Христианство в Армении

А мы с тобой пойдем развлечемся.

Переведено на Нотабеноиде Переводчики: Ninako, wlgserg, JuggernautSteel, Jinn5 caranemica, Yokky, Tomatoknight, Pfefferholz laplander, evzar, TrRoller, dead_coyote, ArsonFire, paushu_ruslan, serg2001 и ещё 1 человек Просто, блять, выйди из книги, удиви соседей. А они: «Ого, там охрененно большая книга». Энди Уорхол сказал: «В каком-то смысле обязательно нужно выйти из книги». Сказал, а потом — пыщ! И прическа такая. Или что-то похожее говорил. Итак, мы здесь, да. Это видео. Очень, очень особенное видео. Видеоальбом, вот что это. В нём все эти невообразимые смешные штуки. Они у меня в мозге, я полагаю. Потому что люди думают, — я на наркотиках. А я нет, совсем нет. Только немного кофе. Когда я принимаю наркотики, я думаю: «Страховка!». Вы когда-нибудь запаривались по этому? И пенсии! Очень хорошо ощущаются. Короче, не ешьте наркотики, а то будете как. Наперстки! Вот о чем я на самом деле хотел поговорить. Потому что сегодня о них не так много пишут, да? Не думаю, чтобы когда-то писали много. «Наперстки:», — мужик говорит. Вы поняли, о чем я, да. Моя бабушка говорила: «Надевай на пальцы наперстки, это поможет. Если вдруг иголкой ткнешь палец, а потом вдруг в мозг, и смерть». А до того, как изобрели наперстки, было так: «Наперстошная смерть! Трагедия! Целая семья! Семья швей!» «И будут изобретены наперстки!», — говорит ясновидящий в большой шляпе и бороде. «Проезд детей без наперстков в автобусе запрещен». Лучшее, что можно сделать с наперстками — это надеть на пальцы и показывать лошадей. Лошадей, у которых слишком много ног, видимо. У них именно такой металлический звон? У лошадей есть копыта. И металлические дуги, прибитые к каждой ноге. И это все ради стука! На протяжении веков кузнецы говорили: — Это ваша лошадь? Лучше б вам прибить по железной дуге на каждую ногу. — Ооо, не, спасибо. У нее уже есть копыта. Спасибо большое. — Все-таки лучше прибить полукруглую железную фигню. У вас когда-нибудь был прокол на лошади, на скорости 120? Стальные круги! Вот что тебе надо, чувак. Это противоугоночные копыта? — Ну я не совсем точно знаю. В смысле, допустим, что этот звон стоит свеч. В конце концов, кузнецы веками успешно занимаются этим но они пытались сделать это со всеми копытными! У вас остались какие-нибудь животные? Коровы? Тащи, у них тоже копыта. И свиней, и овец тоже, тащи всех. Обуем. И уток давай, и гусей. Устроим здесь кровавую баню. И соседа с книгой тоже. Вся ферма за 50 фунтов. Утки такие: Выплывают: Они же не плавают брассом. А гуси типа кролем плавают. Лошади должны быть очень удачливы. Подковы приносят удачу, а лошади подкованы четырехкратной удачей. Они, наверное, самые удачливые звери в мире! Они, наверное, выигрывают все лошадиные бега! «Сейчас 3:30 пополудни, и сегодня каждая лошадь пришла первой» Одна потеряла подкову и пришла четвертой. А утка была девятой. Бежало пять. Они так и говорят в конце репортажа. Немного бесполезности. «Бежало пять». Как будто люди приходят домой: «Так сколько же бежало?!» Или в чем смысл? Бежало пять, одна приковыляла. Одна приехала в маленькой машинке. Другая — на виндсерфе, третья — на дельтаплане. Давайте, проспрягайте глагол 'to hang-glide' [лететь на дельтаплане]. I hang-glide, you hang-glide, he / she hang-glides, we hang-glid, you hang-glideded, they hang-glidededed. Это все чепуха, ладно.

Иногда ты идешь в магазин купить наперсток, или подкову или мех, или слона, и ты идешь в местный супермаркет. Не смейтесь так часто. Местный супермаркет охрененно большой. Здоровый, как целая деревня. И все там: геи и негеи, богатые, бедные, — все. Каждый толкает эти тележки. «Мы хотим йогурта?» — «Я не знаю». И ты можешь трогать все эти вещи, класть в тележку, Потом устаешь: «Ах, оставьте. Я не хочу» Просто бросаешь свою тележку, типа: «Буээээ, ффффуууу». Видишь чужую — о, я эту возьму! А тележки, они же никогда не катятся прямо. Вы когда-нибудь катили тележку? Потому что справа всегда болтается колесо. Она врезается кому-то в живот, этот кто-то бросает тележку вместе со всем барахлом и тогда-то ты идешь прибарахлиться. А если ты попал тележкой в бабушку то получаешь сеточку для волос и собачий корм, больше они ничего не покупают. В определенном возрасте, около 80, они решают: «К черту все: сеточка и собачий корм». «Сейчас мне больше ничего не надо». Потому что у них дополнительное время! И можно ходить в смирительной рубашке. Сеточки для волос, конечно, абсолютно бессмысленны. Мы все это знаем и потому поражаемся людям, которые их носят. Потому что когда с утра ты снимаешь ее, на голове получаются крестики-нолики. — Бабушка, зачем? Зачем сеточка?! — Волосокрады. Волосокрады, они приходят по ночам. Крадут твои волосы!

И продают тебя в рабство. В Азербайджан. С собачьим кормом та же фигня. Был такой корм, черно-белый, назывался «Мистер Пес». Это были маленькие баночки для маленьких гламурных собачек. И была большая рекламная кампания: «Покупайте »мистер пес« вашим маленьким гламурным собачкам! Может быть, они наконец нахуй заткнутся». Это было весело, а потом была такая встреча типа «Погладь свою бороду» в офисе «Мистера Пса». «Мы продали только две банки »Мистера Пса« И одни бородачи говорили: »Но ведь две банки«! »Давайте поменяем название«. Они поменяли. С »Мистера Пса« на »Цезарь«. В моей книге соотношений поехали картинки. »Мистер Пес«, маленькие собачки, можно увидеть что-то типа связи. Цезарь — древнеримский вождь, 2000 лет назад. Маленькие собачки. Извилистая дорожка до туда, да? Налево на светофоре, чтобы добраться. Думаю, это одно из тех решений, что приходят в три утра. — Цезарь! Назовем »Цезарь«! Цезарь!!! Как тебе? Точно, точно, чертов Цезарь. Цезарь был древнеримским полководцем Маленькие собачки тоже древнеримские полководцы. Да, »Cesar«. Но мы пропустим одну букву. Цезарь почему-то пишется »C-e-a-s-a-r« Я не думаю, что 2000 лет назад Цезарь говорил: »Я разрушил Помпеи. Я — первый император Рима. На моей главе лавровый венок. С немного выщипанными листами спереди.

Через 2000 лет меня вспомнят как баночку собачьего корма. Для маленьких гламурных собачек. И меня будет играть Джеймс Мейсон. Будет-будет. Он так и делал. «Иииии, — Джимми!» Нет, не делал, это ложь. Хотя это повеселило бы нас. «Леди и джентльмены: Джеймс Мейсон!» «Джимми, что это ты делаешь?» Извините, забудьте все это. Мы это вырежем. Супермаркеты. Как только ты заходишь туда, над тобой проводят психологические манипуляции. Ты заходишь — а там всегда свежие фрукты и овощи. Из Франции, Германии — все свежие. Ты думаешь: какой свежий магазин. Здесь все свежее! Здесь мне будет хорошо. Просто подумайте об этом Вы же не заходите в туалет, там ершики, туалетная бумага разбросана. И думаете — какой говеный магазин. Здесь все из говна. Я не буду здесь ничего покупать, я поеду в Азербайджан. Я понимаю, мне не обязательно все изображать. Так, и во всех этих фруктах есть витамины. Витамин А. Полезен для вашего Э. Витамин В. который,как мы знаем, полезен для Э. Витамин С от цинги. Сейчас конечно же бушует цинга. Люди звонят: «Я сегодня не смогу выйти на работу, у меня цинга». Да, я живу на корабле. Изо рта льется пена. Тут проблема с капитаном Куком. Витамин D, он тоже нужен для Э. Витамин Е для кожи, ну и больше нет витаминов. Целый комитет по именованию витаминов сидит: — Витамин F. Есть предложения? — Нет. — Бля. Пойду набухаюсь. в Азербайджане. И все эти люди делают еду, как бабушка Смит [это такой сорт яблок]. Старая миссис Смит делает яблоки. Кто вообще эта женщина? Здрасте. Я — миссис Смит. Я тут сделала яблок. Из хлеба, прогорклого жира, ржавчины и капельки зеленой краски. — Нет! Это же ужасные яблоки, миссис Смит! Уходите, миссис смит! Уходите! До тех пор, пока ваша дочь не родит. — Трахайся, дочка! Трахайся! Это маркетинговая идея — трахаться ради детей. Моя дочь родила! Я теперь бабушка Смит! Заходите, бабушка смит, заходите! Отличная идея. Давайте ваши сочни яблочки. Для нашего члена семьи, мистера Вкуснятинка. У него тоже яблоки, золотая Вкуснятинка. Заходи, золотой. Антоновка тоже. Юрий Антонов, заходи своей летящей походкой. Ранетки, блять. тоже давайте сюда. И Гитлер тоже. (Они вместе сажали деревья). И Джефф Брукли, из семьи Брукли. Так, это все что касается деревьев. Яблоки замечательные. У яблок пользовательский интерфейс. Большие, сочные, ты такой грызешь их. А потом начинаешь собственно есть. Всегда делайте сначала так по-собачьи. А когда подберетесь к косточкам, сделайте «Уээ», они вылетят. Потому что если проглотишь, на голове вырастет яблоня. Мы-то знаем, что это правда. Апельсины. Сейчас идет серьезная война, если вы не в курсе. Внутренняя война между большими старомодными апельсинами, охрененно большими, сталинистами. Огромными. Короче, апельсинами. И новорожденными сортами: сацуми, минеола, кумкват. Серьезная большая жирная война. Потому что сацуми, эти капельки мочи, едят так: И ты ешь их одну за одной. Вроде их так много, и если в комнате много народа, ты ходишь: «Давай-давай, ешь». Обойдешься по дешевке. Сацуми всем и каждому! Ты ходишь, а все говорят «Не-не-не. хотя, ну ладно, давайте». Сацуми — это отлично, капельки мочи, да. Но такое не прокатывает с апельсинами. Потому что в апельсине — как в немецком фильме «Лодка» [Das Boot]. Когда Юрген Прохнов говорит: «Не пускать их в апельсин!» «Это самое главное! Иначе выльется сок, и это будет вообще плохо». «Ломайте им пальцы, погружаемся». «Пусть еще кожура отходит маленькими кусочками». Иисусе Христе! «Они вламываются, открывай все трубы в неожиданных местах!» Так и есть, ведь нет никакой вероятности, что кто-нибудь ест апельсин, и говорит: — Вы так милы. Впрочем, никакой верятности, что кто-то так скажет, в любом случае. Короче, апельсины идут нахуй! И груши идут нахуй. Потому что это претенциозные тупицы. Сочные требуют полчаса. И ты все равно так и не попадаешь внутрь. Каменнная стена или грязная каша. В супермаркетах люди забивают в них гвозди. «Погодите, мы сейчас сделаем полки, а потом берите свои груши». Реально, когда вы щупаете их. Щупаете, щупаете. Тестовый щуп. Вы видите по телеку французских поваров, которые тоже щупают. Но я в этих щупаньях ничего не понимаю, поэтому обычно так: — Вот этот хороший? Я щупаю этот, он хороший на ощупь? Это выглядит как экспертное мнение, конечно. Так-так-так. Ммм. Этот. Они даже не смотрят на них, иногда только случается — О, черт! Не-не, в этом дыра, я не буду. Или просто кладете его в угол витрины. Типа это все администратор.

Так, в общем, нахуй груши. Груши, они как. Как камень. Вы думаете: возьму домой, а дома они размягчатся. Кладете их в миску. А они такие: «Нет, нет, нет, еще не мягкие, не мягкие. Ждем, пока он уйдет из кухни. Теперь, давай, мягчеем! Ты заходишь обратно, думаешь: »Возьму одну«. А эти груши мертвы. Мертвые груши, чувак. Эй, что ж случилось, ребята? А они: »Хе-хе-хе«. Дальше у нас бананы и кожура от бананов. Эта тема, что все подскальзываются на бананах. И бурное веселье, которое это сопровождает долгие годы. Не знаю как вы, но я никогда, никогда в своей жизни не видел, чтобы хоть кто-то реально подскользнулся на кожуре. Я никогда не видел таких документальных съемок.

Я конечно слышал рассказы, да, люди рассказывают истории. Нацистская пропаганда. Все эти фрукты издалека. И мы едим фрукты из Южной Африки без ощущения нашей вины. И звездные фрукты с Марса. Это здорово, у тебя есть выбор. Приносишь их домой, складываешь в корзинку. И смотришь как они гниют. Ты ж никогда их не ешь. Случайно проходишь мимо, думаешь: »Нет, что-то не хочется«. О, »Марс«, отлично. Все, наелся. А фрукты снизу уже гнилые. Кроме апельсинов. Они лежат и говорят: »Нет!« Выкидываете все, и только апельсины остаются. Месяцами сидят. Сталинисты. А еще в супермаркетах есть этикетки. Теперь этикетки есть и на еде. Можете посмотреть — четыре грамма протеинов. Это хорошо? Это много ли для протеинов? Вы умрете от недостатка протеинов? Или от передоза? Две сотых миллиграмма натрия.

Натрий взрывается в воде. Мне нужно две сотых миллиграмма этого? А кальций? может быть передоз кальция? — Хм, мне кажется, в вашей диете слишком много кальция. Вы постоянно едите известковый салат? Значит, ты делаешь свой выбор в супермаркете. Идешь туда, к очередям. Там 30, 40, может быть миллион очередей. И ты идешь, выбираешь один из этих проходов. Таких огороженных проходов со всякой фигней. И вдруг! Очереди кончаются. У тебя остается 30 секунд на выбор очереди, и ты такой: Мы все отлично разбираемся в стратегии выбора очереди. Никто нас этому не учил, мы просто думаем: »Четвертая, четвертая выглядит неплохо. Седьмая. Всего несколько человек, и все с корзинками. Корзинки — это отлично. Должно быть быстро. Семнадцатая! Только что открылась. Ты — за батоном, ты на семнадцатую, я на четвертую. Прием, прием. До кого-нибудь дойдет очередь, и мы вместе выберемся отсюда, да? На седьмую, все на седьмую! Черт, впереди кредитка, я бегу на четвертую! Я упустил четвертую! Ты, сука! Я забыл там свою ауру. Аура — это всегда хорошо, да? Пока ты не просите талон на парковку. «Ваша аура остается здесь» — «Ах, извините». И тебе неплохо стоится в очереди, пока кто-то в трех метрах, у кассы, не начинает тупить. И ты сразу начинаешь опаздывать, а он еще платит! Он почти ушел! — и ты начинаешь: «Даввввай, даваааай!». Война же идет, если че. Новые очереди — вот что я всегда ищу. Новые очереди. Это конец радуги, там, где зарыто все золото мира. Новые очереди. Ты можешь стоять пятым, шестым в 15-минутной очереди, и вдруг: «Новая очередь!». И ты уже там. И все самые быстрые, самые ловкие, тонко чувствующие там. И вы смотрите, не появятся ли еще новые очереди. Работники стоят около кассы, кладут туда деньги. И как только ты видишь суету вокруг кассы — Но чтобы было не так очевидно. Чтобы кто-нибудь другой в очереди не заметил. Просто следишь боковым зрением. Пытаешься так. «Смотрите! Там чувак с пушкой, видите?» «Он собирается стрелять!» — Ооо, новая очередь! А потом начинаешь сомневаться — касса открывается или там меняют ленту. И ты, ты не хочешь, чтобы: «Ах, вы не открываетесь.» «Черт! Я здесь стоял, здесь». Можно было б связать всю одежду в веревку. «Ах, вы не Ну ладно». Смотря что вы носите. Ваши аплодисменты часто такие: «Даааа!!! А что это было вообще?» У них там еще пиликающие аппараты стоят. С такой штукой в форме звезды. Как будто аппарат говорит: «Ага, хорошо».

«Да-да, отлично». Это наверняка скучно. Каждый день. Ничего не происходит. И иногда: Пищи, блять! Это же товар! Она такая: «Нее, мне скучно». — Ну давай, пищи. — Я не хочу :(. Ладно, я прочитаю тебе. Толстая, тонкая, толстая, тонкая, толстая, толстая, тонкая. Ты меня слушаешь? тонкая. — Ах, забыла, я просто введу вручную 50-значный код. Секундочку. В наши дни все намного быстрее. И вы понимаете, что иногда из рук появляются две морские лилии. Покупки ночью, на заправке — это 20 век. Не думаю, что кто-то предполагал, что так будет. И вот вы на заправке, в три утра. В спальном районе. В три утра, на заправке. За прилавком, за пуленепробиваемым стеклом, лежит парень. Мертвый. Или спит, вы же не знаете. Неважно. Даже если мертвый, все равно вы: — Вставаааай. Хочу едыыы. Он просыпается: «Извини-извини, я просто хотел у меня нет машины, понимаешь». И начинаются проблемы в общении, да? Пуленепробиваемое стекло еще и звуконепробиваемое тоже. Попробуй сквозь него поговорить. — Мне ржаной хлеб. Нет, это солярка. Ржа. Ной. Хлеб. Два слова.

Первое как ржаной. Три утра, такая ситуация, сзади уже очередь. — Ржаной. Неет, — ржаной. Очередь убийц! С разным оружием. Один на верблюде. Герои из «Стар Трека». Ты: «Ржанооой хлеб, чувак, хлеб!» Пожалуйста, быстрей. Стараешься побольше шуметь, чтобы никто не напал. Да, хлеба! Для моего хлебомета! Что? Молотая рожь? Давай, так съем. Положу сверху мармеладку. И «Беломор», пожалуйста. Зачем мне? Ну. Ну, я собираю марки, и они кончились. И на пачке «Беломора» можно нарисовать. Блять, просто дайте мне. Потом он танцует за прилавком. — Аааа, моя рука! Пакет понадобится? Складывает все в самый маленький в мире пакет. Настолько маленький, что не понимаешь, как туда все влезло. Ты уходишь, и вся очередь провожает тебя. «Следите за ним! Он говорит сложносочиненными предложениями». — Не-не-не, нападайте на этого. Еда вся у него. — Оо, едааа. — Здрасте, мы убийцы. Дайте «Твикс». И он сидит там, за пуленпробиваемым стеклом. Потому что ночь, люди по ночам нападают на них. Хотят стырить что-нибудь. И здесь я должен признаться, меня поймали на воровстве в 15 лет. Я тырил косметику. В магазине «Букс», что в городе Бексхил-на-море. Я мог бы и купить, накопить и купить. Но я подумал, кто-то скажет: «Мальчик! Покупает косметику. Ты наверно транс-ве-стит». И я: «Ооо, Шерлок Холмс». Как ты только догадался, ты, большой жирной олений следопыт. Фрик в дебильной шляпе.

С четырьмя собачьими ушами. Возникает вопрос: почему олений следопыт? Потому что если кто-то крадется за оленем, олень такой: — Хаха, там чувак с собачьими ушами, привязанными к голове. — Я следопыт! Я выслеживаю оленей. Не знаю, просто дурацкая шляпа. Короче, я не купил косметику, а стырил. И у меня был с собой ржаной хлеб, я спрятал под него. И выбежал из магазина, вниз по улице. Они поймали меня. Так как мне было всего 15, они просто сделали предупреждение. Типа: эта помада не подходит к этим теням. Они светло-голубые. Это мертвецкий цвет. Нужна какая-то основа под них. «Это предупреждение!» — «Спасибо, сэр». Еще я украл тушь за 20 пенсов. Такое на меня есть дело. Интересное чтиво. 20 пенсов! Не совсем дон Корлеоне. Дон Говнеоне. Еще я ограбил метро на 20 пенсов. Я проходил по проездному, нарисованному на пачке «Беломора». Пропуск на имя епископа Дармского: — Благословляю тебя, сын мой. И парень остановил меня: «Ты не епископ! у него шляпа больше». Он схватил меня: «Я поймал его!» Ребенка на 20 пенсов. «Ты причинил нам ущерб на 1.6 фунта!» «Я поймал его и меня ждет повышение в этой подземной системе».

«Я овладею царством тьмы» Потом пришел полицейский в штатском С цветком в горшке и фотоаппаратом. По дороге домой фотографировал свой горшок, полагаю. Это все странно, но тем не менее — правда. он так и сказал: «Я взял его! меня теперь повысят! Король метрополитена.» Я подумал: «Мм, попался за 20 пенсов». Нет, уж лучше сбежать. сбегу. Сбегу, как Мэл Гибсон в фильме «Галлиполи». И другие люди в фильмах про бег. И я бегу-бегу-бегу-бегу, и они поймали меня через десять сантиметров. Они позвали поддержку, и пришло еще 20 полицейских. Тысячи полицейских человекочасов: все ловят 20-пенсового мальчишку. 20 пенсов в безопасносте. И трое полицейских держали меня минут пять. Вы наверное не знаете: каждый держит по ноге. Не знаю, они по-любому работают вместе. Они думали, я дергаюсь как псих (я теперь уже понял). Один такой: «Не дергайся, не дергайся». И остальные тоже: «Ну-ка, блять, не дергайся». Короче, они тянули друг друга за мои ноги по очереди. Одна рука у меня была свободной. «Добрый вечер, как самочувствие?» «Я расскажу об этом через много лет». И они привели меня в участок. Оказалось, что это было нападение на полицейского! Хотя это было, конечно, растягивание гражданина. Так и было! Я совершил нападение. Совершил нападение и пытался сбежать! Нападение — это любое действие в отношении. Не знаю, здесь нужен родительный падеж. Очень редко, и во время войны: «Нападаем на тот холм!» — «Дайте-ка я порастягиваю что-нибудь». Меня, может быть, нужно было взять за дезертирство от полицейского. в Южном Лондоне есть магазин. Он был очень. он все еще там, кстати.

Магазин на улице Тутинг Хай, и они продавали две очень разные штуки. С одного входа (они сделали два разных входа, это здорово). С одной стороны — пушки, и ножи, и гарпуны И, бля. короче, все это блядское оружие. С другой стороны — банджо, скрипки, фаготы Вы знаете о нем, да? Дааа. Он реально там находится. «Так, на этой неделе продали мало пушек, но много банджо. Отлично, люди становятся добрыми в эти грубые времена. Они музицируют как сумасшедшие. Скидки на фаготы. Странный парень, заходит, выбирает: »Мне пожалуйста УЗИ, который делает из одного человека двух, 200 оборотов в минуту. Или банджо«. Или гавайскую гитарку укулеле, как у Джорджа Формби. Вы помните знаменитый бой Джорджа Формби против Мухаммеда Али? Это было очень. Дислексичный промоутер подбадривал, это было восхитительно: »Я убью его, я убью его!« — Эй! смотри! Ах ты пидор. Уберите его от меня. Черт побери. Тренер подходит: »Ты молодец, молодец«. — Да он же пиздит меня! Моя гитарка сломалась! Пойду-ка в тот оружейный. »Пушки и банджо«. Интересная группа. Так! Вы слишком бурно реагировали. Вырежем. Не, они оставят. Вы же заметили, что если говорят »Мы это вырежем«, то этот фрагмент всегда остается? Аа, я забыл фишку своего шоу. Срочная шутка: »Два мужика заходят в паб. и полностью отремонтировали его«. Это было круто. Это старая шутка. Ах да! Музыкальные инструменты. Я играл на кларнете. Хотел играть на пианино, но мне почему-то достался кларнет. Я уже не знаю, как он работал. Пять человек в мире умеют играть на кларнете. У кларнетов такой волшебный звук. Парит. нет, это не звук. Короче как кларнет. Я играл на нем как на сирене, которая находится там, где сирены быть не должно. Это был отвратительный шум. И если ты взрослый, и ты играешь на инструменте, Ты, вероятно, издаешь эти звуки, И ты хочешь играть, и твое сердце бьется в такт. И у тебя есть чувство, но ты же должен уметь. Ты же не можешь писать картину, если. — Это, это эйфелева башня. — Это грязное пятно. — Нет, это башня. Ты должен быть в теме. Если ребенок играет на инструменте, то скорее всего в этом есть родительское давление. — Так, Джонни, ты будешь играть на скрипке. Потому что у меня в детстве не было возможности. — Ну у тебя же сейчас есть возможность? Учись сейчас. — Нет. Не, я не буду. Сейчас мне надо смотреть телек и водить машину. Это давление взрослого сообщества. — Но я не хочууу учиться! Я хочу ломать молотком разные вещи! — Да, я знаю. но если ты будешь музыкантом, о! Мир будет прекрасен. Я буду слушать божественные звуки.

И ребенок решает: »Ладно, я научусь играть, но тебе это не понравится«. Я буду делать мерзкий шум. Тренируется: Ебаааать. Скрипка такая: Виолончель побольше. с выступом, который реально убивает тебя. И контрабас, на котором можно играть только вдвоем. Я играл на кларнете. И если ты играешь на инструменте. Если ты ребенок и играешь. То ты хочешь играть сексуальные мелодии. Я хочу играть сексуальные мелодии. Такие мелодии, чтоб другие дети в школе говорили: »Эге, он играет сексуальные мелодии«. Люди должны про себя говорить: »Мы должны танцевать откровенно, прямо перед ним. Как в фильмах, которым мы не верим«. Играешь на кларнете. »Иы трахнем его как только поймем как это сделать«. Примерно так ты хочешь. Чтобы все: »Ух ты, какая модная танцевальная музычка«. Но на уроках. Тебя учат только реквиемам. Я учился по книжке »Мелодия за день«. »Эта мелодия называется «Тепло жучку на лугу». — Это сексуальная мелодия, миссис Бэдкрамбл? Мне правда не кажется, что это очень сексуально. — Не, эта мелодия для кларнета — точно секс. Я занималась любовью под эту музыку в 1481 году, я-то знаю. — Правда? ну ладно, я попробую. Так. — А в каком месте этой песни вы кончили, миссис Бэдкрамбл? — Да всю песню подряд, это был множественный оргазм. Оргазмы еще не изобрели в 1481, но у меня были. — Да вы, блять, жжете. У кларнета сбоку есть такая трость. Ты постоянно зажимаешь ее, тебе надо. Это не амбюшур, амбюшур — это что-то другое, кажется овощ. Это у флейтистов такая штука. И если ты извлекаешь звуки, раздается писк. Я играл, и отец сказал мне: «Перестань! Ты дерьмово играешь, я купил молоток. Можешь взять взаймы если хочешь». Это был отвратительный шум. А в гобое две таких деревянных трости. Он спроектирован, чтобы не издавать вообще никаких звуков. Это все равно что дуть в хорька. А туба?! кто выбирает себе тубу? Туба — это наказание, туба — это такой социальный институт. «Вы приговорены к трем годам тубы». — «Только не это» Кому нравится это? У тубы огромный раструб, туда ребенок целиком влезет. Трубы — это ладно. Но щеки как у хомяка. Еще есть треугольник, это реально просто треугольник. Он делает «Тинь», и все. Да забудьте про него, сделайте «Тинь» ртом! Перкуссионисты: «Где твой сраный треугольник?» — «Еще маленький». Они так и делают, люди, которые играют на огромных котлах. Как будто слишком громко. Реальная история. Бывают разные инструменты. Я играл третьего кларнета в школьном оркестре. Первый играет мелодию. Это нормально, вы же знаете. Второй играет гармонии, аккомпанемент. Третий играет тупо оставшиеся ноты. Мы играли так: Это скучно. Единственные прикол — дуть эти ноты громко. Педагог: «Пи-ано, пи-ано». Ты: «Это, бля, не пи-ано!» «Это кла-ре-нет». Ты, иначеговорящее лицо. И это было так: Эти странные, хуевые шумы. И учитель: «Благословенная группа». «А, знаю: я заставлю родителей слушать это». «Может, потом они убьют вас». Огромный знак: «Школьный оркестр играет мелодии». И никто из местных жителей, ни один нормальный человек Не сказал: «Мм, пойдем в школу, там будут играть ништяки».

Фаготист будет прыгать на зрителей. Пришли только родители. Сидят такие: «Они же убьют нас». «Мы — говно». Учитель встает: «Школьный оркестрик убивает: »Будьте верны нам«. Композиция в аранжировке Всем на самом деле пофигу. Приготовьте ваши шлемы. Хорек хорек хорек. Родители такие: «О. Мой. Бог». «Мы вызвали дьявола». «Пойдемте подыщем им молотки». Поэзия! Поэзия очень похожа на музыку. Только поменьше нот и побольше слов. Был такой шотландский поэт, Робби Бернс. Робби Бернс для шотладцев, Робби Бернс для англичан. И Рабби Бернс для евреев. Который заходит и спросит: «Как это будет на идиш?» — Я не знаю, я ж поэт. Не знаю. Уходи. Вы-таки издеваетесь или предлагаете?« — Мне нужен перевод. И он писал стихи. Охрененно огромный том стихов. Вот одна из самых известных строчек, весьма известная: »И лучшие задуманные планы, и человека, и мышонка, крушатся часто в прах«. что значит: »И лучшие задуманные планы, — и человека и мышонка, — часто идут не так«. Вы понимаете, поэзия, и люди думают: »Мы знаем, о чем ты, Робби, даа. Ебаные планы, крушатся в прах. Ебаными бульдозерами«. И будучи поэтом, он должен делать какие-то гуманистические обощения. Должен сказать: »Люди, люди строят планы, планы часто идут не так. Не так раз, не так два. Часто! Часто! Я видел много планов, которые шли не так! Возможно, идея для стихотворения.« Потом он обратил внимание на другое. В стихе упомянуты животные! Если вы припоминаете: »и лучшие задуманные планы, и человека, и мышонка« Из-за каких конкретно планов мышонка он так убивается? Лучшие задуманные крушатся, а некоторые похуже остаются? Исполняются.

Да он хуевый водитель бульдозера! »Слушай, мыши тоже строят планы, как люди. они планируют добыть сыра! Они бегут, скачут. О, одна упала, никакого сыра сегодня. План номер два: бегут втроем, у третьей — шест. Она собирается шестом залезть в мышеловку. А не, сломалась. какая досада. План три: ого, да у них совещание. Серьезно. На совещание собралось множество мышей, сейчас они дискутируют. Хороший план наверное. Лучший задуманный план, надеюсь. И вот я слышу, о чем они говорят. Одна говорит: «Вам не обязательно взрывать эти кровавые врата». Вы собираетесь зайти и устроить заварушку? Теперь выкладывайте план. «Ну, мы вывозим Минни на площадь» — Не-не, на плаццо. — Плаццо, Чарли. Грузим сыр на тележку. И вывозим пока идет футбольный матч. Отлично: тынц-тынц-тынц Потом на большого жука, его поведет Уильям. Вокруг Альп, и мы на свободе. А ты не отсиживаешься, у тебя не болит голова, а ты просто заткнешься. — Хорошо, Чарли. Тем временем в Лондоне, главный Мыш беседует с начальником тюрьмы. — Кто-то ввалился ко мне в туалет. — Ах, мне ужасно жаль. — Возвращайся на базу, Фредди, я хочу, чтоб Чарли Крокер хорошо закончил. Если вы не смотрели «Ограбление по-итальянски», это была абсолютно бессмысленная сценка. Но если вы не смотрели, то наверняка и не жили. Дальше поговорки. Они основаны на правде. Сверху — бабушкины сказки. Немного туманного далёка и дяди Банана. Еще немного мороженого сверху, и все это полная ерунда. Например: «Он не выносит дураков». А кто выносит? У вас часто такое: «Превед! У меня свинюшка в штанах». — Заходи! Заходи, дурак! Свинюшка лает как собачка? — Не, это свинюшка. Я просто не умею хрюкать. — А мой друг может зайти? у него джем вместо мозга.

— Конечно, заходи, дурак! Следующая поговорка это. Какая была следующая? Ах да! «Не учи бабушку яйца сосать». Про что на этой планете можно было такое сказать? У вас типа много лишних яиц? — Привет, ба! Ща я научу тебя сосать яйца. — Я не буду сосать яйца, нет! Проваливай, юный ребенок. Видишь, мыши составляют план? Взлететь на Эйфелеву башню на летучей мыши. — Почему ты шотландка, ба? — Не знаю. Я теперь вместо миссис Бэдкрамбл. Ох, моя сеточка для волос! Сползла. Волосокрады среди нас! Теперь у нас прически, да? У людей есть прически. У овец есть прически. И у пуделей. У трех видов животных в целом мире, во Вселенной есть прически. Правда, ведь нет муравьев таких: Нет львов таких: «Я сделаю косы». Антилопа: «За мной бежит огромная девочка с большими зубами! Бежать! Бежать!» Последнее — это был дельфин. Который бестолковый стиль плавания. Вспомните: вы стоите в бассейне И огромный ребенок проплывает мимо дельфином. Хочется ему по башке дать буйками: Иди нахуй со своим дельфином! Ебаный шоумен, мы тут по-собачьи еле-еле плаваем. Неважно. Прически есть у нас и у овец. Некоторые овцы заходят в сарай для стрижки: «Привеееет, можно мне чашечку кофе?» «Да, немножно спереди, с боков покороче, и клиньями вот здесь. Спасибо-спасибо». «Мм, я конечно хотела немного не так.» «У вас не найдется сеточки?» Я тут немного увлекся латынью. Но я могу все контролировать, понимаете. Я никогда не упускаю из рук нити. У меня есть дилер. Он продает мне рукописи на латыни. Поздно ночью хочется иногда попереводить с латыни. Куря в гардеробной. Не знаю, о чем я сейчас говорю. Нет, знаю! Я учил латынь, выучил «Amo, amas, amat. Amo, amas, amatis, amant». И это пришлось кстати. Бывает, стоишь в очереди на заправке, в три утра Сзади — очередь убийц. Ты поворачиваешься: Амо, амас, амат! Амо, амас, аматис, амант! А они: «Пиздец! он знает латынь! Он знает мертвый язык! бежим! Бежим к холмам. Бежим в Азербайджан.» Бежим в Форт Корт. Да, я помню, это было как «факультатив» На всех факультативах учителя говорили: «Учите латынь! вы узнаете, что лежит под всеми европейскими языками!» — А почему нам просто не выучить европейские языки? — Замечательный вопрос! Редко бывает: во Франкфуртском аэропорте — Майн херр, вас из лост? ты: «Шпрехен зи латынь?» Пугнато сум. Эт кумкваты, эт римляне. Авэк галлум эт. пугнато, рыба«. — Йа, йа, абер вас из лост? — Я не знаю. Что такое »вас«, вы мне скажите. Короче, я не думаю, что это в наши дни это реально полезно. И у нас были языковые лабы. Лабы в школе, это было великолепно. Ты сидишь в таком кубике, мотается кассета. На голове наушники, и кассета такая: [Фр.]: Где ручка моей тети? [Фр.]: Месье, где ручка моей тети? [Фр.]: Ручка моей тети — в кресле моей тети. Как вам известно. Кассета: [Фр.]: Да, ручка моей тети — в кресле моей тети. Ты: Как эта кассета узнает, о чем я говорю? А кассета продолжает: [Фр.]: А где ручка моего дяди? Ты: Ручка моего дяди — бинги бонги буги бонги. Кассета: Не! [Фр.]: Вовсе нет! [Фр.]: Ручка моего дяди не бинги бонги буги бонги. [Фр.]: Что ты такое говоришь? [Фр.]: Проститутка. [Фр.]: Я не проститутка! [Фр.]: Я не сплю за деньги. [Фр.]: Что ты такое говоришь, кассета?! [Фр.]: Ооо, пардон! [Фр.]: Я плохая кассета. [Фр.]: Я плохааааая кассеееета. [Фр.]: У меняяяя нет штаноооов». Ну, это старая шутка. Я учился по обмену во Франции. Мой учитель позвонил: «Вам нужен один наш? Он уже заряжен в тубу».

И я поехал в Шало-ан-Марна. Это на реке Марна. Иначе было бы «Шало-ан. ничто». Это регион Шампань. На северо. северо-востоке. И там везде шампанское. И они постоянно празднуют. Перешел дорогу? — Шампанское! Вышел из магазина? — Шампанское! Немного перебрал? — Шампанское! В редких случаях, если ребенок родился. Это сугубо функциональный французский город. В каждой стране есть такие. Эмоционально похож на Феликс. И нам показывали достопримечательности Шарло-ан-Марна. Фабрика клея. Пока ты ребенок, ты такой: [Фр.]: «О, фабрика клея. Очень хорошо». [Фр.]: Вот фабрика клея [Фр.]: Вот дверь на фабрику клея. Мы ходили вокруг, нам показывали клей. Поднимали крышки этих баков. [Фр.]: М, клей, очень хорошо. Экскурсия закончилась в переговорной. Там был флипчарт, а на нем: [Фр.]: «Фабрика клея, это лё флипчарт». А это что? Сыр? Лё мышь? Лё ограбление по-итальянски? Ки э Чарли Крокер? Камп Фредди? Мистер Бриджер? Извините, я дал вам целый список. «В фильме снимались». Короче, он нам сказал: фабрика клея, да-да. Как делается клей, так. — Лошади есть — нет клея. Лошади есть — нет клея. Нет лошадей — много клея. [Фр.]: Это лошадиное дерьмо? [Фр.]: Да, дерьмо. Это был обмен, то есть нас надо было поменять обратно. Знаете, на пароме через Ла-Манш. Мои учителя спустились, мы все спустились к машинам Мои учителя включили фары своего «Ровера». Шампанские учителя включили фары своего «Ситроена». Мои учителя вышли с битами для крикета. Теннисными ракетками. Шампанские учителя взяли французские спортивные снаряды. Мешок шаров для боулинга. Мои учителя сказали: «Отпустите английского мальчика». И меня выпнули вместе с французской булкой. [Фр.]: Это подарок, подарок! — Мерси. И маленький француз ушел с железной губкой для мытья посуды. [Фр.]: Да, да, это подарок англичан. Это молотая пшеница. Они очень щедры, не так ли? Да, вы ешьте-ешьте. С молоком, с сахаром. Ешь ешь ешь ешь ешь ешь ешь А потом такие зубы. Если вы не понимаете по-французски, я скажу — это было очень забавно. Но мы же европейцы! Мы можем играть с этим. Я слушал и немецкие кассеты. Большой провал в вашем восприятии, понимаю.

Кассета крутится и говорит: [Нем.]: «Где ваш ребенок, где ребенок?» Я: «Ребенок во флюгбахене». Как вам известно. [Нем.]: «Да, ребенок во флюгбахене, но почему?» Я: Ну не знаю. Наверно ему нравятся самолеты. А когда мы слушали кассеты с латынью, чертовы кассеты с латынью, это была просто ложь. Незамутненная ложь, потому что никто не знал С каким чертовым акцентом надо говорить. Нет латинского акцента. Все мертвы, это мертвый язык. Римляне могли говорить так: «Мы римляне, хотим прийти в вашу страну, забрать все ваши вещи». Никаких идей. И они врали! Делали типа такой мягкий акцент: Для меня это было слишком мягко Ведь это был агрессивный народ. В смысле, у них не было ни демократии, ни дипломатии. Это греческие слова, а они греков захватили. Они ходили везде, захватывали страны. С острыми ножами. Я просто не думаю, что когда они вторгались в Галлию: «Здравствуйте! Простите, вы галльцы? замечательно! А мы римляне. Да, на самом деле. А вы, должно быть, вождь Верцингеторинг? Нет, узнал вас по комиксам про Астерикса. Так, мы римляне, я легионер. Это наш вождь мистер Пес. — Да, это я. Легионер, позвольте вас на пару слов. Я подумываю о смене имени. Да, не мистер Пес, а Цезарь. Поговорил с маркетинговым отделом. Маркетинговым отделом Рима. И теперь я мистер Цезарь. Очень мило. Так, я слажу с этих качелей, надоело. Приведите мне моего коня. Спасибо, так много лучше. А стальные полукруги у нас прибиты? Римская история пленяет нас. Потому что две тысячи лет назад они убили много людей. Ну, две тысячи лет назад. Кто старое помянет, тому глаз вон. Пусть бигоны будут бигоны. Что бы ни значили эти бигоны. Это очередная поговорка. Пусть бигоны будут бигоны. Что за бигоны? — Ну штука, которая будет бигона. Забудь, да. Некоторые поговорки верны! Что если вы бьете кого-то: — Че это за хуйня? — Это бигоны! Остались тут. Не ори на бигонов. Смотри, бигоны! Вторжение ебаных бигонов. Неплохо, да: »Вторжение бигонов«. Они такие: »Нет-нет, мы вам не надоедаем«. Очень британское вторжение: »Ах простите. Мы злоупотребляем вашим гостеприимством. Мы были раньше имперскими ублюдками Но теперь мы стали вежливыми. Здраствуйте«. Так. Назад, В Древний Рим. Люди умирали, и были профессиональные плакальщики. Это ужасно непонятная идея. — Мой муж умер. Мистер Клавдиус умер. — О боже. — А какой боже? — Юпитер. — Все в руках Юпитера. Не в чьих-то других руках. Я сделаю это еще раз: »О, боже!«. Блять. Забудьте. Врежем это. — Мой муж умер. Мистер Клавдий умер. И что-то маловато горя в этом доме. Мало, чтобы оправдать его смерть. Я приправлю эту боль. Раб, шли сообщение в »Мир плакальщиков«. Скажи, что я приправлю эту боль. Да, пусть бигоны будут бигоны. Вот 10 динариев за беспокойство. И отдавай обратно, раб, ты чо думал? И приходит такой спокойный парень. »Добрый день, мистер Марселий, я из «Мира плакальщиков». Ваш бесплатный образец«. — Это так впечатляет. — Мы можем обеими руками. Амбидекстры. — Ах, мистер Клавдий умер! Какое горе! Великий человек. великий? — Думаю да. — Значит великий. Великий и большой человек. — На этой неделе мы предлагаем несколько видов похорон. Специальные предложения. Есть недорогой вариант, мы называем его »О, халява, он умер«. Это наши скидки, всего 25 динариев. Мистер Клавдий просто здесь, я просто иду в 10 метрах за ним. И просто прогуливаюсь. О, халява. Это похороны »О, халява«. Никакого беспокойства. Закапываем его, и никаких проблем. За 50 динариев мы с Флавием немного впрягаемся в похоронный кортеж, немного плачем: »Уо, трагедия! Он был великий человек!« Нам в этом случае понадобится CV. Он делал джем. Играл на укулеле. В квартете Джорджа Формби. И мы будем тыкать людей палкам, чтобы они больше плакали. — Давайте, рыдайте, ублюдки! Это за 50 динариев. А за 100 динариев мы вчетвером Плавно опускаем тело в землю. А потом хуяк его об дерево! Этот конец не очень аутентичный, да? Просто чтобы закончить эту тему. Я начал хуячить его об дерево. А все смеются, и я поэтому продолжаю: Это юмор для вас. Мы все печалимся о, типа, Ну, похороны, смерть. Мы скорбим в таких случаях. Хотя отпраздновать окончание жизни — это совсем другое чувство. И я подумал: »Хуяк бы об дерево«. Вы б хотели умереть и быть отхуяченным об дерево? Жюри бы понравилось. Просто подумайте об этом. Доставьте немного веселья. »Ой, не попали, давай еще разок«. Двойные похороны. Похороны в ночь костров. Это наша возможность. Мы могли бы делать так, если б хотели. Возвращаемся в Древний Рим. Плиний младший писал письма. Он был писателем писем. Офигительная профессия, да? »О, мне нужно написать сегодня несколько писем. 7 апреля, так. Он просто отправлял открытки: «Превед. Пака». Люди реально отправляют эти сраные открытки. «Я здесь. Ты не здесь. Пока!». Или начинаешь что-то интересное писать, сверху открытки. И начинаешь: Неважно. Не знаю, писал ли Плиний на открытках. Но он писал из Везувия. Когда было извержение Везувия на западном берегу Италии. В 80 бла-бла-бла. A.D. — это витамины. Нет, это было в 79 AD, да? В это время он был там. И писал: «Дорогой папа! Я здесь, у Везувия, он извергается пока я пишу. Блять пиздееееец! Забери меня отсюда!!! Лава льется с горыыыыыы!!! Она везде!!! Ааа!!!11 Пришли корабли и большие корабли. Пришли блять собак, хоть что-нибудь! Иди к мистеру Псу, скажи чтоб он послал людей. У меня все замечательно. Здорово загорел. Мы все загорели. Мы же в Италии. люблю, целую, Плиний (младший). Пэ Эс: Ничего. И святой апостол Павел тоже писал письма. Апостол Павел, »Послание к коринфянам«. Пишет коринфянам: »Часть первая, стихи 1-53. Дорогие коринфяне! Как вы поняли из преамбулы Это будет достаточно длинное письмо. Ну, поехали: Не делайте плохого, делайте только хорошее. Относись к соседу так, как к человеку, который живет рядом с вами. Не сунь носки в тостер. Не намажь джем на магнит. Не надень на бабушку сумку. Не высоси сок из вампира. Не лежи по вторникам. Еще много разных вещей, но я лучше пойду заточу «Марс». Целую, Павел. В скобках — (святой). Это пэ эс: Павел (святой).

Да, он писал: «Так, вот и конец письма» Коринфянам. «Кор.» Вам не кажется, что это хуйня? Коринфянам. Почтальон такой: «Ну давай, ты же коринфянин, возьми письмо». — Блять, не. Это ж старый маразматик святой Павел. Я не хочу. Не. Хо. Чу. — Ты должен взять, мне нужна подпись. — Здесь сказано коринфянам. Множественное число. Отдай кому-нибудь другому. — Ладно, давай мне. Что здесь? Не делай то, не делай это. Не сунь носок в тостер. Джем на магнит. Что с его мозгом? Кто придумал быть другом по переписке этого Павла? Какая-то херня получилась. Он писал это 15 лет. Давайте, коринфяне, общее собрание. Надо написать ему, чтоб он прекратил это. Послание коринфян апостолу Павлу. Глава первая. Стихи с первого по миллионный. Вторник, 28-ое. Такого-то месяца. Дорогой Павел! (Видимо, святой).

Отъебись! Просто отъебись! Ты вообще кто? Почему ты шлешь нам эти письма? Ты, надменный мудак, шлешь письмо целому городу! Чего ты от нас хочешь? Прилепить его на стену? Отъебись! Ты как тот больной еблан Alistair Cooke. «Не сунь носок в тостер». Это вообще о чем? Ты, daft git. Любим, целуем, коринфяне. Целуем: Стив коринфянин, Джордж коринфянин, Фред коринфянин«. Святому апостолу Павлу. Не в коринф. Теперь карфагеняне. Они устроили римлянам ад, напали на Рим. Через Альпы перешли на слонах. Римляне воообще не ожидали такого. Римляне такие: »Чего? Карфагеняне атакуют? Черт, так и знал. Чего? Они идут на слонах? Черт, так и знал. Чего? Они идут на слонах? Где они взяли слонов? В Европе нет слонов! Ну-ка посмотрю. Ты уверен? Может это просто опечатка? Карфагеняне атакуют, переходят через Альпы на санях? «Охренеть, они идут на слонах?» Ну конечно не на слонах. Разумеется, на лыжах. Так они и перешли через эти сраные Альпы. И их вождь, Ганнибал. И его брат, Газдрупал, Ганупал, и Ганбананупал. Чье настоящее имя было «Га! Банан упал». Ганнибал пришел в магазин: «Лыжи!

Для всех моих солдат! Мы идем на Рим через Альпы».

И парень: «Извините, я не понял». — Мы вообще-то идем на Рим, через Альпы. — А, понятно. Но знаете, полное отсутствие лыж. Последнюю пару только что забрал. — Вот подстава. — Ну, у нас зато есть слоны. — Они хорошо умеют спускаться с гор? — Конечно! Мастера. Мастера спорта. Просто слоны были намного более гибкие во времена Древнего Рима. Они были как сегодняшние австрийские лыжные тренеры. Прямо с крыши шале. Что за люди живут в этих деревянных шапках? «Нахуй с крыши! Нахуй прыгать с моей крыши, мудаки! Чертовы слоны». Я прожил всю свою жизнь около Хитроу. Уехал наконец сюда. Просто немного тишины и покоя. Ебаные слоны! Извините, миссис Бэдкрамбл. Неважно. То есть вы думаете, мне нужно выбрать кла-ре-нет? — Да, думаю! Это будет здорово! Мистер Цезарь тоже учился играть на кла-ре-нете. — Да, это прекрасный инструмент! Очень сексуально. Я учил песню «Текло жучку на току». В смысле «Тепло жучку на лугу»? — Ну, я пойду, миссис Бэдкрамбл. Ну, понимаете, мне. Почему я австралиец? — Я не знаю. Мою страну же еще не изобрели! Только аборигены там почему-то живут. Ну, поехали. Не знаю, к чему все это было сейчас. Извините, значит, живет человек в шляпе. — Нахуй с моей крыши! Я сделаю щас огромную сетку для волос. Это остановит их. Слоны такие: — И теперь вы там останетесь! А можно нам вернуть наши шарики? Короче, он так и сделал, а Ганнибал сказал: — Хорошо, вы доказали мне это коротким фильмом. Давайте мне маленьких слонов. Вы уверены, что это хорошая идея? — Конечно. [поет]: «Если ты не видал слонов на лыжах. то ты никогда не ел кислоты.» — Это правда. По фильму было заметно. Отлично. Слонов на всех! — Какой размер вы носите? — 42. Надеюсь вы, ребята, хорошие лыжники. Огромные лыжные палки такие. И в те времена подъемники были ужасные. Карфагеняне сидят такие в креслах, а с ног свисает по слону. Они такие: «Уаааа, мои ляжки!» Все эти военные штуки хорошо организованы. Строгий режим. И военные обязательно нужны. Было бы опрометчиво заявлять, мол, надо распустить военных. Но у вас остаются эти организованные говноголовые. Которые хотят убивать людей, как Гитлер. Не просто говноголовые, а хорошо организованные говноголовые. Это и есть проблема. В каждой армии есть правила. Не бывает таких обычных армий: Привет, генерал! — Здорово, полковник. Все так: И у всех разные приветствия. Британское, американское, французское. В странах восточной европы, в новых странах, там так: — Ну, мы не можем использовать этот салют. Может так? — Ну это как капитуляция, может быть, так? — Здравия желаю, товарищ генерал! — Это, кажется, не очень разумно? может так? У нас, мирных жителей, есть рукопожатие. Как приветственная штука.

И иногда тебе говорят: — О, иди сюда, хочу познакомить тебя с кучкой людей. Внезапно ты видишь восемь человек. И все говорят свои имена. — Привет, я Стив! Я Дженнифер.

И в конце ты: «Рад был всех видеть а у вас вообще имена есть? Я ни черта не слышал». А, они все здесь. И у некоторых людей такое каменное рукопожатие, они рвут руки. Типа «я-маленький-член-большая-рука» Рукопожатие-сублимация. Обычное рукопожатие — это ок, но это. Когда у тебя выкручиваются суставы. Ты такой: привет-привет, привет-привет. Они это делают, а ты не реагируешь, просто. А мы должны реагировать! Потому что они так и уйдут, и будут дальше делать Это идиотское каменное рукопожатие. Они думают, что это очень. «У-меня-нормальный-член» рукопожатие. Но мы-то знаем, это называется «маленький-членик» Ты должен реагировать. Если кто-то ломает вашу жизнь этим рукопожатием Ёшкин кот! Ты, сволочь! Боже мой! Чтоб ты в машине разбился. Или так, или совсем наоборот, просто валишься на пол. — Ты убил его! Ты убил его насмерть, чувак! Смерть от рукопожатия, чувак. Я настучу на тебя. Есть другой вид — это типа «носки в коробке». Тебе только что доставили. Ну, два килограмма, два с половиной, не знаю. Вам просто нужно всегда иметь в рукаве рыбину. Кто дает вам руку, типа доставил, просто шлепаете ему рыбой. — Эй, у тебя рука склизкая. А, это рыба. — Да, это дары моей страны.

Есть еще прикольное рукопожатие, уличное. И еще пара па в конце. И ты не можешь спросить, как это делается. Просто должен знать. Поэтому и круто. И на самом деле вы не знаете, потому что никто не знает. Просто смотришь. Потом идешь домой и тренируешься на пяти бананах. Пока не оторвешь палец. «Круто» — это молодежная фигня, завязанная на моде. И это завязано в круг. Здесь — «Как мудак». Здесь «Средне». «Прикольно», «Круто», «Вообще улет», и снова «Как мудак». Все знают, что я балансирую где-то с этого края. Я могу гулять по улице и просто смотреть за реакцией. Я гуляю, а люди: Это веселит, но надоедает. Взглянем на 1950-е. Спичка в уголке рта. Во временя Джеймса Дина это считалось реально круто. Хотя это вневременная вещь. Это просто работает, не знаю как. Ты стоишь, прислонился к стене, спичка торчит, ты вертишь ее. Потом достаешь: «Эй, пацаны». Вы пацаны крутые. — Что за дрочер? Кто это? Он ест спичку! — Да, ем. Это городской аналог колхозников. Типа с былинкой во рту. — Эй пацаны! Не высасывайте солярку из трактора. Это трактор. Высосанный. Ну а как бы вы показали трактор, из которого высосали соляру?! Это моя версия. Неважно. Ах да! Я просто забыл о чем говорил. Короче, одна спичка во рту — это мммм. Достаточно круто. Вторая спичка с другой стороны рта — и ты выглядишь как мудак. Третья спичка — и кажется, что у тебя выпадают зубы. Повязки на глазу — та же проблема. Одна повязка выглядит круто! Две повязки. Третья повязка — и уже непонятно, что здесь вообще происходит. Пираты и дети с синдромом ленивого глаза. Две группы населения, которые носят повязки. Еще раз — несопоставимые группы. Не знаю, как вы их объедините. Синдром ленивого глаза: когда один твой глаз такой энтузиаст: «Ух ты, смотри туда, огого». А второй: «Эй, я в кровати. Расслабься, чувак». — Ты пропускаешь лучшую часть дня! — Отъебись. Ты одеваешь повязку и можешь прикорнуть. Долговязый Джо Сильвер носил повязку. Это было круто. И у него был попугай на плече. Неправильная птица! Нужно было взять майну. Попугаи страдают от своего оперения. У них и красные, и синие, и зеленые перья. Офигительные цвета, ты их видишь и говоришь: «Отлично выглядят, и несут хуйню!» «Восемь штук» Птица, которая говорит «Восемь штук». Это как птица, которая говорит «4 фунта, 53». — Заткнись, птица. не говори этого. — 4 фунта 53. — Перестань говорить цены. Птицы майна намного лучше. У них гладкие черные перья. сидят на плече и говорят вещи типа: «Оо, посмотри какой восход». Если вы видели их в зоомагазине, заметили, что они хотят уйти. Они ненавидят сидеть в клетках, они говорят, потому что им скучно. Человек заходит: «М, красивые туфли. Мне нравится ваша прическа. Думаю, вы секси». — Какая милая птица. Могу я купить ее?

Но осторожно, когда приносите ее домой Ей не нравится, она думают, что теперь свободна, теперь, когда их купили. А вы садите их в клетку, они становятся мрачными. У вас гости кругом, — Они ненавидят тебя. — Что это было, птица майна? — Ты все прекрасно слышал. Они ненавидят тебя! Они насыпали тебе яду в кофе. Под столом сидит свинья с пушкой. — Я все контролирую. Вот этой каракатицей. Птицы умеют летать.

А у нас есть самолеты. Но никто не берет в самолет птиц, летающих птиц. В смысле, это было бы удивительно! Потому что птица бы не летела, но летела! Майна в 747 Боинге Птица снаружи: Эта птица летит очень быстро. Черт, я же не лечу, я сижу. Извините? Белого вина. Держится за борт. Извините, у меня нет пальцев, вы не могли бы это исправить? Спасибо большое. Мы очарованы полетами. Дельтаплан — это самое доступное нам средство. Около места, где я учился, Бичи Хед, есть обрыв. Огромный, шоколадный, в 300, 400 футов, может в милю высотой, кто знает. Мы точно не знаем, никаких идей. А, у нас метрическая система теперь. Значит, 40 кубических литров высотой. Дорога проходит очень близко, если вы едете в Бичи Хед. И люди выходят из своих машин, просто хотят взглянуть с обрыва. Мы хотим смотреть в пасть смерти, есть у нас такая фишка. И когда ты подходишь к краю обрыва, ваш мозг начинает: А если вас двое, что это вообще? Вы же не можете толкнуть туда друг друга. И все равно, с кем бы вы ни были: И каждый ходит походкой «жду вторую ногу» Потом раздается какой-то шум, ты: «Аааа», А потом просто поднимаешься и отходишь назад. Старая пленка, два этапа — подняться и отойти. Прыгать, абсолютно бессмысленно. Это интересно, прыгать с обрыва, до тех пор, пока. вот до этих пор. А потом: «Не-не-не». И на дне, на острых скалах, А там куча крабов и водорослей. Когда я делаю вот так, я думаю, какое бы испанское слово сказать. Это немного странно. «Синьёр». надо было «Синьор». Звучит как сорт сраных сигарет. Из сороковых или что-то вроде. А, нахуй это. Ах да, маги! Маги. Почему после прыжков? Ну они умеют летать. Умеют блять летать, они блять могут все! Потому что у них есть огромный посох, огромный, как у Гендальфа, типа: «Превращаю тебя в свинью» А мы. Когда случается какое-нибудь говно, круто быть магом: «Я превращаю тебя в свинью». Мы не можем. Но что-то похожее — это пульт от телевизора. Сидишь в квартире, все свое. А теперь 3! Спасибо. 2, 3, 2, 3, 1. В Северной Америке так: «78! 87! 54!». У нас: — 4. Громче, громче, громче, без звука. Вперед, вперед, назад. И кнопка «Пауза» Я нажимаю паузу, я хочу чтобы была пауза, позы. Но ты нажимаешь, а в фильме все делают Надо было назвать ее «Ля кукарача». Нам бы нравилась кнопка «Ля кукарача». «Ля кукарача, пойду сделаю тофе [ирис]». В смысле кофе, не тофе. Вырубай нафиг, пойду делать тофе [ирис]. Кофе — лучше всех, не знаю. Но я говорил про телевизор. Я знаю ТВ. Я сын телевизионной эпохи. Все эти, все гаджеты. Но если ты теряешь пульт, то мы просто сидишь типа: — Включи телек! — Не, мы потеряли пульт. И ты даже не можешь включить телек, потому что он стильный, гладкий, без кнопок. В старые времена вы говорили: Переключи! Нет ты. Переключи.

И в конце сидит мышка: «Это не входило в мои планы. Бля, я переключу». И кнопки в 70-х были такие длинные. Или такой циферблат был. Би-би-си 1. Би-би-си 2. О, отломалась. А потом еще батарейки начинают. Когда такое случается, ты снимаешь крышку. Кладешь пальцы на батарейки. И крутишь их вверх-вниз. Да, это дает два лишних дня батарейкам. Еще два дня до долгой дороги на заправку С очередью убийц. У магов не бывает такой проблемы. Какие проблемы с этим посохом. «Я превращаю тебя в свинью. В свинью! Ну вот, теперь я свинья. Свинья, жаба, свинья, жаба. Чертовы батарейки». Громче свинья, громче свинья. Немая свинья. Телевизор, у меня реально зависимость. Мне стоит поменьше его смотреть. Потому что в 4 утра: — Я должен. Это. Увидеть. Может, это важно. Бобры строят что? Плотину. Бобры строят плотину. Если я встречу бобра, я скажу — строй плотину. Викторины. Никогда бы не пошел на викторину. Викторина как бы говорит: давай! Официально я не участвую. Боже мой, какой кошмар. Как кто-то может отвечать на эти вопросы. Венеция! Нет! Вена! Вена! Блять, я знал, что это город на «Ве» Большие, популярные викторины. Восемь вечера, любой день. Все что-то смотрят. «Хэхэй, сейчас 8 вечера, и это шоу »Кто хочет говна« Вы даже не знаете что смотрите, а я Чарли Смайлз. И это шоу »Кто хочет говна«. Две команды по пять человек. Стив, расскажите немного о себе. — Ну, я. — Спасибо Стив! С вами что-то случилось, когда вам было два года? — Меня подстрелила утка. В одежде »Блэкиз«. Звучит неплохо, Стив. Это очень простая игра, как все подобные игры на земле. Вы достаете из шляпы три предмета, кладете их в маленькую сумку, потом берете вещи с движущейся ленты, одеваете наушники, идете в кабинку, слушаете музыку, возвращаетесь, играете сценку из »Отелло«, печете пирог, играете другую сценку, потом поете, и если, если вы это сделаете, получите сосиску, вы согласны? — Простите? — Ладно, ты все равно не идешь домой, пустая башка, потому что мы собираемся эту башку отрубить. Вы хотите увидеть ваш будущий приз?

Вы будете президентом мира! Три миллиарда рабов! Вместо того, чтобы жить всю оставшуюся жизнь в канаве. С говном на голове. — О, спасибо большое. Я изобрел собственную викторину. Для поздних вечеров, как на четвертом канале. Когда у всех уже взорван мозг. Называется »Чья это свинья?«. Должен быть популярный ведущий, который просто выходит. И выпускают свиней по одной. — Чья это свинья? Публика смеется, а он не знает! — Чья свинья? В студии свинья! Не могли бы вы нахуй убрать свинью отсюда? Извините за недоразумение, у нас тут свинья. Все смеются. Отлично! А чья это свинья?! И это идет два часа. И четыреста свиней. Надо будет много работать над ним, но. Мотив свиньи. Я помешан на гаджетах, я реально. Вы слышали про техно-страх? А это техно-кайф. Технострах, это когда человек подходит к компьютеру: Не знаю. Я сломал его!.. А технокайф, это когда люди говорят: Я знаю как тут все! О, сломал! о, ничего не. Доломаю это молотком. Это я — доломаю это. Когда только принес что-то новое. И нужно прочитать огромный том. Ты думаешь: такая мощная штука! И ты бросаешь все в огонь, и бегаешь кругом в одних чулках. Но я в теме всех этих гаджетов. Меня всегда восхищали гаджеты Джеймса Бонда. Потому что у него эти офигительные маленькие гаджеты Которые дает ему этот парень, Кью. У него что-то вроде сверхспособностей. Он всегда дает точно то, что будет нужно Бонду. Очень лаконично. Бонд пользует каждую эту фигню! Не бывает, чтоб он вернулся: »Кью! У меня тут осталось куча всякого, что ты мне дал в это приключение. Ходил бог знает где. И эти часы, которые превращаются в хомяка, какая была задумка? Эти брюки. Нажми на кнопку, получится джем. Зачем? Шляпа, превращается в велосипед. Было забавно«. Так и было. Он упал в воду, там были акулы. А у него был дыхательный аппарат, он мог дышать четыре минуты. Никогда он не говорит: »Черт! он в отеле!

У меня только штаны, которые превращаются в джем«. Акулы: »О, кровь! здесь везде кровь! Это джем! Вода в нос попала«. Они делают так? Не видели акул, выползают на берег: »Не в то горло попало. глотнула кислорода«. Точно, значит Бонд Когда Бонд садится в Астон Мартин с катапультирующимся сиденьем, злодей всегда садится на ебаное катапультирующееся сиденье! Никогда не садится назад. Джеймс такой: — Вы не могли бы сесть вперед? — Нет, мистер Бонд, я сижу сзади. У меня ствол, направленный на тебя. Я агент Шмореса. Тебе никуда не деться. Серьезно, вы не могли бы сесть вперед? Такое хорошее кресло. Я люблю компанию.

— Нет, я не буду, мистер Бонд. Я буду сидеть сзади. — Кстати, а откуда вы родом? — Не ссы мне в уши! Дай-ка я сяду вперед и расскажу. Я агент Шмореса, у меня голосовой синтезатор в глотке. Я могу сделать любой акцент, который ты только можешь вообразить. К сожалению, я потерял руководство пользователя. И мой голосовой синтезатор в режиме »Демонстрация в магазине«. — Ну и псих же ты. Он теперь в нужном сиденьи, я нажму. О черт, я же не в »Астон Мартине«! Это ж ебаный »Мини«. Милая машина, но нет ебаной катапульты. Даже стекла. Он никогда так не делает, да? Это скорее как Маттли. »Меня зовут Бонд. Джеймс Бонд«. Для него это было бы круто. »Ты думаешь, что поймал меня, Блоуфелт? Ты не поймал меня«. — Меня зовут не Блоуфелт, я агент Шмореса, мужик. — Верно. У меня же есть дыхательный аппарат! — Что вы делаете, мистер Бонд? — Я могу дышать четыре минуты с ним, а ты не можешь! — Вообще-то могу. — Можешь? Вот херня. Ну у тебя по-любому нет акул, да? Потому что они любят джем. Да. Я много смотрел образовательных фильмов по телеку. Думаю, это здорово, потому что можешь посмотреть и съебаться. Ты можешь говорить: »О, правда? Да ну. Ничего себе«. Это отличный способ учиться. Просто смотреть телек. Если бы были такие уроки в школе, на которых ты: »О, правда?« Удивительно. Нее, я этого не знал. О, звонок. Пока! Проблема в том, что учителя скажут: »Теперь перепиши это четыре раза, а завтра будет тест по вещам, про которые не рассказывал. Я занимался почему-то физикой. Не хотел заниматься на высоком уровне, но занимался. И мне были очень интересны штуки про космос. Теория струн, Стивен Хокинг. Теория относительности Эйнштейна. — Не понял ни хрена, о чем все это. Это было здорово. Ты занимаешься теорией, которую можно проверить только если залезешь в черную дыру с линейкой. Оу, меня засосало! Может быть, в черной дыре двое. «Здесь есть лестница?» Нужно иметь здоровые руки, чтобы вытащить себя из черной дыры. Извините, это шутка про концентрацию. То есть про гравитацию. Неважно. Эйнштейн занимался теорией относительности. Е равно Эм Цэ квадрат. Энергия равна массе, умноженной на скорость света в квадрате. И раздражает, что это такая простая формула. Просто там все. И он такой: «Е равно Эм Цэ квадрат, пойду съем сэндвич». Поеду в Америку, чтобы коротнуть себе голову. Теперь поеду кататься на лыжах со своими друзьями-слонами. — Нахуй с крыши! Ебаные ядерные физики. Извините, миссис Бэдкрамбл. Не суть, расскажите нам ту шутку еще раз. Про трех банджистов. Короче, он придумал «Е равно Эм Цэ квадрат», и наверное были другие физики. «Е равно Эм Цэ квадрат? У меня было Эф равно Эм Цэ квадрат! Так близко!» Эф в смысле «фигня». Фигня равна произведению массы на скорость света в квадрате. И были эксперименты, конечно, где это проверялось. — Мы решили потестить теорию относительности Джефф держит фонарик. И находится в том углу комнаты. Джефф, включай фонарик и кричи «Пошел», А я засеку, сколько времени понадобится пройти, и мы посчитаем скорость. Погоди, ведь если ты скажешь «Пошел», Я сначала увижу свет, а потом услышу. Так что говори «Пошел» заранее. И запомни, на сколько раньше ты крикнул. Миллион миль в час. Миллиард миллионов. Не знаю! Ничто так быстро не перемещается. Теперь масса. Можешь взвесить фонарик? Взвесить в вакууме? Дадно, взвесь его около вакуума. Можешь около вакуумной упаковки? Отлично. Четыре с половиной унции. И энергия. Кошачье Пи в квадрате гладильной доски. А где батарейки? Потом ты записываешь все это, проливаешь на бумаги воду, сушишь феном и относишь. — Немного размыто. — Оу, шел дождь. В конце вечера хотелось бы поговорить о парне по имени Павлов. Он был из Восточной Европы, думаю, русский. И знаменитый эксперимент, вы может быть слышали о собаке Павлова. Звенит звонок, собака ест. Реакция, реакция Павлова. Это все про мороженое. И он записывал свои эксперименты. «День первый. Собака павлова. Позвонил в звонок, собака поела. Восхитительно». Он стал валийцем? «Восхитительно». Ужасно восхитительно. Здесь, в России. «День второй. Меня хорошо приняли. Здесь, в России. Поменял имя, с Эванс на Павлов. Меня теперь зовут Гарет Павлов. Это вполне нормально здесь. »День 2, позвонил в звонок, собака съела двойную порцию. Очень восхитительно! День третий, да. День третий. Три раза позвонил, собака съела миску с едой. И мою ногу. Очень замечательно, получил нобелевскую собачью премию за котов. Он сделал это, и получил премию. Нобелевскую. Ну какую-то. И собаки Павлова, вы все о них знаем. Но вы не слышали о котах Павлова. А он закончил эти эксперименты. Эксперимент «Коты Павлова».

«Позвонил в звонок, кот съебался. День два. Позвонил в звонок. Кот пришел и взял трубку. День три. Позвонил в звонок Кот сказал, что уже поел. День четыре. Пошел звонить в четвертый день, а кот украл батарейки. Пятый, последний день. Пошел звонить в звонок с новыми батарейками Кот положил на звонок лапу. Получилось только »Бзынь«. Потому кот позвонил в свой звонок. Я съел еду». Я собираюсь закончить разговором о начале времен. Очень короткий отрезок. Начало времени. Большой взрыв. Все отходят назад. Насколько большой? Очень большой, ну ладно. Отойдите, миссис Бэдкрамбл. Давай, Цезарь. Давай, австралиец. Уэлш Павлов. В одну и ту же Вселенную нельзя войти дважды. Внезапно: бум! Все: «Пиздец!» И вот, случилось, вся Вселенная разлетелась по маленьким облачкам пыли. Которые потом стали планетами. Очень везучие.

И когда планеты заново пройдут весь этот путь, и врежутся в смятку под действием гравитации, я хочу стоять на вершине, над этими руинами: Неважно. Потом земля остыла.

И однажды мать природа явилась миру и сказала: — Создания мира! Встаньте в круг, я дам вам ваши способы размножения. — О, браво, мать природа! Я бы умер за еблю. — Давай-давай, собираемся. Вот клипборд, вот флипчарт. Что здесь? Сыр? «Мини»? Кто-нибудь знает, что это? Фабрика клея. Кто-нибудь? Ну, поехали. Собаки. Как дела? Сейчас мы что-нибудь придумаем. Ваш метод размножения будет. По-собачьи! Как вам? — Да-да, мы придумали трахаться по-собачьи! — Я знаю. И это мой большой успех. Осторожней с разгерметизацией. Рада вас видеть, коты. Вам достается по-собачьи! — А что насчет по-кошачьи? Извините, собаки были первые. Это защита патента. У вас же есть железные кошки с крюками, че вы спорите. — Павлов! Ты здесь что делаешь? — Ну я хотел сделать. Дзынь. — Я проголодался. Дальше у нас. Отличная прическа. Вам. по-собачьи! Если вам будет жарко, просто снимите шубы. Вы носите «Блейкиз»? Мышка, ты здесь что делаешь? — Ну, здесь космическая ракета из джема. Она не работает. Это не лучший задуманный план, конечно. Я могу крушиться в прах. Но миссис Бэдкрамбл идет. и Цезарь, и австралийский парень. Мы могли бы зайти еще разок. И стать типа. что-то. Ну, подумай над концом этой шутки. Так, жирафы. Рада видеть. Вообще мы записали вам по-собачьи. Но вам еще придется поработать над этим. Можете перегнуться через фонарь, или дерево, ну, сами понимаете. Импровизируйте. Извините, мы сначала хотели сделать вас размером со спаниеля. Но мне принесли кофе, и я. когда занималась вашим дизайном. Ничего, выше голову. По-собачьи, по-кошачьи, по-жирафьи, по-овечьи. Что б вам не пришло вашу чертову голову. Вверх ногами, как летучие мыши, Играя на банджо, на поле для гольфа. До тех пока не почувствуете своей вины. Мы не против. Наконец, лосось. Небольшой сюрприз для вас, ребята. Вот вы что будете делать. Плывете вверх по течению реки, которая течет вниз. Пока не наткнетесь на огромный водопад.

И вы лезете, лезете, лезете по этому водопаду, Потом опять плывете, потом лезете, лезете Потом собираетесь вместе, откладываете икру. Высиживаете ее. И валитесь замертво. Ха! — Мы были счастливы и с «по-собачьи». Нет! Валите отсюда. Лосось. Ты слишком дорогой в ресторанах, вот проблема. И это мораль всей истории. По крайней мере, там предполагалась мораль.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Серьезно, я бы вообще лямок не носил, но это невозможно.

А есть девочки, которые носят очки. >>>