Христианство в Армении

Если я могу помочь, скажи.

Ты что высиживаешь яйца?

Это работа для. Не упусти его! Он клюнул меня! Эмануэль! Лизео! Что вы там, парни, делаете? Взгляни на это. Самец, который высиживает яйца! Позор тебе! Позор тебе! Что ты за самец? Посмотрите-ка на него, он высиживает яйца! Самец высиживает яйца! Позор тебе! Постойте! Тот кто попадёт, может оставить его себе. Промахнулся! Я хочу попробовать. Дайте мне. Теперь моя очередь. Да ладно тебе. Ты же слепой. Ты что делаешь? Эй, Сальваторэ! Да что с тобой? Какого чёрта он делает? ". таким образом я сын Хаоса; и не аллегорически, а действительно, потому что я родился в деревне под названием Кавусу, расположенной неподалёку от сплетенных деревьев, жителями Джирдженти: Диалектный вариант античного, исконно греческого слова Хаос" История первая ДРУГОЙ СЫН История вторая ЛУННАЯ БОЛЕЗНЬ История третья История четвёртая ДИАЛОГ С МАТЕРЬЮ История первая ДРУГОЙ СЫН "Мои милые сыновья, Пишет вам ваша мать, в вашу дивную замечательную страну, из нашей изнывающей. Сегодня, ровно 14 лет, как вы уехали. И все эти 14 лет ваша мать, одна одинешенька, ждала вас." Ты записала? Завтра, ещё одна группа несчастных отправляется в Америку. И одному из них, самому смышленному, самому Христианину, Я доверю это письмо, сыновья мои, чтобы он мог передать его в ваши руки. Я выберу этого человека по глазам. Потому что по глазам можно узнать сердце человека. Я не из тех, кого можно обмануть словами. Возможно именно поэтому они говорят вам, что я сошла с ума. Не верьте им. Вместо этого, верьте словам, которые эта хорошая женщина пишет вам, по моей просьбе. Мои милые сыновья." Эй, сумасшедшая! Что ты так на меня смотришь? Глаза мне выдрать хочешь? Нет, ради Бога, что ты! Я завидую твоим глазам, которые увидят моих сыновей в Санта Фэ. Санта Фэ? Я еду в Бостон. Так даже лучше. Я бы не доверилась тебе. Глазки у тебя слишком хитрые. Добрый день. Слушай каждого, но разговаривай с немногими. Не трать больше половины своего заработка. Никому не давай в долг. Не пей больше двух стаканов вина в день. Будь мужчиной, когда дело дойдет до женщин, но не женись на иностранке. С утра, как проснёшься молись. Поставь пса на землю, Туридду, пока я сама этого не сделала. Не надо! Оставь его.

Это последний день, который мы проводим вместе. В Американском ты говоришь "Women". Я был в Америке. Женщины, "women". Поцелуй, "kiss". Любовь, "love". Эта ворона дурной знак. Перестань. Не плачь. Я вернусь. Я скоро вернусь. Перестань. Сальваторэ, дай ей поплакать! Потому что ты не вернешься. не верь своим сыновьям. Мои уехали 14 лет назад.

И они ни разу обо мне не вспомнили в эти 14 лет. Я продолжаю слать им письма, приглашения. А от них, ни единой строчки в ответ. Кто уезжает, подойдите сюда, нужно вас посчитать. Вы тоже уезжаете? Нет, нет. А хотелось бы!

Вот. Здесь последние документы, для уезжающих. Пожалуйста отдайте их Антонио. Так, вас должно быть 10. Посмотрим. Раз, два. три, четыре, пять, шесть. Подожди! Он номер шесть. Он поедет с нами. У него всех вещей одежда, что на нём. И деньги. Вот. Только не он! Только не он! Ты правильный. Я отдам письмо тебе. Если бы я был королём, вот что я делал бы с этими письмами. На месте тех кто уезжает или приезжает сюда, Я бы не доставлял эти письма. Это бесполезно. Ты сама сказала это, старая сумасшедшая женщина. А те, кто оказался здесь, они прокляты! Они никогда не скажут о проблемах, с которыми ты тут столкнёшься. И словно куры, они зовут, "кудах, кудах, кудах, кудах," курицы, вроде тебя. И они забирают их. Никогда не пиши мне. И все вы. Забудьте нас, стариков, которые своими силами будут засеивать поля. И забудьте ваших женщин, которые увянут. Дай пройти, Мосэ! С таким колесом мы далеко не уедем. Что? Что вы стоите? Уйдёт, по крайней мере, часа три, чтобы починить его. Три часа! Ещё три часа проведём вместе! Три часа! Давайте я напишу его заново.

Теперь не разобрать. Но здесь ничего не написано. Тут одни каракули. Как, ничего? Я сама диктовала, слово за словом. Я сама видела, как она записывала. Ты можешь прочесть? В письме Марии Грации ничего не написано! Что значит, ничего? Только четыре закорючки. Простите Доктор, но невежда здесь вы. Вы просто не можете прочитать. О чём ты говоришь? Мария Грация написала письмо на "Американском". Я счастлива. Мои сыновья никогда не забывали меня. Мои сыновья, Доктор, никогда не забывали меня. Теперь я знаю почему они ни разу не ответили. Они не отвечали мне, потому что никогда не получали моих писем. Ты попала в меня. Это она писала мои письма. Но я прощаю её, потому что теперь я счастлива.

Всё потому что вы, синьор, сделаете мне одолжение и напишите одно настоящее. Я понял. Как это танцуют? Я же показывал тебе вчера. Вот так. А это точно так танцуют? Давай, давай. За эти годы, я для неё написала, должно быть, писем 50.

И половина из них были настоящими, с её слов и с правильным адресом в Санта Фэ.

Всё это бесполезно. Они подонки, эти два её сына. Красавцы. Насколько я помню, настоящие красавцы. Здесь, они были два бездельника, а там они исчезли. Если бы это была моя мать, я утопил бы тебя в твоей же воде. За что? Я что должна была заставить её открыть глаза? Ты не должна была пользоваться бедной несчастной женщиной, которой не хватает воздуха, чтобы даже вздохнуть. Эта женщина могла бы жить, как королева. Уютно, и за ней бы ухаживали. В хосписе. В доме её сына. Если бы она захотела. Но она не хочет. Что ты имеешь ввиду? У неё есть ещё другой сын? Здесь нет травы для выпаса. Но он пригнал своих коров сюда, потому что знал, что его мать придёт сюда к отправлению каравана. Как и всегда. Он следует за ней. Почему вы скрывали от меня, что у вас есть другой сын? Выпейте. Вам нужно выпить. Вот видите? Меня в пот бросило, оттого что вы упомянули о нём, синьор. Но почему? Что он вам сделал? Он хороший, почтительный, честный. Тогда я не понимаю почему вы не хотите жить в его доме? Потому что я родила его. Но он не мой сын. Вы что хотите, чтобы я убедился что вы сумасшедшая? Некоторые вещи, синьор, вы не можете себе даже представить. Потому что вы всё ещё мальчик. Пейте. Пейте. Это полезно в вашем возрасте. Что значит, мальчик? Если вы не расскажите мне об этом вашем сыне, я не напишу письмо. Повяжите платок на верхушку тростника. Так мы сможем приветствовать их, даже когда они будут далеко. Синьор, вы даже не были в сознании Бога. А я видела своими глазами такое. Ужасные, ужасные вещи. Вы когда-нибудь слышали, синьор, о некоем Канибардо? Кунебардо? Кунебардо, Кунебардо. Который говорил, что принёс свободу. Гарибальди! Гарибальди! Он пришел в наши края и поднял деревни и города против несправедливых законов. Кунебардо приказал открыть все тюрьмы. Хорошие люди были освобождены, но и плохие тоже. Кровожадные звери, обозлённые долгим заточением. Был один особенно свирепый. Комицци.

Он убивал людей просто так. И ещё один, такой же. Его помощник, Рокко Трупиа. Комицци и Трупиа атаковали деревню. Тех фермеров, кто не хотел идти с ними, они убивали. Комицци и Трупиа забрали и его. Моего мужа. У меня тогда уже было двое маленьких детей, те которые теперь в Америке. Два дня спустя я увидела, что он возвращается. Но он уже не был собой. Он не мог говорить, после того, что видели его глаза. Нино ты ранен? Значит ты сбежал. Они убьют тебя. Я могу идти сам. Он с досадой прятал руки, из отвращения к тому, что он был принуждён делать. Он не выходил из дома три дня. На четвертый день, он вышел. Мы были бедны, и нам нужно было работать. Он пошел работать. Он не вернулся. Через три дня, я пошла искать его. Закройте дверь! Запритесь внутри! Считайте очки. Заткнись! Заткнись! Хватит! Остановись! Иди! Иди!

Рокко Трупиа увёл меня с собой в горы. Три месяца он держал меня связанной и с кляпом во рту, потому что я кричала. А когда он приближался ко мне, я его кусала. Потом, меня отпустили. И через девять месяцев, родился сын. Но он, твой сын, в чем его вина? Ни в чём. Но он выглядит как отец. Что я могу поделать, если меня начинает трясти, когда я его вижу? Они уехали без моего письма! Через неделю, уезжает другая группа. Мы отдадим его им. Вы уверены, что вы по-прежнему хотите отправить это письмо? "Мои милые сыновья. Это ваша мать, из нашей изнывающей родины, пишет вам, в вашу дивную замечательную страну. Сегодня, ровно 14 лет, как вы уехали, и все эти 14 лет ваша мать, одна одинёшенька, ждала вас. Через неделю, новая группа несчастных отправится в Америку. И одному из них, самому смышленному, самому Христианину, Я доверю это письмо, мои сыновья, чтобы он мог передать его в ваши руки. История вторая ЛУННАЯ БОЛЕЗНЬ Бата и Сидора были женаты всего 20 дней. Бата привёз жену к себе, в свой дом со свинарником, обособленный, в часе ходьбы от города. 20-й день подходил к концу, но сегодня Бата, задержался по дороге домой. Бата, ты слышал? Бата, ты это слышал? Бата, в чём дело? Не подходи. Не бойся. Не подходи. Бата, да что с тобой? Иди в дом.

Запри двери. Закрой окна. Иди в дом. Не бойся, если я буду колотить в дверь. Царапать её. Кричать. Не открывай. Не открывай. Не открывай дверь. В чём дело? Я болен. Я очень болен. И говоришь мне лишь теперь. И говоришь мне лишь теперь. Не надо. Мне тоже страшно. Помогите. Помогите. Что за болезнь? Что за болезнь? Будь умницей. Будь умницей. Ты отдала меня за него! Ты отдала меня за него! Теперь все знают, Тита. Наша вина. Наше будет и наказание. Я виноват. Потому что я скрывал свою болезнь. Я скрывал её потому что никто бы за меня не вышел если бы я признался в этом до свадьбы. Сейчас я здесь, перед всеми вами, и я расскажу вам, как начались мои несчастья. Моя мать, когда я был мал, ходила на сборку урожая. Как то раз, дня было недостаточно и она продолжала работать всю ночь. Она оставила меня во ржи, в ясную ночь, беззащитным перед луной. И я играл с этой прекрасной луной. И она заколдовала меня. Каждое полнолуние, болезнь одолевает меня. Но это болезнь, которая влияет только на меня, остальным следует лишь остерегаться меня. Всего одну ночь, вот и всё. Я сам, забываю всё на следующее утро. Я надеялся моя жена будет более смелой. Мы можем поступить таким образом.

Каждое полнолуние, её мать будет приходить и оставаться с ней, пока я буду заперт снаружи дома. Прекрати. Прекрати.

Успокойся. Успокойся. На следующее полнолуние, я приду к тебе. Ты испугаешься ещё больше, чем я. Я приду не одна. Я приду с Саро. С Саро? Это он сам тебе сказал? Мы вместе завтра с утра ему скажем. У нас в семье нет других мужчин. Я не могла отдать тебя за него замуж потому, что у него ничего нет. Но как кузен и защитник, этот болван знает, что делать. Ты думаешь что я. и Саро. Ты много болтаешь. Я пойду вперёд и буду ждать вас. Твоя мать права.

На следующее полнолуние я приду в дом твоего мужа. И ты называешь такого, как он, мужем? Сидора, а кто без недостатков? Бата болен. У меня есть ещё больший недостаток. У тебя, Саро? У меня не было сил взяться за ум, чтобы ты вышла за меня. Ты порезался? Это цирюльник. Сладкая. Сил моих нет, ждать месяц до следующего полнолуния. Не волнуйся. Ещё есть время. Проблемы начнутся, когда исчезнут рога луны. Впервые у нас здесь, в Робе, будут гости. Этот вечер особенный. Подойди. Я хочу принять твою мать и Саро, как особых гостей. Достань скатерть из приданого. Я люблю тебя Бата. Ты веришь мне? Прости меня. Мне? Простить тебя? Может отужинаем снаружи? Мадонна, помоги мне! Я умираю, умираю. Я никогда больше не попрошу тебя ни о чём. Никогда. Осчастливь меня, хотя бы раз. Лишь раз. Лишь на одну ночь. Будете ещё? Она не выйдет оттуда. Луна непредсказуема.

Она никогда не появляется оттуда, откуда ты ожидаешь. Но мы с ней довольно хорошо знаем друг друга. И я знаю, что этой ночью она появится из-за горы. Ещё всё же есть время для граппы. Я сам её гнал. Это незаконно. Так что я закапываю её в саду. Я привязываю к горлышку проволоку, так что когда она мне нужна, Я могу найти её наощупь, в темноте. А если есть луна, могу увидеть её своими глазами. Когда полная луна, тоже? Я боюсь. Сидора, ты уже знаешь, каково это. Саро мужчина. Но я старая женщина, и я всего боюсь. Спрячьте меня в свинарнике. Я запрусь изнутри. А он снаружи может быть волком. Я пойду загоню свиней. Если она убежит, у меня будут большие проблемы. Нет, нет. Воды, воды. В горле пересохло. Куда ты? Остынь, Тита. Нам везёт сегодня. Луна нас не находит.

Помолчи.

Не беспокойся. Не беспокойся. Я не могу. Ты боишься? Ты боишься? Ему больно. Куда ты? Ему нужна помощь. Он перестанет. Он перестанет. Не слушай его! Не слушай его! Прочь! Прочь! Пошли. Пошли.

История третья Это был прекрасный год для оливок, несмотря на туман, который подавлял их, во время цветения.

Кое-кто это предвидел и заказал, для своего урожая, кувшин, большой как настоятельница монастыря, потому что старого эмалированного, было уже недостаточно. Чьи это владения? Дона Лолло. Значит мы приехали. Я привёз ему новый кувшин. Вам ещё долго ехать. Но я не знаю куда. Залезайте на повозку. Я вам покажу. Ну же, ну же. Видите вон тот холм? Это Дона Лолло. Когда вы проедете этот холм, там будет ферма, это Дона Лолло. Затем, проезжаете ферму, до самого русла реки. Это Дона Лолло. Затем переедете через русло реки и подниметесь на другой холм, Потом спуститесь в равнину, и там вы найдёте ожидающего вас Дона Лолло. Какой прекрасный год! Хватит. Они смотрят на нас. Они смотрят на тебя. Ты их Карл Великий. Честно говоря, Сара, я огорчён. Чем, в чём дело? Тем что Бог несправедлив. Не богохульствуй. Посмотри на этого ребёнка. У него нет ничего, но у него по прежнему есть 60 лет жизни впереди. А я, у которого есть всё это, сколько лет мне осталось? Так что, тебе не нравится на меня работать? Нравится, Дон Лолло, нравится. Тогда пой. Привезли! Привезли! Он здесь, он здесь! Он здесь, он здесь! Нет, нет, немного дальше. Тут, тут. Послушайте, он звучит, как Пасхальный колокол.

Кто это сделал? Кто это сделал? Дон Лолло! Дон Лолло, ради всего святого! Пустите. Бедный мой кувшин, что они с тобой сделали? Зависть. Это была либо зависть, либо оскорбление. Где мне найти ещё один такой? Это моя вина. Это моя вина. Если бы я не оставил тебя одного, ты по-прежнему был бы цел. Но теперь ты ушёл навсегда. Что я теперь буду делать? Хватит, посмотри. Его можно починить. Откололся только один кусок. Это ровный скол.

Может была трещина. Трещины не было. Он звучал как колокол. А теперь я никогда больше его не услышу. Нет, услышишь. Хочешь чтобы я поверил в чудеса? Есть кое-кто, кто по-прежнему их делает. Лучший гончар в Сицилии.

Что, у него волшебные руки? Нет, не руки, но у него есть чудесная мастика. Когда он что-либо клеет, это даже молотом нельзя разбить. Что же это за мастика? Он владеет секретом. И где он живёт? Очень близко. Прямо напротив тебя. Мы послали за ним. Если ты надумаешь, его зовут Дзы Дима. Они говорят у вас. Они говорят у вас есть чудесная мастика. Дайте взглянуть на неё. Так ты ничего не добьёшься. Он её никому не показывает. Он оберегает её. Ну, что скажете, мой кувшин можно починить? Можно его починить? Мастика. Мастика. Суд вынес приговор. Но я предупреждаю вас, даже если ваша мастика чудесная, Я в это не верю. Я хочу чтобы вы сшили его. Синьор, это что ваши манеры? Что это за замашки Карла Великого? Мне нужно налить масло в кувшин. Понимаешь? И я хочу сшитый. Мастику и швы. Я здесь главный. Нет, только не по горбу, пожалуйста. Пожалуйста. На что уставились? За работу, за работу! Если вы хотите, чтобы я его сшил, мне нужна помощь. Если вы хотите, чтобы я его сшил, мне нужна помощь. Правда что ты увидел рецепт этой мастики во сне? Во сне, да. И что ты увидел во сне? Моего отца. И он сказал тебе, как её делать? Дурак. Ты знаешь кем был мой отец? Он был дьяволом, который пожирает тебя. Так ты сын дьявола? У меня тут в сумке смола, которая поразит любого, кто захочет разрушать кувшины с этими чёртовыми швами. Эта смола, чёрная? Она белая. Мой отец научил меня, как сделать её белой. Они узнают её силу, когда будут кипеть в ней. Там внизу, смола чёрная. Понимаешь? Если я намажу ей твою руку и сожму её, наши руки уже никогда не расцепятся. За работу. Теперь отойди. Отвернись. Спокойно. Спокойно. А теперь, эти чёртовы швы. Эй ты, помоги мне выбраться отсюда. Помоги мне выбраться отсюда! Чёрт возьми! Помоги мне выбраться! Ты зашил себя внутри. Прекрасно. Ты отремонтировал его. Хотя, я вижу, что ты не измерил свой горб. Теперь ты хочешь вылезти. Справедливо. Разбив мой кувшин, ты идиот! Это мой кувшин, и если его разобьют ещё раз, кто будет платить? И что дальше? Хотите чтобы я сидел тут? Нет, нет. Но перед этим, нужно посмотреть, что должно быть сделано. Что должно быть сделано? Помогите! Помогите! Что ты делаешь? Если вы не хотите разбить его, я сам его разобью. Я скачу его вниз и разобью об стену, понимаете? Подожди, подожди. Давай подумаем. Давай подумаем. Я помогу тебе выбраться. Давай попробуем не спеша. Вот так. Так хуже. Так хуже! Плечо застряло. И у тебя его много с этой стороны. Это не мой горб слишком большой, а горлышко твоего кувшина слишком узкое. Вытяни руку, вот так. Ты укусил меня! Ты укусил меня! Продолжай кусаться. Сейчас я покажу тебе. Повернись. Повернись. Вот так. Нет, нет, пожалуйста. Я боюсь щекотки. Нет! Я сказал нет! Тогда полезайте ко мне, сюда.

Коляску! Эй, ты меня слышишь? Для твоего же блага, я поеду к своему адвокату. Но сначала, я хочу выполнить свои обязательства. Я заплачу тебе за твою работу. Все свидетели! Пять лир! Адвокат скажет, как его оттуда вытащить. Ты меня не любишь Дон Лолло. Мне только пять дней назад вырезали аппендицит. Когда я смеюсь, у меня швы расходятся. Простите меня, синьор. Но что тут смешного? Вам не о чем беспокоиться потому что кувшин мой. И ты, чтобы не потерять кувшин, хочешь держать его внутри? Прекрати, прекрати. Знаешь как это называется? Похищение. Кто кого похитил? Он похитил сам себя. Вообще то, я могу подать на него в суд, за незаконное проживание. Почему бы вам не послать пристава для выселения? Помогите! Открывается! Пожалуйста, Дон Лолло, приходите в другой раз. Я говорила вам что сейчас неподходящий момент. Пожалуйста. Нет, нет, Нунция. Пусть останется. Я скажу ему своё мнение. Дон Лолло, со своей стороны вы должны отпустить пленника немедленно. Гончар, со своей стороны, должен будет ответить за нанесённый, по собственной глупости, ущерб. Заплатив мне за кувшин. Подойди ближе. Я должен говорить тихо. Не так, как за новый. Потому что он был сломан. Нет синьор. Сейчас он новый. Лучше чем новый. Он сам так сказал. Тогда пусть он сам его и оценит. Перед всеми. Я должен вам заплатить синьор? Вы что шутите? Если бы я использовал только свою мастику, Я бы тут сейчас не сидел. И я буду гнить здесь. Этого, адвокат не учёл. Значит вы меня ненавидите! Но не так сильно, как я ненавижу вас. Вы себе даже представить этого не можете. У вас не хватит фантазии. Унесите его отсюда и поставьте перед сараем.

И навес этот унесите. Шевелитесь! Ты закончишь в тюрьме. Хочешь жить в моем кувшине? Я засужу тебя. Да, я засужу тебя за незаконное проживание. Хочешь остаться там? Так оставайся! Оставайся! Ты умрешь от голода. С этим, и я поем, и вы поедите тоже. Идите купите то, что вам нужно. Спасибо. Идите сюда. Здесь больше света. Луна вышла. Луна вышла. Эй, парни, давайте возьмём скамейку и поставим её здесь. Давайте, парни, поставим её здесь. Почему вы оставили меня одного? Я тоже хочу видеть луну. Дайте мне увидеть её. Дайте мне увидеть её. Нет, нет, не поднимайте. Перекатывайте. Медленно. Вот так. Давайте. Медленно. Положите меня на живот и катите. Поверните. На живот, на живот. На живот, на живот. Какого чёрта вы делаете? На живот. Я вижу её! Стойте! Обратно. Какая красивая. Знаете, такое чувство, будто я не видел её уже целый век. Взгляните. Сломай себе шею, старый дьявол! Он мёртв! Ты разбил его, я победил! Мой кувшин. Мой бедный кувшин. История четвёртая Это мой сын. Не думайте, что раз уж его матери здесь нет, значит мы не хотели этого малыша, нашего первенца. Но роды были сложными.

Но вы не можете похоронить его раньше, чем завтра. Вам следовало предупредить меня. Чтобы добраться до сюда из Маргари, я шел день и ночь. И я должен завтра утром уже быть там, со своим скотом. Я донесу. На ночь, я оставлю его в крипте. Куда лучше поставить?

Можете поставить здесь, где свет. По середине. Простите меня. Лучше отнесу его туда, где похоронены все другие жители нашей деревни. Тут посередине, один, он может испугаться. Сколько с меня? Три монеты. Через шесть месяцев, совет из 20 Маргаритян, сошел в долину, чтобы основать своё собственное кладбище. Пока господин Префект нас не примет, мы не уйдём. Я их священник, и я говорю во имя Господа, который послал нас, на эту Землю, не только, чтобы жить, но и чтобы умирать. Кладбище! Заткнитесь! Даже если закон нехороших людей не признаёт за бедняками права иметь землю, ступив на которую, он мог бы сказать, "Это моё", он не может отнять у мёртвого право иметь могилу. Ему и его сыновьям. Где ты? Встань. Его отец умирает. А он и наш отец тоже, основатель нашей деревни. И сейчас он хочет упокоится с миром в могиле, которую он выкопал своими руками. 60 лет назад, этот человек, умирающий теперь, впервые ступил на земли Маргари и построил своими руками первый дом из тростника и глины. Теперь там множество домов. Более 100 жителей. Но синьор барон. Не уходите, синьор! Не уходите! Но барон Маргари варварски отказывает нам в праве хоронить наших мертвых, чтобы они были у нас перед глазами и мы могли охранять их. Мы до сих пор молча терпели это, довольствуясь мольбами, взявшись за руки умоляли этого варвара. Но теперь, когда наш отец умирает, О Христиане, наш дорогой старец, который жаждет быть похороненным там. Когда ты раскуриваешь свою трубку, это плохой знак. Ты обеспокоен, не так ли, Папа? Ты действительно думаешь, что твой отец варвар, как утверждает этот священник? Это он варвар, Франческа, этот старик. Он умирает, и я не хочу злословить о нём.

Но этот человек строил на наших землях, не только не платя ренту, но даже не спросив разрешения. Я хочу сказать, что мы больше не можем свободно пойти на прогулку по нашей же собственности. Последний раз был 10 лет назад.

Помнишь? Я тут с рюкзаком. Мама, Эрманно, Валентина. А это он, старик! Да, это он. Он принес нам рикотты, помнишь? Ты и представить себе не можешь, что это был за человек. Авторитарный, злобный. Это была замечательная поездка. Это была замечательная поездка. Ладно тебе, разреши им основать кладбище. И всё успокоится. Я бы хотел, Франческа. но я не могу. Я не могу, потому что, видишь ли, Франческа, тогда узурпация укоренится под землей, с их покойниками. Я действительно считаю, что я прав. Вот увидишь, они сейчас уйдут. Если полиция их не уведёт, этот старик может похоронить себя заживо, как только узнает о моём отказе. Если вы хотите оставаться на нашей земле пока вы живы, оставайтесь.

Но остаться на ней даже после вашей смерти, я никогда не позволю. Никогда! Извините. Я хотел облить его, а не вас Синьора. Больше нету. Снимите его! Пистолет. Давайте сначала её похороним. У нас нет времени. Мы должны быть в Маргари до наступления темноты. Мы ни как не успеем, Капитан! Кроме того, вы не можете оставить труп животного не погребённым. Сержант? Интересно, отец ещё жив? Надеюсь он умер. Наш отец? Почему? Ему лучше умереть с надеждой, что его похоронят на его земле. Тише! Если он умер, он нас услышит. Мне страшно. Как мне дожить до утра, когда я так напугана? А теперь рысцой. Но так ты не можешь. И дождь. Ты спишь? Это опять был ты? Но я слышал. Может тебе показалось. Давайте, парни, пошли. Давайте, идём. Беги, позови Капитана. Кто-нибудь есть? Никого. Тогда иди посмотри вокруг дома, за горой. Тут тоже никого. Капитан. Вот он, наш отец. Он хочет чтобы его похоронили в земле которую он выбрал, где должно будет возникнуть наше кладбище перед его могилой.

Он хочет умереть на открытом воздухе, среди своих людей и быть захороненным под своей землёй. Тише, тише, тише. Полиция. Полиция. Помогите мне лечь в могилу. Помогите мне лечь в могилу. Положите меня. Положите меня. Положите меня. Дайте ему сесть. Стул, живее! Вы все предатели. Попросите кого-нибудь отнести вас в вашу постель. Предатели. Отнесите его домой. В вашу кровать, там намного лучше. Иди помоги парню с кольями. Ты тоже меня предал, сын мой. Чего встали! Брось эти колья, иди выдирай другие. Ты тоже! Давай, давай! Крест и плуг сюда. Ты, иди и сломай стены. А вообще, нет. Идите сюда, вы двое. Да, ты и ты! Следуйте за процессией до самой деревни. Но с уважением, на расстоянии. Макалузо, принеси фотоаппарат, который дал нам господин барон. Стой, стой. Вот там. Давай мне. Поставь трипод. Надеюсь мы поймём, как этим пользоваться. В чём дело? Что случилось? Отец умер! Перед такой демонстрацией, мне нужен письменный приказ. Пойдёмте ребята. Отец сказал, что теперь мы можем все вместе ждать. ДИАЛОГ С МАТЕРЬЮ Я проспал все два дня, которые ехал до Сицилии, где я не был с тех пор, как умерла моя мать. Кто-то кого-то послал отыскать меня, я так и не смог понять, кто это был, но я с радостью оставил мой дом в Риме, где печаль жизни стала, в последнее время, слишком невыносимой. Моя работа, мои дети, мой возраст. Не знаю. Не хочу объяснять то, что нельзя объяснить. А теперь, пробудившись ото сна, я размышлял, а что если я по прежнему сплю. пожалуйста сюда. Пожалуйста, коляска. Я раньше увидел его, Американец. Что Американец? Я отвезу тебя домой. Узнал меня? Я не просил меня везти через весь город. Не волнуйся! Я знаю, куда тебя отвезти. Видишь, я знаю кем ты работаешь. Я знаю о тебе. Ты стал гордостью нашей Сицилии. Давай просто поедем. Со сколькими балеринами ты переспал в Риме, Луиджи? Они доступны? Ты не узнал меня.

Ты что шутишь? Тогда скажи, как меня зовут. Но ты же Саро! Как только я вошел в дом, мне перестало быть одиноко. Что-то бурлило по углам комнаты, в тенях. Тени в тенях смотрели на меня, следили за мной. Они смотрели на меня с такой настойчивостью, что, в конце концов, я был вынужден обернуться. Конечно же, Мама, это ты послала за мной. Да, это была я, Луиджи. И это твоя музыка. Я узнал её. Я помню, как ты это пела. Я позвала тебя, чтобы сказать то, что я не могла тебе сказать, до своей смерти, так как ты был далеко. Ты хотела сказать, чтобы я был сильным, так, Мама? Сегодня, как вчера, как всегда. Ты смеёшься надо мной, а? Напротив. Скажи мне это, Мама. Мне это нужно. Вот почему я приехал. Нет, тебе нужно расслабиться. Быть сильным не значит постоянно жить вот так. Это значит быть способным жить и так, тоже. Боже мой, Мама, твои пальцы. Видишь Луиджи, как я похудела? Вот почему смерть пришла. Она должна была придти. Нет, не плачь, Луиджи. Если ты любишь меня, ты должен думать, что я жива точно так, как ты видишь меня сейчас. Мама, живая, да, живая. Но я плачу не из-за этого. Конечно, я думаю о тебе, Мама. Я вижу тебя как есть здесь, сейчас. Я всегда смогу представить тебя, как я представляю тебя сейчас, живой, сидящей в своём кресле. Но я плачу не поэтому, Мама. Я плачу, потому что ты не можешь больше думать обо мне. Когда ты сидела здесь, в этом углу, я думал, "Если она думает обо мне, так далеко, то я для неё жив." И эта мысль поддерживала и утешала меня. Теперь ты мертва и больше не думаешь обо мне. Я больше не живой для тебя, и никогда уже не буду. Мне трудно, сын мой, после твоих слов. Это слишком тяжело для меня. Но есть одна вещь, которую, я всё ещё могу тебе сказать. Научись смотреть на вещи глазами тех, кто больше не может их видеть.

Это будет болезненно, разумеется, но эта боль сделает их более священными и красивыми. Возможно, лишь чтобы сказать тебе это, я заставила проделать тебя весь этот путь. Я знаю, Мама, на что твои глаза смотрят сейчас. На парус этого тартана, не так ли? Ты рассказывала нам про это своё путешествие должно быть раз 100. И я раз 100 пытался записать. Но так и не записал. Что-то ускользнуло от меня. Расскажешь мне ещё разок? Когда мне было 13. Ты знаешь, да? Что мы с мамой, с моими братьями и сёстрами, одна была младше меня, и один братик тоже. Мы сели на большой тартан направлявшийся на встречу неизвестности. На Мальту. Мой отец, твой дедушка, подвергся гонениям Бурбонов после революции 1848 года. Он был там в изгнании. Мы отправлялись навестить его там. Ты что-то забыла? Я забыла кошку. Белла! Тихо! Они найдут нас. Белла, ко мне! Белла, ко мне! Изгнание приносит матерям слёзы и тревогу, и отнимает дом, игрушки и комфорт у многих детей. . вот что значило изгнание, но и морское путешествие тоже кое-что значило, этот красный парус, и ничего вокруг.

И эта детская гордость за несчастье, которая заставляет ребёнка, одетого в чёрное, говорить: "У меня траур, вы знаете?" Как-будто это привилегия. И ещё беспокойство, предстояло увидеть много нового. Вот что значило изгнание. Новые вещи, которые мы ожидали увидеть собственными глазами. Путешествие наше, ты знаешь, длилось три дня. Что ты возможно не помнишь из моего рассказа так это то, что на половине пути мы причалили к острову. Мы остановились на несколько часов. Это был пемзяной остров. Если бы не эта поездка, возможно я никогда бы этого не увидела. Синьора, ветер падает и мистраль не поднимется до 3:00. Давайте причалим к пемзяному острову. Садись Мама. А вообще нет. Ложись сюда. Синьора не сидите на солнце. Сегодня жарко, это может быть вредно. Спасибо. Дети, почему бы вам не позволить им охладиться в воде? А что если здесь акулы? Нет, в эти месяцы они уплывают на восток. Не беспокойтесь. Эй, тут матросы. Ладно, только недолго. Дети, взбирайтесь туда, по пемзе. Это полезно для кожи. А затем, бегите и прыгайте в воду. Бегите, детки, бегите! Ты тоже хочешь искупаться, да? Давай, давай! Что, не можешь? Дети, хватайте вёсла, давайте! Да, ты, ты! Давай, давай! Гребите. Гребите. Гребите. Гребите, вы молодые! Гребите. Давайте дети!

Теги:
предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын город Вагаршапат Эчмиадзин руки золото молот указ место строительство архитектор форма храм престол иерархия центр группа восток история зарождение организация сомобытность автокефалия догма традиция канон собор вопрос формула слово натура одна семь танство крещение миропамазание покаяние причащение рукоположение брак елеосвящение Айастан нагорье высота море вершина мир озеро Севан площадь климат лето зима союз хайаса ядро народ Урарту племя армены наири процесс часть предание пятидесятница деяние апостол Фаддей Варфоломей свет Евангилие Армения Библия земля Арарат книга дом Фогарм Иезекииль просветители обращение христианство место начало век проповедь просветитель Патриарх времена царь Тиридатт Аршакуни страна провозглашение религия государство смерть церковь святой видение чудо сын

<<< Ты слишком хорошенькая, чтобы выходить на улицу.

Он на тебя запал. >>>