировать сопутствующие издержки. Тогда через несколько дней он встал бы на ноги. Чувство собственного достоинства? Это тоже может понадобиться. Поверьте мне, так лучше. К чёрту! Я слышу пульс? Адреналиновую субсидию, 3 единицы! Нет! Подготовьтесь к кровопусканию. Вы ещё не доросли до лечения таких случаев. Господа! Господа, пожалуйста! Пожалуйста! Вам обязательно устраивать дебаты по этому вопросу в операционной? ГОЛДИ И ГОСТИ ТЕМА ДНЯ: СЛИШКОМ ЗДОРОВЫЙ ЗНАЧИТ НЕЗДОРОВЫЙ! Слишком здоровый значит нездоровый, вы согласны с этим? Профессор Акерманн, пройдите в отделение патологии. Доктор Кат… Не подскажете, где можно найти доктора Кательбаха? Похоже вы не согласны, доктор Рут? Долгие годы пациенты делали взносы в нашу кровеносную систему. Так куда же делись все эти запасы крови? В конечном итоге за всё расплачивается обычный пациент. Ваши популистские лозунги устарели. Это не популистские лозунги. Я задал вам вопрос… Это популистские… Если вы не способны ответить даже на простой вопрос… Позвольте мне сказать. Вы передёргиваете. Похоже, что у нас проблема с общением. Мы ещё вернёмся к вашему мнению, доктор Шварц. Доктор Рут, наше лечение не учитывает реальную ситуацию в нашей больнице? Я тоже Германия. Но я ничем не связан с ней. Кто я как Германия? Я просто не могу отождествить себя с ней. Если я взмахну своей рубашкой, я могу вызвать тайфун в Азии, который вырывает деревья с корнем. Но что это значит для меня? И что это значит для жителей Азии? Боюсь, что у вас порок нравственной гибкости. Но на всякий случай я хотел бы провести несколько тестов. Скажите, что вы видите на этих картинках… Запомните, здесь нет неправильных ответов. Не думайте подолгу, просто говорите первое, что приходит в голову. Двое мужчин мчатся во весь опор по дороге под названием Германия. А здесь? На лжи далеко не уедешь, если, конечно, у тебя нет кучи денег. Самоизоляция наше спасение! Хорошо, а теперь скажите вашу фразу. Встряска нужна в Германии. Нет. Германии нужна встряска. Ну, взяли! Я типичный пациент с отрицательными инвестициями. Меня заставили сократить штат из-за снижения производительности. Ай-яй-яй, оптимизация портфеля инвестиций? Мой человеческий капитал недостаточен. Вам понравилась еда? Она отвратительна. Приятно слышать это. Сегодня для вас освободилось место в привилегированной комнате. Пациент в "Скорой" спрашивает: "Доктор, а куда мы едем? " Врач отвечает: "В морг". Пациент говорит: "Но я же ещё не умер!" Врач отвечает: "Так мы ещё и не приехали". Мы должны отделить зёрна от плевел, активы жизнеспособных органов от неплатёжеспособных остатков тканей. Мы позволим ему умереть. Он всё равно умрёт. Независимо от того, сколько единиц адреналиновой субсидии мы ему вколем. Но ненужное не отделится само, и прибыль от органа будет выброшена на ветер. Вам потребуется весь ваш медицинский талант, чтобы склонить чашу весов в свою сторону. Доктор Кательбах? Пошёл на хер отсюда! Не видишь, я занят? В ЭТОЙ СТРАНЕ НЕ ВСЁ В ПОРЯДКЕ "Встряска". Что означает это короткое слово?

Внезапный, непредсказуемый, опрометчивый, неожиданный, быстрый, непредвиденный, резкий, немедленный… Эти слова пугают вас, потому что у вас неофобия. Вы отвергаете всё новое, а это опасно, друг мой. Тесты, проведённые на крысах, показали, что крысы-неофобы проживут на 20% меньше, чем неофилы. Неофилы любознательны, они готовы к переменам. Но я ведь не крыса. Крысы очень близки к нам. Вы удивитесь, но 99% крысиных генов совпадают с нашими. Они почти не отличаются от нас. У крыс-неофобов есть склонность к сильному ожирению. Похоже, что об этом вы и не подозревали. Всё может стать намного хуже. Да, мы можем! Да! Мы можем! ДА! МЫ МОЖЕМ! Да, мы можем! Одну минуту, пожалуйста. Мы вас соединим как только… Мы обязательно ответим вам. Минутку. Все операторы заняты. Первый освободившийся оператор… ПОЖАЛУЙСТА, ПОДХОДИТЕ ПО ОДНОМУ. Все операторы заняты. Не вешайте трубку, мы вам поможем. Нет сейчас земли прекраснее, чем наша страна, во всём мире. Где мы ненадолго останавливаемся вечерами под липой. Где мы ненадолго останавливаемся. Люди понимают, что здесь что-то не так. Вы просто завидуете. Мы должны разорвать этот порочный круг. Мы говорим о реалиях жизни. Много часов мы просидели там, и нам было весело.

Вместе пели, и слова песен кружились над нами, и залетали в дупло дуба. Вместе пели, и слова песен кружились над нами, и залетали в дупло дуба. Мы сможем встретиться в этой долине ещё много-много раз. Может Бог нам поможет, может Бог направит нас, Своей благодатью. Может Бог нам поможет, может Бог направит нас, Своей благодатью. А сейчас, спокойной ночи. Бог с небес присматривает за нами. В своей добродетели, Он нас защищает и оберегает.

В своей добродетели, Он нас защищает и оберегает. СЕАНС Так часто провозглашали наступление Последнего Дня, так часто объявляли о грядущем конце света, что когда он действительно наступил, безмолвно и так убедительно, как никто и представить не мог, это восприняли как должное. Земля была снисходительна. Но однажды даже этому пришёл конец. И тогда люди покорно погрузились в корабли, которые должны были доставить их в новый, неизведанный мир. На обратной стороне луны, защищённые от радиации и от вида своей родины, они основали колонию огромных размеров. Ещё никогда люди не жили так стеснённо. Это было общество без прошлого. Не только потому что им пришлось бросить все свои пожитки, но и потому что корабль, на который погрузили все предметы искусства, которые было решено сохранить, пропал где-то в глубинах космоса. Сначала люди были даже рады, что они не смогут больше увидеть потерянную красоту. Так они смогли полностью посвятить себя обустройству на новом месте. Спустя несколько лунных лет отчаянных усилий, они смогли построить устойчивую технократическую систему, основанную на критериях эффективности, которая в полной мере обеспечивала выживание. Величайшей угрозой стали воспоминания. Тоска по родине терзала людей и подрывала самые основы колонии.

Поэтому было решено использовать так называемые "сеансы", призванные упорядочить воспоминания, сосредоточить все жизненные силы на выживании и стереть остатки эмоций из памяти людей и машин. Тот факт, что личные воспоминания тоже будут стёрты, был скрыт от лунного народа. Все лунные жители должны были являться в Министерство Реконструкции и подвергаться сложной процедуре, после которой каждый чувствовал себя счастливо и беззаботно. С этого момента в колонии был введён добровольный контроль над мыслями, который должен был предотвратить появление болезни под названием "ностальгия".

Но, однажды, кое-что случилось: женщина покинула колонию без разрешения, пересекла запретную зону, которая защищала людей от вида и написала на лунном песке, собрав все свои силы, "Германия". Недалеко от этого места она умерла.

И хотя её доставили в Министерство тайно и очень быстро, слухи о таинственной смерти стали очень быстро распространяться. Оказалось, что женщина постоянно пропускала назначенные ей сеансы, и стала, таким образом, последним человеком, который помнил о Земле. Поэтому никто не понимал, что на самом деле значит это странное слово "Германия". Но с тех пор как в промытых мозгах лунного народа стало так много свободного места, у них появилась любопытство, такое сильное, что Министерству Реконструкции пришлось извлечь последние мысли, ещё сохранившиеся в мозгу мёртвой женщины, и сделать их доступными для всех. Так вот что такое "Германия". По крайней мере, это было то, во что они верили. И, наконец, тоска по родине стала спусковым крючком революции, которая перевернула всё в колонии вверх дном. Защитная стена, которая закрывала вид на Землю, была разрушена, правительство было низвергнуто, и образ жизни стал гораздо более свободным… насколько это позволяли скафандры. И теперь всякий раз, когда кто-нибудь на Луне чувствовал сильную непонятную тоску, то люди говорили: "Германия". Они думали об этой женщине, смотрели вверх и видели голубую планету, чувствовали себя счастливыми… и грустными… и вспоминали.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Может быть я просто почувствовала, что меня обняли.

Они не говорят, что факт смерти тысяч африканцев полностью их изменит, но так и будет. >>>