Христианство в Армении

Я не могу смотреть, как вешают людей.

Туберкулез широко распространен в Христиании и в наши дни в особенности среди бедноты и в густонаселенных районах. Какой продолжительности ваш рабочий день? С шести утра до шести вечера, с часовым перерывом на обед. Сколько вы получаете? Пятнадцать крон в неделю. 1884 год. Христиания, столица Норвегии, с ее пивными, кафе и разношерстными мюзик-холлами Тиволи, но без оперы, балета и академии искусств.

Господи Боже, Отец Небесный, благослови нас и эти дары Твои, которые мы принимаем от щедрот Твоих, через Иисуса Христа, Господа нашего. Аминь 135,000 жителей Христиании это управленцы из среднего класса "буржуазия". Консерваторы от политики, протестанты от религии. Улица Карла Юхана главная дорога, ведущая в город, чьи германские постройки отразили происхождение большинства их архитекторов. Именно здесь, летом, если позволяет погода, средний класс Христиании собирается на ежедневный променад. Я тоже работаю на фабрике. Я должна проснуться раньше пяти, чтобы успеть приготовить завтрак для моего мужа и детей. Прогулка по улице Карла Юхана начинается около двух часов днях. Играют музыканты из военного оркестра. Государственный строй, поддерживаемый буржуазией Христиании, существует с национальным бюджетом в 41,6 миллионов крон. По уголовному законодательству, датируемому еще сороковыми годами ХIХ века, в стране нет ни пособия по болезни, ни пенсий. В угоду буржуазии в стране на государственном уровне легализована проституция, но до сих пор не было проведено ни одной реформы по вопросу детского труда на фабриках. Прогулка по улице Карла Юхана длится около часа. После ее завершения мужчины отправляются по домам или идут в пивные, а женщины просто возвращаются домой. Многие из бедных городских детей трудятся на фабриках, в цехах и работают в качестве домашней прислуги. В нынешнем 1884 году, рабочие часы для детей это максимум что дозволен норвежским законодательством, для людей занятых на каторжном и принудительном труде. 1/3 всей рабочий силы столицы составляют мальчишки и девчонки. А дети работают? Да, и они работают на фабрике. По одиннадцать часов в день Положить тебе? Нет, я устал. Смерть матери Эдварда Мунка, Лауры Катрины Бьолстад, случилась в 1868 году, после открывшегося у нее легочного кровотечения. София попросила меня записать для нее мое последнее желание. Я назвала свое завещание "Мои наставления". "Мои дорогие дети, боюсь, что на небесах, я буду скучать по вам, по тем, кто так дорог моему сердцу здесь на земле. Но, полагаясь на Господа, я молю о ваших душах до тех пор пока он сохраняет мне жизнь". В 1845 году дед Эдварда Мунка повреждается умом из-за настигшей его болезни спинного мозга. Отец ходил из угла в угол по комнате. Затем он присел на диван подле мамы. Склонившись, друг к другу они перешептывались. Карлеманн смотрел на них и спрашивал себя, отчего текут слезы по их щекам. Полное имя матери было Лаура Катрина Мунк. Мама была очень слаба. Она умерла через год после моего рождения. Разве не прекрасно проводить вечера всем вместе как сейчас? И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное. Семья Мунка, после завершения их отцом медицинской практики, переехала в расположенный в более дешевом районе Христиании дом. И как долго это уже продолжается? Три недели. Горло болит? Да, чуть-чуть. Раскрой ротик пошире, я взгляну. Первые симптомы болезни усталость, скверный аппетит, температура по ночам и озноб. Когда болезнь прогрессирует, то температура повышается, а холод становится все нестерпимее. Больной ночами потеет. И как результат – кровотечение в более 50% из всех случаев. Эдвард Мунк начал рисовать в 1879 году. И за последующие четыре-пять лет он создаст около дюжины полотен. В большинстве случаев это были пейзажи близь его дома и портреты членов семьи. Что происходит с теми, кто верит в Господа, если они поддаются онанизму? Несчастные негодники сходят с ума. Это относится к каждому. У нас у всех есть сексуальный инстинкт. В какой-то мере каждый онанирует. И женщины? Женщины тоже. Пэтер Андреас Мунк учился на врача. Ингер Мунк, младшая сестра Эдварда. Что вынуждает тебя возвращаться так поздно домой, Эдвард? Вчера вечером, стрелки перевалили уже за полночь, а тебя все не было. Так вы шпионили за мной? Я слышу, когда ты возвращаешься. Ощущаю по запаху. В те времена в Христиании небольшой кружок радикально настроенных писателей, художников и студентов собирается, чтобы выразить протест против сложившегося порядка. Делегатом от кружка был Ханс Йегер писатель и анархист, убеждающий своих единомышленников свергнуть буржуазное общество с его моральными устоями и заменить его на децентрализованную структуру всецело основанную на способности человека к любви и чувствам. Все зло исходит он христианства. Христианство подавляет врожденные желания человека. Кто такой "человек заслуживающий уважения"? Тот, кто не пьет ночами с такими господами как этот. Тише там, мне нужно потолковать с Эдвардом. Способен ли кто-нибудь из вас признаться родителям, что не верит в Бога? Я не смогу сказать, что не верю. Отчего нет? Не можешь идти вслед за своею же свободной волей? Когда Мунк рассказал Йегеру о его непрекращающихся ссорах со своим отцом тот посоветовал ему взять пистолет и, возвратившись домой, застрелить отца. Ты выпил? Выпил? Стакан пива. От тебя разит спиртным. Ты путаешься с этим ужасным Йегерем, а он настоящий анархист. Кружок Ханса Йегера, называемый буржуазией Христиании "богемой", а Георгом Брандесaном "одичалой цыганской шайкой", ночами напролет обсуждает нигилизм, анархизм работы Дарвина и Маркса, значение искусства, цель существования и свободную любовь. Почти все члены кружка это представители буржуазии.

Многие из несогласных женщины. Нет никого зла в христианстве. Конечно, зло существует, но оно порождение понятий морали. В наши дни общество станет гораздо счастливее если людям позволят развивать их вожделение и желания. Я понимаю тебя. Ты? Не думаю. Ты никогда не делаешь того чего хочу я, а всегда поступаешь как тебе заблагорассудится. Вы меня не понимаете! Гораздо лучше, чем ты думаешь. Нет, не понимаете. В этом доме никто друг друга не понимает! На многих работах Мунка изображающих его семью лица отвернуты в сторону от зрителя. Человеческий контакт "глаза в глаза" избегается. Я никогда не буду иметь с вами дел, потому что вы никогда не желаете понять того чего хочу я. Как мне это надоело! Сейчас же замолчи! Дети пропустили школьные занятия из-за болезни, поэтому я старалась преподавать им дома. "Болезнь, сумасшествие и смерть, были черными ангелами, слетевшимися к моей колыбели, чтобы сопровождать меня на протяжении всей жизни". Можем посидеть у огня пока вода не согреется и ты не отправишься в кровать. Моя сестра Софи так же скончалась от чахотки. Ей было всего пятнадцать. И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни, и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим. Моя сестра Лаура была очень талантлива. Ей легко давались математика и языки. Она получала поощрения за свои знания латыни. Но она родилась с трудным и крайне нервозным характером, из-за него она никогда не могла применить на практике свои знания. Дома такая скука! Чем вы занимались в молодости? Это тебя не касается. Во всяком случае я не заявлялся домой за полночь. Позже Мунк сказал об отце: "Когда беспокойство не владело им, он шутил, играл с нами как дитя, но когда он называл нас, он мог становится почти безумным в своей жестокости". Люди вас не вдохновляют. И эта женщина. Будет гораздо лучше если вы прекратите дома меня поучать. Эдвард, я хочу поговорить с тобой. Тетя сказала, что блюдо разбито. Пэтер Андреас разбил? Нет, это Лаура. Да нет же, это Эдвард разбил. В Библии сказано, что вы наказаны! Адам был наказан. В ней так же сказано, что мужчина должен заселить землю. Ни один не исполнил этого творя рукоблудие. Было приятно и тепло, правда? А сейчас мы вымоем ушки. Два брата и три сестры наблюдают друг за другом в период полового созревания, под заботливым взором их тети Карен, которая так и не выйдя замуж, посвятила всю свою жизнь воспитанию детей своей покойной сестры. Половина совершеннолетних женщин в этой стране имеют статус гражданина, но, не смотря на это, они находятся под опекой, испытывая эмоциональный, законотворческий, экономический и тиранический гнет мужчин и общества.

Я должна удостовериться, что мы не много потратили за короткое время. Занятые на работе, к которой нас допустили в сфере промышленности и образования, мы получаем одну треть от заработка мужчины, выполняющего ту же самую работу. Четыре года назад, Эдвард Мунк, по отражению в зеркале пишет свой первый автопортрет. "Эти было испытанием самого себя в трудные годы жизни". На какой работе они заняты? Они собирают спичечные коробки. Фосфор сжигает им пальцы. Некоторые художники старшего поколения вернулись из Европы, кое-то открыл неофициальные студии. Одним из них был тридцати двух летний Кристиан Крог, чьи полотна не скрывали его интереса как к жизни в буржуазной среды, так и к жизни низших слоев, открывая "натурализм" в норвежском искусстве. Сколько они зарабатывают? Одну крону за день. Сколько детям лет? Самой старшей четырнадцать, а самой младшей двенадцать. Самым важным в живописи является цвет. Не имеет значения, что вы пишите. Вы можете рисовать лошадиный навоз. Когда вы пишите для себя? Цвет должен радовать при первом же взгляде. Фриц Таулов, ведущий приверженец натурализма в живописи. Его работы отразили противостояние норвежских художественных школ.

Такие художники как Таулов, Герхарда Мунте, Кристиан Скредвиг Занс Хейердал, Эрик Вереншелль и Харриет Баккер выражали свои чувства через деревенские пейзажи и людей, но отнюдь не с политическим, а скорее с личностным подтекстом. Кому придет в голову смотреть на лошадиный навоз? Картина должна доставлять эстетическое наслаждение. Но публика не расценивает это как эстетическое наслаждение. Она должна сконцентрироваться на картине. Люди должны переживать новый опыт глядя на полотно. Но кто эти люди? Буржуа. Они в состоянии позволить себе купить произведение искусства. Но, а как насчет тех, кто стоит в очереди за едой? Для Эдварда Мунка художественные проблемы лежат гораздо глубже, они отражали все больше растущую напряженность как внутри него самого так и в кругу его семьи. Норвегия родина великанов. Так давайте же поднимем бокалы. Как ответ на десять библейских заповедей представители богемы, занятые сейчас исполнением патриотической песни, издали собственные девять заповедей. Среди них, такие как: "Никогда не занимать меньше чем пять крон". "Никогда не носить целлюлоидных манжет". "Никогда не упускать возможности устроить скандал в столичном театре". "Никогда не сожалеть". "Разорвать все семейные узы". "Покончить с собой". В нашей семье было много болезней и много смертей. Мама умерла от чахотки в тридцать, а бабушка умерла от этой же болезни когда ей исполнилось тридцать шесть. У меня есть мечта основать школу для женщин скованных моральными принципами. Стоит лишь бросить взгляд на буржуа, чтобы понять, что все эти девицы из среднего класса страдают анемией. Хороший повод. Я имею в виду. основать школу и обучением развивать в них любовные чувства, чтобы они обрели к ним способность. Имя женщины сидящей по правую руку от Эдварда Мунка, данное ей при крещении Андреа Фредерикка Эмилия, по прозвищу "Милли". Ей двадцать четыре года. Уже три года она замужем за столичным врачом, который старше ее на девять лет. Детей у нее нет. Всех этих добродетельных малышек-фрёкен прохаживающихся по улице Карла Юхана. Идея Йегера заключается в том, чтобы открыть специальные школы для "юных чопорных фрёкен" из буржуазных семей Христиании и воспитать из них гордых женщин способных свободно идти вниз по главной улице тогда как весь мир знает, что они влюблены и имеют любовников. Они создали бы произведения от богемы открытые и откровенные, основанные на личных переживаниях. Несмотря на куда более суровую реально, что царит на улице Карла Юхана, Йегер подумывает написать интимный очерк о любви собственной жизни с откровенностью, до настоящего времени неизвестной в норвежской литературе. Он убеждает Эдварда Мунка выражать себя в работах с той же полной откровенностью что и он. Его отец ходил из угла в угол, скрестив на груди руки. В настоящее время сам Ханс Йегер переживал публичный роман с двадцати четырех летней замужней женщиной Одой Лассон. С художницей чей муж, торговец лесом и льдом, был старше супруги на восемь лет. Я полагаю что брак основывается на совершенно неприемлимых для меня вещах. Обязанность любить друг друга всю жизнь. Какой абсурд. Никто не вправе приказать мне любить кого-нибудь. Я просто стану его ненавидеть. Что вы думаете о поведении людей от богемы? Одним словом их поведение можно охарактеризовать. Я полагаю, что оно совершенно неприемлемо. Это настоящая опасность для души легко попадающей под чужое влияние. Я не говорю о проститутках но, говорю о людях, наделенных даром любви. Единственное на что они способны так это так называемая "свободная любовь". Но на это способны даже кролики. Я люблю тебя… Я люблю тебя… Возьми меня и поцелуй, в объятья заключи. Затем ты обхвати меня, чтоб вздоха сделать я не смог, ты обними меня. Сегодня ночью твой поцелуй как пламя. Лихорадка взяла тебя в плен. И слезы твои медленно стекают в руки мои. Сигур Бодткер. Студент и поэт. Ты думаешь, я устал от тебя? О, нет! Счастливо улыбнись тому, что было до того меж нами.

Останься этой ночь… Позволь моей руке обвиться вкруг стана твоего. Вопросы сексуального характера обсуждались в вашем доме? О них никогда не говорили. От меня все держалось в секрете. Я ничего не понимал, до тех пор пока не было уже слишком поздно. Ханс Йегер говорил Эдварду Мунку, что половая функция человека, является самым важным из процессов известных человечеству. Это источник наслаждения, сладости и тепла возвышающий человека, делающий его не таким одиноким. В своем завещании мама просила, что бы мы были хорошими и любили Иисуса. Я стараюсь повиноваться своим желаниям. Мы живем только один раз и мы обязаны развивать наши способности к чувствам и любви. В финальной сцене своей книги Йегер детально описывает похороны героя: "Когда все ушли, Джарман вновь остался лежать в одиночестве, на пустынном кладбище, гния под цветочным ковром". София, споем Рождественский гимн? "И вдруг что-то распахнулось и мы смогли увидеть далеко-далеко в небесах парящих ангелов, что мирно нам улыбались". Четверо из шести детей бабушки умерли прежде чем им исполнилось шестнадцать. В кодексе богемы Христиании говорится: "Вы должны покончить с собой". Ваша точка зрения по этому поводу? Я думаю это неправильно. У нас нет права отталкивать дарованную нам Богом жизнь. Они должны уповать на Бога, ведь наши жизни имеют значение. Расскажите нам о его работе. Эдвард Мунк талантливый юный художник. Но в живописи ему гораздо интереснее изображать свет и тени, нежели социальные условия. Картина Эдварда Мунка 1884 года изображает служанку. Полуодетая она сидит на краешке неприбранной кровати.

Солнечный свет размывает цвета и контуры, создавая ощущение мягкости которую Мунк позднее назовет "возбужденным растворением уходящего цвета". Какой он?

Очень сдержанный, почти по-аристократически, так что создается дистанция между ним и другими учениками студии. Среди коллег Эдварда Мунка были Карл Нордберг, Андреас Сингдалсен, Хальфдан Стрем, Торвальд Торгенсен и Йорген Соренсен, калека с семи лет, что должен умереть в начале тридцатых. Мы должны принимать участие в событиях, что творятся вокруг нас, вся эта бедность и нищета, дети обязанные работать. Мы должны объединить свои силы с народом, а не с буржуа. Новомодные идеи не должны вскружить голову творцам. Господи! Мы обязаны отдавать себя в жертву живописи. Живописи? Да, но живопись это порождение человека ею занимающегося. Того, кто накладывает краски. Искусство должно выражать субъективный взгляд художника на реальность. В 1884 году Мунк начинает работу над портретом своей младшей сестры. На холсте светоносно выделены лицо и руки, когда как вся фигура модели погружена в тень. Движение отсутствует, и лишь небольшой изгиб левой руки выдает его. Мой брат Эдвард, чуть не умер от того же самого недуга. Господь, прошу тебя. Тринадцатилетний Эдвард Мунк при смерти от легочного кровотечения, внезапно открывшегося у него в канун Рождества 1875 года. Все эти страдания, переносимые в вашей семье, испытывали вашу веру?

Не уверен, что у меня есть право вмешиваться в промысел Божий. Он любит нас, и мы должны быть благодарны ему за это. Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое. Да приидет Царствие Твое. Да будет воля Твоя и на земле, как на небе. "Одетый в черное незнакомец стоял в ногах кровати и молился. Воздух был тяжелым и черным". Семья Мунк была пуританской. Каждый, кто видел его отца знали об этом. Когда он бывал с нами, то обязан был вернуться домой к вечерней молитве! И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Во имя Отца и Сына и Святого Духа и ныне, и присно, и во веки веков. Вы знакомы с его семьей? Нет, но я и не видела, чтобы он молился. Он сидит там, как монах! Для старших детей было большим потрясением увидеть столько болезней и смертей. Ты заболел? и принимает начертание на чело свое, или на руку свою, тот будет пить вино ярости Божией вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем. Чтобы быть свободной по воскресеньям, я должна работать по 17-18 часов в будние дни. Это очень тяжелый труд. Некоторые мои друзья, из-за малого заработка, частенько отправляются на улицы. Проститутки Христиании многие из них, из так называемого района "Вике". Из легализованных государством публичных заведений подконтрольных полиции и органам здравоохранения. Только взгляните на сегодняшних столичных проституток. Согласно христианской морали, сегодня нет проституции. Естественно, ведь проституцию покрывает полиция.

Но это для вас женщины продают себя. Нет, в моем обществе нет места проституции. В обязанности трехсот городских полицейских Христиании входит, в том числе, и контроль над распространением венерических заболеваний. Буржуазии на руку проституция, именно она извлекает из нее пользу. Но та же самая буржуазная мораль не разрешает этого. "Вы не должны нарушать супружескую верность". Ваше мнение относительно брака? По моему мнению брак это наиважнейший и необходимейший институт и он, несомненно, лежит в основе наших социальной и культурной структур. Без брака, произошел бы отрыв от родовой почвы и возник бы хаос. Я боюсь, что подобное может привезти к анархии. Короче говоря, если мы хотим сохранять мир и порядок, нам крайне важно поддерживать и развивать наши институты. Мораль сегодняшнего общества если ты женишься на женщине она такая же шлюха как те "девочки из Вике". Раз в неделю каждая проститутка должна регистрироваться в полиции для осмотра. Сядь вон там. 1884 год. Американский изобретатель Максим, разрабатывает автомат-пулемет. Соединенные Штаты получают Пёрл-Харбол в качестве военной базы на Тихом океане. Проститутки изгнаны из общества теми же самыми людьми. Откинься назад. кто поставил их в это положение. Это и есть буржуазная любовь к человечеству. Немного пошире. Подними ноги повыше. Имя и адрес. Лине Педерсен. Когда я спрашиваю твое имя, я желаю первой услышать от тебя фамилию. Педерсен. Имя. Педерсен. Из-за моей болезни, спасибо девочкам из Вике, я больше не пользуюсь ими как "господина Заурядность" пользуется свой женой. Для меня брак это легализованная проституция. Теперь можешь идти. Предполагаю, что все здесь собравшиеся в курсе того факта что клиентами проституток являются буржуа и полиция. Однажды, дедушка вернувшись из деловой поездки, нашел бабушку за ширмой вместе с тремя мертвыми детьми. Когда Эдвард Мунк демонстрирует законченное полотно "Ингер в черном" консервативная пресса Христиании отзывается: "Почти пугающий уродливый портрет "дамы в черном". С этого момента берут начало нападки критиков на его работы, что будут продолжаться, по крайней мере, еще лет пятнадцать. В мае 1885 года Эдвард Мунк посещает Париж. Впервые в жизни, он сталкивается лицом к лицу с подлинниками классического искусства. Он видит Веласкеса, Рембрандта Спустя три недели Мунк возвращается в Норвегию и вскоре после возвращения отравляется вместе с семьей на судне вдоль христнийского фьорда в маленькую деревеньку Борре. Добрый день. Вы ведь живете недалеко отсюда? Получается, что мы с вами соседи. Навестите меня когда-нибудь? Я тоже бы этого хотел. Сегодня у меня будут дамы. Может быть завтра? В дневниковых записях, Эдвард Мунк обращается к этой женщине "фру Хейберг", но это не настоящее ее имя. Разве вы не голодны? Да, я проголодался. Здесь красивые пейзажи. Очень голубые. 1885 год. Генерал Гордон умирает в Хартуме. Сербия вторгается в Болгарию. Британия аннексирует Бечуаналенд. Карл Маркс пишет второй том "Капитала". Рождаются будущие генерал Патон и писатель Дэвид Герберт Лоуренс. Он столько всего хотел сказать, но чувствовал себя неуклюжим и испуганным. Они прогуливались молча. Его щеки горели. Спустя годы, Эдвард Мунк выразил глубокое огорчение относительно того, что его отец мог сделать как врач для его умиряющей матери, сестры и для него самого вместо того, чтобы складывать руки в молитве. Она проводила все время в постели, кашляя в носовой платок. В этот раз тоже была кровь? Я поцеловал вас. Вы сердитесь? Поцеловал вашу шею. Если вы сердитесь, то можете меня ударить. Вовсе не сержусь. Может быть вы разрешите поцеловать вас в губы? У меня завидное положение, я замужем, но у меня нет детей. Все вольны как ветер, если женаты и не имеют детей. Что насчет вашего мужа? Он замечательный. Позволяет мне поступать так как мне вздумается. Он настолько замечателен? Он превосходно замечателен. Скорее всего я причиню ему больно, но ничего не могу с собой поделать. Я хочу этого. Оставайся как есть. Дай я посмотрю на тебя. При этом свете ты такая живописная. Ночами меня охватывает беспокойство, и я не могу уснуть. Мне снятся кошмары. Я брожу во сне. У меня нестерпимое желание прийти к тебе. Я очень люблю темноту. Не выношу света. Сегодня вечером это и должно произойти. Настолько непостижимое. В темноте я могу делать самые ужасные вещи. Любые. По возвращению в Христианию Эдвард Мунк наносит свой первый светский визит в квартиру фру Хейберг. Он смотрел на истертые ступени. Он помнил все, что слышал о ней, всех ее любовников, наведывавшихся, чтобы затеять ссору с ее мужем. Он думал, что привлекателен. Это было чересчур тяжело, дурно и угнетающе. Он прослышал, что обычно она лежит на кушетке все утро. Здесь очень подходящий свет. Ты заметил как растет мех из его ушек? Сейчас он чувствовал себя застенчивым. Нужные слова не приходили ему в голову. Когда она приблизилась, он почувствовал, что она ждет что он обнимет ее. Мы достали их прошлой весной. Они были довольно дороги. Но он гадал, чтобы это могло быть и его пробирал холод. Это была робость. Ему хотелось выбраться на свежий воздух. А здесь работает мой муж, он до безобразия пунктуален. Папа, то, что я отхаркиваю очень темное. Все должно быть на своем месте.

Этот я отвела специально для него. Давай выйдем?

Нет, я не могу. Может вечером? Папа, это кровь. Я не хочу! Он погладил меня по голове. Не бойся, дитя мое. Я не хочу! Что? Разве ты не хочешь? Подойди-ка сюда. Ты сошел с ума? Не надо так пугаться. Что за жалкий идиот? Трусливый негодяй! Почему ты так упорно стремишься стать великим художником!? В конце концов ты умрешь. Тебя просто не станет. Задействовав свою тетку и юную девушку Бетси в качестве моделей, Эдвард Мунк приступает к работе над полотном 119,5 на 118,5 сантиметров на смерть своей сестры Софи. Как же в этом лесу тихо. Представь что ты здесь, не один, а еще с кем-нибудь. Здесь так таинственно. Разве он не может сесть немного ближе? Но он не сдвинулся с места, только пристально смотрел на фру Хейберг. За столом Пэтер сказал: "Я видел, как ты беседовал с фру Хейберг. Так это была фру Хейберг?" Да,бросил он небрежно, и покраснел. Она выглядит глупой,сказал его отец. Со своим мужем она обходится дурно. Так говорят люди. Какой нелепой мечтой жил ты все эти годы!? Великий художник. Гораздо лучше чем быть врачом. Но, в сравнении с королем, это ничто. И король не больше крошечной бактерии. Мунк начинает накладывать один слой текстуры на другой с помощью кисти, шпателя и попросту кухонным ножом. Я начал работу над несколькими холстами и задумал еще один. В итоге что-то должно получиться. Я думаю это будет хорошая работа. Одному этому я уже рад. Я думала о тебе. Особенно это касается цвета. Я сумею развить себя. Это что-то новаторское. Я повторяюсь. но думаю, все будет хорошо. Тебя что-то беспокоит? У меня столько идей в голове, да и забот предостаточно. Есть работа, вот я и думаю. Прелестное бледное лицо, мягкие полные губы, полузакрытые глаза и ее шея. Это вновь должно принадлежать ему, чтобы вновь смотреть в глубину этих глаз. как же это больно. Софи и Эдвард скоро я покину вас и я боюсь того, что может случится в нашей семье. Вот почему я хочу поговорить с тобой и я надеюсь, ты дашь мне обещание, что позаботишься о Лауре, Андреасе и Ингер. Так чтобы я смогла отправиться на небеса со спокойной душой. Ты обещаешь мне, Софи? Да, мама. А ты обещаешь мне, Эдвард? Да, мама. Я чувствую, что ты противишься. У тебя были интимные отношения? Предосточно. У тебя есть убежденность, что ты реализовала себя как человек? Я пытаюсь, но есть множество препятствий. Ты получаешь удовлетворение?

Сейчас, но не прежде. Мы рождаемся несведущими. Мы окружены взрослыми и взираем на них снизу вверх, а они болтливы и полны предрассудков. Особенно это касается моей мещанской семьи. Меня просто закидывали наставлениями. Ты не должна делать этого. Нет, сделай вот это. Поступки, что я совершала считались неправильными и порождали скандалы. Я всю ночь думал о тебе. Не мог заснуть. Блюдо разбито. Это ты сделал? Нет, это Софи Софи, это ты?

Нет. Это Эдвард. Софи, твоя работа? Нет. Эдварда. В своей книге, "Из жизни Богемы Христиании", Йегер описывает случай с шестнадцатилетней девушкой, повстречавшейся ему на улице: "Я опустился на колени и, ища поддержки в ее глазах, протянул к ней руки. Ее взор все еще хранил застенчивость. Но внезапно ее глаза округлились и наполнились нежностью. Обвив меня руками, когда как ее голова покоилась на моем плече, она отвела меня к себе. Я приник к ее головке покрывая поцелуями ее черные локоны". В дневнике Мунк запишет: "Они лежали рядом, но совсем не разговаривали. Бедненький,сказала она медленно. медленно гладя его мокрые волосы". "Она лежала там запрокинув голову, так что была видна ее прекрасная шея. Я поцеловал ее и хотел было отнести ее в кровать, но прикосновение ее мягких конечностей лишило моих рук всей их силы". "Она легла на него. И снова настало мгновение, когда все прекращает существовать. Снова и снова…" Ты не должен видеться с той замужней женщиной. У тебя появилось, что-то кроме твоей работы над чем стоит подумать? Я чувствую себя спокойнее. Даже засыпаю по ночам. Вот и хорошо. Ты нужна мне. Я так счастлива, что ты пришел. Какие у тебя красивые губы. Мунк записывает в дневнике, что назначает свидание фру Хейберг на улице Карла Юхана только чтобы иметь возможность пройтись с ней, а затем передать ее в распоряжение мужа или друга. Доподлинно неизвестно кто из них первым прекратил свидания, но Мунк пишет, что при следующей встрече, ему стоит игнорировать фру Хейберг. Я полчаса прождал ее на улице Карла Юхана. И, наконец, когда она пришла, то просто прошла мимо, едва взглянув на меня. Очень кстати… она меня больше не привлекает. В тоже самое время Ода Лассон признается Хансу Йегеру, в том, что она все больше привязывается в Кристиану Крогу.

Когда я пытаюсь жить в согласии с собой, то это значит, что я ищу свободу и живу по собственным правилам, когда как единственное, что интересует буржуа, это сколько любовных интрижек у меня в данный момент. Лишь мои друзья говорят и обращают внимание на то, что я делаю. беседуя о моих полотнах. Она говорила о том, что он не высказывает ей почтение на улице, он том, что она так же хороша, как и другие дамы. Только взгляни на фру Петтерсон, что отправилась с лейтенантом в Париж. И его пробрала дрожь от чувства любви к ней. Мунк впервые добавляет в периферийную композицию картины предметы домашнего обихода, такие как стул, стакан, бутыль, цветочный горшок у окна и занавеси. Понемногу, в течении следующих месяцев он начинает закрашивать все эти детали, все больше сосредотачиваясь на голове сестры. Связь Мунка с фру Хейберг пошла на спад. Прорабатывая руки сестры широкими и нечеткими мазками Мунк, размывает в них всякую способность к человеческому прикосновению. Ее рука была крупной и грубой. Она прижалась своею щекою к его щеке.

Она отодвинула свою голову подальше, так чтобы их губы не соприкасались. Она была омерзительной. Я так рада, что ты пришел. Я видел тебя с другим мужчиной. Он просто друг. Просто друг? Я прождал полчаса, а ты просто прошла мимо! Это был лейтенант Лунд.

Он всего лишь друг. Не кричи так. Прохожие могут услышать. Черт возьми, а что я должен был подумать? Так не может больше продолжаться! Я жду тебя уже более получаса. Кто он? Банкир. 1886 год. Французское правительство приносит в дар Соединенным Штатам "Статую Свободы" и вооружает свою армию бездымной винтовкой Лебеля. Если я скажу ей, что виноват сам, возможно, она станет добрее ко мне. И если я скажу, что способен умереть ради нее. Это плохая шутка! Не стоит принимать это так близко к сердцу. Женщин с ее достоинствами предостаточно.

Мне трудно понять, что за жизнь я хотела бы прожить. Мужчины не меняются, даже если я стараюсь жить свободно, не стесняя их. Они убеждены, что женщина должна вести себя "так-то" и "так-то", но я не могу. Уже перевалило за полночь, а тебя все нет. И так каждый вечер. Что скажешь? Не толкайте меня! Ты пьяный? Чем ты занимаешься, вне дома? Он всего лишь друг. Так не может больше продолжаться! Я чувствую, что когда-нибудь смогу обрести себя. И я не могу подстраивается под их стандарты.

Мужчины, толкующие о своей свободе, свято верят в то, что у них есть право ограничивать мою свободу. По сути я не знаю в чем заключается моя свобода. Я больше не вынесу этого. И ты это прекрасно знаешь! Мы не должны разговаривать друг с другом подобным образом. Не должны. Ты человек угнетаемый обществом его стандартами и разнообразными предубеждениями. Художники не должны обращать внимание на политические программы. Ты должен писать то, что ты видишь. Нельзя просто сидеть и вырисовывать детали. Если утром, пройти из спальни в гостиную, то увидишь, что все будто бы окутано голубоватым светом, даже самые глубокие тени. Вот так ты и должен написать это, так как ты это видишь. Цвет означает много. Цвет это основа живописи. И еще настроение. Она позволила себе приблизиться. По правую руку от него. Он нежно поддерживал ее за талию. Она прильнула к нему. Он почувствовал дыхание теплого рта у своего горла. Теплый рот напротив его, и его губы ответили ей. "Я ощутил, как сладкое бессилие сковало мне плечи растекаясь по моим членам. Я опустился на колени и усадил ее напротив меня и как безумный целовал ее в оголенную шею". Хаген Любвиг Берг, актер и лейтенант в территориальной армии. Фрекен Дрэфсен, недавно повстречавшаяся Мунку на карнавале, упоминается им под именем "фрёкен Роккер". Иногда я даже не замечаю как это происходит, как отношения перерастают в нечто большее. Я знаю, что это страсть. Я не знаю что такое любовь, но знаю что такое страсть. По иронии судьбы все начинается с ощущения, что все не имеет смысла если рядом нет этого человека. Мы не должны говорить об этом. И постепенно, случается то чего совсем не ждешь, этот человек просто берет над тобой власть. Сейчас он стремится уменьшить ненужные детали размывая изображение. Собрав все свои силы пытается выбросить из головы фру Хейберг.

Так или иначе, но эта борьба передает лихорадочность и обостренность его чувств на сырую поверхность холста, стремясь пробудить подобное настроение и в зрителе. Мунк пишет и вновь перерабатывает голову своей сестры детализирует волосы, глаза и рот. Очищает холст от красок и начинает заново. Применяя шпатель, деревянную часть кисти, острие карандаша, Мунк глубоко процарапывает масляный слой, потому, что он всеми силами пытается помнить и всеми силами стремится забыть. Она взглянула мне в глаза. Ее светлые волосы, бледное лицо и нежная кожа. Мы хорошо провели время когда наконец встретились, не так ли? Ты мне нравишься.

Миленький. Я думаю о тебе. Все время. Ты мне тоже нравишься. Какая же ты красивая. Ты странный.

Но ты хороший. И милый. Что вы думаете о женщине имеющей отношения вне брака? На мой взгляд, женщины должны быть беззащитными. прелестными, телом и душой, миниатюрными созданиями, нуждающимися в защите и заботе мужчины. Если тебе кажется, что это так забавно. Она улыбалась своими бледными губами и белоснежными зубами. Мы подходим друг другу, правда ведь? Мунк, ты такой странный. В декабре 1885 года книга Ханса Йегера "Из жизни богемы Христиании" конфискуется через два часа после публикации. Спустя четыре месяца Йегеру предъявляются обвинения в богохульстве и в "нарушении нравственности и морали".

Он приговаривается к шестидесяти дням тюремного заключения, а на его книгу налагается бессрочный запрет. Аймар Соренсен, министр юстиции в либеральном правительстве. Я получил от полиции Христиании экземпляр книги, с подчеркнутыми фрагментами. Я сразу же телеграфировал уполномоченным в полиции лицам, остановить публикацию этой книги. Главный герой романа вступает в связь с очень юной девушкой, настолько юной, что она могла быть его дочерью. Она сидит у него на коленях. Выдержка даст вам общее представление о сути дела: "Послушай,сказал я, поглаживая ее по щеке. Давай немного культурно побеседуем. Знаешь, что это такое?,и я вынул из кармана презерватив. Нет,ответила она. Хорошо, я расскажу тебе." В следующем году Ханс Йегер вынужден бежать из Норвегии, после того как Либеральное правительство, приговаривает его к 150 дням тюрьмы за попытку выслать 300 экземпляров его книги в Швецию под измененным названием "Рождественские сказки Ханса Йегера". ".и она через него не проходит, потому что.,и я вскрыл презерватив. Он даже воздух не пропускает". Я мог бы читать и дальше, но, думаю, что этого достаточно. В окружной столичной тюрьме Моллегратэн нет ни одного телефона. Влияет ли заключение на ход вашей работы? Нет, ни коим образом не влияет. Эти почтенные господа, использующие литуратуру как орудие диверсии, орущие и крестящиеся, ничего не стоит. Я знал, что так и будет. Он бросает вызов буржуа, живущим уютной и фальшивой жизнью. Провоцирует их обратить внимание на свободных женщин. Все, что находится, за стеной, которой они сами себя огородили, настолько ужасает их и возможно лишь в их мечтах, в те моменты, когда они забавляют себя фантазиями.

То, что я живу открыто и свободно, должно быть, заставляет их приходит в ужас. Так называемые "свободные женщины", о которых мы без конца слышим, не могут быть вполне нормальными. Но они обретут нормальность, как только откроют в себе врожденные способности. Она уже полчаса как приехала. Лишь улыбнулась и прошла мимо. Вместе с другим мужчиной. Вот, черт! Наконец-то я закончил. Я истощен.

Я многое оставил первоначальным, дрожащие губы, прозрачное сияние усталых глаз, но цвета еще не проработаны. Цвет был бледным и серым. Картина была тяжелой, как свинец. Уже почти на стадии завершения Мунк вновь набрасывается на холст, глубоко процарапывая масло и, в одно движение, уничтожает старательно прорисованное окно, занавеси и цветочный горшок, в левой части картины. Последние отвлекающие делали исчезают. Эдвард Мунк понимает, что он добился значительного прорыва в своем творчестве как художник. Но он еще не осознает всей значимости этого прорыва. В это время, в середине 1880 года, каждый из наиболее именитых западных художников по-прежнему, в традиционной манере, отображают внешнюю действительность. Сезанн. Ранние работы Гогена и, даже в эти годы. Винсент Ван Гог. Различие между этими работами и картинами Мунка наиболее очевидно заметно на примере изображения молодых женщин-современниц Огюстом Ренуаром, Бертой Моризо, американкой Мэри Кассат и норвежцем Хансом Хейердалом. Но полотно Эдварда Мунка, с его глубоко процарапанной поверхностью, возвышается над внешней действительностью и становится первой, в истории запада, экспрессионисткой картиной передающей чувства. Она подвергается сильнейшей критики со стороны общественности Христиании и консервативной прессы. Зритель не примет такого безумия. Глядя на картину люди начинают смеяться. Всегда есть люди, ставящие себя выше других на манер опекунов. В литературе они решают, что следует считать "приличным", а что "неприличным". Как-то коллега Мунка сказал ему: "Я считаю, что ваши картины дерьмо". А другой спросил: "Что это за полосы? Похоже на дождь". Человеческая жизнь сама по себе "прилична", но, писать о сексуальной жизни того же человека, считается "неприличным". Еще один друг сказал Мунку, что тот сойдет с ума, если будет продолжать в том же духе. Пока я в состоянии писать я буду бороться с обществом и его правилами за создание мира, где литература будет свободной. Кто в праве запретить кому-либо писать о его чувственной жизни? Лучший способ оценить картину Мунка это посмотреть на нее с расстояния. Андреас Ауберг, историк искусств, критик. Наиболее ясно цвета и контуры проявляются в пасмурные дни. Если вы действительно хотите получить благоприятное впечатление от этой чрезвычайно странной живописи, следует смотреть на нее через два сложенных пальца. В это же время Эдвард Мунк записывает в дневнике, что на улице он преследовал женщину принятую им за фру Хейберг. Я зашел в тупик. Мне кажется, что я падаю. Он соблазнился и истратил свой талант в пустую поощряемый следовать путем, ведущим в никуда. Я не чувствую своих ног. Они отказываются вести меня. Все эти чужие и странные взгляды, что бросали прохожие. Думаю, что все они смотрели на меня. Меня трясет. Пот льет с меня ручьями. Я получил анонимное письмо с критикой в свой адрес. Его автор утверждает, что не видит ничего кроме бессмыслицы и попытки работ Мунка казаться оригинальными. Все что я могу посоветовать этому человеку так это, приобрести новую пару глаз. Тот, кто не в состоянии увидеть, что здесь мы имеем огромный талант, не вправе судить об искусстве вообще. Я хочу жить, чтобы жить. Какое мне дело до того правильно ли сделан стул или нет? То, что я хотел передать, невозможно измерить. Усталое движение глаз и век. Губы, будто что-то шепчущие. Должно быть это нарисовал полубезумный, одержимый галлюцинациями, какие бывают при лихорадке. Я ложусь на диван в углу и лежу там в полудреме. Я ненавижу их за то, что они смотрят на меня.

Возможно, что Мунк обращается к тем, чья жизнь более наполнена эмоциями чем у других. Полагаю, что это одна из самых ужасных вещей, что мне довелось видеть. Хотелось бы ожидать, что художник, выставляющий свои картины на публичное обозрение, будет уважать вкус публики, совершенно иным образом. Обида и беспорядочные нападки на "Больного ребенка", сравнение его работ с "незаконченными набросками"… Теперь Эдвард Мунк осознал новаторство своей революционной живописи и он отступает. Он пишет свой третий автопортрет, на сей раз глаза полуприкрыты, поза вызывающа, на зрителя брошен презрительный взгляд. Период затишья, что продлится около двух лет, начался. Январь 1888 года. В это время, кружок, известный как богема Христиании начал распадаться. Личные трагедии, алкоголизм, сифилис, опасные связи, социальная изоляция взяли свое.

Писатель Кар Йенсен-Хьель умрет от туберкулеза желудка в течении месяца. И еще шестеро молодых мужчин, что сидят за этим столом. Многие из друзей Мунка так и не достигнут сорокалетия. Бертран Хансен скончается от туберкулеза. Йорген Соренсен умрет инвалидом, а популярный художник Калле Лохен покончит с собой в возрасте 28 лет. Йегер, с уже зарождающимся в его теле раком, умрет в 1910 году, нищий и всеми забытый. У дверей комнаты, где он будет умирать, будет ждать должник требуя свою бутылку виски. Летом 1888 года Эдвард Мунк арендует дом под Асгардстрандом около деревни Борре на фьорде Христиании. Роман между Одой Лассон и Хансом Йегером подошел к концу. Ода Лассон вышла замуж за Кристиана Крога.

В это же время, с согласия Крога, Ода все больше увлекается восемнадцатилетним Яппе Нильссенем, студентом, изучающим французскую литературу и другом Эдварда Мунка. Ингер Мунк в тесных отношения с Сигурдом Бодткером. Двадцатиоднолетняя Лаура Мунк, до сих пор не замужем. Как ты думаешь, почему я, вышел из себя и заявил что больше не желаю тебя видеть? Да потому что ты завралась! Твоя недоступность бесит меня! Ты сам сказал, что я не должна приезжать так часто. Да, но тогда я не понимал, как ты мне нравишься. А сейчас ты забыла обо мне. У тебя появился кто-то еще. Я люблю тебя. Если бы я только знал, что ты нашла кого-то, только чтобы наказать меня. Вся эта неопределенность действует мне на нервы и раздражает меня. Ты требуешь все больше и больше любви от меня. Ты не желаешь понять, что я не могу дать больше чем у меня есть? Мгновения, когда ты показываешь свои чувства похожи на то, как если бы ты хотел вернуть что-то украденное. Ты бережешь себя для своего искусства? 1888 год. Аугуст Стриндберг пишет "Фрёкен Жюли". Изобретаются пневматические шины и бездымный порох. Винсент Ван Гог создает "Подсолнухи ", "Подъемный мост в Арле" и "Сеяльщик". Демонстрации безработных в Риме подавляются вооруженным путем. Вильгельм II становится Императором Германии. Он продолжает преследовать фру Хейберг, но одновременно, сам Мунк пытается сбежать от нее. Он начинает развивать знакомство с девятнадцатилетней Эйсе Карлсон, художницей, помолвленной с адвокатом из Христиании. Тебе необходима женщина и в тоже время ты не хочешь ее. Ты мне нравишься, но мы, действительно, не можем видеться так как сейчас. Ты ходишь за мной по пятам. Ты изводишь меня. В дневнике Мунк записывает, что не однократно следовал за фру Хейберг, идущей на свидание с другим мужчиной. Ревность это собственничество. Твоя ревность толкает меня на любовные интрижки. прибывая в бесконечном ожидании. Тебе не может принадлежать женщина. Это невозможно. Они целуют друг друга, сейчас, в это самое мгновение, и она говорит, что любит его. Скрываясь за лестницей, она шепчет лейтенанту те же самые слова, что шептала ему. Возможно, в это самое время Эдвард Мунк предлагает Эйсе Карлсон выйти за него. Возьмешь меня за руку? Мы одни. Нет, не здесь. Вы же знаете, что нравитесь мне, но. скорее как друг. Дружба. Дружба это такая малость, а жизнь так коротка. Зимой 1888 года после попойки с друзьями близь городка Слаген, Мунк проваливается в ледяную воду, куда его сталкивает актер Пале Дорбенгер и чуть не умирает. Это очень серьезно. Мы должны известить их. Слева сестра Дорбенгера Шарлотта, ей двадцать лет. Я не знаю, где они живут. Я чувствую, что я слишком молода. Я стараюсь с оптимизмом смотреть на жизнь. У нас разные взгляды на жизнь. Вы кажетесь немного мрачным. Кажетесь слабым и немного уставшим от жизни. Чувства напряженности и одиночества поселяются на картинах Эдварда Мунка. Люди по-прежнему неподвижны, они будто беспомощны перед лицом природы. Я не хочу целовать вас. Они смотрели друг на друга ни говоря ни слова. В это мгновение у него возникло ощущение, что счастье просачивается сквозь его пальцы.

В ее глазах стояли слезы. Сейчас Мунк вновь подготавливает себя к мнению публики и критике, чаще в компании таких интровертов как поэт Сигбьерн Обстфельдер и хромой актер Йорген Соренсен. Апрель 1889 года. Эдвард Мунк снова перед лицом публики демонстрируя, чего он стОит на самом деле и чего стОит все созданное им когда-либо и представленнное на выставке. Это 110 полотен и бесчисленные рисунки. Центральным на выставке является большой холст "Весна", переделанный из картины "Больной ребенок". Ушли свободные и выразительные мазки, что были в его ранней работе. Здесь, малейшая детализация, пряди волос, платок в пятнах крови, тщательно выписанные бутыль и ваза, проработанный верх шкафа и даже цветочные горшки. Осведомлен ли ты, что фрёкен С. вышла замуж? Я знаю наперед, что эта весть станет огорчением для тебя. Наверняка ты чувствуешь себя странно думая о ней. Почему начиная с "Больного ребенка", работы Мунка так изменились? Предполагаю, что причиной этому были события случившиеся с ним, заставившие его потерять веру в себя и в свое творчество, вся эта плохая критика и другие причины. Общество прощает если у мужчины есть содержанка, но женщина обзаведшаяся любовником, совсем другое дело. Возможно позже. Возможно мы сможем свидеться. Все могло бы еще измениться. Нам не стоит делать опрометчивых поступков. Если я выйду замуж, я должна буду жить ради супруга. Частенько женщины выходят замуж, только потому что им необходимо содержание. Она не может пойти работать, чтобы прокормить себя. О чем она думает, когда бродит во сне? Прекрасная как Мадонна. Вот так это и тянется, из года в год, будто в западне. Подтверждая вашу готовность вступить в брак перед лицом Господа и церкви я объявляю вас… Думает ли она сейчас о бледном мужчине сидящем за колонной? и Святого Духа. Аминь. Скрепленное Господом, человеку не дано разрушить. Любовная связь между Яппе Нильссенем и Одой Крог все более развивается. Асгардстранд, 1889 год. Она стоит между мной и моим идеалом. Моим творчеством! Но я не могу разлюбить ее. Я не могу больше выносить ее вранья! Ее любовь ядовита! И у нее есть чувства.

А мне наплевать! Черт возьми, сказал я ей, ты будешь лежать на белых простынях! Твое тело исказится от болезни и гниения! Ты помрешь уродливой и зловонной! А я буду смеяться и пить вино с красавицами! Моя радость будет громаднее чем принесенное ею отчаянье! Я буду смеяться, смеяться, смеяться! Душевная боль и возмущение от продолжающей злорадствовать столичной критики, вынуждают его бежать от боли и неразберихи личной жизни из Норвегии. Эдвард Мунк отправляется в Париж изучать искусство. От встречает Самуэля Гольштейна, двадцатисемилетнего датского поэта, чьи сочинения проникнуты разочарованным взглядом на любовь. Мунк живет вместе Гольштейном в комнате на улице Клода, что на окраине Парижа, на втором этаже над кафе с видом на Сену. Ноябрь 1889 года. Смерть доктора Мунка стала тяжелым ударом для всей семьи. Мы только что переехали в район Хаукето и доктору Мунку это пришлось по душе. В воскресенье, до того как ему стало плохо, мы возвращались пешком из церкви домой. Некоторые из нас за ним просто не поспевали. Теперь, когда он и отец никогда не смогут примириться, Эдвард Мунк пересматривает ценности и убеждения, которые вложил в него Ханс Йегер. Существует город в городе, имя ему "город мертвых". Там бок о бок лежат могилы. Там вы найдете лачуги и дворцы. Здесь живут тихие люди мертвые. Это популярный город. Кости освобождают место для новичков. Какое это имеет значение если вы мертвы? Но кроме горя и страданий, мучений и борьбы нет ничего. И жизнь нам дать не сможет сверх того, что отдала. За краткий миг услады ты платишь сверхцены. И радость наша куплена мучением и горем. Любовным наслаждением мы тело сдали в плен. Сосуд всех болей наших жизни новой порожденье. 1889 год. Возведена Эльфилева башня, а в продажу поступает первая кинокамера. Винсент Ван Гог пишет "Пейзаж с оливковыми деревьями" и "Пшеничное поле с кипарисами". Рождается Адольф Гитлер. Во Франции "символисты" Верлен, Гюисманс и поэт Малларме покоряют Париж. В эти дни французскую столицу потрясают волнения против "натурализма". Среди художников старшего поколения уже наметился путь к прорыву. Пюви де Шаванн, Гюстава Моро и Одилон Редон подчеркивали, что в работе художника главная роль отведена подсознанию. Когда я зажигаю лампу я вижу свою огромную тень во всю стену, до самого потолка. В зеркале, что висит над камином, я вижу себя, лицо моего призрака. Я живу с мертвецами. Всего лишь несколько слов: "Любимый, приезжай завтра в восемь часов". Я изучал каждую букву, каждое пятно, следы от пальцев. Любит ли она меня или это притворство? Любит ли она меня и другого… или двоих одновременно? Ты вампир, что высасывает мою сверкающую кровь, из недр моего сердца, с холодным, истощенным взором. Мое тело пылает как песок пустыни, сожженный и обугленный. И бушует иссушающий сирокко и моя кровь течет. Сегодня Мунк осматривает работы Огюста Родена в Париже. Мы даже не знаем друг друга но это потому, что взяв мой первый поцелуй, она забрала и дыхание моей жизни? Было ли это потому, что она лгала и обманывала, что она, в одно мгновение, смахнула пелену с моих глаз? В это время Мунк начинает формулировать художественную философию, которой он должен будет следовать всю свою жизнь. Понять и выразить цель существования мужчины и женщины смысл их душевной боли, их любви, их желаний, этих звеньев в бесконечной цепи связывающей воедино тысячи поколений. Я не хочу писать скучные интерьеры с читающими мужчинами и вяжущими женщинами. Я буду писать живых людей, которые дышат, страдают и любят. Она закрыла глаза и прислушалась к словам, что он нашептывал ее длинным волосам. Я бы передал это, как вижу это сейчас, но в голубоватом мареве. Я помню, как два года назад Мунк рассказал мне, как он обнаружил, что для греков синий цвет ассоциируется со смертью. Об это говорится где-то в "Илиаде" : "Синею смертью закрылись глаза его".

"Здесь на сером и мрачном Севере,сказал Мунк,мы видим смерть как черноту. Но в солнечной Элладе ее считали синей". Почему же она не может быть синей? Дома, моя тетя, брат и сестры, думают, что смерть это всего лишь сон, что мой отец все видит и слышит. В понедельник его настиг удар и в последующие дни он лишился дара речи, а затем и сознания. Время от времени нам казалось, что он узнал нас, он улыбался и сжимал наши руки. Я ничего не могу поделать, но пусть моя печаль уходит на рассвете и в сумерки. Мунк пишет "Ночь на улице Клод" исследую отчаяние обволакивающее черно-белый силуэт, психологическим и таинственным образом преодолевая натурализм он совершает грандиозный прорыв. В эти же дни похожий прорыв переживает и норвежская литература, эта субъективная и интимная форма искусства. Использование первого лица в литературе интровертивный акт от искусства. Это форма рожденная желанием разобраться в глубинах человеческой души, желанием столкнутся с ними лицом к лицу. Это станет как видение или галлюцинация. Будет странно если подобная форма не бросит читателей в дрожь, когда они станут внимать словам поэта.

Существует разрыв между всесторонним преставлением реализма и новым личностным взглядом. Искусство ради искусства и как акт самоудовлетворения творца. Наконец-то кто-то готов слушать сердце. Сентябрь 1890 года. Как доказательство его работы в Париже Эдвард Мунк отбирает десять картин для Государственной осенней выставки в Христиании. Полотно, названное им "Ночь на улице Клод", более других подвергается критике. Уже во второй раз Эдвард Мунк, как добровольный изгнанник, возвращается в Европу. Глядя на картину "Ночь" ничего не возможно понять, так что немногие люди попытаются разобраться в ней во вред себе. Атмосфера вокруг картины так слабо угадывается, что кажется исчезнет прежде чем вы сможете ее уловить. Сам художник следует собственному пути в туманный и бесформенный мир мечтаний. Критик Афтенпостен ссылаясь на "больной разум" Мунка заявляет: "Грань между безумием и гением, чрезвычайно тонка". Прежде всего Мунк это лирический певец цвета. Он ощущает цвета, чувствует ими, но он их не видит. Он видит печаль плачь, задумчивость. и увядание. Для молодых поэтов и писателей Норвегии отринувших натурализм работы Эдварда Мунка становятся откровением. Вильгельм Краг. Река течет так медленно. Течет, течет, течет. И дневной свет уходит, уходит. Ночь скоро будет здесь. Свет сияет из моей комнаты. Обходит и рассматривает меня в тишине и беспокойстве. Я знаю, что он придет. Была ли она красивее других? Нет, я даже не помню, была ли она красива. У нее был большой рот. Она могла сойти за уродливую. В моей статье для "Меркуре де Франс". Альберт Аурье, критик. я обращаю внимание вот на эту работу Гогена. Я подчеркиваю, что в обязанность начинающего художника входит умение выбирать среди многочисленных элементов, составляющих очевидное, главное. Он так же имеет право исказить, выделить, преувеличить линии, форму и цвет в соответствии с его личными взглядами и личным восприятием. Ницца 1891 год. Двое влюбленных, их лица сплетены вместе, невыразительно притаились в углу комнаты. Перспектива исчезла.

Ломанные, резкие штрихи узких мазков. Прорыв начался. Она была притворной лгуньей и шлюхой! Роман между Одой Крог и Яппе Нильссенем достиг своего апогея. Яппе хочет, чтобы их отношения стали более определенными. Она по-прежнему замужем, но ее чувства изменились. Яппе начал принимать наркотики и грозится покончить с собой. Так повелось, что женщины приносят себя в жертву. Справедливее сказать о женщине, что она жертвенна. Я так больше не могу. Я сильно ее люблю, но почему она так злится на меня? Временами так больно. Я понимаю, что перестаю держат себя в руках.

В поисках пути в глубины внутренней действительности, избавляясь от бесполезных деталей и перспективы, Мунк объединяет все средства, что есть в его распоряжении используя карандаш, пастель, масляные краски и уголь, но не по отдельности, а вместе. Он накладывает краски тонким слоем позволяя текстуре холста оставаться видимой и в законченной работе, чтобы подчеркнуть его плоскую поверхность. Он позволяет первичным наброскам карандашом и пастелью, в том числе и сделанным исправлениям, оставаться в законченной работе, дабы показать всю ее спонтанность. На этом полотне, носящем разные названия. "Меланхолия" "Вечер" или "Желтая Лодка" Мунк, впервые в своих работах, пытается изобразить ревность. Но не просто саму сцену ревности, а ее психологизм и внутреннюю напряженность. Что если между ней и Йегерем что-то есть. Что мне тогда делать? Во всяком случае, я верю что идея должна жить согласно своему особому положению. Человек обязан развивать свои возможности, обязан сам развиваться, приобретать больше знаний и расширять кругозор. Думаю, в итоге это приведет к большей свободе. Посмотрите, как она выше всего этого. Веселая и улыбчивая, в то время как мужчина страдает во лжи. Не у всех могут сохранятся чувства к друг друга на протяжении всей жизни. Когда отношения уже зашли в тупик, нужно быть готовыми разорвать их прежде, чем они уступят сожалению и лютой ненависти. Эта картина огромный прорыв в творчестве Эдварда Мунка. В ней все более развивается применение плоских цветовых участков, нехватка перспективы, напряженность между внутренним пространством и внешней поверхностью. Критики отклонили работу как "эскиз". В нестоящее время Эдвард Мунк пытается заимствовать и применить на практике художественную концепцию лежащую в основе теорий "символистов". Он хочет реализовать во всей полноте субъективного восприятия и передать, лейтмотив своих впечатлений, что он, и только он один, уловил в данный момент или. чем он сам захвачен. Я шел по дороге с двумя друзьями. Садилось солнце. Я почувствовал это как печальный вздох. Вдруг небо сделалось кроваво-красным Я остановился. Облокотившись на перила моста я ощутил смертельную усталость. Я смотрел на пылающее небо, что было как кровь, как огненный меч нависший над городом и черной водой фьорда. Мои друзья ушли вперед. А я стоял охваченный дрожью боли. И мне показалось, что я слышу нескончаемый крик самой природы. Кайзер Германии посещает Лондон, надеясь, что Великобритания согласится на "Тройственный союз" с Австрией и Италией. В Чили развязана гражданская война, а в России массовый голод. Мунк пишет и выставляет портрет своей сестры Ингер. Еще один прорыв. Перспектива исчезла. Место и пространство слилось воедино. Эта картина и полотно, известное как "Отчаянье" с его невыразительным и безликим профилем художника, с широкими хаотичными мазками темных красок, налезающих один на другой, больше других подвергаются нападкам норвежской прессы как "внушающий страх бред футуристического искусства". По причинам, которые до сих пор остаются неясными Эдвард Мунк официально приглашен Берлинской Ассоциацией Искусства "Союз Берлинских Художников" для организации авторской выставки его работ в новом выставочном зале "Дома архитекторов", переделанного из пивной на Вильгельмштрасе. Выставка открывается 5-го ноября. На ней представлены многие из последних работ Мунка, всего пятьдесят пять полотен. Берлинская пресса тоже здесь включая Адольфа Розенверга из "Хроники искусства" и представителя от консервативного издания "Национальная газета". Здесь, в Берлине времен кайзера Вильгельма II, "импрессионизм" все еще ругательство. Себя Кайзер, которого Рихарт Вагнер как-то назвал, "низкопробным дерижоришкой", по его же словам, посвятил борьбе с "ненемецкими видами искусства" и "искусством сточной канавы". Вся выставка как насмешка. Каждая картина! Должно быть он сумасшедший. Цвета такие неестественные.

В течение нескольких дней, выставка картин, до селе никогда невиданных в Германии вылилась в громкий скандал. У нас не было революции! Просто подумайте о реакции людей! Пригласить кого-нибудь, кто. Герман Эшке, скульптор, профессор Берлинской Академии Искусства, сидящий на переднем плане, распространил прошение среди консервативной части Союза ускорить немедленное отстранение "анархической мазни" Мунка. Консервативное большинство по главе с Антоном фон Вернером.

Рисовальщик при суде и создатель батальных сцен лично для Кайзера, фон Вернер, беспрестанно атакуемый либералами называющими его художником "сапог и мундиров", настаивает на удалении "пачкотни" Мунка. Этому мусору не место здесь. Оппонентам консерваторов выступает маленький кружок либеральных художников, среди которых Людвиг Кнаус, несогласный не столько со свободой самовыражения Мунка, сколько со страдающей социальной несправедливостью Берлинской академией готовой выставить приглашенного гостя. Среди сообщений об анархических выступлениях в Париже и о росте налога на пиво в Баварии немецкие газеты выходят с заголовком "Борьба в Союзе". Мы должны основываться на объективных фактах. Что за вздор! Нет! Мы покинем Союз если выставка будет закрыта. 11-го ноября консервативный блок голосует за закрытие выставки и приказывает Мунку удалить его "пачкотню". "Хроники искусства", обвиняют Мунка в "грубой, неотесанной и гадкой невыразительности". "Национальная газета" обвиняет "этого господина Э.Блунша" в продаже собственных души и тела французским экспрессионистам. Эдвард Мунку приехал в имперскую Германию. Один критик заявил, что Мунк почти ничего не знает и вынужден участвовать в выставке только чтобы не умереть с голоду. Я пришел в Главный зал, чтобы посмеяться. Теодор Вольф, редактор "Берлинский еженедельник". Но, ей-богу, я не смеялся. Я нашел много странного, даже отталкивающего, но так же я обнаружил, что краски очень нежны, почти сверхчувствительны. Темная комната омытая лунным светом. Одинокие дороги. Таинственность летней норвежской ночи. Возникло чувство, как если бы я ощутил дыхание печальных людей борющихся со своими невзгодами. Ни малейшего звука не вырывается из их груди. Они сидять на берегу в одиночестве. Видит Бог, я не смеялся. Мунк верный своему восприятию написал облака над фьордом Христиании так как он это видел и чувствовал. Он утверждал, что если во времена нервного возбуждения он воспринимал облака как багряные, тогда именно так он и должен был передать их. Вместе со своей "анархической пачкотней" Эдвард Мунк направляется в номер гостиницы, что в берлинском районе Шарлоттенбург. Воспоминания и образы, что хранились в течении двадцати лет, готовы вырваться в мир. Необходим лишь последний толчок.

На углу Новой Вильгельмштрасе и Унтер-ден-Линден расположен кабачок, в котором подают более девятисот видов ликера, под названием "У черного поросенка", место собраний писателей. Среди них и, живущий в Берлине, Аугуст Стриндберг. Он и собирает публику в "У черного поросенка", где сам, по словам историка, "является туристической достопримечательностью для интеллигенции". Лаура Маргольм, журналистка. Она вместе с мужем оказывает финансовую поддержку Стриндбергу, при этом, вызывая все большее чувство обиды в бедных шведских знаменитостях. В комнате со Стриндбергом множество как скандинавов так и немцев. Кристиан Крог, сопровождающий свою жену Оду в Берлин, где он становится свидетелем ее насыщенного романа с норвежским драматургом Гуннаром Хейбергом. Сигбьерн Обстфельдер и, радом с ним, Бендт Линдфорсс шведский студент-ботаник, не так давно увлекшийся двенадцатилетней девочкой. Германн Шлитген, живописец и гравер. В этой комнате, центр литературной бури, что захлестывает Европу. Здесь те, кто уже отверг "натурализм", те, кто ищет художественные и литературные средства, способные отразить внутренние миры макрокосма души и всмотреться в самые темные глубины человека. Здесь, по словам историка идеи меняют хозяина "быстрее чем любовницы". Здесь писатели вдохновлены стаккато-гением их общества Аугустом Стриндбергом, добровольно покинувшем Швецию, где он был осужден как богохульник, где педагоги-теоретики требуют запретить его книги и где старшее поколение плюет ему в след на улицах. В стенах этой комнаты обсуждается все что угодно. Искусство, черная магия, спиритизм, философия Ницше, эротические гравюры бельгийца Фелисье Ропса, такие как "Воровство" и "Проституция правит миром". Рихард Демель, в настоящее время пишет цикл стихов о сексе цель их возвысить плотскую любовь до уровня религиозного мистицизма. В скором времени его привлекут к суду за описание сцены с мастурбирующей монахиней. Станислав Пшибышевский. Польско-немецкий писатель и студент-медик, связанный с оккультизмом и изучением сатанизма, тот, кто перепишет первые слова Евангелие от Иоанна заменив их на: "В начале был секс. " Эдвард Мунк быстро становится центром разногласий, как человека всколыхнувшего мир немецкого искусства до самого основания. Он уже получил приглашение организовать выставки в Дюссельдорфе и Кельне и берлинские интеллектуалы убедили его обосноваться на жительство в Германии. Из всех присутствующих в этой комнате работы Эдварда Мунка произвели наибольший эффект на двоих.

На Станислава Пшибышевского, который спустя годы будет убежден что его эксцентричная интерпретация Шопена будет иметь большее значение для немецкой литературы, чем все им написанное. И Аугуста Стриндберга, разведенного, нежно обожающего детей живущих отдельно от него. Он тот, кто представил тройное кредо "У черного поросенка": "Женщина низшее создание". "Женщина шлюха". "Женщина вампир мужчины". В номере Мунка картины стоят повсюду, на диване, на шкафу, на всех стульях, даже не печке и умывальнике. Среди завсегдатаев "У черного поросенка" и муж Лауры Маргольм шведский поэт Ола Ганссон который был вынужден покинуть родину после реакции на его публикации сборника рассказов, описывающих раскол эмоционально-сексуальной жизни человека. Ола Ганссон, признается Мунку, что испытывает страх перед жизнью без конца видя как "смерть. следует за ним подобно тени". Я мало верю в вашу борьбу за эмансипацию. Ваше равенство, это как если бы я отрезал себе член, а вы нацепив его сразу стали бы равны с мужчиной. Сейчас все женщины поголовно ненавидят Будду. Ненавидят и оскорбляют иго, прекрасно понимая, что сами никогда не станут Буддой. Дагни Юэль, двадцать шесть лет, дочь норвежского сельского врача, приехавшая в Берлин брать уроки игры на фортепьяно. Ввел ее в кружок "У черного поросенка" друг ее семьи, Эдвард Мунк. С другой стороны, она симпатизирует и инстинктивно тянется к нищим, хвастунам, лжецам и собакам особенно к паршивым. На глазах, влюбленного в нее, Пшибышевского, Дагни Юэль становится любовницей Эдварда Мунка. Единственная возможность женщины выжить выйти замуж. Вы просто не способны существовать без мужчины. Если мы оставляем вас вы тотчас падаете как кегли. Вы хотите чтобы женщина подчинялась вам. Я могу справится и без них. Уверены? Абсолютно. Почему тогда вас окружают женщины? В это время, Эдвард Мунк, начинает страдать агорафобией. Боязнью открытого пространства. Он ходит, прижавшись к стене, и боится пересечь площадь. Я поступаю так как мне вздумается. 1893 год. В Бельгии всеобщая забастовка, внушительные беспорядки подавляет полиция.

На свет появляется Герман Геринг. Умирает Петр Ильич Чайковский.

Ни малейшей художественной верности традиции или близости к общепринятым художественным идеалам не наблюдается ни в Блунше, ни в его коллегах. Здесь в Германии Кайзера Вильгельма II Эдвард Мунк начинает работу над изображением обнаженной женщины так как воспринимает ее сексуальный партнер. Вокруг ее головы нимб Мадонны. В качестве модели Мунк использует образ Дагни Юэль. Дагни Юэль, которую Стриндберг описывает как: "Высокая, худая, измученная ликером и ночными посиделками. Она говорит растягивающим слова голосом, надломленным будто глотающим слезы. С ликом Мадонны и смехом доводящим мужчин до безумия". Стриндберг обсуждал с Мунком страх и отвращение возникающие у него при мысли, что его сперма соприкоснется со спермой другого мужчины во влагалище их общей любовницы. Он верил, что эта встреча похожих крайностей, чувственный контакт с другим мужчиной, настолько невыносима и ужасна, что нормальный человек скорее предпочел бы смерть. Я продолжаю бежать. Меня переполняет все более растущая боль. Никто не говорит друг с другом. Никто не улыбается друг другу. Они умчались будто их хлестали плеткой. Очень трудно различить человеческие формы или даже определить природу объекта вообще. Он был слишком напуган. Он чувствовал как кровь сочится сквозь его грудь. 1893 год. Армейская реформа расширяет численность вооруженных сил Германии. Анархисты взрывают бомбу в стенах Парижского Парламента. Когда он дышал, то создавалось ощущение, что его грудь освобождается и вся кровь выливается через рот. Господи Иисусе! Стриндберг озадачил Мунка спросив "Что такое ревность?" и Мунк ответил: "Ревность это не боязнь потерять, но страх быть разделенными". Пшибышевский думал по-другому. Он считал, что ни один человек не вправе обладать другим и он даже предложил ключ от своей квартиры Стриндбергу, чтобы тот мог наравне с ним пользоваться его гражданской женой. Стриндберг отклонил предложение. Пшибышевский как-то сказал Мунку, что верит в секс как в основополагающую материю, внутреннюю индивидуальную сущность созидающую, изменяющую и разрушающую.

Секс породил разум, говорил Пшибышевский, но между ними всегда будет нескончаемая борьба, что неизбежно приведет к смерти и разрушению. Три года спустя, в 1896 году Дагни Юэль сопровождаемая Станиславом Пшибышевским отправится в путешествия в Тифлис на встречу с любовником, который и убьет ее выстрелом в голову, а затем покончить с собой. Мне уже гораздо лучше. Могу я посмотреть в окно? Одновременно работая над темами любви, душевной боли, отчаянья и смерти ища все более неуловимое художественное решение для выражения своих чувств Эдвард Мунк прибегает к темпере. Использование яичного белка придает маслу шероховатость сглаживая и уплотняя изображение. Он приступает к новой картине изображающей смерть сестры, одну из серии в которой воплощено горе и изоляция его семьи и его самого. Да благословит тебя Бог, дитя мое. Мунк изображает себя, брата и сестер в том же возрасте как если бы это происходило в настоящее время. Выпьете чего-нибудь? Да, благодарю. У вас есть подходящая комната в гостинице? Что вы думаете о девочках? Может вам нравятся пухленькие? В своем завещании мама просила, что бы мы были хорошими и любили Иисуса. Нам всем пришлось пообещать, что мы будет продолжать верить в Иисуса. Я очень люблю темноту. Мунк пишет Мадонну, как он сам это называет, с "улыбкой трупа" в момент зачатия. "Жизнь пожимает руку смерти". На ночь или на полчаса? На всю ночь. Будьте любезны, тридцать марок. В тоже самое время, Стриндберг, ухаживающий, от случая к случаю, за австрийкой проживающей в Берлине, берет Дагни Юэль в любовницы. Называя себя "Андерссон" он записывает в дневнике: "Андерссон освобождает ее от боязни беспутной жизни". "Впалые щеки наполнены горячей кровью. Создатель восхищается своим созданием. Не обращая внимания художник принимает его без протеста". Замечательно, что у вас есть время. Вот так хорошо. Спасибо. Поцелуй, а поцелуй еще не грех. Мунк начинает работу над полотном, изображающим женщину приникшую к шее ослабшего мужчины. Он говорит об этой картине: "На самом деле, эта женщина целующая мужчину в шею". Он назвал картину "Любовь и Боль". Но Пшибышевский увидел на холсте женщину высасывающую силу из мужчины и окрестил картину "Вампир". Мунк оставляет новое название. Ты нужна мне. Женщина, известная как "фру Хейберг" разводится со своим мужем 4 апреля 1891 года и, спустя месяц, вновь выходит замуж. В скорости умирает ее бывший муж, врач. Стриндберг? Что вы думаете о любви и браке? Вы познали супружескую любовь? Я не могу видеться с детьми. А вы скучаете по детям? Да, очень сильно. Эта и есть любовь? Все бабы проклятые потаскухи. Февраль 1893 года. Эдвард Мунк в Копенгагене. Это его первая выставка в Дании и пятнадцатая по счету. Мунк пользуется возможностью изучить эффект от его картин расположенных рядом друг с другом в порядке развития их темы. Сейчас он планирует приступить к работе над объединенным в единое целое циклом картин. Мунк называет его "Фриз Жизни" в котором развернутся главнейшие темы природы и существования. Как тихо. Можно я тебя поцелую? Мунк возвращается в Берлин. Датская критика становится эхом норвежской и немецкой: "Некоторые картины возмутительно плохи". Мало надежды на то, что талант художника разовьется". Теперь ты лучше спишь? "Конечно же, болезнь почти неизлечима". Прошлым воскресеньем мы с отцом ходили в церковь на Лиабрубаккен.

Я помню как сказала ему: "Ты очень похож на Эдварда." Я?,довольно ответил и расправил плечи. Эдвард посмотри, что я купил на Хелгеландсмоен. Вино? Выглядит неважно. Когда он возвращается домой, то сразу же принимается рисовать и если зайти к нему утром, то обязательно споткнешься о палитру и о новые, стоящие в самых невообразимых местах, картины. В начале весны Стриндберг пишет о Дагни Юэль: "Когда костер прогорел, а буря улеглась, он обнаружил, что она уродлива. Когда он вспомнил как она предложила себя, его пронзило чувство отвращение к ее телу". Знаешь ли ты как я страдал? Понимаешь ли ты отчего мне было тяжело? Я был сам не свой. Она была во мне, в моей крови. Ингер пообещала от всех нас, что мы будем верны Господу. Сперва Стриндберг предложил Дагни Юэдь студенту Лидфорссу, кто, как было всем известно, был в нее влюблен. Но Линдфорсс ответил Стриндбергу, что не может принят ее, так как болен сифилисом. Стриндберг использует другую возможность доктора Людвига Шляйха, завсегдатая "У черного поросенка". Шляйх соглашается. Мужчина не в состоянии прожить с одной и той же женщиной более трех-четырех лет. Необходимо делать новые открытия. Любя одного, разве мы не можем любить в тоже время многих? Вы хотите стать мужчиной, но не человеком. Нужно стремиться быть человеком. Мужчина и женщина обретут силу объединившись на глазах у всех. Женщины стали более мужественными, они борются за гуманизм, но сами зациклены только на мужественности. Кто-нибудь пытался полюбить женщину, которая ходила бы как мужчина, разговаривала как мужчина, двигалась как мужчина? Это похоже на мужчину, играющего в женщину. Отвратительно! Пшибышевский скажет о картине: "Мужчина со сломленным духом, его шея и лицо в укусах вампира. Есть что-то ужасно тихое и бесстрастное в этой картине. Обессиленный мужчина не находит себе места, но он не сможет избавиться ни от вампира, ни от боли, и женщина будет сидеть над ним и кусать его вечно." В его полотне "Смерть в комнате больного" смотрящее на зрителя лицо его младшей сестры Ингер, контрастирует с тем как Мунк изображает себя повернутым в профиль, вместо лица безликая маска. Он был очень счастлив, когда Эдвард получил стипендию. Но он переживал, что забыл послать ему Библию. Я написала Эдварду, что он должен купить ее. В этот период он пишет фру Хейберг стоящей на фоне летнего домика. Ее тень выглядит угрожающей. Психологическая и сексуальная напряженность Эдварда Мунка достигла высшей точки. Его нервы все время на пределе, из-за поиска художественного решения способного выразить его чувства. Он отделен от своей семьи и на веки разлучен с отцом. Его работы осмеяны в его собственной стране. Он наблюдает как его любовница Дагни Юэль переходить из одних рук в другие. Состояние его легких ухудшается. Он пьет запоем. Чересчур опасно делить женщину с другим мужчиной. Если проникнуть в женщину, которая была до этого с другим, то сперма предыдущего войдет в твой орган. Он решил, что сходит с ума и умирает.

Роман между Дагни Эюль и Людвигом Шляйхом продолжается уже две недели.

Стриндберг соглашается помочь Шляйху передать Дагни другому и на это раз, предлагает ее Станиславу Пшибышевскому. В эти дни Стриндберг воодушевлен. Он собирается уехать из Берлина для женитьбы. Он объявляет, что влюблен и будет рад избавиться от этой "жалкой Д.Ю.". Ты сама себя изуродуешь! Ты умрешь, уродливая и зловонная! А я буду смеяться и пить вино с красавицами! Я буду смеяться не переставая! А в это время в Берлине разгар вечера в "У черного поросенка". Сопровождаемая звуками моря Ода Крог, с крабьим хвостом в волосах, танцует с бывшим любовником Стриндбергом в центре комнаты. Вместе с Сигбьерном Обстфельдеро Эдвард Мунк ненадолго едет в Христианию. В тоже самое время, в Берлине Дагни Юэль выходит за Станислава Пшибышевского. Так больше не может продолжаться. Я больше не вынесу этого. Эмоции. У меня не может быть эмоций. Я жду ее, а когда она появляется, то просто улыбается и проходит мимо. Я смотрю. Я смотрю на белое небо. Я смотрю на серо-синие облака. Я смотрю на кровавое солнце. Так это и есть мир. Дом-планета. Идет дождь. Я смотрю на высокие здания. Я смотрю на тысячи окон, на далекий шпиль церкви. Так это и есть мир. Так это и есть дом человечества. Собираются серо-голубые облака. Солнце исчезло. Я смотрю на хорошо одетых господ. Я смотрю на улыбающихся дам. Я смотрю на склонившихся лошадей и серо-голубые облака наливаются тяжестью. Я смотрю. Я смотрю. Я должно быть ошибся планетой. Все настолько незнакомо. В конце 1893 года, используя пастель и картон Эдвард Мунк создает "Крик". Декабрь 1893 года арт-галлерея на Унтер-ден-Линден. Двадцать четвертая выставка Эдварда Мунка. Среди выставленных работ пять из цикла "Фриз Жизни" перечислены в каталоге под общим названием: "Эскизы для цикла о любви". Я разместил картины вместе, как если бы они были связаны одна с другой. Тогда появилась тональность, музыкальная тональность, связавшая картины воедино. Отношения между двумя людьми могут быть подобны звуку, я думаю, что так и может быть, пусть и не навсегда. Но они должны быть основаны на взаимном внимании и терпимости. Австрийский экспрессионист Оскар Кокошка говорил: "Эдвард Мунк наделен исследовательским умом уловившим "панический страх" к которому и движется социальный прогресс". Один из зрителей напишет в своем каталоге, что выставка "величайшее в мире мошенничество. Барахло! Заберите все это в сумасшедший дом!" Сам Мунк написал карандашом на красном небе "Крика": "Возможно, такое мог написать только сумасшедший". 1894 год. Картина под названием "Тревога". Лица Эдварда Мунка Станислава Пшибышевского и Дагни Юэль. Здесь, как и в "Крике", индивидуальность человека поглотило нечто ему неподвластное. У меня есть друг который женился. Спустя два месяца он оказался по уши в дерьме! Как будто его жена вырвала ему все зубы. А что его жена? Она была чертовой сукой! Вот кем она была! Разве она не была разочарована? Она все забрала у него. Обращалась с ним как с собакой. Командовала "ко мне" он и плелся к ней. Говорила "иди" он и шел. Нам пришлось вырвать его из ее объятий, оторвать от груди. У нее были глаза пепельного света. Совершенно пустые! Она была чертовой сукой! Мунк закончил работу над тремя полотнами. Женщина пойманная в объятья смерти, изможденное лицо Пшибышевского чуть повыше руки скелета и Дагни Юэль, готовая сделать приглашение. Вот вы рассуждаете о своем друге. Что должна чувствовать его жена после неудавшихся отношений? Она вышла из положения с гордо поднятой головой? Незапятнанная?

Она процветает.

Пшибышевский самостоятельно публикует короткий роман, в котором его герой отдает собственную жену художнику, а сам упивается, внезапно пробудившимися в нем чувствами ненависти и ревности. Английский врач мне как-то рассказал, что если двое детей спят вместе, то более слабый станет пить силу из сильного. Тогда кто из них более уязвлен? Я имею в виду в кровати. Сильный. А мужчина? Он и есть этот сильный? Аугуст Стриндберг описывает полотно Мунка "Поцелуй" как: "Слияние двух существ, меньшее из которых, то что похоже на карпа, уже начало пожирать большее, как и заведено у паразитов, микробов, вампиров и женщин". От кого он этому нахватался? Почему у него такая точка зрения? Я не понимаю. Если ты любишь женщину, а она любит тебя то это взаимные отношения. Сила перетекающая от одного к другому, так же идет во встречном направлении. Я не могу его понять. Но в будущем. Будет ли война полов? Должен ли мужчина восстать против женщины, а женщина против мужчины? Поскольку наши души милостей Иисуса, были сохранены в единстве, Господь с тобой, Софи, бледненький крошка Эдвард, Андреас, и ты, сердце мое, бесценный, незабвенный самоотверженный мой супруг. Я написала несколько строк и для Эдварда, моего старшего сына. "Не желай земного, а, стремись к тому что находится на небесах. Наблюдай и молись.

Твоя мать". Мунк создает еще один вариант "Меланхолии": "Пустота напротив извилистых берегов Асгардстранда две скалы как черные глаза змеи уставились на него". Я не могу. Преобладающей особенностью работ Мунка этого периода является нехватка на его картинах взаимодействия между людьми. Люди остаются изолированными несмотря на прямой физический контакт. Органы чувств исчезли, лица стали пустыми, руки-палки или похожие на изогнутые крюки устранены, как особенность человеческого прикосновения. Для самого Эдварда Мунка человеческий контакт становится предметом страха. Страхом перед собственным "я" растворившимся в душе и в сознании постороннего. Цвета, манера письма и линии выражают столько всего. Это непередаваемо. Ни один художник не может с ним сравниться. По правде говорят, мне картины вообще не нравятся. Я не искусствовед, но эти картины ни о чем мне не рассказывают. Все его работы не для меня. Очень не натуральные, цвета неестественные, синие деревья. Мне не нравится. Его персонажи только намечены. Мунк произвел на меня сильнейшее впечатление. В его картинах много человечности, и он показывает нам жестокость действительности, совсем как в жизни. Я соотечественница Мунка и я слышала как говорили, что он внушает страх и отвращение, но мне он нравится. Он рассказывает о людях и он говорит со мной. Я немного знаю его положение. И чувствую, что он говорит правду. Да, я верю ему. Работая в гостиничном номере, в парках, сидя на скамье у железнодорожного вокзала, в кабачках и ресторанах, используя маленькие медные пластины, которые он повсюду носит с собой в кармане, Эдвард Мунк приступает к своей первой гравюре. Тема ее, захватившая его плотна в последние годы "Смерть и Дева". Обнаженная девушка, стоя на цыпочках покоится в объятьях Смерти. К концу XIX века развился живейший интерес к графике. Здесь в Германии, Мунк, в компании профессора графического искусства Берлинской Академии, изучает последние тенденции в области гравюры на меде. В частности широко распространенные гравюры немца Макса Клингера и его цикл из восьми сюжетных этюдов, под названием "Единственная любовь". Технический блеск работы Клингера, кропотливо проработанные детали, использование черных и белых участков, его светские, хотя и поверхностно рассмотренные темы эротизма и отчаянья, интригуют Мунка. Укрепляя в нем желание создать подобный цикл, но более глубокий и выразительный. Однажды вечером я повстречал на улице девушку. Ее глаза привлекли меня. Большие глаза как у ребенка. Я посмотрел на нее. Она обернулась и мы пошли рядом. Не хочешь пойти?,спросил я. На фоне моей комнате ее платье казалась убогим. Ее лицо хранило следы оспы, но ее глаза были прекрасны. Я сказал: "Почему ты пошла со мной?" Для этого я и отправляюсь на улицы. Мунк записывает в дневнике: "Больной, больной и одинокий. Он хочет положить усталую голову на мягкую грудь дамы ощутить запах ее духов, услышать биение ее сердца. Почувствовать прикосновение мягких изгибов ее груди к своей щеке. И, тогда взглянув вверх, встретившись с ее взглядом обращенным к нему, он закроет глаза и ощутит ее теплый глубокий взгляд и ласковую похотливую улыбку. И она нежно проведет рукой вниз по его волосам.вниз вниз." В дневниках Мунка появляются такие слова: "Я поздоровался. Подружка отрывисто захихикала и невзрачно улыбнулась. Позвольте представиться? Художник. Я беру на себя смелость. Я хочу написать вас. Я купил полбутылки портвейна и направился с ним в студию. Так вы придете завтра? Она спрятала цветы. Ни ее сестра или отец не заметили. Они бы смеялись. Он думал о ней весь день. Она выглядела усталой. Но она была любезной. Было ли это правдой? Они остановились. Брандт посмотрел на мрачно выглядывающий между деревьями большой дом. Горничные уже легли спать. Подразумевалось, что вот сейчас он должен был что-то сказать, но слова застряли у него в горле. Мне нужно идти,медленно проговорила она. Он взял ее руку, но даже не пожал. Тогда до встречи,сказал он и ушел. Она была лебедем, а я жил в воде среди ила и ужасных животных, вспоминая времена, когда я жил наверху. Я заставил себя дотянуться до лебедя. Но я не смог.

Я увидел свое лицо, пугающе бледное. Я услышал крик и я осознал, что он мой собственный. Лебедь был уже далеко. На протяжении двух лет с 1893 по 1894 иногда самостоятельно, иногда при содействии Адольфа Паяля, биографа Стриндберга, Эдвард Мунк описывает, маркирует, сверяет, упаковывает в ящики для отправки, свыше 50 или 60 картин для каждой из почти дюжины крупных выставок в Дрездене, Бреслау, Гамбурге, Берлине и Франкфурте. Он проезжает по сотне миль на поезде. "Отчаянье", "Закат". В бесчисленных гостиничных комнатах, работает над тремя-четырьмя холстами одновременно и всегда с неистовством. Июль 1894 года, ему тридцать один год. Он пишет уже четырнадцать лет, создал 80 полотен и организовал 30 выставок. Эдвард Мунк достигает своего первого серьезного признания как художник в 500 милях от собственной родины. В Берлине публикуются четыре эссе. Влиятельного арт-критика Юлиуса Мейер-Грефе, Станислава Пшибышевского и двух других немецких критиков. Первые оценки творчества Эдварда Мунка и его значения для современной эпохи. Находясь в бесконечном поиске новых форм в искусстве гравюры Мунк приходит к офорту и технике акватинта. При помощи кислоты вытравляет изображение и добавляет текстуру применяя измельченную канифоль. Его тема мужчина утешающий плачущую женщину.

Я отдал бы все что угодно, только ради того, чтобы положить ему руки на плечи и сказать как я люблю его. Застенчивость всегда стояла между нами. В эти дни, Стриндберг живет в Париже он уже развелся с женой и терпит нужду участвуя в химических экспериментах, пытаясь извлечь золото из меди. Он собирается приступить к написанию рассказа "Ад" автобиографического исследования психологического краха. В подельник вечером у него случился удар и спустя три дня он умер. Книги написанные Майер-Графе Пшибышевским и двумя другими критиками, становятся отправной точкой в понимании работ Эдварда Мунка.

Если перефразировать Гёте, то это станет наиболее верным подходом к пониманию впечатлений, которые пораждают картины Мунка: "Здесь и сейчас начинается новая эра в истории искусства и вы можете смело заявить, что стали свидетелем этого". 1894 год. Убит президент Франции Карно. Арестован Альфред Дрейфус. Продовольственные бунты на Сицилии подавляются при поддержке социалистической партии Италии. Япония объявляет войну Китаю. Как в одночасье разрослась тьма. Как выросло бескрайнее черное небо. Бесконечно, прислушиваясь к неподвижности смерти Близко, близко и далеко, далеко. Как разрослась тьма. Останься со мной эти вечером. Моя душа взволнованна и напугана. Тьма взяла в плен эти странные тени. Так неподвижны эти незнакомые звуки. Мои друзья ушли, и я сижу в одиночестве до поздней ночи. Что сияет там над горами? Что пылает над гладью моря? Что разрывает тьму блистая? Что пламенеет на ветру? Облака на фоне красного неба не отражают свет умирающего дня. Это огонь, обжигающий и струящаяся кровь. Огненный меч и пламенно-багряная река. Это страдания судного дня и муки предсмертные. Священное писание сияющее сквозь покровы ночи. С непостижимой жизненной тоской. Глубокой ночью я сидел один. Я ощутил как крик полный боли повисает над заброшенным миром. Октябрь 1894 года. Первая выставка работ Мунка в Швеции, на родине Стриндберга. Почти вся критика беспощадна и обнаруживает в рисунках некое подобие эротомании и сумасшествия. Эдвард Мунк возвращается в Берлин.

Шведская академия официально отказалась от работ Мунка, заявив, что союзнические академии вынесли "решение об отказе объектом коего Мунк и стал на континенте". А все остальные, одни с красными от слез лицами, другие побледневшие приветствовали Рождество, в то время как за стеной звонили в колокола. В соседней комнате стояла Рождественская елка, такая веселая и грустная. Иисус помоги мне. Отправлюсь ли я на небеса если умру? Думаю да, мой мальчик, если в тебе есть вера.

За все эти годы в Эдварде Мунке накапливается напряженность из-за поиска "звена", что свяжет воедино различные темы "Фриза Жизни" объяснив, прояснив и объединив их. Наконец тема найдена. Три стороны женского естества по Мунку. Соблазнительница, Пожирательница те, по отношению к которым в нем слились отвращение и страстное влечение. Девственница, Невинная те, к кому он питает уважение.

Дарующая жизнь, Мать, Жертва те, к кому он испытывает сострадание. Вся запутанность страданий Мунка и его искусства заключается в том, что для него все эти три образа это одна и та же женщина. 19 апреля 1895 года. Младший брат Мунка Пэтер Андреас женится на Юханне Кинк. Двадцати двух летней дочери директора школы, по слухам, имеющей разум двенадцатилетней девочки. Мунк пишет: "Он не должен был заходить так далеко. От отца мы унаследовали плохие нервы, а от матери слабые легкие. " 1895 год. Герберт Джордж Уэллс пишет "Машина времени". Зигмунд Фрейд основывает психоанализ. Итальянская армия высаживается в Эфиопии. А Эдвард Мунк создает новую литографию. "Автопортрет с рукой скелета". Тогда я поблагодарил ее и проводил до калитки. Не зайдете? Нет, спасибо, уже поздно. Как мне показалось, она была немного разочарована. Довольный собой я быстро пошел домой. Я чувствовал, что это была моя маленькая месть. Дама в черном. Он спешно следовал за ней на улице. Он побежал, побежал как безумный отталкивая прохожих. Он остановился переводя дыхание, и ему стало стыдно, что он вот так сорвался на бег. Глупец, в конце концов это была не она. Время от времени кровь заливала простыни. Отец стоял у его кровати на коленях и молился. Его протянутые руки. Его голос охрипший от слез. Господи, я прошу Тебя, я требую. Не позволяй ему умереть сегодня. Он еще не готов. Прошу тебя, смилуйся над нами. Позволь ему жизнь. Он будет всегда верен тебе. Он обещал мне. Останешься? Здесь так красиво. Нет, не могу. Ты не хочешь? Ты такой странный. Не такой как другие. Той ночью он спал урывками. Его губы горели. Он прижался к ним ладонью и вновь очутился среди деревьев. Он почувствовал как она отступила, как исчезла эта щекочущая его рот мягкость. Как часто вы сидите дома в ожидании своей жены, прислушиваясь к каждому шороху? Она сказала, что пойдет на встречу с подругой, но она редко виделась с подругами. Октябрь 1895 года. Галерея Бломквист в Христиании. На выставке представлены сорок работ Мунка. Среди них "Фриз жизни". Выставка резко критикуется. В издании "Утренняя газета" пишут: "Вопиющая чушь и уродство. Ужасно низкая и омерзительно искаженная гримасами и беспорядком халтура и безобразие". Газета "Афтенпостен" накинулась на "Фриз Жизни" как на: "переизбыток чувственных фантазий" и "галлюцинации больного ума". Из-за призывов к бойкоту была вызвана полиция. Это самая худшая картина среди всех, что я видела. В ней ничего не понятно. Цвета очень уродливые. К тому же это безнравственно. Его даже на шаг подпускать нельзя к черному ходу. Как может такой симпатичный молодой человек создавать подобное? Сюда нельзя прийти всей семьей, чтобы полюбоваться на искусство. Я не сторонница цензуры, но почему это должно выставляться? Это могут увидеть дети. Эдвард Мунк возвращается в Берлин. За границей люди задаются вопросом, что за нравы у нас в стране. Это не просто безобразно. Он рисует такие стыдные вещи, о которых никто не говорит в слух, по крайне мере мой муж и я. Я расцениваю это как что-то, что должно скоро закончиться. В конце ноября Пэтер Андреас Мунк, женатый уже шесть месяцев, пишет своей семье: "У меня больше нет сил жить." Спустя три недели он умирает. Сейчас многие из современников Мунка выступают в его поддержку осознавая, что его творчество обращено к новаторскому и революционному пониманию внутреннего мира человека. Мунк подмечает особенности, для него во всем скрыта тайна. Он видит мир в гребнях волн, в деревьях, в линии берегов, в женских волосах и дрожи тела. Как ни какой другой норвежский художник, Мунк заставляет трепетать внутренние струны нашей души. Разрабатывая мотив, смотрящих прямо на зрителя будто отделенных от тел лиц, в его картине "Тревога", Мунк обращается к апофеозу графического искусства, который он должен обуздать, к гравюре по дереву. Он уже видел работы Поля Гогена на волокнистой и фактурной древесине. Эти грубоватые и незамысловатые блоки вырезанные на Таити. Японцы использовали по-разному окрашенные деревянные формы. Мгновенный отпечаток с применением белого и черного у француза Пауля Валлотона. Возможно, в этой области Мунк превосходит все другие свои работы. Он изобрел метод при котором из дерева вырезаются отдельные формы в соответствии с контурами на изображении. Отдельные части для разных цветов, а затем они вновь совмещаются воедино подобно мозаике, готовые к оттиску. Он использует рисунок дерева и вновь принимается к знакомым темам из "Фриза Жизни", упрощая их до необходимой убедительности и простоты к которой он стремился в течение десяти лет. Ища наиболее эффективные пути к распространению его философского видения жизни и смерти, беспрестанно противостоя тому, что как ему кажется подавляет его личность, Эдвард Мунк все более и более сосредотачивается на искусстве гравюры с его многократными оттисками. В течение года выпуск его гравюр увеличивается в три раза из-за того, что он занимается одновременно гравюрой на меди, ксилографией, цветной и монохромной литографией. В письме, написанном сиделкой, Пэтера Андреаса Мунка есть такие слова: "В пятницу днем он попросил меня немного почитать ему. Он хотел услышать нагорную проповедь Христа. При каждом приступе удушья я должна была делать ему укол леграина. При последнем приступе я сделала их три. В ночь на субботу мы переодели его в свадебный костюм". Ваша газета упоминала картины Мунка как: "беспорядочно-невразумительные, ужасные и искаженные до омерзения". Не слишком ли резкие замечания? Да, так и есть. Это мы и увидели на картинах Мунка. Я добавил в примечании и свое личное мнение: "Правда то, что публика раздражена этими отвратительными работами.

Но стоит с прискорбием заметить что подобные выставки собирают полные залы. Пустая галерея, вот лучшее лекарство против сумасбродства. Я согласен с "Афтопостен", что это не искусство, это мазня. Следующие четырнадцать лет Эдвард Мунк должен прожить со все более растущими болью и замкнутостью. Его болезнь, усугубленная курением и алкоголем, будет развиваться. Он разрывается между темами ревности, отчаянья, мыслями о собственной смерти и буквально погружается в ад. Консервативная пресса продолжает аттаковать его работы и кроме дней, проведенных им в Асгардстранде где он когда-то повстречал фру Хейберг, большую часть следующих четырнадцати лет, он должен провести в бесконечных переездах из одной страны в другую. Он еще должен написать знаменитую картину "Танец Жизни" на которой партнеры не смотрят друг на друга. Взгляните на эти улицы. Человеческие создания толкают друг друга. Автобусы проносятся наполненные бесчисленными человеческими душами. Они равнодушно взирают на счастливца, бредущего в одиночестве по улице. Несмотря на то, что большинство его работ связанны с трудностями отношений между людьми, Мунк вновь заведет два романа, один из которых приведет его к физической и психической травме. Нервный срыв 1908 года отправит его в психиатрическую клинику Копенгагена. В то же самое время Мунк должен будет стать кавалером Большого креста ордена Святого Олафа. Ты видела меня до этого? Да, я часто смотрела на тебя. Думала, что ты похож на Христа. Сядь поближе. Мы хотим поблагодарить мужчин, женщин, детей из Осло и Асгардстранда, тех кто принял участие в этом фильме. Оператор-постановщик, художник по свету, звукооператор, выпускающий дизайнер, художник-постановщик, художник по костюмам и специалист по гриму, директор, мы очень благодарны за вашу неоценимую помощь. Особая благодарность. Мы хотим сказать спасибо сотрудникам Музея Мунка в Осло, без их помощи этот фильм вряд ли был бы создан. Режиссер и редактор Питер Уоткинс. Сценарий написан в соавторстве с членами съемочной группы, многое из написанного выражает их личное мнение. Тетя Эдварда Мунка Карен Бьелстад никогда не обзаведется собственной семьей.

Его сестра Ингер так и не выйдет замуж. Лаура Мунк еще глубже замкнется в себе и ненадолго попадет в клинику.

Ода Лассон порвет с Гуннаром Хейбергом и станет любовницей норвежского врача, при этом оставаясь за мужем за Кристианом Крогом. Эйсе Карлсон проживет в браке вплоть до свой смерти в возрасте сорока лет. Дагни Юэль сопровождаемая Станиславом Пшибышевским отправится в путешествия в Тифлис на встречу с любовником, который и убьет ее выстрелом в голову. Женщина известная как фру Хейберг в течение 1911 года разведется во второй раз. Она и Эдвард Мунк больше никогда не увидятся. Я чувствовал как будто между нами есть незримые нити. Я чувствовал, что эти невидимые нити, сотканные из ее волос обвивают меня. И когда она исчезла, растворясь без остатка за океаном, я по-прежнему ощущал боль моего кровоточащего сердца, потому что эти нити не возможно разорвать.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Потому что дальше никак.

Я могу вам чемнибудь помочь? >>>