Христианство в Армении

Не потрать все сразу.

Кэнго Кора Нао Омори Томорово Тагути Хоука Киносита Хироюки Хираяма Киёхико Сибукава Масахиро Тода Ёрика Окуда Хасэ Сэйсюн Айка Нанао Михо Нинагава Кодзи Огучи Исполнительные продюсеры: Сусуми Мисиока, Ёсикуни Фуруяма, Кёичи Миядзаки Продюсеры: Макото Исихара, Акеми Суяма По роману Хасэ Сэйсюн (Издательсво Bungei Shunju) Сценарий: Хасэ Сэйсюн Линейный продюсер: Тэцуо Канеко Композитор: Юсуке Ойя Оператор: Казухиро Сузуки Осветитель: Тосиатцу Козума Звукооператор: Акира Фукада Художник-постановщик: Чина Хаяси Редактор: Дзюнъити Кикучи Заглавная песня "Я хочу знать, что такое любовь" в исполнении Юсукэ Ойя Выпускающая компания Basara Pictures Co. Ltd Режиссер: Рюити Хироки Перевод с английских субтитров: Kasablanka© В Нью-Йорке? На кой я им понадобилась? Что за работа? Ходить там повсюду, добывать для них информацию о рынках сбыта. Новое европейское искусство. У меня есть собственная галерея, Питер. В Нью-Йорке? В Нью-Йорке? Дитте. Жить в Нью-Йорке? Много-много лет тому назад прадед Дите, Вернер Рейнвальд, из Германии перебрался в Данию и основал Пекарню Рейнвальда.

Сын Рейнвальда, Отто Рейнвальд, развивал семейную традицию КАЧЕСТВА, и сын Отто, Рихард Кристиан Рейнвальд, облагородил высокие семейные традиции и сделал Рейнвальдов поставщиками Датского Королевского Двора. Рихард женился, вступил во владение семейным особняком и у него родились Дите Рейнвальд и Криссер Рейнвальд. Рихард развёлся и встретил Санне У них родились Лин Рейнвальд и Вернер Рейнвальд. Все четверо детей знали, какой вкус должен быть у хлеба. A FAMILY Привет, Эйгиль. Я пришла взять немного хлеба. Привет, папа. Дитте, любимая. Привет. Ты работаешь? Я ведь пекарь, да? Привет, Санне. Он всю ночь тут был? Я не держу его дома. Из Хилтона звонили. Они хотят логотипы на свои юбилейные торты. Видела королевскую открытку? Что её интересует? Она прислала своему поставщику открытку с пожеланием выздороветь.

Кто бы мог представить, что королева проявит такое внимание? Откуда она знает, что ты болеешь? Придворные сплетни. Как мило. Вот, возьми немного молока. Слышно что-нибудь из больницы? Они сообщат в своё время. У тебя волосы на затылке страшно отросли. Химиотерапия помогала, папа. Она действовала. Одну или две? Они из муки Лучиано, так что в них полно орехов. Заходи. Скажешь, что ты об этом думаешь, босс.

Даю слово, что через пару месяцев здесь всё будет готово. Тут две полоски. Да, на ней две полоски. Я думал, мы предохранялись. Ну, конечно, думал. И я виновник того, что ты в положении? Скажи что-нибудь. Как насчёт Нью-Йорка? Да, как насчёт Нью-Йорка? А мы совместим Нью-Йорк и ребёнка? Я буду летать по всему миру. Такая вот работа. Тут что-то одно. Нам нужно выбрать. Дети будут очень рады. Мы поженимся. Мы собираемся пожениться? Да, блин, уже пора. У нас два маленьких ребёнка, давай уже сделаем это. Хочешь обручальное кольцо? Мог бы нормально предложить. Сделай предложение как следует. Ради Бога. Я хочу этого. Сделай предложение как следует. Бла бла бла, бла бла бла. Да или нет? Я семь недель как беременна. Что будем делать? Давай пока оставим это. Я действительно беременна. И что ты думаешь? А ты что думаешь? Когда Эмбер нужен твой ответ? Ладно, я позвоню тебе. Привет, здоровый папуля. Прихожу я сегодня на рентген. А они говорят: "Рихард, никаких следов болезни нет". Фантастика! Привет, Сигурд. Я тебе тоже немного хлеба принёс. Папа, это Саймон. Саймон. А я не так сказал? Вот это я называю искусством. Сделаешь одну для папы, Кейсер? Папа, давай отпразднуем. Я собираюсь жениться на ней. В конце концов, у нас двое детей. Она оказалась крепким орешком. Вытирала мой подбородок и мою задницу целый год. Она никогда не жалуется. Она заслуживает сейчас хорошего отдыха. Мы пойдём в загс. Венчание мне не нужно. А после устроим дома обед. Сколько человек приглашаешь? Только вас, детей, и твоего Пикассо. И ты хочешь видеть меня почётной подружкой невесты? Конечно. Я не могу поверить, что он женится. А он говорил, что никогда бы не женился на ней. Ты права. Говорил. Но нет же. Нет. помоги мне накрошить. А она переезжает, дарит ему двоих детей и устраивает сюрпризы, готовя авокадо с креветками. Это ржаное тесто? Это мамин рецепт. Не говори папе. Она мне смс-ку прислала. Покроши артишоки, Криссер. Они брали Киви к ветеринару. У него тромб в заднице. Я серьёзно. Питер, подойди на минутку. Питер, приготовь мне и Криссер выпить. Мы должны всё это хорошенько отметить. Например?

И Нью-Йорк. А что Нью-Йорк? Мы переезжаем в Нью-Йорк. Меня взяли работать в Гагозиан. Это крутая галерея, Криссер. Что папа думает об этом? Он ещё не знает. Может, тогда я смогу заменить тебя – папочкину дочку. Так мы собираемся в Нью-Йорк? Ты уверена? Да. Мы же едем? Нью-Йорк. Давай сделаем это. Мы едем в Нью-Йорк. Ты в порядке? Ушло пару часов, чтобы разобраться с работой. Дитте, открой дверь. Открой дверь. Сейчас же. Дитте. Открой дверь, Дитте! Эмбер мне письмо на мыло прислала. Она хочет, чтобы я приступила к работе как можно быстрее. Они попытаются отыскать для нас доступную квартиру. Джейсон пообещал посмотреть, может кто-нибудь возьмёт меня в студию. Мы поступаем правильно. Когда моя дочь болеет, ей полагается кофе и пирожное. Это первый урожай клубники. Я держу. Понюхай. Твой дедушка любил клубничный сезон. Он всегда наклонялся, чтобы вдохнуть аромат. Только представь себе.

Под мышками – мешки с мукой, а он: раз – и за дверь. Мешки в 50 кило, понимаешь? Он был выносливый, как бык. Мне нужно с тобой поговорить. Ты беременна? Перестань, ладно? Ладно. Что тогда? Мы переезжаем в Нью-Йорк. Мне предложили превосходную работу. Нью-Йорк? Зачем тебе это? Ты уже не болен. Я собираюсь на какое-то время отложить галерею, и. Мы хотим увидеть мир, папа. Жить полной жизнью. Я вообще не занимаюсь бубликами. Слишком грубые и плотные. Это огромная галерея, и я буду заведовать отношениями с Европой. А пончики? Что это, извини меня, за изделия такие. Это скоро, папа. Как можно скорее. Что мама думает об этом? Она ещё не знает. Тебе лучше поправиться до субботы. Твоя почётная подружка невесты будет готова. Хорошо. Я рассчитываю на тебя. Поспеши, Виммер. Пора разбрасывать рис. Быстрее! Бросаем рис! Поздравляем! Принимай поздравления, папа. Криссер. Понюхай это. Красота какая. 8 килограммов. Его сделали Лорент и Эйгиль. Нет в мире торта лучше. Я думаю, мы только. Нет, жених должен произнести речь. Речь жениха. Санне Рейнвальд. Это я. Ты без всякого нытья ухаживала за этой лысой головой целый год. Вот что я называю женой. Ты терпела грубость, теперь пришла пора принимать мягкость. Всё хорошее – одновременно грубое и мягкое. Будь это шампанское или хлеб. Уксусная кислота ведёт с молочнокислыми бактериями упорную борьбу. Грубость сама по себе слишком неприглядна. Мягкость сама по себе слишком пресна. Её можно назвать американской болезнью.

Сахар в булочках для гамбургера, или ливер с сахаром. Вас может и вырвать. Но не здесь. Не в этой семье. Мы Рейнвальды, и мы хотим иметь свои торты, и есть их тоже. Мы хотим грубости и мягкости. Мы хотим шампанского, мы хотим вкусного хлеба и мы желаем насладиться нашим замороженным тортом. Итак, за Рейнвальдов. Будем здоровы. Будем. Давайте, миссис Рейнвальд. Что сейчас будет? Теперь мы семья, Дитте. Конечно. Помедленнее, папа. Как они сражаются? Уксусные кислоты и другие. Молочнокислые бактерии. А можно увидеть их сражения? Нет, но ты можешь почувствовать их запах. Естественное брожение заставляет их бороться за превосходство и создаёт хлеб со сложным вкусом. Давай посмотрим, что там за запах, Виммер. Что думаешь, мальчик-пекарь? У него опухоль в мозгу. Я не могу жить без него. Я не могу. Пойдём спать. Он мой папа. Я не понимаю. Ты говоришь, что она распространяется, и у меня в мозгу уже три опухоли, но. Нам нужно избавиться от них. Как я говорил, они так глубоко укоренились, что мы не можем их удалить. Мы можем использовать рентгенотерапию, но только чтобы облегчить вашу боль. Я хочу избавиться от них! Да, но мы можем только облегчить вашу боль. Такая вот суровая реальность. Я проходил курс лечения. У меня есть документ, где говорится об этом. Я сомневаюсь, что кто-то использовал термин "курс лечения". Мы установили, что опухоли в лёгких пропали. Я хочу хирургического вмешательства. Я хочу, чтобы вы удалили эти новые опухоли. Мы все хорошо осознаём, что это тяжёлая кончина, Рихард. Кончина? Доктор говорит о кончине! Я хочу домой. Возьми мою одежду. Нет. У вас тяжёлая болезнь. Мою одежду, сейчас же! Думаете, я хочу остаться в вашей дыре? Сначала я вылечился, потом я заболел.

От этого места несёт отвратительной едой, а все ваши медсёстры безобразны.

Рихард, мы отправим Санне домой, а вам принесём снотворного. Никуда ты не пойдёшь, девушка-пекарь! Вы снова увидите Санне завтра. Сейчас вам нужен отдых. Санне. Виммер, не забывай, что печенье нужно кушать. Папа получил пекарню, когда его папа умер? Дедушка унаследовал пекарню, когда прадедушка умер. А папа унаследовал пекарню, когда умер дедушка. Теперь твоя очередь. А кто заберёт нас, если мама тоже умрёт? Меня и Лин. Ты заберёшь нас? Санне не собирается умирать. Но она курит и ест много мяса. Санне не собирается умирать. Видишь? Вот и она. Привет, мама!

Привет, золотко. Виммер, иди и найди свой учебник. Спасибо, что выручила. Всегда пожалуйста. Что там было? Я не знаю. Что они сказали? Они будут пробовать рентгенотерапию. Ты не из Рейнвальдов! Будь добра, девушка-пекарь, спустись и заплати за такси! Мой дом! Моя пекарня! Мои деньги! Лин должна выгулять собаку. Вкалываешь тут ночами, чтобы выпечь приличный хлеб и что получаешь? Вот эту хрень? Четверо детей, и ни один не может выпечь пристойную буханку хлеба! Я брошу затею с Нью-Йорком. Ты здоровая. Езжай в Америку. Уезжай. Посмотри мир, живи полной жизнью и так далее. Отправляйся в Америку. Я не еду! Они пальцем пошевелить не могут. А ты хочешь остаться здесь? Ради чего? Ты мой отец, и я хочу быть с тобой. Ради чего, Дитте? Я уезжаю. Я говорила в больнице. Ему нужно четыре разных вида таблеток. Ты хочешь, чтобы я заехала за ними? Я сказала им прислать их через такси. Если он останется здесь, нужно, чтобы кто-то присматривал за ним всё время. Мы распланируем это. Я не знаю. Я не могу. Я не могу оставаться с ним всё время. Я буду помогать.

Мне каждый день нужно ездить на работу в пекарню. Я должна ездить в пекарню. Я должна заниматься своей работой. Конечно. И кто-то должен отвозить его на рентгенотерапию. Мы что-нибудь придумаем, хорошо? А если у него снова будут эти судороги? Он же лечится сейчас. Я просто не хочу, чтобы дети это снова увидели. Мне нужно заботиться о детях. Они не исключают появление судорог. Мы просто должны помогать друг другу. Я не хочу, чтобы дети. Все мы. Просто. Санне, ты далеко? Джейсон думает, что мог бы найти мне студию в Бруклине. Или в Вильямсбурге, это тоже Бруклин. Самый клёвый квартал. Там живёт Патти Смит. В чём дело, Дитте? Я должна позвонить Эмбер. Я не могу поехать. Ты же сама так не думаешь. Ты запуталась. Я не могу поехать. Ты сама так не думаешь. Не звони ей. Ты ничего не отменяешь. Не звони ей. Виммер, отстань. Можно мне спать здесь? Я сказала, отстань. Мне снятся плохие сны. Поздравляю.

Сны про животных, которые хотят мяса. Я твой младший брат. К несчастью. Ты будешь гореть в аду. Закрой за собой дверь. Что ты делаешь? Неужели это моя дочь! Ты звонил и просил её прийти. Эйгиль ещё сгодится на десяток лет славного пекарского труда. Но он двух слов связать не может. Старый дурак не умеет складывать и вычитать. А Криссер. Криссер есть Криссер. Она может отвечать по телефону, и на этом всё. Санне гоняет девчонок из пекарни, Эйгиль смотрит за хлебом и печами.

Ты берёшь на себя всё остальное. Договариваешься с поставщиками очаровываешь клиентов, и благодаря этому мы продолжаем держать марку.

Я хочу, чтобы ты вела Пекарню Рейнвальдов. Разве ты не говорила, что ты здесь ради меня? Разве ты не говорила, что этот нью-йоркский бизнес ничего не значит? Думаю, я даже слышал, как ты говорила о том, что повременишь с галереей. А как ещё пекарня сможет выжить? Дитте Рейнвальд. Ладушки, ладушки у пекаря оладушки. Это не просто старая пекарня, Питер. Ты же это не всерьёз. Мы поставщики для Королевского Двора. Мы пользуемся опарой, которую мой дедушка достал из Франции. Ей 300 лет. А твой прапрадедушка пришёл сюда с одним мешком зерна. Наша пекарня особенная. Её не продашь первому встречному. Хоть бы твоя дочь была на тебя не похожа. Большинство пекарен используют одно основное тесто. А у нас его 18 разных видов. Ты не осознаёшь это? Кто ты такой? Прекрати это. Нет, кто ты нахрен такой? Хватит об этом, Дитте. Иногда я не понимаю, кто ты есть. Прекрати это. Я твой бойфренд. Я художник. А ты галерист. Мы на пути в Нью-Йорк, вот и конец истории. Дитте, у меня есть студия в Вильямсбурге. Я написал по электронке Лизе, они прям умирают, чтобы поскорее сдать нашу квартиру в субаренду. Питер, я звонила Эмбер. Я сказала ей, что не могу взять работу. Хватит нести чушь! Прекрати это! Ты звонила Эмбер, потому что хочешь быть пекарем? Я должна поехать в Нью-Йорк и оставить его здесь умирать? Куда ты собираешься? Отсюда.

Нет, иди сюда. Подойди сюда. Тебе нужно выгулять собаку. Потом. Нет. Шагай сюда. Ты выгуливаешь долбаную собаку. Что это было? Я сказала, что ты выгуливаешь собаку. Ты тупая? Бедный ты, бедный. Что происходит? Я двинул ей как следует. Не бей моих детей. Ты меня слышишь? Они и мои дети тоже. Тронешь её снова, и вернёшься обратно в свою проклятую больницу. Не угрожай мне в моём собственном доме! Это я и имела в виду. Слышишь меня? Я собираюсь посмотреть новую серию от Кристины. Она сегодня её закончила.

Так мы не разговариваем? Я не знаю. Что значит "мы"? Могла бы поговорить со мной, перед тем, как отменять всё с Эмбер. Поговорить о чём? О том, что мы собираемся делать. Но я не собираюсь, поэтому. Ах да, ты желаешь стать пекарем. Может, ты могла бы попросить у Эмбер, можно ли начать позже.

Что ты, блин, тут говоришь? То, что говорю. Заказывать билеты, когда папа умирает? Я этого не говорил. Насколько удобна тебе будет его смерть, скажем, шестого числа? Хватит, Дитте! Я обязана быть с ним, согласен? Я обязана быть с ним, если это займёт время. Я просто обязана быть с ним. Он мой отец. Хорошо, извини меня. Но у нас вроде как аборт был ради этой работы. Привет, мама. Привет, радость моя. У меня батарея садится. Как он там? Он дома. Это хорошо. А у тебя как дела? Я не знаю. Ищу удобного случая разобраться со всем. В смысле? Он вбил себе в голову, что я должна управлять пекарней с Эйгилем, контролирующим хлеб, и мной, контролирующей всё остальное. И я не хочу. Ты знаешь, как папа относится к этому месту. Эта пекарня тебя не касается. Твой папа любит тебя, несмотря ни на что. Ты единственная женщина, которую он когда-либо уважал. Мама, я отключаюсь. Привет, босс. Мы можем поговорить? Ты можешь поговорить? Естественно, я могу поговорить. Я тут думала. Тяжело думала. Я не могу. Ты босс. Ты всё можешь. Я не пекарь. Я не могу. Ты Дитте Рейнвальд, конечно же, ты можешь. Ты моя дочь. Просто я не подхожу. Кто заплатил за твою первую квартиру? Кто обеспечивал твою задницу, пока ты изучала историю искусств? Кто оплачивал все твои причудливые поездки в Италию? Это делала пекарня. Пекарня Рейнвальдов. Я не хочу. Ну, тогда всё здесь и закончится. Не так ли? Передавай мои лучшие пожелания Америке. Я не еду в Америку. Желаю хорошего дня. Нет, спасибо. Счастливо. Я рассказала ему. Я рассказала ему, что не хочу вступать во владение пекарней. Может, тебе следует полагаться на самого себя. Я и сам об этом думал. Тогда это наше общее решение. Я тебе позже позвоню, ладно? Что происходит? Был ли аборт, да? Сейчас уже ничего не поделаешь. Всё прошло. Давно уже. Я не понимаю, почему ты и я не хотели этого ребёнка. Что? Мы же согласились, что это не к спеху. Мы согласились, что ещё молоды. Может, мы не так уж и молоды, Дитте. Может, мы не сможем позволить себе ни одного ребёнка. Может быть. Какой же жалкой парой мы тогда будем. Успокойся. Давай выгуляем собаку вместе. Пошли. Проклятье, в какой-то момент ты можешь, а через минуту уже нет. Мне просто нужно. Да пошла эта собака. Папа, держись. Вот проклятье. Проклятье! Спасибо. Прости меня. Рихард. Нет, нет. Я вызываю скорую. Нет, не вздумай, блин, даже! Оставайся здесь! Возвращайся спать. Папа, Санне сказала, что они больше ничего не смогут сделать для тебя. Они говорят о том, чтобы отправить тебя в хоспис. Ты этого хочешь? Ты должен сказать нам, что ты хочешь. Тогда я пойду. Я хочу поехать домой. Я хочу поехать домой. Я уже говорил это. Он хочет поехать домой. Он не хочет ехать в хоспис. Он хочет поехать домой. Санне. Мы возьмём в дом сиделку. Он должен отправиться в хоспис. Он хочет поехать домой. Нам помогут. Что означает твоё "нет"? Я не способна на это. Или что вы предлагаете. Я не могу. Папа хочет поехать домой в свой дом.

Это и мой дом тоже. Он родился в этом доме, Санне. Криссер родилась в том доме. И я тоже. Теперь это и мой дом тоже. Санне. Прекрати это. Я замужем за ним. Мы супруги. Я его жена. Я говорю нет. Он должен поехать домой. Я больше не могу. Он должен поехать домой. Я не могу. Не начинай мне плакаться. Я не плачу. Ты, конечно же, отправишься управлять пекарней. Ты прямо как твой папа. Я говорила ему, что не хочу этого. Меня он никогда не просил. Я хочу, чтобы он просто умер! Дитте. Я сделала аборт. Ты сделала? Я была беременна. И я избавилась от этого. Привет, Виммер. Привет, пап. Можно войти? Я не хочу священника или что-то в этом роде. На похоронах речь скажешь ты. Я не хочу, чтобы кто-то ещё выставлял себя дураком рядом с моим гробом. Говори о хлебе. Говори о пекарне. И о качестве. Торты из настоящего масла. Настоящий крем, настоящая ваниль. Говори о том, что мы поставляем Королевскому Двору. Не создавай шумиху вокруг этого, просто напомни. Говори о дедушке. Он всё построил с нуля. И не забудь прапрадедушку. Он приехал сюда из Германии с единственным мешком зерна. Который час? Девять, кажется. Все они сейчас идут на работу. Я больше не хочу, чтобы меня звали Виммер. Я Вернер. Ты не спишь. Дети спят. Спи крепко. Ты мой отец, а я твоя дочь. Я люблю тебя. И ты тоже меня любишь. Дитте Рейнвальд. Папа, я сейчас собираюсь домой. Хорошо. Теперь держи своего отца и тяни аккуратно и спокойно. Я подниму голову твоему отцу. Хорошо. Расправь до конца рубашку сзади. Попробуй заправить её ему в брюки. И с твоей стороны тоже. Хорошо. Можешь держать там своего отца? А я заправлю рубашку ему в брюки. Хочешь застегнуть пуговицы на рубашке? И поместим его руки вот сюда.

Теперь поверни голову своего отца немного в сторону. Смотри сама, как лучше. Теперь нам нужно обуть твоего отца. Подтяни назад его брюки. Теперь простынь. Вот сюда. И сюда вверх. Сверни её наверху. Прямо под его талией. Возьми цветы, пожалуйста. Положи их на своего отца. И зажги для своего отца свечу. Пойдём спать.

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Нэнси писала, что в своих снах она оказывалась в бойлерной?

И не пытайтесь звонить копам. >>>