Христианство в Армении

Твоя жена, которая вовремя от тебя избавилась, или твои дети, которым на тебя наплевать?

Перевод субтитров Offshorepublic (2012) [offshorepublic.blogspot.com] Мне сегодня очень не хватает вас. У меня опять неудача. Боже, верни меня к началу моему, туда, в те дни мои. Сеит, иди скорее домой, тебя мама зовет! Сеит, тебя мама зовет! Сеит, тебя мама зовет! Ладно, не кричи!

Быстрей!

У тебя на носу муха сидит! Нет, не сидит! У тебя на носу муха сидит! Где она? Сеит, иди скорее домой, тебя мама зовет! Это наши дома, большой и малый дом. У меня два брата, оба ушли на фронт вместе с отцом, и давно уже нет от них никаких вестей. В малом доме живут наши близкие родственники. А вернее, все мы одна семья.

Так повелось у нас со времен кочевья, когда деды наши вместе разбивали стойбища, вместе гуртовали скот. Малый дом тоже проводил в армию сына. И я был единственным мужчиной в семье.

Но самым главным человеком в нашем доме была моя мать. Мы ее звали " старшая мать". Что ты вокруг меня кружишь? С чем приехал, с тем и уедешь. Что вы за человек? Не бывать этому! Я на бричку хочу ее поставить. Работать некому. Да где это видано, чтобы женщины возили мешки на бричке? Да если бы не моя нога, я бы сам эти мешки на себе таскал! Оставь мою невестку в покое. Пусть работает, как работала. И так я света белого не вижу. Попробуй, управься в двух дворах! Неделю разогнуться не могу, поясницу ломит, кукуруза не полотая стоит. А на бричках ездить разве женская работа? Знаю, что не женская, но кому-то надо работать. Мужиков где взять? Я и решил просить солдаток. Вы невестке запрещаете, а с нас знаешь, как спрашивают? Хлеб солдатам нужен. А если вы за нее боитесь, я Сеита к ней приставлю. Он никому не позволит и близко к ней подойти, не сомневайтесь. Сеит молодец. Эти ребята кормильцы наши, они нас и выручают. Ах, ты, бродяга мой. Сеит, на кого ты похож? Зарос весь. Дед наш тоже хорош, побрить голову внуку не найдет времени. Сеит, оставайся сегодня дома и подкорми лошадей. А завтра дадим Джамиле бричку, будете вместе работать. Не бойтесь, апа, он никому не даст ее в обиду. Если будет надо, я еще пошлю Данияра. Он безобидный малый. Кто это? Хромоногий солдат, что недавно с фронта вернулся. Сеит, я хочу Джамилю на бричку поставить, а мать не соглашается. Уговори ты ее, а?

А что, ее волки съедят? Ишь, какой! Что ты понимаешь, умник! Иди поешь, да поменьше разговаривай. Он джигит двух семейств, вы им гордиться можете! Какой джигит, дитя еще, а работает день и ночь. Опустели наши дворы, точно брошенное стойбище. Не плачьте, лишь бы они вернулись. Апа, отпускаете Джамилю? А то меня там ждут. Ну что ты привязался? Джамиля! Сказала, не отпущу, и все! Чем твоя невестка лучше других? Другие же работают! Они по 5-6 лет живут в семье, а моя только 2 года.

Мы же план срываем! Куда это годится? И у меня помощников нет, с утра до ночи спину не разгибаю, куда ни посмотрю, всюду работа, да жаловаться мне некому! А совесть у вас должна быть? Хоть на недельку отпустите! Хлеб фронту нужен! У вас же сыновья там!

Хватит, а то ты меня, старого, совсем загоняешь. Хорошо, аксакал, поезжайте. Джамиля! Пошли домой, бригадир сказал тебе на новую работу! Мы с тобой и Данияром зерно будем возить! Мать ругается, а ты не отказывайся, ладно? Отдышись сначала. Пошли! Бери вилы, помоги. Пошли! Бери вилы. Джамиля! Джамиля! Поедем с нами, там сено некому накладывать! Две брички подано, выбирай! Джамиля, давай помогу. Я тоже. Давай. Не подходи! Ты чего? Брата нет, так вам все можно? Посмотри на него! Убирайтесь! Да никак это заступник из рода Давлетбеков! Не мешайте! Убирайтесь! Ты чего дерешься? Думали, муж уехал, так за меня и заступиться некому? Проваливайте! Ты что делаешь, Джамиля, перестань! Гляди за ней в оба, а то украдут! Комбайн опять встал. А я сюда. Не ждала? Ну, долго я буду за тобой бегать? Смех! Ну-ка. Отстань, иди своей дорогой. А у меня кругом дорога. Куда ступлю дорога. Кого схвачу моя. Ты не очень, баба! Мужиков теперь не так много, чего ломаешься! Не подходи! Всю жизнь буду солдаткой, на тебя плевать не захочу! Вот и видно, что солдатка. Бесишься без мужниной плетки. Была бы ты моя баба, я бы тебя выучил. Отстань! Отпусти ее! Уходи! Пошел вон! Да пошел вон, щенок! Зачем ты с ним разговариваешь? Зачем связываешься с такими? А ты не думай о нем. Разве это человек? Трудно сказать, что произошло с Джамилей, почему просветлело у нее на душе. Я бежал за ней, смотрел на нее и от меня тоже вдруг отлетела грусть. Я не знал тогда, что во мне рождалась картина, которую я потом назову Женщина, бегущая по лугу. Постой, Сеит! Все равно догоню! Ну, постой, постой! Хватит вам! Хватит! Все равно догоню! Джамиля, что ты так веселишься? Может, вести хорошие принесла? Да нет, мама. Я просто так. Постой же ты. Хватит, успокойся. Зато у меня есть новость. Пришло письмо от Садыка. Сеит, позови всех наших, и соседей тоже, скорей. Сеит! Сеит! Я наперед знал, что писал Садык. Все его письма походили одно на другое, как ягнята в отаре. Садык постоянно начинал со слов " послание о здравии" и затем неизменно сообщал: "Посылаю это письмо по почте моим родным, живущим в благоухающем, цветущем Таласе, деду Джолчубаю, премного любимой, дорогой старшей матери." Дальше шла его мать, а потом все мы в строго очередности. После этого следовали непременные вопросы о здоровье и благополучии аксакалов рода, близких родственников. И только в самом конце, вроде бы второпях, Садык приписывал: " А также шлю привет моей жене Джамиле". Он еще о нас справляется. Вот написал словечко, что жив и здоров, нам больше и не надо. Садык в госпитале, вот он и пишет, а от моего уж год как нет ничего. Подождите, рано еще их оплакивать. Мало ли что на войне бывает. Давайте лучше благословим их. Ты что это? Вместо того, чтобы радоваться, поникла вся. Или только у одной тебя муж в солдатах? Нет, не ты одна в беде. У всех горе. Со всеми терпи. А как же? Тоскуй, но виду не показывай, в себе таи. Джамиля и Садык прожили вместе всего 4 месяца, потом началась война. Встретились они на скачках.

Если джигит догонит девушку, он может поцеловать ее, если не догонит, позору не оберешься, она при всем народе отхлещет его камчой. Говорили, что после этого оскорбленный Садык похитил ее. Другие, впрочем, утверждали, что женились они по любви. Откуда мне было знать? Я помню, как ее привезли и как вводили ее в дом. Ей очень не хотелось расставаться со своей девичьей шапкой. Ты должна благодарить Аллаха, дочь моя. Ты пришла в благословенный дом и в крепкий род. Это твое счастье. Вот то-то и оно. А счастье в том, чтобы детей рожать да чтоб в доме твоем был достаток. А у тебя, слава Богу, останется все. Повезло тебе, доченька. Что правда, то правда. Только счастье живет у того, кто честь и совесть свою бережет. Помни об этом, соблюдай себя. Принеси в наш дом счастье. Будь многодетной матерью. Будь примерной женой. Вот так и осталась она у нас. Джамиля и Садык прожили вместе всего 4 месяца. Потом началась война. Наедайтесь побольше, завтра с утра в путь. Я все-таки не остался дома, а поехал на ток, там я ночевал обычно. Лошадей отвел на люцерник. Теперь нам предстояло вместе возить хлеб на станцию. Это было здорово. Это твои лошади в низине? Две мои. А другая пара? Это как ее, Джамили, что ли. Кем она тебе доводится? Жена твоего брата? Бригадир сказал, чтобы я присмотрел. Подай мне ведро. Данике, расскажи что-нибудь о войне. Лучше ничего не знать о войне. На войне ты кем был? Солдатом. Чем тебя ранило? Пулей? Осколком. А сейчас больно? Не то, что больно, только в коленке плохо сгибается. Почему говорят, что ты контуженный? Говорить все можно. Ладно, спи, завтра рано вставать. Сеит, веди моих коней сюда скорей! Очень долго ты копаешься! А ты что как столб стоишь? Не проснулся еще, что ли? Сеит, что так долго? Живее давайте.

Нам нужно степь до жары проехать. Быстрей! Ну и пара! Эй, послушай, так не пойдет! Мы так и будем в одиночку работать? Сеит, лезь на бричку, будешь мешки укладывать. Давай руку. Бери второй. Алтынай, ты моим джигитам мешки поменьше давай, а то они больно сильные! Я им завтра их соломой набью. Хитрая, нашла, чем его подцепить! Такой-то верзила, и слабосильный! Эй, как тебя, Данияр, что ли? Ты вроде мужчина с виду, давай, открывай путь! Айда, Сеит! Зачем ты смеешься над ним? Да ну его! Я так, в шутку. Ничего с этим бирюком не случится. А потом и я стал подшучивать над Данияром не хуже Джамили. Даже он заглядывается! А что же говорить о других? Наверное, он думал, что делает это незаметно, но я все примечал и мне это начинало не нравиться, даже вроде бы оскорбляло мои чувства. И детский эгоизм в душе моей разгорался жгучей ревностью. Мы все время изобретали новые проделки. Среди мешков, в которых мы возили зерно, был один огромный, пудов на 7. И вот как-то на току мы решили подшутить над Данияром. Пошли! Айда! Айда! Путь нам предстоял дальний. Мы выезжали рано утром, а приезжали на станцию после полудня. Каждый колос хлеба фронту! Как-то так получилось, что мы забыли об этом семипудовом мешке и вспомнили о нем, когда уже кончали разгрузку. Ты штаны сначала подтяни, а то потеряешь на полдороги! Брось мешок, я ж пошутила! Бросай мешок, Данияр! Бросай, Данияр!

Беги, Сеит, поддержи его. Эй, бросай мешок! Я тебе приказываю! Брось мешок, Данияр! Бросай, слышишь?! Ты что, парень, сдурел? Разве я не человек, разве я тебе не разрешил бы высыпать внизу? Зачем ты таскаешь такие мешки, да еще с больной ногой? А если бы упал?

Нет, зачем ты таскаешь такие мешки? Это мое дело. Данияр, спел бы что-нибудь, а? Будешь ты петь? Джигит ты или нет? Данияр! Нашла у кого просить! Вот тогда и открыли мы для себя Данияра. Эти песни покорили нас, меня и Джамилю. И весь мир, который был во мне с детства, который я знал, чувствовал и любил, все это всколыхнулось во мне в звуках и красках. Эй, Эльджур! Эй, началась война! Это во мне просыпались сказители о батыре Манасе, через меня обращались они к народу: "На войну! На коней! На врага, потомки Манаса!" Это во мне плакали вдовы и матери. Ты куда? Пойду лошадей напою. Как изменилась вдруг Джамиля. Она неотступно и трудно о чем-то думала. Снял бы ты гимнастерку. Давай постираю. Только один раз за все это время Джамиля громко хохотала. Целуй, а то бросим! Ой, не надо! Пошутили и хватит. Отстань! Джамиля! Джамиля, иди поешь! Джамиля! Сеит, иди сюда, посидим. Ее тоже что-то томило, что-то копилось и созревало в ее душе и она страшилась этого. Я всегда ждал, что она скажет мне об этом, о чем-то очень важном, объяснит, что тревожит ее. Ведь в конце концов, она невестка моих родителей, она жена моего брата. Что стоишь? Что смотришь? Езжай, не смотри на меня. Езжай, тебе говорят! Наутро я проснулся с ощущением беспокойства и радости в душе. Из головы не выходило то, что я видел ночью. Я ходил точно во сне и смотрел на мир изумленными глазами, точно увидел все впервые. Байке, я не могу больше туда ездить, поймите. Что ты заладила? Я же не отказываюсь работать. Дайте мне другую работу. А на станцию я ездить не буду! Что с тобой, Джамиля? Нет у меня другой работы! Отпустите меня, прошу вас. Овод тебя укусил, что ли? Не буду, и все! Не хочу ничего слушать. Я не буду на станцию ездить. Объясни, что случилось? Забирайте бричку, посылайте меня куда угодно, но не на станцию! Если обидел кто, так и скажи. Я же не отказываюсь работать!

Зерно солдатам нужно! Я не могу больше туда ездить! И я не могу. Будешь работать. Нет у меня другой работы! Алтынай, отпускай людей. Да не успеваю я. Джамиля, отправляйся. Бессимилля!

"Бессимилля! Благослови Аллах" , сказал я, как когда-то в детстве говорил мне это отец, впервые сажая меня на коня. Бессимилля это значит " новое начало". Ты что, оглох, что ли? Брички давно нагружены, целый час кричим! Ты что тут делаешь? Отдай мне это. Не верилось, что я нарисовал нечто похожее на то, что хотелось выразить. Но где-то в глубине души уже поднималось наивное ликование, даже гордость. И мечты, одна другой заманчивее, кружили мне голову. Я уже хотел написать множество картин, прекрасных картин. Данияр, помоги мне уздечку поправить. Ты что, или не понимаешь? Что, я одна на свете? Думаешь, мне легко? Кто тут из аила Куркуреу? Не знаешь? Не знаю. Там спроси.

Кто из аила Куркуреу? Вы никого не встречали из аила Куркуреу? Кто из аила Куркуреу? Там, у бричек. Джамиля. Ах ты. Джамиля, ты что, не узнаешь меня? Джамиля, здравствуй! Как вы тут? Я как знал, что ты здесь. Да, я только что от Садыка. Мы вместе в госпитале лежали. Через месяц-другой вернется, жди. Я письмо от него привез. Керим! Керим! Здравствуйте! Керим приехал! Ты что, очумел? Да ты куда сорвался?! Джамиля долго не возвращалась. Куда она запропастилась? Данияр тоже не спал. Уйдет он после всего этого, не останется теперь в аиле. А куда ему идти? Почему так получается в жизни? Мне захотелось подойти, обнять его и сказать ему что-нибудь хорошее. Но что я могу ему сказать? Данияр, я пришла. Я сама пришла. Обними меня, Данияр, обними. Пусть говорят что угодно. Разве ты виноват? И я не виновата. Я всю жизнь ждала тебя, Данияр. Я знала, что ты придешь ко мне. Любимый мой. Одинокий. Я больше не могу без тебя, Данияр! Я больше не могу без тебя, слышишь? Хороший мой. Я люблю тебя. Я не могу, не могу. Разве он любил меня? Он даже поклон в конце письма приписывал. Данияр, обними меня. Джамиля. Я никому тебя не отдам, никому! Скоро уже осень, думал я.

Как жаль, что лето так быстро кончается. Не ведал я, оказывается, что ждало нас в ту осень. Джамиля! Джамиля! Джамиля! Только сейчас, лежа на земле, я вдруг понял, что любил Джамилю. Да, это была моя первая, еще детская любовь. Долго я лежал, уткнувшись в мокрый локоть. Я расставался не только с Джамилёй и Данияром, я расставался со своим детством. Когда я прибрел домой, мне стало ясно, почему они ушли. Вернулся из госпиталя Садык. Мы его давно ждали. Боже! Сколько сплетен и пересудов началось в аиле! Мать, она всегда мать. Как она пыталась скрасить возвращение Садыка! Какой, должно быть, она виноватой чувствовала себя перед ним. И потому хотелось ей встретить его по обычаю и благословить. Давно надо было гнать из аила эту приблудную собаку! Попадись он мне, убью, пусть судят! Не позволю, чтобы всякий бродяга уводил наших баб! На коней, джигиты! Догоним их на станции! Торопись! Что это? Это ты рисовал, а? Мы готовы, Садык, поехали! Сейчас иду! Кто это? Отвечай. Тебя спрашивают. Куда они пошли? В какую сторону? На станцию или на разъезд? Садык, мы тебя ждем! Сейчас! Я тебя спрашиваю, куда они пошли, на станцию или на разъезд? Хоть бы их не догнали. Бегите, быстрее бегите. За вами погоня. Они уже близко, они скачут. Берегись, Джамиля, берегись! Они догоняют! Не стреляй! Нельзя стрелять! Жаль, не догнали. Убил бы на месте. Ушла, туда ей и дорога. Пропадет Джамиля, пропадет. Куда ушла? Зачем? Ай, Джамиля. Эх, Джамиля, Джамиля. А какой хозяйкой была бы она в семье! Ушла, отреклась. А зачем ушла? Разве худо ей у нас было в доме? Я завтра уезжаю в город, меня посылают учиться. Я хочу рисовать. Хочу стать художником. Что ж, поезжай. Оперились вы и по-своему крыльями машете. Да откуда нам знать, высоко ли вы взлетите. Что ж, поучись, узнаешь. Может, в городе ты. и одумаешься. Не ремесло это рисовать да малевать. А может, и ваша правда. Поезжай. Да только не забывай дом свой. С того дня дом наш распался и я уехал учиться. И теперь бывают у меня неудачи, бывают и такие тяжелые минуты, когда я теряю веру в себя.

Тогда я подолгу смотрю на свои детские рисунки и как бы веду с ними разговор. Теперь я знаю, что искусство похоже на дикую лошадь. Сколько раз я падал и вставал. Я смотрю на свои рисунки и вспоминаю Джамилю и Данияра. Никогда не забуду об этих людях, открывших мне красоту мира.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Сэр, мы прямо в отель?

Можно и так сказать. >>>